Развитие религиозных организаций в Среднем Поволжье в 1985 1991 гг

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Религия. Атеизм


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94(47)
ББК 63. 3(235. 54)
Сеелев И. В.
РАЗВИТИЕ РЕЛИГИОЗНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ В СРЕДНЕМ ПОВОЛЖЬЕ
В 1985 — 1991 ГГ.
Seelev I. V.
DEVELOPMENT OF THE RELIGIOUS ORGANIZATIONS ON THE MIDDLE VOLGA REGION IN 1985 — 1991
Ключевые слова: перестройка, церковь, религиозные организации, государственно -церковные отношения.
Keywords: reorganization, church, the religious organizations, state-church relations.
Аннотация
Автором изучено положение религиозных организаций в Среднем Поволжье в период перестройки в СССР. Рассмотрена динамика изменения численного состава религиозных организаций, их финансовое положение. Показаны изменения в государственно-церковных отношениях. Рассмотрены новые черты, проявившиеся в религиозной жизни региона.
Abstract
Position of the religious organizations on the Middle Volga region in reorganization in the USSR is studied. Dynamics of change of numerical structure of the religious organizations, their financial position is considered. Changes in state-church relations are shown. The new lines shown in religious life of region are considered.
До Октябрьского переворота 1917 года религиозные организации в России пользовались не только авторитетом среди населения, но и поддержкой властей. Ценности и идеалы, проповедуемые Русской православной церковью, играли не только важную социальную и культурную роль в обществе, на них опиралась официальная государственная идеология. Но уже в начале 1918 года новой властью был принят декрет об отделении Церкви от государства, обозначивший полный переворот в церковногосударственных отношениях в России. Советская власть за годы своего правления провела множество антирелигиозных кампаний, в ходе которых пострадали все религиозные конфессии. Была проведена секуляризация, изъяты церковные ценности, закрыто подавляющее число культовых сооружений, включая храмы, монастыри, религиозные учебные заведения. Священнослужители и верующие, заподозренные в антисоветской деятельности, подвергались гонениям, поражению в правах, арестам, ссылкам в лагеря и расстрелам.
Начало политики перестройки в СССР не только не смягчило отношения власти к религии, но и, наоборот, по мнению идеологов, дало «мощный импульс формированию у всех трудящихся научно-материалистического мировоззрения». Считалось, что «процесс эволюции религии в условиях социалистического общества — это прежде всего объективно-закономерный процесс ее отмирания под воздействием социальноэкономических, политических и культурных предпосылок».1 А преодоление религиозных предрассудков продолжало оставаться одним из программных требований партии.2 Но с течением перестройки начали проявляться изменения во внутренней жизни религиозных
За высокую эффективность атеистического воспитания // Политическая агитация. — 1985. — № 21−22.
— С. 3.
2 Перестройка: проблемы, поиски, находки. — М., 1987. — С. 193.
организаций и отношении к ним государственных органов и общества, в том числе на территории Среднего Поволжья.
На 1986 год в Куйбышевской области действовало 69 религиозных объединений.3 К 1989 году их стало уже 74, а к 1990 году количество религиозных объединений, продолжив увеличиваться, достигло 84.4 Большинство из них относилось к Русской православной церкви: к 1987 году — 18−5 к 1989 — 23- к 1990 — 31 общество.6 Рост количества заявлений на регистрацию религиозных объединений давал основание Уполномоченному по делам религии отметить, что «конца их поступлению пока не видно».7 Второе место в области по численности религиозных объединений занимали мусульмане, которые к середине 1989 года состояли в 17, а к 1990 году в 20 религиозных обществах.9 Кроме них, на 1 июня 1989 года в Куйбышевской области действовали: 9 объединений евангельских христиан-баптистов (ЕХБ), 5 обществ старообрядцев, 5 групп пятидесятников, 4 общества лютеран, 1 иудейское общество, 1 общество молокан, 2 группы адвентистов седьмого дня, 1 группа иеговистов, 2 общества хлыстов, 1 группа древних христиан, 1 общество адвентистов-реформистов. Некоторые из них от государственной регистрации уклонялись. 10 Кроме того, на 1 января 1990 года на территории Куйбышевской области находились: епархиальное управление Русской православной церкви во главе с архиепископом Куйбышевским и Сызранском Иоанном (в миру И.М. Снычевым) — канцелярия старшего пресвитера евангельских христиан-баптистов по Куйбышевской, Оренбургской и Ульяновской областям В.Ф. Серпевского- представитель Новозыбковской архиепископии старообрядцев беглопоповского согласия (древнеправославных христиан) епископ Григорий (в миру Г. Ф. Корнилов). 11
В Пензенской области большинство религиозных объединений относилось к Русской православной церкви, но, в отличие от Куйбышевской области, их численность, как и численность других религиозных обществ, оставалась стабильной. 12 С 1986 по 1989
13
годы на территории области действовало 27 православных обществ. Кроме того, существовали 11 мусульманских обществ, 2 общества евангельских христиан-баптистов, 1 иудейское общество, 1 общество пятидесятников и 1 общество сторонников совета церквей евангельских христиан-баптистов. Последние два объединения не имели регистрации. 14 Православные приходы области относились к Пензенской епархии, возглавлял которую архиепископ Серафим (Д.З. Тихонов). 15
Уполномоченный по делам религии Ульяновской области отмечал, что к 1989 году в области «имелись верующие трех конфессий: православные, мусульмане и
протестанты». 16 Действовало 9 православных церквей, 6 мечетей и 2 молитвенных дома евангельских христиан-баптистов. «Помимо официально зарегистрированных религиозных обществ имелось столько же малых групп в составе от 4 до 17 человек, действовавших вне регистрации». 17 Протестанты были представлены двумя общинами
3 СОГАСПИ Ф. 656. Оп. 197. Д. 563. Л. 57
4 Там же. Д. 337. Л. 3.
5 Там же. Д. 563. Л. 57.
6 Там же. Д. 337. Л. 4.
7 Там же.
8 Там же. Д. 563. Л. 57.
9 Там же. Д. 337. Л. 7.
10 Там же. Д. 563. Л. 57.
11 Там же. Д. 337. Л. 3.
12 ГАПО Ф. Р -2392. Оп. 1. Д. 144. Л. 4.
13 Там же. Д. 125. Л. 2.
14 Там же. Л. 2.
15 Там же. Л. 8.
16 ГАНИУО Ф. 112. Оп.1. Д. 24. Л. 1.
17 Там же.
евангельских христиан-баптистов, двумя — адвентистов седьмого дня и одной группой лютеран. 18
В результате десятилетиями продолжавшихся религиозных гонений к концу 1980-х годов в целом по стране ощущалась нехватка кадров духовенства. Подобная же картина наблюдалась и в Среднем Поволжье. В возрастном отношении священнослужители основных конфессий Куйбышевской области находились в предпенсионном и пенсионном возрасте. На 1 января 1990 года в зарегистрированных религиозных объединениях области значился 161 «служитель культа», что на 31 человека больше, чем в 1987 году. 19 Штат священнослужителей Ульяновской области на 1988 год состоял из 43 человек: 17 православных священников, 4 дьяконов, 5 псаломщиков, 6 мулл, 1 муэдзина, 3 пресвитеров и 8 постоянных проповедников. 20 Точных данных по количеству священнослужителей в Пензенской области нет, но Уполномоченный по делам религии отмечал, что «во всех церквях православных обществ присутствуют постоянные священники». 21
Определение точного количества верующих в регионе не представляется возможным, так как статистического подсчета не велось в связи с тем, что в соответствии с конституционными положениями СССР не проводилось деления советских людей на верующих и неверующих. 22 Оно основывалось на косвенных данных, таких как: религиозная обрядность, наполняемость церквей, социологические исследования и других. В Куйбышевской области уже в 1988 году был зафиксирован рост уровня обрядности Русской православной церкви. Процент крещений по области в 1988 году поднялся с обычных 20−25−27 в предыдущие годы до 42,5% от числа родившихся детей. Высокий процент крещений фиксировался в г. Похвистнево — 89,3- в г. Жигулевске — 82,7- в г. Тольятти — 71,9. Свыше 60% крестившихся было отмечено в Ставропольском, Похвистневском, Богатовском, Борском районах. 118% от числа родившихся детей оказалось крестившихся жителей Исаклинского района. С 1371 в 1986 году до 3351 в 1988 выросло число жителей области, крестившихся в школьном возрасте. 23
Основываясь на косвенных данных, в Ульяновской области на 1988 год количество верующих оценивалось в 120−130 тысяч человек. Подавляющее большинство из них были православными. Мусульман насчитывалось до 14 тысяч человек, протестантов — 215−220 человек. Ежегодно в церквях совершалось свыше 7 тысяч крещений, 300 венчаний, 750 надгробных и 8,5 тысяч заочных отпеваний, около 150 тысяч сорокоустов, водосвятий и заказных молебнов. 24
В Пензенской области каких-либо качественных изменений в религиозной обстановке не произошло, даже к 1987 году. К услугам церкви обращалась значительная часть интеллигенции, отдельные коммунисты и комсомольцы. Кроме того, сохранялся интерес к церкви у молодежи и людей среднего возраста. В 1987 году в православных церквях крестилось 7762 человека, венчалось 257 пар, было проведено 2752 надгробных и 7379 заочных отпеваний умерших. В мероприятиях, посвященных празднованию Пасхи, приняло участие 30 тысяч верующих, и от 15 до 20 тысяч участвовали в праздновании Рождества, Крещения и Троицы. 25 В среде мусульман религиозность оставалась высокой. Численность молящихся в мечетях в течение ряда лет не менялась, составляя 350−400 человек в будние дни, 600−700 человек по пятницам и до 4−4,5 тысяч в праздники Ураза Байрам и Курбан Байрам26
Там же.
19 СОГАСПИ Ф. 656. Оп. 197. Д. 337. Л. 12.
20 ГАНИУО Ф. 112. Оп.1. Д. 24. Л.2.
21 ГАПО Ф. Р-2392. Оп.1. Д. 125. Л. 4,8.
22 ГАНИУО Ф. 112. Оп.1. Д. 24. Л.1.
23 СОГАСПИ Ф. 656. Оп. 197. Д. 563. Л. 59.
24 ГАНИУО Ф. 112. Оп.1. Д. 24. Л.3.
25 ГАПО Ф. Р-2392. Оп.1. Д. 125. Л.7.
26 Там же. Л. 9.
Пристальное внимание власти уделяли контролю за доходами религиозных обществ. Согласно архивным данным только Русская православная церковь Куйбышевской области за 1987 год получила денежных средств на сумму 4581,3 тысяч рублей. В 1988 году эта сумма увеличилась до 4945,7 тысяч. За первое полугодие 1989 года денежных средств было получено на сумму 3141 тысяч рублей. 27
Денежные доходы религиозных обществ Ульяновской области в 1987 году составляли 1700 тысяч рублей. Примерно 50% этого дохода составила выручка от продажи свечей и церковной утвари, 44% - от исполнения обрядов.
В Пензенской области Русская православная церковь, как и в перечисленных
областях Среднего Поволжья, по уровню доходов стояла на первом месте среди
28
религиозных объединений. Если за 1985 год он составил 1579,7 тысяч рублей, то за 1989
29
год уже 2687,5 тысяч рублей. Доходы обществ мусульман оказывались несоизмеримо ниже. Так, за 1987 год они составили 50 тысяч рублей, что соответствовало уровню предыдущих пяти-шести лет. Доход иудейского общества за тот же период составил 3,5 тысячи рублей. 30 Причем к доходам церкви контролирующие государственные органы причисляли не только денежные поступления. Так, во время празднования Пасхи в 1990 году в Колышлевском районе Пензенской области «доход за пасхальные дни составил 547
31
рублей и 200 яиц».
Налогами церковные доходы не облагались. Служители церкви выплачивали подоходный налог по прогрессивной шкале, который превышал налоги с рабочих и
32
служащих. Денежные средства, полученные религиозными организациями, расходовались на содержание молитвенных зданий, духовенства, хоров, обслуживающего персонала. Излишние средства религиозных обществ, вне зависимости от конфессии, направлялись на благотворительные нужды. Например, религиозные центры, общества и группы Куйбышевской области, входящие в упорядоченную сеть религиозных объединений, добровольно перечисляли средства в фонд мира (1125 тысяч рублей только за 1989 год), в фонд культуры, в детский фонд имени Ленина, в фонд милосердия. 33 Некоторые церкви оказывали материальную помощь обществам инвалидов, детским домам, лечебным учреждениям- организовывали верующих для оказания помощи больным в лечебных учреждениях и нуждающимся в постороннем уходе на дому. 34
Большое внимание всех Уполномоченных по делам религий в Среднем Поволжье уделялось новым чертам, проявлявшимся в религиозной жизни верующих и в деятельности священнослужителей в связи с изменением государственно-церковных отношениях в период перестройки. Значительное влияние на жизнь религиозных организаций в этот период оказывали празднования тысячелетия крещения Руси, тысячастолетия ислама в районах Поволжья, четырехсотлетия введения патриаршества на Руси, двухсотлетия Духовного управления мусульман европейской части СССР и Сибири (ДУМЕСа). А также введение нового устава Русской православной церкви, дававшего обществам большую самостоятельность при решении внутрицерковных вопросов. 35 Одним из важнейших изменений в религиозной жизни Уполномоченным по делам религий Куйбышевской области признавался тот факт, что проповедь из рамок молитвенных зданий перешагнула в светскую аудиторию. Проповедники Русской православной церкви, обществ мусульман и евангельских христиан-баптистов приобрели возможность выступать по радио, телевидению, на страницах местных газет, перед
27
28
29
30
31
32
33
34
35
СОГАСПИ Ф. 656. Оп. 197. Д. 563. Л. 55−56.
ГАПО Ф. Р-2392, Оп. 1, Д. 118, Л. 1
ГАПО Ф. Р-2392. Оп. 1. Д. 145. Л. 1.
Там же. Д. 125. Л. 9, 12.
Там же. Д. 153. Л. 7.
ГАНИУО Ф. 112. Оп. 1. Д. 24. Л. 2.
СОГАСПИ Ф. 656. Оп. 197. Д. 563. Л. 58.
Там же. Д. 337. Л. 5.
СОГАСПИ Ф. 656. Оп. 197. Д. 337. Л. 1,4.
работниками различных светских учреждений. В связи с этим Уполномоченный по делам религий по Куйбышевской области отмечал: «Выход Русской православной церкви за рамки зданий культа, патриотическая направленность деятельности, доброжелательность к ней средств массовой информации положительно воспринимаются населением вне зависимости от отношения к религии, умножают денежные поступления в кассы обществ и поднимают уровень обрядности». 36 Из чего делался очень показательный вывод: «Русская православная церковь на современном этапе — сила, с которой нужно считаться. Ее деятельность не должна быть пущена на самотек». 37
Большие изменения произошли и с церковной паствой: «Для верующего настоящего дня характерны уверенность в себе, более полное использование своих прав, чувство гордости и даже превосходства перед неверующими, исчезновение боязни преследований за совершение религиозных обрядов и даже избавление у многих страха перед
38
служителями культа и иными религиозными авторитетами».
Расширялись контакты руководителей религиозных организаций с руководством
39
местных органов власти. Например, на проводах архиепископа Куйбышевского и Сызранского Иоанна, назначенного митрополитом Ленинградским и Ладожским, присутствовало большое число представителей местной власти: председатель
Куйбышевского горсовета К. А. Титов, председатель облсовета В. А. Тархов, уполномоченный по делам религии при Совете Министров СССР по Куйбышевской области В. С. Власов, председатель облисполкома В. И. Мосыченко и другие. Мосыченко в своей речи, в частности, говорил: «Еще некоторое время назад вряд ли можно было предположить, что в стране господствующего атеизма возможно взаимоуважительное отношение между носителями религиозной идеологии и материалистами… Я встречался с архиепископом не раз и убедился в том, что он внимателен, отзывчив и справедлив. По-человечески жаль расставаться с добрым, честным, чутким человеком». 40
Смягчение государственной политики в отношении церкви и облегчение процедуры выезда за рубеж способствовали тому, что, например, в обществе евангельских христиан-баптистов г. Отрадного к 1990 году все семьи немецкой национальности выехали в ФРГ. А руководство ЕХБ стало выезжать за границу на религиозные конференции и высказывать пожелание иметь контакты с единоверцами из-за рубежа, минуя Всесоюзный совет евангельских христиан-баптистов (ВСЕХБ).
Основным процессом, происходившим в религиозной среде православных и мусульманских обществ Ульяновской области можно считать движение за открытие недействующих и строительство новых церквей и мечетей. В защиту позиции за открытие церквей выдвигался тезис о том, что не следует преувеличивать мировоззренческих различий среди советских людей, так как важнее обеспечить неукоснительное соблюдение конституционного принципа свободы совести и на этой основе — политическое единство
42
всего народа в решении народнохозяйственных задач.
Новым явлением для религиозной жизни страны стало распространение новых религиозных структур и сект, в том числе и тоталитарных. В 1987 году начала восстанавливаться Новоапостольская церковь, действовавшая в России в начале XX века. В 1989 году в СССР появились первые группы мормонов. С 1990 года стала действовать открыто «Церковь Объединения». В 1991 году возобновила свою деятельность протестантская церковь «Армия Спасения». В том же году в стране создается Управленческий Центр «Свидетелей Иеговы», 43 начинает активно проникать «Церковь
36
37
38
39
40
41
42
43
Там же. Л. 6.
СОГАСПИ Ф. 656. Оп. 197. Д. 337. Л. 7.
Там же. Л. 13.
СОГАСПИ Ф. 656. Оп. 197. Д. 563. Л. 58.
Праздник в Покровском соборе // Волжская коммуна. 1990, 7 августа. — С. 1.
СОГАСПИ Ф. 656. Оп. 197. Д. 337. Л. 9.
ГАНИУО Ф. 112. Оп. 1. Д. 24. Л. 3−4.
Религия и общество: Хрестоматия по социологии религии. — М., 1996. — С. 763, 766, 769.
Саентологии"44 и т. д. На территорию Среднего Поволжья также начинают проникать новые религиозные организации. Например, в феврале 1991 года в Ульяновске регистрируется первое религиозное общество христианской поместной церкви адвентистов седьмого дня. В том же году в Ульяновске
появились приверженцы религиозного общества «Сознания Кришны». Росло увлечение среди части молодежи буддизмом. 45 В Тольятти в 1991 году уже насчитывалось до 1000 последователей «Свидетелей Иеговы». А в начале 1990-х годов Тольятти стал неофициальной «столицей» Сахаджа-Йоги. 46
В преддверии появления Закона Верховного Совета СССР от 1 октября 1990 года «О свободе совести и религиозных организаций» и Закона РСФСР от 25 октября 1990 года № 267−1 «О свободе вероисповеданий» изменилось отношение к религии со стороны органов власти, а, следовательно, и прессы. В региональной печати стали нормой появления не только информации о религиозных праздниках и круглых датах в истории
47 48
церкви, но и критика форм и методов советской политики по отношению к религии. В статьях стало пересматриваться значение религии и роль церкви в истории страны: «Подлежит критике преувеличение негативной роли религии в духовном мире личности & lt-… >- Следует осознать также беспочвенность утверждений в том смысле, что при социализме нет социальных причин воссоздания религиозности & lt-… >- Дискредитировал себя и «атеистический экстремизм», проявлявшийся в практике идеологической работы как силовое давление, оскорбительные выпады в адрес духовенства и верующих». 49 «Общество словно заново открывает для себя высокие ценности, духовную философию Русской православной церкви, словом все то, что, будучи однажды объявлено «опиумом для народа», безжалостно выкорчевывалось, вытравливалось на протяжении долгих десятилетий. Сегодня мы, кажется, начинаем понимать, что православие как философия, как мировоззрение, с незапамятных времен было неотъемлемой частью общей культуры славянских народов, было больше, чем просто религия». 50
Изменения государственной политики в отношении религии, выразившиеся, в частности, в печатных публикациях, были резкими и кардинальными, дающими основание говорить о своеобразном «шараханье». 51 «Иные горячие головы, исходя из факта падения авторитета атеистических публикаций, спешат «откреститься» от атеистической работы вообще. Некоторые средства массовой информации, писавшие ранее о религии и церкви лишь негативно, настолько радикально «перестроились», что поменяли свой критический запал на апологетический фимиам, особенно православию». 52
Социологические опросы, проведенные в конце 1980-х годов, зафиксировали тенденцию к переоценке роли религии также и в жизни общества, в его истории и культуре. Во многом этому способствовало празднование 1000-летия крещения Руси. В сознании многих людей, особенно молодежи, был серьезно поколеблен стереотип в
53
отношении к религии, верующим, духовенству.
44 Якунин В. Н. Религиозные организации г. Тольятти. — Тольятти, 1999. — С. 118.
45 ГАНИУО Ф. 112. Оп. 1. Д. 25. Л. 1.
46 Якунин В. Н. Указ. соч. — С. 106, 122.
47 Смертию смерть поправ // Волжская коммуна. 1990, 17 апреля. — С. 3- Праздник епархии // Волжская коммуна. 1990, 25 декабря. — С. 2- Рождество и. газета // Пензенская правда. 1991, 11 февраля. -С. 4.
48 Сберечь неповторимое // Волжская коммуна. 1989, 1 февраля. — С. 4- О фанатиках атеизма и свободе
совести // Известия. 1991, 6 марта. — С. 2.
49
50
51
По просьбе читателей «Известий Ц К КПСС» // Известия Ц К КПСС. — 1990. — № 3. — С. 147−148. В высоких помыслах едины // Комсомольская правда. 1989, 13 октября. — С. 4.
По просьбе читателей «Известий Ц К КПСС» // Известия Ц К КПСС. — 1990. — № 3. — С. 148.
52 Там же.
53
Гараджа В. И. Социология религии. — М., 1996. — С. 225.
Таким образом к середине 1980-х годов религиозная обстановка в Среднем Поволжье была стабильной. Основными религиозными объединениями в регионе являлись Русская православная церковь, общества мусульман и евангельских христиан-баптистов. Кроме них действовали различные организации, относящиеся к христианским течениям и христианским сектам.
О численности религиозных объединений судить сложно в связи с тем, что государство не вело по ним официальной статистики. Но с течением перестройки неизменно увеличивалось количество совершаемых религиозных обрядов и росли доходы церквей, что может свидетельствовать об увеличении численности верующих.
Изменился и портрет верующего и священнослужителя. Для первых стало характерно преодоление страха перед властями и большая уверенность в себе. Священнослужители также проще стали идти на контакт с властями, получили право выступать в прессе и светских аудиториях, не замыкаясь в стенах храмов.
Религиозные организации испытывали сложности с подготовкой священнослужителей из-за отсутствия в стране достаточного количества профильных учебных заведений, а также возвращением строений ранее принадлежавших религиозным организациям. Возвращение церкви недвижимого имущества стало одним из новых направлений деятельности для священнослужителей и верующих в эпоху перестройки.
В самом начале 1990-х годов в регион стали проникать новые религиозные организации, в том числе секты тоталитарного и деструктивного характера.
Вплоть до 1987 года официальная идеология все еще продолжала рассматривать религию с точки зрения стандартных идеологических установок, пока в 1988—1989 году не наметился коренной перелом в отношении власти к церкви. Отчетливо этот процесс прослеживается на примере периодической печати.
Библиографический список
1. Государственный архив Пензенской области (ГАПО) Ф. Р-2392. Уполномоченный Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР по Пензенской области. Оп.1. Д. 118.
2. ГАПО Ф. Р-2392. Оп.1. Д. 125.
3. ГАПО Ф. Р-2392. Оп.1. Д. 144.
2. ГАПО Ф. Р-2392. Оп.1. Д. 145.
3. ГАПО Ф. Р-2392. Оп.1. Д. 153.
4. Государственный архив новейшей истории Ульяновской области (ГАНИУО). Ф. 112. Личный фонд Егорова В. Н. — директора центра политологии и духовной культуры. Оп. 1. Д. 24.
5. ГАНИУО Ф. 112. Оп. 1. Д. 25.
6. Самарский областной государственный архив социально-политической истории (СОГАСПИ) Ф. 656. Куйбышевский обком КПСС. Оп. 197. Д. 337.
7. СОГАСПИ Ф. 656. Оп. 197. Д. 563.
8. В высоких помыслах едины // Комсомольская правда. 1989, 13 октября. — С. 4.
9. Гараджа В. И. Социология религии. — М.: Аспект Пресс, 1996. — 239 с.
10. За высокую эффективность атеистического воспитания // Политическая агитация.
— 1985. — № 21−22.
11. О фанатиках атеизма и свободе совести // Известия. 1991, 6 марта. — С. 2.
12. Перестройка: проблемы, поиски, находки: Сб. ст. / Сост. Е. М. Воронцов — М.: Политиздат, 1987. — 429 с.
13. По просьбе читателей «Известий Ц К КПСС» // Известия Ц К КПСС. — 1990. — № 3.
— С. 147−148.
14. Религия и общество: Хрестоматия по социологии религии / Сост. В. И. Гараджа, Е. Д. Руткевич. — М.: Аспект Пресс, 1996. — 775 с.
15. Якунин В. Н. Религиозные организации г. Тольятти. — Тольятти, 1999. — 208 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой