Оценка инновационного потенциала зарубежных стран и опыта Израиля

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ЗлъмтоЛ ^Оашгфме& amp-ия,
Фщешса и/нлю$ащихжпл)#о шмпмщшьла ^а^ул/амумьш ст^ш/н, и (УГЬЬШЬ & lt-Щ^ш, и, ля
В статье раскрываются подходы к развитию инновационной экономики Израиля как примера формирования сектора высоких технологий.
Инновации, регион, полюс, развитие.
условиях формирования инновационной экономики и перспективы создания секторов экономики в области высоких технологий, на наш взгляд, необходимо провести детальный анализ и исследование опыта Израиля. В ряде источников декларируются тезисы о том, что «…нужна комплексная инновационная стратегия развития, а для начала необходимо выбрать оптимальный горизонт планирования. Далее, необходимо определить, какую роль мы намерены играть на глобальном рынке инноваций. Делать ли, как Израиль, ставку на создание интеллектуальной собственности без разворачивания крупных производств или, наоборот, как Япония, сконцентрироваться на формировании крупного инновационного бизнеса, занимающегося коммерциализацией чужих НИОКР» [1]?
В России важнейшую роль в области развития малого и среднего предпринимательства играет Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, оказывающий финансовую поддержку высокоэффективным наукоемким проектам, разрабатываемым малыми предприятиями. Фонд участвует в таких программах и проектах, как & quot-ЭВРИКА"-, 7 рамочная программа (оказывается консультационная поддержка малым инновационным предприятия), ЭРАНЕТ. РУС (в рамках проекта в феврале-апреле 2011 г. совместно с финансирующими организациями из Греции, Израиля, Турции, Швейцарии и Германии проводился первый пилотный многосторонний конкурс инновационных проектов, на который поступило около 70 заявок) [2]. Что касается передового опыта других стран, в Китае, например, малые инновационные предприятия полностью финансируются государством, в Англии и Израиле доля государства в региональных венчурных фондах составляет до 40% [3].
В докладе, сделанном на Международной конференции «Россия и мир: вызовы нового десятилетия», генеральный директор РОСНАНО А. Чубайс выразил мнение о том, что государство должно всемерно поддерживать инновационные процессы, приведя примеры развитых зарубежных государств [4]. Так, в Израиле действует программа Уогта, создавшая венчурную индустрию страны, с объемами государственного финансирования более ста миллионов долларов. Южная Корея на поддержку инноваций ежегодно тратит миллиард долларов, в 582 миллиона евро Финляндии обходятся программы ТЕКЕЭ, 81Т1ЧА, еще полсотни миллионов долларов тратится на интеллектуальный центр. В США по программе поддержки малого инновационного бизнеса 8В1К выделяется по два миллиарда долларов в год [5].
Практическая инновационная политика той или иной страны, как правило, не является «чистым» выражением определенной теоретической модели, а представляет собой композицию мер различной направленности, при этом можно отметить существенную страновую специфичность реализуемых инновационных политик [6].
Можно выделить следующие важнейшие направления инновационной политики зарубежных стран на современном этапе (табл. 1).
В частности, в России, несмотря на проводимую политику сокращения налоговых льгот, посредством налогообложения поддерживаются и сельское хозяйство, и деятельность инвалидных организаций, и деятельность в сфере медицины и образования, и др. Планируется введение льготного налогообложения для инновационной деятельности.
Таблица 1
Важнейшие направления инновационной политики зарубежных стран
Направление инновационной политики Специфика Страны
Стимулирование инновационной кооперации бизнеса и науки (университетов) внутри страны Стимулирование симметричного сближения университетов и корпораций США, Финляндия
Крупные государственные вложения в науку и инновационную сферу и привлечение национального частного капитала Израиль, Финляндия
Стимулирование инновационной активности частного сектора с привлечением иностранных капиталов в инновационную сферу Великобритания, Ирландия, Китай, Корея, Малайзия, Индия, Израиль
Интеграция в международные инновационные сети Комплексная интеграция Финляндия, Израиль, Нидерланды, Китай
В то же время Израиль проводит политику сокращения налогообложения результатов трудовой деятельности [7]. Зарубежный опыт свидетельствует, что именно предоставление беспрецедентных налоговых льгот в таких странах, как Ирландия, Китай и Израиль, стало причиной бурного экономического роста и переориентации их экономик на высокотехнологичные отрасли [8].
В число стран, где запатентованы научно-технические разработки российского происхождения, вошли такие государства, как США, Германия, Япония, а также страны Евросоюза [9]. Следует упомянуть и о нашей активности в Израиле, Австралии, Республике Корея, Бразилии и Сингапуре. Наибольшее количество патентов российские заявители получают в США. Что касается основных областей активности российского патентования за границами Родины, к ним следует отнести вычислительную технику, медицину и некоторые направления физики и электротехники [10].
В 2006 г. в числе первых 50 заявителей [11] находились все традиционные экспортеры высоких технологий: Philips (2495 заявок), Matsushita (2344), Siemens (1480), Nokia (1036), Bosch (962), ЗМ (727), BASF (714), Toyota (704), Intel (690), Motorola (637), Mitsubishi (616). Эти и другие компании патентуют изобретения в тех странах, куда они экспортируют продукцию. Среди стран, которые активно используют систему РСТ для международного патентования, представлены все известные экспортеры высокотехнологичной продукции — США, Япония, Германия, Южная Корея, Франция, Великобритания, Голландия, Китай, Швейцария, Швеция, Италия, Канада, Австралия, Финляндия, Израиль.
Поскольку страны с переходной экономикой экспортируют в основном сырьевые ресурсы, их нет даже в середине списка пользователей договора о патентной кооперации. Например, в 2006 г. были поданы 483 заявки из Российской Федерации, что не подтверждает заявленный курс об инновационном развитии национальной экономики, особенно если учесть, что не на все заявленные изобретения были выданы патенты.
Вместе с тем среди показателей, перечисленных в научных источниках, наиболее часто используются показатели, отражающие удельные затраты фирмы на НИОКР в объеме ее продаж и численность научно-технических подразделений. Широко используется показатель инновационное™ TAT. Встречается и его схожее название и толкование: показатель — индекс инноваций, который характеризует уровень взаимодействия науки и бизнеса, а также скорость внедрения научных разработок в экономику. По этому показателю мировыми лидерами являются США, Тайвань, Финляндия, Швеция и Япония. Россия занимает 34-е место, а Украина — 38-е место. Из постсоветских государств по этому показателю лидирует Латвия (26-е место). Для сравнения: Израиль — на 6-м месте, Германия — на 10-м, Великобритания — на 14-м, Франция — на 18-м. Другие показатели обычно присутствуют в специальных аналитических обзорах [12].
По данным за 2008 г., Россия занимала 31-е место в мире по показателю «доля внутренних затрат на НИОКР в процентах к ВВП». Странами-лидерами инновационного развития по данному показателю являлись Израиль (4,68 процента), Швеция (3,6), Южная Корея (3,47), Финляндия (3,46), Япония (3,44), США (2,68), Германия (2,54), Франция (2,08), Китай (1,49). До 70% внутренних затрат на исследования и разработки в этих странах составляют внебюджет-
ные средства [13].
Управляющий партнер венчурных фондов SFKT, PNV, KGIF Йошуа Глейтман указывает на опыт Израиля в подъеме венчурной индустрии. По модели именно этой страны (общественно-частное партнерство) развивается венчурный рынок в России. В своем выступлении Глейтман, в частности, систематизировал характер образования кластеров инновационного бизнеса. В государствах с широкомасштабной политикой по импорту инвестиций кластеры мульти-национальны. Зачастую на их территориях появляются инновационные компании-иммигранты". Пример — Сингапур и свободные экономические зоны в южной части Китая. В результате взаимодействия местных инновационных компаний и венчурного капитала возникают локальные кластеры. Типичный пример — Корея и Тайвань, ставшие за последние десять лет экспортерами электронных инноваций с локального уровня на мировой рынок [14].
В последнее время заметно оживился рынок венчурного финансирования. Это произошло во многом благодаря инициативам российского правительства. Мировая практика (США, Великобритания, Израиль) показывает, что своевременное и обильное поступление государственных средств стимулирует «перелив» частного капитала в венчурный сектор. Ведь тем самым государство берет на себя часть рисков инвестора [15].
Ретроспективный анализ развития этой сферы в отдельных государствах, таких как Израиль, показывает, что в течение 15 лет государство со скромным уровнем развития инновационной среды может занять на этом рынке лидирующие позиции. По количеству венчурных компаний сегодня государство Израиль занимает второе место в мире, уступая только США [16].
В настоящее время существуют самые разные подходы к решению проблемы анализа инновационного развития национальной экономики. Практическое использование рассмотренного методического подхода и соответствующего ему экономико-математического инструментария позволяет повысить математическую корректность и, следовательно, научную обоснованность оценок данного развития [17]. Эта задача приобрела особую актуальность после того, как Россия с 2008 г. стала представлять информацию по инновационному развитию нашей страны в Европейское инновационное табло INNO-Poiicy Trend Chart (ЕИТ). В настоящее время оно получает информацию по рассматриваемой проблеме, представляемую 27 странами — членами ЕС, а также Исландией, Норвегией, Швейцарией, Хорватией, Турцией, Израилем, США, Канадой, Японией, Бразилией, Китаем, Индией и Украиной. Европейское инновационное табло позволяет сравнивать инновационное развитие 41 страны мира. Оно создано на основе «карты европейского научно-инновационного пространства» (European Innovation Scoreboard — 2001), т. е. специальной системы индикаторов, принятой в 2001 г. Использование указанной карты позволяет: зафиксировать ситуацию в каждой отрасли и каждой стране- сформировать шкалу оценок- определить тренды инновационного развития по его ключевым показателям [17].
Результаты анализа инновационного развития экономики России свидетельствует, что необходимо конкретизировать ее основные направления, приоритеты и цели и реализовывать конкретные меры по их достижению. Задача ускорения инновационного развития остро стоит перед всеми странами мира. Особенно актуальна она для России, так как ее решение является все более значимым условием не только экономического роста нашей страны, но и создания в ней эффективного рыночного механизма, без которого Российская Федерация не имеет исторических перспектив развития.
Для России второй путь потерял в значительной мере свою значимость из-за разрушения целого ряда научных школ в 1990-е гг. кризисные для нашей науки. Что касается стратегии привлечения зарубежных специалистов, которая широко используется странами с развитой рыночной экономикой, (по данным Статистического института Евросоюза, удельный вес иностранных исследователей в общей численности рабочей силы, занятой научными исследованиями и технологическими разработками, составляет в Великобритании 7,2%, в Германии -6,4%, в Израиле — 4,1% [18]), то она мало приемлема в нашей стране из-за недостатка финансовых ресурсов в научно-исследовательских организациях и вузах.
Рассмотрим основные характеристики инновационной экономики Израиля как территории с развитым высокотехнологичным бизнесом международного уровня.
Инновационный опыт Израиля — это опыт быстрого формирования инновационного сектора, интегрированного в мировую экономику. Инновационный опыт Израиля — это опыт быстрого
формирования инновационного сектора, интегрированного в мировую экономику и при этом основанного на создании собственных инновационных технологий. Израилю удалось интегрироваться в инновационную экономику США, где существует мощная государственная поддержка. То есть высокий внешний спрос на инновации структурировал и подтолкнул к развитию национального инновационного сектора. Переход к инновационной экономике начат в 1968 г.
Таким образом, в Израиле элементами функционирующей инновационной системы стали [19]:
1) государственные инвестиции в развитие высокотехнологичной оборонной отрасли-
2) привлечение прямых иностранных инвестиций, открытие в стране филиалов известных компаний — лидеров рынка инновационных технологий и продуктов (Motorola, Google, Intel, Cisco, Microsoft и др.) —
3) создание так называемых «технологических теплиц» (инкубаторов), где осуществляются исследования и разработки технологий и продукции с высоким экспортным потенциалом [20]. Средства для проектов выделяет государство в виде грантов (в размере 300 тыс. -1,8 млн дол. на каждый проект), на условиях софинансирования с частными, зарубежными или международными инвесторами. Правительство становится владельцем пакета акций стартапа, который в случае успеха может быть продан частному инвестору. Либо правительство получает роялти с продаж в размере 3−4%. В этих инкубаторах к каждому изобретателю прикрепляется предприниматель обычно из коренных граждан Израиля, в функции которого входит поиск финансирования и коммерциализация проекта: таким образом осуществляется непосредственная (внутренняя) координация инновационного процесса. Сейчас таких «технологических теплиц» в Израиле 26, каждая в среднем развивает 10 стартапов до момента получения ими автономии. Всего благодаря инкубаторам в Израиле было создано около 1,5 тыс. предприятий-
4) деятельность созданного в 1993 г. государственного фонда фондов «Yozma» («Инициатива») с капиталом 100 млн дол. США. Этот фонд 20% средств напрямую вкладывает в стартапы, а также выступает в качестве соинвесторов венчурных фондов, которые обязаны привлекать также частные и зарубежные источники-
5) деятельность многочисленных негосударственных венчурных фондов, вкладывающих средства в стартапы-
6) создание при университетах центров трансфера технологий.
Главное отличие системы организации инновационной экономики этого государства от других развитых стран заключается в том, что Израиль намного позже других стран вошел в инновационные процессы и на старте у Израиля была очень низкая база. Израиль сориентировался на рынок с высоким объемом инновационной составляющей — в первую очередь на рынок Америки. Результат превзошел все ожидания, поскольку у Израиля произошел рывок: ВВП вырос в 3 раза за 17 лет. Процесс делился с 90-х гг. по сегодняшний день. За 17 лет произошло структурное изменение экономики: из аграрной страна превратилась фактически в страну с высокой долей инновационной составляющей в ВВП.
Экономика Израиля вплоть до 80-х гг. развивалась преимущественно экстенсивным путем. Основой высоких темпов роста являлось использование прибывшего в страну значительного числа иммигрантов, иностранной помощи, людских ресурсов с контролируемых арабских территорий. В середине 80-х годов начинается плавный переход на путь инновационного развития: была проведена конверсия сферы НИОКР, которая состояла в переориентации разработок двойного назначения на обеспечение нужд гражданской промышленности, относительном сокращении чисто военных исследований и поощрении притока частных капиталов в создание и коммерческое использование невоенных технологий. В 2005 г. был принят закон о НИОКР, согласно которому разрешается передача за рубеж ноу-хау, полученных в результате исследований, финансируемых государством.
В Израиле в качестве одного из основных инструментов инновационной политики работают международные фонды поддержки инноваций. Мощным инструментом выращивания собственных прибыльных проектов, также с успехом используемым Израилем, является система грантов на НИОКР, в которых государство софинансирует проекты коммерциализации технологий в разных пропорциях в зависимости от стадии развития проекта. Можно выделить следующие важные особенности этой системы: доступность грантов, быстрота принятия решения о финансировании.
В университетах Израиля наряду с учебной деятельностью проводятся на коммерческой основе научные и прикладные исследования в интересах других заинтересованных организаций и учреждений. Практически в каждом вузе есть подразделение, задачей которого является коммерциализация проектов, созданных на базе вуза.
Дадим характеристику внешних и внутренних факторов, оказавших благоприятное влияние на инновационное развитие страны и привлечение высокотехнологичных компаний мирового уровня.
С момента появления государства Израиль его правительство стало проводить интервенционистскую и протекционистскую экономическую политику, уделяя особое внимание военной безопасности, экономической стабильности и продолжающейся ассимиляции иммигрантов. Изначально в целях обеспечения стабильности израильское правительство старалось добиться полной занятости населения, и государство во многом воспринималось как социалистическое. Как станет ясно позднее, правительство Израиля сыграло важную роль в эволюции экономики, проводя, в частности, политику поддержки развития текстильной промышленности. Однако менее известно стремление политических лидеров страны к развитию частной экономики, основанной на малых предприятиях: в ту пору, в 1960-х гг., важным конъюнктурным соображением было оказание поддержки развитию оборонных технологий.
Создание израильской военной промышленности, фактически положившее начало развитию высокотехнологичного сектора экономики страны, сами израильтяне приписывают Шарлю де Голлю, с 1959 по 1969 г. занимавшему пост президента Франции. В первые годы существования Израиля Франция была его ближайшим союзником. Израиль не только закупал у Франции крупное вооружение (танки, корабли, самолеты) — французские и израильские инженеры проводили совместные исследования и разработки для модификации, адаптации, а иногда и совершенствования французских систем вооружения с целью обеспечения безопасности Израиля. Тем не менее после Шестидневной войны, в 1968 г., Франция объединилась с арабскими странами и неожиданно ввела эмбарго на поставки оружия в Израиль. Таким образом, Израиль оказался лишен возможности получать готовые системы вооружения из других стран.
Несмотря на то, что в Израиле существовало несколько гражданских исследовательских центров, они не соответствовали растущим потребностям в оборонных технологиях. Для этих целей правительство Израиля создало RAFAEL (аббревиатура, на иврите означающая «Организация по развитию вооружения») — научно-производственное объединение, занимающееся разработкой высокотехнологичных систем и базисных технологий. RAFAEL была учреждена при Министерстве обороны и, учитывая исключительные отношения этого ведомства с Министерством промышленности и торговли и Министерством финансов, превратилась в уникальную организацию с разнообразными функциями.
В связи с докладом Качальского и вызванным им резонансом правительство увеличило затраты на R& amp-D и в 1968 г. учредило Бюро главного ученого (OCS). Но, несмотря на эти важные шаги, многие считали, что рекомендации доклада не соблюдаются. Например, в течение по меньшей мере пяти последующих лет должность главного ученого занимал университетский профессор, который не обладал ни особым влиянием, ни статусом. А увеличенное финансирование R& amp-D проводилось через существующие исследовательские организации и выделялось на проекты, аналогичные тем, что спонсировались до обнародования доклада. Помимо этого низкая продуктивность и бюрократия мешали реализации программы малых грантов, учрежденной в 1965 г. для поддержки предпринимательства среди ученых, работающих в государственных НИИ. В то же время оборонный сектор продолжал расти, и в нем появлялись многочисленные новые технологические изобретения. Государственная бюрократия, пагубно влияющая на исследовательские организации, оказалась в стороне от оборонного сектора, которому удалось достичь невероятных успехов в области развития технологий благодаря привлечению наиболее талантливых исследователей. Впоследствии им предоставлялась поддержка при организации собственных предприятий. Поначалу подобный особый подход допускался просто потому, что научная культура воспринималась как «другая», но в 1970-е гг. ситуация в экономике в целом стала меняться.
Проблемы инновационной экосистемы Израиля
— Экономика Израиля узкоспециализирована и зависит от информационных технологий,
в то время как другие сектора экономики не достигли успеха, сравнимого с IT-сферой. Растущая изолированность этой сферы от других секторов привела к неравенству доходов и социально-экономическим проблемам.
— Критики также подвергают сомнению долгосрочность модели организации предприятий, скопированной с американской. Они считают, что чрезмерная сосредоточенность на научных исследованиях и технологиях при отсутствии должного внимания к менеджменту, маркетингу и другим резервам развития может стать проблемой для новых предприятий Израиля. И хотя деятельность OCS, BIRD и развитие рынка венчурного капитала способствуют решению указанной проблемы, эти области представляют собой слабую сторону экономики Израиля.
— В то время как Израиль успешно создавал рынок венчурного капитала, целью большинства венчурных компаний была и остается быстрая продажа компании или первоначальное размещение ее акций. Многие сетовали на отсутствие «терпеливого» капитала, который бы способствовал долгосрочному развитию и расширению израильских компаний.
— Данные факторы делают новые израильские предприятия уязвимыми при слиянии или покупке их крупными и лучше организованными транснациональными компаниями. В настоящее время израильские фирмы (за редким исключением) не контролируют рыночные ниши, созданные некогда израильскими же предприятиями. Несмотря на то что большинство инновационных компаний и операций, перешедших под управление транснациональных компаний, остаются на территории Израиля, вопрос, возникший после введения эмбарго арабскими странами в 1967 г., остается неизменным: требуется ли израильская юрисдикция над отраслью высоких технологий для обеспечения экономической и — в долгосрочной перспективе -военной безопасности страны? Тем более что подобная зависимость от IT-отрасли и транснациональных компаний, зарегистрированных вне Израиля, делает экономику страны особенно чувствительной к рыночным колебаниям и деятельности нескольких крупных игроков.
— Весьма успешная программа технологических инкубаторов, как и более поздние политические инициативы, вызывают сегодня много споров ввиду изначального отсутствия четких параметров оценки вклада этой программы в развитие предпринимательства Израиля. По мнению некоторых критиков, программа является слишком дорогостоящей, в особенности при отсутствии ощутимых результатов, в то время как другие считают, что программа не предоставляет достаточного финансирования и приводит к потере конкурентоспособности стартапов.
В Израиле вся концепция инновационной экономики практически заканчивается на интеллектуальной собственности, в стране нет крупных инновационных бизнесов. В 2009 г. в Марокко открылось совместное предприятие американо-израильской компании Tessera и марокканской Nemotech, специализирующееся на выпуске интегральных видеокамер для современных мобильных телефонов и фото-видеотехники. Продукция предприятия закупается в основном компанией Nokia и используется ей в аппаратах последнего поколения.
Удельный вес государственных и частных затрат на НИОКР в структуре ВВП по международной методике составил у Израиля 4,74%, России — 1,12%. Обладая ограниченным экономическим потенциалом и сравнительно небольшим внутренним потенциалом и рынком, Израиль может добиться увеличения темпов экономического роста лишь путем расширения экспорта. В Израиле расходы на импорт товаров всегда превышали доходы от экспорта. Важными статьями импорта являются вооружение, нефть, машины и оборудование, запасные части к ним, химические продукты и металлы, транспортные средства, продовольствие (пшеница, сырье для производства растительного масла, мясо, кофе, какао, сахар), бытовая техника, необработанные алмазы для последующей огранки и реэкспорта. На экспорт идут бриллианты, машины и оборудование, фрукты и консервы, ткани и одежда, минеральные удобрения и другая химическая продукция, вооружение. Отрицательное сальдо покрывается преимущественно за счет пожертвований и займов от правительства США.
Проведем оценку динамики ключевых показателей, характеризующих анализируемые факторы (значения не менее 15 показателей по данным за последние 3 года: 2008−2010 гг.).
Расчеты Центробанка подтверждаются данными Центрального статистического бюро (ЦСБ), исходя из которых также можно отметить рост большинства основных экономических показателей Израиля, но его темпы замедляются. Так, ЦСБ понизило свою оценку роста ВВП Израиля в первом квартале текущего года в погодовом пересчете с 4,8% до 4,6%. В послед-
нем квартале прошлого года этот показатель в годовом исчислении вырос на 7,7%, а в третьем — на 4,7%. Рост ВВП в первом квартале 2011 г., по данным ЦСБ, происходил в основном за счет роста частного и общественного потребления, внешней торговли товарами и услугами, инвестиций в основной капитал. Динамика роста некоторых других показателей экономики Израиля на основе данных ЦСБ в погодовом исчислении представлена в табл. 2.
Таблица 2
Продукция делового сектора Частное потребление Общественное потребление Инвестиции в основной капитал Экспорт товаров и услуг Импорт товаров и услуг
1 квартал 2011 г. 5,2% 9% 2,9% 26,1% 12% 28,9%
4 квартал 2010 г. 8,7% 7% 6,7% 19,6% 10,5% 17,4%
Еще одним индексом является индекс потребительской уверенности, рассчитываемый компаниями «Globes Research» и «PwC Israel». В июле 2011 г. он упал на 5,8 пункта до уровня в 77,5 пунктов (за 100 пунктов взят уровень 1996 г.). Впервые с июня 2009 г. этот индекс упал ниже уровня в 80 пунктов. Таким образом, июль продолжил тенденцию значительных колебаний этого индекса, отмеченную в обзоре за июнь 2011 г. Основной причиной падения индекса скорей всего служит волна социально-экономических протестов, захлестнувших Израиль. Интересно отметить, однако, что все же большинство респондентов уверены в положительной динамике развития экономики Израиля в будущем. Видимо, сказывается влияние публикации положительных прогнозов макроэкономического роста страны. Также в целом в Израиле наблюдается больше оптимистов относительно личного будущего респондентов — это, безусловно, положительный фактор.
Экономика Израиля по-прежнему пользуется доверием у международных финансовых институтов. Так, один из крупнейших банков мира «Morgan Stanley» опубликовал новый обзорный отчет израильской экономики, повысив прогноз экономического роста страны в 2012 г. Аналитики банка называют Израиль страной с одной из самых стабильных и хорошо управляемых экономик планеты. По итогам визита в Израиль и встреч с руководством Министерства финансов и Банка Израиля, аналитики «Morgan Stanley» повысили прогноз на рост ВВП с 4,3% до 4,8% в 2011 и 2012 гг. Отметим, что этот прогноз ниже прогноза Банка Израиля (5,2%), и ОЭСР (5,4%). В отчете также говорится о необходимости повышения учетной ставки до уровня в 3,75%. Аналитики банка выражают озабоченность геополитической ситуацией в регионе и ростом социальной напряженности в Израиле.
Таблица 3
Израиль в рейтинге глобальной конкурентоспособности Всемирного экономического форума [21 ]
Место России Соседи России по рейтингу в 2010−2010 гг. Страна-лидер (1 место) в 2010—2011 гг.
2010−2011 гг. (из 139 стран) 2009−2010 гг. (из 133 стран) 2008−2009 гг. (из 134 стран)
Качество научно-исследовательских институтов 53 42 45 Иран, Кения Израиль
Таблица 4
Место Израиля в глобальном инновационном индексе ШБЕАБ 2009−10 и его составляющих [22]
Показатели Место России (из 132 стран) Соседи России по рейтингу Страна-лидер (1 место)
Общий рейтинг 64 Казахстан, Оман Исландия
Экспорт и занятость 42 Израиль, Литва Мальта
Таблица 5
Показатели условий бизнеса в Израиле в сравнении с другими странами (составляющие «индекса легкости ведения бизнеса» Всемирного банка) [23]
Составляющие рейтинга Россия Страны ОЭСР с высоким уровнем дохода Наилучший показатель Наихудший показатель
Степень ответственности директоров (от 0 до 10) 2 5,2 9 (Албания, Канада, Израиль и др.) 0 (Вьетнам и др.)
Особый интерес представляют источники финансирования расходов на НИОКР. В Евросоюзе (27 стран) в среднем 55% всех расходов на НИОКР осуществляет бизнес, при разбросе показателя от 17,8% (Кипр) до 76% (Люксембург). В Японии участие бизнеса в финансирова-
НИИ R& amp-D составляет 77,7%, в Южной Корее — 73,7%, в Швейцарии — 68,2%, в США — 67,3%, в Израиле — 79,5% (наибольшее значение в выборке).
Участие государства в общих расходах на НИОКР в странах Евросоюза составляет лишь 1/3 (колеблется от 18,2% до 64,1% в разных странах), в США — 27%, в Южной Корее — 24,8%, в Китае — 24,6%, в Израиле — 14,2% (наименьшее значение в выборке). Более того, в большинстве стран, создавших работающую национальную инновационную систему, доля государства в финансировании НИОКР до кризиса снижалась. Так, в Израиле еще в 1996 г. она составляла 35%, а в Китае в 2000 г. — 30,4%.
Смена ключевых игроков в инновационном процессе — «передача эстафеты» от государства к бизнесу — одно из свидетельств успешности государственных инновационных программ в этих странах.
Таблица б
Структура расходов на финансирование исследований и разработок (R& amp-D)
в разных странах, % [24]
Год Бизнес Государство Высшая школа Частные некоммерческие организации Заграница
Европейский союз (27 стран) 2008 54,8 33,9 0,9 1,7 8,7
Израиль (только гражданские разработки) 2007 79,5 14,2 2 1,5 2,8
Россия 2009 26,6 66,5 0,4 0,1 6,5
При этом по удельным государственным расходам на НИОКР (евро на человека) Израиль занимает 4-е место, что объясняется высоким уровнем ВВП на душу населения и высоким удельным весом общих расходов на НИОКР.
1
204,6
& quot-1
154,5
153,9
114,3
76. S
& quot-I
& quot-Г
67.3 67
59.5 59.1 59
-M. --I

48. 346,5 45 443 7,1,3
П п
i
363& quot-"-
2223: 42и-3 18& gt-3 18,3 J7,? 17.2 15 4J-, 7
ПППППППпп'- & quot- 52 —
Рис. 1. Удельное государственное финансирование НИОКР (евро на 1 жителя страны)
Иностранные источники финансирования НИОКР используются в странах с разной степенью активности. Существенна их роль в Великобритании (которая является лидером по этому показателю) и Ирландии, на Мальте и Кипре, в Австрии, Латвии и Литве (больше 13%).
Таблица 7
Структура государственного финансирования исследований и разработок по секторам,
осуществляющим управление, %
Год Бизнес Государство Высшая школа Частные некоммерческие организации
Европейский союз (27 стран) 2008 14,2 31,3 54,4 0,9
Израиль (только гражданские разработки) 2007 24,6 25,9 44,1 5,5
Россия 2009 53,9 38,4 7,6 0,2
В целом по Евросоюзу она составляет 54,4%. В Швейцарии она составляет 85,3%, в Дании -86,3%. Несколько ниже доля государственных средств, направляемых на финансирование высшей школы, в США, Японии, Южной Корее (30−40%). Наименьшее ее значение — в России и
Болгарии.
Анализ основных механизмов и форм государственной поддержки инновационной деятельности показал, что инициативы государства в области инновационного развития в Израиле включают в себя запуск нескольких новых программ, направленных на поддержку малого и среднего бизнеса и традиционных отраслей- создание фонда развития нанотехнологий (21 млн евро) и биотехнологий (25 млн евро) — запуск программы разработки и коммерциализации технологий обработки воды и развитие других инструментов исследований в сфере гидрологии и возобновляемых источников энергии.
В Израиле источником кадров и технологий, из которого возникла израильская хайтек-индустрия, стала оборонная отрасль. Большое внимание в Израиле исторически уделялось проблеме внедрения новых технологий в производство. Также израильтяне перенимали опыт управления капиталом у международных инвесторов в ходе программы Уогта, которая сыграла решающую роль в становлении института венчурных инвестиций в Израиле. Важную роль сыграла и сфера научной кооперации, которая является одним из центральных звеньев, связывающих Израиль с еврейской диаспорой в различных частях мира.
Таблица 8
Перечень и содержание программ инновационной политики
Страны Программы Содержание программы
ИЗРАИЛЬ Программа Уогта Создание собственной венчурной отрасли
Политика горизонтального технологического развития Максимизация и институционализация НИОКР компаниями частного сектора
Учитывая опыт зарубежных стран, России при формировании эффективной инновационной системы, на наш взгляд, следует придерживаться следующих правил:
— необходимо выработать правила динамического контракта государства и бизнеса в инновационной сфере, касающегося как финансовых взаимоотношений, так и реализации прав на интеллектуальную продукцию, и здесь может быть полезен опыт Израиля и США-
— крайне важно повышение эффективности как распределения государственных средств на НИОКР, так и контроля за их использованием, пресечение практики неформальных взаимоотношений власти и бизнеса-
— параллельное использование преимуществ догоняющего развития при соблюдении принципов комплементарности инновационного потенциала и предпочтения имитации копированию (опыт Китая) —
— усиление степени внутренней координации инновационного процесса, для чего имеет смысл изучить соответствующую практику «технологических теплиц» Израиля и опыт Финляндии-
— законодательное поддержание институционального разнообразия форм взаимодействия субъектов инновационной деятельности и видов инновационной инфраструктуры (бизнес-инкубаторы, технопарки, иногорода, кластеры, венчурные фонды и пр.) с целью достижения естественного отбора более эффективных форм и видов-
— проведение селективной налоговой политики для стимулирования инновационной деятельности в стране, изучение возможностей применения и развития положительного опыта налогового стимулирования Сингапура-
— вовлечение в инновационный процесс банковского сектора через расширение практики дотирования процентной ставки при кредитовании инновационных проектов (за счет средств федерального бюджета), с обязательным развитием системы экспертизы инновационных проектов-
— создание системы страхования инновационных рисков, возникающих у инвесторов (в развитых странах эту функцию успешно выполняет венчурный бизнес) —
— достижение максимальной открытости инновационной системы России, развитие международной кооперации и трансграничного трансфера знаний, ресурсов, технологий.
При соблюдении в России этих правил частно-государственное партнерство в инновационной сфере, возможно, начнет давать желаемые результаты.
Литература
[1] Венчурная индустрия в России и мире: от замысла до воплощения II Финансовый вестник: финансы, налоги, страхование, бухгалтерский учет, — 2012, — № 4.
[2] Рекомендации по обеспечению координации программ, реализуемых по государственной поддержке субъектов малого и среднего предпринимательства, по содействию самозанятости безработных граждан, по поддержке малых форм хозяйствования на селе и по поддержке малых форм инновационного предпринимательства (утв. Минэкономразвития Р Ф, Минздравсоцразвигия Р Ф, Минсельхозом Р Ф, Минрегионом Р Ф, Минобрнауки РФ).
[3] Примочкин Б. Ангелы и бесы модернизации II & quot-ЭЖ-Юрист"-. — 2011. — № 24.
[4] Налог на прибыль: сложные вопросы из практики налогового консультирования. Ч. 2 (прочие и внереализационные расходы, дата признания расходов и другие вопросы) / Под ред. А. В. Брызгалина. — М.: Налоги и финансовое право, 2011.
[5] Новая экономика. Инновационный портрет России. — М.: Центр стратегического партнерства, 2010. — С. 41.
[6] Стратегия развития науки и инноваций в Российской Федерации на период до 2015 г, (утв. Межведомственной комиссией по научно-инновационной политике). (Протокол от 15 февраля 2006 г. № 1).
[7] Кучеров И. И. Указ, соч. — С. 41.
[8] Васильев Н, В. Создание благоприятных налоговых условий для развития инновационной деятельности II Российский налоговый курьер. — 2010. — № 17.
[9] Земченкова В. Г., Панин А. Н. Комментарий к Федеральному закону от 30 декабря 2008 г. № 316-ФЗ «О патентных поверенных» II Под ред. Е. А. Моргуновой. — Система ГАРАНТ, 2011.
[10] URL: http: //sd. infoimika. nj/text/magaz/newpaper/messedu/coura267/800. htm.
[11] См.: WIPO/PR/2007/476.
[12] Саенко К. С. Формирование и использование в управлении бизнесом предприятия отчетных показателей об инновационной деятельности предприятия // Бухгалтер и закон. — 2009. — № 2.
[13] Горбунов А. Н. Модернизация невозможна без ученых: интервью с С. Н. Мазуренко, заместителем министра образования и науки РФ II Бюджет. — 2012. — № 1.
[14] Широков С. Республика инноваций II Риск-менеджмент. — 2008. — № 7−8.
[15] Семенов А. Где встретить ангела? // Консультант. — 2007. — № 17.
[16] Баганов А. Глобальный start-up II Консультант. — 2007. — № 17.
[17] Булава И. В. и др. Теория и методология разработки стратегии развития предприятия. — М.: РИО МАОК, 2009.
[18] Ерохина К. Е. Социальная мобильность ученых и проблемы ее государственного регулирования II Социологические исследования. — 2008, — № 9 — С. 85.
[19] Инновации. Израильский опыт// Innovatix. 24 августа 2010 г. {URL: http: //www. innovatix. nj/blog/innovation/63. html).
[20] Израиль — «фабрика инноваций» от безысходности II UNOVA. Новости инноваций и венчурного рынка. 03 ноября 2010 г. (URL: http: //unova. rU/article/5513#kribleOff).
[21] Porter M., Schwab К. The Global Competitiveness Report 2008−2009. World Economie Forum. Geneva. Switzerland, 2008- Schwab K. The Global Competitiveness Report 2009−2010. World Economie Forum. Geneva. Switzerland, 2009- Schwab K. The Global Competitiveness Report 2010−2011. World Economie Forum. Geneva. Switzerland, 2010
[22] Global Innovation Index 2009−10. Confederation of Indian Industry. INSEAD: The Business School forthe World, 2010.
[23] Doing Business 2011. Making a Difference for Entrepreneurs. Washington: The International Bank for Reconstruction and Development I The World Bank, 2010.
[24] European Commission. Eurostat. http: //epp. eurostat, ec. europa. eu).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой