Развитие военного сотрудничества Российской Федерации с Киргизской Республикой в 1992-2009 гг

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Горбунов В.В.
РАЗВИТИЕ ВОЕННОГО СОТРУДНИЧЕСТВА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ С КИРГИЗСКОЙ РЕСПУБЛИКОЙ
в 1992—2009 гг.
Многовековая история Российского государства неразрывно связана братскими и доверительными отношениями с народом Киргизии, в том числе и в области военного сотрудничества.
С правовой точки зрения основы обеспечения совместной оборонной политики Российской Федерации и Киргизской Республики после распада СССР были заложены в рамках международного Договора о коллективной безопасности (далее — ДКБ), подписанного 15 мая 1992 г. в Ташкенте главами шести государств — Армении, Казахстана, Киргизии, России, Таджикистана и Узбекистана. Ценность данного документа состоит в том, что он впервые при новой политической системе законодательно определил основы организации коллективной безопасности и органы руководства — Совет коллективной безопасности, Совет министров иностранных дел, Совет министров обороны, Комитет секретарей советов безопасности [17, с. 3−4].
Основополагающими статьями Договора являются: ст. 2, предусматривающая обязательство незамедлительно приводить в действие механизм совместных консультаций в случае возникновения угрозы безопасности территориальной целостности и суверенитету одного или нескольких государств-участников, либо угрозы международному миру и безопасности, а также ст. 4, гласящая, что «если одно из государств-участников подвергнется агрессии со стороны какого-либо государства или группы государств, то это будет рассматриваться как агрессия против всех государств-участников» и «все остальные государства-участники предоставят ему необходимую помощь, включая военную» [3, с. 6].
Именно в рамках развития Договора о коллективной безопасности были определены основные задачи в обеспечении безопасности в военной сфере, стоящие перед Россией и Киргизией. Договор гарантировал устойчивые условия для развития военно-политической интеграции и создания национальных вооруженных сил Киргизской Республики.
В действительности, трудности, с которыми столкнулись два государства, не могли не сказаться на реализации положений Договора, поэтому некоторые решения, принятые в его рамках на начальном этапе и направленные на углубление военной интеграции, не были полностью выполнены [10, с. 67].
В Москве 14 мая 2002 г. главами государств-членов Содружества на юбилейной сессии Совета коллективной безопасности ДКБ было принято решение о создании международной региональной организации — Организации договора о коллективной безопасности (далее — ОДКБ). Этот шаг был направлен на объединение стран участников организации и повышение роли Российской Федерации как центра притяжения новых независимых государств.
Следующий шаг России по обеспечению безопасности в регионе состоял в инициировании расширенного формата переговоров лидеров пяти стран — Китая, России, Казахстана, Киргизии и Таджикистана. В 1996—1997 гг. они завершились подписанием двух важных соглашений — «Соглашения между Россией, Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном и Китаем об укреплении мер доверия в военной области в районе границы» [15, с. 365] и «Соглашения о взаимном сокращении вооруженных сил в районе границы государств». Тем самым была создана новая модель безопасности на основе дружбы и добрососедства этих стран [14]. Это свидетельствует о том, что Россия и Киргизия осуществляли военное сотрудничество на прочной правовой базе и обоюдовыгодных условиях.
Значимой стороной военного сотрудничества в конце XX в. стало участие Киргизии совместно с Россией, Казахстаном, Узбекистаном в урегулировании конфликта в Республике Таджикистан. В связи с этим страны Содружества предложили Правительству Российской Федерации решить вопросы, связанные с формированием российского воинского подразделения и направлением его для участия в операции коллективных сил по поддержанию мира в Таджикистане. Кроме того, российская сторона направила просьбу о выделении воинского контингента Киргизии для участия в коллективных силах по поддержанию мира в Таджикистане [4, л. 18].
Договоренность стран Содружества о совместном развертывании в Таджикистане на базе существующих миротворческих сил СНГ полномасштабной операции ООН по поддержанию мира, включая и надлежащее финансирование, была достигнута руководством внешнеполитических ведомств России, Казахстана, Киргизии, Узбекистана, Таджикистана в ходе встречи, которая состоялась в Москве 26 января 1995 г. [6, л. 9−10]. Участники встречи выработали общую оценку
ситуации в Таджикистане и вокруг него, договорились о ряде конкретных совместных действий. В результате этой встречи был подготовлен проект обращения глав пяти государств СНГ к председателю Совета безопасности ООН. Он был утвержден 10 февраля 1995 г. в ходе встречи на высшем уровне в г. Алма-Ате [6, л. 11−16]. В ходе миротворческой миссии Киргизское руководство продемонстрировало активное участие в поисках выхода из сложившейся ситуации.
К формированию механизмов обеспечения совместной оборонной политики следует добавить еще и тот немаловажный момент, что Киргизия согласилась на учреждение аппарата военного атташе при посольстве Российской Федерации в Киргизской Республике в октябре 1994 г. [5, л. 55- 13, ст. 1286]. Это позволило взаимовыгодно осуществлять связь между военными ведомствами двух государств, вести переговоры, в том числе и о военных поставках [11, ст. 6425], а также представлять Россию на смотрах, маневрах, парадах, получать необходимые сведения и информацию о вооруженных силах Киргизии.
Аппарат военного атташе при посольстве Российской Федерации координировал деятельность в Киргизии российских организаций, работающих в сфере военно-политического сотрудничества, а также контролировал работу, имеющую отношение к аспектам, находящимся в ведении Министерства обороны Российской Федерации [8, л. 80]. Наглядным примером являлось функционирование при содействии киргизских партнеров российской авиабазы в г. Канте. Это свидетельствует о важном компоненте общего государственного взаимодействия двух стран и наличии тенденции к расширению военного сотрудничества между Российской Федерацией и Киргизией.
Таким образом, деятельность государственных органов России и Киргизии в формировании механизмов совместной оборонной политики была связана с принятием ряда нормативных правовых документов. Это позволило обеим странам обеспечить тесную интеграцию усилий в оборонной сфере, а также определить цели, задачи, положения в оборонной области и военного сотрудничества, что способствует установлению ответственности в сфере обеспечения безопасности на основе паритета и двухсторонней выгоды в рамках международных договоров и национального законодательства.
Другим важнейшим аспектом развития военного сотрудничества России и Киргизии, наряду с формированием механизмов совместной оборонной политики, является подготовка и обучение национальных военных кадров.
Интеграционный вектор России и Киргизии направлен на все более тесное взаимодействие в военной сфере. Это обусловлено созданием совместных региональных группировок войск, например Коллективных сил быстрого развертывания в Центрально-Азиатском регионе. С целью обеспечения более качественного управления этими группировками создаются органы совместного управления, от которых требуется единый централизованный организационный подход, как к пониманию, так и к реализации своих целей и задач по взаимодействию воинскими подразделениями.
Успешное решение этой цели выдвинуло ряд важных и качественно новых задач по созданию единой системы подготовки кадров в вооруженных силах обоих государств. В этой связи заместитель генерального секретаря ОДКБ В. Семериков, отметил что «интеграция в вопросах военного и военнотехнического сотрудничества среди государств-членов ОДКБ развивается достаточно успешно. Созданы совместные региональные группировки войск, Коллективные силы быстрого развертывания в Центрально-Азиатском регионе. Обучение, боевая и оперативная подготовка личного состава подразделений и частей этих сил осуществляются по единым планам. На вооружении государств-членов Организации практически повсеместно оружие российского (советского) производства. При совместном использовании этих группировок по решению Совета коллективной безопасности создаются органы совместного управления. Для того чтобы качественно управлять группировками войск, говорить „на одном языке“, технически правильно и эффективно использовать вооружение и технику, как раз и необходима единая система подготовки кадров» [9].
В процессе создания единой системы подготовки кадров на территории Киргизии были созданы Киргизский государственный национальный военный лицей и Бишкекское высшее военное училище. Подготовка офицеров в них осуществлялась по общевойсковым и техническим специальностям для ВВС. Они сформированы на основе бывших трехгодичных курсов Министерства обороны СССР, а также высших курсов Государственного комитета национальной безопасности [2].
Кроме того, в Киргизии велась подготовка офицеров запаса на военных кафедрах ряда гражданских вузов. В основном подготовка военных кадров Киргизии осуществлялась в военных учебных заведениях Министерства обороны России и Казахстана на основе межправительственных соглашений, а так же на ба-
зах зарубежных учебных заведений в Германии, Индии, Турции, Великобритании, США, Китае, Азербайджане, Франции [2].
Обучение граждан Киргизии в военных учебных заведениях России является одним из важных факторов, способствующих укреплению российско-киргизского военного взаимодействия. В ходе учебного процесса закладывается и формируется фундамент дружеского и добрососедского отношения к братскому народу.
При этом подготовка военных кадров в военных учебных заведениях Российской Федерации для Киргизской Республики осуществлялась, как правило, различными методами взаиморасчетов между государствами. В качестве подтверждения этого можно привести пример ежегодной компенсации киргизской стороне стоимости аренды земельных участков и участка акватории, занимаемых военными объектами России, путем оказания услуг по подготовке военных кадров для Киргизской Республики в военных учебных заведениях Министерства обороны Российской Федерации [7, л. 11−12]. Арендная плата за размещение военно-морских частей составляет 4 489 995 долл. США в год [7, л. 53].
Перспективной формой совместного обучения кадров и специалистов для вооруженных сил России и Киргизии была реализация Решения Совета коллективной безопасности от 28 апреля 2003 г. о развитии процесса совместного обучения кадров и специалистов для вооруженных сил государств-членов ОДКБ [16, с. 35].
Важная роль этого Решения в рассматриваемый период явилось создание Объединенным штабом ОДКБ перечня военных учебных заведений совместной подготовки военных кадров, где наряду с военными учебными заведениями России, включено военное учебное заведение Киргизии — Бишкекское высшее военное училище [16, с. 37]. Разработка перечня также является важным фактором для формирования нормативно-правовой базы подготовки военных кадров для России и Киргизии.
Следующим направлением развития совместного обучения кадров стала унификация требований к минимальному содержанию и уровню подготовки выпускников, установление соответствующих стандартов и квалификационных требований к военно-профессиональной подготовке выпускников, а также формирование единого учебного плана, программы учебных дисциплин, программы практик и стажировок в военных учебных заведениях [16, с. 152].
Основой нормативно-правовой базы для подготовки военных кадров стало Соглашение о подготовке военных кадров для государств-членов ОДКБ, подписанное 23 июня 2005 г. в ходе Московской сессии Совета коллективной безопасности Организации Договора о коллективной безопасности [16, с. 80]. Данный документ носит рамочный характер. Он определяет основополагающие принципы организации подготовки военных кадров в интересах государств-членов ОДКБ на платной, льготной и безвозмездной основах при совместной и раздельной формах обучения военнослужащих. Например, в 2002 г. в государствах-участниках СНГ военное образование получили 354 представителя вооруженных сил Киргизской Республики [1, с. 46], а в 2008—2009 гг. в ВУЗах Министерства обороны России обучался 281 военнослужащий министерства обороны Киргизии, в том числе: 72 офицера и 209 курсантов [12].
Таким образом, говоря о совместной подготовке и обучении национальных военных кадров, необходимо отметить следующее. Россия, как преемник СССР, обладает наиболее подготовленной научно-педагогической, учебноматериальной базой военных учебных заведений по всем специальностям, необходимым Вооруженным силам, как России, так и Киргизстана. Единый подход к обеспечению подготовки военных кадров создает основу коалиционного военного строительства между Россией и Киргизией.
Следует отметить, что в ходе формирования единой системы подготовки военных кадров оба государства столкнулись с некоторыми проблемами. Основными из них, по мнению автора, являются:
— проблема обеспечения правового равенства военнослужащих при совместном обучении и переподготовке военных кадров (например, при обучении в военных учебных заведениях Российской Федерации существуют ограничения по допуску к служебной документации по тематике подготовки военнослужащих ряда государств-членов ОДКБ) [16, с. 174]-
— отсутствие единства в вопросах подготовки военных кадров (так, несмотря на заключенное соглашение о подготовке для государств-членов ОДКБ военных кадров на базе российских военно-учебных заведений Киргизии, динамично расширяет сотрудничество со странами запада в этой области).
Автор также выяснил, что в сфере военного сотрудничества России и Киргизии существуют и некоторые трудности.
Во-первых, сотрудничество России и Киргизии в рамках СНГ в исследуемые годы вопреки ожиданиям не стало единым геополитическим образованием с
общим этнополитическим и военно-стратегическим пространством. Более того, возникла реальная угроза отхода государств от принципов интеграции, наблюдается некоторое снижение потенциала сотрудничества, который был накоплен ранее.
Во-вторых, принимаемые на межгосударственном уровне решения по военным вопросам не подкреплялись соответствующими национальными законодательными актами, что определялось нестабильной политической ситуацией в Киргизской республике.
В-третьих, подготовка национальных военных кадров Киргизии в 19 922 009 гг. осуществлялась не только в государствах-участниках СНГ, но и в странах дальнего зарубежья.
Подводя итог вышеизложенному, необходимо констатировать, что интерес Российской Федерации к военному сотрудничеству с Киргизией заключается в обеспечении государственной безопасности, упрочении своих позиций в Среднеазиатском регионе, развитии равноправных и взаимовыгодных отношений. Россия стремится к тесному сотрудничеству в политической, экономической, научной, военной, гуманитарной и других областях, к поддержанию мира и обеспечению собственной безопасности.
Россия и Киргизия последовательно стремятся противодействовать новым угрозам со стороны международного терроризма, вырабатывают эффективные меры безопасности, решают задачи предупредительного характера. Также военное взаимодействие обеих стран строится на едином подходе к обеспечению подготовки военных кадров, так как без единой системы не может быть качественного управления группировками войск и технически правильного, эффективного использования вооружения и техники в рамках коллективной безопасности, в борьбе с такими общими угрозами, как терроризм, организованная преступность, нелегальная иммиграция, торговля наркотиками и т. д.
В ближайшей перспективе Российской Федерации и Киргизской Республике необходимо повышать эффективность взаимодействия в военной области и объединять усилия по координации действий, направленных на углубление партнерства, дружбы и сотрудничества в рамках Содружества Независимых Государств и Организации договора о коллективной безопасности.
$ $ $
1. 10 лет Совету министров обороны государств-участников СНГ: опыт и уроки военного сотрудничества. М., 2002.
2. Армии соседей: Вооруженные силы Кыргызской Республики // Континент. 2004 г. № 11. 2 июня.
3. Договор о коллективной безопасности от 15. 05. 1992 г. // Бюллетень международных договоров. 2000. № 12.
4. ИДДА ВП РФ (Историко-документальный департамент архив внешней политики РФ). Ф. 891. Оп. 2. П. 2. Д. 1.
5. ИДДА ВП РФ. Ф. 891. Оп. 3. П. 4. Д. 2.
6. ИДДА ВП РФ. Ф. 891. Оп. 4. П. 6. Д. 1.
7. ИДДА ВП РФ. Ф. 891. Оп. 5. П. 8. Д. 1.
8. ИДДА ВП РФ. Ф. 891. Оп. 6. П. 10. Д. 2.
9. Михайлов В. Россия кует кадры для ОДКБ. // Независимое военное обозрение. М. 2008. 28 марта.
10. Николаенко В. Д. Десятилетие Договора о коллективной безопасности и его вклад в обеспечение мира и стабильности на пространстве СНГ // 10 лет Совету министров обороны госу-дарств-участников СНГ: опыт и уроки военного сотрудничества. М., 2002.
11. О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами: федеральный закон от 19 июля 1998 г. № 114-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2007. № 52.
12. Российско-киргизское военное и военно-техническое сотрудничество (по состоянию на 1 июня 2009 года) [электронный ресурс]. ЦКЬ: http: //www. kyrgyz. mid. ru/vivtc. html (дата обращения: 24. 12. 10).
13. Об учреждении аппаратов военных атташе при посольствах Российской Федерации в Азербайджанской Республике, Республике Армения, Республике Беларусь, Республике Казахстан, Кыргызской Республике, Республике Молдова, Туркменистане и Республике Узбекистан: указ Президента Российской Федерации от 3 апреля 1995 г. № 335 // Собрание законодательства РФ. 1995. № 15.
14. Соглашение о взаимном сокращении вооруженных сил в районе границы от 24 апреля 1997 г. // Сборник российско-китайских договоров. 1949−1999 гг. М., 1999.
15. Соглашение об укреплении доверия в военной области в районе границы от 26 апреля 1996 г. // Сборник российско-китайских договоров. 1949−1999 гг. М., 1999.
16. Текущий архив объединенного штаба организации договора о коллективной безопасности. Д. 46. 2004 г. 12 янв.
17. Устав Организации Договора о коллективной безопасности от 07. 10. 2002 г. // Бюллетень международных договоров. 2006. № 2.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой