Развитие туризма в Кузбассе: новые направления реиндустриализации

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Развитие туризма в Кузбассе: новые направления реиндустриализации
Баев О. В., Макаров А. П., Мить А. А., Юматов К. В.
В данной статье на примере Кемеровской области рассматриваются ключевые проблемы развития туристской отрасли в индустриальном регионе в условиях заявленной стратегии перехода к постиндустриальной экономике. Авторами проанализирован ряд основных факторов, обуславливающих развитие туризма: географическое положение, развитие индустрии и транспортной инфраструктуры, «имидж» региона, наличие туристского продукта, место туристской индустрии в экономике региона, отношение к отрасли власти и бизнеса и др. Обозначены базовые проблемы развития туриндустрии в регионе, ключевую роль в экономике которого играют крупные предприятия добывающей и перерабатывающей промышленности.
The article addresses the example of Kemerovo Region to discuss the key problems of tourism development in an industrial region within the declared strategy of transition to post-industrial economy.
The authors analyze a number of key factors hindering the development of tourism, namely: the geographical position, the development of transport, the region’s «image», the existing tourist products, the position of tourism industry in the region’s economy, the attitude of the local authorities and business to the tourism industry, etc. The article outlines the basic problems of tourism development in the region where the key role in the economy belongs to large enterprises of extractive and processing industries.
Ключевые слова: Кемеровская область, Кузбасс, туризм,
индустриальный регион, модернизация экономики.
Keywords: Kemerovo Region, Kuzbass, tourism, industrial region,
modernization of economy.
История развития индустриальной инфраструктуры Кузбасса
Роль Кузбасса как индустриального региона обусловлена его богатейшими залежами природных ископаемых и уникальным географическим расположением в самом центре Российской Федерации. Основу экономического потенциала региона составляют угольная, металлургическая, химическая промышленность и тяжелое машиностроение. Каменный уголь в Кузнецком бассейне был открыт еще в 1721 г., но в середине ХУШ — начале ХХ вв. его территория входила в состав Алтайского горного округа, принадлежавшего царскому Кабинету, поэтому частные предприниматели могли открывать здесь горнодобывающие предприятия только с разрешения Кабинета, которые выдавались не каждому. Сам же Кабинет занимался разработкой полезных ископаемых в Кузнецком бассейне в очень ограниченном объеме, хотя в 1771 г. на реке Томь-Чумыш был открыт Томский железоделательный завод, а в 1816 г. в Салаирском районе -Гурьевский сереброплавильный завод (с 1820 г. — чугуноплавильный и железоделательный), но работали они на бурых железняках из близлежащих месторождений Салаирского кряжа и древесном угле [1].
В 1820 г. крестьянин Егор Лесной нашел и начал добывать россыпное золото в Мариинском уезде Томской губернии [2], и в 20-е — 30-е гг. Х1Х в. в мариинской и салаирской тайге, в Горной Шории появляется масса золотых приисков, принадлежащих как Кабинету, так и частным владельцам.
В 1851 г. было открыто первое угледобывающее предприятие в Кузнецком бассейне — Бачатская копь. В 1884 г. начали действовать Кольчугинские каменноугольные копи, но угля на них добывалось немного вследствие незначительного спроса (Гурьевский завод имел 1 небольшую домну, Томский завод был закрыт еще в 1864 г., а пароходы на Томи и кустарные предприятия пользовались угольным отоплением в ничтожных размерах [3]. В связи с планами постройки Транссибирской железной дороги
царское правительство осознавало необходимость промышленного развития Сибири.
На первом же заседании Комитета Сибирской железной дороги, состоявшемся 10 февраля 1893 г. «был поднят вопрос о желательности возбуждения производительных сил в районе дороги, а именно, о развитии здесь промышленных предприятий, необходимых для сооружения,
эксплуатации и ремонта железнодорожной линии, чугуноплавильного, железоделательного и сталелитейного производства, а также приготовления цемента и добычи минералов, в особенности каменного угля» [4].
В годы первого промышленного подъема в России 90х гг. XIX в. проявился интерес иностранных предпринимателей и к Сибири, в частности, к Кузнецкому бассейну. В 1888 г. французский горный инженер Эдгар Буланже, совершив путешествие в Сибирь, издал во Франции книгу «Заметки о путешествии по Сибири» (Boulangier E. Notes de voyage et Sibirie. Paris, 1891) и «возбудил ею внимание к Сибири в промышленно-финансовом мире Парижа» [5].
С постройкой в 1897 г. Средне-Сибирского участка Транссибирской железной дороги ситуация на севере Кузнецкого бассейна кардинально изменилась. Появился не только потребитель угля (железная дорога), но и возможность овладеть угольными рынками Урала и Поволжья. Ситуация для этого складывалась самая благоприятная: Донецкий бассейн с трудом удовлетворял потребности в угле зародившейся в конце XIX в. металлургии Юга. Домбровский угольный бассейн не мог удовлетворить даже потребности металлургии Царства Польского, Прибалтики и Петербурга (уголь и кокс приходилось ввозить из Германии и Англии), а Урал испытывал дефицит коксующегося угля (древесный уголь с постепенной вырубкой окружавших заводы лесов становился все более невыгодным из-за дальней транспортировки).
Этой ситуацией сумел воспользоваться петербургский адвокат Л. А. Михельсон, ставший в 1897 г. владельцем Судженских копей. Михельсон получил в собственность 12 отводов на каменный уголь площадью 1034 десятины, а в 1898 г. ему были отведены еще 4 тысячи квадратных верст угленосных площадей. На этих землях были заложены 4 шахты, которые за первое пятилетие добычи дали 11,7 млн. пудов угля [6].
Тогда же Анжерские каменноугольные копи, принадлежавшие Министерству путей сообщения, стали добывать уголь для Сибирской железной дороги. Угля Анжерских копей для железной дороги не хватало, поэтому Судженские копи Михельсона имели возможность продавать 80% добываемого топлива Министерству путей сообщения (а в первое десятилетие деятельности Судженских копей — более 90% [7]).
После постройки Средне-Сибирского участка Сибирской железной дороги у крупных российских предпринимателей появился интерес и к сибирским металлургическим заводам. Поставка рельсов и подвижного состава на строительство железной дороги приносила многомиллионные прибыли заводчикам европейской России, а маломощные немногочисленные металлургические заводы Сибири не смогли самостоятельно использовать открывшиеся возможности поставок рельсов и оборудования для железной дороги [8].
Эти возможности решил использовать московский миллионер, крупный железнодорожный делец Савва Иванович Мамонтов, который в 1896 г. основал «Акционерное общество Восточно-Сибирских чугуноплавильных, железоделательных и металлургических заводов» [9] и заключил с Кабинетом 2 предварительных договора на аренду Кольчугинской каменноугольной копи и постройку металлургического завода в Кузнецком бассейне [10]. Гурьевский завод, каменноугольные и железорудные месторождения, необходимые для его работы, были переданы в аренду на 24 года данному обществу [11].
Однако летом 1899 г. С. И. Мамонтов обанкротился, а вслед за этим потерпели крах и сибирские предприятия его фирмы [12].
Главную роль в организации представителей российских и французских деловых кругов и привлечении их капиталов в угледобычу и металлургию центра и юга Кузнецкого бассейна сыграл бывший туркестанский генерал-губернатор тайный советник Владимир Федорович Трепов (сын
петербургского градоначальника Ф. Ф. Трепова, ставшего жертвой покушения Веры Засулич, и брат петербургского генерал-губернатора С. Ф. Трепова, сыгравшего значительную роль в подавлении революции 1905−1907 гг. и будущего председателя Совета Министров А. Ф. Трепова) [13].
Весной 1912 г. Трепов в сопровождении французских горных инженеров Громье и Барильона и инженера путей сообщения Гибера прибыл в Кузнецкий бассейн, чтобы в натуре показать представителям французских банкиров концессионные земли [14]. Как впоследствии вспоминал сам В. Ф. Трепов, «при посещении концессии в первый раз в 1912 году мне и французским инженерам пришлось пробираться верхом на лошадях, в лодках и часто пешком по еле проходимым дебрям» [15].
В результате этой экспедиции французы написали брошюру «Алтайская экспедиция во владения российского императора», в которой сообщили краткие сведения о Салаирском и Тельбесском железорудных месторождениях, Кемеровском, Кольчугинском, Бачатском, Ерунаковском, Абашевском, Калтанском, Анжерском и Мунгатском месторождениях каменного угля и дали общее заключение о размерах бассейна с указанием мощности пластов, их количества и условий залегания, приведением анализов руд и данных о запасах и дали умеренно благоприятный отзыв о бассейне [16].
«Копикуз», в финансировании которого в значительных размерах принимал участие иностранный капитал, в 1913—1919 гг. географически расширил районы экономического развития России, заложив основы угольной
промышленности в центральных и южных районах Кузнецкого бассейна на основе тщательного изучения природных богатств края путем проведенных геологических исследований, принял участие в ликвидации проблемы «угольного голода», существовавшего в России в 10-х гг. ХХ в., в условиях первой мировой войны резко нарастил добычу угля и стал одним из крупнейших угледобывающих предприятий Сибири, начал переход к более совершенным способам угледобычи за счет активного применения машин и механизмов, для чего требовалось увеличение капиталовложений, внес существенный вклад в социально-бытове обустройство Кузнецкого бассейна.
«Край угля и металла»: экономика Кузнецкого бассейна при Советской власти
Строительство коксохимического завода в городе Кемерово было завершено уже после гражданской войны. Первая батарея печей была закончена «Кузбасстрестом» в 1922 г., но пущена уже Автономной индустриальной колонией «Кузбасс» в середине 1924 г. Вторая же батарея несколько измененной конструкции была закончена постройкой в декабре 1925 г. [17]
Кемеровский коксохимический завод стал следующим звеном в цепи предприятий, на основе которой Кузнецкий бассейн стал третьей (после Юга и Урала) угольно-металлургической базой страны.
В годы первых пятилеток идея строительства металлургического завода в районе Кузнецка была реализована Советской властью. Кузнецкий металлургический комбинат был построен на Горбуновской площадке [18] (как того хотели и руководители «Копикуза»). В первые месяцы Великой Отечественной войны из западных регионов в Сибирь пришлось эвакуировать множество промышленных предприятий. Немалую их часть принял обладающий огромным индустриальным потенциалом Кузбасс. Из Донбасса,
Днепропетровской, Луганской областей Украины, прибалтийских республик на восток были отправлены десятки тыс. вагонов оборудования. В тяжелейших условиях военного времени на Кузнецкой земле заново отстроились десятки эвакуированных предприятий и институтов.
К концу 1941 г. в Кузбасс прибыли рабочие и инженерно-технические работники угольных трестов Донбасса, сюда же эвакуировались Макеевский научно-исследовательский институт, Донецкий индустриальный институт. В Новокузнецк перебазировались заводы «Днепроспецсталь», завод
ферросплавов, «Красный тигель», основные цехи Дебальцевского и
Нижнеднепровского машиностроительных заводов, оборудование
Мариупольского и Новомакеевского коксохимических заводов [19].
Постановлением ГКО от 27 сентября 1941 г. № 717 предусматривалась эвакуация в г. Кемерово и г. Нижний Тагил завода Наркомата боеприпасов № 64 из г. Горловки [20]. Прокопьевск принял оборудование ряда предприятий Харькова, Воронежа и Ленинграда. Завод «Укрцинк» из г. Константиновска принял Беловский цинковый завод. На станции
Промышленная на базе Киевского метизно-фурнитурного завода был заново отстроен завод «Спецмашдеталь» [21].
В целом, по Кузбассу за годы войны было размещено оборудование 82 промышленных предприятий. После реэвакуации 5 заводов на базе оставшегося и восстановленного оборудования в Кузбассе было создано 33 новых завода, в том числе 10 оборонных заводов и одна фабрика [22].
В результате размещения эвакуированного оборудования и сотрудников предприятий была существенно расширена индустриальная база Кузбасса. Резко выросло количество городского населения. В крупнейших городах области строились сразу по несколько заводов. Вместе с эвакуированными предприятиями приезжали образованные специалисты, руководители. Все это дало мощный толчок для развития региона. Кузбасс становится первой угольной и второй по мощности металлургической базой страны, центром
оборонной промышленности. Именно из-за бурного развития он в 1943 году стал самостоятельной Кемеровской областью [23].
Индустрия туризма, как и в целом инфраструктура отдыха, в это время фактически отсутствовала. В 50−80-е годы экономика Кемеровской области наращивала темпы развития. В десятки раз увеличиваются объемы капиталовложений. Строятся новые шахты и разрезы, модернизируются производства, открываются предприятия-гиганты. Однако, нужно отметить, что в экономической структуре области по-прежнему ключевую роль играли отрасли добывающей и тяжелой промышленности
Производственная площадка Кемеровского коксохимического завода [24]
В этот же период начинается развитие туризма как отдельного направления, закладываются основы туристской отрасли. На юге Кузбасса открывается первая горнолыжная трасса и строится первый горнолыжный комплекс.
Туризм как возможность… Реиндустриализация индустриального региона.
С приходом кризисных явлений 90-х гг. и резким уменьшением государственных инвестиций в экономику региона довольно большая часть индустриальных предприятий была ликвидирована. Закрыты практически все
предприятия «оборонки». Одних только шахт было закрыто 43. Падение производства достигло 40−50% [25].
В то же время в развитии индустрии туризма намечаются положительные сдвиги.
Туристская отрасль является одной из ключевых и динамично развивающихся сфер деятельности в постиндустриальной экономике. По мнению современного политического истеблишмента, туризм должен стать одним из ключевых приоритетов экономического развития России.
Являясь отраслью агрегирующего типа, туризм оказывает стимулирующее воздействие на развитие смежных отраслей, таких как транспорт, связь, общественное питание, сельское хозяйство,
ремесленническая деятельность, пищевая промышленность, услуг в сфере развлечений и отдыха, торговли, бытовых услуг, что, в свою очередь, способствует обеспечению занятости и повышению качества жизни населения.
По оценкам экспертов, в России немало регионов, обладающих высоким потенциалом для развития туризма. Наибольшим потенциалом для развития туризма обладают Краснодарский край, Москва, Санкт-Петербург, Московская область, Калининградская область и другие. Обладает определенным потенциалом для развития туризма и Кемеровская область. К сожалению, есть исторические, географические, экономические и культурные факторы, которые препятствуют этому развитию.
Как мы уже отметили, туристская отрасль зарождается в Кузбассе только в 1970-е гг., когда на юге области в Таштагольском районе появилась первая горнолыжная трасса. Следующим этапом развития стало создание к Спартакиаде народов России (1981 г.) в Таштагольском районе Шерегешского горнолыжного комплекса. В конце 1970-х — начале 1980-х гг. было проведено исследование туристского потенциала Кемеровской области, в результате которого выделены 12 туристско-рекреационных районов. Это разделение используется и в наше время.
С конца 90-х гг. XX в. начались разработки планов создания туристской индустрии в Кузбассе. Однако стратегический курс на развитие туризма был заявлен лишь в XXI в. Это случилось в связи с необходимостью модернизации экономики, падением мирового спроса на продукцию угольных и металлургических предприятий. В рамках исполнения мероприятий по формированию комплексной системы планирования в Кемеровской области была принята стратегия развития туристической отрасли до 2025 г. В ходе разработки Стратегии был проведён анализ текущего состояния дел, обозначены приоритетные направления и сценарии развития туризма в Кузбассе.
Предполагается, что для позитивной динамики развития туризма в области необходимо решение ряда задач:
— совершенствование нормативно-правового регулирования в сфере туризма-
— осуществление поддержки и развития ключевых видов внутреннего и въездного туризма-
— повышение качества и конкурентоспособности туристских и сопутствующих услуг-
— стимулирование развития и совершенствование туристской инфраструктуры-
— повышение уровня общей безопасности в туристской отрасли-
— информационное и имиджевое продвижение Кемеровской области как региона, благоприятного для развития туризма-
— развитие межрегионального сотрудничества с регионами Сибирского федерального округа в сфере туризма-
Туристский потенциал Кемеровской области складывается из целого ряда составляющих. Например, природно-географический потенциал обусловлен географическим положением региона и природно-
климатическими условиями на его территории. Кемеровская область, входящая в состав Сибирского федерального округа, расположена
практически в самом центре России. Разнообразие природных ландшафтов и природных условий Кемеровской области определяет ее уникальное географическое расположение. Регион разместился на стыке равнинных и горных областей Западной Сибири. Северная и центральная его части представляют собой холмистые таёжные и лесостепные равнины. Южная и юго-восточная части изобилуют областями горного рельефа, где в зависимости от высот, мы можем наблюдать пояса хвойных лесов, тундры и горных ледников. Здесь расположены живописные хребты Кузнецкого Алатау и Горной Шории. На западе региона находится невысокий, богатый лесами Салаирский кряж. Центральную часть занимает равнинная Кузнецкая котловина, разделенная кряжами и Караканским хребтом. На территории котловины находится одна из уникальных зон природного разнообразия -Байатские сопки. Все крупнейшие города области сосредоточены в пределах Кузнецкой котловины.
Таким образом, благодаря особенностям рельефа и географического положения нашего региона, на его территории представлены практически все природные зоны России: от степей на западе области до тайги, лесотундры, тундры и даже зоны ледников на юге и юго-востоке. Климатические условия позволяют иметь круглогодичный туризм, но в настоящее время длительный снежный период обуславливает преобладание зимних видов.

Туристско-рекреационный кластер «ШЕРЕГЕШ"[26]
Строящийся губернский центр сноуборда и горных лыж на горе Туманная
(г. Таштагол)[27]
Не менее интересны для туризма и водные ресурсы Кемеровской области. В рекреационно-спортивных целях используются такие реки, как Томь, Мрассу, Кия, Казыр и др. По спортивно-туристской классификации, среди них есть реки с препятствиями от первой до пятой категории сложности. Определенные возможности для сферы туризма дает и культурноисторический потенциал региона. С 70-х гг. XX в. археологическими раскопками и этнографическими исследованиями на территории области открыты интереснейшие памятники культур палеолита, неолита, эпохи бронзы и железного века, представленные поселениями, стоянками,
могильниками и курганами, а также наскальными рисунками — писаницами. На основе одной из писаниц создан уникальный музей-заповедник «Томская писаница». В середине XX в. близ села Шестаково обнаружено крупнейшее в России «кладбище динозавров», богатое палеонтологическими находками. Сегодня также ведутся активные работы по музеефикации этого археологического памятника. Помимо археологических памятников на территории области располагаются интереснейшие памятники архитектуры. Наиболее известными архитектурными сооружениями являются остатки Кузнецкой крепости, старинные храмы в г. Салаире, Тайге- в селах Ильинское, Ишимское, купеческая застройка улиц в г. Мариинске.
Музейная сфера представлена весьма широко, среди прочих стоит отметить крупнейшие музеи-заповедники: «Томская писаница» (внесенная в перечень особо охраняемых объектов ЮНЕСКО), заповедник «Кузнецкий Алатау», «Шорский государственный природный национальный парк», на территории которого образован этнографический музей под открытым небом — «Тазгол», заповедник «Кузедеевский липовый остров», в котором сохранена уникальная реликтовая роща сибирской липы, музей-заповедник «Красная Горка», созданный на территории бывшего Кемеровского угольного рудника с целью сохранения уникальных памятников горнопромышленного наследия. В настоящее время здание музея включено в список памятников архитектуры и градостроительства регионального значения
Дом управляющего Кемеровским рудником построен в 1916—1917 гг. акционерным обществом Копикуз. [28]
(в настоящее время здание музея-заповедника «Красная Горка»)
Здание музея-заповедника «Красная Горка"[29]
Музей-заповедник Томская писаница [30]
Учитывая все это, Кемеровская область имеет обширные возможности развития туристской отрасли. На базе природно-географического и культурно-исторического потенциалов региона можно развивать множество видов туризма: горнолыжный, лыжный, водный, пешеходный, спелео, конный, снегоходный, историко-культурный, экологический, индустриальный
и др
Однако на пути успешного развития туристского потенциала области имеется ряд как общих проблем, характерных для всех регионов России, так и частных, определяемых индустриальной спецификой Кузбасса.
Все выявленные нами факторы, препятствующие развитию отрасли, мы позволили себе разделить на «внутренние», зависящие от сложившейся конъюнктуры внутри региона, и «внешние» — не зависящие от неё. Данное разделение является весьма условным, но представляется необходимым.
Первым и, пожалуй, самым важным из «внешних» «препятствующих» обстоятельств, нам видится отсутствие экономических предпосылок развитию туризма как мощного компонента постиндустриальной экономики. Это обусловлено, прежде всего, засильем индустриальных черт в экономической модели современной России и ориентацией государства на добывающие отрасли промышленности. Нужно отметить, что данный фактор имеет особое значение в таких индустриальных регионах, как Кузбасс. Географическое положение региона, удаленность транспортных узлов, слабое развитие малой и средней авиации, неразвитость скоростного железнодорожного транспорта, высокие тарифы на внутренние перевозки и связанные с этими факторами повышенные транспортные расходы являются не менее важным ограничителем. Сохраняется устойчивый имидж Кузбасса как индустриального региона с суровыми природно-климатическими условиями, непригодными для туризма, — он относится к «внешним» ограничителям.
Что касается ограничителей «внутренних», то к ним, прежде всего, следует отнести отсутствие заинтересованности в инвестициях в туристскую отрасль бизнес-сообщества. Развитие туристско-рекреационных зон требует долгосрочных инвестиций: например, средний срок окупаемости в
гостиничном бизнесе составляет 8−12 лет. Столь «длительные» сроки отпугивают потенциальных инвесторов, а процентные ставки по существующим долгосрочным кредитным инструментам не позволяют окупить инвестиции в объекты туристского комплекса.
Также очень высоки издержки на строительство объектов инженерной инфраструктуры для создаваемых туристско-рекреационных комплексов (в том числе сети энергоснабжения, водоснабжения, транспортных сетей). Низкий уровень внутренней туристской инфраструктуры: отсутствие
качественного номерного фонда, недостаточно развития инфраструктура отдыха и ведения бизнеса, баз отдыха, нехватка специализированного туристического транспорта, отсутствие придорожных оборудованных автостоянок и кемпингов — так же естественным образом препятствуют развитию туризма. [31 ]
Кадровый голод в сфере туризма является еще одним фактором, ограничивающим динамику его развития. В условиях современного этапа эволюции индустрии туризма, отличающегося сложностью и высокой дифференцированностью профессиональной деятельности, уровень
квалификации специалистов туристической отрасли имеет важнейшее значение. В связи с этим требуется полноценная многоступенчатая система образования, включающая бакалавриат, магистратуру и дополнительное профессиональное образование. К сожалению, устоявшейся образовательной и научно-практической школы по туризму в регионе пока не сложилось. Образование по направлению «Туризм» в регионе рассматривается как «непрофильное» и помимо Кемеровского государственного университета преподаётся в политехническом университете и университете культуры.
В настоящее время происходит формирование новой структурной модели на факультете истории и международных отношений Кемеровского государственного университета с участием других профильных подразделений. Так в 2011 г. на ФИиМО была открыта магистратура по туризму «Туризм в сибирском регионе», а в 2013 г. открыт бакалавриат по направления «Туризм». Открылся Региональный ресурсный центр индустрии туризма. на базе которого уже реализуются 4 образовательных программы для работников туристской индустрии. Сейчас на базе этого Ресурсного центра при взаимодействии с Администрацией Кемеровской области создается
региональный туристско-информационный центр. Не менее важным условием, влияющим на развитие отрасли, является наличие качественных и конкурентоспособных туристских продуктов.
Существуют и другие проблемы, напрямую не связанные с туризмом, но мешающие его развитию. Например, можно назвать проблему экологического загрязнения окружающей среды и уничтожения природных ландшафтов предприятиями и шахтами Кузбасса.
Благодаря Администрации области и кузбасским предприятиям туристской индустрии, уже сегодня многое делается для улучшения ситуации. Губернатор Кемеровской области А. Г. Тулеев в своих ежегодных бюджетных посланиях неоднократно отмечал необходимость развития туристской отрасли в Кузбассе и преодоления инерции отношения к туризму как к вспомогательной отрасли. Туризм, по его словам, должен стать одной из ключевых доходных статей регионального бюджета. 2014-й год в
Кемеровской области был объявлен годом культуры и туризма.
В регионе ведется строительство новых дорог, мостов, возведение линий электропередач. Для подготовки и переподготовки кадров создан научно-образовательный Ресурсный центр индустрии туризма, и это лишь часть тех усилий, которые направлены на популяризацию Кузбасса и разработку всей необходимой инфраструктуры.
Губернский центр спорта и горных лыж на г. Туманная.
Мост через р. Кондома [32]
Хотелось бы отметить, что, несмотря на обозначенные проблемы, Кемеровская область имеет огромные, но пока не реализованные возможности развития туристской отрасли. Их реализации могут помочь устранить сложившиеся на данный момент «кризисные» явления в экономике и внешних отношениях со странами Запада. С уменьшением потока выездного туризма следует ожидать увеличение роли внутреннего туризма [33], а вместе с ним и
увеличение значения туристической отрасли в нашем индустриальном регионе.
Литература
1. Геология СССР. — Т. Х1У (Западная Сибирь). — М.: Недра, 1967. — 11−12.
2. Ковалевский. Геогностическое и историческое обозрение частных золотых промыслов Алтайского кряжа // Горный журнал. — 1835. — Ч. III. — Кн. VIII. -376.
3. Соболев М. Добывающая и обрабатывающая промышленность Сибири // Сибирь, ее современное состояние и нужды. — СПб.: Издание А. Ф. Девриена, 1908. — 149.
4. Сигалов М. Р., Ламин В. А. Железнодорожное строительство в практике хозяйственного освоения Сибири. — Новосибирск: Наука, 1988. — 16.
5. Бовыкин В. И. Формирование финансового капитала в России (конец XIX в. — 1908 г.) — М.: Наука, 1981. — 217.
6. Рабинович Г. Х. Из истории буржуазии в Сибири (Л.А. Михельсон) // Вопросы истории Сибири. — Вып. 8. — Томск: Издательство Томского университета, 1974. — 42−43.
7. Рабинович Г. Х. Из истории буржуазии в Сибири (Л.А. Михельсон) // Вопросы истории Сибири. — Вып. 8. — Томск: Издательство Томского университета, 1974. — 42−43.
8. Карпенко З. Г. Некоторые особенности развития алтайской и нерчинской горнодобывающей и металлургической промышленности XVIII — начале ХХ вв. // Промышленность Сибири и ее кадры (конец XVI — начало ХХ вв.) -Новосибирск: СО АН СССР, 1977. — 113.
9. Карпенко З. Г. Развитие угольной промышленности и черной металлургии Сибири. — Кемерово: КемГУ, 1985. — 24.
10. Вестник золотопромышленности и горного дела вообще. — 1896. — № 21. -376.
11. Государственный архив Кемеровской области — Ф. Д-7. — Оп. 1. — Д. 20. -45−51.
12. Разумов О. Н. Акционерное учредительство в горной промышленности Сибири в период империализма // Вопросы социально-экономического развития Сибири в период капитализма. — Барнаул: АГУ, 1984. — 94.
13. Коковцов В. Н. Из моего прошлого. Воспоминания. 1903−1919 гг. — В 2 кн. -М.: Наука, 1992. — Кн. 1. — 395.
14. Зобачев И. Провал планов закабаления Сибири иностранными империалистами // Сибирские огни. — 1951. — № 6. — 121.
15. Кузнецкий район. Речь В. Ф. Трепова 14 июня 1916 г. // Финансовая газета. — 1916. — 17(30) июня.
16. Обручев В. А. История геологического исследования Сибири. Период четвертый (1889−1917). — М. -Л.: Издательство А Н СССР, 1937. — 157, 162, 177.
17. Федорович И. И. Роль Кузнецкого бассейна в промышленности Союза // Кузнецкий бассейн и Урало-Кузнецкая проблема. — Харьков, 1926. — 19.
18. История Кузнецкого металлургического комбината имени В. И. Ленина. -М.: Металлургия, 1973. — 17.
19. Окладников А. П., Кузьмина З. В., Банников, В.В., Карпенко З. Г. Кузбасс. Прошлое настоящее будущее. — Кемерово: Кемеровское книжное
издательство, 1978. — 234.
20. Шуранов Н. П. Создание оборонной промышленности в Западной Сибири в годы Великой Отечественной войны. — Кемерово: ФГУИПП «Кузбасс», 2004. — 169.
21. Окладников А. П., Кузьмина З. В., Банников, В.В., Карпенко З. Г. История Кузбасса. — Кемерово: Кемеровское книжное издательство, 1970. — 71.
22. Шуранов Н. П. История Кузбасса. — Кемерово: ИПП «Кузбасс», «СКИФ», 2006. — 197.
23. «АиФ Кузбасс». Выпуск № 18 (702).
http: //gazeta. aif. ru/_/online/kuzbass/702/0301 (дата обращения: 17. 04. 2015).
24. http: //varandej. livejournal. com/146 694. html (дата обращения: 29. 05. 2015)
25. Шуранов Н. П. История Кузбасса. — Кемерово: ИПП «Кузбасс», «СКИФ», 2006. — 285.
26. Фотофонд департамента молодежной политики и спорта Кемеровской области
27. Фотофонд департамента молодежной политики и спорта Кемеровской области
28. http: //www. redhill-
kemerovo. ru/O muzee Pamyatniki muzeya Dom upravlyayushchego 1. htm (дата обращения: 16. 06. 2015 г.)
29. http: //suse. kemrsl. ru/view. php? id=3464 (дата обращения: 16. 06. 2015 г.)
30. http: //www. gukmztp. ru/photo. html (дата обращения: 29. 05. 2015)
31. Зайцева Н. А. Исследование факторов, влияющих на разработку и
реализацию стратегии развития гостиничных предприятий в регионах. Электронное периодическое издание «Сервис в России и за рубежом» Выпуск 6. 2013 М. РГУТиС, с. 23−27.
http: //old. rguts. ru/files/electronic journal/number44/3. doc (дата обращения:
16. 06. 2015 г.)
32. Фотофонд департамента молодежной политики и спорта Кемеровской области
33. Джанджугазова Е. А., Первунин С. Н. Российский туризм: анатомия кризиса. Научно-практический журнал «Российские регионы: взгляд в будущее» Выпуск № 1 (2) 2015. http: //futureruss. ru/wp-
content/uploads/2015/03/Dzhandzhugazova. pdf (дата обращения: 16. 06. 2015 г.)

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой