Развитие здравоохранения в период нэпа в Кубано-Черноморской области

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 908: 614
Яхутль Юрий Асланбиевич
Yahutl Yuriy Aslanbievich
кандидат исторических наук, заместитель главы администрации Тахтамукайского района Республики Адыгеи v518mo@yandex. ru
Candidate of History, deputy head of administration of Tahtamukayskiy region of the Republic of Adygea v518mo@yandex. ru
РАЗВИТИЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ В ПЕРИОД НЭПА В КУБАНО-ЧЕРНОМОРСКОЙ ОБЛАСТИ
DEVELOPMENT OF HEALTH CARE IN THE PERIOD OF NEP IN KUBAN-AND-BLACK SEA REGION
Аннотация:
The summary:
В статье рассматривается процесс становления системы здравоохранения в период новой экономической политики на территории Кубано-Черноморской области (1921−1925 гг.), влияния принципов нэпа на формирование социальной политики советской власти.
The article discusses the process of establishing of the system of health care during the new economic policy on the territory of the Kuban-and-Black Sea region (1921−1925), the influence of the principles of the NEP on the formation of social policy of the Soviet regime.
Ключевые слова:
нэп, больница, здравоохранение, медицинский работник.
NEP, hospital, health care, health care worker.
Keywords:
После окончания гражданской войны страна оказалась в тяжелом положении, столкнулась с глубоким экономическим, социальным и политическим кризисом. В результате семи лет войны Россия потеряла более четверти своих национальных богатств. Объем ее валовой продукции уменьшился в 7 раз. Параллельно с экономическим кризисом в стране нарастали социальные противоречия.
Партия большевиков вынуждена была начать реформы. Новая экономическая политика, начатая правительством, представляла собой сложную и малоустойчивую рыночную административную конструкцию. Одним из ведущих факторов нэпа была социальная политика. Советская власть в начале двадцатых годов ХХ в. вырабатывала внутреннюю (социальную) политику, которая формировала новое общественно — политическое состояние в обществе. Диалог власти и народа должен был осуществляться через социальные программы, которые представляли собой набор услуг в сфере образования, здравоохранения, культуры, социальной защиты и т. д. В связи с введением нэпа встала необходимость перестройки работы здравоохранения, исходя из новых условий. Финансирование большинства медицинских учреждений было переведено с государственного на местный бюджет. Это приводило к закрытию учреждений и введению платы за лечение. Но в последующем III Всероссийский съезд работников здравоохранения провозгласил незыблемость основных принципов здравоохранения, их государственный характер и бесплатность.
На Кубани и Черноморье в начале двадцатых годов особое значение стали придавать организации и развитию медико-санитарного дела.
В области в начале ХХ в. функционировало 11 войсковых больниц и 33 приемных покоя. К концу 1920 г. в Краснодарском отделе работало 28 участковых больниц на 620 коек. Однако это количество медицинских учреждений и койко-мест не удовлетворяло потребности населения в медицинской помощи.
Советская власть ставила задачу «приблизить» медицинскую помощь к населению и тем самым обеспечить общедоступность этих услуг. На первом Областном медико-санитарном съезде была утверждена сеть врачебных участков с больницами.
Обстановка в области осложнилась в 1921 г. с увеличением неконтролируемого процесса пребывания беженцев из различных регионов России, охваченных голодом. В связи с этим же возросла угроза эпидемий. Наибольшую опасность для населения региона представляли инфекционные болезни. Лидирующее место среди инфекционных болезней занимала малярия — до 80% инфицированных [1]. Больницы стали испытывать острый дефицит продовольствия и медикаментов. В 1921 г. через амбулаторную сеть области прошло 420 158 больных, что составило 477 107 посещений в год. Стационарные учреждения обслужили 11 653 больных, проведших 112 506 койко-дней. С октября 1921 г. начался новый этап реформирования здравоохранения области. Приказом Облисполкома учреждения здравоохранения вместе с медперсоналом перешли на местное бюджетное финансирование, возложив эту работу на комитеты взаимопомощи. Вследствие чего произошло сокращение как медучреждений, так и койко-мест. Только Краснодарский отдел смог сохранить сеть больниц, когда в ряде других отделах они практически прекратили свою работу. Расходы бюджета здравоохранения Краснодарского отдела с 1 октября 1922 г. по 1 октября 1923 г. составили 2 232 120 руб. на медикаменты, 2 780 7б0 руб. на заработную плату, 719 277 на содержание больных, 454 221 на хозяйственные расходы, всего на сумму 6 258 560 руб. 52 коп.
Нарастание военно-политического кризиса в области (1921−1923 гг.), связанного с ростом активности «бело-зеленого» движения не позволяло решить ряд серьезных социально-значимых вопросов, в том числе проблемы здравоохранения. После стольких лет войны и боевых действий на территории Кубано-Черноморской области требовалось создание сети учреждений здравоохранения. Обращение в Совет Народных Комиссаров с просьбой увеличить материальную и финансовую помощь области осталось без удовлетворения. В результате чего Кубано-Черноморскому Совету народного хозяйства в 1921 г. при-
шлось начать сокращение медицинских учреждений и число коек, оставшихся на государственном обеспечении в больницах и детских учреждениях, составило лишь 47% от установленной нормы.
В свою очередь, врачи не получали в полном объеме продовольственный паек. Только 55% медицинских работников получали вознаграждение за работу в виде продовольственного пайка, и лишь 16,3% врачей получали денежное содержание [2]. На 1 октября в 1921 г. в лечебных учреждениях области работало 4 980 медицинских сотрудников, находившихся на денежном довольствии, в том числе в детских учреждениях 951 человек. С 1 ноября 1921 г. им были прекращены выплаты из местного бюджета. Общий долг по заработной плате областного управления здравоохранения на 01. 05. 1921 составлял 2,5 млрд. рублей. В результате чего ряд отделов области закрыли все медучреждения (Кавказский отдел). По области на 31 октября 1921 г. из 8 299 коек, состоявших на государственном обеспечении, осталось 3 818, из 1 240 коек в детских учреждениях осталось 671 (54%).
Например, в Тимашевском отделе на 1 октября 1921 г. действовало 16 участковых больниц с 800 койками, в которых работало 17 врачей, 9 стоматологов и младший медицинский персонал в количестве 87 человек. За период 1921—1922 гг. медицинские учреждения отдела приняли 7 420 стационарных больных. Врачебно-амбулаторное лечение получили 154 819 чел. К услугам фельдшерско-акушерских пунктов обратилось 89 122 чел., стоматологи обслужили 15 600 пациентов. Аптекарская сеть приняла и обслужила 324 000 человек. К началу 1922 г. ситуация кардинально не изменилась. В целом состояние учреждений здравоохранения было неудовлетворительным. Например, доходы местного бюджета за октябрь-декабрь 1921 г. составили 220 228 637 руб., а расходы 828 069 886 руб. Огромный дефицит покрывался частично за счет дотаций из областного бюджета. Но большая часть снабжения была переведена на натуральную форму, в том числе и часть заработной платы. Это негативно сказывалось на положении врачей, и часть из них стала уезжать из станиц [3].
С момента введения новой экономической политики и переходом крупных предприятий на хозрасчет дополнительные налоги на предприятия были запрещены, в том числе на обязательное медицинское страхование. Но с октября 1922 г. было введено медицинское страхование рабочих и служащих. В результате начатой реформы рабочие и служащие были обеспечены бесплатной медицинской помощью. За 9 месяцев 1923 г. по Краснодарскому отделу 60 852 человек получили медицинскую помощь, имевших страховой полис, на сумму 38 339 руб. золотом по себестоимости. Возникали проблемы с частными предпринимателями, которые отказывались платить в полном объеме страховые взносы, что становилось предметом судебных разбирательств.
Перевод снабжения социальной сферы из местного бюджета оказал отрицательное влияние на состояние объектов здравоохранения, снабжение их медикаментами и выплаты заработной платы. В соответствии с постановлением Кубано-Черноморского областного исполнительного комитета по Облэконом-совещанию от 3 января 1922 г. на содержание местных бюджетов переводились закрытые учреждения подведомственные социальному обеспечению, образованию, здравоохранению. Содержание необходимого количества врачей в отделах связывали с общим количеством населения, и за единицу принималась 1 тыс. человек населения на одного специалиста.
В Туапсинском отделе функционировало две больницы по 100 койко-мест каждая. Для данного региона проблема здравоохранения была одной из определяющих, так как от 50 до 80% населения было заражено малярией. Это заболевание приобретало социальный характер, и требовались радикальные меры со стороны местных органов власти. В Майкопском отделе в 1921—1922 гг. насчитывалось 10 участковых больниц, 2 врачебные амбулатории, 34 фельдшерско-амбулаторных пункта. За год в городских медучреждениях пролечилось 2 210 человек, а в целом по отделу 30 788 чел. При этом отмечалась высокая смертность среди населения. Но обстановка в медицинском обслуживании населения оставалась сложной. Отсутствие денежных средств усугублялось дефицитом медицинских кадров, переводом медучреждений на хозяйственный расчет, ростом долга по заработной плате, который достиг 1 002 828 руб. [4].
В Краснодарском отделе в 1922—1923 гг. врачебные участки работали в 25 станицах и фельдшерско-акушерские пункты в 30 населенных пунктах [5].
Тяжелое положение учреждений здравоохранения требовало срочного принятия решения по поиску собственных, местных ресурсов. Ряд руководителей выступали с предложением, на основе новых экономических методов хозяйствования перевести деятельность медучреждений на экономические «рельсы». В постановлении Кубано-Черноморского съезда Советов, состоявшегося в конце 1921 г., было принято решение по здравотделу и отделу образования о передаче их функций местным отделам с правом установления дополнительных налогов. Рекомендовалось медучреждениям развивать собственные подсобные хозяйства.
Принимаемые меры не привели к положительным изменениям. Средства, полученные из центра, направлялись в первую очередь на обеспечение городских учреждений здравоохранения. В сельской местности они финансировались по остаточному принципу. Это привело к тому, что в течение 1922 г. количество коек в учреждениях здравоохранения сократилось с 6 000 до 3 500, в основном в станицах и селах области. Участковые больницы, расположенные в станицах, не имели достаточных материальных и людских ресурсов в противостоянии эпидемиям и заболеваниям. Не был решен в полном объеме вопрос о развитии страховой медицины для рабочих [6]. Обеспеченность учреждений медицинскими препаратами и инструментами была неудовлетворительной. Здания участковых больниц требовали капитального ремонта. Многое держалось на энтузиазме медицинских работников.
Здравоохранение было одной из отраслей, в которой проявлялась социальная политика руководства страны и региона. Затраты в этой отрасли могли стать основой поддержки советской власти со стороны крестьян и рабочих в ходе проводимых реформах. Учреждения здравоохранения области расходовали в год
863 748 руб. на 1 737 работающих (41 руб. 43 коп. на одного работника). За период 1924—1925 гг. по области функционировало 42 больниц разного уровня, 84 фельдшерско-акушерских пункта, 3 малярийных станции, 5 детских консультаций, 95 аптек. В медицинских учреждениях работали 747 представителей различных медицинских профессий. Наиболее благоприятные условия сложились в г. Краснодаре. Одна лечебная койка в больнице обслуживала 1 592 жителя, в свою очередь один врач обслуживал 1 481 пациента. За первое полугодие 1924−1925 гг. в г. Краснодаре больницы приняли 8 000 пациентов, в то время как по области в целом 12 500 чел. Смертность в лечебных учреждениях г. Краснодара составляла 3,4%, а по области 4,3%. Амбулаторных посещений по округу составляло 320 000 чел., а по г. Краснодару — 103 000 чел.
Особое внимание уделялось развитию сельской медико-санитарной структуре на местах. В 1925 г. насчитывалось 16 районных больниц, 76 врачебных участков, 51 фельдшерских пункта. Один врачебный пункт обслуживал население в радиусе 920 кв. верст. Один врач обслуживал 1 600 чел., в то время как по нормативу должен был обслуживать 500 чел. В год содержание одной больничной койки в 1925 г. бюджету области обходилось в 24 840 руб. В общей сумме затрат бюджета области расходы на здравоохранение составляли 8,4% бюджетных ассигнований. В 1925 г. для обучения врачей ввели институт врачей-интернов. Их готовили для работы в сельской местности.
Рост числа медработников по округу был незначителен. По-прежнему существовал дефицит работников здравоохранения. Бюджетные ассигнования выросли с 3 670 000 руб. в 1926 г. до 3 700 000 руб. в 1927 г. и до 4 025 000 руб. в 1928 г. [7]. В бюджете на 1928 г. на материальную поддержку здравоохранения было запланирована сумма 1 969 тыс. руб., а исполнение составило 1 408 тыс. руб. (75%) [8].
Эти годы проходили под знаком восстановления разрушенной медицинской сети страны, в том числе и в Кубано-Черноморской области. Наблюдался постепенный рост числа медицинских учреждений.
Были приняты меры по локализации эпидемий. Активизировалась работа по борьбе с малярией. Наркомат здравоохранения организовал в 1921 г. Центральную малярийную комиссию, а на местах — малярийные станции и пункты. В 1924 г. был издан специальный декрет сНк РСФСР «О мероприятиях по борьбе с малярией» и ряд других декретов.
Этот период развития и становления новой системы здравоохранения в переходный период ознаменовался широким вовлечением трудящихся в работу по оздоровлению и санитарному просвещению. В это время получили широкое распространение разнообразные формы участия населения и объединений трудящихся в работе лечебно-профилактических учреждений, оздоровлении условий труда и быта.
Ссылки: References (transliterated):
1. Государственный архив Краснодарского Края (ГАКК) Ф. Р- 1. Gosudarstvenniy arhiv Krasnodarskogo Kraya (GAKK) F. R-
382. Оп. 1. Д. 481. Л. 7. 382. Op. 1. D. 481. L. 7.
2. Центр документации новейшей истории Краснодарского 2. Tsentr dokumentatsii noveyshey istorii Krasnodarskogo kraya
края (ЦДНИКК) Ф. 1. Оп. 1. Д. 183. Л. 1. (TSDNIKK) F. 1. Op. 1. D. 183. L. 1.
3. ГАКК. Ф. Р-581. Оп. 1. Д. 24. Л. 85. 3. GAKK. F. R-581. Op. 1. D. 24. L. 85.
4. ГАКК. Ф. Р-382. Оп. 1. Д. 502. Л. 22 4. GAKK. F. R-382. Op. 1. D. 502. L. 22
5. ЦДНИКК. Ф. 686. Оп. 1. Д. 12. Л. 12. 5. TSDNIKK. F. 686. Op. 1. D. 12. L. 12.
6. ГАКК. Ф. Р-382. Оп. 1. Д. 564. Л. 13. 6. GAKK. F. R-382. Op. 1. D. 564. L. 13.
7. ЦДНИКК. Ф. 8. Оп. 1. Д. 452. Л 40. 7. TSDNIKK. F. 8. Op. 1. D. 452. L 40.
8. ГАКК. Ф. Р. 226. Оп. 1. Д. 11. Л. 125. 8. GAKK. F. R. 226. Op. 1. D. 11. L. 125.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой