Механизмы психологических защит и толерантность

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

A UNIVERSUM:
ПСИХОЛОГИЯ И ОБРАЗОВАНИЕ
МЕХАНИЗМЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ЗАЩИТ И ТОЛЕРАНТНОСТЬ
Протасова Ирина Николаевна
канд. психол. наук, доцент кафедры педагогики и психологии
Алтайского государственного гуманитарно-педагогического университета
имени В. М. Шукшина 659 333, РФ, г. Бийск, ул. Короленко, 53 E-mail: protasovai n@mail. ru
MECHANISMS OF PSYCHOLOGICAL DEFENSES AND TOLERANCE
Irina Ргв1а8вуа
Candidate of psychological sciences, Associate professor of the Department of Pedagogy and Psychology of Shukshin Altai State humanitarian and Pedagogical University
659 333 Russia, Biysk, Korolenko, 53
АННОТАЦИЯ
В статье категория толерантности рассматривается с точки зрения ее неоднозначности, многозначности, дискуссионности. Обосновываются трудности практики проявления толерантности в педагогической деятельности. Рассматриваются возможности научного анализа бессознательного (механизмов психологической защиты) в формировании толерантности как мировоззренческой установки.
В представленном исследовании проверялась гипотеза о том, что в формирование мировоззренческих установок, связанных с толерантностью-интолерантностью, определенный вклад вносят бессознательные компоненты, связанные с механизмами психологических защит.
Для диагностики толерантности был использован экспресс-опросник «Индекс толерантности» (Г.У. Солдатова, О. А. Кравцова, О. Е. Хухлаев,
Протасова И. Н. Механизмы психологических защит и толерантность // Universum: Психология и образование: электрон. научн. журн. 2016. № 3−4 (22) URL: http: //7universum. com/ru/psy/archive/item/3041
Л.А. Шайгерова). Диагностика психологических защит проводилась при помощи теста «Индекс жизненного стиля» (Р. Плутчик, Г. Келлерман, Х. Р. Конт в адаптации Е. С. Романовой, Л.Р. Гребенникова). В исследовании принимали участие 67 студентов 2−3 курсов разных факультетов педагогического вуза (мужчины — 31,3%, женщины — 68,7%).
Представлены данные о структуре связей толерантности с защитными механизмами. Показана связь интолерантности с защитными механизмами подавления, проекции и замещения, индексом напряженности психологических защит.
Наиболее значимые связи с интолерантностью показал защитный механизм «проекция». Для этнической интолерантности и показателя общей интолерантности корреляция значима на уровне 0,01. Для личностной интолерантности корреляция значима на уровне 0,05. Защитный механизм «замещение» оказался связанным с социальной и общей интолерантностью, (P& lt-0,05). Достоверные связи обнаружились у защитного механизма «подавление» с личностной интолерантностью (P& lt-0,05).
Полученные данные позволяют рассматривать интолерантность как индикатор напряженности ряда психологических защит, а психологические защиты как неосознаваемые компоненты установочной интолерантности.
ABSTRACT
The concept of tolerance is considered in the context of its ambiguity, multiple meaning and debatability. Some challenges of tolerance realization in teaching are grounded. Possible ways of scientific analysis of unconsciousness (psychological defense mechanisms) in formation of the tolerance as a worldview attitude are considered.
In presented study we tested the hypothesis on the contribution of the unconscious components associated with psychological defense mechanisms in forming tolerance or intolerance.
To assess the tolerance we used & quot-The tolerance index& quot- questionnaire (G.U. Soldatova, O.A. Kravtsova, O.E. Khukhlaev, L.A. Shaigerova). To measure the
psychological defense mechanisms we used the Life Style Index Questionnaire (R. Plutchic, H. Kellerman and H. Conte translated by E.C. Romanova, L.R. Grebennikov). Participant were 67 students of 2−3 year from different faculties of pedagogical university (men — 31,3%, women — 68,7%).
Some data on the structure of links between the tolerance and psychological defense mechanisms is presented. Correlations of intolerance with psychological defense mechanisms of suppression, projection, substitution and with tension index of psychological defenses are demonstrated.
The most significant correlations with intolerance showed the defense mechanism of projection. The correlation with ethnic intolerance and index of general intolerance the correlation was significant at p & lt- 0,01- the correlation with personal intolerance was significant at p & lt- 0,05. The defense mechanism of displacement turned out to be associated with social and general intolerance (p & lt- 0,05). The defense mechanism of suppression showed association with personal intolerance (p & lt- 0,05).
Obtained data allows to consider the intolerance as an indicator of tension of some psychological defense mechanisms, and the last ones may be considered as unconscious components of attitudinal intolerance.
Ключевые слова: толерантность, интолерантность, сенсуальная толерантность, диспозициональная толерантность, психологическая защита, вытеснение, отрицание, замещение, компенсация, реактивное образование, проекция, интеллектуализация, регрессия.
Keywords: tolerance, intolerance, sensual tolerance, dispositional tolerance, psychological defense, displacement, denial, replacement, compensation, jet formation, projection, intellectualization, regression.
Со времени принятия в 1995 году по инициативе ЮНЕСКО Декларации Принципов Толерантности отмечается постоянный рост научных публикаций, посвященных проблематике толерантности. В Декларации, имеющей
безусловную гуманитарную направленность, терпимость (толерантность) характеризовалась как добродетель, которая делает возможным достижение мира и способствует замене культуры войны культурой мира [2].
Толерантность как научная категория в настоящее время представлена исследованиями в области медицины, физиологии и психофизиологии, психологии, социологии, культурологии, этнологии и многих других наук.
В философской, социологической, психологической литературе проявления интолерантности (прежде всего этнической), ксенофобии рассматривались, прежде всего, как источник социальной, межличностной напряженности [5- 12- 17−19].
Вместе с тем, казалось бы, неоспоримо гуманитарная идея толерантности, воплощаясь в практике взаимодействия людей, на деле представляется далеко не бесспорной.
М. Б. Хомяков отмечал, что широкая толерантность некоторых либеральных обществ зачастую оборачивалась ксенофобией. По его мнению, неудивительно, что и российское общество, также не чуждое скептицизма и даже цинизма по отношению к самым различным ценностям, легко переходит от безразличия к насилию и нетерпимости [18, с. 27].
Безразличие, индифферентность, отсутствие реакции в самом деле может выглядеть как толерантность, но является ли ею? Какие проявления можно отнести к толерантности или ее антиподу — интолерантности? В самом деле, определение самого понятия «толерантность» является одной из сложнейших проблем.
Как синонимы толерантности рассматриваются: либеральность, мягкость, невзыскательность, нетребовательность, снисходительность, снисхождение, терпение, терпимость [13]. Синонимы интолерантности — ксенофобия, фанатизм, непримиримость, жесткость, несносность, аллергия, невыносимость, недопустимость, строгость, суровость [16].
Налицо исключительная широта понятия с множеством смысловых оттенков. Скажем, за снисходительностью может скрываться презрение, за терпением — ярость, а фанатизм можно проявлять, борясь за толерантность.
По мнению А. А. Реана, традиционное понимание толерантности в психологии скорее психофизиологическое и характеризует ослабление реагирования на неблагоприятный фактор под влиянием снижения чувствительности к его воздействию. Рассматривая социально-психологическое представление о толерантности, связанное с терпимостью к различным мнениям, непредубежденностью в оценке людей и событий, А. А. Реан выделил два вида терпимости: сенсуальную и диспозиционную. Сенсуальная терпимость, по его мнению, сродни классической толерантности [12].
Сниженная чувствительность, ослабление реагирования
на неблагоприятные факторы, порождают индифферентность, безразличие, которое внешне вполне может выглядеть как снисходительность или либеральность, не имея ничего общего с этими аспектами толерантности.
В основе диспозиционной терпимости А. А. Реан усматривает принципиально иной механизм. Диспозиционная терпимость характеризует предрасположенность, готовность личности к определенной (терпимой) реакции на среду, проявляющейся на когнитивном (социально-перцептивном), аффективном и поведенческом уровнях реагирования [12].
В этом определении толерантности можно увидеть все основные структурные элементы установки. Следовательно, диспозиционная терпимость характеризует установку сознания.
Толерантное сознание, в котором сходятся духовно-экзистенциальные аспекты бытия личности: ответственность, свобода, автономия, инициатива и креативная решительность, — характеризовал В. И. Кабрин [4, с. 43]. В этом определении толерантность напрямую связывается с личностной зрелостью. В контексте нашего исследования представляет интерес категория «бессознательной толерантности». Указывая на «забальзамированную» со времен 3. Фрейда дихотомию «сознание — бессознательное», В.И. Кабрин
отмечал, что само указание на «бессознательное» уже означает включение его в поле сознания в качестве формы его инобытия [4, с. 45].
Эти идеи легли в основу модели тренинга креативности, в котором была предпринята попытка порождать и закреплять явления бессознательной толерантности. По мнению авторов (В.И. Кабрин и др.), направленность толерантной личности, «ищущей компромисс» ориентирована на другую личность, на межличностную коммуникацию. «Бессознательно толерантная» личность направлена на себя и через себя на контакт с неизвестностью. Этот эффект особенно важен для ориентирования и эффективного «выживания» в ситуациях неопределенности [5].
Напрашивается вывод о том, что истоки интолерантности в личностной незрелости, страхе неопределенности при столкновении с чем-то чуждым, непохожим, отсутствующим в опыте — другой точкой зрения, позицией, формой поведения.
Безусловно, толерантность, рассматриваемая как установка сознания, наряду с сознательными компонентами, содержит в себе и бессознательные, безотчетные, которые влияют на формирование поведения не менее эффективно, не поддаваясь контролю. Проблема их выделения и описания является актуальной для лучшего понимания природы толерантности-интолерантности.
Сложность понятия толерантности, его фундаментальная противоречивость наиболее отчетливо обозначена М. Б. Хомяковым: с одной стороны, имеется то, что кажется нам морально ошибочным, а с другой — мы, как субъекты морали, должны допускать существование этого ошибочного. Следовательно, толерантность в собственном смысле требуется только по отношению к тому, к чему вообще нельзя относиться терпимо [19, с. 25].
Коллектив авторов, работавших в рамках Федеральной целевой программы «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе (2001−2005 годы)», решая проблему границ толерантности, пришел к заключению, что ограничение толерантности бывает
необходимым даже тогда, когда речь идет о фундаментальных гуманистических ценностях. По их мнению, чтобы толерантность могла действенно выполнять свои функции, она должна включать существенные элементы нетерпимости. Предлагаемый ими принцип «нетерпимость к нетерпимости» предполагает сочетание толерантности с нетерпимостью к явлениям, в которых заложен разрушительный потенциал: преступности, терроризму, ксенофобии, расизму, антисемитизму и другим подобным явлениям [17].
Различия людей — социальные, гендерные, этнические, возрастные, индивидуально-психологические и прочие — атрибутивная характеристика человеческого бытия. Принятие этих различий как факта означает признание права людей на уникальность, непохожесть, своеобразие. Толерантность, по нашему мнению, должна выступать как профессионально значимая характеристика личности в целом ряде профессий, определяемых как тип «человек-человек», поскольку обеспечивает возможность взаимодействия людей, заведомо отличающихся друг от друга. Особое значение толерантность должна иметь в педагогической деятельности. Вместе с тем в работах, посвященных профессионально значимым качествам учителя, толерантность, на наш взгляд, недооценена.
В классической работе А. К. Марковой «Психология труда учителя» близкими к понятию толерантности можно считать профессиональные позиции учителя как субъекта равноправного общения, гуманиста, психотерапевта.
Л. М. Митиной в списке профессионально-значимых качеств были представлены более пятидесяти личностных свойств учителя [8]. Толерантность в этот список не попала.
И. А. Зимняя включила толерантность в состав компетенций, относящихся к социальному взаимодействию человека и социальной сферы, наряду с сотрудничеством, социальной мобильностью и пр. [3].
Вместе с тем наше исследование имплицитных представлений студентов -будущих педагогов — о профессионально значимых качествах учителя показало,
что толерантность осознается как ценная личностная характеристика [11]. В блок свойств, выделенных самими опрашиваемыми при составлении портрета учителя, названный нами «Гуманизм во взаимодействии», попали гуманизм, доброта, доброжелательность, милосердие, чуткость, отзывчивость, внимательность, тактичность, справедливость, терпимость, толерантность. Налицо почти полное совпадение с синонимами толерантности. Это самый весомый блок — на него приходится 25% высказываний.
Вместе с тем строгость, доминантность, требовательность — качества, в которых легко обнаруживаются проявления интолерантности, — также считаются необходимыми, хотя их вес существенно меньше [11]. Об этой стороне педагогической деятельности упоминает и А. К. Маркова, называя ее существенным элементом педагогического целеполагания — способность учителя вырабатывать сплав из целей общества и своих собственных и затем предлагать их для принятия и обсуждения учениками [7].
Б. М. Хомяков упоминает о концепции Д. Милля, вводящего принцип, ограничивающий свободу индивида, — принцип моральной зрелости человека для свободы и автономного выбора. Д. Милль говорит о варварстве и детстве, как не способных к свободному выбору [18, с. 29].
Учитель имеет дело с детьми априори морально незрелыми. Для этой категории людей даже с точки зрения идеолога толерантности Д. Милля ограничения свободы допустимы и даже показаны.
Учитель в отношении толерантности постоянно находится в состоянии некоторой амбивалентности в силу самой природы педагогического труда. С одной стороны, помощь, заботу, содействие развитию как профессиональные функции невозможно реализовать без толерантности. С другой стороны, профессиональная позиция учителя предполагает отбор социально желательных проявлений, а следовательно, оценку, корректировку, контроль, управление и даже диктат в отношении ребенка. Все это, без сомнения, допустимо отнести к проявлениям интолерантности.
Можно, конечно, рассуждать о «сплаве из целей общества и своих собственных» и затем о принятии их учениками, ну, а вдруг они их не примут? Учитель в каждый миг своей профессиональной жизни дрейфует от одного полюса к другому, от толерантности — к интолерантности. Ни в одной другой профессии эмоциональное сгорание и профессиональные деформации не проявляют себя так ярко, как в педагогической.
Важность толерантности не исчерпывается ее профессиональной востребованностью. И в обыденной жизни человек сталкивается с постоянной необходимостью определять границы собственной толерантности. Интолерантность (нетерпимость) связана с переживанием сильных отрицательных эмоций, психологического напряжения при столкновении с теми, кто проявляет собственную уникальность, непохожесть, своеобразие. По нашему мнению, в поведенческих проявлениях интолерантности находит отражение психологическое неблагополучие, а может быть, и личностная незрелость — неготовность иметь дело с неопределенностью.
Исследования Э. Деси и др. показали, что отношение к другому без стремления его контролировать (будь то друг, партнёр, коллега, ученик и др.), поддержка его автономии связаны с более высокими уровнями психологического благополучия [20].
По существу, человек, проявляющий интолерантность, ведет битву с ветряными мельницами и обречен на неуспех, поскольку не существует способов ликвидировать различия людей. Почему он это делает? Один из героев пьесы Ж. П. Сартра Гарсен произносит фразу, ставшую крылатой: «Ад -это Другие» [15].
Другой, отличающийся от меня, со своей картиной мира, точкой зрения, жизненной позицией несет в себе фундаментальную угрозу моей картине мира, точке зрения, жизненной позиции. Он заставляет усомниться в собственной правоте.
Л. А. Регуш, А. В. Орлова к психологическим детерминантам профессиональных деструкций педагогов относят разные формы
психологической защиты: отрицание, рационализация, вытеснение, проекцию, идентификацию, отчуждение [9].
В нашем исследовании проверялась гипотеза о существовании связи защитных механизмов личности с толерантностью. Мы исходили из предположения о том, что в формирование убеждений, мировоззренческих установок, связанных с толерантностью-интолерантностью, определенный вклад вносят бессознательные компоненты, связанные с механизмами психологических защит. Как известно, психологические защиты выступают одним из инструментов разрешения внутриличностных конфликтов. В интолерантных установках внутриличностный конфликт прорывается вовне.
По мнению Е. В. Битюцкой, механизмы защиты способствуют уменьшению эмоционального напряжения, тревоги, делают возможным сохранение гармоничности и уравновешенности структуры личности. Однако психологическая цена использования психологических защит — искаженная, фальсифицированная картина ситуации либо ее игнорирование [1].
В контексте нашего исследования важной является идея о том, что существование защит может обеспечить возможность косвенного измерения уровней внутриличностного конфликта, поскольку дезадаптированные индивиды должны использовать защиты в большей степени, чем адаптированные [14].
Необходимо отметить, что исследование взаимосвязей толерантности и механизмов психологических защит проводилось Л. В. Марищук, Т. И. Юхновец. Авторами обследовалась довольно специфическая выборка -студенты-психологи в количестве 27 человек. Было установлено наличие большого количества статистически значимых умеренных корреляционных связей по шкалам методики «Изучение толерантности» (В. Бойко) и шкалам теста «Механизмы психологической защиты» (Р. Плутчик, Г. Келлерман, Х.Р. Конт) [6].
Л. В. Марищук, Т. И. Юхновец обнаружили связи как положительного, так и отрицательного характера. В частности, по данным авторов, слабые
корреляционные связи обнаруживаются у механизма психологической защиты «проекция» и показателей интолерантности (пять шкал из восьми возможных), механизма психологической защиты «замещение» и показателей интолерантности (5 из 8 шкал), «регрессия» (3 из 8 шкал), механизма «подавления» с 1 из шкал интолерантности. Вместе с тем толерантность положительно связана с «отрицанием».
На наш взгляд, ограниченность и специфичность выборки не позволяют сделать окончательных выводов о взаимосвязи интолерантности с механизмами психологических защит и нуждаются в уточнении.
Для диагностики толерантности в нашем исследовании был использован экспресс-опросник «Индекс толерантности» (Г.У. Солдатова, О. А. Кравцова, О. Е. Хухлаев, Л.А. Шайгерова) [10]. Структурой опросника предусмотрено получение данных об этнической толерантности, социальной толерантности, толерантности как черты личности. Суммарный показатель по трем шкалам показывает общий уровень толерантности. Содержательно толерантность как черта личности, по нашему мнению, совпадает с диспозиционной терпимостью, характеризующей определенные установки личности, ее систему отношений к действительности: к другим людям, к их поведению, к себе, к воздействию других людей на себя, к жизни вообще [по 12].
Диагностика психологических защит осуществлялась при помощи теста «Индекс жизненного стиля» (Р. Плутчик, Г. Келлерман, Х. Р. Конт в адаптации Е. С. Романовой, Л.Р. Гребенникова) [14]. В основе теста лежит представление о механизмах психологических защит как производных основных эмоций. По результатам обследования в индивидуальном профиле находят отражение уровни выраженности таких защитных механизмов, как вытеснение, отрицание, замещение, компенсация, реактивное образование, проекция, интеллектуализация (рационализация) и регрессия.
По мнению авторов теста, выраженность психологических защит может служить косвенным подтверждением наличия внутриличностного конфликта. Механизмы психологической защиты понимаются как производные эмоций,
поскольку каждая из основных защит онтогенетически развивалась для сдерживания одной из базисных эмоций [14].
В исследовании принимали участие 67 студентов 2−3 курсов разных факультетов педагогического вуза (АГГПУ им. В.М. Шукшина). Количество юношей (мужчины) — 31,3%, девушек (женщины) — 68,7%.
Полученные результаты были обработаны в программе SPSS. 19 с использованием дисперсионного и корреляционного анализа.
Определенный интерес в нашем исследовании представляют описательные статистики, характеризующие уровень толерантности студентов — будущих педагогов.
Таблица 1.
Средние значения показателей толерантности (N=67)
Толерантность Среднее значение Среднеквадратичная отклонения
Этническая толерантность 24,61 5,263
Социальная толерантность 26,24 4,034
Личностная толерантность 28,45 3,640
Толерантность общая 79,24 8,780
Наименьшие значения зафиксированы по шкале этнической толерантности, наибольшие — по шкале личностной толерантности, которая, по нашему мнению, представляет диспозициональные аспекты толерантности (установку сознания). Суммарный показатель толерантности невысок, но находится в пределах границ умеренно выраженной толерантности (61−99) по критериям разработчиков теста [10].
Одним из аспектов исследования, привлекающих наше внимание, являются гендерные различия в толерантности, поскольку традиционно педагогической деятельностью преимущественно занимаются женщины.
Таблица 2.
Показатели толерантности в мужской и женской выборках
Толерантность пол N Среднее значение Стандартная отклонения
Этническая толерантность муж 21 22,90 5,495
жен 46 25,39 5,022
Социальная толерантность муж 21 26,62 5,581
жен 46 26,07 3,151
Личностная толерантность муж 21 29,00 4,817
жен 46 28,20 2,986
Общая толерантность муж 21 78,33 11,280
жен 46 79,65 7,481
Как видно из таблицы 2, показатели этнической и общей толерантности несколько ниже у мужчин.
Для сравнения средних показателей толерантности в мужской и женской выборках был использован дисперсионный анализ. Результаты представлены таблице 3.
Таблица 3.
Данные однофакторного дисперсионного анализа показателей толерантности с учетом фактора пола
ANOVA
Сумма квадратов ст. св. Средний квадрат Г Знач.
Этническая толерантность Между группами 89,144 1 89,144 3,332, 073
Внутри групп 1738,766 65 26,750
Всего 1827,910 66
Социальная толерантность Между группами 4,422 1 4,422, 269, 606
Внутри групп 1069,757 65 16,458
Всего 1074,179 66
Личностная толерантность Между группами 9,328 1 9,328, 701, 406
Внутри групп 865,239 65 13,311
Всего 874,567 66
Толерантность общая Между группами 25,078 1 25,078, 322, 572
Внутри групп 5063,101 65 77,894
Всего 5088,179 66
Достоверные различия в толерантности мужской и женской выборок не были обнаружены. Можно лишь отметить, что в нашем исследовании характерной чертой мужской толерантности является большая вариативность показателей, женская выборка демонстрирует гомогенность оценок.
В показателях средних значений механизмов психологических защит с учетом фактора пола при помощи дисперсионного анализа были обнаружены статистически достоверные различия в отношении двух защитных механизмов: подавления и реактивного образования. Результаты представлены в таблице 4.
Таблица 4.
Данные однофакторного дисперсионного анализа показателей механизмов психологических защит с учетом фактора пола
АШУА
Сумма квадратов ст. св. Средний квадрат Г Знач.
Отрицание Между группами, 890 1, 890, 133, 716
Внутри групп 433,528 65 6,670
Всего 434,418 66
Подавление Между группами 21,587 1 21,587 5,760, 019
Внутри групп 243,578 65 3,747
Всего 265,164 66
Регрессия Между группами 26,718 1 26,718 3,162, 080
Внутри групп 549,223 65 8,450
Всего 575,940 66
Компенсация Между группами, 535 1, 535, 122, 728
Внутри групп 285,764 65 4,396
Всего 286,299 66
Проекция Между группами 3,679 1 3,679, 540, 465
Внутри групп 442,977 65 6,815
Всего 446,657 66
Замещение Между группами 1,085 1 1,085, 120, 730
Внутри групп 588,527 65 9,054
Всего 589,612 66
Интеллектуализация Между группами 5,507 1 5,507 1,174, 283
Внутри групп 304,941 65 4,691
Всего 310,448 66
Реактивное образование Между группами 104,366 1 104,366 18,702, 000
Внутри групп 362,738 65 5,581
Всего 467,104 66
Индекс напряженности Между группами 1,227 1 1,227 1,109, 296
Внутри групп 71,885 65 1,106
Всего 73,112 66
Средние показатели механизма подавления в мужской выборке -5,57 баллов, в женской — 4,35 баллов. Различия достоверны для Р& lt-0,02.
Средние значения механизмов реактивного образования в мужской выборке — 3,8 баллов, в женской — 6,5 баллов. Достоверность различий очень велика, вероятность ошибки практически равна нулю.
Типичные гендерные различия в механизмах психологических защит можно охарактеризовать следующим образом: мужчины относительно чаще женщин используют механизм подавления, за которым стоит совладание с проявлением тревоги [по 14]. Подавление относят к самым примитивным видам защит, связанным с отсутствием переработки содержания.
Реактивное образование можно назвать типичным «женским» защитным механизмом, за которым стоят гедонистические эмоции. Это защита чуть более высокого порядка связана с преобразованием или искажением содержания мыслей, чувств, поведения, превращением их в свою противоположность.
Отдельные характеристики из описания защитного поведения в норме, связанного с механизмом реактивного образования [по 14], практически полностью совпадают с нормативным портретом учителя: подчеркнутое стремление соответствовать общепринятым стандартам поведения, озабоченность «приличным» внешним видом, вежливость, любезность, бескорыстие, общительность, неприятие всего того, что связано с отношениями полов.
Установление структуры связей толерантности и механизмов психологических защит проводилось при помощи метода Пирсона.
Таблица 5.
Данные корреляционного анализа показателей толерантности и механизмов психологических защит
Толерантность Механизмы психологических защит
Отрицание Подавление Регрессия Компенсация Проекция Замещение Интеллектуализация Реактивное образование Индекс напряженности
Этническая толерантность 0,177 0,036 -0,096 -, 105 -391** -, 134 0,011 -, 097 -, 203
Социальная толерантность -, 012 -, 151 -, 055 -, 055 -0,238 -246* -, 019 0,036 -, 226
Личностная толерантность 0,1 -251* -146 -, 069 -, 245* -, 215 0,017 0,047 -, 196
Толерантность общая 0,149 -0,156 -129 -0,106 -, 449** -, 285* -0,003 -0,015 -, 300*
**. Корреляция значима на уровне 0,01 (двухсторонняя).
*. Корреляция значима на уровне 0,05 (двухсторонняя).
Данные корреляционного анализа позволяют прийти к заключению о том, что психологические защиты вносят определенный вклад в формирование толерантной установки сознания и могут быть отнесены к факторам «бессознательной толерантности» или, точнее, «бессознательной интолерантности», поскольку характер связей обратный. С показателями толерантности оказались статистически достоверно связаны такие защитные механизмы, как подавление, проекция и замещение.
В психоэволюционной теории эмоций Р. Плутчика и структурной теории личности Г. Келлермана, лежащих в основе методики «Индекс жизненного стиля», утверждается, что «замещение» развивалось для совладания с выражением гнева, «подавление» — для совладания с выражением тревоги, «проекция» — с выражением недоверия или неприятия. В каждом случае страх является общим элементом, участвующим в конфликте эмоций [14].
Эти защитные механизмы в соответствии с теорией Г. Келлермана -Р. Плутчика могут быть отнесены к примитивным, характеризующим эмоционально незрелую личность. «Подавление» — защита с отсутствием переработки содержания, «проекция» и «замещение» — защиты с преобразованием или искажением содержания мыслей, чувств, поведения.
Наиболее значимые связи с интолерантностью показал защитный механизм «проекция». Для этнической интолерантности и показателя общей интолерантности корреляция значима на уровне 0,01 (двухсторонняя). Для личностной интолерантности корреляция значима на уровне 0,05 (двухсторонняя).
Механизм проекции позволяет переносить собственную неполноценность на других. В качестве характерных черт защитного поведения Г. Келлерман и Р. Плутчик называют: контроль, отсутствие внушаемости, повышенную критичность, гордость, самолюбие, эгоизм, злопамятность, обостренное чувство справедливости, заносчивость, подозрительность, ревнивость, враждебность, упрямство, несговорчивость, нетерпимость к возражениям, замкнутость, пессимизм, повышенную чувствительность к критике
и замечаниям, требовательность к себе и к другим, стремление достичь высоких показателей в любом виде деятельности [по 14].
Защитный механизм «замещение» оказался связанным слабыми, но статистически достоверными связями с социальной и общей интолерантностью (корреляция значима на уровне 0,05).
В соответствии с теорией Г. Келлермана — Р. Плутчика «замещение» развивается для сдерживания эмоции гнева в отношении более сильного, старшего или значимого субъекта, выступающего как фрустратор. Характерные поведенческие реакции: импульсивность, раздражительность, вспыльчивость, требовательность к окружающим, реакции протеста в ответ на критику, отсутствие чувства вины [по 14].
Слабые, но достоверные связи обнаруживаются у защитного механизма «подавление» с личностной интолерантностью (корреляция значима на уровне 0,05).
Защитный механизм «подавление» развивается для сдерживания страха, проявления которого неприемлемы для позитивного самовосприятия. Способы реализации механизма подавления на поведенческом уровне: инертность и пассивность, уход в себя, безынициативность, склонность быть зависимым от кого-либо, тщательное избегание ситуаций, которые могут стать проблемными и вызвать страх, покорность, робость, забывчивость, боязнь новых знакомств [по 14].
Общая толерантность (суммарный ее показатель по трем шкалам) оказалась связанной с индексом напряженности психологических защит (корреляция значима на уровне 0,05). Характер связи обратный: чем выше уровень защитных механизмов, тем ниже уровень толерантности.
Проведенное нами исследование позволяет сделать заключение о том, что формирование толерантного сознания, толерантных установок не может быть реализовано традиционными способами информирования, просвещения и пр. в силу их обусловленности бессознательными механизмами психологических защит. Интолерантность личности может служить
индикатором напряженности ряда психологических защит, которые в свою очередь выступают как неосознаваемые компоненты установочной интолерантности.
Список литературы:
1. Битюцкая Е. В. Современные подходы к изучению совладания с трудными жизненными ситуациями // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. — 2011. — № 1. — С. 100−111.
2. Декларация принципов толерантности / [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http: //www. conventions. ru/view_base. php? id=633 (дата обращения: 24. 03. 2016).
3. Зимняя И. А. Ключевые компетенции — новая парадигма результата современного образования // Интернет-журнал «Эйдос». — 2006. — 5 мая / [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http: //www. eidos. ru/journal/2006/0505. htm. (дата обращения: 24. 03. 2016).
4. Кабрин В. И. Исследование и развитие определенных качеств толерантности в тренинговых группах с различной степенью директивности / В. И. Кабрин, П. Н. Савин, Я. Б. Частоколенко, Л. В. Шабанов // Вестник ТГУ. — Томск, 2005. — № 285. — С. 61−68.
5. Кабрин В. И. Психология как наука толерантности: коммуникативный подход // Сибирский психологический журнал. — 2004. — № 20. — С. 15−20.
6. Марищук Л. В. Психологические особенности толерантности студентов-психологов с разным уровнем развития профессионального самосознания / Л. В. Марищук, Т. И. Юхновец // Весщ БДПУ. — Серыя 1. Педагопка. Шхалопя. Фшалопя. — 2009. — № 4 (62). — С. 34−41.
7. Маркова А. К. Психология труда учителя: Кн. для учителя. — М.: Просвещение, 1993. — 192 с.
8. Митина Л. М. Учитель как личность и профессионал. — М.: Дело, 1994. -216 с.
9. Педагогическая психология / под ред.: Л. А. Регуш, А. В. Орловой. -СПб. [и др. ]: Питер, 2011. — 414 с.
10. Практикум по психодиагностике и исследованию толерантности / под ред. Г. У. Солдатовой, Л. А. Шайгеровой и др. — М.: МГУ им. М. В. Ломоносова, 2003. — 112 с.
11. Протасова И. Н. Представления студентов о профессионально значимых личностных качествах педагога // Психологическое здоровье и психологическая культура в современном Российском образовании / Материалы V всероссийской научн. -практ. конфер., Барнаул, 31 октября -1 ноября 2013 года / под ред. Л. С. Колмогоровой. — Барнаул: АлтГПА, 2013. — С. 158−161 / [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. uni-altai. ru/ped-pshyhol/ipp-science/ (дата обращения: 8. 03. 16).
12. Психология адаптации личности. Анализ. Теория. Практика / А. А. Реан, А. Р. Кудашев, А. А. Баранов. — СПб.: ПРАЙМ-ЕВРОЗНАК, 2006. — 479 с.
13. Психология. А-Я. Словарь-справочник / пер. с англ. К. С. Ткаченко. — М.: ФАИР-ПРЕСС. М. Кордуэлл. 2000. — 448 с.
14. Романова Е. С., Гребенников Л. Р. Механизмы психологической защиты: генезис, функционирование, диагностика. — Мытищи: Издательство «Талант», 1996. — 144 с.
15. Сартр Жан-Поль: Пьесы: [пер. с фр./ Сартр Жан-Поль- вступ. ст. С. Великовского]. — (Театр). Кн.1. Гудьял-Пресс, 1999 — 557 с.
16. Словари и энциклопедии на Академике / [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http: //dic. academic. ru/ (дата обращения: 24. 03. 2016).
17. Толерантность против ксенофобий / под ред. В. И. Мукомеля и Э. А. Паина. -М.: Институт социологии РАН, 2005. — 112 с.
18. Хомяков М. Б. Толерантность и ее границы // Национальный психологический журнал. — 2011. — № 2 / [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http: //cyberleninka. ru/article/n7tolerantnost-i-ee-granitsy (дата обращения: 24. 03. 2016).
19. Хомяков М. Б. Толерантность — парадоксальная ценность // Журнал социологии и социальной антропологии. — 2003. — Т. 6. — № 4. — С. 98−112.
20. Deci E.L., La Guardia J.G., Moller A. C. et al. On the benefits of giving as well as receiving autonomy support: Mutuality in close friendships // Personality and Social Psychology Bulletin. — 2006. — № 32. — Р. 313−327. doi: 10. 1177/146 167 205 282 148 [Полный текст].
References:
1. Bityutskaya E.V. Modern approaches to the study of coping with difficult life situations. Vestnik of Moscow University. Seriia 14. Psikhologiia [Vestnik Moskovskogo universiteta. Series 14. Psychology]. 2011, No. 1, pp. 100−111. (In Russian).
2. The Declaration of principles on tolerance. Available at: www. conventions. ru/view_base. php? id=633 (Accessed 24 March 2016).
3. Zimnja I.A. Core competencies — a new paradigm of contemporary education result. Internet-zhurnal «Eidos» [Online magazine & quot-Eidos"-]. 2006. 5 May. Available at: www. eidos. ru/journal/2006/0505. htm. (Accessed 24 March 2016).
4. Kabrin V.I. Research and development of certain qualities of tolerance in the training groups with varying degrees of above. Vestnik TGU [Herald of the TSU]. Tomsk, 2005, no. 285. pp. 61−68. (In Russian).
5. Kabrin V.I. Psychology as the science of tolerance: a communicative approach. Sibirskii psikhologicheskii zhurnal [Siberian psychological journal]. 2004, no. 20. pp. 15−20. (In Russian).
6. Marisuk L.V. Psychological characteristics of tolerance of students-psychologists with different levels of development of professional consciousness. Vestsi BDPU. Seryia 1. Pedagogika. Psikhalogiia. Filalogiia [News BSPU. Series 1. Pedagogy. Psychology. Philology]. 2009, no. 4 (62), pp. 34−41. (In Belarusian).
7. Markova A.K. Psychology labor teacher. Moscow, Prosveshchenie Publ., 1993, 192 p. (In Russian).
8. Mitina L.M. Teacher as a person and a professional. Moscow, Delo Publ., 1994, 216 p. (In Russian).
9. Regus L. A, Orlova A.V. Pedagogical psychology., St. Petersburg, Piter Publ., 2011, 414 p. (In Russian).
10. Soldatova G.U., Sajgerova L.A., etc. Psychodiagnostics and research workshop on tolerance. Moscow, MGU im. M.V. Lomonosova Publ., 2003, 112 p. (In Russian).
11. Protasova I.N. Representations of students about professionally significant personal qualities of teachers. Psikhologicheskoe zdorov'-e i psikhologicheskaia kul'-tura v sovremennom Rossiiskom obrazovanii [Psychological health and psychological culture in a modern Russian education]. Barnaul, AltGPA Publ., 2013, pp. 158−161 Available at: www. uni-altai. ru/ped-pshyhol/ipp-science (Accessed 8 March 2016).
12. Rean A., Kudashev A., Baranov A. Psychology adaptation of personality. Analysis. Theory. Practice. St. Petersburg, PRAIM-EVROZNAK Publ., 2006, 479 p. (In Russian).
13. Psychology. A-H. Dictionary-reference book. Moscow, FAIR-PRESS. M. Korduell Publ. 2000, 448 p. (In Russian).
14. Romanova E.S., Grebennikov L.R. Psychological defense Mechanisms: the Genesis, functioning, diagnosis. Mytishchi, Talant Publ., 1996, 144 p. (In Russian).
15. Sartre Jean-Paul: Plays. (Theatre). Book 1. Gud'-ial-Press Publ., 1999, 557 p. (In Russian).
16. Dictionaries and encyclopedias on Academician. Available at: http: //dic. academic. ru (Accessed 24 March 2016)
17. Mukomela V.I. and Paina E.A. Tolerance against ksenofobij. Moscow, RAN Institut sotsiologii Publ., 2005, 112 p. (In Russian).
18. Homjakov M.B. Tolerance and its border. Natsional'-nyi psikhologicheskii zhurnal [National psychological journal]. 2011, no. 2. Available at: http: //cyberleninka. rU/article/n/tolerantnost-i-ee-granitsy (Accessed: 24 March 2016).
19. Homjakov M.B. Tolerance-the paradoxical value. Zhurnal sotsiologii i sotsial'-noi antropologii [Journal of sociology and social anthropology]. 2003, Vol. 6. no 4, pp. 98−112. (In Russian).
20. Deci E.L., La Guardia J.G., Moller A.C. et al. On the benefits of giving as well as receiving autonomy support: Mutuality in close friendships. Personality and Social Psychology Bulletin. 2006. No. 32. P. 313−327. doi: 10. 1177/146 167 205 282 148.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой