Оценка боли в суставах у подростков с ювенильным артритом

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 482
КОГНИТИВНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ФОРМИРОВАНИЯ НАРИЦАТЕЛЬНЫХ ЕДИНИЦ, ОБРАЗОВАННЫХ ОТ ИМЕН СОБСТВЕННЫХ
© Татьяна Александровна ГОЛОВАЧЕВА
Северный Арктический федеральный университет им. В. М. Ломоносова, г. Архангельск, Российская Федерация, соискатель кафедры русского языка и речевой культуры, e-mail: uvazhuna@rambler. ru
В статье исследуются упорядоченные мыслительные процессы, когнитивные механизмы метафоры и метонимии, объясняющие многие феномены семантики и грамматики производных существительных от имен собственных. Делается вывод о том, что данные когнитивные механизмы способствуют выявлению их категориального значения.
Ключевые слова: когнитивные механизмы- когнитивные способности- ономастическая метафори-зация- метафора.
Когнитивные механизмы формирования нарицательных единиц, восходящих к имени собственному — упорядоченные мыслительные процессы, которые обусловливают семантическую и формальную структуру языковой единицы, а также отраженные в ней стереотипные представления восприятия и осмысления действительности.
Формирование производных единиц от имен собственных обеспечивается когнитивными способностями человека, к числу которых относятся память, внимание, чувственное восприятие, выбор объекта наблюдения и собственно мыслительные операции.
Когнитивные механизмы можно объединить в четыре группы в зависимости от мыслительной способности человека, которая в них задействована.
1. Внимание (выделенность): выбор- профилирование- движения фокуса внимания при рассмотрении объектов.
2. Суждение (сравнение): соотношение фона и фигуры- метафора- категоризация.
3. Перспектива: выдвижение на передний план отдельных морфем, соотносимых с
производящими словами (именами собственными).
4. Устройство (гештальт): мотивационная структура существительного, производного от имени собственного [1].
Перечисленные моменты не существуют автономно, каждый из них может пересекаться с другими моментами. Так, внимание является условием суждения, а перспектива определяет возможности устройства.
Как известно, образность — отличительная черта мировидения человека, у каждого народа есть своя структура мира и мышления, зависящая от пространства и времени [2]. Формирование существительных на базе ономастических единиц во многом определяют когнитивные механизмы метафоры и метонимии. Данные процессы способствуют и выявлению семантических механизмов, мотивирующих метафорическое употребление имяобозначений, поскольку в основе ономастической метафоризации лежат образные схемы («образ-схема») [3].
В этом случае речь идет о положении Дж. Лакоффа и М. Джонсона, согласно которому метафора — это не поверхностный ри-
торический механизм украшения речи, это фундаментальный когнитивный агент, организующий наши мысли, оформляющий суждения и структурирующий язык. Как отмечают ученые, метафоризация основана на взаимодействии двух структур знаний: source domain и target domain, т. е. когнитивной структуры «источника» и когнитивной структуры «цели» [3].
Процессы когнитивной метафоризации направлены на мотивацию метафорических употреблений существительных, образованных от имен собственных, в ходе которых выявляется образное представление о субъекте. Метафорические представления о действительности в сознании человека всегда связаны с национальными традициями и обычаями, что обусловливает особенности способов ономастической категоризации и концептуализации объективной действительности. Образная номинация нарицательных существительных обусловлена опытом человека, его психическими переживаниями и практическим мышлением.
Описывая механизмы действия метафоры и метонимии, ученые отмечают, что при метонимии причиной переноса является смежность, сопредельность концептов в отношении пространства, событийности, си-туативности, времени, правовых или социальных отношений и т. д. В метафоре причиной переноса для характеризации и номинации субъекта / объекта выступает сходство концептов в каком-либо отношении: структурно-содержательном, оценочном и т. д.
Иными словами, формирование значений и смыслов существительных, образованных от имен собственных, предполагает действие универсальных механизмов — когнитивных механизмов метафоры и метонимии, объясняющих многие феномены семантики и грамматики производных существительных от имен собственных. Данные когнитивные механизмы способствуют выявлению их категориального значения.
В соответствии с представлениями современной когнитивной семантики в геш-тальтную схему восприятия мира входит профиль. Профилирование — это процесс фокусировки нашего внимания на отдельном концептуальном признаке, процесс, в результате которого высвечивается конкретный участок в пределах соответствующей когни-
тивной области или определенной зоны внутри концепта.
Согласно теории познания, первоначально процесс отражения действительности происходит через посредство ощущений и зрительных восприятий [3, с. 585]. В этом случае в нашем сознании возникает представление о каком-либо предмете. Речь идет о том, что ономастические категории создают когнитивную основу для мотивирующей дятельности мысли, осуществляющей необходимые операции вычленения, выдвижения, выделенности, целостности восприятия (гештальтное восприятие) объекта, сравнения и сопоставления его с другими объектами одного ряда.
Данные операции определяют ориентиры для человека в восприятии мира и расчленении концептуальной информации строго определенными в семантическом отношении группами ономастической лексики. Те или иные элементы ономастического знания актуализируются в результате направленного внимания — избирательной, сосредоточенной направленности сознания на определенный объект, избранный из множества объектов, воздействующих на субъект в тот или иной момент. Для обозначения феномена сосредоточивать мысли на чем-либо в когнитивной лингвистике используются несколько терминов: профилирование, высвечивание, пер-спективизация, фокусировка.
Платоновское изречение о том, что имя есть эманация идей, что имя в конечном счете — знаки знаков, находит отражение в знаковой теории языка. Проблема языкового знака интересовала представителей различных наук на протяжении многих веков (Ч.С. Пирс, Ч. Моррис, Р. Якобсон, ЕС. Куб-рякова, Ю. С. Степанов, А. П. Бабушкин,
A.В. Кравченко, М. В. Никитин и др.) [4]. В свое время еще В. фон Гумбольдт назвал слово знаком: «Слово, действительно, есть знак, до такой степени, до какой оно используется вместо вещи или понятия» [5, с. 304].
Обращает на себя внимание этимология слова знак, которую дал польский ученый
B. Дорошевский. Он рассматривал «знак» как производное от глагола «знать». По его мнению, знак — это не «тот, кто знает», а то, благодаря чему мы о чем-то узнаем, что-то познаем. Знак можно понять как-то, что находится в каузативном отношении к глаголу
«знать». Знак — это то, вследствие чего кто-то что-то знает, познает [6, с. 92]. Вместе с тем акт познания, в понимании В. Дорошевского, заключается в том, что некоторые предметы в процессе наших восприятий становятся сигналами (знаками), а знаки уже преобразуют ощущения в мысли [6, с. 105]. Иными словами, всякий знак есть акт вербализации мысли и обобщенное отражение действительности.
Согласно знаковой теории языка, многие ученые считают имена собственные знаками (О. Функе, Ст. Милль, М. Бреаль, Г. Суит), особого рода символами (теория Фреге-Рассела). Ономастическая единица как знак приспособлена к любому классу слов, любое слово языка способно стать именем собственным, следовательно, быть ономастическим знаком. В то же время любое имя собственное может стать именем нарицательным.
Обозначить, назвав что-либо, — значит не только представить конкретный субъект или объект через посредство вербального знака, но и сделать это знание знаковым в языковом сознании, т. е. закрепить за ним определенную форму репрезентации в языке. Производные от имен собственных служат для передачи экстраситуационной информации, маркировки лиц, животных, различного рода предметов и явлений, видимых и невидимых в ситуации общения. Так, существительные в форме множественного числа, образованные от имени / фамилии человека, чем-то примечательного с точки зрения говорящего (например, лидера общественно-политического движения и т. д.), репрезентируют концептуальную область СООБЩИКИ, ЕДИНО-ДУМЦЫ. Ср.: сталинцы — сталинец, ленинцы — ленинец.
Следует учесть, что у суффикса -ец- прототипическим является значение «предметности», но в приведенных выше примерах производным стало значение «лица». Формы единственного и множественного числа одного и того же производного (слова типа пу-тинцы / путинец) различаются лишь грамматически, их значения по семантическому ядру тождественны. Т. А. Сидорова отмечает: «Суффикс использовался как нейтральный, например, в древнерусский период для образования существительных от других частей речи. Так при номинации людей этот суф-
фикс выполнял функцию антропонимизации и был нейтральным. Затем он стал использоваться в качестве социальной маркировки для обозначения княжеских детей, рожденных от наложниц… Этот же суффикс в старорусский период стал употребляться для наименования служителей церкви (ср. поп ИВАНЕЦ). Так постепенно морфема, функционируя в разных сферах, начинает «обрастать» дополнительными коннотациями, но ее прототипическая «предметность» осознается всеми говорящими [7, с. 91].
Осмысление концептуальной сущности производных тесно связано с пониманием знака как средства передачи информации. В свое время Ч. С. Пирсом была разработана классификация знаков: знаки-индексы, знаки-символы и знаки-иконы. Применительно к производным от имен собственных уместно обратить внимание на знак-символ.
По мнению Ч. С. Пирса, символ применяется к чему бы то ни было, что способно воплощать идею, «связанную» словом. Многие производные от имен собственных являются самым типичным символом среди всех символьных знаков. Они являются специальным знаком, в отличие, например, от естественного знака (походка моряка, идущего вразвалку, которая указывает на то, что он моряк).
Производные от имен собственных, выполняющих роль символов, распадаются на две группы: производные с семой положительной оценки (колумб, моцарт, купидон) и с семой отрицательной оценки (искариот, чикатило, иуда).
Таким образом, можно утверждать, что производные от имен собственных — это своего рода словесные знаки, обладающие звуковой оболочкой и концептуальным содержанием, т. е. когнитивной сущностью.
Большинство ученых признает, что способы формирования концептов в сознании человека определяются формами обыденного познания. Концепты, репрезентируемые производными от имен собственных, в сознании отдельного человека формируют субъективный мир, в то же время представления человеческого коллектива, выраженные в языке, формируют объективированный образ того или иного объекта. Появление подобного рода концептов осуществляется:
1) на основе чувственного опыта, т. е. в результате чувственно-эмпирического восприятия окружающей действительности непосредственно органами чувств (визуальным восприятием, слуховым восприятием, тактильным восприятием) —
2) на основе опыта предметно-практической деятельности человека, т. е. в результате его действий и операций с различными предметами (необходимого для жизнедеятельности, промыслового и хозяйственного использования) —
3) в результате экпериментально-позна-вательной и научной деятельности людей (изучение значений слов и грамматических форм) с точки зрения их отношения к действительности и способов общения в ней-
4) на основе мыслительной деятельности (в результате рассуждений, умозаключений, выводов), т. е. на основе мыслительных операций с уже известными концептами-
5) на основе вербального и невербального общения, когда один человек передает, сообщает, разъясняет другому человеку какой-либо концепт с помощью языковых средств или других средств общения (жестов, условных знаков, пантомимы и т. п.) [8, с. 25].
Структуру концептов, объективируемых производными от имен собственных, формируют представления:
— во-первых, за счет соединения в себе элементов сознания, действительности и языкового знака-
— во-вторых, за счет виртуального и реального совмещения тех или иных образов, которые всеобщи, национально и культурно детерминированы.
Ономастическая лексика как система языковых средств функционирует в речи наряду с любым словесным знаком и создает условия для когнитивной переработки информации человеком, т. е. языковой объективации того или иного концептуального содержания. Она тесно связана с окружающей действительностью, с сознанием человеком и его духовно-практической деятельностью. Ономастические единицы репрезентирует мир таким, каким видит его человек, тот мир, в котором он живет, который познает и осмысляет, отражает и отображает.
В современной лингвистике теория о содержательности языкового знака получила
дальнейшую разработку в трудах Е.С. Кубря-ковой. Рассматривая теорию знака в трудах Р. Якобсона, она, со ссылкой на М. В. Никитина, отмечает: «Думается, что с современной точки зрения вопрос о значении знака должен быть сформулирован как вопрос о том, какое концептуальное или когнитивное образование подведено по «крышу» знака, какой квант информации выделен телом знака из общего потока сведений о мире. Ведь в самом общем виде значение знака может быть, по всей видимости, определено как «концепт, связанный знаком» [9, с. 498].
Итак, существительные, производные от имен собственных, в процессе функционирования могут сами приобретать дополнительные коннотации, не зависящие от производящих имен собственных.
В процессе словопроизводства актуализируется информация, социально закрепленная за антрополексемой. Информация, закрепленная за именем нарицательным, приобретает квалификационную или характерологическую функцию.
Имя собственное утрачивает свою прямую денотацию, актуализируется потенциальная сема, социально обусловленная. Сема «имя собственное» заменяется на сему «имя нарицательное». В этом случае осуществляется процесс вторичной концептуализации -оживляется сема когнитивно-дискурсивных характеристик.
Формирование нарицательных значений происходит за счет языковых механизмов, к которым относятся метафора, метонимия, сравнение и взаимодействие метафоры и метонимии, реализуемые с помощью синекдохи, метафорических существительных.
Появившиеся в ходе познавательной деятельности концепты, получившие языковую репрезентацию, становятся неотъемлемой частью концептуальной системы, создавая тем самым основу для ее дальнейшего развития и сохранения деривационной связи с исходными структурами.
Данный процесс имеет существенное значение для развития языка и выполнения им основной функции — передачи разнообразных смыслов при относительно ограниченном наборе материальных средств.
1. Щербак А. С. Региональная ономастика в когнитивном аспекте: монография. Тамбов, 2008.
2. Шмелев А. Д. Русская языковая модель мира: материалы к словарю (Язык. Семиотика. Культура. Малая сер.). М., 2002.
3. Лакофф Дж. Метафоры, которыми мы живем. М., 2004.
4. Щербак А. С. Ономастический знак-символ в когнитивном аспекте // Вестник Тамбовского университета. Серия Гуманитарные науки. Тамбов, 2007. Вып. 7 (51).
5. Гумбольдт В. фон Об изучении языков, или план систематической энциклопедии всех языков // Язык и философия культуры. М., 1985.
6. Дорошевский В. Элементы лексикологии и семиотики / пер. с польского В. Ф. Коновой. М., 1973.
7. Сидорова Т А. Мотивированность слов фра-зеологизированной морфемной структуры в современном русском языке (системно-функциональный и когнитивный аспекты): монография. Архангельск, 2007.
8. Болдырев Н. Н. Когнитивная семантика: курс лекций по английской филологии. Тамбов, 2000.
9. Кубрякова Е. С. Язык и знание. На пути получения знаний о языке: части речи с когнитивной точки зрения. Роль языка в познании мира. М., 2004.
Поступила в редакцию 12. 03. 2012 г.
UDC 482
BUILDING COGNITIVE MECHANISMS OF COMMON NOUNS UNITS FORMED FROM PROPER NAMES Tatyana Aleksandrovna GOLOVACHEVA, North Arctic Federal University named after V.M. Lomonosov, Arkhangelsk, Russian Federation, Competitor of Russian Language and Speech Culture Department, e-mail: uvazhuna@rambler. ru The article the ordered thought processes and cognitive mechanisms of metaphor and metonymy explaining many phenomena of semantics and grammar of nouns derived from proper names is studied. The conclusion is that these cognitive mechanisms to facilitate the identification of categorical values.
Key words: cognitive mechanisms- cognitive abilities- metaphorization of names- metaphor.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой