Развитие политики мультикультурности как фактор социальной стабильности в западной Европе в XXI веке

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

РАЗВИТИЕ ПОЛИТИКИ МУЛЬТИКУЛЬТУРНОСТИ КАК ФАКТОР СОЦИАЛЬНОЙ СТАБИЛЬНОСТИ В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ В XXI ВЕКЕ
© Алилов С. Р. *
Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова,
г. Москва
Данная статья посвящена проблеме восприятия и оценки в западноевропейском обществе политики мультикультурности. Проанализированы миграционные процессы в Европе в рамках глобализации и их влияние на политические, социальные и ценностные приоритеты в современных европейских государствах. Выявлена и обоснована необходимость преодоление культурного недопонимания между основными массами населения в западных странах и культурным и национальным меньшинством. В статье ставится вопрос о новом понимание межкультурного взаимодействия и развитии политики мультикульрности как фактора стабильности демократического развития европейских государств.
Ключевые слова статьи: мультикультурность, глобализация, культурное взаимодействие, демократическое развитие, миграционные потоки, этничность, общественное мнение, общественное сознание.
В эпоху глобализации все больше оборотов набирают процессы взаимозависимости культур, народов и цивилизаций. Все это вызывает к жизни необходимость перехода от иерархической системы отношений, основанных на принципах господства и подчинения, к системе отношений, определенных на принципах демократии, плюрализма и толерантности. Вместе с тем глобализация создает условия, затрудняющие утверждение данного типа отношений. К таким предпосылкам относятся нарастающее многообразие мира, растущая социальная поляризация, рост религиозного фундаментализма и воинствующего национализма, неспособность существующих социальных институтов защитить этническую культуру в новых условиях. Здесь возникает необходимость в консенсусе, который предполагает осознание того, что удовлетворение собственных интересов возможно при учете интересов другого. Специфика проблемы мигрантов в каждом государстве Западной Европы определяется, главным образом, тремя факторами — местоположением страны на европейском континенте, наличием или отсутствием имперского прошлого и, конечно, общим уровнем социально-экономического и политического развития. Не все страны в Западной Европе имеют одинаковую национальную моногамность и степень миграционных потоков. Существует в Европе так же деление на страны, которые сами являются поставщиками мигрантов.
* Аспирант кафедры Философии политики и права.
Миграцию иностранцев в Западную Европу нельзя рассматривать как некий равномерно протекающий процесс. Хотя за все время после второй мировой войны рост мигрантов все увеличивался. Рост был вызван как бурной развитием экономики так и некой расплатой многих стран за колониальное прошлое и распад соцлагеря в 90-ых годах.
По мнению отечественных этнологов под руководством академиком В. А. Тишковым проблемы понимания и управления культурным разнообразием на уровне регионов, государств, местных сообществ и даже отдельных личностей оказались сегодня одним из наиболее трудно решаемых. Получилось это оттого, что в них вовлечены ценностные и мировоззренческие вопросы. В конфликтных ситуациях эти вопросы требуют более тонких гуманитарных технологий. Ценностные и мировоззренческие вопросы труднее поддаются и компромиссным решениям. По этой причине конфликты на основе культурных различий могут обретать исключительно жестокий характер, а посеянная ими ненависть изживается зачастую через поколения. Рассматриваемая проблема имеет важнейшие проекции в политику на всех ее уровнях. Проблема толерантности и ксенофобии не является новой. Однако само человеческое бытие существенно и быстро меняется, вместе с ним меняются научные подходы и политические приоритеты. Традиционный научный взгляд понимает под культурной сложностью наличие в обществе составляющих его культурных единиц, самостоятельных и целостных в своей самости и обладающих схожими структурами — свойствами, но которые отличаются своим содержательным проявлением. Например, если следовать теории этносов Л. Н. Гумилева, то у всех этнических единиц должен быть некий «национальный характер». Многие исследователи этнологи считают что существуют «этнические коды», «культурные дистанции», «циви-лизационная совместимость или несовместимость"[3, с. 126]. Выявляется больше отличительность между народами, нежели их схожесть, что безусловно является во многих аспектах как теоретической так и политической ошибкой в понимании общечеловеческой истории и культуры. Глобальные миграции ощутимо изменяют этнодемографическую структуру современных государств, а вместе с тем — их культурный ландшафт. В Западных государствах идет своеобразная реакция на социокультурные изменения порожденные миграцией. Под влиянием этих изменений меняется и политический дискурс. В общественных дискуссиях либерально-демократических стран в последние четверть века интенсивно обсуждаются темы «постнационального государства» и «мультикультурного гражданства». — темы, которые в странах с авторитарными режимами никому не кажутся интересами.
Граждане демократических стран не всегда могут защищать истину, не редко они готовы поддержать наиболее простые, но далеко не самые разумные решения. Общество на Западе социально дифференцированно, атоми-зировано и разобщено. Эпоха, когда, к примеру, интересы трудящегося
большинства противопоставлялись меньшинству так называемых «эксплуататоров», уже в прошлом. Интересы тех, кто работает сегодня, во многом противоречат интересам вчерашних работников — нынешних пенсионеров. Временно работающие контрактники, которых становится все больше, недолюбливают тех, у кого есть постоянное место работы. В этих условиях найти нечто такое, что могло бы объединить в устойчивое большинство различные слои и страты очень сложно, но можно. Так происходит, когда значительная часть общества ощущает угрозу исходящую извне. Страх перед мигрантами порождает в массах потребность в этнонациональной солидарности. Что на руку убежденным националистам.
Изменившееся из-за массового притока иммигрантов условия жизни граждан западноевропейских стран убедили многих из них в том, что принципы демократии приносят позитивные шаги лишь тогда, когда эта демократия надежно защищена государственными границами. Процессы глобализации размывают эти границы. И жители демократических стран, испытывая дискомфорт из-за появления в их среде чужих людей, часто не подготовленных к жизни в рамках современной правовой системы и порой агрессивно настроенных, начинают особенно ценить свое государство — как единственного гаранта их безопасности и благополучия. Национализм в этом случае выступает в качестве одной из форм сопротивления глобализации [3, с. 167]. Попытка консолидировать нацию путем растворения всех пришельцев могут подорвать основы существования современного демократического общества. Формирование национального самосознания за счет маргинализации тех, кто придерживается иных культурных традиций, обязательно натолкнется на их сопротивление. Правительство многих стран в Западной Европе реагирует все чаше на настроение так называемых «широких масс» и отступилось от политики мультикультурализма. Причина этого по мнению немецкого политического теоретика Хабермаса в том, что на европейской политической арене все больше неполитических фигур, которые следуют далеко не партийным линиям, а играют на публику. По мнению Ха-бермаса, Европе необходимо возродить политический класс, который был бы готов отказаться от проведения курса, колеблющегося в зависимости от сиюминутных обстоятельств, и решительно добиваться реализации стратегических целей [4, с. 25]. Проблемы миграции в Европе показывают внутренние противоречия современной западной либеральной модели. Многие критики политики мультикультурализма в ЕС считают, что нужно ограничить как миграционные потоки, так и культурные автономии. Европейское общество в основном не хочет знать, зачем нужна политика мультикультурализма. С их точки зрения, интеграция должна быть равнозначной ассимиляции. С точки зрения общественного мнения европейцев мигранты могут пользоваться родным языком и жить по свои обычаям, но только у себя дома или на собраниях своей общины. А вне пределов будьте добры жить так, как все коренные жи-
тели страны. Многие политические силы в Европе идут на поводу этого общественного мнения. Иная ситуация возникает, когда обычаи вступают в коллизию с нормами права. Правовым нормам в этом случае, безусловно, следует отдавать предпочтение, но тем, кто закон готовит, нужно учитывать традиции не только основной массы населения, но и меньшинств. Как отмечает современный исследователь в области культурного взаимодействия доктор политических наук В. С. Малахов, что по мнению многих теоретиков терпимое или нетерпимое отношение государства к диверсификации собственного культурного пространства, порождаемого миграцией, определено приверженностью их правительств той или иной концепции нации. Там, где доминирует представление о нации как преимуществу политическом сообществе, резонно ожидать большей терпимости к мигрантам и их культурным идентичностям, а там, где преобладает понимание нации как этнического сообщества, терпимости к культурному разнообразию должно быть меньше. Такой взгляд, однако не совсем верен. Не все Западные государства имея ту или иную официальную концепцию нации полностью ей придерживались, начиная с конца 90-ых г. XX века пошел процесс пересмотра этого понятия. Главный источник различия в восприятии иммиграции и культурной диверсификации, с ней сопряженной, следует искать в различиях политических культур [1, с. 56].
Отношение государства к инокультурным мигранским сообществам можно проследить на основе моделях интеграции, артикуляции культурных различий в публичной сфере и языковой политики, политической репрезентации. Либерализация общественного сознания и политики помогает все больше развивать и углублять в обществе «неклассическую» теорию гражданства и распространение практик «мультикультурализма», а вместе с тем и пересмотр природы национального сообщества. Членство в нации, согласно такому восприятию, не предполагает одной и только одной культурной идентичности. Между тем данная тенденция в настоящее время не является ни единственной, ни доминирующей. Наряду с ней просматривается другая тенденция к этнизации нациогнального сообщества.
В культурной сфере государства выступают в двух ипостасях — как инстанции поддержания культурной однородности на определенной территории и как участники глобального культурного рынка.
Национальные государства — это, выражаясь словами Этьена Балибара, «гегемониальные машины», претенденты на символическое господство и на национальном, и на транснациональном, глобальном уровне.
Тенденции к либерализации правил членства в политическом сообществе нашла выражение в концепции «мультикультурного гражданства». Муль-тикультурализм предполагает, что индивиды и группы могут быть полностью интегрированный в общество без потери своей национальной или иной идентичности, без ограничения своих прав. С возникновением мультикуль-
турализма меняется роль государства, его центрирующая роль уступает координирующей роли. При этом возникает вопрос о проведении политики толерантности, необходимой составляющей компоненте в условиях все более укоренившегося культурного разнообразия, что отмечал в свое время еще Макиавелли. Суть концепции «мультикультурного гражданства» по мнению В. С. Малахова заключается в том, что членство в политики не обуславливается некой строго определенной культурной лояльностью. Гражданин того или иного государства может иметь культурную идентичность, отличную от официально поощеряемой, и, тем не менее, принадлежать национальному политическому сообществу, быть его полноправным членом. Иными словами, та или иная культурная лояльность не рассматривается как непременное условие политической лояльности [2, с. 89]. Безусловно, проведение политики мульти-культурализма потребует материальных затрат, внесение выработанных путем компромисса изменений в законодательство, пересмотра отдельных положений школьных программ и правил. Но главное — нужно добиться определенных сдвигов в сознании как европейцев, так и мигрантов, а это сделать труднее всего. Необходимы общественные структуры, деятельность которых имеет целью достижение межнационального взаимопонимания.
Концепция мультикультурализма весьма перспективна, но большинство людей о перспективах не очень-то задумываются им нужна спокойная комфортабельная жизнь уже сегодня, сейчас. Правящие в европейских странах политические силы вынужденно подыгрывают мнению большинства. Отказ от мультикультурализма уже задекларирован политиками. И многие ученные — социологи поспешили принять новую реальность и приспособить под нее свои теоретические установки. Очевидно, что происходящая сейчас смена площадок считает академик В. А. Тишков, на которых развивается демократия, — с национальной на региональную, а потом и на планетарную -должна сопровождаться и переформированием системы ценностей. Демократия изначально ориентирована на то, чтобы стать универсальной ценностью. Еще Кант отказался от представления о том, что суверенное народоправство должно быть обязательно связано с суверенитетом государства, и начал разрабатывать теорию правовой системы, целью которой должно стать «объединение всех народов для установления определенных всеобщих законов их возможного общения» [3, с. 242].
Граждане, безусловно, должны иметь больше прямого влияния на принятие политических решений, но их мнение не всегда должно быть самым главным. Политическим структурам нужно сохранить за собой важную роль в разработке и претворении в жизнь перспективных проектов. Потому что общественность гораздо лучше реагирует на сиюминутные запросы, чем на долгосрочные предложения, и часто демонстрирует консерватизм.
По мнению Хабермаса чтобы успешно развивать демократию за пределами Европы, нужно прежде научиться быть взаимно терпимыми у себя до-
ма — в отношениях между мигрантами и большинством местных граждан. «Мобилизация масс по религиозным, этническим и националистическим мотивам будет тем менее вероятной, чем шире распространятся требования толерантности со стороны демократического гражданского этноса уже в границах национальных государств», — писал Хабермас [4, с. 19]. Из всего ваше изложенного ясно, что европейском сознание все еще не образовалось и закрепилась единая модель организации и проведения политики мульти-культурности. Это в первую очередь связано как и с большим количествам разнообразных политических сил в Европе, их оценки моделей и самой политики мультикультурности, так и их виденьем ценностных приоритетов в обществе. Сама же демократическая модель государства на Западе изначально была национально ориентированной, но с признанием все больших общечеловеческих ценностей и развитием глобализации, эта модель начала претендовать на универсальность человеческого общежития, которая может решить любые проблемы социального взаимодействия. Политика мульти-культурализма в этой связи является одним из инструментов корректирования человеческого поведения внутри государства, а так же одним из новых столпов демократической модели государства, доказывающие не только постоянное развитие этой модели, но и ее адаптивность к качественным и количественным социальным изменениям.
Список литературы:
1. Малахов В. С. Государство в условиях глобализации. — М.: Изд. КДУ, 2013.
2. Малахов В. С. Понаехали тут… Очерки о национализме, расизме и культурном плюрализме. — М.: Новое литературное обозрение, 2007.
3. Погребинский А. К. Толпыго. Кризис мультикультурализма и проблемы национальной политики. — М.: Весь Мир, 2013.
4. Хабермас Ю. Религия, право и политика. Политическая справедливость в мультикультурном Мир-Обществе // Полис. Политические исследования. — М., 2010. — № 2.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой