Место «Истории философии» в творчестве Вл. Татаркевича

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ
УДК 10(09)
В. Н. Квасков
МЕСТО «ИСТОРИИ ФИЛОСОФИИ» В ТВОРЧЕСТВЕ ВЛ. ТАТАРКЕВИЧА
Статья посвящена историко-философскому наследию известного польского философа, историка философии, историка эстетики, этика Вл. Татарке-вича (1886−1980). Он считал, что при написании истории философии необходимо учитывать две тенденции: можно рассматривать историю, опираясь на личность философа, а также отразить историю становления и развития философских проблем, что требует применения генеалогического подхода. Сочетание этих двух подходов дает возможность описать историко-философский процесс как определенную непрерывность.
The article is devoted to the historical-philosophical heritage of the prominent Polish philosopher, historian of philosophy and aesthetics, ethics theoretician W. Tatarkiewicz (1886−1980). In his opinion, when writing a history of philosophy, it is necessary to consider two tendencies: on the one hand, the historian can focus on the philosopher'-s personality, and, on the other, on can reflect the development of studying philosophical problems, which demands application of the genealogical approach.
The combination of these two approaches makes it possible to describe historical-philosophical process as a certain continuity.
Ключевые слова: история философии, методология написания, философские факты, интерпретация, классификация, система, критика.
Keywords: history of philosophy, the philosophical facts, interpretation, classification, system, criticism.
Владислав Татаркевич (1886−1980), известный польский философ, историк философии, этик и эстетик, историк эстетики, историк польского искусства, занимает особое место в польской и европейской философии XX в. Он был автором более трехсот работ, среди которых своей фундаментальностью выделялась его трехтомная «История философии», над которой он работал в 30−40-е гг. XX в. В 1931 г. вышли первые два тома, а в 1950 г. — третий том этой большой работы. Такой большой перерыв между публикациями был вызван тем, что третий том этого произведения погиб в 1944 г. в огне Варшавского восстания и автору пришлось затратить несколько лет на восстановление текста этого тома.
© Квасков В. Н., 2012
Его научные интересы были весьма разнообразными. До 1925 г. он занимался, в основном, проблемами этики, истории философии и историей эстетики. С 1925 по 1930 г. — историей философии, в 30−40-е гг. XX в. его исследования были вновь посвящены этическим проблемам- в 40−50-е гг. он возвращается к истории философии, а в 50−60-е гг. его внимание обращается к истории эстетики, теории и практике искусства.
Ученый-энциклопедист, обладающий способностью к тонкому анализу, независимостью суждений и толерантностью по отношению к взглядам других мыслителей, — все это определило философскую позицию Вл. Татаркевича и нашло отражение в его творчестве. На характер его работы также повлияла многолетняя преподавательская деятельность. Он всегда стремился к ясности изложения, к методической простоте и логичности излагаемого материала.
Интерес к истории философии сформировала марбургская школа, где он писал докторскую диссертацию, посвященную философии Аристотеля. Эта диссертация была опубликована в 1910 г. в Гессене на немецком языке. Только в 1979 г. она была издана на родном языке философа. В предисловии к этой работе философ оценил то влияние, которое на него оказали Г. Коген и П. Наторп, основоположники этой школы. Он подчеркивал, что марбургской школе он обязан «…смелостью анализа великих мыслителей, поиском сущности их взглядов. Из разбуженной в то время смелости, которой я обильно пользовался, в частности, я позже написал, спустя несколько десятилетий, & quot-Историю философии& quot-» [1].
«История философии» явилась первым систематическим изложением истории западноевропейского философского знания, начиная со времен античности и до середины XX в. в польской философской литературе. Эта работа выдержала более десяти переизданий, и на ней, собственно, выросло не одно поколение польской интеллигенции, польских философов. «История философии» переведена на многие европейские языки, а также и на китайский язык. Это произведение польского философа подобно средневековым «суммам» и содержит в себе не только сведения по истории философии, но и по истории логики, психологии, этики и представляет собой весьма подробное изложение взглядов крупных представителей западноевропейской философии.
В. Н. Квасков. Место «истории философии» 6 творчестве Вл. Татаркебича
Т. Кронский, известный польский исследователь немецкой классической философии, в своей статье 1952 г., посвященной анализу и критике «Истории философии» Вл. Татаркевича, [2] обвинял автора в том, что он недостаточно уделил внимания истории восточноевропейской, польской и российской философии. Философ считал, что изложению, в частности, истории польской философии необходимо посвятить специальную работу, что он и сделал впоследствии. Отмечая заслуги Вл. Татаркевича в разработке истории польской философии, Зб. Кудерович говорил, что Вл. Татаркевича часто интересовали малоизвестные польские философы, творческое наследие которых, как правило, содержалось в небольших статьях и рукописях, а оценка их роли в развитии философии исходила из мнения философа, что они закладывали своими трудами тот фундамент, на котором выросли более крупные мыслители. «Этот интерес к менее крупным философам исходил, наверно, из убеждения в значении преподавательской и популяризаторской деятельности в развитии народной культуры, а также в подготовке почвы для появления мыслителей более крупного формата, внесших свой творческий вклад в универсальную философию» [3].
Польский философ считал, что его работа в области истории философии ни в коей мере не исчерпывает всего знания в этой области, поскольку история философии более богата, чем наша способность к ее постижению. Как историк философии он стремился к детальной классификации исходных позиций философов. Историю философии он рассматривал на широком культурном фоне тех эпох, которые он описывал. Он часто писал и говорил о том, что он является только «собирателем, коллекционером мыслей». «Коллекционирование» такого рода сформировало его плюралистическую позицию, которая нашла свое выражение не только в «Истории философии», но и в трехтомной «Истории эстетики» и других крупных работах философа.
В интервью журналу & quot-Бш&-а РПогоГкгпе& quot- в 1976 г. по случаю своего девяностолетия Вл. Та-таркевич сказал: «Мои взгляды удачно определены как плюрализм. Я всегда акцентировал внимание на том, что в искусстве есть множество возможностей. Может быть, кто-нибудь когда-нибудь обнаружит счастливую формулу, которая охватит все эти возможности. Она до сих пор не обнаружена, и пришлось остановиться на плюрализме» [4].
Необходимо отметить то обстоятельство, что в «Истории философии» автор как бы отсутствует и его отношение к излагаемым философским системам и взглядам не проявляется. Такая по-
зиция дает возможность проследить процесс формирования и развития философских идей вне любых политических оценок. Эта «незаинтересованная» позиция позволяет философу определить то место, которое занимает та или иная философская система, тот или иной мыслитель не только в истории философии, но и в культуре того периода, в котором он творит. Вл. Татарке-вич стремился в своем произведении вскрыть механизм функционирования философских идей в системе человеческой культуры, продемонстрировать, как меняется содержание философских понятий в ходе истории в зависимости от сложившейся ситуации в науке, технике, гуманитарном знании в ту или иную эпоху.
В истории философии, как отмечает польский философ, имеют место две тенденции, два подхода к ее изложению. Первая тенденция: историк философии может излагать материал как историю людей, которые ищут ответы на сущностные вопросы своего времени, смотреть на историю через личность философа. Этот подход имеет смысл, поскольку он дает возможность описать взгляды отдельного мыслителя. Для реализации этой тенденции Вл. Татаркевич применяет имманентный анализ, который, по его мнению, дает возможность «…в изолированном изложении взглядов какого-либо мыслителя установить его внутренние пути мысли, ухватить их в чистоте и последовательности» [5].
Вторая тенденция — это отражение истории становления и развития философских проблем и их решений, что требует применения генеалогического подхода, который с необходимостью предполагает рассмотрение зарождения проблемы, ее развития вплоть до ее современного решения. Философ осознавал те недостатки, которыми обладают эти тенденции. Первая тенденция не дает возможности рассматривать историю философии как единое целое, как непрерывный путь развития, она дробит историю философской мысли на группы мыслителей и их мнения. Вторая тенденция в истории философии рассматривает историю становления философских проблем и их решений, но, как правило, она сводится к какой-либо позиции, которая признается критерием оценки любых иных представлений и взглядов, игнорирует индивидуальный вклад философов, искажает историю философии, превращая ее в историю одного направления или определенной философской позиции. Как отмечал Зб. Кудерович, «история философии, в понимании Татаркевича, является историей философов, их вклада в выражение человеческих позиций по отношению к миру, и, одновременно, есть история проблем и философских положений, их формирования и анализа, обобщения и критики» [6].
Польский философ большое внимание уделял индивидуальной философской творческой деятельности философов. Он считал, что она опосредованно влияет на характер изложения философских проблем, обогащает или выявляет их слабые стороны. В «Истории философии» Владислав Татаркевич тщательно квалифицировал позиции отдельных мыслителей, относил их к определенным направлениям, «. подчеркивал их вклад в разработку тех взглядов, которые становились собственностью общества или философской школы либо культуры данного времени» [7].
Польские исследователи философского творчества Вл. Татаркевича, Б. Суходольский и Зб. Ку-дерович, отмечали в своих статьях, оценивая историко-философскую концепцию философа, ее антигегелевский характер, писали о том, что она не поддерживает гегелевскую традицию понимания истории философии как постепенного раскрытия и реализации одной-единственной идеи. Б. Суходольский писал: «& quot-История философии& quot- Татаркевича. не обращается, в целом, через взгляды конкретных философов к тому таинственному пути развития, которому подчиняется, исходя из своих законов, объективный дух- она является историей философии, созданной в разные времена и в разных странах различными людьми» [8]. Подобным образом высказывался и Зб. Кудерович, который отмечал в своей статье: «. профессор Татаркевич высказывался против выделения одной системы и ее признания единственной мерой оценки. Традиция истории философии, как истории одной, абсолютной истины — идущая еще от Гегеля — была ему совершенно чужда» [9]. Эта антигегелевская позиция по отношению к истории философии явилась еще одним источником плюралистического подхода к истории философии как процессу.
Философ в своей «Истории философии» пытался показать, что европейская философия представляет собой определенную целостность с момента своего возникновения и до наших дней. Он считал, что кроме нескольких исторических переломов философская традиция никогда не прерывалась: средневековая философия достаточно широко использовала идеи античности, а философия Нового времени — идеи Средневековья и т. д.
Вл. Татаркевич отстаивал ту точку зрения, согласно которой связи между философскими (в более широком смысле — интеллектуальными) составляющими и другими элементами культуры не подчиняются никаким общим закономерностям. Он считал, что изменения в способе мышления, в методе философствования чаще всего предваряют изменения в жизни общества.
Необходимо обратить внимание на то, что имеет право делать историк, излагая историю философии, как и насколько он может вторгаться в ис-
следуемый материал, на какую методологию он должен опираться в своей исследовательской работе. В своей статье, посвященной общей методологии изложения историко-философского материала «О написании истории философии», Вл. Татаркевич определил собственную позицию как «исторический интервенционизм». Этот «исторический интервенционизм» проявляется в том, что историк имеет право на выбор фактов, на их интерпретацию, классификацию, уточнение, приведение их в систему, на критическое их рассмотрение [10].
Философ подчеркивал в этой статье роль историка в работе над историко-философским материалом. Он писал: «Активная роль историка философии, необходимость имеющего место вторжения с его стороны и неизбежная свобода этих вторжений не могут не влиять на ход развития истории философии. Она движется вперед не только через дополнение всякий раз новыми фактами и синтезом, но и через сокращение и перекрещивание. Она движется вперед как при введении новых положений, так и посредством корректировки старых» [11].
Эти методологические правила «исторического интервенционизма» польский философ применял и в своей работе над историей эстетики, и в проведении своих этических исследований, что давало ему возможность привести историко-философские, эстетические и этические факты и события в определенную систему. Он смог выстроить определенную, весьма прозрачную, ясную и понятную логику изложения, продемонстрировать во всей полноте процесс формирования понятий и идей, представить непрерывность развития этих отраслей гуманитарного знания. Польскому философу не был характерен «анархизм» в понимании свободы интервенции и неограниченных возможностей вторжения историка в исследуемый материал.
Примечания
1. Tatarkiewicz Wl. Uklad pojec w filozofii Aristotelesa. Warszawa. PWN. 1978. S. 12.
2. Kronski T. O & quot-Historii filozofii& quot- W. Tatarkiewicza // Mysl filozoficzna. 1952. № 4. S. 265−266.
3. Kuderowicz Zb. Wl. Tatarkiewicz jako historyk filozofii // Studia filozoficzne. № 9. 1980. S. 16.
4. Trwanie i tworczosc // Studia filozoficzne. № 4. 1976. S. 15.
5. Tatarkiewicz Wl. Uklad pojec w filozofii Aristotelesa. Warszawa. PWN. 1978. S. 16.
6. Kuderowicz Zb. Wl. Tatarkiewicz jako historyk filozofii // Studia filozoficzne. № 9. 1980. S. 13.
7. Suchodolski B. Wl. Tatarkiewicz jako historyk filozofii // Studia filozoficzne. № 4. 1976. S. 166.
8. Kuderowicz Zb. Wl. Tatarkiewicz jako historyk filozofii // Studia filozoficzne. № 9. 1980. S. 13.
9. Tatarkiewicz Wl. O filozofii i sztuce. Warszawa. PWN. 1986. S. 47.
10. Ibid. S. 47.
11. Ibid. S. 45.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой