Развитие программ противодействия коррупции в коммерческих организациях в контексте эволюции антикоррупционного законодательства

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

АУДИТ, КОНТРОЛЬ, ЭКОНОМИЧЕСКАЯ БЕЗОПКСЛОСТЬ
Развитие программ противодействия коррупции в коммерческих организациях в контексте эволюции антикоррупционного законодательства
Вопросы разработки и внедрения антикоррупционных программ играют все большую роль в деятельности российских компаний. Статья описывает эволюцию антикоррупционного законодательства в России, недавние новации в российском и зарубежном законодательстве, а также шаги, предпринимаемые российскими компаниями для построения адекватных систем обеспечения соответствия законодательным требованиям. Изменения зарубежного законодательства (в частности, вступление в силу британского закона «О взяточничестве») требуют от компаний, в том числе многих российских, внедрения адекватных процедур по противодействию коррупции.
Ключевые слова: коррупция, взяточничество, антикоррупционное законодательство, государственное должностное лицо, программа противодействия коррупции, риски коррупции.
Вопросы противодействия коррупции приобретают все большее значение как в рамках межгосударственного сотрудничества, так и на уровне национального законодательства, а также в вопросах деятельности отдельных юридических лиц в различных странах мира, в том числе и в России. В законодательстве разных стран происходят существенные изменения, связанные с вопросами противодействия коррупции: принимаются новые законодательные акты, вносятся изменения в уже действующие, новые государства присоединяются к международным инициативам по противодействию коррупции. Из недавнего зарубежного опыта следует отметить полноценное вступление в силу 1 июля 2011 года Закона Великобритании «О взяточничестве», способного оказать влияния не только на британские компании, но и на организации, действующие по всему миру, а также подписание президентом Украины в июне 2011 года Закона «О принципах противодействия и предотвращения коррупции», фактически обновившего антикоррупционное законодательство Украины и установившего основные правила в этой сфере.
© Рютов И. В., 2011
И.В. Рютов
В России также произошли значительные изменения — в начале мая был окончательно утвержден ряд изменений в законодательстве, регулирующий борьбу с коррупцией, в частности был введен кратный размер штрафа за взятку — теперь максимальный размер штрафа может достигать 500 млн рублей. Такая сумма наказания сопоставима с размером штрафов, которые уплачивали международные компании в результате расследования коррупционных нарушений европейскими и американскими регулирующими органами за последние годы. Разумеется, эффективность этих законодательных актов будет зависеть не только от их строгости, но и от обязательности и последовательности исполнения, но нельзя не признать, что значительный шаг в сторону гармонизации российского законодательства с ведущими образцами международного законодательства сделан. Кроме того, то, что Российская Федерация «начала присоединение» к конвенции Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) по борьбе с подкупом зарубежных должностных лиц при совершении международных деловых операций 25 мая 2011 года в Париже, диктует необходимость реальных шагов по противодействию коррупции, ведь в ОЭСР предусмотрены жесткие механизмы мониторинга в рамках Рабочей Группы ОЭСР по борьбе со взяточничеством в международных деловых опе-рациях1.
Процесс противодействия коррупции в России начался намного раньше, чем можно себе представить: первый законодательно закрепленный запрет на взятки (посулы) был включен в судебник Ивана III (Великого), увидевший свет в 1497 году: «А неделщиком на суде на боярина, и на околничих, и надиаков посула не проекты и не мати, а самимь от порукы посулов не имати"2. Этот документ принято считать первым официальным «всероссийским» сборником законов, и символично, что с самого начала своей законодательной деятельности Российское государство уделяло внимание вопросу противодействия коррупции.
В Соборном Уложении 1649 года, которое исследователи называют «памятником русского права», содержится уже целый раздел должностных преступлений, таких как лихоимство (взяточничество), неправосудие (заведомо несправедливое решение дела), подлоги по службе, подделка ссудного списка, волокита, отказ от разбора дела и так далее. 3
Разумеется, не мог обойти эту тему вниманием и такой новатор как Петр I. При нем был принят специализированный антикоррупционный акт: «Указ о воспрещении посулов и взяток», подписанный государем 24 декабря 1714 года. К сожалению, после смерти Петра I маятник качнул-
1 Статья 12 Конвенции ОЭСР по борьбе с подкупом должностных лиц иностранных государств при совершении международных деловых операций.
2 Статья 33 Судебника 1497 года.
3 Соборное уложение 1649 года.
ся в другую сторону, и в 1727 году нехватка средств заставила вернуться к прежней системе «кормления от дел», то есть фактически коррупционная деятельность была узаконена.
Такая ситуация сохранялась вплоть до 1762 года, когда императрицей Екатериной II был подписан «Указ об удержании судей и чиновников от лихоимства». Борьба с коррупцией продолжилась и в XIX веке. В частности, в 1826 году было создано первое специализированное «антикоррупционное подразделение» — Законодательный комитет по искоренению лихоимства и лиходательства.
Пришедшие в 1917 году к власти большевики прекрасно понимали ту разрушительную силу, которую коррупция представляет для государства, особенно молодого и еще не окрепшего. Поэтому одним из первых декретов Советской власти стал принятый Советом народных комиссаров 8 мая 1918 года «Декрет о взяточничестве». В документе предусмотрено наказание в отношении лиц, «виновных в принятии взятки», в виде лишения свободы на срок до 5 лет. Причем действие декрета распространялось как на взяткодателей, так и на взяточников и, что интересно, на «подстрекателей, пособников и всех, прикосновенных к даче взятки"1. Как мы увидим ниже, в мае 2011 года в Уголовный Кодекс Российской Федерации была добавлена статья «Посредничество во взяточничестве», удивительно перекликающаяся с формулировкой «пособники и все прикосновенные» из Советского декрета. В двадцатые, тридцатые и сороковые годы сотрудники экономического отдела ВЧК, ОГПУ и НКВД безжалостно боролись с этим злом, пополняя десятками тысяч взяточников и взяткодателей лагеря ГУЛАГа, в послевоенный период эта борьба регулярно требовала принятия новых, все более суровых законодательных актов: в частности, в 1962 году был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении уголовной ответственности за взяточничество», предусматривавший, в частности, наказание вплоть до смертной казни с конфискацией имущества (при особо отягчающих обстоятель-ствах)2.
В современной Российской истории борьбе со взяточничеством уделяется значительное внимание, однако задача эта очень сложна, а процесс ее решения — длительный и требующий значительных усилий. По выражению Председателя Правительства (а тогда президента) Российской Федерации В. В. Путина: «Нет такой таблетки от коррупции: раз, проглотил — и все, государство выздоровело"3. В этой связи значительным шагом вперед выглядит так называемый «антикоррупционный пакет
1 Декрет СНК РСФСР «О взятосничестве» от 8 мая 1918 года.
2 Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении уголовной ответственности за взяточничество» от 20 февраля 1962 года.
3 Материалы пресс-конференции Путина В. В. от 14 февраля 2008 года.
Д.А. Медведева» — ряд законодательных актов, принятых в мае 2011 года и, в частности, устанавливающих:
• новый тип наказания за коррупцию — штрафы, кратные взяткам-
• новый тип взяткополучателя — должностное лицо публичной международной организации-
• новый состав преступления — посредничество при получении взяток, передача взятки по поручению взяткодателя или взяткополучателя, а также способствование в достижении соглашения и получении взятки1-
• новый способ борьбы с коррупцией юридических лиц — ее расследование российскими органами за рубежом-
ужесточающих административную ответственность за передачу или предложение незаконного вознаграждения от имени юридического лица:
• в «старой» редакции: штраф, равный 3-кратному размеру взятки, но не более 1 млн. рублей-
• в «новой» редакции: штраф до 100-кратного размера взятки, но не более 500 млн. рублей.
Такие суммы штрафов приближаются к «международным стандартам», что дает российским государственным органам весьма широкие возможности в борьбе со взяточниками и взяткодателями, однако в России традиционно остро стоит вопрос исполнения законов, даже весьма строгих.
Несмотря на отсутствие в российском законодательстве прямых требований к внутренним процедурам (в том числе в области бухгалтерского учета), аналогичных установленным в Законе США «О противодействии коррупции за рубежом» и Законе Великобритании «О взяточничестве», многие российские компании всерьез рассматривают необходимость внедрения таких процедур, оценивая потенциальное влияние этих законов на свою деятельность как существенное, в настоящий момент или в перспективе. Рассмотрим основные положения этих законов и те шаги, которые российские компании могут предпринять для снижения их возможного негативного эффекта на свою деятельность.
Закон США «О противодействии коррупции за рубежом»
Этот закон был подписан президентом Картером в 1977 году в качестве ответной меры на все увеличивающийся масштаб коррупционных платежей американских компаний государственным должностным лицам иностранных государств. В частности, громкие коррупционные скандалы затронули таких крупных игроков как корпорация Локхид.
Важной частью Закона стало Положение по противодействию взяточничеству.
1 Уголовный Кодекс Российской Федерации (действующая редакция). 80
Действие данного положения Закона распространяется на незаконные выплаты государственным чиновникам иностранных государств, функционерам политических партий и служащим государственных структур, при ведении всех видов предпринимательской деятельности, на всех граждан США, сотрудников, представителей, руководителей или акционеров компаний, совершающих данные выплаты от имени иностранных компаний, ценные бумаги которых зарегистрированы на территории США или компаний, учрежденных в США. Причем под «выплатами» подразумеваются как денежные средства, так и «иные вещи, имеющие ценность» (в частности, многие выявленные нарушения этого закона касались организации «слишком роскошных» поездок для иностранных государственных чиновников и членов их семей).
По сути, данное положение запрещает незаконные выплаты для получения необоснованного преимущества. Примером таких выплат могут служить платежи сотрудникам таможни иностранных государств за таможенное оформление грузов по категориям с более низкой таможенной пошлиной, платежи локальным чиновникам в иностранных государствах за незаконное предоставление участков земли для строительства или квот на энергоресурсы (газ, электроэнергию и т. д.) в обход установленных законом правил.
Данное положение, однако, предусматривает так называемые «платежи за ускорение рутинных процедур» (facilitation payments), то есть выплаты небольших сумм за ускорение обычных формальностей, таких как оформление виз, разрешений и так далее. Поскольку точного определения «небольших сумм» в законе нет, а список «обычных формальностей» может быть весьма широк при субъективной оценке, то именно это положение зачастую становится предметом спора компаний, обвиняемых в нарушении закона и регуляторов.
Кроме того, компания может быть освобождена от ответственности в случае, если «платеж разрешен законодательством другой страны», однако поскольку законы ни одной страны мира не допускают взяточничества официально, то и этот пункт становится ареной жарких дебатов. Наконец, наиболее субъективным из положений, освобождающих компании от ответственности, является положение, допускающее оплату «разумных и добросовестных» деловых расходов иностранных чиновников. В частности, речь идет об участии в конгрессах и симпозиумах, проезде, проживании и так далее. Однако это положение не дает компаниям полной свободы в оплате расходов государственных должностных лиц иностранных государств, известны случаи начисления солидных штрафов за организацию поездок чиновников первым классом и проживания в самых дорогих номерах самых роскошных отелей.
Важный момент, который необходимо учитывать — весьма широкая трактовка понятия «государственное должностное лицо»: любой чиновник
или сотрудник правительства, его департаментов, агентств и организаций. Таким образом, сотрудники государственных учреждений также подпадают под это определение. В России, где значительное количество сфер деятельности (например, образование или здравоохранение) являются в значительной степени государственными, круг лиц, определяемых Законом США «О противодействии коррупции за рубежом» как государственные должностные лица, весьма широк: врачи и другой медицинский персонал в государственных больницах, учителя в государственных школах и так далее.
Еще одним существенным моментом Закона является ответственность за использование третьих лиц (в частности, агентов и посредников) для совершения коррупционных платежей, как за свои собственные действия, нарушающие Закон.
Другим важным положением Закона является Положение по ведению бухгалтерского учета и отчетности. Оно требует, чтобы каждая компания вела бухгалтерский учет, который подробно, точно и объективно отражает все хозяйственные операции и активы компании, а также обязывает компанию разработать и поддерживать систему внутреннего контроля над хозяйственными операциями и активами компании. Данное положение распространяется на компании, чьи ценные бумаги котируются в США и которые должны отчитываться перед американской Комиссией по ценным бумагам и биржам (Securities and Exchange Commission).
Причины принятия данного положения очевидны — лишение компаний возможности «прятать» коррупционные выплаты под видом иных, более благовидных расходов. В качестве наиболее простого примера данного нарушения можно сказать об обналичивании денежных средств для коррупционных платежей путем, например, заключения договора на оказание консультационных услуг с последующим использованием денежных средств для коррупционных выплат. Другой пример — оплата взяток под видом благотворительных платежей в различные организации и фонды, контролируемые государственными должностными лицами.
Поскольку, как указано выше, данный закон распространяется на компании, чьи ценные бумаги котируются в США, то лишь очень небольшое количество российских компаний подпадают под его действие. Однако, нетрудно вспомнить недавние скандалы с участием крупных международных компаний, связанных с нарушениями данного закона, в том числе и на территории России. Ключевым моментом, делающим данный закон наиболее серьезным из международных актов по борьбе с коррупцией является крайне серьезное отношение американских регуляторов к его выполнению компаниями по всему миру и количество обвинений в нарушениях, а также проведенных расследований (см. рисунок 1):
Рисунок 1. Источник: TRACE Global Enforcement Report 2010
Как мы видим на вышеприведенном графике, долгое время американские государственные органы оставались «монополистами» в вопросах расследования коррупционных нарушений компаний в их деятельности за рубежом, но во второй половине 2000-х годов ситуация начала меняться и другие государства стали уделять этим вопросам все большее внимание. Это привело к появлению новых законодательных актов в отношении борьбы с коррупцией, самым значимым из которых стал Закон Великобритании «О взяточничестве». Именно о нем речь пойдет ниже.
Закон Великобритании «О взяточничестве»
Закон Великобритании «О взяточничестве» получил одобрение Парламента 8 апреля 2010 года, но вступил в силу в полной мере лишь 1 июля 2011 года. Столь долгий период между принятием законодательного акта и вступлением его в силу был обусловлен дискуссиями в британском бизнес-сообществе по поводу особенностей практического применения данного закона и тех мероприятий, которые компании должны провести для соответствия его требованиям. 30 марта 2011 года Министерство юстиции Великобритании опубликовало основные принципы «адекватных» процедур, которые необходимо внедрить компаниям для предотвращения взяточничества в соответствии с требованиями Закона.
Закон устанавливает 4 вида правонарушений:
• дача взятки (то есть финансовых или других благ за невыполнение или недолжное выполнение своих обязанностей) —
• получение взятки-
• подкуп государственных служащих иностранных государств-
• неспособность компании предотвратить коррупционную деятельность. (Считается, что коммерческая организация совершила нарушение, если лицо, имеющее отношение к данной коммерческой организации, предлагает взятку другому лицу с целью: получить или сохранить бизнес, получить или сохранить определенные привилегии при ведении бизнеса.) При этом под «лицом, имеющим отношение к организации», подразумевается лицо, ведущее деятельность в интересах организации или от ее имени (сотрудник, агент, дочерняя компания и так далее).
Первые три нарушения относятся к физическим лицам, в то время как четвертое является нарушением со стороны компании или организации.
При этом, Законом Великобритании «О взяточничестве» устанавливается, что в ходе судебного процесса, при вынесении решений об уместности предпринятых действий, суду «не следует принимать во внимание местные практики и традиции, если только эти практики и традиции не закреплены законодательно». Эта оговорка была специально внесена в текст закона, чтобы физические и/или юридические лица не могли оправдывать коррупционные действия «культурными традициями» данной страны.
Здесь следует уделить внимание основополагающему вопросу распространения действия данного закона, ведь этот вопрос крайне важен для того, чтобы определить степень его влияния на деятельность компании и, соответственно, масштаб мероприятий, которые компании необходимо реализовывать для минимизации возможного негативного эффекта на свою деятельность. В этом отношении закон в значительной степени революционен. Положение о неспособности коммерческой организации предотвратить коррупционную деятельность охватывает как корпорации и партнерства, зарегистрированные в Великобритании, так и компании и партнерства, ведущие дела на территории Великобритании. Кроме того, в соответствии с Законом не важно, был ли коррупционный акт совершен на территории Великобритании или на территории других государств. Это положение открывает британским регулирующим органам широкие возможности для преследования, в том числе, и иностранных организаций, осуществляющих деятельность на территории Великобритании. Закон однозначно не определяет понятие «осуществление деятельности на территории Великобритании», принципы применения Закона, опубликованные Министерством юстиции в марте 2011 года ссылаются на «видимое бизнес-присутствие», также не определяя его однозначно. Рассматривая этот вопрос через призму практических рекомендаций, целесообразно обратить внимание, в том числе, на следующие аспекты:
• ведение бизнеса, в том числе оказание услуг, через представительство или дочернюю компанию в Великобритании-
• владение активами в Великобритании-
• подписание контрактов в Великобритании или контрактов, имеющих отношение к Великобритании-
• ведение коммерческих переговоров на территории Великобритании для потенциального заключения контрактов-
• импорт/экспорт товаров и/или услуг в/из Великобритании-
• реклама и/или продвижение товаров и услуг в Великобритании (в том числе через Интернет) —
• уплата налогов, таможенных пошлин, лицензионных и патентных платежей в Великобритании или имеющих отношение к Великобритании.
Поскольку этот список весьма широк, а у многих российских компаний и предпринимателей имеются значительные бизнес-интересы в Великобритании, то можно прогнозировать значимый эффект от вступления в силу данного закона и на российский бизнес.
Что же необходимо предпринять компании для того, чтобы защититься от возможных обвинений в нарушении Закона Великобритании «О взяточничестве»? Статья 7(2) Закона говорит о том, что «обвинение может быть снято с коммерческой организации, если она докажет, что ее внутренние процедуры являются адекватными для предотвращения коррупционных действий лицами, имеющими отношение к данной коммерческой организации». Таким образом, ключевым фактором является разработка, внедрение и, самое главное, выполнение адекватных процедур по противодействию коррупции. И хотя четких критериев «адекватности» процедур в Законе не предусмотрено, и этот вопрос отдан на откуп суду, Министерство юстиции Великобритании опубликовало основные принципы «адекватных» процедур, включающие следующие положения:
1. Разработка четких, эффективных и осуществимых политик и процедур, соразмерных рискам коррупции, с которыми сталкивается компания, и направленных на минимизацию таких рисков в компании. Данное положение, с одной стороны, стало результатом пожеланий представителей «малого бизнеса» Великобритании, разумно отметивших, что им не имеет смысла вкладывать миллионы фунтов стерлингов в разработку и внедрение антикоррупционных процедур, таких же, как у крупных компаний, а сконцентрироваться лишь на рисках коррупции, с которыми они сталкиваются. С другой стороны, данное положение стимулирует компании к формализации процедур и принятию четких антикоррупционных политик. Ведь доказать наличие и выполнение формализованной процедуры гораздо легче, чем процедуры, осуществляемой неформально и не оставляющей свидетельств своего выполнения.
2. «Тон сверху» — высшее руководство компании должно быть непосредственно вовлечено в воспитание корпоративной культуры отказа от взяточничества, а также в работу по предотвращению коррупции в компании. Разумеется, требовать от сотрудников компании выполнения правил,
которых не придерживается руководство, невозможно. Поэтому компания должна обеспечить как соблюдение ее руководством антикоррупционных политик, так и вовлечение руководства в антикоррупционную деятельность как таковую. Это можно сделать путем, например, обращения первого лица компании к сотрудникам с сообщением о нулевой толерантности к коррупции, а также вовлечения высшего руководства в расследование наиболее значимых нарушений, связанных с фактами коррупции в компании.
3. Оценка рисков — компания должна на периодической основе оценивать риски коррупции, присущие отраслям и юрисдикциям своей бизнес-деятельности. К сожалению, необходимо констатировать, что Россия воспринимается международным бизнес-сообществом как страна с повышенным уровнем коррупционного риска (в соответствии с Индексом Восприятия Коррупции (Transparency International), Россия занимает 154 место из 178. Наравне с Камбоджей, Лаосом, Таджикистаном и Папуа-Новой Гвинеей). Кроме того, целесообразно проводить оценку рисков с учетом индустриальной специфики компании, а также рисков, связанных с отдельными контрагентами, и сделками, совершаемыми компанией.
4. Углубленная проверка благонадежности контрагентов компании. По аналогии с Законом США «О противодействии коррупции за рубежом» совершение третьими лицами коррупционных действий в интересах компании является таким же нарушением закона, как и коррупционное действие, совершенное самой компанией. В этой связи компании целесообразно проводить проверку контрагентов для оценки коррупционного риска, связанного с ними (ведь если, например, крупный дистрибьютор совершает коррупционное нарушение, то компании может быть затруднительно доказать, что это нарушение было связано только с другими организациями, работающими с этим дистрибьютором и никак не касалось деятельности компании).
5. Коммуникация (в том числе обучение) — компания должна стремиться достичь должного уровня понимания ее политик по предотвращению коррупции сотрудниками и контрагентами. Организация тренингов для коммуникации антикоррупционых политик и процедур компании способствует лучшему пониманию этих принципов как сотрудниками, так и контрагентами компании. Кроме того, подписание сотрудниками и контрагентами сертификатов, удостоверяющих, что соответствующее лицо «прослушало тренинг, ознакомлено с положениями Закона и внутренних политик компании и обязуется их выполнять» будет способствовать тому, что она предприняла все возможные действия для того, чтобы ее сотрудники и контрагенты не совершали коррупционных действий.
6. Анализ и мониторинг — внутренний контроль соблюдения политик и процедур в компании, их периодическая и своевременная оценка и совершенствование. По сути, процесс обеспечения соответствия требованиям законодательства является таким же бизнес-процессом, как и производство, продажи или бухгалтерский учет. Поэтому требования по
мониторингу и улучшению этого процесса абсолютно уместны. Этот процесс может осуществляться так же, как и мониторинг других бизнес-процессов — например, функцией внутреннего аудита компании.
Несмотря на то, что Закон вступил в силу совсем недавно, первые примеры санкций не заставили себя долго ждать. Так, 21 июля 2011 года британский регулятор — Управление по финансовым услугам (Financial Services Authority) — выписал штраф компании Уиллис Лимитед «за неспособность разработать и внедрить достаточные контроли над платежами в иностранные юрисдикции, в частности страны с высоким коррупционным риском». Сумма штрафа составила почти 7 миллионов фунтов стерлингов. И вполне вероятно, это всего лишь первая ласточка.
Развитие программ противодействия коррупции в российских компаниях
Большое количество российских компаний серьезно восприняли те риски, которые возникают из-за изменений в антикоррупционном законодательстве как в России, так и за рубежом и приступили к доработке (а в некоторых случаях — созданию) и формализации «адекватных процедур», направленных на противодействие коррупции. Во многих случаях для этого потребовалось организовать (дополнительно или в рамках существующей корпоративной структуры) так называемую функцию «контроля над соблюдением требований законодательства» (комплаенс), в частности антикоррупционного законодательства.
На основании практики осуществления таких проектов можно выделить следующие основные шаги по созданию системы противодействия коррупции в российских компаниях:
• Принятие решения высшим руководством/советом директоров о нулевой толерантности к коррупции и создании системы контроля.
• Обращение первого лица компании ко всем сотрудникам (например, через интранет или постеры).
• Анализ рисков коррупции для всех основных бизнес-процессов. Возможно проведение данного анализа в формате, используемом риск-менеджером компании для анализа бизнес-рисков. В этом случае необходимо учитывать специфические особенности коррупционных рисков (например, нулевой порог материальности).
• Создание и кадровое наполнение функции (отдела) контроля над соблюдением требований законодательства. Обычно в этот отдел входят юристы, финансисты, аудиторы. Руководитель отдела должен иметь возможность общения напрямую с высшим руководством компании для незамедлительного сообщения о нарушениях политик и процедур предоставления возможности оперативного принятия решений высшим руководством в отношении наиболее сложных случаев.
• Проведение антикоррупционных проверок контрагентов. Проведение таких проверок возможно в рамках общих проверок контрагентов (обычно осуществляются службой безопасности), однако в таком случае требуется четкое информирование лиц, проводящих проверки, о цели антикоррупционных проверок, а также об индикаторах возможных нарушений (например, участие государственного чиновника в уставном капитале контрагента).
• Создание «горячей линии» для сообщения о фактах коррупции и обеспечения оперативной коммуникации со стороны сотрудников компании и контрагентов. Данная система должна предусматривать и возможность обратной связи.
• Разработка формализованной программы обеспечения соответствия требованиям законодательства.
• Анализ имеющихся в компании внутренних документов, политик и процедур. Внесение во внутренние документы изменений, связанных с вновь разрабатываемыми антикоррупционными процедурами и контролями.
• Обучение сотрудников и регулярная сертификация их соответствия требованиям антикоррупционного законодательства.
Разумеется, указанные шаги не являются панацеей, которая защитит компанию от всех рисков, связанных с антикоррупционным законодательством, но они должны стать той отправной точкой, которая позволит компании заявить о серьезности своих намерений в этой области и предоставить инструментарий для постоянной и последовательной реализации антикоррупционных мероприятий в повседневной деятельности компании.
В заключение приведем пример некоторых коррупционных рисков, с которыми могут столкнуться компании, ведущие деятельность в Российской Федерации:
• использование наличных денежных средств для осуществления коррупционных действий-
• использование консультантов/агентов/иных третьих лиц для осуществления коррупционных действий в интересах компании-
• использование таможенных брокеров-
• участие в саморегулируемых организациях (СРО), которые имеют право на выдачу лицензий на ряд видов деятельности (в частности, строительных) и чья деятельность с точки зрения возможных коррупционных действий может быть неконтролируема со стороны их участников-
• регистрация прав на недвижимость-
• получение квот на энергетические ресурсы (газ, электроэнергия) —
• предоставление подарков (иных неденежных благ) в коррупционных целях-
• коррупционные выплаты под видом платежей на благотворительность-
• недостаток (отсутствие) проверок контрагентов на предмет их возможной вовлеченности в коррупционные схемы или связи с государственными должностными лицами-
• прием на работу (или заключение иных договоров) сотрудников, являющихся государственными должностными лицами или связанными с ними-
• риски коммерческого подкупа, то есть уплаты или получения коррупционных платежей в отношениях между коммерческими организациями-
• недостаток тренингов по вопросам комплаенса в компаниях и соответствующих знаний у сотрудников-
Анализ рисков коррупции, с которыми сталкивается любая организация, может стать тем самым первым шагом по созданию программы противодействия коррупции в компании.
Литература
1. Конвенция ОЭСР по борьбе с подкупом должностных лиц иностранных государств при совершении международных деловых операций (http: //www. oecd. org/document/21/0,3746,en 2649 34 859 2 017 813 1 1 1 1,00. html).
2. Судебник 1497 года. Источник: «Судебники XV — XVI вв.» (издательство Академии наук СССР, 1952).
3. Соборное уложение 1649 года. Источник: «Соборное Уложение 1649 года. Текст. Комментарии» — Л.: Наука, 1987.
4. Декрет СНК РСФСР «О взяточничестве» от 8 мая 1918 года. Источник: «Декреты Советской власти. Том II. 17 марта — 10 июля 1918 г.» М.: Государственное издательство политической литературы, 1959.
5. Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении уголовной ответственности за взяточничество» от 20 февраля 1962 года. Источник: «Ведомости В С СССР», 1962, N 17, ст. 177.
6. Материалы пресс-конференции Путина В. В. от 14 февраля 2008 года (http: //archive. kremlin. ru/appears/2008/02/14/1327 type63380type82634 160 108. shtml).
7. Уголовный Кодекс Российской Федерации (действующая редакция).
8. Закон США о борьбе с коррупцией за рубежом (Foreign Corrupt Practices Act) (http: //www. justice. gov/criminal/fraud/fcpa/).
9. Закон Великобритании о взяточничестве 2010 (UK Bribery Act 2010). (http: //www. legislation. gov. uk/ukpga/2010/23/contents).
10. Разъяснения Министерства Юстиции Великобритании к закону о взяточничестве (опубликованы 30 марта 2011 года) (http: //www. justice. gov. uk/ downloads/guidance/making-reviewing-law/bribery-act-2010-guidance. pdf).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой