Метафорические и фразеологические номинации неопределенного количества в португальском языке

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

К. К. Нечаева
канд. филол. наук,
доц. каф. португальского языка переводческого фак-та
e-mail: ksenija-nechaeva0@rambler. ru
МЕТАФОРИЧЕСКИЕ И ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ НОМИНАЦИИ НЕОПРЕДЕЛЕННОГО КОЛИЧЕСТВА В ПОРТУГАЛЬСКОМ ЯЗЫКЕ
В статье определяются возможности выражения неопределенного количества в классе существительных португальского языка, входящих во фразеологические обороты, и существительных со вторичным метафорическим значением неопределенного количества. Количество, будучи неотъемлемым свойством действительности, отражается в языке. Проявляясь в разных лексико-грамматических классах слов, категория числа наполняется разным содержанием. В португальском языке категория количественности находит свое выражение на различных уровнях языка: морфологическом, семантическом, синтаксическом, коммуникационном и др. Автор предлагает полевой принцип исследования (в системе функционально-семантических полей (ФСП) португальского языка) и термин категориальное значения числа (КЗЧ), определяет данные существительные в семантическую зону слов с семантическим значением неопределенного количества, находящуюся в ФСП существительного.
Ключевые слова: количество- функционально-семантическое поле- миграционная группа слов- периферия- ядро- количественность- семантическая зона- категория числа- метафора- фразеологический оборот- идиома.
Неотъемлемым свойством каждого объекта реального мира является количество. Под количеством понимается такая определенность вещи, благодаря которой (реально или мысленно) ее можно разделить на однородные части и собрать эти части воедино [11, с. 240]. Количество, будучи неотъемлемым свойством действительности, отражается в языке. Проявляясь в разных лексикограмматических классах слов, категория числа наполняется разным содержанием. Мы исходим из того, что представляем систему языка как функционально-семантическое поле (далее ФСП). ФСП — это двустороннее (содержательно-формальное единство), формируемое грамматическими (морфологическими и синтаксическими) средствами языка вместе с взаимодействующими с ними лексическими, лексико-грамматическими и словообразовательными элементами,
относящимися к одной семантической зоне [1, с. 40]. Семантические функции, носителями которых являются элементы функциональносемантического поля, представляют собой «поверхностную» реализацию определенной «глубинной» инвариантной понятийной категории количества. Каждое ФСП образуется при помощи категориального ядра, которое определяет его семантику и функцию. Вокруг ядра находятся макро- и микрополя, которые состоят из семантических зон. Между ФСП располагаются миграционные группы слов. Мы выделяем различную степень проявления семантического признака количественности и грамматического выражения значения числа у элементов, конституирущих ядерные, приядерные и периферийные зоны. Последнее понятие (периферия) предполагает аспект иерархии компонентов поля с точки зрения признаков наиболее специализированного и регулярного характера выражения категориального значения.
Категориальное значение числа (далее КЗЧ), локализованное в ФСП существительного, представляет собой ядро КЗЧ для всей системы ФСП португальского языка. Приядерную зону заполняют языковые единицы, имеющие тенденцию к смещению в сторону периферии. Такие единицы привносят в выражение категории числа различные смысловые оттенки (например, зоны существительных одного морфологически выраженного числа). Саму периферию заполняют языковые единицы, имеющие семантику количества.
Наличие внутренней структуры каждого из функциональносемантических полей, выявляемой в результате анализа семантики языковых единиц и других возможностей выражения категориального значения числа, позволяет выделить некоторые языковые единицы, обладающие особым выражением категории числа, в семантические зоны и миграционные группы слов.
Одной из проблем, связанной с понятием «функционирование», является взаимодействие категориальных значений. Хотя ядро категориального значения находится в одном из полей, оно имеет периферию действия в этом поле и периферийные зоны влияния в других ФСП.
В португальском языке категория количественности находит свое выражение на различных уровнях языка:
• морфологическом (когда имеются формальные средства, указывающие на КЗЧ, как например: a mesa — as mesas) —
• синтаксическим (когда в выражении категории числа участвует артикль / или любой другой детерминант /: o lapis — os lapis, este lapis — estes lapis) —
• семантическим (например: a multidao, где грамматически выражено единственное число, а семантика указывает на множественность единиц) —
• коммуникативном (отображение КЗЧ в реальном коммуникативном акте, как, например: употребление слова «a gente» в значении «nos»: a gente vai = nos vamos).
Семантические функции понимаются нами как основанные на понятийном, концептуальном содержании, на которые могут наслаиваться различные эмоциональные и экспрессивные содержательные элементы. Связь категории числа с объектами внешнего мира опосредуется понятийным концептуальным содержанием, имеет непосредственную основу не в самой объективной действительности, а в ее концептуальном отражении. Функциональный план рассмотрения грамматических категорий предполагает анализ языковых явлений с точки зрения их модификации в речи, с привлечением к анализу прагматического фактора. В. Г. Гак считает, что «в лингвистике функциональный подход — есть, прежде всего, подход коммуникативный» [3, с. 6]. Из этого следует, что общение в определенной среде, конкретные условия коммуникации, форма общения и т. д., — все это детерминирует отбор лексических и грамматических языковых средств. В этой связи Г. В. Колшанский пишет: «.. грамматическая оформлен-ность слова является результатом давления более высокой единицы на более низкую, то есть текста на высказывание и высказывания на слово. Именно эта детерминация сверху определяет грамматический характер слова независимо от его конкретной выраженности в языках» [5, с. 12].
Рассмотрение понятийных и грамматических категорий при системном подходе учитывает их роль в формировании определенных понятийных полей. Например, квантитативность относится к атрибутивным понятийным категориям, т. е. категориям, предназначенным для выражения признака, и может соотноситься со сферой предметности и предикативности.
В качестве особой модели взаимодействия лексической семантики существительного и значения числа / количества выделяются идиоматические выражения, вследствие того, что, становясь
компонентами идиоматических выражений, существительные теряют свою лексико-семантическую самостоятельность и номинативную значимость. В составе идиоматических выражений существительные не выполняют свою основную функцию идентификации. На первый план выходят предикативные функции, выполняющие оценочную характеристику предмету номинации. Категория числа существительного также лишается своей семантической значимости. «Изменение формы числа существительного может или разрушать идиому, или служить элементом смыслоразличения. Если же некоторые идиомы допускают изменение существительного по числу, то они считаются морфологическими вариантами, так как значение ГК числа оказывается нейтрализованным» [9, с. 49].
В португальском языке во фразеологических оборотах числительное, так же как и в русском, «часто порывает со своим конкретным значением, выполняет преимущественно переносную функцию и обладает рядом стилистических черт (образностью, эмоциональностью)» [4, с. 61−62]. Р. М. Иксанова отмечает преобладание случаев десемантизации нумерального значения у числительных, использующихся в пословицах: «Утратив свое нумеральное значение, числительные служат в таких высказываниях для выражения неточного количества» [4, с. 113], например:
Дурак в колодец камень закинет — сто умных не вытащат. А также: Семеро одного не ждут. Один в поле не воин. У семи нянек дитя без глазу. За двумя зайцами погонишься — ни одного не поймаешь. Семь раз отмерь, один отрежь. Не имей сто рублей, а имей сто друзей. Старый друг лучше новых двух. Седьмая вода на киселе. Обещанного три года ждут. Двум смертям не бывать, а одной не миновать. У тебя семь пятниц на неделе. Знаю родной город как свои пять пальцев. Ни два, ни полтора. Полным-полно. Кот наплакал и др.
Кроме того, необходимо отметить и процессы десемантизации количества, когда слова, обозначающие точное количество, начинают обозначать неточное количество (повторить миллион раз, подождать две секунды и т. п.). В португальском языке мы встречаем подобные примеры:
A bom ou mau comer, tres vezes beber. A lua trinta, como quinta, quando o setimo ou nono nao desminta. Antes so do que com dois violadores numa cela. As tres e de vez. Cesteiro que faz um cesto faz um cento se lhe derem
verga e tempo. Dois olhos veem mais do que um so. Dois bicudos nao se bicam. Dois pardais numa espiga, nunca fazem liga. Dois sois nao cabem no mundo. Duas cabecas pensam melhor que uma. Em Abril, aguas mil.
В речи количество всегда является определенным, а в процессе познания эта определенность может быть отражена либо точно, либо неточно (приблизительно). Существительные, выражающие неточное количество, могут быть первичными или вторичными с точки зрения семантической деривации. Вторичная номинация количества семантически производна от первичного значения, т. е. мотивирована опосредствованно и отражает денотат, который фиксируется в языке уже существующим словом.
Вторичное значение количества у субстантивов может быть метонимическим (a lata (de conservas — como sardinhas em lata)) и метафорическим (uma avalancha, a monte (de assuntos)). Как известно, под метонимией понимается перенос имени с одного класса объектов или единичного объекта на другой класс или отдельный предмет, ассоциируемый с данным по смежности, сопредельности, вовлеченности в одну ситуацию. Метонимия выделяет в явлении свойство, которое по своему характеру может замещать остальные. В частности, название может быть перенесено с вместилища на содержимое или объем содержимого. Исследование именно вторичного метафорического обозначения количества и является особенно интересным, так как по сравнению с метонимическим, оно имеет неточный, расплывчатый характер, поскольку эталоном определения количества выступает не объект определенного размера, а образ. В широком смысле образ означает отражение в сознании внешнего мира. Создание яркого образа основано на использовании сходства между двумя далекими друг от друга предметами, на своеобразном контрасте. А. А. Потебня считал, что поэтичность характеризует язык на всех этапах его развития, и во фразеологических выражениях он видел проявление «образного поэтического мышления» [9, с. 61]. Словесный образ создается с помощью языковых средств, но в нашем сознании вызывает наглядные представления, позволяющие ярко и глубоко понять качественную сущность одних предметов на основе их сопоставления с другими. Если языковая выразительность опирается на создаваемые словесными средствами наглядные образы и картины, то фразеология любого языка — это, безусловно, один из существенных источников его
экспрессивных возможностей: именно во фразеологии достаточно отвлеченные понятия находят конкретно-образное выражение.
Обозначение неточного количества при помощи лексем в первичных значениях является результатом утраты языковых метафор. К таким лексемам Н. А. Лукьянова относит в русском языке слова «уйма», «прорва», «ватага», «шайка» и т. п. [7, с. 123], — все они когда-то были вторичными метафорическими значениями, а в настоящее время утратили образность (генетические метафоры). Так, основным значением этих слов в современном языке является значение количества: очень большое количество, множество чего-либо. Ярким примером образного сравнения с отражением количества являются метафорические номинации неточного количества.
Изучая данную группу существительных, мы сталкиваемся с многоплановым анализом: возможен анализ их сочетаемости с вторичным метафорическим значением количества в составе словосочетаний- анализ специфики их семантики и образной структуры- классификация существительных с точки зрения степени количества.
Представляется возможным классифицировать словосочетания с точки зрения специфики семантики количества [10, с. 19−20]:
1) словосочетания со значением неисчислимого множества, например:
uma multidao, um cardume, um formigueiro de estudantes (de perguntas) —
2) словосочетания со значением неопределенно большого количества, например:
um montao de problemas (de ideias, de papeis, de crianfas), um monte
de assuntos (de impressoes, de espectadores), uma nuvem, um enxame de
moscaria (de moscas), um mar de brafos-
3) словосочетания, выражающие неопределенно малое, незначительное количество, например:
uma gota de vinho, um pingo de felicidade.
Далее в рамках первой и второй групп выделяются более частные лексико-семантические парадигмы по наличию в значениях субстан-тивов общих семантических признаков [10, с. 129]. Например, слова, обозначающие:
1) большую протяженность, глубину, массу (um mar, um monte, uma nuvem) —
2) совокупность лиц (um exercito, uma multidao) —
3) совокупность предметов, частиц и их форму (um novelo de con-tradigoes, um montao de problemas) —
4) пространство (campo) —
5) вместилище (um vagao, um montao).
Возможно выделить несколько лексико-семантических групп «множеств» по типовым образам, делая основной акцент на образности, создающей экспрессию:
1) группа, представляющая быструю, внезапную смену, по ассоциации связанная со стихией (лавина чувств) —
2) группа, представляющая быструю смену разнообразных событий, впечатлений, чувств, предметов (калейдоскоп впечатлений) —
3) группа, представляющая множество предметов, по ассоциации связанная с большими водоемами (поток слов, водопад эмоций, озеро огней) —
4) представление о множестве предметов, явлений, ассоциированное с глубиной (прорва идей) —
5) представление о следующих друг за другом или расположенных в определенном порядке предметах, явлениях (вереница фраз) —
6) представление о множестве нерасчлененных, неясных, запутанных «предметов» (ком мыслей) —
7) представление о множестве статичных явлений, «предметов» (штабеля поклонников) —
8) представление о множестве людей, предметов, ассоциированное с множеством животных (стадо людей) —
9) представление о множестве людей, «предметов», ассоциированное с войсковым подразделением (рота адвокатов) —
10) количественно-счетные представления (миллион улыбок).
Диалектическая категория количества отражена в системе языка, где она фиксируется наличием категории числа, мы предлагаем термин «категориальное значение числа», который в нашей терминологии является более общим, чем термин «грамматическое значение числа», так как оно может выражаться не только на грамматическом уровне (морфологическом и синтаксическом), но и на семантическом, и коммуникативном. Соглашаясь с мнением многих исследователей выражения значения количества в языке, с возможностью определения
в ядерную область слов, четко выражающих число математически (группа числительных), мы, отталкиваясь от того, что рассматриваем существительные со значением количества и существительные со вторичным метафорическим значением количества с позиций функциональной грамматики, т. е. с позиций комплексного подхода во взаимосвязи всех средств выражения КЗЧ, предлагаем поместить их в отдельную семантическую зону.
В системе португальского языка мы выделяем миграционную группу со значением количественности, и нам представляется возможным выделить в этой группе зону единиц, связанных семантическим значением неопределенной количественности, выражение неточного, или недифференцированного, количества. Принимая во внимание их выразительные средства, мы исследуем существительные и их сочетания с точки зрения интенсивности выраженности в них значения приблизительного, неточного количества, соответственно, выделяя ядро и периферию, но уже внутри зоны единиц с семантическим значением неопределенной количественности.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Бондарко А. В. Принципы функциональной грамматики и вопросы аспек-тологии. — Л.: Наука, 1983. — 208 с.
2. Валгина Н. С., Розенталь Д. Э., Фомина М. И. Современный русский язык. 6-е изд. — М.: Логос, 2002. — 528 с.
3. Гак В. Г. К типологии функциональных подходов к изучению языка // Проблемы функциональной грамматики. — М.: Наука, 1985. — С. 5−15
4. Иксанова Р. М. Проявление категории количественности в пословицах английского и немецкого языков: дис. … канд. филол. наук. — Уфа, 2002. -64 с.
5. Колшанский В. Г. Коммуникативная функция и структура языка. — М.: Наука, 1984. — 175 с.
6. Курчаткина Н. Н., Супрун А. В. Фразеология испанского языка. — М.: Высшая школа, 1981. — 142 с.
7. Лукьянова Н. А. Экспрессивная лексика разговорного употребления:
Проблемы семантики. — Новосибирск: Наука, 1986. — 230 с.
8. Москвин В. П. Русская метафора: Очерк семиотической теории. -
3-е изд. — М.: ЛКИ, 2007. — 182 с.
9. Потебня А. А. Из записок по русской грамматике. — Т. 3: Об изменении
значения. — М.: Просвещение, 1968. — 551 с.
10. Ухина Ю. Л. Субстантивы с вторичным метафорическим значением количества в русском и английском языках: дис. … канд. филол. наук. — Казань, 2005. — 202 c.
11. Философский словарь / под ред. И. Т. Фролова. — 5-е изд. — М.: Политиздат, 1987. — 590 с.
12. Nunes G., Oliveira M., Sardinha M. Nova gramatica de portugues. — Lisboa: Didactica Editora, 1983. — 277 p.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой