Развитие организационной структуры советской милиции в 1953-1964 гг

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ны оказалась как бы вне их поэтического мира. Первым представителем замечательной плеяды поэтов «Серебряного века», который сделал автомобиль главным героем своего стихотворения стал Валерий Брюсов. В сентябре 1917 г. он создал стихотворение, целиком и полностью посвященное новому виду транспорта [12]. Оно так и называется «Зов автомобиля». Если более позднее есенинское стихотворение «Неуютная жидкая лунность» — жизнеутверждение нового курса, взятого страной, то брюсовское — призыв к этому курсу. «Зов автомобиля» — от первой до последней строки своей торжественный гимн новому средству передвижения. Гимн, сочиненный за месяц до Октябрьской революции. События, с которого начинается принципиально новая эпоха в экономической жизни страны, события, после которого Россия из «волочащейся сохой по полям» (С. Есенин) превращается в «кентавра сказочных времен» (В. Брюсов).
Итак, изучая русское поэтическое наследие начала XX века мы открываем новый источниковый пласт по истории отечественного автомобилестроения и автотранспорта. И, чем глубже, полнее он будет исследован, тем достовернее станут представления об изучаемой теме.
список литературы
1. Шмидт С. О. Памятники художественной литературы как источник исторических знаний // Отечественная история. 2002. № 1. С. 4.
2. Артемов И. И., Уханов А. П. История техники. Автотракторостроение учебное пособие. Пенза, 2005. С. 3.
3. Игорь Северянин. Стихотворения. Поэмы. Архангельск. 1988. С. 70
4. Государственный архив Пензенской области (ГАПО). Ф.Р. 877. Оп. № 1. Д. № 524.
5. Отечественный автомотоспорт. Страницы биографии // За рулем. 1973. № 10. С. 7.
6. Гумилев Н. Сочинения в 3-х томах. М., 1991. Т. 1. С. 297.
7. Дубовский В. И. Автомобили и мотоциклы России (1896−1917 гг.). М., 1994. С. 182.
8. Волошин М. А. Собрание сочинений. Т. 2. М., 2000. С. 471.
9. Там же. С. 712.
10. Есенин С. А. Я, Есенин Сергей. М., 2005. С. 361.
11. Есенин С. А. Стихотворения. Поэмы. М., 2000. С. 305−306.
12. Брюсов В. Я. Избранные сочинения. М., 1980. С. 389−390.
УДК 947. 088
развитие организационной структуры советской милиции
в 1953—1964 гг.
Е. В. КУРИЦЫНА
Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского
кафедра истории и права
Статья посвящена изучению некоторых вопросов истории советских правоохранительных органов. Автор предпринимает попытку объективно и взвешенно проследить путь организационного оформления советской милиции и уделяет внимание развитию системы управления органами милиции в период «оттепели».
1953−1964 годы, вошедшие в историю как пе- Первые попытки реформирования правоохрани-
риод хрущевской «оттепели», характеризуются су- тельных органов, в том числе и милиции, были осу-щественными изменениями в общественно-полити- ществлены практически сразу после смерти И. В. Ста-
ческой, социально-экономической и духовной сферах жизнедеятельности советского общества, среди которых можно отметить либерализацию политического режима, определенное улучшение уровня жизни населения, зарождение в массовом сознании уверенности в завтрашнем дне, ощущения стабильности и спокойствия. Однако несмотря на все эти позитивные перемены криминогенная обстановка в стране по-прежнему оставалась сложной. При этом следует оговориться, что уровень преступности и ее динамика в данный период в большей мере определялись политическими процессами, происходившими в обществе. В этих условиях органы милиции должны были мобилизовать все свои силы на борьбу с преступностью. Однако не следует забывать, что эффективность работы милиции во многом зависит и от развития ее организационной структуры. В данном контексте изучение организационно-структурных изменений в органах милиции и системы управления ею в 1953—1964 гг. представляет научный интерес.
лина. Уже 6 марта 1953 г. на совместном заседании пленума ЦК КПСС, Совета Министров и Президиума Верховного Совета СССР было принято решение об объединении Министерства внутренних дел и Министерства государственной безопасности в одно ведомство — МВД СССР во главе с Л. П. Берией [10], а законодательное закрепление данное решение получило 15 марта 1953 г. в принятом Верховным Советом СССР Законе о преобразовании министерств СССР [2, 11]. Закономерным итогом образования единого силового ведомства явилось усиление его влияния на политическую жизнь страны, что, в свою очередь, обеспечивало л. П. Берии явное преимущество в борьбе за лидерство. Сложившаяся ситуация вызывала беспокойство партийного руководства, которое стало выражать заинтересованность в ослаблении позиций МВД СССР.
Первым шагом в этом направлении стал июльский пленум ЦК КПСС 1953 г., на котором Л. П. Берия был обвинен в осуществлении преступных антинародных действий, «направленных на подрыв Советского го-
сударства в интересах иностранного капитала и выразившихся в вероломных попытках поставить Министерство внутренних дел СССР над правительством и Коммунистической партией» [3, 5, С. 302]. На пленуме говорилось и о необходимости усиления контроля партии за работой всех организаций и ведомств, в том числе и за работой МВД: «Необходимо … взять под систематический и неослабленный контроль деятельность органов Министерства внутренних дел. Это не только право, но и прямая обязанность партийных организаций» [8].
Единое силовое ведомство просуществовало до 13 марта 1954 г., когда в соответствии с постановлением ЦК КПСС от 12 марта 1954 г. «Об основных задачах МВд» был образован комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР. Соединения и части внутренней и конвойной охраны оставались в составе МВД СССР, а пограничные войска стали подчиняться КГБ при Совете Министров СССР [9, С. 246]. Данное постановление, по своей сути, свидетельствовало о заинтересованности политического руководства в децентрализации правоохранительной системы и в ослаблении позиций МВД СССР.
Следующим шагом в сфере реформирования правоохранительных органов стало образование Министерства внутренних дел РСФСР, осуществленное на основе Указа Президиума Верховного Совета РСФСР «Об образовании республиканских министерств внутренних дел» от 22 февраля 1955 г. В соответствии с этим указом, а также с приказом МВД СССР № 133 от 24 февраля 1955 года Совет Министров СССР 11 апреля 1955 года принял Постановление об организации Министерства внутренних дел РСФСР [14, С. 533]. Принятие данного постановления преимущественно было обусловлено необходимостью усиления контроля за деятельностью органов и подразделений органов внутренних дел на местах.
В соответствии с осуществлением общей линии на сокращение государственного и партийного аппарата, а также курсом на усиление руководства деятельностью органов внутренних дел со стороны местных советских и партийных организаций милиции в решение вопросов оперативно-служебного характера ЦК КПСС 5 июня 1956 г. принял постановление «Об упразднении политорганов милиции», по которому должности заместителей начальников органов милиции по политической части сохранялись только в строевых частях и подразделениях милиции. Все бывшие политработники направлялись на укрепление оперативных служб милиции. В наиболее крупных подразделениях милиции устанавливались должности освобожденных секретарей парторганизации [6, С. 291].
Важной вехой в истории развития организационной структуры органов милиции и системы управления ими стали мероприятия, осуществленные в октябре 1956 г. и направленные на ликвидацию негативных последствий сталинской эпохи, которые выразились в нарушении связи милиции с местными органами, в ослаблении правоохранительных структур как результат репрессивной политики И. В. Сталина, что, в свою очередь, привело к снижению эффективности
деятельности милиции по борьбе с преступностью и охране общественного порядка и падению ее авторитета среди населения. В соответствии с постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по улучшению работы Министерства внутренних дел СССР» от 25 октября 1956 г. была устранена чрезмерная централизация органов внутренних дел, восстанавливался принцип двойного подчинения. управления министерства внутренних дел и управления милиции в областях и краях были реорганизованы в управления внутренних дел исполнительных комитетов краевых, областных Советов депутатов трудящихся. Органы милиции в районах, городах и поселках преобразовывались в отделы милиции исполкомов районных, городских и поселковых советов депутатов трудящихся [7, С. 141]. В данном постановлении указывалось на необходимость усиления влияния партийных органов на работу милиции, говорилось о необходимости партийного контроля за ее деятельностью. В итоге, милиция была поставлена в прямую зависимость от партийной номенклатуры, а контроль за деятельностью правоохранительных органов перешел к партийному руководству [1, С. 123]. Таким образом, органы охраны общественного порядка и борьбы с преступностью стали подчиняться по вертикали вышестоящим отраслевым звеньям, что обеспечивало единство руководства их деятельностью из единого центра, а по горизонтали — соответствующим местным Советам и их исполнительным комитетам. Эти организационные мероприятия должны были повысить ответственность местных Советов и их исполкомов за состояние борьбы с преступностью и за качество работы органов внутренних дел [14, С. 533]. Однако в действительности, роль местных Советов в основном ограничивалась принятием постановлений и решений, а не конкретной практической помощью органам милиции [14, С. 534]. Таким образом, можно сделать вывод, что принятие и реализация данного постановления не привели к радикальной перестройке работы правоохранительных органов, к существенным изменениям основных ее форм и методов.
Следующим важным шагом в сфере реформирования правоохранительной системы стала реализация решения внеочередного XXI съезда КПСС (январь-февраль 1959 г.) об упрощении государственного аппарата, в соответствии с которым Совет Министров СССР 13 января 1960 г. принял постановление о ликвидации Министерства внутренних дел СССР и передачи управления в сфере борьбы с преступностью и охраны общественного порядка в ведение союзных республик. Это привело к тому, что в каждой союзной республике вопросы развития войск стали решаться по-разному, исходя из специфики местных условий. По данному постановлению из системы МВД к тому же был выведен ряд структур, переданных в подчинение Министерству обороны СССР, Министерству связи СССР и другим ведомствам [1, С. 124]. Следует отметить, что для решения вопросов, связанных с упразднением МВД СССР, была создана правительственная комиссия под руководством А. Ф. Засядько, которая с февраля по апрель 1960 г. занималась осуществлени-
ем мероприятий по ликвидации либо передачи другим министерствам подразделений МВД СССР. 19 апреля 1960 г. в протоколе Президиума Совета Министров СССР № 14 была сделана запись «Считать деятельность МВД СССР с 1 мая 1960 г. прекращенной. Для завершения работы по передаче имущественных ценностей и трудоустройству сотрудников… в связи с упразднением МВД СССР, образовать рабочую группу в количестве 70 человек со сроком окончания работы к 15 июня 1960 года. Руководителем группы утвердить К. П. Черняева» [4, С. 125]. 11 августа К. П. Черняев издал приказ № 429, в котором сообщалось: «Первым заместителем Председателя Совета Министров СССР А. И. Микояном 9 августа 1960 года на представленном мною в Совет Министров СССР докладе, в котором подробно сообщалось о том, что все дела, связанные с ликвидацией МВД СССР, закончены, наложена резолюция: „Принять к сведению“. В соответствии с этим приказываю работу группы по ликвидации МВД СССР считать законченной 15 августа 1960 года» [4, С. 125]. Таким образом, Министерство внутренних дел СССР прекратило свое существование. Ряд исследователей отмечает, что осуществление данной меры преследовало несколько целей. Во-первых, являясь одним из звеньев проводившегося в конце 50-х — начале 60-х годов расширения прав союзных республик, она, по сути, восстанавливала принцип, действовавший до конца 1930 г., когда органы внутренних дел, в том числе и милиция, составляли республиканскую систему, организационно не объединенную в масштабе СССР. Во-вторых, указанная мера предполагала устранение возможностей превращения общесоюзного МВД в аппарат, подобной довоенному НКВД [7, С. 142]. Кроме Министерства внутренних дел 1 апреля 1960 г. свою деятельность прекратило и Главное управление внутренних и конвойных войск. Некоторые исследователи оценивают данные мероприятия партийного руководства как политику, направленную на дестабилизацию управления органами внутренних дел и их ослабление в целях сокращения численности верхнего эшелона руководящего состава правоохранительных органов [7, С. 142]. Однако на этом процесс реформирования правоохранительных органов не был завершен.
Следующим шагом советского руководства в этом направлении стало издание 30 августа 1962 г. Президиумом Верховного Совета РСФСР указа «О преобразовании республиканского Министерства внутренних дел РСФСР в республиканское Министерство охраны общественного порядка РСФСР», который предписывал:
1. Преобразовать республиканское Министерство внутренних дел РСФСР в республиканское Министерство охраны общественного порядка (МООП) РСФСР.
2. Признать необходимым преобразовать министерства внутренних дел автономных республик в министерства охраны общественного порядка автономных республик.
3. Преобразовать управления внутренних дел исполнительных комитетов краевых, областных Советов депутатов трудящихся в управления охраны
общественного порядка (УООП) краевых, областных Советов депутатов трудящихся [13, С. 553].
Еще одним важным мероприятием руководства стало образование в структуре милиции новой службы -вневедомственной охраны, создание которой было обусловлено увеличением случаев совершения такого вида преступления как хищение государственного и общественного имущества. Начало организации вневедомственной охраны было положено постановлением Совета Министров СССР от 29 октября 1952 г., в общих чертах определившее структуру ее аппарата на различных уровнях. Центральным органом управления стал отдел охраны, образованный в составе Главного управления милиции МГБ СССР. В отделах милицейской службы управлений милиции союзных республик также создавались отделы вневедомственной охраны, руководители которых одновременно являлись заместителями начальников отделов милицейской службы управлений милиции МГБ союзных республик, что создавало предпосылки для организации эффективного взаимодействия охраны с другими службами милиции [7, С. 143].
Вначале ни в отделе вневедомственной охраны ГуМ МГБ СССР, ни тем более в аналогичных отделах более низкого уровня, не существовало каких-либо структурных звеньев. Вероятнее всего, это объясняется как малочисленностью этих аппаратов (например, в отделе вневедомственной охраны ГуМ насчитывалось 12 человек, включая и канцелярско-технический персонал, в соответствующих отделах союзных республик — 8 человек, областных, краевых отделениях — 6 человек), так и тем, что еще не были достаточно полно определены обязанности и права субъектов управления вневедомственной охраны различного уровня [7, С. 143].
Ко времени перехода вневедомственной охраны в ведение МВД СССР ее организационная структура в целом не претерпела каких-либо существенных изменений, тем не менее, в первые годы ее существования стала проявляться тенденция расширения самостоятельности аппарата, что в дальнейшем вызвало существенные организационно-структурные изменения. Конкретным выражением этого явилось создание в соответствии с приказом МВД СССР от 19 мая 1955 г. вместо отдела вневедомственной охраны управления милиции отдела при Главном управлении милиции МВД СССР. Соответствующие изменения были произведены и на нижестоящих уровнях [12, С. 115].
Одновременно с организацией центральных органов управления шел активный процесс формирования отделов и отделений охраны на местах. Кроме решения вопросов о принятии под охрану объектов народного хозяйства от министерств и ведомств, формирования сторожевых подразделений, руководителям низовых аппаратов вневедомственной охраны приходилось решать новые вопросы, связанные с организацией финансовой и плановой работы [7, С. 144].
В итоге уже в конце 50-х годов сложилась структура отдела вневедомственной охраны при управлении милиции МВД СССР, строившаяся по территориально-зональному принципу. Следует сказать, что до
1958 г. в подразделениях вневедомственной охраны имелось пять видов охраны: военизированная охрана 1-й категории, военизированная охрана, вооруженно-вахтерская, профессионально-пожарная и сторожевая [9, С. 259]. Со временем стало очевидно, что существование этих пяти видов охраны не вызывалось практической необходимостью, а отсутствие четкого разграничения функциональных обязанностей между ними осложняло деятельность вневедомственной охраны в целом. Так, военизированная охрана 1-й категории по своим задачам и качественному составу работников не отличалась от общей военизированной охраны, а вооруженно-вахтерская охрана дублировала функции сторожевой. Поэтому 24 января 1959 г. Совет Министров СССР принял Постановление «Об упорядочении охраны предприятий, организаций и учреждений», которое юридически закрепило деление вневедомственной охраны на два вида: военизированную (для охраны особо важных объектов) и сторожевую [7, С. 153].
«Положение о вневедомственной охране при органах милиции», утвержденное приказом МВД СССР № 30 от 16 января 1960 г. закрепило уже сложившуюся и урегулированную ранее правовыми актами систему. Новым в этом Положении было юридическое оформление института бригадиров (из расчета 1 бригадир на 25 сторожей). Были уточнены и конкретизированы обязанности управлений, отделов и отделений вневедомственной охраны [7, С. 154].
Таким образом, период с 1952 г. по 1960 г. можно охарактеризовать как время организационного становления всех видов и уровней подразделений вневедомственной охраны. В эти годы в основном была завершена передача объектов, ранее охранявшихся ведомственной сторожевой охраной, вневедомственной, определены перспективные направления дальнейшего ее развития.
основным методом руководства в органах милиции в период «оттепели» был метод единоначалия, который, однако, предполагал широкое участие всех категорий работников милиции в предварительном обсуждении основных вопросов осуществления деятельности и отдельных принципиальных решений. Право же принимать окончательные решения по вопросам работы органов милиции принадлежало его руководству. В соответствии с постановлением Совета Министров РСФСР от 24 мая 1963 г. в МООП автономных республик и УООП крайоблисполкомов были образованы коллегии и утверждены положения о них. В постановлении указывалось, что коллегии образовывались в целях дальнейшего развития демократических начал в деятельности органов охраны общественного порядка и улучшения их работы в количестве 7−9 человек, заседания которых проводились 1−2 раза в месяц. Решения коллегии проводились в жизнь приказом министра или начальника управления охраны общественного порядка [14, С. 541].
Все сказанное позволяет сделать вывод, что период «оттепели» характеризуется существенными изменениями организационной структуры милиции и системы управления ею, кардинальными переменами
во взаимоотношениях между силовыми ведомствами и партийным аппаратом, который стремился минимизировать их роль в решение политических вопросов. Развитие организационной структуры милиции в данный период происходило в соответствии со стоящими перед государством задачами, а также в тесной взаимосвязи с социально-экономическими и политическими процессами, протекавшими в обществе. Главным результатом реорганизаций, часто поспешных и необдуманных, стало ослабление органов внутренних дел, что, в итоге, привело к снижению эффективности их работы по борьбе с преступностью и охране общественного порядка.
список ЛИТЕРАТУРЫ
1. Герман Р. Б. Деятельность российской милиции в годы Великой Отечественной войны и послевоенный период (1941−1960 гг.). Ростов-на-Дону: РЮИ МВД России, 2000. 164 с.
2. Закон о преобразовании министерств СССР // Правда. 1953. 16 марта.
3. Информационное сообщение о пленуме ЦК КПСС // Правда. 1953. 10 июля.
4. Кокурин А., Петров Н. МВД: структура, функции, кадры. Статья девятая (1954−1960) // Свободная мысль. 1998. № 4. С. 113−125.
5. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898−1986). М.: Политиздат, 1985. Т. 8. 542 с.
6. Лойт Х. Х. Кадровая политика в органах внутренних дел СССР (1917−1991 гг.) // Министерство внутренних дел: страницы истории (1802−2002 гг.) / Под ред.
B. П. Сальникова. СПб.: Фонд «Университет», 2001.
C. 266−298.
7. Мулукаев Р. С., Карташов Н. Н. Милиция России (1917−1993 гг.): историко-правовой очерк. Орел: Ока, 1995. 236 с.
8. Несокрушимое единение партии, правительства, советского народа // Правда. 1953. 10 июля.
9. Полиция и милиция России: страницы истории / Под ред. А. В. Борисова, А. Н. Дугина, А. Я. Малыгина и др. М.: Наука, 1995. 318 с.
10. Постановление Совместного заседания Пленума Ц К КПСС, Совета Министров СССР, Президиума Верховного Совета СССР // Правда. 1953. 7 марта.
11. Речь Председателя Совета Министров Союза ССР т. Г. М. Маленкова на заседание Верховного Совета Союза ССР // Правда. 1953. 16 марта.
12. Становление и развитие органов советской милиции и ИТУ // Под ред. Ф. К. Ахмадеева, Н. А. Катаева, А. Г. Хабибуллина. Уфа: УВШ МВД РФ, 1993. 215 с.
13. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР «О преобразовании республиканского Министерства внутренних дел РСФСР в республиканское Министерство охраны общественного порядка РСФСР» // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1962. № 35.
14. Устьянцев В. Г. Совершенствование организационно-правовой структуры ОВД ленинграда и ленинградской области с 1956 по 1970 гг. // Министерство внутренних дел: страницы истории (1802−2002 гг.) / Под ред. В. П. Сальникова. М.: Фонд «Университет», 2001. С. 532−550.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой