Мера женского в современную эпоху: между стервой и антистервой

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 008
РОМАХ О.В., ШААБ К.С.
ЧИСЛОВОЙ И ЭТНИЧЕСКИЙ ПОКАЗАТЕЛИ ДОЛГОЛЕТИЯ
Ромах Ольга Викторовна, Шааб Кира Сергеевна — Тамбовский государственный университет
им. Г.Р. Державина
Аннотация. В статье рассматриваются этнический и числовой показатели долголетия, которые хранят в себе такие глубинные структуры, которые определяют на протяжении длительного времени национальное своеобразие. Как правило, черты, характеризующие ментальность той или иной культуры, в отличие от идеологических, социально-политических, религиозно — конфессиональных и иных культуротворческих факторов, отличаются большой стабильностью и не изменяются столетиями. Одним из таких устойчивых факторов является долголетие.
Ключевые слова: культура, долголетие, этнос, продолжительность жизни, национальный менталитет.
Многочисленные исследования, ориентируясь преимущественно на фактические примеры долголетия, полагают, что средняя предельная продолжительность жизни человека может составлять 300 лет, это подтверждает само слово «человек»: чело — ученик, век — сто, т. е. человек учится век, а остальное время живет и наслаждается жизнью, передавая свои знания и умения. Хотя действительность пока плохо согласуется с расчетными данными. Существующие особенности нашей жизни превращают многих к 60-ти годам в стариков. Большинство людей не умеют пользоваться великим богатством, которое даровала людям природа — беспредельными возможностями человеческого организма. Однако этот предел трудно установить с большой точностью. Хотя в природе существует следующая закономерность: период от рождения животного до его взросления составляет в зависимости от вида примерно 1/7 общей продолжительности жизни. Даже приблизительные подсчеты показывают, что если человек взрослеет к 20 годам, то отпущенный ему природой срок как минимум 140 лет. Продолжительность жизни человека определяется не только его биологическими, наследственными особенностями, но и социальными условиями (быт, труд, отдых, питание). «Рекорды» продолжительности жизни встречаются в различных странах и частях света и характеризуют её видовой (биологический) предел.
Средняя продолжительность жизни — величина переменная: она свидетельствует об усилиях общества, направленных на предотвращение смертности и укрепление здоровья населения. В экономически развитых странах средняя продолжительность жизни достигла сегодня 70 лет. В России средняя продолжительность жизни составляет лишь только 65. 94 лет, у мужчин -59. 19 лет, а у женщин — 73.1 лет [7]. Самой острой демографической проблемой современной России, безусловно, является проблема чрезвычайно высокой смертности мужчин, особенно в рабочих возрастах. Превышение мужской смертности над женской характерно, в той или иной мере, для всех экономически развитых стран. В настоящее время разрыв в продолжительности жизни между мужчинами и женщинами составляет в большинстве экономически развитых стран от 6 до 8 лет. Существует несколько взаимодополняющих объяснений такому соотношению. Первое объяснение — историческое. В XIX в. разрыв в продолжительности жизни мужчин и женщин был существенно меньше, и нередко продолжительность жизни мужчин была выше. Снижение женской смертности во многом связано с общим улучшением санитарно-гигиенических условий, в особенности с улучшением условий для материнства и снижением рождаемости. Поэтому улучшение санитарно-гигиенических условий в меньшей мере затронуло мужчин. Второе объяснение носит биологический характер. Согласно эволюционной теории пола В. А. Геодакяна, у мужского пола значительно уже норма реакции на внешние воздействия, т. е. способность адаптивно реагировать на изменения внешней среды, что в быстро меняющемся современном мире может быть причиной повышенной смертности мужчин [3]. Наконец, третье объяснение связывает различие в продолжительности жизни мужчин и женщин с различием их социальных ролей в современном обществе. Стоит отметить, что наименьший разрыв в продолжительности жизни между мужчинами и женщинами наблюдается в Китае, это единственная из всех стран, в которой мужчины и женщины практически живут одинаково долго. Лишь около 15% граждан России умирают от старости. Подавляющее большинство заканчивает
жизнь преждевременно по другим причинам: как сообщает центр стратегических исследований МЧС РФ, из общего числа преждевременных смертей 56,5% вызываются «социальноэкономическими причинами», 20% - «экологическими», 5% - «природно-техногенными». В дорожно-транспортных происшествиях в России гибнут до 35 тыс. человек в год, на пожарах — до 20 тыс. Около 2,5% граждан РФ кончают жизнь самоубийством, и около 1,5% становятся жертвами уголовников. Таким образом, погибает очень большое количество жизнеспособных людей. На 1 января 2009 г. численность населения России по данным Росстата, составила 141 903 979 человек. С другой стороны, количество долгожителей в нашей стране увеличивается: На начало 1998 года численность у нас в стране людей в возрасте 90 лет и старше была 333 800, а к началу 2000 года эта цифра увеличилась до 374 800 человек. Соответственно увеличилась численность тех, кому исполнилось 100 и более лет: 1998 год — 8070 человек, 2000 год — 15 577. Как показывают последние данные исследования, большее количество долгожителей проживают в Москве и Санкт — Петербурге. Эти люди, как правило, хорошо образованны и социально активны. Для того чтобы долголетие стало нормативом в стране необходимо формировать культуру здоровья, повышать его престижность, самоосознание ценности здоровья как фактора жизнестойкости.
Для измерения долголетия применяют Индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП), который измеряет долголетие как таковое, объем знаний и доступ к базовым источникам, необходимым каждому индивиду для развития его возможностей. Величина ИРЧП служит критерием разделения стран на группы с различным уровнем человеческого развития. Вне зависимости от уровня экономического развития (будь это индустриальные или развивающиеся страны) к странам с высоким уровнем человеческого развития относятся те, в которых ИРЧП & gt-
0,8- к странам со средним уровнем человеческого развития — те, в которых 0,5 & lt- ИРЧП & lt- 0,8- к странам с низким уровнем человеческого развития — те, в которых ИРЧП & lt- 0,5. Помимо ранжирования и разделения стран на группы, вычисление ИРЧП и индексов отдельных измерений позволяет оценить соответствие сложившейся ситуации неким ориентирам, выраженным оптимальными значениями показателей человеческого развития, и ее изменение с течением времени. Сравнение индексов долголетия, образованности и уровня жизни дает возможность, при прочих равных условиях, уточнить приоритетность соответствующих программ человеческого развития. Россия занимает 73 место в списке с индексом ИРЧП = 0,806 (что является довольно высоким показателем, но при этом этот индекс в России на 2008 год хуже, чем в Белоруссии и Казахстане). Индекс стал падать с началом 90-х из-за сокращения ВВП и повышения смертности. В 1992 Россия занимала 52 место, 1995 — 114, в 2004 — 57, в 2005 — 62 с индексом 0,795, в 2006
— 65 с индексом 0,797, в 2007 году — 67 место с индексом 0,802 Высокий и стабильный ИРЧП принадлежит Нрвегии, Исландии, Канаде, самый низкий уровень у стран Африки [2].
Национальный менталитет культуры хранит в себе такие глубинные структуры, которые определяют на протяжении длительного времени ее этническое или национальное своеобразие. Как правило, черты, характеризующие ментальность той или иной культуры, в отличие от идеологических, социально-политических, религиозно — конфессиональных и иных культуротворческих факторов, отличаются большой стабильностью и не изменяются столетиями. Одним из таких устойчивых факторов является долголетие, на которое всю свою историю ориентирован Восток. Можно проиллюстрировать это на примере абхазов, в фольклоре которых изучение долгожительства и представления о нем играют важную роль. Мужчины и женщины -долгожители занимают немало места в абхазских сказках, легендах, мифах, народном эпосе и т. д. Таково, например, предание о древнейших обитателях края — племени Курынв, отличавшихся необыкновенным долголетием. Особое место в творчестве многих кавказских народов принадлежит и героическому эпосу о нартах, являющемуся древнейшим памятником фольклора. Абхазские нарты — непобедимые герои, дети одной матери, их отец — великан, могучий престарелый пахарь. Матери, видимо, не менее 150 лет (у нее было 99 сыновей и одна дочь), но она вечно молода и играет в эпосе основную роль. Это носительница семейного начала, обладающая даром предвидения. Огромна в фольклоре роль старейшин, она отчетливо проявлялась еще до сравнительно недавнего времени в общественной жизни народа. Своеобразна возрастная периодизация абхазов. Ее называют «категориальной», а не хронологической. Для каждой категории описаны свои социальные роли, но сами возрастные пороги четко не фиксированы. Например, категория молодого человека — от 18 лет до женитьбы, или девушки от 15−17 лет до замужества. Несколько шутливый оттенок имеет категория немощного старика, впавшего в детство. Вместе с тем, предполагается связь долгожительства с высоким социальным
положением в обществе и семье. Существование совета старейшин, куда обычно входили главы семейств, также способствовало развитию культа предков и почитанию «живых предков». Тем самым создавался бытовой, моральный и психологический климат, помогавший самоутверждению старейшин. Старейшины (обычно люди старше 50−60 лет) руководили всей хозяйственной, общественной и идеологической жизнью групп. Своеобразная черта уклада — «социальная импликация» («подразумевание») долголетия влиятельного и ценного члена группы. Это сформировавшееся в абхазском этносе понятие «настоящего старика», которое в дальнейшем могло быть уже достаточно не зависимо от реального биологического долголетия. Получалось некое «социальное долголетие» — возведение в статус долгожителя — глубокого старика — людей, еще далеко не достигших этого возраста. Этнологи считают «социальное долголетие» самостоятельным этнокультурным феноменом, который в своей дальнейшей эволюции подчиняется социальным закономерностям. В целом перечисленные выше особенности уклада содействовали престижу старости и активному долголетию. В истории народа это был интуитивно найденный путь к продлению человеческой жизни.
Определенную роль в формировании менталитета русской национальной культуры играют природные (ландшафтные, климатические, биосферные) факторы. Великий русский историк В. Ключевский не случайно свой «Курс русской истории» начинает с анализа русской природы к ее влияния на историю народа: именно здесь закладываются начала национального менталитета и национального характера русских. Русская равнина и ее почвенное строение, речная сеть и междуречье, лес и степь, река и бескрайнее поле, овраги и летучие пески — все это формировало мировоззрение русского народа, и тип преимущественной хозяйственной деятельности, и характер земледелия, и тип государственности, и взаимоотношения с соседними народами (в частности, кочевыми народами Великой степи), и фольклорные фантастические образы, и народную философию. Россия — холодная северная страна с обилием студёных рек и озер. Если взглянуть на карту плотности населения и сравнить ее с картой расселения народов, то станет видно, что русские — это речники, живущие по берегам рек. Это отражено множеством однокоренных слов с водяным и речным смыслом: «Русь», «русло», «роса», «русалка». Русская дорога — это река. Любовь русского человека к реке воспитывала дух предприимчивости в привычку к совместному, артельному действию, кормила и поила, сближала разбросанные части населения, приучала чувствовать себя членом общества, общаться с чужими людьми, наблюдать их нравы и интересы, меняться товаром и опытом. Зато, по мнению Ключевского, противоположное действие оказывала на русского человека его бескрайняя равнина, отличающаяся пустынностью и однообразием. Любая попытка представить русскую культуру в виде целостного, исторически непрерывно развивающегося явления, обладающего своей логикой и выраженным национальным своеобразием, наталкивается на большие внутренние сложности и противоречия. Каждый раз оказывается, что на любом этапе своего становления и исторического развития русская культура как бы двоится, являя одновременно два отличных друг от друга лица. Европейское и азиатское, оседлое и кочевое, христианское и языческое, светское и духовное, официальное и оппозиционное, коллективное и индивидуальное — эти и подобные «пары» противоположностей свойственны русской культуре с древнейших времен и сохраняются фактически до настоящего времени. Двоеверие, двоемыслие, двоевластие, раскол — это лишь немногие из значимых для понимания историк русской культуры понятий, выявляемых уже на стадии древнерусской культуры. Подобная стабильная противоречивость русской культуры, порождающая, с одной стороны, повышенный динамизм ее саморазвития, с другой, — периодически обостряющуюся конфликтность. Бинарность в строении русской культуры — несомненный результат «пограничного» геополитического положения Руси-России между Востоком и Западом и приобретенного в течение многих веков столкновения и взаимопроникновения черт той и другой «суперцивилизаций». В историко-культурной работе «Русская идея» Н. А. Бердяев, объясняя антиномичность России и ее культуры, противоречивость и сложность русской души, констатировал, что «в России сталкиваются и приходят во взаимодействие два потока мировой истории — Восток и Запад. Русский народ есть не чисто европейский и не чисто азиатский народ. Россия есть целая часть света, огромный Востоко-Запад, она соединяет два мира. И всегда в русской душе боролись два начала, восточное и западное» [5].
Российская ментальность выстроена иначе, чем, например, на востоке, особенно в отношении долголетия — здоровье не щадится, им бравируют. Ритм и хозяйственный уклад русской жизни однозначно определяет главную доминанту русского национального характера -героическую доминанту. Наша культура больше ориентирована на демонстрацию подвигов,
особенно в молодом возрасте как доказательстве своей социальной престижности. Особенно это прослеживается в т.н., «русских драках», где шла «деревня на деревню», «улица на улицу», «стенка на стенку» — без всякой к тому причины. Драка ради самой драки, которая была без жестокости и упорства, по неписаным правилам: «до первой крови», «лежачего не бьют». Такова народная «буза» — драка под гармошку. Если в бузе начинали проявляться признаки злобы, то гармонист резко обрывал музыку, закрывая гармонь, и тем останавливал бузу [4]. Русский характер — это «взрывной», удалой характер, но не вспыльчивый, не гневливый, не злобный, не мстительный и не жестокий. Жажда деяний рвется сквозь всю русскую литературу, главная тема которой — как преодолеть «тоску и скуку бытия». Шедевры русского романтизма — это образы вырывающего сердце из груди Данко и «Буревестника». Русские народные сказки, в отличие от западноевропейских, почти исключительно героические сказки. Если сюжеты западноевропейских сказок замешаны на выгоде, деньгах, обогащении, поиске золота или кладов, то в России другая, отличная от Западной Европы, мотивация деяний — героическая. Русские волшебные сказки -выразители «русского духа»: русской идеи, русского самосознания, русской идентичности, природы русских, сущности русских — все это одни и те же понятия. Приобщение к преданиям начинается с раннего детства при слушании и чтении сказок. Народная мудрость и народные озарения, содержащиеся, в народных сказках, не только реальны, но и являют сущность, или идею, народа и выражается в особенностях его мышления и мировосприятия (его ментальности). В сказках речь идет об идеях и чувствах, свойственных природе народа в целом в течение всего времени его существования [6]. Почти в каждой русской сказке есть утверждение значимости «метафизических поступков», то есть поступков, не следующих из соображений обыденного здравого смысла и опыта. Например, в сказке «Волшебный конь» Иван поехал покупать доброго коня, его на дороге встречает «стар человек», который советует Ивану заплатить любые деньги и купить «крепко худую, паршивую» лошадь. Иван послушался мудрого старика и купил такую лошадку, которая после становится «такая сильная, крепкая да красивая, что ни вздумать, ни взгадать, разве в сказке сказать» [1,9]. Идея «метафизических поступков» в разной форме часто выражается в русской сказке. Это отнюдь не обывательская идея, а принципиальная установка на прорыв к новому, прорыв к большому успеху. По истории жизни общества мы хорошо знаем, что максимального успеха в науке, и в искусстве, и бизнесе, и в политике достигают люди, которые умеют найти необычные направления действий. В сказке «Волшебное кольцо» незадачливый Мартынка, вместо выполнения хозяйственных покупок, на деньги, данные матерью, покупает поочередно собаку Журку, кота Ваську, выручая их от побоев. На вопрос матери: «А больше ничего не купил?», Мартынка отвечает: «Коли деньги остались, может, и купил бы еще что-нибудь». В итоге Мартынка получает спасительную помощь за свою доброту от спасенных им Журки и Васьки. В этой сказке наиболее ярко выражен этический идеал русского народа -нестяжание денег, и употребление их, если они есть, в первую очередь для «стяжания мирного духа». Человеку свойственно планировать свое будущее как продолжение состоявшихся прошлого и настоящего. В таком случае «лучшее» — это просто лучшее от известного. Русскому человеку свойственно ожидать лучшего, которое не вытекает из его наличного опыта, это и есть метафизические стремления к лучшему. Такая идея неоднократно воспроизводится в русских сказках, когда, например, младшая дочь желает отцу привезти ей либо «перышко Финиста — ясна сокола», либо чудный цветок и т. п. В сказке «Заклятый царевич» старшая дочь просит отца привезти ей обновку, а младшая — неизвестный, диковинный цветочек. Получив заветный цветочек, младшая дочь проходит трудный путь, полный испытаний, к своему счастью. Эта сказка также свидетельствует нам о ложности многих поверхностных толкований русских сказок, в которых говорится о желании русских только чудом обрести счастье, не прилагая никаких усилий
— моральных и физических. В сказке «Морозко», как в «Золотой рыбке», проводится христианская мысль воздаяния за терпение и нестяжательство. В этой сказке мачеха приказывает мужу отвести его дочь, то есть ее падчерицу, в зимний лес на погибель. Когда девушка осталась в лесу, Мороз красный нос оценил ее терпимость и полюбил за слова, которые звучат в духе христианского учения: «Добро пожаловать, Мороз- знать, Бог тебя принес по мою душу грешную». Мороз одарил красную девушку шубой, платьями, «шитыми серебром и золотом». После возвращения падчерицы домой мачеха послала в лес свою родную дочь, но Мороз от нее «хороших речей не дождался- рассердился, схватил ее и убил» [1, 102]. Помимо философского смысла обретения счастья, в том числе и достатка через терпение и нестяжание богатств, сказка в доступной народу форме образов ведет людей к пониманию основ христианской жизни. Можно сказать, что русская сказка выполняет такую же миссию, как и религиозная философия, только философия — путь
рационального понимания божественной мудрости, а сказка — образная форма выражения народной мудрости и ментальности. Для семейного счастья герой русских сказок часто встречается с мудрой женщиной, которую он может покорить только мудростью и умом. Это показывается многими сюжетами, где герой отгадывает загадки, или наоборот загадывает их, или демонстрирует свою смекалку другими способами. Идеал мудрой жены выражает одновременно и идеал счастливой семейной жизни, и идеал приоритета мудрости как таковой над другими жизненными ценностями. Здесь важно отметить, что известная общинность русских — это не столько коллективизм как таковой, сколько именно общение, однокоренное со словом «общность». Частое и открытое общение — характерная черта русской натуры. Высокая значимость близости и близкого общения в сильной образной форме выражена в сказке «Гуси-лебеди». В сказке, когда девочка выкрала братца и побежала назад, всякий раз, когда ее нагоняли гуси-лебеди, ей помогали те же молочная река, яблоня, печка, но при условии, что девочка отведывала их угощение [1,133]. В этом выражается русская народная мудрость: относись внимательно ко всякому, с кем общаешься, и получишь то, чего желаешь и даже сверх того — вот верхний уровень сути и смысла сказки. В описанных эпизодах есть, конечно, дополнительные смыслы, например, мистический ритуал совместной трапезы. Правда, этот ритуал имеет сходный смысл единения. Таким образом, народная мудрость и народные озарения, содержащиеся в народных сказках, не только реальны, но и являют сущность, или идею, народа и выражается в особенностях его мышления и мировосприятия (его ментальности). В сказках речь идет об идеях и чувствах, свойственных природе народа в целом в течение всего времени его существования.
Числовой и этнический показатели долголетия каждой страны — это, прежде всего, ее уровень культуры. Необходимо вырабатывать престижность старости и активность долголетия, на сегодняшний день — это один из главных социальных акцентов, которое ставит общество.
Список литературы:
1. Афанасьев. Русские народные сказки. М., 1992, с. 9−16, 102 — 104, 133−135
2. Бушуев В. В., Голубев В. С., Коробейников А. А., Селюков Ю. Г. Человеческий капитал для социогуманитарного развития. — М.: «ИАЦ Энергия», 2008.
3. Геодакян В. А. Эволюционная теория пола. — Природа, — 1991, № 8
4. Кравцов Н. И. Славянский фольклор. — М.: 1976, с. 95.
5. Культурология: теория и история культуры. — М.: Знание, 1998.
6. Курашов В. И. Философские смыслы и русская ментальность в русской волшебной сказке. -Журнал практического психолога 2000, № 10 — 11.
7. http: //www. bydzdorov. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой