Отражение семиотического и концептуального этапов познания в образном сравнении

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 81−139
В.Б. Гольдберг
ОТРАЖЕНИЕ СЕМИОТИЧЕСКОГО И КОНЦЕПТУАЛЬНОГО ЭТАПОВ ПОЗНАНИЯ
В ОБРАЗНОМ СРАВНЕНИИ
На материале образных глагольных сравнений рассматривается соотношение семиотического и концептуального этапов познания. Анализируется семиотическая функция второго аргумента в образном глагольном сравнении. Показано, что событие, репрезентированное вторым аргументом, может быть иконическим и индексальным знаком. Выявлено, что сходство является основанием для двух типов знака: иконического и символа. Доказано, что индексальность может устанавливаться на основании физической и логической связей. Типология Ч. Пирса дополнена двумя типами знаков: индексально-иконическим и индексально-символическим.
Ключевые слова: семиотический, концепт, образное глагольное сравнение, индексальный, иконический знак, символ, логическая связь.
Предметом настоящего исследования являются русские и английские образные глагольные сравнения.
Сравнение — один из основных способов познания. Различают логическое сравнение и образное сравнение. Логическое сравнение соотносит однородные, относящиеся к одному классу объекты по какому-либо присущему им обоим параметру, например, возрасту: он старше, чем его брат- она моложе, чем ее муж и т. д. Цель логического сравнения — показать разницу между сравниваемыми объектами. Цель образного сравнения — передать интерпретацию объекта сравнения. Посредством образного глагольного сравнения интерпретируется исходное событие. Для этого осуществляется опора на выбранный субъектом познания событийный фоновый концепт.
В ходе исследования возник вопрос о соотношении концепта и знака, поскольку один и тот же объект реального мира может осмысляться и с позиции знака, и с позиции концепта. Семиотический анализ объекта и концептуальный анализ объекта — это процессы познания, осмысления действительности. Ведущие семиологи отмечают, что знак не всегда материален [Лотман URL: http: //yanko. lib. ru/books/cultur/lotman_semiosphera. htm]. Размышления навели на мысль, что знак и концепт формируются во времени не одновременно, а последовательно. Логично предположить, что развитие идет от более простой сущности к более сложной [Гольдберг 2013- Гольдберг, Чепикова 2013].
Знак можно квалифицировать как более простую сущность, чем концепт. Для знака актуально участие в четырех типах отношений, составляющих знаковую ситуацию [Попова 2005- 2006: 45], актуально его место в типологии зна-
ков. Концепт, несомненно, является более сложным образованием. Для описания концепта необходимо обратиться к богатству характеристик в его содержании, приняв во внимание универсальные, культурно-специфические, индивидуальные, оценочные и другие характеристики, а также роль данного концепта в процессах концептуализации и категоризации- необходимо обратиться к типологии концептов и т. д.
Для того чтобы лучше осмыслить и передать нюансы своего понимания описываемого события, субъекту познания требуются ориентиры, на которые он мог бы опереться с этой целью. Сказанное выше позволяет заключить, что такими ориентирами на первом этапе познания являются знаки — объекты окружающей действительности, «выхваченные» субъектом познания в определенных условиях из окружающей действительности. Анализ этих условий позволит понять первые шаги на пути к интерпретации описываемого события, т. е. семиотический этап познания.
Одним из условий, при котором объект становится знаком для человека, является его участие в знаковой ситуации, в частности — в семантическом отношении с некоторым концептом. Необходимо иметь в виду, что объект, в том числе событие, «выхвачен» субъектом познания в качестве ориентирующего знака в процессе сравнения в том случае, если этот знак вступает в семантическое отношение именно с фоновым концептом, т. е. указывает на него.
Вслед за Н. Гисборном, мы квалифицируем две части сравнения, занимающие позиции слева и справа от союза как / like, как первый и второй аргументы союза в образном сравнении [Gisborne 1998 URL: http: //www. phon. ucl. ac. uk/home/PUB/ WPL/98papers/gisbourn. pdf]. В свете поиска и изу-
чения ориентиров, представленных в образном глагольном сравнении, особого внимания требует знак, репрезентированный вторым аргументом, поскольку он является ориентиром в ходе познания события, репрезентированного первым аргументом.
Здесь будет уместно вспомнить трактовку М. В. Никитиным значения знака. М. В. Никитин приписывает индексальным и иконическим знакам «импликационное» значение [Никитин 1997: 4], которое он трактует следующим образом: «…значением нельзя считать сам имплицируемый факт, а только импликацию факта, мыслительную ориентацию на него» [Никитин 1996: 23]. Для знака имплицируемым фактом будет то, на что данный знак указывает. Мыслительная ориентация на имплицируемый факт — это этап познания, предшествующий более детализированному осмыслению объекта, т. е. формированию концепта. Видимо, в этом и заключается соотношение знака и концепта.
Далее следует обратиться к типологии знаков Ч. Пирса. Нас будут, прежде всего, интересовать два типа знаков: иконические и индексаль-ные. Участие в знаковой ситуации не ограничено каким-то одним типом знака. Видимо, в знаковой ситуации — в частности, в семантическом отношении, могут участвовать любые типы знаков.
Попытаемся показать сказанное на материале знаков, представленных вторым аргументом образного глагольного сравнения. Наличие в сравнении союзов как / Ше прямо указывает на то, что субъект познания видит сходство между событиями, представленными двумя аргументами. Это дает основания квалифицировать представленный вторым аргументом знак как икони-ческий знак, основанный на подобии.
Однако знак, основанный на подобии, не несет никакой информации, он служит лишь выбранным на основании сходства ориентиром для последующей интерпретации исходного объекта (интерпретируемого события). Ориентирующая функция такого знака заключается в том, что он своим подобием указывает на исходное событие. Ч. Пирс, говоря о знаках, основанных на подобии, т. е. иконических знаках, подчеркивал: «Икониче-ский знак не может сам по себе передавать информацию, так как его Объект — это все что угодно, что может быть подобно данному Икониче-скому знаку» [Пирс 1983: 153]. Следовательно, только подобия недостаточно для интерпретации исходного события, представленного первым аргументом образного сравнения. Выбранный на основании подобия знак, представленный вторым
аргументом, должен давать какую-то информацию.
С этой целью необходимо посмотреть, с каким еще концептом вступает в семантическую связь данный знак. Исходя из типологии Ч. Пирса, приходим к заключению, что один и тот же знак может вступать в семантическое отношение с одним концептом на основании увиденного подобия между объектами, а с другим — на основании объективной связи между объектами. В первом случае Ч. Пирс квалифицирует знак как ико-нический, во втором — как индексальный. Поскольку это один и тот же знак, но с разными векторами, мы определяем его как «индексально-иконический».
Искусственно разделив две ипостаси знака, проявляющиеся на первом, семиотическом, этапе познания — иконичность и индексальность знака, мы выделяем две стадии этого этапа: 1) выбор знака на основании видимого сходства с интерпретируемым событием и 2) ориентация данного знака на объекты, объективно связанные с ним в реальности. Данные стадии раскрывают причины выбора объекта в качестве ориентира для сравнения. Рассмотрим каждую стадию семиотического этапа познания.
Для начала рассмотрим, как в целях ориентации субъект познания опирается на знаки, основанные на подобии, т. е. рассмотрим первую стадию семиотического этапа познания.
Исследования показали, что на подобии основаны не только иконические знаки, но и символы, также трактуемые как знаковые сущности [Лотман URL: http: //yanko. lib. ru/books/cultur/lot-man_semiosphera. htm- Кравченко 2001: 107]. Таким образом, далее мы будем рассматривать два типа знаков, основанных на подобии знака и объекта, который интерпретируется путем опоры на этот знак: символы и иконические знаки.
Опора на символ как знак. Термин символ многозначен. Следует пояснить наше дальнейшее понимание этого термина. Вслед за тартуско-московской семиотической школой мы будем понимать символ не в духе Ч. Пирса как один из общесемиотических типов знака, а как «семиотическую категорию, представленную в искусстве и других формах общественной жизни» [Словарь терминологии URL: http: //diction. chat. ru]. При этом и в таком понимании символ трактуется как знак [Лотман URL: http: //yanko. lib. ru/books/cul-tur/lotman_semiosphera. htm].
Отличие символа от иконического знака заключается в том, что символ ведет от видимого
к невидимому [Лотман URL: http: //yanko. lib. ru/ books/cultur/lotman_semiosphera. htm], от конкретного к абстрактному [Кравченко 2001: 107]. Символ — знаковая сущность для означивания абстрактных понятий [Кравченко 2001: 107]. Специалисты в области семиотики считают символ неконвенциональным знаком, т. е. он не является абсолютно условным. В символе отношение между видимым, конкретным, ведущим к невидимому, абстрактному [Лотман URL: http: //yanko. lib. ru/ books/cultur/lotman_semiosphera. htm- Кравченко 2001: 107], мотивировано. Это неудивительно, поскольку символ в некоторой мере сближается с метафорой, т.к. оба базируются на образе [Арутюнова 1998: 337]. Символы требуют интерпретации [Арутюнова 1998: 342]. Ю. М. Лотман подчеркивает: «…мотивированные отношения могут иметь иконический или символический характер» [Лотман URL: http: //yanko. lib. ru/books/cultur/lot man_semiosphera. htm].
Поскольку цель образного глагольного сравнения — интерпретация события, мы исходим из положений, выработанных для понятия интерпретации [Болдырев 2012: 87]. Интерпретация предполагает как общее знание о мире, так и личный опыт человека.
Выбор символа и иконического знака для образного сравнения основан на общекультурном и индивидуальном опыте субъекта познания. Общекультурным опытом обусловлен сам знак — его форма и содержание. Индивидуальным опытом субъекта познания объясняется выбор данного знака из числа многих других, подобных интерпретируемому событию. Поясним сказанное на примерах.
Поскольку символ — «сигнал общей культурной памяти данного коллектива» [Словарь терминологии URL: http: //diction. chat. ru], для квалификации рассматриваемых знаков как символов мы будем приводить для каждого случая некоторое количество разнотипных контекстов, подтверждающих определенную культурную память этноса. (Английские примеры, автор которых не указан, и русские примеры заимствованы, соответственно из [BNC URL: http: //www. natcorp. ox. ac. uk/] и [НКРЯ URL: http: //ruscorpora. ru]).
… the Finale goes off like a rocket.
Ракета представляется символом скорости. Об этом говорят многие контексты, отражающие общекультурный опыт субъекта познания, например:
He'-s going up the ladder like a rocket, isn'-t he?- … after rising like a rocket, exports could drop like the stick- … he grabbed a Blue Zulu, went off like
a rocket and soon broke the cast- that was about ten years ago: the first and last time anyone came near to catching him- The idea, once publicized, took off like a rocket and from the start the service ran seven days a week- The headmistress let out a yell that must have rattled every window-pane in the building and for the second time in the last five minutes she shot out of her chair like a rocket- Kreig passed the woman without a sound, without a breeze, climbing like a rocket to Exit 347…- Comes out of his room like a rocket…- Reluctantly she made her way back to the house, then gave a gasp of dismay as Penry erupted from it like a rocket- He came out like a rocket and was up a tree before we had time to say goodbye- For one local company it'-s meant business taking off like a rocket.
Высокий темп финальной части музыкального произведения может ассоциироваться на основании подобия, помимо ракеты, со многими объектами, однако субъект познания выбрал в качестве ориентира именно данный знак. Это обусловлено его индивидуальным опытом взаимодействия с миром.
В зависимости от структуры второго аргумента сравнения мы разграничиваем простые и осложненные символы. Простым мы называем символ, репрезентант которого не включает синтаксические осложняющие элементы. Рассмотрим некоторые примеры, в которых представлены простые символы.
… you look like a lady… (Bronte Ch.).
Внешний вид и манеры объекта сравнения в анализируемом примере уподобляются внешнему виду и манерам леди. В рамках англоязычной культурной традиции знак lady символизирует социальную и духовную возвышенность, благородство, особый внешний вид, манеры, выделяющие женщину среди окружающих. Это подтверждается другими примерами в нашей выборке:
And he treated me like a lady, too, not a shopgirl- Now her mother'-s voice called to her, telling her to act like a lady- … she knew exactly how to behave like a lady- But when you go to dancing school in the Fall you shall have a taffeta dress and you will rustle like a lady in a ballgown- You speak like a lady…- Good Old Mavis, I thought, suppressing a giggle- she takes her defeats like a lady- Burkett'-s daughter sat on the stallion like a lady in a tapestry…- … there was no one to repeat to her to be careful, not to drop it, to try at least to walk like a lady, not to plonk it down like that.
… он чувствовал себя, как подопытный кролик (Лесков С.).
Согласно русской культурной традиции, знак «подопытный кролик» символизирует безво-
лие, зависимое положение от кого-либо, вызывающее сочувствие наблюдателя. Это подтверждается рядом других примеров:
Ты, значит, проводишь опыты, а я должен ждать. Как подопытный кролик (Гиголашви-ли М.) — Эксперименты на человеке, пусть даже из самых благих побуждений, проводить нельзя. Он же не подопытный кролик (Букаев Г.) — Или -на Сати, для которого он, кажется, вообще подопытный кролик? (Осипов С.) — И он начинает возмущаться: «Я не подопытный кролик» (Зей-гарник Б.В.) — Потому что он, несчастный подопытный кролик, все-таки понял, как ни пытались его обмануть… понял, что, кроме спектакля, есть другая жизнь, главная и живая… (Битов А.).
В рассмотренных примерах роль знака выполняют простые символы. Значительно чаще материал исследования выявляет осложненные символы. Осложненным мы называем символ, репрезентант которого включает синтаксические осложняющие элементы: обстоятельство, объект, причастные обороты, придаточные предложения.
In a second, six of them have taken him to the floor. And — in the next second — he is flinging them away like a lion shaking off hyenas [COCA URL: http: //corpus. byu. edu/coca/].
В синтаксическом выражении знак lion shaking off hyenas включает осложняющий причастный оборот, что делает этот знак осложненным символом.
В качестве символа может выступать как сам объект, так и отдельные его признаки. Известно, что лев — символ силы, храбрости. Именно этот символический признак актуализируется в примере.
Далее рассмотрим опору в образном сравнении на иконический знак как особый формат познания.
Опора на иконический знак. К иконическим мы относим знаки, основанные, как и символы, на подобии знака и означаемого, однако не ведущие обязательно к невидимому, абстрактному и поэтому не подводимые в культуре под категорию «символ».
В дополнение к сказанному выше о различии символа и иконического знака можно на основании материала исследования предположить следующее. Символы и иконические знаки чаще всего хранятся в памяти по-разному. Согласно постулатам тартуско-московской семиотической школы, символ указывает на «культурную традицию» [Словарь терминологии URL: http: //diction. chat. ru]. На этом основании можно заключить, что
фрагменты опыта, осмысляемые как символы, извлекаются из долговременной памяти. Фрагменты опыта, осмысляемые как иконические знаки, извлекаются как из долговременной, так и из рабочей памяти.
Значимость иконического знака для реконструкции интерпретируемого события подтверждается словами Ю. М. Лотмана: «…возможно по изображению однозначно реконструировать изображаемое» [Лотман URL: http: //yanko. lib. ru/ books/cultur/lotman_semiosphera. htm]. В следующем примере второй аргумент представляет ико-нический знак:
… after those three crashes my self-confidence had disappeared like snow in the sunshine…
Картина таяния снега в теплых условиях может получать семиотическую маркированность в образном сравнении во многих культурах, поскольку данная ситуация зрима, хотя и «заочно» [Арутюнова 1998: 315]. Это подтверждается достаточно большим массивом примеров, например:
During the past decade, cinema audiences had evaporated like snow on a hotplate- … the values of the old «school of science'- have been allowed to melt away like snow in the Sahara-… the Shah was unable to acknowledge that power had slid from him like snow from the mountains in spring- Escoffier'-s mousse de jambon, served on a great block of ice and melting like snow in the mouth, was recognised as a masterpiece.- С наступлением теплой погоды, как только стаял снег, мусор принялся гореть («Криминальная хроника», 2003. 06. 10j- Подтаивает снег понемногу. А вот и первый весенний праздник — 8Марта (Тихомиров О.).
Однако в анализируемом примере прошлым индивидуальным опытом обусловлен выбор знака snow in the sunshine disappears из огромного числа возможных. В данном случае (и аналогичных случаях далее) предикат (disappears) получен путем достраивания пропозиции. (О достраивании пропозиции см. подробнее: [Гольдберг 2013а]).
Иконические знаки также могут быть простыми и осложненными. Рассмотрим простой иконический знак:
I cried like a baby…
Для интерпретации исходного события субъект познания обращается к семиотически маркированному в культуре событию ребенок плачет. Иконический знак a baby cries является простым, поскольку его репрезентант включает только подлежащее и сказуемое.
Значительно чаще иконический знак является осложненным с разной степенью осложненности.
… радость опустится на твою душу, как солнце в вечерний час… (Чехов А.П.).
Репрезентант иконического знака солнце в вечерний час опускается включает осложняющее обстоятельство в вечерний час. Данный знак отражает в большей степени индивидуальный прошлый опыт — возможно, значимость данного момента для жизненного опыта субъекта познания.
Тренер отчитал подопечного прямо на поле, как учитель провинившегося школяра у доски (Локалов А.).
Репрезентант иконического знака учитель отчитывает провинившегося школяра у доски включает осложняющие элементы: обстоятельство у доски и объект провинившегося школяра. Данная ситуация извлекается из памяти субъектом познания, что обусловлено его прошлым взаимодействием с окружающим миром.
… his piercing eyes tend to look deep into me for a second, as if looking for something, like a computer doing a search on its hard drive.
Репрезентант иконического знака, представленного вторым аргументом, включает осложняющий причастный оборот doing a search on its hard drive. Этот знак является иконическим и основан в значительной мере на индивидуальном прошлом опыте субъекта познания. Не любой человек в ситуации порождения высказывания извлечет из памяти и привлечет для опоры ситуацию, связанную с работой компьютера.
Она повиновалась неохотно, как ребенок, который хочет остаться там, откуда уводят (Юзефович Л.).
В данном примере представлен иконический знак наиболее высокой степени осложненности. Осложнение обусловлено придаточными предложениями.
Таким образом, осмысление событий, представленных вторым аргументом, как знаков, основанных на подобии — символа или иконического знака — является первой стадией семиотического этапа познания. Во втором аргументе любого образного сравнения представлен символ или икони-ческий знак. Языковым сигналом этих знаков являются союзы как / like. Символ отражает общекультурный опыт, обладает большей стабильностью и извлекается из долговременной памяти.
Связь знака, представленного вторым аргументом, по сходству с интерпретируемым событием, субъективна. Выбор знака, в котором субъект познания мог увидеть сходство с интерпретируемым событием, объективно не детерминирован. Субъект познания мог выбрать любой знак,
в котором он лично увидел сходство с интерпретируемым событием. И, с другой стороны, данный знак может быть соотнесен по сходству с другими объектами, помимо события, интерпретируемого в сравнении.
Поскольку опора на знак, основанный на подобии, не дает достаточно информации для интерпретации исходного события, необходимо проанализировать объективные связи данного знака. Как было отмечено выше, помимо сходства, выявляемого семиотически маркированным событием с исходным интерпретируемым событием, знак, представленный вторым аргументом, ориентирует также на объекты, с которыми он связан объективно, т. е. объекты, на которые он указывает на основании объективных законов. Взгляд на данный знак с позиций его объективных связей говорит
0 том, что он является не только иконическим знаком или символом, но одновременно и индексаль-ным знаком. Следовательно, анализ образных глагольных сравнений выявляет две разновидности индексального знака: индексально-иконические и индексально-символические.
Рассмотрим ряд примеров, отражающих опору на индексально-иконические и индексаль-но-символические знаки.
I stay in my corner like a boxer waiting for the
bell.
Знак a boxer waiting for the bell stays in his corner выявляет, по мнению субъекта познания, внешнее подобие данного семиотически маркированного события интерпретируемому событию
1 stay in my corner. Этот же знак обладает индек-сальностью: событие a boxer is waiting for the bell физически связано с последующим событием -началом боя. Выбор знака обусловлен общекультурным и индивидуальным опытом. Общекультурный опыт отражается в известной всем ситуации боксера, сидящего в углу ринга, и в индек-сальной связи с последующей частью события -началом боя. Индивидуальный опыт отражается в выборе этого знака из числа прочих, обладающих иконичностью по отношению к исходному событию. Эта «картинка» именно у данного субъекта познания извлечена из памяти. Рассматриваемый знак a boxer waiting for the bell stays in his corner можно квалифицировать как индексально-иконический.
Таким образом, индексальность в данном примере основана на отношении между двумя частями одного события, именуемого «бокс как спортивное состязание»: боксер, сидящий в углу ринга, и начало боя. Материал исследования по-
казал, что индексальность может быть основана и на других видах отношений.
We looked at one another like two cats glaring at each other before a fight.
Индексальный аспект индексально-икони-ческого знака two cats glaring at each other before a fight обусловлен физической связью представленного в знаке события (противостояние двух животных) и следствия этого события (собственно схватка между ними).
Проанализированные примеры показали, что индексальность может быть основана на связи между частями одного события и между событием и его следствием.
В следующих примерах второй аргумент представляет бинарный знак, составленный двумя объектами. Среди бинарных знаков обнаружены как индексально-символические, так и индек-сально-иконические знаки. Индексальность бинарного знака обусловлена логической связью с более общим понятием, в качестве которого отмечены доминирование и контраст.
Доминирование представлено в нашей выборке несколькими парами. Отмечается доминирование по размеру (великан и карлики / пигмеи), по размеру и социальной позиции (giant и his cap-fives), по соотношению видов в животном мире (хищник и его жертва: cat и mouse, cat и bird).
Думается, что в англоязычной и русской культурах эти пары известны как символы неравенства и доминирования одного над другим. Сказанное подтверждается контекстами, например: Don'-t play cat and mouse like a sadist- … it'-s a rather unequal struggle and the cat and mouse analogy is quite a good one- A deadly game of cat and mouse… На этом основании рассматриваемые далее знаки следует определять как индексально-символические.
… в центре, как великан между карликами, высился бог весть как попавший сюда высочайший серебристый тополь (Осипович А.О.) — …у доски, прямо перед ребятами, как великан перед карликами, возвышался директор Губернаторов (Коваль Ю.) — На Митрия Степаныча он смотрел, как великан на пигмея (Гладков Ф.В.) — Mr. Creakle entered after breakfast, and stood in the doorway looking round upon us like a giant in a story-book surveying his captives (Dickens Ch.).
Представленные в этих примерах фрагменты: великан между / перед карликами- великан на пигмея- a giant in a story-book surveying his captives, а также глаголы выситься / возвышаться, look upon показывают, что в каждой паре элемен-
ты неравноправны и соотносятся как фигура и фон. Фигуру репрезентируют единицы великан и giant.
Путем перехода от конкретного к абстрактному, т. е. от частных парных объектов великан -карлики, великан — пигмеи, giant — his captives к общему, мы обнаруживаем, что логическим обобщением связи между элементами каждой пары будет такой тип отношений, как доминирование.
В следующих примерах представлены пары, логически связанные с отношением доминирование, ведущее к гибели жертвы.
He smiled at her like a cat smiling at a mouse (Falconer P.).
Носителю культуры понятна метафора a cat smiles at a mouse, общекультурный опыт позволяет представить стоящую за ней ситуацию. Союз like заставляет увидеть некоторое сходство знака a cat smiles at a mouse с интерпретируемым событием He smiled at her. Индексальность данного знака заключается в логической связи знака a cat smiles at a mouse с абстрагированным на его основе понятием — отношением доминирования, ведущего к гибели жертвы, где объект cat доминирует над жертвой mouse.
& quot-He'-s just playing with me, & quot- thought Moore, & quot-like a cat playing with a bird. Soon he'-ll catch me, and hang me… "- (Border R.).
Союз like сигнализирует о сходстве, которое увидел наблюдатель между знаком a cat plays with a bird и интерпретируемым событием He'-s just playing with me. Индексальность обеспечивается двумя видами индексальной связи: 1) физической связью между данным событием как причиной и его следствием — гибелью птички- 2) логической связью данного события как частного проявления с обобщающим типом отношений -доминированием, ведущим к гибели жертвы, где объект cat доминирует над жертвой bird.
Названные парные объекты могут квалифицироваться как символы доминирования одного над другим. В таком случае данные знаки можно определить как индексально-символические.
Рассмотрим случаи контраста между компонентами бинарного знака.
… Mr. Oliver himself accompanied her next evening — a tall, massive-featured, middle-aged, and greyheaded man, at whose side his lovely daughter looked like a bright _flower near a hoary turret (Bronte Ch.).
Представленный вторым аргументом знак a bright flower near a hoary turret выступает как индексально-иконический знак. Иконичность обусловлена аналогией интерпретируемого собы-
тия и знака, представленного вторым аргументом. Аналогия заключается в парности персонажей (man — daughter) и парности объектов, с которыми осуществляется сравнение (flower — turret), а также в привлекательности дочери и цветка (lovely -bright), с одной стороны, и контрастирующими с ними седине старого отца и старой выцветшей башне, с другой (grey-headed — hoary).
Башня и цветок неравноценны, предлог near наводит на мысль, что цветок (bright flower) является фигурой, а старая выцветшая башня (near a hoary turret) — фоном. Яркость цветка в период цветения и старая выцветшая башня являют контраст фигуры и фона. Отношение контраста — логическое обобщение, которое выводится из представленного частного случая — контраста между старой башней и ярким цветком. Таким образом, индексальность знака a bright flower near a hoary turret обусловлена логической связью соотношения данных объектов как частного проявления с обобщающим типом отношений — отношением контраста.
Индексальность этого знака обусловлена общим опытом носителя культуры Великобритании, поскольку, как думается, для английского сельского пейзажа характерен такой объект, как заброшенная старая башня, возле которой прорастает яркий цветок.
Как было показано выше, на семиотическом этапе познания роль знака заключалась в активизации мыслительной ориентации на имплицируемый факт. Знак, представленный вторым аргументом образного глагольного сравнения, активизирует мыслительную ориентацию на имплицируемый объект на основе подобия этому объекту и на основе физической (или логической) связи с ним. Следовательно, знак, представленный вторым аргументом образного глагольного сравнения, является многовекторным- он активизирует мыслительную ориентацию на два или даже три имплицируемых объекта.
На концептуальном этапе познания осуществляется более детализированное осмысление события, представленного вторым аргументом образного глагольного сравнения, т. е. активизируется фоновый событийный концепт. На материале образных сравнений концептуальный анализ (профилирование концептуальных характеристик, проецирование и т. д.) был описан ранее [Гольдберг 2013б].
Для интерпретации события, представленного первым аргументом, необходимо подойти к фоновому событийному концепту с позиций фрейма, выявить элементы фрейма, которые профилируются и проецируются на интерпретируемое событие. Покажем это на конкретном примере:
In a second, six of them have taken him to the floor. And — in the next second — he is flinging them away like a lion shaking o ff hyenas [COCA URL: http: //corpus. byu. edu/coca/].
Для интерпретации исходного события he is flinging them away необходимо проанализировать фоновый концепт A LION IS SHAKING OFF HYENAS. Этот концепт представляет собой сценарный фрейм, т.к. путем инференции можно выделить эпизоды, из которых складывается данный сценарий: hyenas attack the lion- the lion feels the danger- the lion is shaking off the hyenas. Не менее важны для фонового концепта, на наш взгляд, некоторые характеристики, обусловленные фоновым знанием человека: гиены представляют опасность для льва- лев сильнее, чем гиены.
Названные характеристики проецируются на интерпретируемый событийный концепт HE IS FLINGING THEM AWAY. Проецируется также оценочная характеристика, являющаяся фоновой: субъект фонового события lion повышает оценку субъекта интерпретируемого события he.
В целом, фоновый концепт позволяет интерпретировать событие he is flinging them away следующим образом.
1. Восстанавливается ход события, т. е. сценарий: на субъекта события напали- он понимает опасность- он отбрасывает противников.
2. Профилируются характеристики фонового концепта (фоновые характеристики), которые видятся как аналоговые для фонового и интерпретируемого концептов. Фоновые характеристики проецируются на интерпретируемый концепт. В результате содержание интерпретируемого концепта обогащается характеристиками: противники опасны- субъект события сильнее своих противников.
3. Субъект фонового события lion повышает оценку субъекта интерпретируемого события.
4. В результате опоры на мыслительную картинку интерпретируемое событие как бы визуализируется и также становится мыслительной картинкой.
В результате проведенного исследования была уточнена типология знаков, предложенная Ч. Пирсом. Это заключается в следующем.
1. Анализ литературы показал, что на подобии знака и означаемого основаны не только иконические знаки, но и такой знак, как символ.
2. Материал исследования позволил выделить среди символических и среди иконических знаков простые и осложненные знаки в зависимости от синтаксической структуры репрезентирующего их второго аргумента образного сравнения.
3. Ч. Пирс относил к числу индексальных такие знаки, которые связаны с означаемым физически. Однако наш материал показал, что помимо физической связи, например, между частями целого, между событием и его следствием ин-дексальность может предполагать также и логическую связь, например, обобщение.
4. Индексальность может устанавливаться одновременно по двум направлениям — на основании физической и на основании логической связи (a catplaying with a bird).
5. На материале образных глагольных сравнений было выявлено, что одно и то же событие может одновременно выступать как знак двух объектов. С одной стороны, оно выступает в качестве икониче-ского знака для объекта на основе сходства с ним. С другой стороны, оно выступает в качестве индек-сального знака для еще одного объекта на основе физической или логической связи с ним. Это позволило дополнить типологию двумя типами знаков: индек-сально-символическим и индексально-иконическим.
Список литературы
Арутюнова Н. Д. Язык и мир человека. М.: Школа «Языки русской культуры», 1998.
Болдырев Н. Н. Категориальная система языка // Когнитивные исследования языка. Вып. X. Категоризация мира в языке: коллективная монография. М.: Ин-т языкознания РАН- Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г. Р. Державина, 2012. С. 17−120.
Гольдберг В. Б. Знак — концепт — языковой репрезентант // Когнитивные исследования языка. Вып. XIV. Когнитивная лингвистика: итоги, перспективы: материалы Всероссийской научной конференции. 11−12 апреля 2013 г. М.: Ин-т языкознания РАН- Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г. Р. Державина, 2013. С. 312−315.
Гольдберг В. Б. Фоновые концепты как опорные единицы памяти (на материале образных глагольных сравнений) // Епископ-Константиновы чтения «Память и воспоминание». Шумен, Болгария. 2013а. С. 17−27.
Гольдберг В. Б. Образность как способ концептуализации действительности (на материале
образных глагольных сравнений) // Вопросы когнитивной лингвистики. 20 136. № 1. С. 64−74.
Гольдберг В. Б., Чепикова М. А. Семиотико-концептуальные основы образного сравнения // Когнитивные исследования языка. Вып. XV. Механизмы языковой когниции: сборник научных трудов. М.: Ин-т языкознания РАН- Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г. Р. Державина, 2013. С. 287−292.
Кравченко А. В. Знак, значение, знание: Очерк когнитивной философии языка. Иркутск: Издание ОГУП «Иркутская областная типография № 1», 2001.
Лотман Ю. М. Статьи по типологии культуры. URL: http: //yanko. lib. ru/books/cultur/lotman_se-miosphera. htm
Никитин М. В. Курс лингвистической семантики. СПб.: Науч. центр проблем диалога, 1996.
Никитин М. В. Предел семиотики // Вопросы языкознания. 1997. № 1. С. 3−14.
Пирс Ч. С. Элементы логики. Grammatica speculative // Семиотика. М.: Радуга, 1983. С. 151−210.
Попова З. Д. Знаковая ситуация в лингвосе-миотике // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки. 2005. № 2. С. 208−216.
Попова З. Д. Семиотические аспекты когнитивной лингвистики // Вопросы когнитивной лингвистики. 2006. № 2. С. 45−52.
НКРЯ — Национальный корпус русского языка. URL: http: //ruscorpora. ru
Словарь терминологии тартуско-москов-ской семиотической школы / сост. Я. Левченко. URL: http: //diction. chat. ru
Gisborne N. The attributary structure, evidential meaning, and the semantics of English SOUND-class verbs // UCL Working Papers in Linguistics. 1998. Vol. 10. URL: http: //www. phon. ucl. ac. uk/ home/PUB/WPL/98papers/gisbourn. pdf
BNC — British National Corpus. URL: http: //www. natcorp. ox. ac. uk/
COCA — Corpus of Contemporary American English. URL: http: //corpus. byu. edu/coca/
V.B. Goldberg
REFLECTION OF THE SEMIOTIC AND CONCEPTUAL STAGES OF COGNITION
IN A SIMILE
In the article the idea of distinguishing between the semiotic and conceptual approaches to an object is developed. The paper analyses the semiotic function of the second argument in a verbal simile.
For that the method of restoring the proposition elements missing in its word representation is applied.
On the material of verbal similes the author finds out that the event represented by the second argument of a verbal simile can be an icon and an index together. Apart from an icon based on similarity, a symbol is another sign based on similarity. The author shows that an index can be based on physical and logical links.
Semiotic approach to a simile helps understand one of the initial stages of comparison as a mechanism of cognition.
In conclusion it is stated that two more types of signs can be included into the typology suggested by Ch. Peirce: index-iconic and index-symbolic signs.
Key words: semiotic, concept, simile, icon, index, symbol, logical link.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой