Мемуары графа Н. П. Игнатьева как Исторический источник

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МЕМУАРЫ ГРАФА Н.П. ИГНАТЬЕВА КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК
ЕЛО. БЛУДНОВА
Кафедра истории России Российский университет дружбы народен 117 198, Москва, ул. Миклухо-Маклая, !()а
Работа посвящена источниковедческому анализу воспоминаний дипломата и государствен& quot- кого деятеля второй половины XIX и. И. 11. Игнатьева. Мемуары охватывают большой временной промежуток с 1858 по 1882 г. — начало проникновения России в Среднюю Азию, оформление русско-китайской границы, процесс образования независимых от Турции сгран Балканского полуострова, пересмотр Парижского трактата 1856 г., заключение С’ап-Стсфанекого договора и начало правления Александра III. Акцепт делается па выявление личной точки зрения автра мемуаров на события российской и международной истории, участником которых он вып.
Мемуарное наследие выдающегося русскою дипломата, государе тонного и общес твенного деятеля второй половины XIX в. графа Николая Павловича Игнатьева (1832−1908 гг.) довольно обширно и охватывает почти все наиболее известные стороны его многолетней служебной карьеры. Глава миссий в Хиву и Бухару (1858 г.), а также Китай (1859−1860 гг.) — директор Азиатского департамента МИД (1861−1864 г.) — чрезвычайный и полномочный посол России в Турции (1864−1877 гг.) — временный нижегородский генерал-губернатор (1879, 1880 гг.) — министр государственных имуществ (1881 г.) и внутренних дел (1881−1882 гг.) — председатеш& gt- Санкт-Петербургского славянского благотворительного комитета (1888 г.) — член Государственного совета — наглядное свидетельство той роли, которую он играл в политической жизни России и в международных делах.
Личности и деятельности Н. П. Игнатьева историки уделяли мало внимания. В советский период о нем не было издано ни одного специального исследования. Встречались только упоминания в работах по истории внешней политики России1. Однако в последнее время историки проявляют все больший интерес к Н. П. Игнатьеву. В 1991—2005 гг. В. М. Хевролина опубликовала ряд статей об отдельных эпизодах карьеры дипломата, а в 2004 г. ее монография более полно осветила дипломатическую деятельность графа2.
Министерскую службу П. П. Игнатьева и его воспоминания о проекте созыва Земского собора в 1882 г. исследовал И.В. Лукоянов3. Он пришел к выводу, что воспоминания Н. П. Игнатьева «позволяют лучше понять, каким образом складывался курс «контрреформ» второй половины 80-х гг. «4. Государственно-дипломатическую деятельность Н. П. Игнатьева в целом попытался изучить воронежский исследователь А.П. Толстых5. Однако он избрал слишком узкие хронологические рамки (1856−1878 it.) и, кроме того, вне поля его зрения оказались как богатейшие материалы личного фонда дипломата, хранящиеся в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ), так и большинство вышеуказанных исследований, что делает выводы автора крайне уязвимыми.
Несмотря на явное усиление интереса к фигуре Н. П. Игнатьева, многие аспекты его жизни остаются недостаточно изученными, особенно мемуаротворчество ~
важнейшая сторона деятельности графа. В этой связи источниковедческий анализ мемуаров Н. П. Игнатьева приобретает сегодня особую актуальность.
Писать воспоминания Н. Г1. Игнатьев начал в середине 1870-х гг. и продолжил работу после отставки с поста министра внутренних дел, когда он, по собственному выражению, в расцвете сил был «сдан в архив"6. В период с 1882 по 1908 г. были созданы почти все мемуары дипломата. Их около десятка, большая часть из них опубликована, меньшая — находится в архивах и не введена в научный оборот7. Импульсом к написанию мемуаров для П. П. Игнатьева послужила критика его деятельности па Балканах и мероприятий на иосзу министра внутренних дел. Общественное мнение приписывало ему превышение полномочий при подписании Сан-Стефанского договора 1878 г., а также подготовку проекта созыва Земского собора. В мемуарах П. П. Игнатьев изложил свое видение дипломатической и государственной деятельнос ти, а также причины, побуждавшие его принять те или иные решении.
Следует отметить особенность воспоминаний П. П. Игнатьева — все они имеют широкую документальную основу. Дипломат использовал много официальных делопроизводственных материалов: отчеты, докладные записки, инструкции, донесения. Иногда цитаты из служебных документов и личной переписки составляли более половины текста воспоминании.
Первая публикация мемуаров дипломата — «Материалы, относящиеся до пребывания в Китае 11. 11. Игнатьева в 185S)-60 годах» • осуществилась в 1895 г. (в количестве 100 экземпляров). Написанные в форме отчета 7тп воспоминания ныне представляют библиографическую редкость. В том же 1895 г. увидела свет «Отчетная записка, поданная в Азиатский Департамент в январе 1861 г. генерал-адъютантом П. П. Игнатьевым о дипломатических сношениях его во время пребывания в Китае в 1860 г. «, которая, по сути, является приложением к «Материалам…». Поэтому обе эти работы можно считать единым мемуарным сочинением.
Воспоминания о Китае П. П. Игнатьев писал в начале 1890-х гт., о чем свидетельствуют даты, упоминавшиеся в тексте. Дипломат сам готовил эти публикации — в его личном фонде в ГАРФ хранится черновик издания «Материалов» с большим количеством подготовительных материалов9. Мемуары П. П. Игнатьева о его миссии в Китай посвящены одному из самых сложных этапов в русско-китайских отношениях в XIX в.: гклраничному рамраниченик& gt- в Приамурье и Приморье. Информация мемуаров раскрывала всю сложность и многоплановость дипломатической игры, в которой Россия стремилась достичь fait accompli (совершившийся факт. -- Е.Б.), т. е. закрепить русско-китайскую границу в Приамурье и Приморье, чтобы оградить эти территории от посягательств иностранных держав, прежде всего Англии. Эта задача вполне удалась русской дипломатии: в результате тяжелых переговоров, ход которых подробно описан в мемуарах, Н. П. Игнатьевым был подписан Пекинский договор 1860 г.
Воспоминания ценны тем, что они показывают трудности переговоров России с Китаем, осложнявшиеся военными действиями англичан и французов против Поднебесной империи. Мемуары П. П. Игнатьева насыщены фактографическим материалом, однако это обилие отодвинуло на второй план личные впечатления дипломата, которые раскрыты очень скупо.
Спустя два года, в 1897 г., были изданы воспоминания П. П. Игнатьева о его первом сложном дипломатическом поручении — миссии в Хиву и Бухару в 1858 г. Черновой вариант записей хранится в ГАРФ. Мемуары Н. П. Игнатьева о его поездке в среднеазиатские государства были созданы не ранее 1888 г. Данная хронологическая грань подтверждается двумя свидетельствами самого автора воспоминаний. Во-первых, он сравнивал
состояние российского судоходства по Волге «за истекшие 30 лет» (1858 & gt-- 30 ~ 1888). Во-вторых, Н. П. Игнатьев указывал, что по местам, где проходила его миссия, уже построена железная дорога10, строительство которой велось в 1886 г.
Центральный вопрос в мемуарах Н. П. Игнатьева о миссии 1858 г. — проблема взаимоотношений России с Хивой и Бухарой, такшка и методы российской внешней полигаки в Среднеазиатском регионе в целом. Воспоминания показывают, что Россия в середине ХГХ в. планировала расширить гак называемую Сырдарьинскую линию в сторону хивинских владений для противостояния проникновения Англии в Среднюю Азию1& quot-. Паучно-нознавателышя ценность мемуаров о миссии 1858 г. определяется тем, что в них дана об-етоязелыш характеристика гжономическош, политического и uoetmom состояния imcy-дарств Средней Азии, а также тонко отмечены особенности быта и нравов жителей Хины и Бухары. Исходя из своих наблюдений, мемуарис т считал, что o n гранка российских миссий в среднеазиатские ханства — «напрасная трата денег, которые Moiyr быть употреблены дин достижения той же цели, в 7ix) ii же чист Азин, но иным образом, с несравненно большим вероятием успешного результата"1'-. Н. П. Игнатъеи, безусловно, намекал на сишшос решс мне спорных вопросов. Он попиши что в военном отношении Хива и Бухара не П (К'детв-ляли большой угрозы дня России. Дошноры, заключенные с их правителями, диплома! называл «клочком бумаги, скрепленным ханской печатью, но не представляющим существенного дня нас значения по отсутствию гарантий исполнения"1*1.
Особый интерес вызываю!'- страницы мемуаров, воспроизводящих яркую галерею портретов: участников посольства (Н.Г. Залесов, А.Ф. Можайский) — людей, помогавших его осуществлению (начальник Аральской флотилии А. И. Бутаков, оренбургский генерал-губернатор A.A. Катенин) — правителей среднеазиатских государств (хан Хивы ~ Сеид-Магомет и эмир Бухары — Насрулла).
Публикации мемуаров Н. П. Игнатьева в 1895 и 1897 гг. были единственными, вышедшими при жизни их автора. Последующие публикации появились лишь через 6−8 лет после его смерти. Новый всплеск общественного интереса к мемуарному творчеству дипломата объяснялся обострившейся международной обстановкой и пониманием того, что Балканы снова превращаются «в пороховой погреб» Европы. В этой ситуации мемуары Н. П. Игнатьева, хорошо разбиравшегося в хитросплетениях международной политики и имевшего свою программу решения восточного вопроса, неизбежно становились актуальным публицистическим документом.
Воспоминания дипломата о его деятельности в Констаиггинополе в 1864 1874 гг. были опубликованы в 1914 г. сразу в трех изданиях: на французском языке в «Известях Министерства иностранных дел» (официальный правительственный периодический орган), на русском языке в журналах «Русская старина» и «Исторический вестник"15.
Подлинник мемуаров о деятельности Н. П. Игнатьева в Константинополе в 1864—1874 гг. находится в Архиве внешней политики Российской империи (АВПРИ). Мест хранения объясняется тем, что сам автор адресовал свои «Записки» главе российского внешнеполитического ведомства, полагая, что рекомендации посла России в Константинополе будут учтены канцлером А. М. Горчаковым. Однако надежды Н. П. Игнатьева не оправдались, так как программа канцлера не совпадала с мнением мемуариста.
В «Записках» Н. П. Игнатьева освещен насыщенный важными международными событиями период: процесс образования Румынии- Критское восстание 1866−1869 гг.- борьба России за отмену ограничительных статей Парижского трактата 1856 г.- рост национально-освободительного движения народов, находившихся иод властью Порты- восточный кризис 1875—1878 гт., Русско-турецкая война 1877−1878 гг., подписание прелиминарного Сан-Стефанского мирного договора и Берлинского трактата 1878 г.
Заключению Сан-Стефанского договора и процессу его пересмотра посвящены отдельные два тома мемуаров16. В воспоминаниях Н. П. Игнатьев изложил свое видение стратегии и тактики внешней политики России в Балканском регионе. Он был сторонником сближения с Турцией и решения дипломатических проблем путем двусторонних русско-турецких переговоров17. Анализируя политическое и экономическое состояние Османской империи, позиции европейских держав, Н. П. Игнатьев наметил направление действий российского МИДа с учетом особенностей региона. Представляют интерес мысли мемуариста относительно судьбы Копсташ’инополя, после неизбежного, как он считал, падения Османской империи. Дипломат предлагал превратить его в самостоятельный вольный город-столицу союза балканских государств. Прочный порядок в городе, по его мнению, мог обеспечить только монарх исключительно из членов русской императорской фамилии: «Мы ни в каком случае не можем допустить в Царьграде государя иноверного"18.
Особая научно-нознавательная ценность «Записок» Н. П. Игнатьева, касавшихся решения восточного вопроса, заключается в том, что в них последовательно и обоснованно, с использованием документальных источников, изложена внешнеполитическая концепция одного из представителей так называемой «партии действия» в российском правительстве, предлагавшей, в противовес позиции А. М. Горчакова, активизировать действия России на Балканах.
Кроме мемуаров по внешнеполитическим сюжетам, Н. П. Игнатьев оставил воспоминания, отражавшие его внутриполитическую деятельность в первые годы правления Александра III. Мемуары о деятельности Н. П. Игнатьева в Нижнем Новгороде временным генерал-губернатором до сих пор не изданы, они хранятся в ГАРФ19. Летом 1879 г. ожидались беспорядки, которые грозили сорвать крупнейшую ярмарку в России. Дипломат, наделенный особыми полномочиями, был призван обеспечить порядок на время ее проведения.
В своих мемуарах о ярмарке Н. П. Игнатьев с гордостью писал, что именно он провел преобразования, улучшившие ее устройство. В Нижнем Новгороде ежегодно собиралось до 200 тыс. чел., в связи с этим Н. П. Игнатьев усилил охрану, чтобы предотвратить грабежи и пожары20: «Из грязного рынка… он в одно лето распланировал и построил те здания, в которых эта ярмарка просуществовала до своего конца», -отмечал племянник дипломата A.A. Игнатьев21. Граф действовал жестко, но старался не прибегать к «насильственным распоряжениям», пытаясь завоевать уважение купечества, что ему удалось, судя по количеству благодарственных адресов22.
При определении научно-познавательной ценности мемуаров Н. П. Игнатьева о Нижегородской ярмарке можно выделить два аспекта. Во-первых, в них отразились его взгляды на внутреннее устройство Российской империи. Большое внимание в воспоминаниях автор уделил анализу политической обстановки в Нижегородской губернии и результатов реформ Александра П, которые он оценивал положительно. Мемуарист пришел к выводу, что «преданность всего народа государю до такой степени несомненна, что опасности политической быть не может. Ближайшею опасностью, — заключил он, — я здесь считаю не столько общественных разрушителей, сколько неудачных представителей правительственной власти, которые из политической благонадежности делают орудие личных целей"23.
Во-вторых, мемуары Н. П. Игнатьева показывают повседневную жизнь крупнейшего в России нижегородского торгового центра, его управление, организацию безопасности, благоустройство и т. п.
Отрывок из воспоминаний Н. П. Игнатьева, раскрывающий историю назначения его министром внутренних дел и план созыва Земского собора, был введен в науч-
ный оборот в 2000 г. 24 Это пока единственная публикация, позволяющая широкому кругу историков понять особенности внутриполитического курса ILII. Игнатьева.
Подлинники мемуаров графа о его деятельности в качестве министра вну тренних дел в настоящий момент известны в '-грех частях: одна находится в Г АРФ, две других -в РГИА. Сопоставительный анализ мемуаров показывает, что в черновик, хранящийся в Г АРФ, входят фрагменты текстов, находящихся в PI ИЛ. 1 аким образом, можно говорить о том, что все три текста — рабочие варианты одного мемуарного сочинения. Определить время создания: mix воспоминании довольно сложно. Однако можно предположить, что, так как они попали в Р1 ИЛ, где находятся документы государственных учреждений Российской империи, мемуары написаны сразу после отставки П. П. Игнатьева, в оправдание своих действий. Возможно, впоследавин дипломат ра-ботал над окончательным вариантом воспоминаний, который и octane» в его личном фонде, либо черновик из ГА РФ является наброском к мемуарным текстам PI '-ИД.
П. П. Игнатьев стал мнииефом государственных имущеетв 25 ма^та 1881 г., а пост министра внутренних дел занимал с 4 мая 1881 г. до U) мая I 88Л г. '- Ьывший дипломат с присущей ему энергией занялся совершенно новым для него делом. Он полаг ал, что российское общество необходимо излечить от его «ненормального состоянии», путем уничтожения «старых начал бюрократизма», входивших в противоречие с новыми формами общественной деятельности, а закже изменить «смасму народною просвещения, создавшую постепенно целый класс полуобразованных пролетариев, легко фанатизируемых коммунистическими и анархическими теориями»»
Первостепенной своей задачей па посту министра внутренних дел П. П. Игнатьев считал борьбу с революционным террором''^. Он ратовал за уменьшение выкупных платежей крестьян, поддержку крестьянских промыслов, «учреждение мелкого кредита для крестьянских потребностей"28.
Наиболее интересна часть мемуаров об истории создания проекта созыва Земского собора, разработанного П. П. Игнатьевым вместе с чиновником особых поручений при министре П. Д. Голохвастовым, рекомендованным «рафу славянофильским деятелем И. С. Аксаковым. Министр П. П. Игнатьев считал Земский собор «единственным средством сблизить царя с народом и узнать действительное настроение и существенное желание последнего, вне теоретических увлечений интеллигенции, дать народный отпор затеям крамольников и прекратить нигилистическую пропаганду в народе, а главное, поставить непреодолимую препону конституционным вожделениям либералов и европейничанью высшего петербургского общества, указав, что существует самобытная русская конституция, и что мы не нуждаемся в подражании формам управления, выработанным в чужой нам среде, при совершенно ином историческом прошлом и при других нравах и привычках общественных».
Приведенная пространная цитата уникальна и имеет особую научно-познавательную ценность для понимания политических взглядов П. П. Игнатьева. Другие мемуары такой информацией не обладают, так как касаются в основном внешнеполитической концепции автора.
Во внутриполитической программе Н. П. Игнатьева элементы либерализма (идея о возможности созыва представительного органа) сочетались с аитиреволюционно-стью («отпор затеям крамольников») и славянофильскими воззрениями (идея самобытности России). Анализируемые мемуары о деятельности Н. П. Игнатьева на посту министра внутренних дел — практически единственный источник, точно и всеобъемлюще раскрывающий его политические взгляды.
Оценивая научно-по'-я-мвательнын потенциал мемуаров Н. П. Игнатьева в целом, следует отметить ряд особен носгей:. хронологическая широта-от середины 1850-х до начала 1880-х гг.- телииптсс'-кое разнообразие-- информация о внутри- и внешнеполитических событиях- географический охват стран и континентов — кроме России, Западная Европа, Балканы и Ближний Восток, Средняя Азия и Дальний Восток- тщательная документировапность, ()& lt-тзатспыюстъ и обоснованность выводов,
Воспоминания II. II. Игнатьева отразили личные взгляды, впечатления, эмоции государственного человека «торой половины XIX в. Мемуарист почти не писал о себе,
о сноси семье, Нго попеепкшние было подчинено главной цели — правдивому рассказу о своем служении «на пользу и славу нашего дорогого Отечества"111. Именно ясно выраженная личная тачка зрения автора, в комплексе с ог ромным количеством исторических документов, включенных в текст, и составляет научно-познавательную ценность воспоминаний 11.1 I. Игнатьева как исторического источника.
Научно-практическое чначеиие мемуаров II. I I. Игнатьева определяется тем, что их информации может помочь историкам по-новому взглянуть на многие события внешней И ВПуТреИИСП ПОЛ ПТИКИ России.
ПРИМЕЧАНИЯ
1 См.: Ihawpathtt КМ. Позиция енронейских держав в начале балканского кризиса 70-х гг. XIX в. М., 1974- к'-иннгяина ИХ'-. Внешняя политика России второй половины XIX в. — М., 1974- Черно» С'. У/. Мисси я II- П. Игнатьева и Вену. К вопросу о русско-австрийских отношениях накануне Берлинского конгресса 1878 г. // Вопросы истории СССР. — М., 1972. С. 224−245- Восточный вопрос во внешней политике России конца XVIII — начала XX в. — М., 1978.
2 См.: Хещюпшш В. М. Российский дипломат — П. П. Игнатьев // Новая и Новейшая история. — 1992. — № 1. — С. 136 -153- Она же. Сан-Сгефаио: Веиец и завершение дипломатической карьеры Н.П. Игначъева// Российская дипломатия в портретах. — М., 1992. ~ С. 238−256- Она же. Российское посольство в Константинополе и его руководитель Н. П. Игнатьев (1864−1876 гг.) // Новая и новейшая история, — 2003. — № 6. — С. 36−58- Она же. Российская дипломатия и балканский вопрос во второй половине 60-х годов XIX века: стратегия и тактика // Отечественная история. — 2005. -№ 1. -С. 39−56- Она же. Российский дипломат граф Н. Г1. Игнатьев. — М., 2004.
3 См.: ЛукояновИ.В. НП. Игнатьев и его воспоминания // Игнатьев Н. П. Земский собор. -СПб., 2000. -С. 9−62,
4 Там же. — С. 64.
5 См.: Толстых А. 11 Государственно-дипломатическая деятельность Н. П. Игнатьева в 1856—1878 гг. — М., 2005,
6 Известия МИД. — 1 914. — Кн. I. — С. 100.
7 См.: Игнатьев Н. П, Миссия в Хиву и Бухару в 1858 году флигель-адъютанта полковника Н. Игнатьева. — СПб.* 1897- Он же. Материалы, относящиеся до пребывания Н. П. Игнатьева в Китае в 1 859−1860 гг. — СПб., 1895.- Он же. Отчетная записка, поданная в Азиатский департамент в январе 1861 года генерал-адъютантом Н. П. Игнатьевым о дипломатических сношениях его во время пребывания в Китае в 1860 году. — СПб., 1895.- Он же. Записки Н. П. Игнатьева (1864−1874& gt- // Известия Министерства иностранных дел. — 1914. — Кн. 1−4, 6- Он же. Поездка графа Игнатьева по европейским столицам перед войной 1877−1878 гг. // Русская старина. — 1914. — JVs3−9- Он же Сан-Стефано. Записки графа Н. П. Игнатьева. — Пг., 1916- Он же. После Сан-Стефно. Записки графа Н. П. Игнатьева, — Пг., 1916- ГА РФ. — Ф. 730. -Оп. 1. -Д. 158.- Игнатьев ff. П. Земский собор. -СПб., 2000- ГА РФ. -Ф. 730. -0п. 1. -Д. 161.
8 См.: Губастое К А. Миссия генерала Н. П. Игнатьева в Пекин 1859 -1860 гг. Пекинский договор // Памяти графа Н. П. Игнатьева. Речи, произнесенные на торжественном собрании Санкт-Петербургского Славянского благотворительного общества 30 ноября 1408 г. CI 16., 1409. * С. 6.
9 ГА РФ. — Ф. 730. — On. 1. — Д. 145−148.
10 См.: Игнатьев Н. П. Миссия в Хиву и Бухару… — С. 198.
11 См.: Железные дороги//Большая российская энциклопедия. ~ М.» 1996 2000. — Г. П. С. 170.
12 См.: Игнатьев Н. П. Миссия в Хиву и Бухару… С. 32.
13 Там же. — С. 188.
м Там же. -С, 189.
IA Игнатьев Н. П. Записки Н.П. Игнатьева (1864 1874)…- Он же. Записки грифа Ипииьснаи его пребывании в Константинополе в 1864—1874 гг. // Русская старина. 1914. Я& quot- 4- Там же.
1915. — № 2 -4- Он же. Записки 1рафа Н. П. Ишатьеиа // Исторический пестик, 1914. № 1 7.
** Игнатьев Н. П. Сан-Стсфапо…- Он же. После Саи-Стефаио…
1- Подробнее о внешнеполитической концепции Н. П. Игнатьева: ИчуЛнта К/О П.П. Ипшы'-н о восточном (балканском) вопросе // Вестник Российского университета дружбы пари. чои. С Vp. «Международные отношениям. -- 2006. ¦ № 1 (6). С. 95 99.
|Я Игнатьев Н. П. Записки графа П.П. Игнатьева… № I. С'-. 67.
19 ГА РФ. ~Ф. 730. — - On. 1. — Д. 159, 160, 161.
20 Там же. -Д. 1378… J1. 2.
21 Игнатьев А. А. Пятьдесят лет в строю. — М» 1986. — С. 9.
22 ГА РФ. ~Ф. 730. -Он. 1. -Д. 158. — Л. 28.
23 Там же. -J1. 58.
24 Игнатьев Н. П. Земский собор… — С. 97.
25 См.: Шилов Д. Н. Государственные деятели Российской империи: I'-лавы высших и центральных учреждений. 1802−1917 //Биобиблиографический справочник. — СПб., 2001. С. 260.
26 Игнатьев II. П. Земский собор… — С. 97.
27ГАРФ. -Ф. 730. -Оп. 1. -Д. 161. -Л. 4.
28 Игнатьев Н. П. Земский собор… — С. 86.
29ГА РФ. -Ф. 730. -Оп. 1. -Д. 161. -Л. 5.
30Там же. -Д. 4349. -Л. 2.
EARL N.P. IGNATIEV5 S MEMOIRS AS HISTORICAL SOURCES
E.Y. BLUDNOVA
Department of Russian History Peoples' Friendship University of Russia 10−1, Miklukho-Maklay Str., Moscow, 117 198 Russia
The article touches upon the sources analysis of the memoirs of Nicolay Ignatiev, Russian diplomat and statesman of the XIX century. The memoirs describe a long period from 1856 to 1882 which includes such events as the beginning of the Russian expansion to the Central Asia, the frontier demarcation between Russia and China, the formation of independent from Turkey Balkan ith& lt-3 rev*sion ofthe Paris treaty of 1856, the signing of the San-Stefano treaty, beginning of the Alexander III governing. The author’s vision of the events in which he took part himself is emphasized.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой