Место и роль информационных ресурсов в современной экономике

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Т.И. СТАВЦЕВА, доктор экономических наук, доцент, профессор кафедры теории и истории экономики факультета экономики и управления Орловского государственного университета Тел. 8 910 2 633 017- stavtseva@orel. ru
МЕСТО И РОЛЬ ИНФОРМАЦИОННЫХ РЕСУРСОВ В СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКЕ
В статье рассмотрена специфика информации в ряду экономических ресурсов, место информационных ресурсов в современной экономике, их роль в качественном изменении макроэкономической динамики и структуры общества, некоторые проблемы, с которыми сталкивается Россия на пути информатизации, и направления их преодоления.
Ключевые слова: информационный ресурс, информационное производство, информационное общество.
Прогрессивное усложнение общественных структур и связей, вызывающее лавинообразный рост информационных потоков, выдвигает на первый план избирательный поиск нужной информации. Вторая половина XX в. характеризуется качественным изменением роли информации в экономической и социальной сферах, формированием в экономике развитых стран мощных информационных секторов, выделением информационного производства в самостоятельную отрасль с широким использованием рыночных методов ее организации и управления.
Значительность протекающих процессов позволила поставить вопрос о формировании экономики нового типа, информационной экономики, где доминирующее значение приобретают отношения по поводу производства, переработки, хранения, передачи и использования информационных ресурсов. «Свободная циркуляция информации в обществе позволяет ей стать важнейшим фактором экономического, национального и личностного развития» [6]. При этом значение информации осознается не только на уровне интеллектуальной элиты или властных структур государств, но и на уровне обычного гражданина. Приходит понимание, что информационные преимущества превращаются для их обладателя в экономические, политические, социальные. Информация становится основой категориального ряда научного экономического анализа, исследующего закономерности функционирования информационных благ, информационных товаров, информационных потребностей, информационных рынков, информационных издержек и т. д.
Положение о непременном участии информации в процессе производства, ее неизменном влиянии на производительную силу труда внеисторично и общепринято. Информационный процесс является необходимым условием функционирования любого производства. Информация пронизывает его опосредованно, представая в средствах производства и квалифицированной рабочей силе, новых информационных технологиях.
Опосредованное воздействие информации на производство, связанное с ее овеществлением в технике и технологии, в опыте и искусстве производителей, особенно актуально в наши дни. Современный этап научно-технической революции связан с массовым созданием информационных технологий, проникающих во все сферы деятельности человечества. Машинизированные системы органично вписываются в материальное производство и социальную среду.
Вместе с тем компьютерную технику нельзя рассматривать как простую разновидность технологического оборудования. С одной стороны, как и любая ранее создан© Т.И. Ставцева
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
ная машина, компьютер замещает рабочую силу, снимает физиологические рамки роста производительности труда, обеспечивая переход общественного производства на индустриальную технологию. Но если ранее известные машины заменяют физический труд, вводя в производственный процесс энергию природных сил, усиливая физические возможности работника (иными словами, являются силовыми, энергетическими агентами производства), то компьютер выделяется из общего ряда машин, значимость преобразования энергии теперь уступает место важности переработки информации.
Разнообразные по выполняемым конкретным функциям, компьютеры в процессе производства осуществляют не физическую, а информационноуправленческую работу. За счет сужения физиологических рамок повышения информационной производительности труда работников компьютеры практически беспредельно расширяют возможности переработки информации и управления сложными техническими, производственными и социальными системами с учетом обратной связи [13, с. 12].
Именно автоматический учет обратной связи, выработка сигнала поведения проводят «водораздел» между ранее известными машинами и новыми, кибернетическими, позволяют выделить особое место компьютера как мощного двигателя развития производительных сил. Информационная техника не создает и не увеличивает интеллектуальный потенциал человечества, но является его технологическим орудием, дополняя и замещая людей как агентов информационных связей. Теперь информационный сигнал поступает не к человеку, а к искусственному устройству, машине, которая реагирует на него, выступая средством практического использования информационно-организационных возможностей человека и общества.
Повсеместная компьютеризация предполагает, что информационные машины берут на себя некоторые функции человека, однако речь не идет о деквалификации трудоспособного населения, рост «популяции „умных“ машин обусловливает увеличение числа разносторонне образованных творческих личностей, призванных решать наиболее сложные проблемы» [24, с. 36].
Универсальность и системная целостность воздействия информации на развитие экономики и общества в целом позволяют говорить о ней не только как о субстанциональном элементе производства, но и как о непосредственной производительной силе и даже как о ведущей, стратегической детерминанте развития современного обще-
ства. Бывший министр финансов США У. М. Блю-менталь еще в 1988 г. писал: «Информация начинает трактоваться как ключ к современной экономической деятельности — базовый ресурс, имеющий сегодня такое же значение, какое в прошлом имели капитал, земля и рабочая сила» [30, с. 534].
Еще в 70-е годы экономическая наука не рассматривала информацию в качестве экономического ресурса, не включала ее в национальное богатство страны [29], однако в настоящее время в структуре народнохозяйственных ресурсов принято различать природные, энергетические, трудовые, инвестиционные и информационные ресурсы [2, с. 179].
Под экономическим ресурсом вообще понимается «запас» производительных сил, определяющий процесс производства и все последующие звенья воспроизводства — «поток». Вовлечение ресурсов в экономический оборот, их освоение превращают ресурсы в факторы производства, в активный, действующий элемент производительных сил. В результате его использования создается продукт, направляемый на потребление и возобновление «запасов». Таким образом, ресурсы являются не только предпосылкой процесса производства, но и его результатом, замыкающим процесс и дающим ему начало. Динамика ресурсов определяет непрерывность общественного воспроизводства. Информационный ресурс выступает формой прямого участия науки в производственном процессе в качестве нового фактора производства.
Можно отметить некоторую узость традиционных трактовок категории «информационные ресурсы» как сведений, сообщений, совокупности данных, «организованных для эффективного получения информации», «массивов документов в библиотеках, архивах, банках данных» и т. д. [19- 16], их недостаточность для адекватной характеристики места и роли информации как современного ресурса экономического развития. Мы предлагаем определять информационный ресурс как информационное благо производственного назначения, удовлетворяющее человеческие потребности опосредованно, которое, участвуя в процессе производства и оказывая влияние на его результат, превращается в фактор производства.
Инструментом эффективного использования информации выступает информатизация как процесс, обеспечивающий удовлетворение социальных и индивидуальных потребностей, нужд и интересов за счет выявления, преобразования и обеспечения доступа к информационным ресурсам общества посредством современных инфор-
мационных технологий и развитой информационной инфраструктуры [1, с. 68].
Информационные ресурсы наряду с общими для экономических ресурсов чертами имеют ряд особенностей, вытекающих из специфики информации, что обусловливает их радикальный характер действия на повышение производительности труда и его эффективность. По расчетам Д. Бреннера, использование информационных технологий повышает производительность труда более чем в миллион раз [3, с. 35].
Существует точка зрения о неограниченности информационных ресурсов и неприменимости к ним характеристики «редкость». Действительно, в рыночной экономике информационный ресурс может выступать в качестве объекта собственности, однако само по себе право собственности на информацию не означает блокировку ее распространения. Напротив, с позиции поведения собственника, максимизирующего выгоду, стремление к наиболее широкому освоению пространства наиболее рационально.
Принципиально новую природу информационного ресурса отмечает В. Иноземцев: «Если земля и капитал конечны, то знания могут генерироваться и накапливаться беспредельно- если земля и капитал имеют ограниченное число пользователей, то знания доступны одновременно любому их числу» [7, с. 118].
Т. Стюарт обращает внимание на практическую неисчерпаемость информации и знаний [22, с. 389]. По мере использования, потребления информации, по мере развития общества запасы информационного ресурса лишь возрастают. При этом у каждого обособленного пользователя в определенный момент времени наличие информации всегда ограниченно. Однако в процессе производственного использования информационный ресурс не исчезает, а сохраняется и даже увеличивается за счет конструктивных изменений с учетом накапливающегося опыта и локальных особенностей применения. В экономике знаний редкость ресурсов заменена на их распространенность [31, с. 11].
Эффективность использования информационного ресурса возрастает за счет «непервоначального производства знаний», поскольку информационное взаимодействие дает возможность получения новой информации со значительно меньшими затратами по сравнению с его прямым производством.
Потребление вещества и энергии способствует увеличению энтропии, в то время как использование информации, повышая организованность и
упорядоченность окружающей среды, дает обратный эффект уменьшения неопределенности [14, с. 79]. Если обращение материальных товаров само по себе богатства народам не прибавляет, то обращение информации само по себе увеличивает ресурсный потенциал общества [9, с. 195].
При этом не следует забывать, что, поскольку информационный обмен и использование информационного ресурса можно охарактеризовать как коммуникативный процесс, доступность информационного ресурса огромному количеству экономических субъектов является лишь потенциальной. Для реального использования информационного ресурса необходимо прохождение им трех барьеров — синтаксического, семантического, прагматического. Необходимы специфические способности приемника информационных ресурсов, и в этом смысле можно говорить о таком свойстве информационных ресурсов, как избирательность.
Специфика информационного ресурса проявляется и в его соотношении с другими экономическими ресурсами. Информация выступает в качестве дополняющего ресурса по отношению к традиционным факторам производства, в значительной степени может замещать их, существенно снижая не только относительные, но и абсолютные потребности в материальных ресурсах.
Вместе с тем необходимо отметить несамостоятельность информационного ресурса, его неспособность полностью заменить материальные, энергетические, трудовые ресурсы. Информация сама по себе имеет лишь потенциальное значение и может проявляться лишь в соединении с другими ресурсами. Выделение информационного ресурса в качестве определяющего не снижает абсолютную значимость субъективного фактора производства, поскольку любая техника без человека представляет собой лишь мертвую силу. Именно от искусства производителя напрямую зависит эффективность освоения достижений науки. Вместе с тем информация непосредственно воздействует и на человека, т. к. изменение информационной среды существования требует неизменного роста образования, культуры, расширяя при этом возможности выбора, стимулируя развитие инициативы.
Особое значение информации в ряду экономических ресурсов отмечено Ю. М. Каныгиным [8, с. 112]. По образному его выражению, информационный ресурс, подобно ферменту, связывает материальные факторы, переводит из латентного в активное состояние, обеспечивает прирост свободной энергии в целенаправленных системах
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
социальной природы за счет снижения их остаточной энтропии.
Важность информационного ресурса определяется, с одной стороны, тем, что информационные издержки становятся основными в количественном измерении, опережая затраты на труд и капитал. С другой стороны, значимую роль играют качественные характеристики: «концепции, которые люди держат в своих головах, и качество доступной им информации определяют успех или неудачу всего предприятия» [33, с. 17].
Теоретическое осмысление влияния информационных ресурсов на современную социальноэкономическую систему можно отметить в концепциях постиндустриализма и информационного общества. Впервые на эту тему заговорили еще в конце 1940-х гг., но наибольшее признание указанные концепции получили в начале 1960-х гг. [18- 6- 11]. Радикальные изменения в структуре производства, переориентацию производства с создания материальных благ на предоставление услуг и информационную деятельность теоретики постиндустриализма отмечают в качестве наиболее фундаментального внешнего признака нового общества, вызванного информатизацией.
В современной экономике информационные отрасли выходят на первый план и становятся тем сектором, который обеспечивает «хозяйство наиболее существенным и важным ресурсом производства» [32, с. 264]. В отечественной и мировой литературе отсутствует единый подход к определению информационного сектора экономики и его границ, нет единства терминологии, общепринятой методики подсчета вклада информационного сектора в экономику. Это обусловливает значительные трудности при сравнении данных различных исследователей. Мы понимаем под информационным производством общественно необходимую деятельность людей, связанную с генерацией, сбором, обработкой, хранением и перемещением информации.
Для отражения уровня развития «экономики информации и знаний» OECD разработана система индикаторов, характеризующая следующие направления:
¦ развитие высокотехнологичного сектора экономики, его удельный вес в продукции обрабатывающей промышленности и услугах и инновационная активность-
¦ размер инвестиций в сектор знаний, включая расходы на высшее образование, научные разработки, НИОКР, инвестиции в разработку программного обеспечения-
¦ разработка и выпуск информационного и
коммуникационного оборудования, программных продуктов и услуг-
¦ рост численности занятых в сфере науки и высокихтехнологий-
¦ объем и структура венчурного капитала-
¦ участие корпоративного капитала в финансировании НИОКР-
¦ структура расходов на НИОКР по стадиям научных исследований-
¦ международные потоки знаний, международное сотрудничество в области науки и инноваций-
¦ показатели кооперации между корпорациями, венчурными фирмами, научно-исследовательскими организациями и университетами-
¦ международный обмен результатами изобретательской деятельности-
¦ мобильность ученых, инженеров, студентов-
¦ динамика распространения Интернета, использования персональных компьютеров-
¦ доля высокотехнологичной продукции в международной торговле [12, с. 4−5].
Универсальность и системная целостность воздействия информации на развитие экономики и общества в целом позволили говорить о ней как о ведущем факторе экономического роста современного общества. Среди экономистов сформировалось устойчивое мнение, что информационная революция создала новую парадигму экономического роста. Для объяснения мультипликативного влияния информации как фактора экономического роста мы предлагаем взглянуть на информацию как на социально значимое благо, порождающее масштабные положительные экстерналии при рассредоточении среди членов общества. Вне зависимости от предмета «вложения» (оборудование или люди) информация увеличивает производственные возможности не только той фирмы или работника, которые являются первоначальными носителями информации, но и всех связанных с ними фирм и работников.
Возникает эффект «самоподдерживающегося» роста: одним и тем же информационным ресурсом могут одновременно пользоваться несколько работников в разных местах, в разных производственных процессах. Воспроизводство информации, уже ставшей достоянием общества, хотя и не позволяет реализовать ее как товар, но дает возможность извлекать коммерческую выгоду от ее использования в производстве других вещественных и интеллектуальных продуктов.
Приобретение экономическими агентами новых знаний является необходимым условием эко-
номического роста, но не достаточным. Доступ к современным информационным ресурсам (который на деле также не является свободным) и возможность их использования — не одно и то же.
Любой информационный процесс связан с преодолением семантических барьеров. Реальный экономический рост даже в гипотетических условиях свободного доступа к информации зависит от способности субъектов экономики вычленить необходимые знания, понять, адаптировать к своим условиям и применить их. Мы полагаем, что именно недостаточно подготовленный уровень восприятия информации является основной причиной, по которой «пропасть», разделяющая развитые и развивающиеся страны, лишь расширяется, несмотря на некоторое увеличение доступности мировых информационных ресурсов.
Выдвижение информации в качестве определяющего ресурса экономического роста позволяет, на наш взгляд, отказаться от традиционного противопоставления типов экономического роста — экстенсивного или интенсивного. Достижение экономического роста за счет использования информационных ресурсов может рассматриваться как экстенсивный рост (как следствие привлечения все более значительных объемов информации, измеряемых в битах и байтах, — количественная теория информации Шеннона) или как интенсивный рост (как результат применения качественно новых слоев информации, «выражающих более глубокое проникновение человеческой мысли в причинно-следственные связи, управляющие поведением природных и общественных систем» [15, с. 81], — качественные, ценностные теории информации Харкевича, Войшвилло и др.).
Вместе с тем ошибочно отождествлять общество, основанное на применении информационных ресурсов, с обществом всеобщего процветания. Масштабное использование информационных ресурсов, сопровождающееся стремительным ростом производительности, увеличением объемов производства в современной экономике, сформировало господствовавшую некоторое время точку зрения о том, что это поможет снять проблему дифференциации доходов, обеспечивая однородное удовлетворение потребностей всех слоев населения. Однако практика показала, что неоднородность общества продолжает лишь усиливаться.
Мы полагаем, что проблема неравенства доходов в современном обществе может быть рассмотрена через призму информационного неравенства. В постиндустриальной экономической системе массовое производство теряет свою социальную
значимость, а производители информации и относительно близкие к ним социальные группы обретают особое положение. Именно интеллектуальная элита во все большей степени формирует ориентиры общества, а последнее, в свою очередь, определяет вознаграждение за труд этих людей пропорционально их социальной роли.
В современной экономике развитых стран, во все большей степени зависимой от информационного ресурса, когда способность человека эффективно работать с информацией становится все более актуальной, появляется новый тип работника с уникальными способностями носителя информационного ресурса. И поскольку информация при постоянном использовании лишь больше накапливается, ее носитель с годами становится еще более ценным для производства, а значит, более высокооплачиваемым.
Наемный работник, являющийся «собственником части неосязаемых средств производства -специализированных знаний — и в значительной степени контролирующий собственный производственный процесс… может в конечном счете занять положение, по существу, автономного агента» [24, с. 43]. Подобная потенциальная экономическая независимость повышает самооценку работника творческого труда и одновременно заставляет руководителей фирм осознавать высокую ценность таких работников. Оба эти вектора, действуя в одном направлении, продвигают заработную плату в сторону увеличения. Традиционная модель отношений «работник — руководство» претерпевает изменение: руководство начинает зависеть от персонала.
Носитель информационного ресурса, обладая способностью создавать уникальный, невоспроизводимый продукт, обеспечивает возможность роста своего вознаграждения — экономическую ренту. Однако при этом реальная заработная плата рабочих, занятых тиражированием информационного продукта, в условиях современных технологий остается на неизменном уровне или даже снижается, поскольку для рынка низкоквалифицированной рабочей силы характерна довольно высокая конкурентность.
Широкое и повсеместное использование информационных ресурсов на данном этапе развития экономики не способно преодолеть противоречия имущественного расслоения. Проблема неравенства доходов, неравномерности распределения общественного богатства между индивидами, вызывая несомненный теоретический интерес, на практике становится причиной социальных противоречий и конфликтов.
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
В современном мире налицо формирование неравенства нового типа — информационного, которое можно трактовать как неравные возможности доступа, использования, производства информации и знаний, применения информационно-коммуникационных технологий для ускорения развития. Так, в нашей стране налицо проявление регионального информационного неравенства: в 2009 г. из 13,5 млн. домашних пользователей широкополосного доступа Интернет 3 млн. человек проживали в Москве, 1,2 млн. — в Санкт-Петербурге и 9 млн. — на остальной территории страны [4] (по другим данным, в Москве пользователями Интернет уже стали 60% жителей — цифра, близкая к усредненным показателям Европы и мира [20]). Информационное неравенство отражает сочетание целого ряда проблем различной направленности: социально-экономической, недостаточного развития инфраструктуры, относительно высокой стоимости доступа к информации, низкого уровня национального и местного информационного наполнения, неспособности значительных слоев населения извлекать преимущества из информационно-интенсивной деятельности [5, с. 21].
По сводному индексу электронной готовности Networked Readiness Index Россия занимает 74-е место из 134 стран, причем по значению индекса (3,77) мы намного ближе к замыкающей список Республике Чад (2,44), чем к лидирующей Германии (5, 85) [34].
В рейтинге конкурентоспособности отрасли информационных технологий Россия занимает 38-е место из 66 стран (исследование проводится Economist Intelligence Unit при поддержке ассоциации Business Software Alliance (BSA)) [17].
Из более миллиарда зарегистрированных на конец 2008 г. пользователей Всемирной паутины наших соотечественников было только 29 млн. человек (для сравнения: в США — 163 млн.) [10]. По результатам социологических опросов «Фонда общественное мнение», число пользователей Интернет в РФ в конце 2009 г. достигло почти 40 млн. человек (35% взрослого населения) [27].
Опыт большинства развитых и развивающихся стран показывает тесную связь между уровнем социально-экономического развития и результатами процесса информатизации. Для России долгие годы был характерен так называемый синдром «либо/либо»: «либо больницы и школы, либо компьютеры, телефоны и Интернет» [26]. В насто-
ящее время предпринимаются первые попытки решения этих задач в едином комплексе, поскольку информация и знания становятся предпосылкой преодоления бедности и улучшения качества жизни.
В России существуют объективные основания для развития современной экономики, основанной на информации. В последнее время ряд программ по усовершенствованию информационно-коммуникационной инфраструктуры уже реализован, другие претворяются в жизнь. 7 февраля 2008 г. утверждена «Стратегия развития информационного общества РФ» [21], нацеленная не только на создание информационно-коммуникационных технологий, но и на интеграцию хозяйства в экономику знаний, где главным ресурсом становится информация и интеллект, производящий и перерабатывающий эту информацию [28].
При анализе использования информационных ресурсов в нашей стране зачастую делается технократический уклон, когда наличие информационной инфраструктуры отождествляется с информационным обществом. Однако необходимо, чтобы эта информационная инфраструктура была активно использована населением, предпринимателями, чиновниками, научными работниками и т. д. [25]. (До сих пор основными показателями информатизации у нас считаются количество компьютеров на число занятых или на душу населения, а также протяженность проложенных сетей Интернет. Компьютер не выступает ключевым ресурсом принятия системных решений на уровне отраслей и отдельных предприятий, в 80% случаев он используется в качестве печатной машинки [23].) Кроме того, на эффективное использование информационных ресурсов оказывают влияние такие институциональные факторы, как существование административных барьеров, уровень защиты интеллектуальной собственности, влияние налоговой системы на предпринимательство, наличие четких «правил игры» и государственные гарантии их соблюдения.
Превращение информации в важнейший ресурс, определяющий современное развитие экономики, сопровождается преломлением закономерностей функционирования социально-экономической системы. Глубина трансформационных процессов требует научного осмысления, которое не всегда возможно на теоретическом базисе сегодняшнего мейнстрима.
Библиографический список
1. Артамонов Г. Т. О государственной политике информатизации / Г. Т. Артамонов, А. С. Голубков, Д. С. Че-решкин // Вестник Российского общества информатики и вычислительной техники: Научно-информационный журнал — ВИМИ. — 1994. — Вып. 4−5. — С. 67−76.
2. Бабашкина А. М. Государственное регулирование национальной экономики // А. М. Бабашкина. — М.: Финансы и статистика, 2003. — 480 с.
3. Бреннер Д. Л. Телекоммуникации и мировая информационная революция / Д. Л. Бреннер // Информационная революция: наука, экономика, технология. Реферативный сборник. — М.: РАН ИНИОН, 1993. -С. 35−37.
4. В 2011 году число пользователей Интернета в регионах России превысит 13 миллионов [Электронный ресурс] // NEWSru. com: Технологии. — Режим доступа: http: //hitech. newsru. com/article/19Mar2010 / rubroadbandst2, свободный. — Загл. с экрана.
5. Ершова Т. В. Информационное общество и развитие России / Т. В. Ершова // Информационные ресурсы России. — 2001. — № 3. — С. 21−23.
6. Зенина О. В. Информационное общество: цифровое настоящее и цифровое будущее, достижения и противоречия [Электронный ресурс] / О. В. Зенина // Знание. Понимание. Умение. — Электронный журнал. -2009. — № 4. — Культурология. — Режим доступа: http: //www. zpu-journal. ru/e-zpu/2009/4/Zenina/, свободный. — Загл. с экрана.
7. Иноземцев В. Л. За пределами экономического общества. Постиндустриальные теории и постэкономи-ческие тенденции в современном обществе / В. Л. Иноземцев. — М.: ACADEMIA: Наука, 1998. — 640 с.
8. Каныгин Ю. М. Информатизация управления: Социальные аспекты / Ю. М. Каныгин. — Киев: Наук. думка, 1991. — 154 с.
9. Каныгин Ю. М. Основы когнитивного обществознания (Информационная теория социальных систем) / Ю. М. Каныгин. / Укр. Акад. информатики. — Киев, 1993. — 236 с.
10. Количество пользователей Интернета достигло миллиарда [Электронный ресурс] // ИнтерНовости. Ру: События в России и мире. — Режим доступа: http: //www. internovosti. ru/text/?id=14 120, свободный. — Загл. с экрана.
11. Конвергенция идеологий постиндустриализма и информационного общества [Электронный ресурс] // Вестник РФФИ. — Режим доступа: http: //www. rfbr. ru/default. asp? article_id=5580&-doc_id=5209, свободный. -Загл. с экрана.
12. Макаров В. Контуры экономики знаний / В. Макаров // Экономист. — 2003. — № 3. — С. 3−5.
13. Миняйло А. М. Экономика и организация информационных ресурсов / А. М. Миняйло, Ю. М. Каныгин, О. В. Рузакова. — Свердловск, 1989. — 72 с.
14. Нижегородцев Р. И. Экономика информационного производства: становление, развитие, перспективы / Р. И. Нижегородцев // Вестник МГУ. Сер. 6. Экономика. — 1997. — № 1. — С. 72−85.
15. Нижегородцев Р. М. Информационная экономика. Книга 1. Информационная вселенная: информационные основы экономического роста / Р. М. Нижегородцев. — Москва- Кострома, 2002. — 163 с.
16. Российская Федерация. Законы. Об информации, информационных технологиях и о защите информации: от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ [Электронный ресурс] // Российская газета, 29 июля 2006. — Режим доступа: http: //www. rg. ru/2006/07/29/informacia-dok. html, свободный. — Загл. с экрана.
17. Россия заняла 38-е место в мире в рейтинге конкурентоспособности ИТ-отрасли за 2009 год [Электронный ресурс] // CyberSecurity: новости высоких технологий. — Режим доступа: http: //www. cybersecurity. ru/ crypto/78 440. html, свободный. — Загл. с экрана.
18. Скородумова О. Б. Отечественные подходы к интерпретации информационного общества: постиндустриа-листская, синергетическая и постмодернистская парадигмы [Электронный ресурс] / О. Б. Скородумова // Знание. Понимание. Умение. — Электронный журнал. — 2009. — № 4. — Культурология. — Режим доступа: http: //www. zpu-journal. ru/e-zpu/2009/4/Skorodumova/, свободный. — Загл. с экрана.
19. Словарь по экономике и финансам [Электронный ресурс] / Глоссарий. ру. — Режим доступа: http: // slovari. yandex. ru/dict/glossary/ article/123/123177. HTM? text=%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE% D1%80%D0%BC%D0%B0%D1% 86%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B5%20%D1%80% D0%B5%D1% 81%D1%83%D1%80%D1%81%D1%8B& amp-stpar3=1. 4, свободный. — Загл. с экрана.
20. Стенографический отчёт о совместном заседании Государственного совета и Совета по развитию информационного общества 23 декабря 2009 года [Электронный ресурс] // Совет при Президенте России по развитию информационного общества. Официальный сайт. — Режим доступа: http: //www. infosovet. ru/ council/meetings/200−2009−12−23-transcript, свободный. — Загл. с экрана.
21. Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации [Текст]// Российская газета. -16 февраля 2008 г.
22. Стюарт Т. Интеллектуальный капитал. Новый источник богатства организаций / Т. Стюарт // Новая постиндустриальная волна на Западе: Антология / Под ред. В. Л. Иноземцева. — М.: Академия, 1999. — С. 372−400.
УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ
23. Уровень информатизации в России оставляет желать лучшего [Электронный ресурс] //Деловой центр РТ. Интернет-портал TatCenter. ru. — Режим доступа: http: //info. tatcenter. ru/ittech/74 948. htm, свободный. — Загл. с экрана.
24. Ходжсон Дж. Социально-экономические последствия прогресса знаний и нарастания сложности / Дж. Ходжсон // Вопросы экономики, 2001. — № 8. — С. 32−45.
25. Хохлов, Ю. Е. Стимулы и барьеры на пути реализации Стратегии развития информационного общества в России [Электронный ресурс]/ Ю. Е. Хохлов // Информационное общество, 2008. — Вып. 1−2. — С. 37−45. Режим доступа: http: //emag. iis. ru/arc/infosoc/emag. nsf/BPA/ 9b928ffa405cfbebc325757f00437b69, свободный. — Загл. с экрана
26. Черешкин Д. С., Смолян Г. Л. Нелегкая судьба российской информатизации [Электронный ресурс] / Д. С. Черешкин, Г. Л. Смолян // Информационное общество, 2008. — Вып. 1−2. — С. 47−71. Режим доступа: http: //emag. iis. ru/arc/infosoc/emag. nsf/BPA/43edb6d565c014a6c3257582002aa60c, свободный. -Загл. с экрана.
27. Число пользователей Интернета в России составляет 39,9 млн. человек, или 35 проц. взрослого населения страны [Электронный ресурс]// Прайм-Тасс: агентство экономической информации. — Режим доступа: http: //www. prime-tass. rU/news/0/%7B4813B226-EAA6−4216-B9E2−77F8F33CD4EE%7D. uif, свободный. — Загл. с экрана.
28. Шерстюк В. П. О Стратегии развития информационного общества в России [Электронный ресурс] / В. П. Шерстюк // Информационное общество, 2008. — Вып. 1−2. — С. 37−45. Режим доступа: http: //emag. iis. ru/ arc/infosoc/emag. nsf/BPA/37670a16cdd4b882c325757f00330195, свободный. — Загл. с экрана.
29. Экономическая энциклопедия. Политическая экономия. В 4-х т. — М.: Советская энциклопедия, 1979. -Т. 3. — С. 61, 495−497- Т. 4. — С. 532−533.
30. Blumenthal W. M. The World Economy and Technological Change / W. M. Blumenthal // Foreign Affairs. — Vol. 66. -No. 3.
31. Crawford R. In the Era of Human Capital. The Emergence of Talent, Intelligence, and Knowledge as the Worldwide Economic Force and What It Means to Managers and Investors / R. Crawford — L.- N.Y., 1991. — 197 р.
32. Druker P.F. The Age of Discontinuity. Guidelines to Our Changing Society / P.F. Druker — New Brunswick (US) — London, 1994. — 314 p.
33. Stonier T. The Wealth of Information. A Profile of the Post-Industrial Economy / T. Stonier. — L.: Butler & amp- Tanner, 1983. — 224 p.
34. The Global Information Technology Report 2008−2009 [Электронный ресурс] / World Economic Forum. — Режим доступа: http: //www. weforum. org/en/initiatives/gcp/Global%20Information%20Technology%20Report/ index. htm, свободный. — Загл. с экрана.
Т. I. STAVTSEVA
THE PLACE AND ROLE OF INFORMATIONAL RESOURCES IN MODERN ECONOMY
The article discusses the problem of the specificity of the information among economic resources, a place of information resources in modern economy, their role in qualitative changes of macroeconomic dynamics and the structure of society, some domestic problems of Russia on the way of information and some directions of the decision of problems.
Key words: the information resource, the information production, the information society.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой