Метафизическое единство личности: историко психологическое исследование

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

_ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ_
духовно-нравственное развитие личности
УДК 130. 3- 159. 923. 2
Серова Ольга Евгеньевна
Кандидат психологических наук, ведущий научный сотрудник ФГНУ «Психологический институт» Российской академии образования, s_olga953@mail. ru, Москва
метафизическое единство личности: историко психологическое исследование
Аннотация. В статье представлены результаты современного историко-психологиче-ского анализа учения о личности В. В. Зеньковского — выдающегося ученика Г. И. Челпанова и представителя блестящей плеяды психологов Русского зарубежья XX в. Зеньковский был создателем универсальной научной парадигмы, логический потенциал которой позволял придать системность «всему содержанию духовной жизни». В инновационной модели личности Зеньковским впервые психофизиологическое и духовное измерения внутреннего бытия были представлены в метафизическом единстве. Им был разработан образец интегративной методологии, в ракурсе которой впервые в поле научного рассмотрения была выдвинута проблема образа Божьего в человеке и ее психологической интерпретации. В статье показано, что учение В. В. Зеньковского, отразившее особенности культуры традиционного психологического мышления, отвечает на актуальный духовно-нравственный запрос к научным исследованиям внутреннего мира человека и содержит качественно новый методологический материал для современных исследователей проблемы личности.
Ключевые слова: личность- психологические теории- православное миросозерцание- субъект психического- образ Божий в человек- метафизическое единство внутреннего мира.
Serova Olga Yugenievna
Candidate of psychological sciences, Senior researcher of & quot-Psychological institute & quot-, Russian Academy of Education, s_olga953@mail. ru, Moscow
metaphysical unity of the personality: historical and psychological study
Abstract. The paper presents the results of modern historical and psychological analysis of the study of the personality of V. V. Zenkovskiy'-s — an outstanding G. I. Chelpanov'-s follower and a representative of the brilliant pleiad of Russian psychologists of XX century. Zenkovskiy was the creator of a universal scientific paradigm, the logical potential of which allowed to systematize «the whole content of the spiritual life». The innovative model of personality, created by V. V. Zenkovskiy firstly presented psychophysiological and spiritual dimensions of inner being as a metaphysical unity. The scientist developed a model of integrative methodology, according to which, the problem of the image of God in a man, and its psychological interpretation was firstly proposed for the scientific review. The paper shows that the concepts of V. V. Zenkovskiy, reflect the characteristics of the traditional culture of psychological thinking, meet the actual spiritual and moral requirements for the research of the inner world of a man, and contain a new methodological material for modern researchers of the problems of personality.
Keywords: personality- psychological theories- orthodox worldview- subject of psychological- image of God in a man, metaphysical unity of inner world.
Проблема личности всегда занимала одно из центральных мест в исследованиях психологов разных школ и направлений в современном научном мире. Она нашла свое
оригинальное отражение в структурных теориях Э. Кречмера, Г. Олпорта, У Шелдона, Д. Кеттела, Г. Айзенка, психодинамических теориях З. Фрейда, К. Левина, Э. Фромма,
Г. Саливана, К. Хорни, культурно-этнографических В. Вундта, Л. Леви-Брюдя, М. Мид, интеракционистских Д. Г. Мида, Д. Дьюи, гуманистических и экзистенциальных К. Р. Роджерса, В. Франкла, Р. Мэя. В советской психологии проблема личности рассматривалась и в общепсихологическом, и со-циальнопсихологическом, и педагогическом аспектах, и многие выдающиеся ученые -Л. С. Выготский, В. С. Мерлин, В. Н. Мя-сищев, К. К. Платонов, С. Л. Рубинштейн, Д. Н. Узнадзе, Н. А. Менчинская, Л. И. Бо-жович, А. В. Петровский и другие — внесли весомый вклад в ее изучение. В современных гуманитарных, философских и психологических концепциях личность представлена как «базовая социальная ценность, ради которой осуществляется социальное развитие общества» [1, с. 196]. Однако, «термин & quot-личность"-, широко используемый в психологии, многозначно определенный» до сих пор остается «сопротивляющимся» всем определениям [14, с. 215].
В статье мы обратимся к историко-пси-хологическому исследованию этой «вечно живой» проблемы, поскольку уверены, что в результате мы не просто получим еще одно определение личности, но предложим качественно иной методологический материал для ее современных исследователей.
И начнем с того, что проблема личности — это не трудность сегодняшнего дня психологии, это один из самых сложных и сокрытых вопросов в отечественной психологической культуре. Ее генезис восходит к представлениям об ипостасности Лиц Божественной Троицы и святоотеческому учению о богообразности и богоподобии человека. Для культуры православного мышления характерно понятие личности как основы всего сущего. «Ипостась-личность есть самый внутренний принцип Абсолютного Бытия — его начальное и конечное измерение», и в человеке, образе Личного Бога, принцип личности — «есть самый & quot-сокровенный сердца человек в нетленной красоте & lt-… >- что драгоценно перед Богом& quot-» [15, с. 181]. Но несмотря на признание онтологической значимости данного принципа Отцы и Учителя церкви не оставили развернутого учения о личности. Не в последнюю очередь это связано с существованием тончайших смысловых дефиниций между понятиями полноты
подобия и слияния с Богом до неразличимости, едва доступных осознаю адекватно. Проблема онтологической и психологической сложности диалектики личного начала (божественного и человеческого) в контексте отечественной гуманитарной науки была впервые поставлена в учении А. С. Хомякова, И. В. Киреевского- получила развернутую авторскую интерпретацию у Н. А. Бердяева. Но интеллектуально и нравственно укорененные в традициях самобытной русской мысли труды родоначальников славянофильства Хомякова и Киреевского практически не используются в методоло-го-содержательном поле отечественной научной психологии, а более известные (хотя вряд ли многим) работы Н. А. Бердяева требуют очень критичного отношения к себе.
В ракурсе духовно-нравственной методологии традиционного отечественного психологического мышления подходил к исследованию проблемы личности Василий Васильевич Зеньковский (1881−1961) — выдающийся ученик основателя системы научной психологии и психологического образования в России Г. И. Челпанова. Но как следствие трагических событий 1917 года имя Зеньковского в большей мере сегодня известно как представителя блестящей плеяды богословов, философов и психологов Русского зарубежья XX века.
Для В. Зеньковского проблема личности была реально исполнена жизненно важного смысла: именно «размышления над понятием & quot-личности"-«, привели его к существенной переоценке установок своего мировоззрения в юности [3, с. 251], а это значит, что искомое смысловое поле не только было продумано, но прочувствованно им в живом непосредственном опыте. Все творчество ученого, по существу, представляет собой единый континуум рассмотрения проблемы личности в различных аспектах. Но в каком бы ракурсе эта проблема не выдвигалась — в философском, психологическом или педагогическом — ее анализ носил отпечаток уникальности созданного им творческого подхода, все составляющие которого были связаны в органическое единство идеалами православного миросозерцания В. Зеньковского. Потому интересы его как ученого были направлены не просто на решение научных проблем, а имели сверхрациональную
«устремленность к одной цели — познать человека и его духовные, творческие возможности как путь преображения личности и мира» [2, с. 36]. Существенно переработав и обогатив на основе святоотеческого учения свои научно-психологические представления, Зеньковский осуществил попытку логического оформления универсальной научной парадигмы («план Логоса»), которая обладала логическим потенциалом для «придания системности всему содержанию духовной жизни». Замысел восстановления плана Логоса, в котором все, что «рождается из глубины духа… должно вместиться в систему и найти в ней свое место» [4, с. 16−17], был воплощен в трудах «История русской философии» (Париж, 1948), «Основы христианской философии» (Франкфурт-на-Майне, 1961−1964).
Как психолог В. Зеньковский обратился к исследованию того уровня личного бытия, рассмотрение которого было сопряжено с максимальным приближением к предельной грани познания, но все же оставляло возможность для научного описания на языке философской (метафизической) психологии. Уже в диссертации 1914 года он предпринял рассмотрение личности не просто как одной из психологических категорий, но как духовной (идеальной) причины индивидуальной психологической жизни, которая всегда сохраняет свою «непроизводность и (логическую) трансцендендентность» и сообщается психике «лишь через особый духовный опыт» [12, с. 434]. Именно диссертацию «Проблема психической причинности», где он впервые обосновал свое понимание личности, В. Зеньковский назвал «самой удачной, философски содержательной» из своих работ в дневниковых записках 1950 года [3, с. 304].
Статус психического в концепции В. Зеньковского очень высок. Психика (психическое) не случайно определялась им как основное и существенное свойство мировой жизни. Это определение исходило из характерного для христианской культуры представления о том, что мир дан человеку как факт его психологии: все переводится на психический язык «и над этим только психическим материалом мы работаем и только чрез его разработку стремимся приблизиться к истине» [13, с. 39]. Структура
психики была представлена В. Зеньковским как иерархическая: человек вообще построен не гармонически, а иерархически, считал он. В топографии психического Зеньковский выделял уровни сознания и подсознательного. Однако, обращаясь к размышлениям о темных и таинственных глубинах человеческой психики, он не поддался зову этой бездны (подобно многим своим современникам психологам). Зеньковский одним из первых попытался выстроить психолого-педагогическую систему как действенный способ преодоления ее власти, помогающий восхождению личности к вершинам христианской любви и «восстановлению утраченного единства человеческого духа» [9, с. 237].
Внутри активной целостности внутреннего бытия В. Зеньковский различал действие сферы «смыслов» (идеи, мысли) и «ценностей» (истина, святыня, добро, красота) или сверхпсихического, но существующего как интрапсихическое в психическом и соотносимого с представлением о проявленности духа в душе. По мысли ученого (ср. с учением Э. Гуссерля), духовное разнородно с душевным, но не может иметь существования вне психической оформленности (восприятие, образы и т. д.). «Чистой духовности, свободной от психической ткани, мы в себе не находим — но если жизнь духа и проявляется лишь внутри психической сферы, то она все же не от нее, она не выводима из психики, образуя особый этаж бытия», — писал Зень-ковский [5, с. 215]. Идеальному — истине, или добру, или красоте — нельзя, считал он, приписать самостоятельность существования или положение «вне реальности» (ср. толкование ценностей у Канта и эйдосов у Платона), «они суть явления в мире Бога, суть формы его самооткровения», потому «сферу ценностей нельзя мыслить вне Бога», она «сопринадлежит миру как явления Божественных энергий» [7, с. 216].
По выводам В. Зеньковского, анализ энергийной динамики психического или собственно процесса внутренней жизни, необходимо подводил к предположению о наличии некой основы — особой исходной направленности на трансфрмацию внутренних связей, существующую как данность по отношению к любому моменту субъективного поля. Эту «преднаходимую» активность психики Зеньковский обозначил как
творческую инициативу души. Она рассматривалось ученым в качестве созидательной активности, поскольку все, что в душе происходит, «никогда не остается чисто рецептивным переживанием», писал он. По отношению к экстернальным варьирующимся факторам душа осуществляла деятельность формирующего воспринимаемую информацию начала, т. е. она была свободна в действиях над собственным содержанием и индивидуальна в организации форм этого содержания.
В динамическом процессе, созидаемом творческой инициативой души, В. Зеньковский выявил генерализующую устремленность к центру. Таким образом, в психическом «потоке» переживаний, чувств, восприятий, мыслей (по У Джемсу), ученым была выделена центральная сфера. «Центрированной» признавалась им любая психика, но доказывалось, что только на уровне человека центральное ядро обладает качеством быть «субъектом» переживания. В дочелове-ческом (животном) бытии есть природа, имеющая субъектом «существо», но не личность. «Всякая живая индивидуальность», — писал он, — «есть действительно Person (& quot-существо"-), хотя и не Personlichkeit (личность), -но Person носит в себе зачаток личности (ипостаси), которая, однако никогда не актуализируется сама по себе» [7, с. 214].
В. Зеньковский в высшей степени был корректен в оценках при рассмотрении проблемы личности и индивидуальности. Еще в 1911 г. им была опубликована статья «Принцип индивидуальности в психологии и педагогике» [10], в которой он констатировал, что индивидуальное бытие не доступно чувственному познанию и для психологии представляет собой факт, необъяснимый по своему происхождению. Определенным познавательным потенциалом обладает в этом отношении метафизический подход философии [Приводится по: 2, с. 10].
В метафизической реальности личности ученый выявил две стороны и в психолого-философском анализе рассматривал личность а) как объективную основу и единство психических процессов и б) как самобытно существующую в работе своего самосознания.
Личность, или я человека подчеркивал он, всегда есть психический опыт (переживание), но никогда не свойство этого опыта,
т. е. личность не конструируется в процессе накопления психического опыта.
Личность есть и комплекс повторяющихся однородных — стабильных -переживаний, и (одновременно) комплекс случайных переживаний — как мелких, так и серьезных, — создающих неповторимость каждой личности или ее индивидуальность. И если личность не утрачивается при кризисных состояниях, связанных с диссоциацией я или в экстатических состояниях, то индивидуальность в результате переживания такого опыта трансформируется, т. е. возникает новая индивидуальность.
Как единство самосознания личность организуется в действенную цельность самосознанием, однако, личность и самосознание не тождественны. Потому, эмпирическое я — это проявление личности (одно из многих), но основание индивидуальности. Эмпирическое я не самосущно и выступает как производное некой основы, того, что Зеньковский назвал «реальным я». Именно реальное я есть корень и центр психической жизни, ее организующая основа, сила и источник психической энергии.
Наличие внутреннего ядра дается человеку в опыте как переживание я, сознание я, или, как называет автор, «чувство я». Деятельность эмпирического я, протекает как самопознание- деятельность реального я -как самосознание. Чувство я при этом выступает конститутивным элементом всего психологического опыта.
Таким образом, реальное я полагалось В. Зеньковским в качестве внутренней, психической стороны эмпирического я. Но поскольку по закону бытия, актуальное психическое явление всегда имеет свою причину в явлениях более высокого порядка, причиной душевных явлений ученый назвал духовную субстанцию, следовательно — духовная субстанция выступает субъектом психической жизни. Именно духовная субстанция есть та формирующая сила, которая поддерживает живое единство психики и телеологически определяет ее жизнь. Однако, выступая основанием психической жизни, сама духовная субстанция не может быть полностью выражена в психологических понятиях.
Если обратиться к формулировке искомого понятия на данном уровне анализа, то зафиксируем общую мысль В. Зеньковского:
личность есть духовная субстанция, являющаяся началом душевной жизни, проявляющая себя в деятельности реального и эмпирического я- личность есть субъект психического, полностью невыразимый на языке психологических понятий.
Доказав, что личность — это духовный корень души человека, В. Зеньковский далее развивал свое понимание проблемы в ракурсе убеждения, что «человек становится личностью только потому, что Христос & quot-просвещает всякого человека& quot-» (Ин. 9) [7, с. 314]. В его учении это утверждение исполнено глубочайшего смысла — и онтологического, и психологического, и гносеологического. Следуя ему в своих критических размышлениях о личности, Зеньковский постепенно поднимается и над проблемой сложности ее терминологического выражения, и над вопросом тонкого различения в понимании онтолого-психологических явлений, и всего того, что может быть рассмотрено в фокусе представлений о свойствах самой души и признаков ее деятельности. Ученый выходит на уровень вопроса об особом действии Бога в душе человека, или об образе Божием в нем (1930). Подчеркнем, что Зеньковским был первым богословом и философом, который этот догматический вопрос выдвинул в проблемное поле психологии.
Придавая догматическим учениям о «по-добосущии» и «единосущии» человека осевое значение для правильной постановки и разрешения проблем психологии, ученый писал, что весь материал ее достижений (как естественнонаучного, так и объективно-идеалистического направлений) может быть содержательно соотнесен только с проблемой «подобосущия». Вопрос «единосущия» и идея образа Божия в человеке никогда не подвергалась в истории познания достаточному рассмотрению. Однако, по мысли В. Зеньковского, эта идея на современном этапе развития психологии приобретает для нее — как науке о душе, т. е. о существенной стороне человека — значение не просто регулятивной, но собственно конститутивной идеи. Развивая концепцию иерархического строения души Зеньковский в свое время подчеркнул сделанный им вывод о «центральности» в человеке духовной жизни [5]. Тем самым в 1929 году он предложил ключ к разрешению поставленной позднее — в 1931
году — проблемы образа Божия в человеке.
Конечно, образ Божий следует связывать с понятием о существенном и непреходящем в душе человека, но искать его необходимо через представление о стержневом характере постоянно протекающего процесса духовной жизни. И В. Зеньковский приходит к следующим уникальным методологическим выводам: образ Божий есть «не статическое, а динамическое начало" — он не может быть понимаем субстанционально (как некое строение или функция души) — он выражает себя как способность души к вечной духовной жизни и искание Безусловного неотразимо присуще нашей душе. «Это свойство души потому и есть образ Божий*, что в Боге Бесконечная Жизнь есть в полноте и действительности, в человеке же, как твар-ном существе, может быть только ее образ, иначе говоря, в нем дана та же жизнь, но не в реальности, а в искании, являющем тот же & quot-образ"- бытия, как и в Боге. Направленность на Безусловное в человеке есть дар Божий. Ибо лишь Бог и мог дать нам такое свойство. Никакая эволюция тварного мира не могла бы родить томление о бесконечном, если бы это томление не было порождено в нас самим этим Бесконечным» [6, с. 153].
Из учения о динамической природе образа Божия, носителем которой является духовная жизнь в человеке, выводимо и новое понимание личности.
Личность есть проявление живой связи человека с Богом- личность не замкнута в себе, она не обладает «бесконечностью» как свойством, но обладает способностью выходить за пределы тварного мира в силу направленности на Бесконечное, на поиск Бога- личность жива в меру своей проницаемости для безостановочного потока духовной жизни.
Вследствие обращения к идее образа Божия в человеке психологические категории, разработанные В. Зеньковским еще в магистерской диссертации, получили свое наполнение реальным жизненным содержанием. Не случайно сам он писал, что только «откровение об образе Божием в человеке», помогает «понять живую силу вечности, изнутри определяющую духовную жизнь в
* Здесь и далее в цитате курсив В. В. Зеньков-ского. — О.С.
нас», и лишь в свете этого откровения становится понятна реальность и действительность вечности, «беспрерывно светящейся в эмпирических явлениях», составляющих фактологическую цепь земного существования человека. Однако, «не сама по себе духовная жизнь в нас, но понятая лишь как образ Божий, как видение Бога и искание Его, договаривает тайну человека…» [6, с. 162] и проясняет основание его как личности.
В заключение подчеркнем очень ценное для психологической науки общее положение в исследовательском подходе В. Зеньковского: представление о личности не имеет здесь ни малейшего оттенка экстатической отвлеченности духа от тела — «не только & quot-дух"-, высшие духовные функции неразрывно связаны со всей полнотой душевной жизни, — но они (через душу) связаны и с телом» [6, с. 66]. В предлагаемой Зень-ковским модели личности (если говорить современным языком) отчетливо выражен принцип метафизического единства человека и его учение стало нравственно-психологическим средоточием именно такого понимания цельности личностного бытия.
Учение В. В. Зеньковского о личности, отразившее особенности культуры традиционного психологического мышления, сегодня отвечает на актуальный духовно-нравственный запрос, предъявляемый со стороны современного социума к научным исследованиям внутреннего мира человека, и содержит качественно новый методологический материал для современных исследователей проблемы личности.
Библиографический список
1. Еникеев М. И. Психологический энциклопедический словарь. — М.: Проспект, 2010. — 557 с.
2. Зеньковский В. В. Путь к идейному синтезу и единству.- Т. 1: О русской философии и литературе: статьи, очерки, рецензии (1912- 1961) // Сост., подгот. текста, вступ. ст., и примеч. О. Т. Ермишина. — М. Русский путь, 2008. — 448с.
3. Зеньковский В. В. Из моей жизни // Вестник РХД. — 2002. — № 183. — C. 303−332.
4. Зеньковский В. В. История русской философии: в 2 т. — М.- Ростов-н/Д.: Феникс, 1999. -Т.1. — 544с.
5. Зеньковский В. В. Об иерархическом строе души // Научные труды Русского Народного университета в Праге. — Прага, 1929. — Т. 2. -С. 235−250.
6. Зеньковский В. В. Об образе Божием в человеке // Вопросы философии. — 2003. — № 12. -С. 147 — 162
7. Зеньковский В. В. Основы христианской философии. — М.: Канон+, 1999. — 560 с.
8. Зеньковский В. В. История русской философии: в 2 т. — Л.: Эго, 1991. — Т.2. — Ч.2. — 450 с.
9. Зеньковский В. В. Православие и русская культура // Проблемы русского религиозного сознания. — Берлин, 1924. — 356 с.
10. Зеньковский В. В. Принцип индивидуальности в психологии и педагогике // Вопросы философии и психологии. — 1911. — Кн. 108. — 855 с.
11. Зеньковский В. В. Проблема бессмертия у Л. Н. Толстого / В. В. Зеньковский. Собр. соч.: в 2 т. — М., 2008. — Т. 1: О русской философии и литературе: статьи, очерки, рецензии (1912- 1961) / Сост., подг. текста, вступ. ст., примеч. О. Т. Ермишин. — 448 с.
12. Зеньковский В. В. Проблема психической причинности. — Киев: тип. Императ. ун-та св. Владимира, 1914. — 435 с.
13. Михаил (Грибановский), иерм. Истина Бо-жия. Опыт уяснения основных христианских истин естественной человеческой мыслью. — СПб., 2004. — 321 с.
14. Свенцицкий А. Л. Краткий психологический словарь. — М.: Проспект, 2011. — 512 с.
15. Софроний (Сахаров), архм. Видеть Бога как Он есть. — М.: Отчий дом, 2000. — 250 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой