Механизмы мобилизации этничности: опыт контент-анализа церковных поучений рубежа XIX-XX веков (на материалах Вологодской епархии)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 390(=82)
МАТВЕЕВ Александр Валерьевич, аспирант кафедры теории истории культуры и этнологии Вологодского государственного педагогического университета. Автор 5 научных публикаций
МЕХАНИЗМЫ МОБИЛИЗАЦИИ ЭТНИЧНОСТИ: ОПЫТ КОНТЕНТ-АНАЛИЗА ЦЕРКОВНЫХ ПОУЧЕНИЙ РУБЕЖА Х1Х-ХХ ВЕКОВ (на материалах Вологодской епархии)
Работа посвящена исследованию механизмов мобилизации этнической идентичности русских. Для исследования церковных поучений применяется метод контент-анализа, изучаются механизмы «позитивной» и «негативной» мобилизации этничности, заключающиеся в актуализации этнических маркеров и формировании образа «врага».
Этническая идентичность, мобилизация, контент-анализ, этнические маркеры, образ врага
На рубеже Х1Х-ХХ веков в России обострились социальные, политические и экономические кризисные явления, что представляло реальную угрозу существованию российской государственности. В складывающихся обстоятельствах эффективным способом сплочения общества могла стать мобилизация этнической идентичности русского населения Империи (русские являлись титульным, государствообразующим этносом, в орбите влияния которого находились другие народы).
Отметим, что большинство современных этнографов допускают возможность оказания внешнего влияния на этничность. Об идеологически обусловленной организации и даже трансформации этнической идентичности писали такие исследователи, как Ю.В. Бромлей1, В.А. Тишков2, С.В. Чешко3, М.Н. Губогло4 и др.
Мобилизация этничности предполагает несколько уровней воздействия на массовое сознание (общегосударственный, региональный,
местный) с целью сообщения информации, содержащей определенные этнические аспекты. На рубеже Х1Х-ХХ веков, несмотря усиливающийся кризис, церковь продолжала оставаться одним из основных проводников государственной идеологии5. Наше внимание было привлечено к церковным поучениям («словам»), в которых широко использовались темы патриотизма, этнических аспектов жизни Империи. Данное обстоятельство позволяет рассматривать церковные «слова» как возможный эффективный инструмент мобилизации этничности.
Для проведения исследования было отобрано 74 поучения, чье содержание включало патриотическую, гражданскую тематику, а также некоторые этнически окрашенные компоненты, в т. ч. фразеологизмы, несшие определенную этноидеологическую нагрузку: «Святая Русь», «русский народ», «Земля Русская», «Родина», «Отечество» и др. Поучения произносились в храмах Вологодской епархии (а также вне хра-
мов, перед молебнами, посвященным каким-либо событиям) в период с 1894 по 1917 год. Каждое из них было опубликовано в официальном печатном органе епархии — «Вологодских епархиальных ведомостях», что расширяет границы потенциальной аудитории их информационного воздействия до регионального уровня Вологодской епархии6. «Слова» посвящались повторяющимся из года в год событиям, связанным с жизнью императорской фамилии, однократным событиям общегосударственной важности, ежегодным церковным праздникам и отдельным событиям местного значения.
Эффективным способом исследования поучений является метод контент-анализа, позволяющий максимально объективно подойти к содержанию источников, обнаружить возможные неотрефлексированные авторами поучений аспекты данного содержания, скрытые установки и стереотипы мышления авторов. Процедура контент-анализа включала в себя несколько этапов.
На предварительной стадии исследования в результате качественного анализа содержания источников была выдвинута гипотеза о том, что авторы поучений прибегали к механизмам как позитивной (рассуждения о качествах, свойствах, чертах, присущих этносу и его характеру, формирующие «положительный» образ русского народа), так и негативной (рассуждения о возможной потере и причине потери качеств русского этноса, рассуждения о виновниках потери — врагах, формирующие «негативный» образ народа, который необходимо исправить) мобилизации этничности.
Для эмпирического подтверждения гипотезы была сформирована основная категория «народ» («народ» как этническая общность, а не простое множество людей, что учитывалось в ходе выявления категории). В текстах источников были выявлены семантические (смысловые) пространства категории, ограниченные содержащими ее предложениями. Затем был построен искусственный текст, т. е. единое смысловое пространство категории, очищенное от слов-связок и служебных слов. Дальнейший этап включал в себя выявление и подсчет слов-
понятий в едином смысловом пространстве категории, определение наиболее часто употребляемых слов-понятий, а также определение степени сопряженности и вторичных смысловых пространств некоторых из них.
Смысловое пространство категории «народ» было представлено 1889 словами-понятиями, а общее количество их употреблений достигало 6077 раз. При этом 27,8% (1690 раз) употреблений приходилось всего лить на 30 слов-понятий (1,6% от общего количества). Данные слова-понятия были рассмотрены нами как ведущие доминанты в понятийном пространстве категории «народ». Это следующие слова: народ — 489, русский — 208, царь — 119, православный — 73, божий — 64, вера — 54, святой — 44, церковь — 42, народный — 40, враг — 38, любовь — 36, война -33, Россия — 32, отечество — 31, религиозный -29, государство — 28, мир — 28, благо — 27, земля — 27, жизнь — 25, сила — 25, власть — 24, духовный — 24, люди — 23, нравственность — 23, христианский — 23, сердце — 22, царство — 21, просвещение — 20, родина — 20. При этом на оставшиеся слова приходится в среднем по 2,3 употребления.
Некоторые перечисленные слова-доминанты можно объединить условными понятиями: «государственная власть и отношение к ней», «религия» («нравственность» и «просвещение», как правило, содержали религиозный контекст), «отечество, родина». Когда данные понятия употреблялись в тексте источника как этнические характеристики, обозначающие религиозную и территориально-государственную формы принадлежности русских, они становились индикаторами (маркерами) принадлежности к русскому этносу и способствовали позитивной мобилизации этничности.
Подсчет случаев сопряженности слова-доминанты «русский» со словами «царь», «православный» и «отечество» (слова «отечество» и «родина» представляются нам синонимичными, поэтому слово «родина» тоже учитывалось при выявлении случаев сопряженности) в рамках семантического поля категории «народ» позволил выяснить степень значимости условных понятий «власть», «религия» и «отечество»,
которую желал сформировать священник в сознании прихожан. Преимущественную позицию по отношению к другим занимает слово-понятие «царь» (61 случай сопряжения с понятием «русский»). Учитывая частотность употребления слова «отечество» (18 случаев), мы можем утверждать, что в сознании авторов поучений государственно-территориальная принадлежность рассматривалась как основной и доминирующий маркер этничности русских. Отметим, что особо данные маркеры актуализируются в период с 1904 по 1917 год. Религиозная принадлежность русских находится на втором месте: всего 54 случая сопряжения. При этом важно учесть, что основной набор индикаторов этничности, положенный в основу этномобилизацион-ной риторики поучений, отличается своим «над-этническим» характером, т. е. он свойственен, скорее, не этносу, а нации (под нацией мы понимаем «согражданство»). Но в контексте риторики поучений «надэтнические» характеристики приобретают свойство этнических и рассматриваются как присущие этническому характеру русских.
Интересно, что характеристика русского «национального характера» включала и другие качества. Среди них священники наиболее часто выделяли кротость (смирение, покорность) -11, сплоченность (чувство братства) — 9, милосердие (сочувствие) — 7, преданность — 7. Чуть реже русский народ характеризовался как терпеливый — 3, простосердечный — 3, способный на жертвы — 2, сильный (крепкий, выносливый) — 3, миролюбивый — 3, честный — 2. Также встречаются доблесть, склонность к аскетизму и некоторые другие характеристики.
Важно отметить, что в период с 1904 по 1917 год в содержание поучений включается мотив потери исконных этнических качеств, замены их несвойственными русскому народу. Следствием потери русским народом своих этнических свойств объявлялись потрясе-
ния, переживаемые страной в эти годы. В риторике поучений при перечислении качеств русских все чаще начинают присутствовать такие слова, как «забывать», «оставлять», «отрекаться», «отказываться», «поддаваться». Часто начинает упоминаться еврейский (израильский) народ, как пример потерявшего свои исконные свойства (в рамках семантического поля категории «народ» евреи упоминаются 18 раз). Риторику потери этнических качеств мы можем рассматривать как эффективную часть механизма негативной мобилизации этничности.
Не менее действенной частью того же механизма является и риторика формирования внешнего этнического врага. Слово-понятие «враг» — одно из доминирующих в семантическом поле категории «народ», оно насчитывает 38 употреблений. Формируемый в поучениях образ этнического врага тесно связан с мотивом утраты русскими этнических качеств. Внешние враги русского народа — это главная причина появления несвойственных русским качеств. На рубеже веков, и прежде всего с началом Первой мировой войны, главным врагом русского народа становятся немцы, это подчеркивается и тем, что в рамках семантического пространства категории «народ», слова «немец», «немецкий», «Германия», «германцы» упоминаются гораздо чаще, чем обозначающие другие народы (21 раз), а из контекста риторики ясно, что употребляются данные слова в негативном значении.
Таким образом, рассмотренные нами церковные поучения дают позволяют сделать выводы об одном из способов организации и актуализации этнической идентичности русских на рубеже Х1Х-ХХ веков. При этом необходимо учитывать, что сознательно проводимая властями политика мобилизации на основе этнической идентичности не ограничивается церковными поучениями, а предполагает совместную работу целого комплекса идеологических и политических средств.
Примечания
1 Бромлей Ю. В. Очерки теории этноса. М., 2008. С. 186.
2 ТишкоеВ.А. Реквием по этносу. М., 2003. С. 114−117.
3 Чешко С. В. Человек и этничность II Этнограф, обозрение. 1994. № 6. С. 45.
АГубогло М. Н. Идентификация идентичности: этносоциопогические очерки. М., 2003. С. 16,29.
5 Рягузов С. С. Общественно-политическая деятельность православного духовенства Европейского Севера в конце XIX — начале XX веков II Вестн. Помор, ун-та. Сер. «Гуманит. и соц. науки». 2009. № 3. С. 18−22.
6Вологодские епархиальные ведомости (прибавления). 1894−1917.
Matveev Alexandr
MOBILIZATION MECHANISMS OF ETHNIC IDENTITY: CONTENT-ANALYSIS EXPERIENCE OF CHURCH LECTURES AT THE TURN OF XIX-XX CENTURIES (on the materials of the Vologda diocese)
The work is devoted to studying the mechanisms of the Russian ethnic identity mobilization. The method of the content-analysis is applied for the research of the church lectures at the turn of XIX-XX centuries. The author investigates the mechanisms of «positive» and «negative» mobilization of ethnic identity consisting of the actualization of ethnic markers and of the «enemy» image formation.
Контактная информация: e-mail matveev. alex@inbox. ru
Рецензент — Теребихин H.M., доктор философских наук, профессор кафедры культурологии и религиоведения Поморского государственного университета имени М.В. Ломоносова

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой