Развитие смысловой саморегуляции как основы профессионального здоровья сотрудников правоохранительных органов

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 159. 9:351. 74 ББК Ю983+Х7
ГСНТИ 15. 31. 35
Код ВАК 19. 00. 13
Рябова Мария Геннадьевна,
кандидат психологических наук, преподаватель, кафедра психологии служебной деятельности и педагогики, Уральский юридический институт МВД России- 620 057, г. Екатеринбург, ул. Корепина, д. 66- e-mail: ryabina_mariya@mail. ru
РАЗВИТИЕ СМЫСЛОВОЙ САМОРЕГУЛЯЦИИ КАК ОСНОВЫ
ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ЗДОРОВЬЯ СОТРУДНИКОВ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ
КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: саморегуляция- профессиональное здоровье- смысловые образования- психологическое благополучие.
АННОТАЦИЯ. Профессиональная деятельность сотрудников правоохранительных органов считается экстремальной и требует особых профессионально важных психологических качеств. Именно смысловая саморегуляция обусловливает адаптивность сотрудника правоохранительных органов к различным жизненным ситуациям, способствует выбору адекватного стиля поведения в них, обеспечивает успешность и безопасность служебной деятельности. Цель данной работы — исследование смысловой саморегуляции сотрудников правоохранительных органов и ее взаимосвязи с профессиональным здоровьем. В результате было выявлено, что специфика смысловой саморегуляции личности сотрудников определяется эмоциональным дискомфортом, субъективным неблагополучием, адаптивностью, осознанным планированием деятельности, что отражается на профессиональном здоровье. Способность планировать свои жизненные цели и поддерживать осознанную активность в их достижении является показателем профессионального здоровья личности сотрудника правоохранительных органов. С целью сохранения профессионального здоровья сотрудникам правоохранительных органов может быть предложен комплекс мероприятий, направленный на развитие смысловой саморегуляции, включающий тренинг личностного роста, тренинг коррекции эмоциональной сферы, тренинг смысловой регуляции жизненного пути и другие. Психологическая работа в данном случае должна носить комплексный характер и осуществляться на различных уровнях психической деятельности (когнитивном (самопонимание), эмоциональном (отношение к себе), поведенческом (саморегуляция)).
Ryabova Mariya Gennad'-evna,
Candidate of Psychology, Senior Lecturer of Department of Psychology of Service and Pedagogy, Ural Law Institute of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation, Ekaterinburg, Russia.
DEVELOPMENT OF SENSE SELF-REGULATION AS A BASIS OF PROFESSIONAL HEALTH OF LAW ENFOCEMENT PERSONNEL
KEYWORDS: self-regulation- professional health- sense units- psychological well-being.
ABSTRACT. Professional activity of law enforcement officers is considered to be extreme and needs special professionally relevant psychological qualities. It is sense self-regulation that defines the degree of adaptiv-ity of a law enforcement officer to various real situations, helps them to choose adequate style of behavior in those situations and ensures safety and success of their professional activity. The aim of the given article is to study sense self-regulation of law enforcement officers and its connection with professional health. It has been found, that the specificity of sense self-regulation of law enforcement personnel is defined by emotional discomfort, subjective ill-being, adaptivity and purposeful planning of activity, which affects professional health. Ability to plan one'-s goals of life and show purposeful planning in their realization serves as an indicator of professional health of the personality of a law enforcement officer. In order to preserve their professional health law enforcement officers may be provided with a complex of activities aimed at development of sense self-regulation including training personal growth, training correction of emotional sphere, training sense self-regulation of one'-s life, etc. Psychological support in this case should be complex and carried out at different levels of psychic activity (cognitive — self-understanding, emotional -attitude to oneself and behavioral — self-regulation).
ров. К этим факторам относят дефицит времени, неопределенность ситуации, необходимость одновременного совмещения нескольких видов деятельности, интеллектуальные перегрузки, физическое и психическое переутомление, повышенную служебную и моральную ответственность за принимаемые решения и др.
Профессиональная деятельность сотрудников правоохранительных органов
П!
'-рофессиональное здоровье человека определяется как состояние здоровья, позволяющее осуществлять эффективную профессиональную деятельность, а также как устойчивость к неблагоприятным факторам, сопровождающим ее. Профессиональная деятельность сотрудников правоохранительных органов в основном рассматривается исследователями с точки зрения негативно действующих на его здоровье факто-
© Рябова М. Г., 2015
представляет собой процесс пребывания в состоянии хронического напряжения и связана с существенным количеством сопутствующих стрессоров. В результате у таких людей наблюдаются разнообразные последствия дистресса, которые выражаются нарушениями здоровья и успешности профессиональной деятельности, сопровождающимися соматическими, эмоциональными и поведенческими проявлениями. Профессиональная деятельность сотрудников правоохранительных органов считается экстремальной и требует таких особых профессионально важных психологических качеств, как способности эффективно приспосабливаться к экстремальным условиям, формировать высокий уровень активности нервно-психического состояния, сохранять длительное время работоспособность, «то есть умение формировать оптимальный стиль жизнедеятельности, активную жизненную позицию, оптимальный уровень саморегуляции психофизиологических функций» [8].
Именно этим обусловлена значимость исследований стиля саморегуляции и саморегуляции функциональных состояний человека в сложных условиях правоохранительной деятельности.
В настоящее время уже исследованы и описаны существенные черты саморегуляции. В научной литературе затронуты вопросы саморегуляции психических процессов и состояний личности и отражены различные концепции регуляции психической деятельности.
Модель саморегуляции поведения «Т-О-Т-Е» (Дж. Миллер, Е. Галантер, К. При-брам) является одной из первых. Данная модель положила начало исследованиям, в которых научение рассматривается в контексте когнитивной активности обучаемого. Активность является целенаправленной и регулируется обратной связью. Рассмотрение когнитивных процессов как обеспечивающих переработку информации позволяет изучать регу-ляторные процессы.
Периодизация развития саморегуляции рассмотрена в трудах К. Копп. Появление новых способностей способствует переходу на более высокий уровень саморегуляции, которая представляет собой гибкое адаптивное поведение и характеризуется развитой способностью ждать и сдерживать себя.
Ч. Карвер и М. Шейер под саморегуляцией рассматривают соответствующие осуществляемые субъектом процессы целепо-лагания и процессы корректировки изменений, препятствующих достижению цели. Согласно данной точке зрения, поведение представляет собой постоянный процесс
движения к цели со встроенным механизмом управления на основе обратной связи.
В модели Ю. Я. Голикова и А. Н. Костина психическая регуляция включает три самостоятельные системы: текущая, ситуативная и долгосрочная регуляция.
А. К. Осницким разработана концептуальная модель регуляторного опыта человека. Основными компонентами опыта, входящими в систему саморегуляции, являются опыт рефлексии и ценностно-моти-вационный опыт, опыт привычной активизации, операциональный опыт и опыт сотрудничества.
Многоуровневая система регуляции жизнедеятельности Г. Ш. Габдреевой включает два блока:
1) внешний блок регуляции, представляющий открытую часть функциональной системы, обеспечивающей выбор оптимальных межличностных отношений, поведения, деятельности и психического состояния-
2) внутренний блок, определяющий процессы, которые направлены на сохранение гомеостазиса в относительно закрытой части системы, отвечающей за приспособительную деятельность организма.
Все уровни системы жизнедеятельности человека (социально-психологический, личностный, уровень психических процессов, уровень психических состояний, уровень регуляции функциональных состояний) взаимосвязаны. Если происходят изменение на одном из них, то это ведет к изменению всей системы в целом. Соответственно, возможно оптимизировать состояние всей системы, если осуществлять целенаправленную регуляцию психических состояний.
Психическую саморегуляцию функциональных состояний рассматривают также в определенных отношениях с профессиональной деятельностью, в данном случае, она представляет собой специфический вид деятельности субъекта. Развитие саморегуляции способствует становлению адаптивных личностных свойств субъекта, которые обеспечивают эффективность, надежность, работоспособность и другие характеристики профессиональной деятельности в экстремальных условиях (Л. Г. Дикая).
К. А. Абульханова-Славская рассматривает саморегуляцию как систему, состоящую из двух уровней: личностной саморегуляции деятельности и психической саморегуляции.
По мнению И. И. Чесноковой, саморегуляция представляет собой процесс организации своего поведения, характеризующийся специфической активностью, которая направлена на соотнесение поведения с
требованиями ситуации, ожиданиями других людей, на актуализацию психологических резервов соответственно ситуации. Саморегуляция осуществляет коррекцию действий и готовность изменять собственное поведение. Самоконтроль выступает в роли внутреннего механизма саморегуляции и состоит в оценивании поведения, которое соотносится с предполагаемым или непосредственным оцениванием его окружающими людьми.
По определению О. А. Конопкина, под осознанной саморегуляцией понимается «системно организованный процесс внутренней психической активности человека по инициации, построению, поддержанию и управлению разными видами и формами произвольной активности, непосредственно реализующей достижение принимаемых человеком целей» [5- 6- 7].
О. А. Конопкиным была разработана «нормативная» концептуальная модель, отражающая наиболее общие структурно-функциональные моменты строения процессов саморегуляции, которая имеет следующую структуру.
Принятая субъектом цель деятельности. Основная функция этого компонента саморегуляции — системообразование. Остальные компоненты саморегуляции и саморегуляция в целом формируются для достижения принятой цели в том ее виде, как она осознана субъектом.
Субъективная модель значимых условий. Данный компонент способствует выделению необходимых внешних и внутренних условий активности для успешной исполнительской деятельности. Субъективная модель значимых условий выполняет функцию источника информации, на основании которой человек осуществляет программирование собственно исполнительских действий.
Программа исполнительских действий. Основная функция — регуляторная, позволяющая создавать конкретную программу исполнительских действий. Такая программа носит информационный характер и определяет последовательность, способы и другие (в том числе динамические) характеристики действий, которые направлены на достижение цели в условиях, выделенных самим субъектом в качестве наиболее значимых при обосновании принимаемой программы действий.
Система субъективных критериев достижения цели — специфическое функциональное звено психической регуляции, основная функция которого — конкретизация и уточнение исходной формы и содержания цели.
Контроль и оценка реальных результатов — это регуляторное звено. Основная функция — оценка текущих и конечных результатов относительно системы принятых субъектом критериев успеха. Данный компонент информирует о степени соответствия (или рассогласования) между запрограммированным ходом деятельности, ее этапными и конечными результатами и реальным ходом их достижения.
Решения о коррекции системы1 саморегулирования. Специфика реализации этой функции заключается в том, что если конечным результатом такой коррекции является коррекция собственно исполнительских действий, то первичной причиной этого может служить изменение, внесенное субъектом по ходу деятельности в любое другое звено ре-гуляторного процесса, например, коррекция модели значимых условий, уточнение критериев успешности и др. [5- 6].
В. И. Моросановой было предложено понятие индивидуального стиля саморегуляции («индивидуально-типическое своеобразие саморегуляции и реализации произвольной активности человека»), который характеризуется индивидуально-типическим комплексом стилевых особенностей. К стилевым особенностям относятся индивидуальные особенности регуляторных процессов (планирование, моделирование, программирование, оценка результатов) и особенности, которые характеризуют функционирование всех звеньев системы саморегуляции и одновременно являются регу-ляторно-личностными свойствами (самостоятельность, надежность, гибкость, инициативность).
Саморегуляция рассматривается автором как целостная, замкнутая по структуре, открытая информационная система, реализуемая взаимодействием функциональных звеньев, где каждое из звеньев, в свою очередь, реализуется соответствующим регуля-торным процессом (планирование цели, моделирование условий, программирование, оценивание и коррекция результатов активности) [10- 11].
Ведущее место в саморегуляции постановки целей и осознания своих поступков занимают смысловые образования (Е. З. Ба-сина, Б. С. Братусь, Г. А. Вайзер, Б. В. Зей-гарник, В. А. Иванников, К. В. Карпинский, Д. А. Леонтьев, Е. Е. Насиновская, В. Э. Чуд-новский и др.). Без смысловой саморегуляции невозможна ориентация субъекта в устойчивой структуре смысловых связей между событиями жизненного пути и индивидуальным смыслом жизни (С. Л. Рубинштейн).
Единого определения понятия «смысл» не существует. С точки зрения од-
них авторов, смысл имеет индивидуальную неповторимость, зарождается при активности самого субъекта (А. Адлер, Б. С. Братусь, Е. Е. Насиновская, В. Франкл и др.). С точки зрения других — смысл зависит от когнитивных процессов переработки информации (С. Мадди и др.). Третьи авторы выделяют социокультурную детерминацию смыслов и объясняют смысл его местом в более широком контексте (Р. Мэй, К. Г. Юнг и др.). Наличие большого числа противоречивых работ позволяет заключить, что смысл представляет собой сложное многогранное образование, которое может проявляться в различных психологических формах и феноменах.
В контексте данного исследования под смысловой саморегуляцией понимается осознанная саморегуляция, ядром которой является смысловая сфера, моделирующая, стабилизирующая и интегрирующая все ее функциональные звенья и компоненты.
Смысловая сфера — это особым образом организованная совокупность смысловых образований (структур) и связей между ними, обеспечивающая смысловую регуляцию целостной жизнедеятельности субъекта во всех ее аспектах (Д. А. Леонтьев). От эффективного построения и организации системы психической саморегуляции будет зависеть успешность включенности личности в жизненные отношения.
Смыслообразование выступает в системе саморегуляции как процесс восстановления смысловых связей и распространения смысловых систем на новые объекты, что обеспечивает соединение разрозненных компонентов смысловой саморегуляции в единую систему и, как следствие, включенность личности в жизненные отношения [12].
Изучением связи смысловой сферы и особенностей саморегуляции поведения у сотрудников правоохранительной деятельности обращались М. Е. Зеленова, Е. В. Филатова, М. Ш. Магомед-Эминов, Г. Н. Анцу-пова, В. А. Рогачев, И. Н. Коноплева, М. А. Куркини др. Выявлено, что уровень осмысленности жизни связан с уровнем социально-психологической адаптированно-сти ветеранов, вернувшихся из зон горячих точек (М. Е. Зеленова). Травматическая ситуация представляет собой ситуацию потери смысла, в которой происходит его трансформация с созданием ценностно-смысловых противоречий, смысловых новообразований, а также является важнейшим этиологическим фактором посттравматического стрессового расстройства (М. Ш. Магомед-Эминов). В целом, пребывание в экстремальных ситуациях приводит к глубоким изменениям, затрагивающим ценностную сферу (Е. В. Филатова, Г. Н. Ан-
цупова). В преодолении стрессовых ситуаций осознанная саморегуляция определяет выбор копинг-стратегий сотрудниками правоохранительных органов, что является важным психологическим фактором обеспечения надежности, эффективности и успеха профессиональной деятельности в экстремальных условиях (В. А. Рогачев, И. Н. Коноплева). Способность к произвольной саморегуляции является прогностическим показателем успешности профессиональной деятельности оперативных сотрудников (М. А. Куркин).
Смысловая саморегуляция обусловливает адаптивность сотрудника правоохранительных органов к различным жизненным ситуациям, способствует выбору адекватного стиля поведения в них, обеспечивает успешность и безопасность служебной деятельности.
Обладание навыками произвольной саморегуляции свидетельствует о возможности и умении человека осознавать свои цели, строить систему действий, направленных на достижение этих целей, моделировать условия окружающей действительности для оптимального разрешения своих проблем, контролировать, корректировать программу действия в зависимости от складывающихся ситуаций, что говорит о высоком уровне пластичности человека, приспособленности, адаптированности к окружающей действительности. Однако становление субъекта деятельности зависит и от особенностей конкретной деятельности. «Формирование единой для множества разных деятельностей системы саморегуляции позволяет подготовить человека в будущем к перемене поведения в трансформирующихся ситуациях, адаптации к постоянно меняющимся условиям деятельности» [1]. При наличии и совершенствовании у сотрудника системы саморегуляции возникает тенденция к осознанному проявлению и пониманию себя как субъекта деятельности, в результате чего уменьшается конфликтность, повышается уверенность в себе, улучшается профессиональное самочувствие, что и является качеством профессионала [5].
Именно развитие личностного потенциала в сфере управления своими психическими состояниями и развитие сознательной саморегуляции имеют чрезвычайную актуальность как в плане подготовки к выполнению конкретной оперативно-служебной деятельности (особенно с выраженным нервно-психическим компонентом рабочей нагрузки), так и в плане общих профилактических психологических, медицинских и социальных мер, направленных на сохранение и укрепление здоровья, улучшение
психологической атмосферы в обществе [8]. Развитие профессионально значимых особенностей личности сотрудников правоохранительных органов играет важную роль уже на этапе профессиональной подготовки, в противном случае следствием несфор-мированности и низкой результативности регуляторных механизмов может стать появление отчуждения, реакций стресса и де-задаптивных форм поведения [3].
В настоящее время недостаточно внимания уделено изучению психологической структуры смысловой саморегуляции личности сотрудника правоохранительной деятельности, ее компонентов- мало изучены субъективные факторы, определяющие профессиональное здоровье, и недостаточен набор практических рекомендаций по управлению своими психическими состояниями и развитию сознательной саморегуляции. Вместе с тем умение регулировать собственное состояние в условиях экстремальной деятельности является определяющим фактором в плане сохранения профессионального здоровья.
Таким образом, целью данной работы является исследование смысловой саморегуляции сотрудников правоохранительных органов и ее взаимосвязи с профессиональным здоровьем.
Для достижения поставленной цели было проведено пилотажное исследование, в котором приняли участие 30 сотрудников полиции Мордовского РОВД Тамбовской области в возрасте от 21 до 56 лет. Сотрудники имеют различный стаж выслуги в правоохранительных органах, и 50% из них принимали участие в боевых действиях на территории Чеченской Республики.
В рамках проведения данного исследования были использованы следующие методики: шкала субъективного благополучия М. В. Соколовой, Миссисипская шкала посттравматического стрессового расстройства (военный и гражданский варианты), опросник «Стиль саморегуляции поведения» В. И. Моросановой, Симптоматический опросник SCL-90, многоуровневый личностный опросник «Адаптивность». Анализ данных осуществлялся с помощью программы SPSS 22.0 for Windows.
С целью изучения специфики смысловой саморегуляции личности сотрудника правоохранительных органов был применении факторный анализ данных, с помощью которого были выделены следующие компоненты.
1. Эмоциональный дискомфорт. Наиболее значимый вес этого фактора составили шкалы опросника «Шкала субъективного благополучия»: «психиатрическая симптома-
тика (признаки, сопровождающие основную психиатрическую симптоматику, такие как депрессия, сонливость, рассеянность и тому подобное)» (0,690), «значимость социального окружения» (0,458), «напряженность и чувствительность» (0,564), а также шкалы опросника «Стиль саморегуляции поведения»: «моделирование» (-0,632), «программирование» (-0,683), «самостоятельность» (0,810) и «оценка результатов» (-0,787).
Эмоциональный дискомфорт свидетельствует о склонности к депрессиям, тревоге, пессимистичности, замкнутости, слабой сформированности процессов моделирования и программирования. Лицам с выраженным фактором «эмоциональный дискомфорт» свойственны неуравновешенность, отсутствие гибкости, импульсивность, трудности в контроле собственных эмоций и поведения, чаще всего такие люди не удовлетворены собой и своим положением в обществе.
2. Второй фактор составили шкалы методики «Шкала субъективного благополучия»: «психиатрическая симптоматика (депрессия, сонливость, рассеянность и т. п.)» (0,449), «изменения настроения» (0,852), «значимость социального окружения» (0,758), «самооценка здоровья» (0,713), «удовлетворенность повседневной деятельностью» (0,811). Данный фактор был обозначен с учетом шкал его составляющих — субъективное неблагополучие.
Субъективное неблагополучие свидетельствует о неудовлетворенности жизнью, доминировании отрицательных эмоций над положительными.
3. Третий фактор объединил такие переменные, как высокий уровень нервно-психической устойчивости и поведенческой регуляции (0,741), высокая моральная нормативность (0,610), «личностный адаптивный потенциал» (0,842) (многоуровневый личностный опросник «Адаптивность»). Данный фактор был назван «Адаптивность».
4. Фактор «Осознанное планирование деятельности» составили переменные «напряженность и чувствительность» (0,479) («Шкала субъективного благополучия»), «планирование» (0,709), «гибкость» (0,646) (методика «Стиль саморегуляции поведения») и «коммуникативные способности» (0,502) (Многоуровневый личностный опросник «Адаптивность»).
На рисунке 1 представлено процентное соотношение компонентов специфики смысловой саморегуляции сотрудников правоохранительных органов.
130 ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ В ОБРАЗОВАНИИ
Осознанное планирование
Субъективное неблагополучие
21%
? Эмоциональный дискомфорт? Субъективное неблагополучие
? Адаптивность? Осознанное планирование деятельности
Рис. 1. Специфика смысловой саморегуляции
Результаты корреляционного анализа позволяют заключить (таблица 1), что эмоциональный дискомфорт и слабая сформи-рованность компонентов саморегуляции сотрудников правоохранительных органов проявляются жалобами в кардиоваскуляр-ной, гастроинтестинальной, респираторной и других системах, симптомами обсессивно-компульсивного расстройства, чувством беспокойства и ярко выраженного дискомфорта в процессе межличностного общения, дисфорическими симптомами, потерей жизненной энергии, нервозностью, напря-
женностью, приступами паники. Также неуравновешенность, отсутствие гибкости, импульсивность, трудности в контроле собственных эмоций и поведения тесно взаимосвязаны с проявлением симптоматики посттравматического стрессового расстройства: симптомов повторного переживания, симптомов избегания и повышенной возбудимости. Неудовлетворенность жизнью имеет высокую корреляцию с проявлениями негативного аффективного состояния злости, в частности, с агрессивностью, раздражительностью, гневом и негодованием.
Таблица 1
Результаты корреляционного анализа
Факторы Миссисипская шкала ПТСР Соматизация Обсессивно-компульсивные расстройства Интерперсональная чувствительность Депрессия Тревожность ь т с о н б си, а р И
Эмоциональный дискомфорт, 635**, 435*, 461*, 415*, 481**, 452*, 159
Субъективное неблагополучие, 220, 181, 032, 211, 155, 119, 502**
Анализ и интерпретация исследовательского материала показывают, что специфика смысловой саморегуляции личности сотрудников определяется эмоциональным дискомфортом, субъективным неблагополучием, адаптивностью, осознанным планированием деятельности, что отражается на профессиональном здоровье. Способность планировать свои жизненные цели и поддерживать осознанную активность в их достижении является показателем здоровья личности сотрудника правоохранительных органов.
Психологическое здоровье предполагает состояние душевного благополучия, которое характеризуется отсутствием болезненных психических проявлений, обеспечивает адекватную условиям действительности регуляцию поведения и деятельно-
сти. Знание компонентов и особенностей профессионального здоровья сотрудников правоохранительных органов, в свою очередь, не только предупреждает возникновение профессиональных болезней, но и выступает в качестве процесса сохранения и развития профессионального потенциала личности.
С целью выявления особенностей профессионального здоровья сотрудников правоохранительных органов были использованы «Миссисипская шкала посттравматического стрессового расстройства (военный и гражданский варианты)» и «Симптоматический опросник БОЬ-90″. Полученные данные были подвергнуты кластерному анализу, по итогам которого испытуемые были распределены на четыре группы (рис. 2).
3 группа 20%
4 группа 3%
1 группа 40%
2 группа 37%
? 1 группа? 2 группа ¦ 3 группа? 4 группа
Рис. 2. Группы „профессионального здоровья“ сотрудников правоохранительных органов
Четвертая группа и чуть в меньшей степени третья группы респондентов характеризуются максимально выраженными симптомами повторного переживания, избегания, повышенной возбудимости, переживанием дискомфорта в различных системах организма, признаками обсессивно-компульсивного расстройства, чувством личностной неадекватности и неполноценности при коммуникациях, широким спектром депрессивной симптоматики и проявлений тревожного расстройства, негативными аффективными состояниями, стойкими неадекватными реакциями страха по отношению к определенным людям или предметам, паранойяльными тенденциями в поведении- возможен избегающий стиль жизни.
Сотрудникам, вошедшим в первую группу, подобная симптоматика не свойственна. Вторая группа испытуемых занимает промежуточное положение по уровню проявления нарушений „профессионального здоровья“ между первой и третьей группами. Таким образом, мы можем условно выделить четыре уровня профессионального здоровья сотрудников правоохранительных органов.
С целью выявления специфических особенностей смысловой саморегуляции сотрудников с разным уровнем „профессионального здоровья“ был проведен сравнительный анализ компонентов, полученных в результате факторного анализа (рис. з).
32
22-
?71
& quot-Л
77
11ш"|[


Г * / /
* /

^ / /.



¦ 1 группа
¦ 2 группа
¦ 3 группа
? 4 группа
Рис. 3. Особенности смысловой саморегуляции сотрудников с разным уровнем „профессионального здоровья“
Статистически значимые различия вы- нального здоровья» в большей степени
явлены по первому фактору «эмоциональ- свойственно переживание эмоционального
ный дискомфорт» (р=0,003). То есть испы- дискомфорта, неудовлетворенность собой,
туемым третьей и четвертой групп с ярко неадекватная самооценка, отсутствие дове-
выраженными нарушениями «профессио- рия к окружающим, выраженный комплекс
неполноценности, трудности саморегуляции собственного поведения и неблагоприятных эмоциональных состояний. Этим людям сложно осуществлять постановку целей, формировать программу действий. Тем не менее, таким людям свойственно осознанное планирование деятельности, проявляющееся в способности к постановке целей, гибкости поведения, сопровождающееся напряженностью и чувствительностью. Это, в свою очередь, определяет профессиональный потенциал личности.
Сотрудники, вошедшие в первую группу и характеризующиеся отсутствием симптоматики соматических расстройств, повторного переживания, избегания, повышенной возбудимости, обсессивно-ком-пульсивного расстройства и т. д., то есть условно здоровые в большей степени переживают эмоциональный комфорт, субъективное благополучие, им свойственна адаптивность поведения и осознанное планирование деятельности.
С целью сохранения профессионального здоровья сотрудникам правоохранительных органов может быть предложен комплекс мероприятий, направленный на раз-
витие смысловой саморегуляции, включающий тренинг личностного роста, тренинг коррекции эмоциональной сферы, тренинг смысловой регуляции жизненного пути и др. Психологическая работа в данном случае должна носить комплексный характер и осуществляться на различных уровнях психической деятельности (когнитивном (самопонимание), эмоциональном (отношение к себе), поведенческом (саморегуляция)).
Данное исследование позволяет заключить, что смысловая саморегуляция определяет профессиональное здоровье сотрудников правоохранительных органов. Способность планировать свои жизненные цели и поддерживать осознанную активность в их достижении является показателем здоровья личности сотрудника правоохранительных органов. Предупреждению профессиональных болезней, сохранению и развитию профессионального потенциала личности будут способствовать комплексная психологическая работа по достижению эмоционального комфорта, субъективного благополучия, адаптивности, осознанного планирования деятельности.
ЛИТЕРАТУРА
1. Белоус О. В. Формирование саморегуляции как фактор повышения профессионализма учителя // Ежегодник Рос. психол. о-ва: мат-лы 3-го Всерос. съезда психологов, 25−28 июня 2003 г.: в 8 т. СПб., 2003. Т. 1.
2. Воробьева М. А. Профессиональная деформация специалистов и ее профилактика // Педагогическое образование в России. 2015. № 2. С. 22−27.
3. Злоказов К. В. Исследование уровня успеваемости студентов в связи с особенностями деструктив-ности личности // Педагогическое образование в России. 2011. № 1. С. 106−112.
4. Злоказов К. В., Кузнецов Р. А., Плетников В. С. Профессиональная деформация сотрудников правоохранительных органов как предмет психолого-юридического анализа: монография / Федеральное гос. образовательное учреждение высш. проф. образования „Уральский юридический ин-т М-ва внутренних дел Российской Федерации“, Каф. теории и истории государства и права. Екатеринбург, 2009.
5. Конопкин О. А. Психическая саморегуляция произвольной активности человека (структурно-функциональный аспект) / / Вопросы психологии. 1995. № 1. С. 5−12.
6. Конопкин О. А., Моросанова В. И. Стилевые особенности саморегуляции деятельности // Вопросы психологии. 1989. № 5. С. 18−23.
7. Конопкин О. А. Психологические механизмы регуляции деятельности. М.: Наука, 1980.
8. Коноплева И. Н., Калягин Ю. С. Саморегуляция психических состояний как элемент психологической готовности к деятельности в экстремальных условиях // Психология и право. 2011. № 4.
9. Леоненко Н. О. Смысловая регуляция в психологической структуре жизнестойкости студентов педагогического вуза // Педагогическое образование в России. 2014. № 4. С. 149−154.
10. Моросанова В. И. Опросник „Стиль саморегуляции поведения“ (ССПМ): руководство. М.: Коги-то-Центр, 2004.
11. Моросанова В. И. Стилевые особенности саморегулирования личности // Вопросы психологии. 1991. № 1. С. 121.
12. Рябова М. Г. Смыслообразование в структуре саморегуляции личности с психологической зависимостью в юношеском возрасте: автореф. дис. … канд. психол. наук. Тамбов, 2010.
13. Рябова М. Г., Уваров Е. А. Смысложизненные ориентации как основной психологический критерий качества жизни субъекта (субъективного качества жизни) // Вестник Новосибирск. гос. ун-та. Серия: Психология. 2009. Т. 3. № 2. С. 97−106.
14. Сорокина Л. В., Попова О. А. Психологическое здоровье педагогов, факторы его определяющие // Вестник Тамбовск. ун-та. Серия: Естественные и технические науки. 2012. Т. 17. № 2. С. 797−801.
15. Уваров Е. А. Самоорганизация субъекта в современной реальности // Вестник Тамбовск. ун-та. Серия: Гуманитарные науки. 2006. № 3−2 (43). С. 178−187.
REFERENCES
1. Belous O. V. Formirovanie samoregulyatsii kak faktor povysheniya professionalizma uchitelya / / Ezhegodnik Ros. psikhol. o-va: mat-ly 3-go Vseros. s& quot-ezda psikhologov, 25−28 iyunya 2003 g.: v 8 t. SPb., 2003. T. 1.
2. Vorob'-eva M. A. Professional'-naya deformatsiya spetsialistov i ee profilaktika // Pedagogicheskoe obra-zovanie v Rossii. 2015. № 2. S. 22−27.
3. Zlokazov K. V. Issledovanie urovnya uspevaemosti studentov v svyazi s osobennostyami destruktivnosti lichnosti // Pedagogicheskoe obrazovanie v Rossii. 2011. № 1. S. 106−112.
4. Zlokazov K. V., Kuznetsov R. A., Pletnikov V. S. Professional'-naya deformatsiya sotrudnikov pra-vookhranitel'-nykh organov kak predmet psikhologo-yuridicheskogo analiza: monografiya / Federal'-noe gos. obra-zovatel'-noe uchrezhdenie vyssh. prof. obrazovaniya „Ural'-skiy yuridicheskiy in-t M-va vnutrennikh del Rossiyskoy Federatsii“, Kaf. teorii i istorii gosudarstva i prava. Ekaterinburg, 2009.
5. Konopkin O. A. Psikhicheskaya samoregulyatsiya proizvol'-noy aktivnosti cheloveka (strukturno-funktsional'-nyy aspekt) // Voprosy psikhologii. 1995. № 1. S. 5−12.
6. Konopkin O. A., Morosanova V. I. Stilevye osobennosti samoregulyatsii deyatel'-nosti // Voprosy psikho-lo-gii. 1989. № 5. S. 18−23.
7. Konopkin O. A. Psikhologicheskie mekhanizmy regulyatsii deyatel'-nosti. M.: Nauka, 1980.
8. Konopleva I. N., Kalyagin Yu. S. Samoregulyatsiya psikhicheskikh sostoyaniy kak element psikhologiche-skoy gotovnosti k deyatel'-nosti v ekstremal'-nykh usloviyakh / / Psikhologiya i pravo. 2011. № 4.
9. Leonenko N. O. Smyslovaya regulyatsiya v psikhologicheskoy strukture zhiznestoykosti studentov pe-dagogicheskogo vuza // Pedagogicheskoe obrazovanie v Rossii. 2014. № 4. S. 149−154.
10. Morosanova V. I. Oprosnik „Stil'- samoregulyatsii povedeniya“ (SSPM): rukovodstvo. M.: Kogi-to-Tsentr, 2004.
11. Morosanova V. I. Stilevye osobennosti samoregulirovaniya lichnosti / / Voprosy psikhologii. 1991. № 1. S. 121.
12. Ryabova M. G. Smysloobrazovanie v strukture samoregulyatsii lichnosti s psikhologicheskoy zavisi-most'-yu v yunosheskom vozraste: avtoref. dis. … kand. psikhol. nauk. Tambov, 2010.
13. Ryabova M. G., Uvarov E. A. Smyslozhiznennye orientatsii kak osnovnoy psikhologicheskiy kriteriy ka-chestva zhizni sub& quot-ekta (sub& quot-ektivnogo kachestva zhizni) // Vestnik Novosibirsk. gos. un-ta. Seriya: Psikhologiya. 2009. T. 3. № 2. S. 97−106.
14. Sorokina L. V., Popova O. A. Psikhologicheskoe zdorov'-e pedagogov, faktory ego opredelyayushchie // Vestnik Tambovsk. un-ta. Seriya: Estestvennye i tekhnicheskie nauki. 2012. T. 17. № 2. S. 797−801.
15. Uvarov E. A. Samoorganizatsiya sub& quot-ekta v sovremennoy real'-nosti // Vestnik Tambovsk. un-ta. Seriya: Gumanitarnye nauki. 2006. № 3−2 (43). S. 178−187.
Статью рекомендует канд. психол. наук, доцент К. В. Злоказов.
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ СЕМЬИ
30 сентября — 3 октября 2015 г. состоялась У1-ая Международная научная конференция „ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ СЕМЬИ“.
Организаторами конференции выступили Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова (факультет психологии), Московское отделение Российского психологического общества, Институт психологии им. Л. С. Выготского, Уральский государственный педагогический университет, Белорусский государственный педагогический университет им. М. Танка (факультет психологии), Федеральный проект „Крепкая семья“.
В конференции приняли участие представители государственных, общественных и некоммерческих организаций, работающих в сфере науки, образования, здравоохранения и социальной поддержки семьи, представители органов государственной власти и местного самоуправления, занимающиеся вопросами семейной политики из 8 стран: России, Белоруссии, Казахстана, Таджикистана, Киргизии, Сербии, Франции, Испании (общее количество участников — 204 человека). Российские участники представляли 7 федеральных округов: Центральный, СевероЗападный, Южный, Приволжский, Уральский, Сибирский, Дальневосточный. Наиболее активное участие в работе конференции приняли специалисты Центрального, Приволжского, Южного и Уральского федеральных округов.
Конференция проводилась с целью привлечения общественного внимания к социальным и психологическим проблемам современной семьи, организации обмена результатами научных исследований между специалистами в области актуальных проблем современной семьи, интеграции опыта отечественных исследований в мировое психологическое сообщество, определения эффективных направлений психологической помощи семье XXI века, создания механизмов взаимодействия государственных и общественных институтов и выработки научных рекомендаций для органов власти по формированию и реализации государственной семейной политики.
В рамках конференции проведены 2 пленарных заседания, 10 секционных, 3 круглых стола. В результате обсуждения более чем 60 научных докладов были обозначены актуальные проблемы теоретической и практической работы в области семейной психологи, отмечены достижения в целом ряде направлений психологической практики, намечены актуальные задачи.
Открыл конференцию декан факультета психологии МГУ им. М. В. Ломоносова, академик РАО, доктор психологических наук, профессор Ю. П. Зинченко, который в своем приветствии отметил 20-летний опыт успешного решения конференцией теоретических и практических проблем психологической помощи семье, пожелал участникам плодотворной работы.
Приветствия к участникам конференции направили Председатель Государственной Думы Ф С РФ, Федеральный координатор проекта „Крепкая семья“ С. Е. Нарышкин, Уполномоченный при Президенте Р Ф по правам ребенка П. А. Астахов. С приветственным словом также обратились директор Федерального проекта „Крепкая семья“ ВПП „Единая Россия“, член-корреспондент РАО, доктор психологических наук, профессор А. А. Реан, ректор Уральского государственного педагогического университета, доктор педагогических наук, профессор А. А. Симонова, региональный координатор проекта „Крепкая семья“, депутат Тюменской областной Думы Т. П. Белоконь и др.
На мероприятии с пленарными докладами выступили:
— академик РАО доктор психологических наук В. С. Собкин, говоривший об участии родителя в обучении ребенка,
— член-корреспондент РАО, доктор психологических наук, профессор А. А. Реан, осветивший семейные факторы риска девиантного поведения детей и подростков,
— заведующий кафедрой возрастной психологии МГУ им. М. В. Ломоносова, доктор психологических наук, профессор О. А. Карабанова, рассказавшая о позитивном родительстве как пути к сотрудничеству и развитию,
— доктор психологических наук, профессор МГУ им. М. В. Ломоносова Е. Т. Соколова, которая говорила о семье в эпоху неопределенности,
— доктор психологических наук, заведующий кафедрой педагогической психологии Института психологии им. Л. С. Выготского Российского государственного гуманитарного университета, доктор психологических наук, профессор В. К. Шабельников, раскрывший функции семьи в системе психологических напряжений современного общества,
— заведующая кафедрой психологии развития и акмеологии Московского гуманитарного университета, доктор психологических наук, ректор Института перинатальной психологии и
психологии репродуктивной сферы Г. Г. Филиппова, обозначившая основные проблемы, встающие перед репродуктивной психологией,
— заведующий кафедрой психологии образования Уральского государственного педагогического университета, доктор психологических наук, профессор Н. Н. Васягина, отметившая, что в современном мире реализация высочайшей жизненной цели родителей — сформировать ребенка как целостную личность — напрямую зависит от меры субъектности,
— доцент кафедры возрастной психологии МГУ имени М. В. Ломоносова, председатель секции „Семейная психология и семейное консультирование“ Московского отделения Российского общества психологов» Е. И. Захарова, рассказавшая о траекториях возрастно-психологического развития в зрелом возрасте через освоение родительской позиции и др.
Предметом обсуждения на тематических секциях и круглых столах стали проблемы функционирования семьи в современном мире и в разных типах культур, отношения современной молодежи к семье, психологии супружеских и детско-родительских отношений, психологии ро-дительства (материнства и отцовства), репродуктивной и перинатальной психологии, воспитания и развития ребенка в семье, семейной психодиагностики, теории и практики семейной психотерапии и консультирования, проблемы и перспективы подготовки специалистов в области психолого-педагогического сопровождения семьи и др.
По итогам проведения конференции принята РЕЗОЛЮЦИЯ.
В рамках конференции отмечается, что в условиях стремительно разворачивающихся во всем мире изменений в разных сферах жизнедеятельности человека — политической, экономической, культурной и других — семья остается единственным институтом, сохранившим сравнительно неизменной свою роль. Являясь средой развития ребенка, основным источником самосознания и личностного становления взрослого, поддерживающей силой для пожилого человека, семья обеспечивает психологическое благополучие ее членов, предоставляет ресурс для самореализации и преодоления трудных жизненных ситуаций. Рождающаяся в семье эмоциональная связь становится тем образцом, ориентируясь на который, человек выстраивает отношения с окружением вне ее пределов, транслируя, таким образом, опыт семейных отношений в пространстве и во времени. В этом смысле благополучная семья — это жизненная необходимость как для отдельного человека, так и для общества в целом.
Осознавая важность семьи в воспитании новых поколений, обеспечении общественной стабильности и прогресса, государство и общество объединяют свои усилия в решении проблем современной семьи. Сегодня в России разработаны и успешно реализуются федеральные и региональные программы поощрения рождаемости, охраны материнства и детства, жизнеустройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, обеспечения молодых семей жильем- в стране действуют многочисленные общественные организации, ориентированные на поддержку семей, попавших в трудную жизненную ситуацию и др.
Однако предпринимаемых мер явно недостаточно. В выступлениях участников конференции обозначилась обеспокоенность, вызванная усилением негативных процессов и тенденций, характерных для системного кризиса института семьи. Наблюдается депопуляция населения России за счет снижения рождаемости и превалирования однодетных семей, все чаще встречается «отложенное родительство», увеличиваются ряды сторонников движения «child-free» (свобода от детей). Широкое распространение приобретают альтернативные формы брака (в т. ч. гражданский брак), растет число неполных, дисфункциональных и деструктогенных семей, все чаще предпочитается одиночество как осознанная альтернатива браку и семье.
Ситуация усугубляется и тем обстоятельством, что современная российская семья нуклеар-на, стремится к автономии от прародительской семьи, что ведет к проблемам межпоколенного взаимодействия и отчуждению членов семьи. Семья неуклонно снижает свой потенциал в передаче компетенций семейной жизни непосредственно от родителей и старших поколений в целом к детям и младшим членам семьи. Особой проблемой становится сепарация и индивидуализация молодого человека. В практическом плане это приводит к тому, что молодые люди, покидая родительскую семью даже с самыми благими намерениями жить самостоятельно и образовать собственные семьи, оказываются некомпетентными в этой области. С другой стороны, ослабление связей с прародительской семьей приводит к снижению супружеской и родительской компетенции. Это в совокупности с непростыми экономическими условиями, принижением значимости отцовства и материнства по сравнению с успехами в построении карьеры, приводящими к занятости и эмоциональному истощению родителей, сказывается на снижении доли участия семьи в интеллектуальном и личностном развитии детей. Увеличивается практика делегирования родительских обязанностей помощникам (няням) и социальным образовательным учреждениям, что размывает образовательный и воспитательный потенциал семьи.
Участники конференции также обратили внимание на разновекторность усилий, направляемых на семью со стороны важнейших подсистем общества (культурно-массовой, информационной, экономической, политической, здравоохранительной, образовательной и др.), отсут-
ствие образовательной политики, ориентированной на формирование мировоззренческих представлений о семье и ее значимости в сознании молодого поколения, размытость гендерных образцов поведения, явно недостаточное внимание к вопросам психолого-педагогического сопровождения семьи на всех этапах ее жизненного цикла, отсутствие гарантированной профессиональной поддержки культуры семейного строительства и ответственного родительства для широких слоев населения.
Необходимо:
1) продолжить исследования по обозначенной теме, последовательно расширяя и актуализируя диапазон затрагиваемых проблем,
2) высоко оценивая реализуемые в Российской Федерации программы по поддержке семьи, призвать научное сообщество России активнее участвовать в разработке, обсуждении и оптимизации этих программ,
3) продолжить работу по созданию эффективного механизма межведомственного взаимодействия всех ветвей власти, а также учреждений и организаций, работающих в сфере оказания помощи семьям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации,
4) укреплять социальное партнерство между государственными органами, общественными организациями, бизнес-сообществом с целью внедрения эффективных проверенных на практике моделей работы с семьей и реализации проектов, направленных на укрепление семейных ценностей,
5) отметить существенный вклад Российского психологического общества в решение актуальных вопросов психологии семьи, привлечение общественного внимания к социальным и психологическим проблемам современной семьи, выработке научных рекомендаций для органов власти по формированию и реализации государственной семейной политики,
6) признать эффективным международный формат обсуждения психологических проблем современной семьи, обмена результатами научных исследований, интеграции опыта отечественных исследований в мировое психологическое сообщество, определения эффективных направлений психологической помощи семье, поиска ресурсов, необходимых для укрепления семьи, повышения ее терапевтического потенциала.
Принято решение рекомендовать:
• средствам массовой информации — больше внимания уделять положительному опыту семейной жизни, пропагандировать семейные ценности (ответственности, верности, уважительного отношения к людям младших и старших поколений и т. п.) —
• учреждениям культуры — использовать потенциал отечественных национальных семейных ценностей, традиций и обычаев, связанных с регулированием семейно-брачных отношений, уделить большее внимание «семейным» праздникам в России («День матери» и т. п.), сделать регулярными выставки и конкурсы по семейной тематике-
• органам образования, руководителям общеобразовательных, средних профессиональных и высших и учебных заведений, педагогической общественности — вести систематическую работу по превращению накопленных в области семейной педагогики и психологии знаний в элемент общей психологической культуры населения, разработать элективные учебные курсы, направленные на формирование и развитие компетенций подрастающего поколения в области семейной этики, супружества, родительства-
• учреждениям высшего образования — особое внимание уделить подготовке специалистов по работе с семьей:
— продолжить работу по модернизации программ подготовки на основе приведения их в соответствие с требованиями профессионального стандарта специалиста по работе с семьей-
— разработать эффективные модели профессионализации (усиления практической направленности) подготовки будущих специалистов по работе с семьей на основе сетевого взаимодействия с организациями, осуществляющими социально-психолого-педагогическое сопровождение семьи-
— сформировать систему сетевого взаимодействия вузов, реализующих программы подготовки специалистов по работе с семьей, на основе академической мобильности студентов и профессорско-преподавательского состава и сотрудничества в разработке и внедрении образовательных модулей-
— разработать библиотеку профессионально ориентированных модулей как интегрированных (практических, теоретических и исследовательских) структурных единиц образовательных программ, обеспечивающих подготовку специалистов, трудовые функции которых предполагают оказание социальной, психологической, педагогической, медицинской, юридической и др. видов помощи в семье в соответствии с требованиями конкретных профессиональных стандартов-
— совершенствовать программы постдипломного образования и повышения квалификации, разработать модель непрерывного образования специалистов, работающих в сфере сопровождения семьи, психологии семьи и семейного консультирования.
— в целях совершенствования программ профессиональной подготовки специалистов-психологов для работы с семьей и дальнейшего развития межвузовской кооперации обратиться к факультету психологии Московского государственного университета им. В. М. Ломоносова — с предложением выполнять координирующую роль в подготовке специалистов по работе с семьей, Уральскому государственному педагогическому университету — с предложением выступить в качестве оператора реализации сетевых образовательных программ высшего образования (уровень магистратуры) и повышения квалификации специалистов по работе с семьей-
• Профессиональному психологическому сообществу:
— с целью укрепления опыта международного сотрудничества, консолидации усилий и координации деятельности в области психологии семьи и семейного консультирования инициировать создание Международного общества семейной психологии-
— активнее использовать эвристические когнитивные ресурсы междисциплинарных исследований семьи, организовывать сетевые (международные, межрегиональные, межвузовские и пр.) рабочие группы, наращивать прикладной потенциал исследований семьи, активнее привлекать молодых исследователей к изучению различных аспектов семейной проблематики-
— создать единое информационное и дискуссионное пространство, привлекать ведущих ученых для руководства проведением исследований, разработкой программ, моделей, технологий работы в области семейной психологии и семейного консультирования-
— систематизировать научно-методическое обеспечение, необходимое для эффективного сопровождения семьи, содействовать обмену профессиональным опытом, распространению лучших практик, создать условия для трансляции инновационного опыта в рамках стажерских, экспериментальных площадок-
— особое внимание уделить профилактической работе, позволяющей эффективнее решать задачу оздоровления семьи и общества, систематически проводить информационно-просветительские кампании, направленные на формирование психологической культуры семейных отношений-
— расширять и укреплять сеть психологических и многопрофильных центров (служб), осуществляющих деятельность по сопровождению семьи-
— разработать процедуру лицензирования и сертификации психологов, работающих с семьей, создать Федеральный регистр семейных психологов/консультантов с целью обеспечения профессиональной качественной помощи населению в решении проблем семьи-
• Оргкомитету — довести решения конференции до соответствующих ведомств и учреждений, осветить результаты конференции в средствах массовой информации.
Выражается признательность организаторам, волонтерам, организациям, направившим на конференцию своих представителей, приглашает к объединению усилий для реализации принятых решений.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой