Механизм реализации охранительной функции права: понятие и особенности функционирования в современном Кыргызстане

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 340. 12
Н. Дж. Шамырбеков*
Механизм реализации охранительной функции права: понятие и особенности функционирования в современном Кыргызстане
В современных условиях интенсивного формирования в Кыргызской Республике новой государственности и идущими в этой связи процессами становления демократии, совершенствования системы правоохранительных органов, переоценки многих государственных и общественных приоритетов, и признания в качестве высшей ценности прав и свобод человека, проблема реализации охранительной функции права приобретает особую актуальность. В статье через призму понятийного и концептуального аппарата теории права и государства раскрываются понятие и особенности механизма реализации охранительной функции права.
Ключевые слова: механизм, реализация, охрана, функции, Кыргызская Республика, государство и право.
Nurgazy Shamyrbekov *. The mechanism of implementing protective function of law: the notion and peculiarities of functioning in modern Kyrgyzstan. In modern conditions of intensive formation of new statehood and processes of development of democracy going in this context, perfection of system of law, reassessment of many state and public priorities in the Kirghiz Republic the problem of realization of guarding function of the law gets a special urgency. In the article the concept and features of the mechanism of realization of guarding function of the law are revealed.
Keywords: mechanism, implementation, security, features, Kyrgyz Republic, State and Law.
Рубеж XX и XXI веков в политической жизни Кыргызской Республики оказался очень непростым. Политический и экономический кризисы последнего десятилетия XX в. негативно сказались на всей системе обеспечения прав и свобод человека и гражданина в стране и выступили ключевыми детерминантами мартовской революции 2005 г. в Кыргызстане, революционных событий апреля 2010 г., массовых беспорядков на территории Ошской и Джалал-Абадской областей Кыргызстана, попыток изменить Конституцию страны и трансформировать национально-правовую систему республики.
Увеличение случаев нарушения прав и законных интересов граждан Кыргызстана, проблемы в обеспечении режима законности и правопорядка в стране, существование недоверия к государственной власти, снижение активности граждан в реализации общественно значимой деятельности стали свидетельствами необходимости кардинальных преобразований значительной части общественных отношений в Кыргызстане уже в конце прошлого столетия [8, с. 42]. Принятие новой редакции Конституции Кыргызской Республики 27 июня 2010 г. предопределило необходимость формирования на современном этапе развития государства действенного механизма правового регулирования, предназначенного для поддержания стабильности общественных отношений и охраны этих отношений от разного рода противоправных посягательств.
Успешное решение сложных внутренних и внешних задач, стоящих ныне перед Кыргызской Республикой, напрямую связано с развитием в государстве демократии и механизмов правового воздействия на общественные отношения [6, с. 36]. В этих условиях особенно возрастает значение механизма государства, укрепления и слаженной работы всех его составных частей, создания и совершенствования необходимой для этого правовой основы. Очевидно, что утверждение новых политических ценностей [14, с. 3], определение новых путей развития общества потребует от государственной власти в Кыргызстане более пристального внимания и к вопросам совершенствования механизма реализации охранительной функции права.
Под функциями права в современной юридической литературе понимают обусловленные социальным назначением права направления правого воздействия на общественные отношения [1, с. 189]. Правовое воздействие — это пути, формы, способы влияния права на общественные отношения, которые характеризуются тем, что:
— определяют назначение права в обществе-
— определяют основные направления воздействия на общественные отношения-
— определяют сущность, главные черты права-
— отличаются динамизмом и относительным постоянством.
* Шамырбеков, Нургазы Джолборсович, адъюнкт кафедры теории государства и права Санкт-Петербургского университета МВД России. Тел: (812) 744−70−53. Почтовый адрес: г. Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова д. 1. E-mail: nur-sh@yandex. ru.
* Nurgazy Shamyrbekov is the post-graduate of the Theory of State and Law department of the Saint-Petersburg University of the MIA of Russia. Те!: (812) 744−70−53. Address: Saint-Petersburg, str. Pilot Pilyutov, 1. E-mail: nur-sh@yandex. ru.
Статья поступила в редакцию 24 января 2011 года.
Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 1 (49) 2011
Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 1 (49) 2011
Международное право
Каждая функция права имеет свои формы реализации. Например, установление правового статуса граждан, определение компетенции органов государства и т. п. — формы осуществления в первую очередь регулятивной функции, а установление и реализация запретов, санкций — непосредственные формы осуществления охранительной функции. Однако абсолютизировать названные непосредственные формы нельзя, как и вообще не следует проводить абсолютную грань между регулятивной и охранительной функциями, характеризующими лишь различные стороны регулирующего воздействия права на общественные отношения [16, с. 161].
В структуре правового воздействия центральное место занимает правовое регулирование, поскольку оно для права является специфическим, непосредственно юридическим правовым воздействием и осуществляется при помощи особой системы правовых средств, которые в совокупности образуют механизм правового регулирования.
Понятие «механизм правового регулирования» производно от понятия «правовое регулирование» и является чрезвычайно емким и многогранным, обусловленным наличием различных подходов к пониманию средств правового воздействия [7, с. 28].
Процесс правового регулирования (собственно правовое регулирование) состоит из следующих взаимосвязанных стадий, каждая из которых характеризуется различными юридическими особенностями:
1) организационная стадия, в рамках которой определяются общие закономерности правового регулирования-
2) трансформационная стадия, наступающая после совершения субъектами права юридически значимых действий-
3) корреляционная стадия, в рамках которой устанавливается конкретная правовая связь между субъектами права [7, с. 29].
Необходимо отметить, что реализация охранительной функции права, как и любой иной функции права, осуществляется в непосредственной и опосредованной форме, а именно: как соблюдение, исполнение, использование и применение права [13, с. 126]. Соблюдение — это такая форма реализации права, которая состоит в воздержании от совершения запрещенных нормами права действий. Исполнение представляет собой форму реализации обязывающих правовых норм, когда необходимо обязательное совершение предусмотренных ими действий. К использованию относится такая форма реализации права, которая заключается в осуществлении субъектами своих прав и конкретных правомочий. Эта форма связана с реализацией управомочивающих норм права.
Однако в ряде случаев соблюдения, исполнения и использования норм права непосредственно заинтересованным субъектом оказывается недостаточно для обеспечения полной реализации юридических предписаний. В этих случаях требуется вмешательство в процесс реализации права компетентных органов (должностных лиц), наделенных властными полномочиями — применение права. Применение права — это осуществляемая от имени государства в специально установленных законом формах властно-распорядительная деятельность компетентных органов, направленная на обеспечение условий реализации субъективных прав и юридических обязанностей, разрешение спорных ситуаций между субъектами правоотношений, осуществление мер юридической ответственности в отношении правонарушителей [18, с. 310].
«Осуществление права, пишет Л. С. Явич, — это способ его бытия, существования, действия, выполнения им своей главной социальной функции. Нельзя понять право, если отвлечься от механизма его реализации в жизни общества» [20, с. 201]. При этом отметим, что в теории государства и права понятия «механизм реализации функций права» и «механизм правового регулирования» нередко рассматривают как идентичные, а элементы механизма правового регулирования — как составные части механизма реализации функций права [12, с. 9].
Термин «механизм» традиционно понимается как система, в которой движение одного элемента вызывает движение другого. Подобным образом определяется значение данного слова и в Толковом словаре русского языка С. И. Ожегова — «система, устройство, определяющее порядок какого-нибудь вида деятельности» [15, с. 25]. О таком понимании термина «механизм» говорится и в юридической литературе. Так, например, М. К. Исакова справедливо заметила, что слово «механизм» в юридической науке может пониматься как «способ, прием, совокупность приемов функционирования чего-либо, например, механизма правового регулирования» [11, с. 33].
Идею механизма воздействия права на общественные отношения выдвинул Н. Г. Александров [3, с. 543]. Им был сделан набросок основных направлений правового воздействия на условия общественной жизни. По мнению исследователя, звеньями механизма правового регулирования являются: установление правового статуса лица, придание известным видам жизненных фактов значения юридических фактов, установление моделей правоотношений, установление мер правовой охраны и юридической ответственности.
Определенные теоретические обобщения в рамках проблемы воздействия права на общественные отношения были проведены Л. С. Явичем [20, с. 39−42] и несколько позднее
В. М. Горшеневым [10, с. 67, 69−73]. Определенный вклад в разработку вопросов механизма правового регулирования внесли П. Е. Недбайло, А. С. Пиголкин, М. П. Лебедев, Н. И. Матузов. Но свое
развернутое обоснование и свой законченный вид данная идея приобрела в работах С. С. Алексеева, в частности, в работах «Механизм правового регулирования в социалистическом государстве» (М., 1966), «Право. Опыт комплексного исследования» (М., 1999). Предложенная С. С. Алексеевым конструкция механизма правового регулирования в последующем по существу не претерпела никаких изменений.
С. С. Алексеев охарактеризовал механизм правового регулирования как взятую в единстве систему правовых средств, при помощи которой обеспечивается результативное правовое воздействие на общественные отношения. При этом автор полагает, что рассматриваемая общетеоретическая категория позволяет не только собрать вместе явления правовой действительности, связанные с решением жизненных ситуаций, и обрисовать их как целостность, но и представить их в работающем, системно воздействующем виде [4, с. 365].
В соответствии со стадиями правового регулирования С. С. Алексеев выделил три основных элемента (звена) в механизме правового регулирования:
1) юридические нормы-
2) правовые отношения-
3) акты реализации прав и обязанностей.
Как факультативный элемент могут быть рассмотрены акты применения права. Такое представление о структуре механизма правового регулирования является широко распространенным, хотя и не единственным [см., например: 9, с. 5, 73].
Социальный механизм действия права стал предметом исследования в работах В. Н. Кудрявцева,
В. П. Казимирчука, В. В. Лазарева, Л. И. Спиридонова, Ю. Р. Суслова, В. В. Лапаевой и других авторов. В контексте данного вопроса Ю. А. Тихомиров отметил, что особенности социального механизма действия права составляют нормативно-применяющий, социально-психологический и институционально-управленческий блоки [19, с. 31]. В теоретико-правовой литературе получил обоснование и юридический механизм управления — система воздействия с помощью права на деятельность управляемых субъектов, центральное место в которой занимают нормативные и правоприменительные решения. Механизм правореализации также представлен в теоретико-правовой литературе в виде системы определенных видов правомерной деятельности участников общественных отношений.
В юридической литературе нашел употребление и термин «механизм правоохраны». Характеризуя механизм правоохраны, В. Д. Ардашкин указывает, что «функциональный аспект охранительного механизма — его реальная жизнь, работа всех структурных звеньев (организационных и правовых), взятых в единстве, составляющих в совокупности правоохранительную деятельность» [5, с. 30].
Полезность теоретических разработок в данном направлении не вызывает сомнения — они составляют теоретическую основу при анализе механизма обеспечения охранительной функции права. Опираясь на результаты исследований теоретиков права, механизм реализации охранительной функции права можно определить как совокупность организационных и собственно правовых институтов, средств и методов, которые своим совместным действием обеспечивают достижение охранительной функцией права результативного воздействия на общественные отношения. Механизм реализации охранительной функции права — составная часть механизма правового регулирования.
Очевидно, что функционирование механизма реализации охранительной функции права в политико-правовой системе конкретного государства на определенном этапе его развития имеет конкретно исторический характер и обладает национальной спецификой. Не является исключением и политико-правовая система современного Кыргызстана. Функционирование механизма реализации охранительной функции права в Кыргызской Республике в начале XXI столетия в связи с новыми приоритетами развития общества требует повышения эффективности функционирования всей правоохранительной сферы, создания такого уровня регулирования общественных отношений, который способен обеспечить защиту каждой личности, социальных групп и общества в целом от воздействия на них деструктивных явлений и процессов, гарантировать социальную стабильность — важнейшее условие реализации прав и свобод человека и гражданина, обеспечить режим законности.
Анализ направлений трансформации политико-правовой системы Кыргызской Республики последних лет приводят к выводу о том, что в действии механизма реализации охранительной функции права имеются существенные недостатки. И несмотря на то, что бывший Президент Кыргызской Республики К. С. Бакиев, выступая на заседании Конституционного Совещания 18 декабря 2009 г., отмечал: «Я выступал и выступаю за повышение ответственности на всех уровнях власти и готов поддержать каждое предложение, направленное на это. За последние 14 лет каждый из нас на себе ощутил то, к чему может привести безответственность власти перед народом. Она привела к революционным событиям 24 марта 2005 года, и ее последствия ощущаются до сих пор» [2, с. 5], ситуация вновь повторилась, и в апреле 2010 г. власть вновь была вынуждена признать свою несостоятельность.
Ведь если народ выражает свое мнение путем захвата государственных учреждений, перекрытия дорог, стихийных митингов, перерастающих в массовые беспорядки, не обходящиеся без жертв, что
Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 1 (49) 2011
Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 9 1 (49) 2011
Международное право
в итоге ставит под сомнение существование всех демократических достижений данного общества, значит, народ не имеет иных средств диалога с властью. Не создать такие «площадки взаимодействия» между властью и обществом — значит, власти подвергнуть себя серьезным испытаниям. Разработка моделей действенного механизма реализации охранительной функции права как гарантии сохранения конституционного строя и прежде всего реальной ответственности власти перед обществом — актуальная проблема современной кыргызской юридической науки. Кризисы государственной власти, имеющие место в реальной действительности, напрямую связаны с нарушением конституционноправовых норм и ненадлежащим осуществлением государственными органами и высшими должностными лицами своих полномочий в Кыргызской Республике и требуют выработки новых подходов к выработке правовых средств противодействия правонарушениям.
Одним из действенных средств должна являться такая форма применения права, как конституционно-правовая ответственность. Развитие института конституционно-правовой ответственности в кыргызском законодательстве, безусловно, повысит эффективность конституционноправовых норм и будет способствовать обеспечению законности и правопорядка в обществе.
Иными словами, без действенного механизма реализации охранительной функции права в Кыргызстане невозможно вести речь о конституционном правопорядке, обеспечении законности, реализации прав и свобод человека и гражданина, поступательном развитии гражданского общества на пути построения демократического правового государства. От реализации указанных идей во многом зависит, будут ли решаться возникающие в обществе проблемы в рамках «правового поля» или же средством разрешения станут неправовые проявления, приводящие в конечном счете к анархии и хаосу.
В правовом государстве общественные отношения должны быть урегулированы нормами права. При этом степень урегулированности должна соответствовать объективным потребностям данного общества. Каждое исторически конкретное общество объективно требует строго определенной меры правового регулирования, при нарушении которой для социальной системы неизбежны деструктивные последствия. Красноречивым подтверждением этого может являться состояние политико-правовой системы Кыргызстана, приведшее к социальным потрясениям и трансформации всего государственного механизма.
Происходящие в Кыргызской Республике процессы развития институтов публичной власти вызывают необходимость введения новых механизмов правоохраны. Справедливости ради следует отметить, что юридическая наука Кыргызстана во многом продолжает традиции российского правоведения. Но, несмотря на острую необходимость, авторских концепций реализации охранительной функции права кыргызские ученые до сих пор не предложили, а комплексный анализ механизма реализации охранительной функции права в Кыргызской Республике не произвели. До сих пор этот актуальный вопрос не снят с повестки дня кыргызских ученых: сегодня общество стоит перед жесткой необходимостью неотложной, глубокой, комплексной и всеобъемлющей правовой реформы с целью создания качественно новой, подлинно правовой системы Кыргызстана на основе принципов демократии, рыночной экономики, гуманизма и социальной справедливости, с учетом апробированного мировой практикой опыта — системы, в которой подлинным регулятором общественных отношений станет право, а человек, его права и свободы станут безусловной ценностью кыргызского общества.
Список литературы
1. Абрамов, А. М. Понятие реализации функций права. Соотношение понятий «реализация права» и «реализация функций права» // Правоведение. — 2006. — № 3. — С. 188−194.
2. Азыгалиев, Р. Ш. Конституционно-правовая ответственность в Кыргызской Республике. — Бишкек, 2008. — 152 с.
3. Александров, Н. Г. Теория государства и права. — М., 1974. — 612 с.
4. Алексеев, С. С. Право. Опыт комплексного исследования. — М., 1999. — 398 с.
5. Ардашкин, В. А. К теории правоохранительного механизма // Правоведение. — 1988. — № 2.
— С. 29−35.
6. Баймаханов, М. Т. Верховенство права как системообразующий признак понятия правового государства // Адилет: Научные труды. — 2001. — № 1(9). — С. 36−46.
7. Байтин, М. М., Петров, А. Е. Система права: к продолжению дискуссии // Государство и право.
— 2003. — № 1. — С. 25−34.
8. Бейшембиев, Э. Аж. Кыргызская Республика. Генезис и современность // Вестник КГЮА. — 2005. — № 2. — С. 42−48.
9. Гревцов, Ю. М. Проблемы теории правового отношения. — Л., 1981. — 85 с.
10. Мваненко, А. А. Охранительная функция права и ее реализация в условиях российской правовой системы: дис. … канд. юрид. наук. — СПб., 2003. — 178 с.
11. Мсакова, М. К. Механизм советского общенародного государства: дис. … канд. юрид. наук.
— Саратов, 1984. — 172 с.
12. Курцев, М. А. Проблемы реализации охранительной функции права. — Краснодар, 2008. -
С. 8−13.
13. Лебедев, П. Н. Очерки теории социального управления. — Л., 1976. — 152 с.
14. Нарикбаев, М. С. Правовая культура и исторические традиции — условия эффективности правовой реформы // Право и государство. — 2000. — № 4. — С. 2−4.
15. Ожегов, С. И., Шведова, Н. Ю. Толковый словарь русского языка / 4-е изд., доп. — М., 2003. -
944 с.
16. Погорелый, А. В. Теоретико-правовые основания реализации охранительной функции права: дис. … канд. юрид. наук. — СПб., 2003. — 220 с.
17. Радько, Т. Н. Функции социалистического общенародного права: дис. … канд. юрид. наук.
— Саратов, 1967. — 198 с.
18. Теория государства и права: учебник / под ред. Р. А. Ромашова. — СПб.: «Юридический центр Пресс», 2005. — 630 с.
19. Тихомиров, Ю. Л. Закон и формирование гражданского общества // Советское государство и право. — 1991. — № 8. — С. 29−35.
20. Явич, Л. С. Общая теория права. — Л., 1976. — 320 с.
Literature
1. Abramov, A. I. The concept of implementing the functions of law. Value concepts of «realization of the right» and «realization of the functions of law» / / Jurisprudence. — 2006. — № 3. — P. 188−194.
2. A%ygaliev, R. Sh. Constitutional and legal responsibility in the Kyrgyz Republic. — Bishkek, 2008. — 152 p.
3. Alexandrov, N. G. Theory of State and Law. — Moscow, 1974. — 612 p.
4. Alexeev, S. S. Right. Experience in complex investigation. — Moscow, 1999. — 398 p.
5. Ardashkin, V. D. On the theory of law enforcement mechanisms // jurisprudence. — 1988. — № 2. — P. 29−35.
6. Baimakhanov, M. T. The rule of law as a backbone of the definition of the rule of law // Proceedings of the «Adilet». — 2001. — № 1(9). — Р. 36−46.
7. Baytin, M. I., Petrov, D. E. Legal system: to continue the discussion // State and Law. — 2003. — № 1.
— P. 25−34.
8. Beyshembiev, E. J. The Kyrgyz Republic. The Genesis and Present // Herald KGYUA. — 2005. — № 2.
— Р. 42−48.
9. Grevtsov, Y. I. The problems of the theory of legal relations. — Leningrad, 1981. -85 p.
10. Ivanenko, A. A. Security function of law and its implementation in the Russian legal system. — Thesis… PhD in Law. — St. -Petersburg, 2003. — 178 p.
11. Isakova, M. K. The mechanism of the Soviet state: Thesis… PhD in Law. — Saratov, 1984. — 172 р.
12. Kurtcev, I. A. Problems of implementation of protective function of law. — Krasnodar, 2008. — Р.
8−13.
13. Lebedev, P. N. Essays on the theory of social control. — Leningrad, 1976. — 152 р.
14. Narikbaev, M. S. Legal culture and historical traditions — terms of effectiveness of legal reform // Law and state. — 2000 — № 4. — Р. 2−4.
15. Ozhegov. S. I., Shvedova, N. Y. Russian language dictionary / 4th Edition, add. — Moscow, 2003. -
944 р.
16. Pogorelyi, D. V. Theoretical and legal grounds implement protective function of law. Candidate dissertation. — St. -Petersburg, 2003. — 220 р.
17. Radko, T. N. Functions of the people’s social right: Candidate dissertation. Saratov, 1967. — 198 р.
18. Theory of State and Law: A Textbook, Ed. R.A. Romashov — St. -Petersburg, 2005. — 630 р.
19. Tikhomirov, Y. A. Law and the formation of civil society // Soviet State and Law. — 1991. — № 8.
— P. 29−35.
20. Yavich, L. S. General Theory of Law. — Leningrad, 1976. — 320 р.
Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 1 (49) 2011

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой