Меры по совершенствованию законодательства в сфере противодействия преступлениям экстремистской направленности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МЕРЫ ПО СОВЕРШЕНСТВОВАНИЮ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В СФЕРЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯМ ЭКСТРЕМИСТСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ
© Иванчогло В. И. *
Белгородский государственный национальный исследовательский университет, г. Белгород
В статье рассматриваются отдельные меры по совершенствованию законодательства и борьбы с преступлениями экстремистской направленности.
Ключевые слова преступность, государство, экстремизм.
Прежде всего, следует отметить, что содержащееся в ст. 1 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» [1] определение экстремизма не является определением в строгом смысле слова, т.к. оно не раскрывает сущность данного социального явления, а лишь перечисляет его формы. По общему мнению, этот недостаток юридической техники современного российского законодательства, который необходимо исправить. Такие попытки предпринимались неоднократно, и безусловно, подобные изменения, если они будут приняты повлекут и изменения уголовного законодательства.
22 января 2014 года в Государственную Думу Р Ф был внесен законопроект № 434 186−6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу уточнения признаков экстремистской деятельности».
Главное изменение, предусмотренное этим законопроектом — изменение определения экстремистской деятельности: оно сводится к перечню определенных уголовно-наказуемых действий: «экстремистская деятельность (экстремизм): финансирование мероприятий по подготовке, организация подготовки к совершению, а также совершение преступлений, предусмотренных статьями 141 частью второй, 149, 205, 205. 1, 205. 2, 206, 207, 208, 211, 212, 215. 1, 215. 2, 215. 3, 277, 278, 279, 280, 281, 282, 282. 1, 282. 2, 282. 3, 282. 4, 353, 354, 355, 357, 359, 360 Особенной части Уголовного Кодекса Российской Федерации- совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте „е“ части первой статьи 63 Уголовного Кодекса Российской Федерации».
Соответственно меняется формулировка ст. 281. 1: мотивы совершенных деяний предполагается заменить на перечень статей, перечисленных в п. 1 ст. 1 Федерального закона от 25. 07. 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» [2].
* Магистрант кафедры Уголовного права и процесса Юридического института НИУ «БелГУ».
Авторы предлагают также поправки в ст. 282 УК РФ. Формулировку ст. 282 «Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства» предлагается заменить на «Пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности, а также действия, в том числе высказывания, обосновывающие или утверждающие необходимость совершения преступлений, предусмотренных Особенной частью настоящего Кодекса».
Кроме того, разработчики документа предлагают дополнить Уголовный кодекс новыми статьями: 282.3 (пропаганда и публичное демонстрирование нацистской или экстремистской атрибутики и символики) и 282.4 (распространение экстремистских материалов) — по обеим статьям предусматривается наказание в виде штрафа до 300 тысяч рублей либо обязательными, или принудительными, или исправительными работами. Определение запретной символики по мнению авторов сужается за счет исключения символов, сходных с нацистскими и фашистскими.
Основная идея законопроекта — свести определение экстремистской деятельности к перечню определенных уголовно-наказуемых действий — представляется нам совершенно правильной. Антиэкстремистское законодательство в целом предполагает более жесткие механизмы реагирования на деятельность организаций, СМИ и отдельных людей, чем на иные правонарушения, а раз так, резонно предположить, что такой жесткой реакции заслуживают только более опасные деяния, к которым не стоит относить мелкие административные правонарушения.
Предлагаемый в законопроекте список статей УК, которым определяется суть экстремистской деятельности, разумеется, вызывает немало вопросов, но эта часть законопроекта может быть исправлена.
Зато мы считаем неправильными предложенные поправки в УК РФ.
Их авторы полагают, что предлагаемая ими формулировка для ст. 282 УК уменьшит произвол при ее применении. Но мы не видим, чем предлагаемая формулировка — «Пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности, а также действия, в том числе высказывания, обосновывающие или утверждающие необходимость совершения преступлений, предусмотренных Особенной частью настоящего Кодекса» — в этом смысле лучше действующей — «Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства». Скорее предлагаемая формулировка чревата еще большими злоупотреблениями: она скопирована из нынешнего определения экстремистской деятельности, и именно этот пункт не раз приводил к злоупотреблениям, например, в том, что касается «утверждения превосходства» в связи с религиозными различиями, что само по себе присуще очень многим религиозным текстам.
Невозможно сделать формулировку ст. 282 полностью защищенной от произвола при правоприменении. Поэтому мы выступаем за сужение соста-
ва статьи. По крайней мере, следует удалить из нее понятие «социальная группа» как не имеющее никакого общепринятого определения, а такое деяние как «унижение достоинства» (или, как в проекте, утверждение превосходства, неполноценности и т. п.) перенести из УК в сферу гражданско-правовых споров.
Считаем, что криминализовать демонстрацию нацистской и тому подобной символики — явно чрезмерно. Исключать понятие символики, «сходной до степени смешения» означает освободить от ответственности человека только за то, что он свастику нарисовал криво. С другой стороны, некоторые символы, разумеется, могут использоваться совершенно в другом смысле и контексте, вплоть до антифашистского.
5 февраля 2014 года Федеральный закон Российской Федерации от 3 февраля 2014 г. № 5-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» [3] внес поправки в Уголовный кодекс, которые усиливают ответственность за экстремистские преступления.
Закон увеличивает штрафы практически по всем составам статей Уголовного кодекса, касающихся экстремизма. Увеличиваются и сроки лишения свободы за публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, публичное или с использованием СМИ возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства по половым, расовым, национальным, языковым, религиозным признакам социальной принадлежности. Например, по статье 282 («возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства») максимальный срок лишения свободы увеличивается до шести лет.
Изменения помимо собственно наказаний за совершенные преступления касаются еще и ст. 31 Уголовно-процессуального кодекса. Согласно нововведениям из этой статьи исключено упоминание о ст. 282 УК РФ. Это означает следующее — отныне подсудимых по ст. 282 не смогут судить мировые судьи.
Так что тех, кто возбуждал ненависть либо вражду или унижал человеческое достоинство, будут судить федеральные судьи. То есть, теперь ст. 282 не только стала жестче, но еще и «посерьезнела».
Есть у нового закона и другая сторона, которая не отражена непосредственно в тексте самого документа. Все дело в том, что когда законодатели приступали к выработке и принятию поправок, то они понимали, что наказания за экстремизм не могут быть «легкими статьями».
Никого не устраивало положение, когда экстремист считался, совершившим малозначительное деяние. Но малые санкции по «экстремистским» составам уголовных преступлений как раз и приравнивали эти преступления к таковым. Санкции увеличили и, таким образом, одновременно перевели целую группу преступлений (ст. 280, 282, 282.1 и 282.2 УК РФ) в более тяжкую категорию.
При этом наказания по ним не просто немного ужесточили. Дело тут даже не только в сроках. Их ужесточили настолько, насколько было необходимо, чтобы согласно законодательству преступление считалось более опасным. Ведь согласно статье 15 УК РФ преступлениями небольшой тяжести являются деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает 3 лет лишения свободы. Преступлениями средней тяжести — с наказанием не свыше 5 лет. Тяжкими — не свыше 10 лет.
А от степени тяжести преступления зависит и объем процессуальных полномочий органов расследования. Например, в соответствии с Федеральным законом от 12. 08. 1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» [4] прослушивание телефонных переговоров допускается только в отношении тех, кто подозревается в совершении преступлений средней тяжести, тяжких или особо тяжких преступлений, а также лиц, которые могут располагать сведениями об указанных преступлениях (ст. 8).
То есть, к примеру, раньше оперативникам судьи не разрешали наружное наблюдение, не давали разрешения прослушивать телефонные разговоры даже тех, кто потом подстрекал к экстремистским действиям и имел отношение к подготовке смертников.
1 февраля 2014 года вступил в силу Федеральный закон Российской Федерации от 28 декабря 2013 г. № 398-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» [5], предусматривающий блокировку сайтов с экстремистским содержанием. Решение о досудебной блокировке могут принимать генеральный прокурор, а также его заместители. Решение о блокировке будет направляться в Роскомнадзор, который будет рассылать уведомления операторам связи с требованием заблокировать доступ к тому или иному ресурсу. В свою очередь, операторы обязаны «незамедлительно ограничить доступ к информационному ресурсу или к размещенной на нем незаконной информации».
После этого Роскомнадзор определяет провайдера хостинга интернет-ресурса, на котором содержится противозаконная информация, и направляет ему уведомление о необходимости ее удаления. Хостер обязан сообщить владельцу ресурса о необходимости удалить контент.
В том случае, если администратор сайта удалит противоправный контент, блокировка снимается. До этого досудебная блокировка могла быть применена лишь к сайтам, распространяющим детскую порнографию, содержащим пропаганду наркотиков или самоубийств, а также ресурсам, на которых размещен пиратский видеоконтент.
В этот же день Роскомнадзор обеспечил блокировку первых четырех интернет-ресурсов за «распространение призывов к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности и участию в массовых публичных мероприятиях». Одна из интернет-страниц с противозаконной информацией размещалась на блог-хостинге Livejournal. com. Как отмечают в Роском-
надзоре, администрация ресурса в кратчайшие сроки удалила блог с противоправной информацией, после чего ресурс был исключен из реестра [6].
С 1 февраля 2014 года Уголовный кодекс дополнен новой статьей 280.1 «Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации». Наказание за словесный экстремизм достаточно серьезное — штраф до 300 тысяч рублей, или принудительные работы на срок до 3 лет, или лишение свободы на тот же срок. Призывы к отделению той или иной территории от РФ или передаче того или иного куска земли иностранному государству через СМИ или Интернет наказывается ещё строже: обязательными работами на срок до 480 часов или лишением свободы на срок до 5 лет. Необходимость данной статьи вызывает сомнение. В УК уже есть ст. 280 «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности», с точно такими же сроками и штрафами. А в законе «О противодействии экстремистской деятельности», в определении экстремизма, первым пунктом идет «насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации».
Примечательно, что когда при обсуждении законопроекта в первом чтении делавшего доклад Юрия Синельщикова (КПРФ) спросили, в чем тут разница, он ответил так: «Экстремизм — это склонность к политическому насилию, а здесь мы говорим не только о насилии, а о ситуациях, когда насилия может не быть» [7]. Справедливо возникает вопрос о том, могут ли признаваться опасными для государства публичные призывы к ненасильственному отделению от РФ любых территорий? Даже если речь идет о призывах к заключению международных договоров, как тот, о границе, что несколько лет назад РФ заключила с Китаем, и по которому отдала кусочек российских земель восточному соседу?
В октябре 2013 года министр внутренних дел России Владимир Колокольцев выступил с инициативой введения уголовной ответственности за экстремистские преступления с использованием интернет-пространства. Свое предложение он озвучил, выступая на заседании Совета Федерации. По словам главы МВД, молодые ребята сегодня активно используют интернет для общения, а значит одной из основных задач правоохранительных органов должна стать борьба с деятельностью экстремистских групп в глобальной сети. «В этой связи большое профилактическое значение будет иметь принятие проекта федерального закона, предусматривающего уголовную ответственность за совершение преступлений экстремистской направленности с использованием интернет-пространства», — заявил Колокольцев.
В настоящей работе мы обозначили лишь некоторые проблемы противодействия преступлениям экстремистской направленности, однако решение которых не терпит отлагательства.
Список литературы:
1. Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» // Собрание законодательства Российской Федерации. -2008. — № 52 (ч. 1). — Ст. 6228.
2. В Думу внесен законопроект с новым определением экстремизма [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. sova-center. ru/misuse/ news/lawmaking/2014/01/22 d28852/.
3. Федеральный закон Российской Федерации от 3 февраля 2014 г. № 5-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Российская газета. — 5 февраля 2014. — Федеральный выпуск № 6296.
4. Федеральный закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» // Российская газета. — 18. 08. 1995. — № 160.
5. Федеральный закон Российской Федерации от 28 декабря 2013 г. № 398-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» // Российская газета. -30 декабря 2013. — № 295.
6. Благовещенский А. По «антиэкстремистскому» закону заблокированы первые сайты [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. rg. ru/ 2014/01/3Шokirovka-site. html.
7. Синельщиков Ю. Еще раз об экстремизме… [Электронный ресурс]. -Режим доступа: http: //www. mk. ru/politics/article/2014/02/01/976 470.
8. http: //www. rg. ru/2013/10/30/proekt-mvd-anons. htmI.
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЦЕРКВИ В СФЕРЕ ЗАЩИТЫ КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ В РОССИИ (ХУШ-ХХ ВВ.)
© Кабанова Ю. С. *
Барнаульский юридический институт МВД России, г. Барнаул
Статья посвящена исследованию вопроса защиты культурных ценностей церковью в России начиная с XVIII века. В статье анализируется законодательство в рассматриваемой сфере, взаимоотношения государства и церкви в различные периоды времени, определение отношения церкви к ценностям культуры в период XVП-XX вв.
Ключевые слова церковь, святейший Синод, культурные ценности, право человека и гражданина на доступ к культурным ценностям.
Отношение церкви к культурным ценностям начинает прослеживаться лишь в XVIII — первую треть XIX вв. и определяется как первоначальный
* Преподаватель кафедры Конституционного и международного права.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой