Механизмы и особенности управления вотчинным и усадебным хозяйством князей Голицыных во второй половине XVIII первой половине XIX вв

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Горянов А. В.
МЕХАНИЗМЫ И ОСОБЕННОСТИ УПРАВЛЕНИЯ ВОТЧИННЫМ И УСАДЕБНЫМ ХОЗЯЙСТВОМ КНЯЗЕЙ ГОЛИЦЫНЫХ
ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII — ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX вв.
Дворянская усадьба — уникальный феномен отечественной истории. Важным системообразующим фактором, придававшим своеобразие любой усадьбе, и, несомненно, отразившимся на системе и эффективности управления, являлась личность владельца имения, его внутренняя культура, материальное положение, статус, быт, связи, мировоззрение, управленческий талант. Хозяйственная деятельность князей Голицыных хотя и отражает общие тенденции, характерные для крупных владельческих хозяйств России в период с конца XVIII до начала XX в., но, несомненно, имеет и отличия, связанные с личностью и менталитетом землевладельцев.
В целях раскрытия заявленной темы автор сравнил системы управления землевладениями потомков древнего рода князей Голицыных и представителей новой дворянской элиты графов Воронцовых [1, с. 25] во второй половине XVIII — первой половине XIX вв.
Князья Г олицыны имели древнюю историю и вели свой род от Г едиминов и Рюриковичей, относились к элите дворянского сословия России. Род графов Воронцовых относился к новому дворянству1, благодаря успехам Р. И. Воронцова, быстро выдвинувшегося при императрице Елизавете Петровне. Современниками были представители родов — М. М. Голицын (1731−1804), Р. И. Воронцов (1707−1783) и его сын А. Р. Воронцов (1741−1805), а также С. М. Голицын (1774−1869) и М. С. Воронцов (1781−1856).
Генерал-фельдмаршал, президент адмиралтейств-коллегии, князь
М. М. Голицын (1731−1804) имел чрезвычайно обширное хозяйство: кроме домов в Москве и Санкт-Петербурге, владел многочисленными сельскими вотчинами, заводами и промыслами, загородной резиденцией во Влахернском (Кузьминках). Обширные земельные владения семьи М. М. Голицына в 1750—1770 гг. распола-
1 Род Воронцовых известен с 1674 г. как род очень небогатых дворян. Более глубокая его древность не была доказана, несмотря на специальные изыскания в архивах и судебный процесс, который вел М. С. Воронцов с издателем «Родословной книги» Петром Долгоруким, пытаясь доказать древность происхождения графского рода Воронцовых. — А.Г.
гались в 30 у.е.здах Европейской части России [4, с. 24−34]. За ним числилось не менее 34 тыс. душ мужского пола. Хозяйства Г олицыных располагались в селах Голубея Брянского уезда, Гороховое Козельского уезда, Пречистое и Столбово Гжатского уезда- Верхнемулинское и Сергинское Пермского уезда. В архиве хранятся отдельные документы по Алатырской, Севской, Ярославской, Владимирской и Московской провинциям, а также Копорскому и Выборгскому уездам.
Для управления этими владениями в середине XVIII в. М. М. Голицын создал Московскую домовую контору, которая «исполняла волю Его /Сиятельства/ и находилась под собственным его управлением» [3]. Она стала координирующим и руководящим центром всей управленческой деятельности князей Голицыных. Отсюда шли инструкции во все имения, сюда, на имя управляющего, приходили рапорты и отчеты приказчиков о состоянии дел. Главный ее управляющий — «домоуправитель» — мог действовать от имени хозяев. Согласно документам, состав управляющих был относительно стабилен, а длительные сроки службы свидетельствуют об их высокой квалификации, деловых качествах и доверии хозяев [7, л. 64].
В домовых конторах собиралась и упорядочивалась самая разнообразная распорядительная и отчетная документация — указы, наставления, инструкции помещиков и домовых контор, доношения и распоряжения вотчинной администрации, рапорта старост и бурмистров. В учетные материалы входили приходнорасходные книги, окладные ведомости, ужинно-умолотные книги и посевные ведомости, а также реестры записи паспортов для работников, акты крестьянских сделок (подрядные, кортомные, купчие). Отдельную группу составляли документы сельских общин (приговоры, следственные дела), челобитные крестьян, подворные переписи крепостных.
Выполнение распоряжений, поручений и инструкций хозяев в вотчинах организовывал и осуществлял приказчик, возглавлявший вотчинную администрацию. Таким образом, управление в вотчинах осуществлялось через хорошо отлаженный механизм, включавший в себя и грамотных работников: Московская домовая контора — управляющий — приказчик.
Московская домовая контора собирала все документы, посылаемые приказчиками и, при необходимости, устраивала проверки и ревизии. Существовала, например, «Роспись домовым служителям кто имяны и на которой неделе нынешнего поста говеть будет» [5, л. 4−6]. Помимо окладных книг составлялись ежемесячные списки и ведомости на жалование, делались записи для поощри-
тельных и праздничных выдач [6, л. 84]. Основные принципы управления ставили целью сделать хозяйство князей Голицыных экономным, рациональным и стабильным.
Основным документом, регулирующим внутреннее устройство и жизнь в имениях, являлись инструкции для вотчинной администрации, написанные владельцами усадьбы.
Инструкции показывали, что князь М. М. Голицын был сторонником совмещения вотчинных и общинных начал при организации управления помещичьими владениями. В отличие от многих помещиков, он стремился учесть и интересы крестьянской общины. Поэтому он предписывал приказчикам совместно с общиной решать вопросы, связанные с раскладкой повинностей, распределением земельных угодий, норм наказания, выполнением полицейского надзора за соблюдением «тишины и спокойствия» в вотчинах.
Например, пункты инструкции 1774 г., предназначенной для приказчика вотчин Владимирской губернии, формулируют основные требования к назначаемому приказчику. Первыми по значимости являются сбор государственных податей и исполнение указов императорских особ. Потом стоят: сбор доходов помещика, соблюдение губернских и воеводских инструкций и недопущение присутствия в селах подозрительных и беспаспортных людей, меры борьбы против курения, незаконной продажи вина и кормчества, решение вопросов о рекрутах. Последний вопрос должен был решаться на сборе всех мирских людей, причем рекруты должны быть годными к службе, «здоровые и в меру точные». Но в то же время, князь говорит: «чтоб отдавованы были от семей и ис таких, которые беспахотные и никаких промыслов не имеющие и бестягловых, которые только всегда обращаются к гульбе, и как мне, так и мирским людям никакого от них плода не бывает… А как таковых в тамошних вотчинах весьма мало может сыскаться, то для оных случаев и давно намерен я был учредить между крестьянам очередь», для чего составить «генеральную опись всем крестьянам». Особое место в инструкциях занимают следующие вопросы: порядок ухода крестьян из села на заработки, выдача им паспортов при установлении поручителей из «сродственников», рассмотрение спорных вопросов.
Важным для понимания системы управления М. М. Голицына является пункт инструкции, в котором предлагалось решать вопрос о расчетах и взимании государственных податей и господских оброков. Для составления указанной выше генеральной описи крестьян было необходимо, чтобы приказчик «со вре-
менем, всех крестьян, их семьи, домы, промыслы с примечанием достатка каждого, прилежно осмотрел- и потом при расположении зборов на платеж подушных денег и на протчие подати накрепко за крестьянами смотрел, чтоб они между собою располагали тяглами с работников, с промыслов, с торгов, с земель, со всяких заводов, пожитков и со скота, а не по душам, дабы маломочные во всяких со окладов платежах отягощены не были. При которых окладах быть тебе самому неотменно и иметь ежегодные окладные книги».
Хозяйственная деятельность графов Александра и Семена Воронцовых началась, когда в имениях князей Голицыных уже сложилась достаточно четкая система управления. Воронцовы, получившие образование во Франции, были представителями нового поколения. Они рассматривали хозяйство, в первую очередь, как источник денежной ренты. Вся деятельность графа А. Р. Воронцова (1741−1805) — это предпринимательство, арендные и торговые операции, приобретение и освоение новых земель. Она подчинялась единой цели — получить максимальный доход с имений. Центральное управление сосредоточилось в двух домовых конторах — Московской и Петербургской. Главными управляющими домовых контор назначались, в отличие от Голицыных, крупные государственные чиновники, получающие жалование. Среднее звено — вотчинные правления (всего 16 по числу губерний, в которых располагались их имения) — ведали группами отдельных владений и подчинялись домовым конторам. Их возглавляли также посторонние люди, получавшие жалование. Далее шли низшие звенья системы управления. Именно в них было существенное отличие.
У князей Голицыных в каждом имении был представитель вотчинной администрации (приказчик), назначаемый владельцем, которому, как указывалось выше, предписывалось находить равновесие интересов с крестьянской общиной. В структурах управления Воронцовых такое звено отсутствовало. Низшие органы управления в их имениях состояли из выборных сельских должностных лиц: старост, старшин, сборщиков, которые превратились в исполнителей распоряжений помещика под круговой ответственностью сельских миров. Этому способствовали и инструкции: «если мир не строго осудил неплательщика, то недоимки взыскивать с мира» [1, с. 59]. В инструкциях также указывалось, что «стараться все сборы проводить сполна, ибо за каждый рубль недоимки взыщется штрафу по 25 коп». Таким образом, выборная сельская администрация не представляла крестьянского мира, а была защитником интересов помещика. Ни конторы, ни правление, ни выборные представители, как правило, представляющие крестьян-
богатеев, улучшением экономического и бытового положения крестьянской массы не интересовались.
Организация работ домовых контор и вотчинных правлений графов Воронцовых практически мало отличалась от опыта работы управленческого аппарата князей Голицыных, но мотивация в управлении имениями существенно различалась.
Первым существенным отличием является стремление Голицыных сохранять свои усадьбы, полученные ими по наследству от предков, что стимулировало стремление к установлению майоратного владения имениями. Воронцовы пришли к мысли о выгодности перемещения хозяйственной деятельности из северных и центральных губерний на юг, ближе к выгодным торговым путям, поэтому достаточно легко расставались со своими старинными владениями [1, с. 45], не приносящими им дохода, и приобретали на юге новые, стремясь извлечь максимальную прибыль и создать усадьбы, сравнимые с царскими по богатству убранства. Так, в 1834 г. были заложены за долги в Опекунский совет пензенские, частично калужские и тамбовские владения и часть саратовского имения. В 1840 г. были объявлены под залог в Опекунском совете наследственные земли: петербургские — 422 десятины, владимирские — 229 десятин, тамбовские — 1622 десятины, калужские — 347 десятин, кавказские — 1775 десятин, всего на 941 710 руб. ассигнациями.
Ко второму существенному отличию следует отнести христианский дух обращения в имениях князей Голицыных со своей «крещеной собственностью» -крепостными крестьянами. Графы Воронцовы для обеспечения южных имений рабочей силой насильно переселяли туда мужчин из имений, оставшихся в центрально-нечерноземных районах России, разбивая семьи, что, конечно, нельзя назвать справедливым с точки зрения православной морали. Переселение крепостных крестьян осуществлялось также и на новые земли в Поволжье, где крестьяне также испытывали значительные трудности и не приобрели благополучия. Поток новых, почти непрерывных переселений, начавшись в начале XIX в., к концу 1830-х гг. существенно снизил крестьянские наделы. В Сердобском, Вольском, Аткарском уездах их размеры уменьшились до катастрофической величины — 1,5−1,8 десятины на душу мужского пола, что для земледельческого и скотоводческого района представляется совершенно неприемлемым. В архивном фонде Воронцовых сохранилось незначительное количество документов, освещающих крестьянское хозяйство во владениях Воронцовых. Это также свиде-
тельствуют о пренебрежении графов к интересам и судьбам крепостных [1, с. 20]. Порвав со старыми феодальными традициями, Воронцовы перестали жить в своих родовых имениях и утеряли всякую личную связь с ними. Во владениях, расположенных в центре, на северо-западе и севере, земля для Воронцовых утрачивала прежнее значение и расценивалась ими с точки зрения различных коммерческих операций. М. С. Воронцов, сторонник развития капиталистических производственных отношений, стал в 1823 г. новороссийским генерал-губернатором и полномочным наместником Бессарабской области. Всю свою энергию направил на создание на Черноморском побережье торговых портов России, строил железные и шоссейные дороги, развивал промышленное виноградарство и виноделие, занимался разведением тонкорунных овец, выращиванием лесов, экспортом зерновой продукции. Однако тяжесть помещичьей эксплуатации в его хозяйстве вызывала массовое и непрерывное недовольство крестьян. Начавшись с жалоб в домовые конторы, крестьянское недовольство вылилось в открытое организованное выступление против помещика. В 1833 г. в саратовском имении крестьяне отказались платить оброк. Так, задолго до реформы 1861 г., политика капитализации сельского хозяйства, принятая графами Воронцовыми, привела к нарастанию кризисных явлений в экономике России.
Созданные же князьями Голицыными структуры управления и инструкции отвечали задаче, поставленной перед ними государством — управление вверенными им крестьянами с целью всемерного подъема экономики и культуры России [2, с. 136−137]. Именно поэтому усилия князей Голицыных при составлении инструкций были направлены на поиск взаимопонимания и сотрудничества с крестьянскими общинами их имений. Инструкции решали вопросы организации помощи крестьянам в годы неурожаев, погодных катаклизмов, в трудных жизненных ситуациях. Князья открывали в своих имениях школы как для обучения крестьянских детей знаниям в рамках начального образования, так и для получения многих профессиональных знаний, которые затем во многих случаях сослужили крестьянам добрую службу в возможности организации промысловой деятельности. Деятельность некоторых из них способствовала созданию системы медицинского обслуживания, аптек, открытию богаделен для стариков и приютов для сирот.
Сравнительный анализ показал зависимость организации механизма управления вотчинами от личностных характеристик владельцев, каковыми являются их жизненное кредо: консерватизм князей Голицыных и западничество графов
Воронцовых, а также различные исторические корни возникновения этих двух дворянских родов.
Инструкции отразили яркие личностные качества князей Голицыных, их убеждения и государственническую позицию, православное мировоззрение, патернализм и стремление найти тесный контакт с общинными интересами крестьян, живущих на их землях. Деятельность подавляющего большинства представителей княжеского рода Голицыных являлась реализацией основной государственной доктрины, сформулированной С. С. Уваровым в виде триединой формулы: «Самодержавие — православие — народность», что и отражало общие тенденции и характерные особенности, было краеугольным камнем развития усадеб в «золотой век». Сложившаяся система управления позволила создать устойчивый усадебный мир. В рассматриваемый столетний период сочетание патерналистских взглядов князей Голицыных и общинный менталитет крестьян, живущих в их имениях, находился в относительном равновесии, что обеспечивало достаточно устойчивое развитие экономики усадебного мира князей Голицыных, способствовало росту крестьянского населения имений, увеличения зажиточности значительного числа крестьянских хозяйств на селе при увеличении имущественного расслоения крестьянской массы. Даже накануне грозных революционных событий 1917 г. усадебный мир князей Голицыных все еще представлял собой развитый многофункциональный экономический комплекс.
* * *
1. Индова Е. И. Крепостное хозяйство в начале XIX в. По материалам вотчинного архива Воронцовых. М., АН СССР, 1955.
2. Миронов Б. Н. Социальная история России: в 2 т. СПб, 2003. Т. 2.
3. ОПИ ГИМ (Отдел письменных источников Государственного Исторического музея). Ф. 14. Оп. 1. Д. 1.
4. Прохоров М. Ф. Документы рукописного отдела Российской государственной библиотеки о вотчинном хозяйстве Голицыных в середине XVIII в. // Материалы V Голицынских чтений «Хозяева и гости усадьбы Вяземы». Большие Вяземы, 1998.
5. РГАДА (Российский государственный архив древних актов). Ф. 1263. Оп. 2. Д. 15.
6. РГАДА. Ф. 1263. Оп. 2. Д. 29.
7. РГАДА. Ф. 1263. Оп. 10. Д. 904.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой