Метафорическое представление концепта "wife"

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

М. М. Лютянская
МЕТАФОРИЧЕСКОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ КОНЦЕПТА «WIFE»
В настоящее время не вызывает сомнений тот факт, что ключевым понятием когнитивной лингвистики является концепт. Однако содержание данного понятия существенно разнится в концепциях разных научных школ. В значительной степени такое положение дел объясняется тем, что предмет исследования — языковой аспект мыслительной деятельности — является объектом многих наук, включая логику, психологию, семиотику и лингвистику1. Понятие «концепт» трактуется неоднозначно, и его становление еще полностью не завершено.
Концепт как ненаблюдаемая мыслительная категория дает большой простор для ее толкования. Человеческое мышление — слишком сложное и многогранное явление, чтобы можно было дать исчерпывающее определение тех идеальных сущностей, которыми оно оперирует. Но расхождения во взглядах и трактовках не означают невозможности применения данного термина в практических целях2.
Язык служит средством вербализации концепта при возникновении у субъекта необходимости выразить свою мысль в языковой форме. Можно говорить о разных структурных уровнях вербализации одного и того же концепта: лексическом, синтаксическом и текстовом. Однако наиболее информационно насыщенными оказываются концепты, репрезентированные лексическими единицами.
Проблема соотношения концепта и слова остается одной из центральных теоретических проблем когнитивной лингвистики. Такие исследователи, как А. П. Бабушкин3, С. Г. Воркачев4 и др. полагают, что концепт всегда имеет словесное выражение, обязательно назван словом. Другие исследователи, например З. Д. Попова, И. А. Стернин, исходят из того, что словесная номинация концепта не является обязательным условием его выделения как реально существующей ментальной единицы.
Действительно, лингвистике известны многочисленные случаи языковой лакунарности. Контрастивные исследования выявляют языковые единицы, не имеющие переводных соответствий в одном из языков, а, следовательно — невербализованные концепты.
Вербализация не является обязательным условием существования концепта, но именно языковая номинация служит ключом, открывающим концепт как единицу мыслительной деятельности. Слово «включает» концепт в нашем сознании, позволяет пользоваться этим концептом в мыслительной деятельности5.
Вербализация концепта делает его общеизвестным и свидетельствует о его значимости для национального сознания и культуры. Возможность соотнесения слова с концептом признается многими лингвистами, занимающимися когнитивными исследованиями. Материалы толковых словарей дают большие возможности в плане раскрытия содержания концепта. Однако лексическое значение слова — зачастую лишь верхушка айсберга, именуемого концептом.
Лексические значения, зафиксированные в словаре, выражают значимые концептуальные признаки, но не в полном объеме. Словарные значения являются своего рода ядром
© М. М. Лютянская, 2009
концепта. Периферией служат те семантические признаки слова, которые не зафиксированы в словарных дефинициях, но проявляются в определенных контекстах употребления слова, в частности в метафорических переносах.
В содержание концепта входят признаки, отражающие общую информационную базу человека, его знания о предмете или явлении, являющиеся достоянием личного или коллективного опыта. Формирование таких признаков связано с метафорическим осмыслением соответствующего предмета или явления, т. е. действием концептуальных метафор.
Семантические признаки слова, не фиксируемые словарными дефинициями, обнаруживаются в метафорических переносах. Эти признаки извлекаются из содержания метафоры, из того сравнения, которое легло в ее основу. Интерпретация когнитивных метафор — сложная и не всегда однозначно решаемая задача, поскольку в основе метафоры может быть несколько когнитивных признаков метафоризуемого объекта. Тем не менее, именно благодаря когнитивному механизму действия метафоры из нее можно извлечь информацию
о признаке, мотивирующем метафорический перенос. Таким образом, метафора является богатым источником данных о когнитивных признаках соответствующего концепта.
Целью нашего дальнейшего исследования является изучение признаков, положенных в основу метафорической номинации концепта «wife», с одной стороны, и признаков, лежащих в основе метафор, источником которых является само слово «wife», с другой, что позволит определить специфику «видения» данного концепта англо-говорящей культурой. Поскольку признак, составляющий основу метафорического переноса, меняется от эпохи к эпохе, то определение значимости того или иного признака в определенный исторический период позволит проследить динамику «видения» и отражения данного концепта.
Для систематизации языковых метафор мы обратились к понятию прототипной метафоры, введенному М. Н. Лапшиной при анализе метафорических наименований лица. Прототипная метафора представляет собой результат обобщения регулярных однотипных ассоциаций, реализуемых на языковом уровне в виде метафорических переносов. Продуктивность прототипной метафоры проявляется в ее способности порождать новые метафорические образы в рамках заданной парадигмы6.
Специфика национально-культурной общности определяется целым рядом социальных отношений к миру: к Богу, к природе, к собственности и т. д. Наиболее показательным признаком является отношение к женщине, поскольку в любую эпоху и в любом обществе отношение к женщине, отраженное в языке, характеризует уровень культуры нации в целом. Сами же концепты «wife», «mother» и другие представляют собой проекцию стереотипных представлений о женщине как носителе социально предписанных качеств и свойств, сформировавшихся на основании половых, семейных, общественных, этических, эстетических и других функций.
Толковый словарь дает следующее определение слова «wife»:
Wife — a woman joined to a man by marriage- a married woman.
Однако из того называет ли муж свою жену «baby, doll, honey» или «the Mrs, my old lady» можно узнать многое о нем самом и его отношении к супруге. Именно метафорически мотивированные слова позволяют нам увидеть особенности восприятия концепта в определенной культуре.
Необходимо отметить, что концепт «wife» представлен в метафоре гораздо шире, чем концепт «husband», что еще раз подтверждает высказанную ранее мысль о том, что творцами сленга являются мужчины7.
Женское начало подчеркивалось в значении слов, обозначающих жену, начиная с XIX в. В основу переносов для номинации концепта «wife» положены признаки половой принадлежности и возраста:
Lady — a wife from 1860-
the duchess — the wife (XIX-XX).
Очень часто данный признак соединялся в наименовании с возрастным признаком:
old girl — a wife 1887- old lady — wife, mother 1836.
Метафорический перенос, основанный на таких образах, сохраняется и в XX в.: old woman — a wife, mother-
mamma — 1) orig. a sexually attractive or promiscuous woman-
2) a girlfriend, a wife 1926.
На основании регулярных метафорических переносов наименований лиц женского пола для обозначения жены, можно говорить о существовании прототипной метафоры: ВЗРОСЛАЯ ЖЕНЩИНА ^ ЖЕНА. Данная метафора является проявлением базового переноса ЧЕЛОВЕК ^ ЧЕЛОВЕК, где признак лица, наделенного какими-либо характерными особенностями (внешний вид, физиологические особенности, возраст), переносится на другое лицо, характеризуя его8.
Библейское предание о том, что первая женщина была сделана из ребра Адама, нашло свое отражение в английском языке:
rib / left rib / spare rib — а wife- left forepart — a wife mid. XIX-XX.
Иногда перенос с названия части тела также использовался для обозначения тех или иных личностных качеств или черт характера женщины. Некоторые из них связаны со взглядом на женщину как на сексуальный объект:
crooked rib — a cross-grained wife, late XVIII-XX-
pinch-prick — a harlot, a wife keen and insistent on her conjugal rights XIX-XX- poker-breaker — a wife (poker — the penis, low XIX-XX).
Еще одним источником метафорического наименования жены стали названия артефактов. В основе многих выражений также лежит представление о сексуальной роли женщины:
lawful blanket — a wife from 1810-
lawful jam — a wife from 1850-
pillow-mate — a wife XIX-XX, mistress, harlot.
Все приведенные метафоры появились в английском языке в XIX в. К этому периоду относится появление других переносов, но основанных на других признаках: my old dutch — wife (Cockney slang). Probably coined by Albert Chevalier who explained it by the resemblance of «the wife’s face to that of an old dutch clock».
Метафорический перенос АРТЕФАКТ ^ ЖЕНА представлен многочисленными примерами в современном английском сленге, что свидетельствует о продуктивности
данного прототипного переноса: ball and chain- block and tackle- mat- apron- hat- old saw- fag bag- old boot- anchor.
Все приведенные примеры метафор являются реализацией базового метафорического переноса ПРЕДМЕТ ^ ЧЕЛОВЕК.
Еще один базовый перенос, реализуемый в наименованиях жены, представлен зоометафорой. Регулярный метафорический перенос ЖИВОТНОЕ ^ ЧЕЛОВЕК является одним из самых сильных экспрессивных средств, как правило, обладающих яркой пейоративной окраской.
С помощью зооморфизмов уже в ранненовоанглийском дается оценка внешности и характера жены. Больше всего представлен образ доминирующей жены, держащей своего мужа под каблуком:
to hen-peck — of a wife to rule, domineer over her husband coll. 1688-
grey (gray) mare — a wife esp. if dominant c. XIX-XX Ex. the proverb — the gray
mare is the better horse-
seagull — wife.
Встречается также перенос наименования части тела животного для обозначения неверной жены:
horns-to-sell — a loose wife: coll. cent XVIII — mid XIX.
Все примеры метафор, за исключением последнего, зафиксированы в современных словарях сленга.
Один из зафиксированных в словаре исторического сленга примеров не попадает в данный раздел классификации и не образует прототипного переноса, но интересен с точки зрения выраженного в нем эмоционального отношения к супруге:
old gooseberry — the devil (1790), hence wife (1909).
В качестве источников метафоры для обозначения жены в новоанглийский период также использованы абстрактные понятия. Некоторые из выражений, появление которых датируется еще XVI—XVII вв., сохранились в современном языке, например: better half — a wife, или перешли в разряд устаревших в XX в.: importance — a wife from 1640. К XIX в. относят появление таких выражений, как:
evil — in late XVIII — early XIX cent. a halter- 2) in XIX cent. matrimony, wife- load of mischief — a wife XVIII — early XIX- ordinary — a wife XIX-XX-
joy of my life — a wife: rhyming slang mostly military 1880.
Среди выражений, появившихся в XX в. и сохранивших свое употребление в современном сленге, можно назвать:
trouble and strife — rhyming slang for wife 1908-
her indoors — one’s wife, hence in extended use applied to any domineering woman 1984-
headache — wife.
Идея доминирования жены в семье, желания женщины быть главной, управлять мужчиной, которое является причиной «военных действий» в семье, продолжает находить
свое отражение в метафорах в современном английском сленге: battle axe- war department- first sergeant- headquarters- front office- chief of staff и др.
Анализ метафорических значений слова «wife» показал, что в них преобладают сексуальные коннотации. Источниками метафор для обозначения женщин легкого поведения служили и другие слова, номинирующие представительниц женского пола. Уже в конце XVI в. словари фиксируют перенос значений слов: mother — a female bawd- fishmonger’s daughter — a whore- aunt — a bawd or procuress- a prostitute. Однако к XX в. большинство этих значений устаревает, и основным источником семантического переноса становится слово wife, оно входит в состав большого количества выражений, обозначающих неразборчивых в связях женщин:
piper’s wife — a whore-
brevet wife — a woman who without being married to a man lives with him, takes his
name and enjoys all the privileges of a wife-
ammunition wife — a harlot (nautical slang).
Данные выражения становятся устаревшими к середине XX в., но образ сохраняется:
hopping wife — a harlot-
wife — a pimp’s favourite harlot-mistress.
Представленный данными примерами перенос ЖЕНА ^ РАСПУТНИЦА свидетельствует о семантической дискриминации представительниц женского пола и служит проявлением прототипного сдвига ЖЕНЩИНА ^ ПЕЙОРАТИВНЫЙ ТЕРМИН.
Интерес представляет смена источника метафорического переноса со слова mother на слово wife, причины которой, возможно, лежат в этимологии двух слов. Восстановление языковой картины мира невозможно без историко-этимологического исследования, т. к. язык хранит информацию о том, как человек воспринимал мир, постигал окружающую действительность, осознавая себя и свою роль в ней. В этом случае лингвистические этимологические данные способствуют более полному раскрытию содержания рассматриваемого переноса.
Слово wife восходит к др-англ. wif «женщина, жена" — нидерл. Wijf нем. Weib «женщина». Английское слово woman соответствует др-англ. wifmann. В языческой культуре женщина считалась принадлежностью земли, относилась к «среднему миру», поэтому являлась олицетворением всего тленного, плохого, злого. Ср. др. -англ. wip, нем. Weib, но нем. Ubel «зло».
Согласно мифопоэтической традиции, женщина также связывалась с мраком, темнотой в противоположность мужчине — существу верхнего мира, который соотносился со светом и солнцем. Ср. в этой связи: лат. femina, но рус. «темный" — тох. A kuli «женщина», но и. -е. kel — темный.
Английское слово mother соотносится с и. -е. ma-«благоприятный, ранний» + корень, представленный литовск. doras «хороший, годный» (т. е. находящийся в гармонии). С другой стороны, мать ассоциируется с водой, морем (ср. и. -е. mud — «wet, damp», лат. mare «море») и землей (ср. др. -в. -нем. mot «земля» + лат. terra «земля»): мать является своего рода сосудом, содержащим жизнь (ср. ср. -в. -нем. muoder, mueder «pad, coating, corselet») — вода — символ жизни, божественной силы9.
Видимо, историческая связь слова wife со словом woman и взглядом на женщину как на существо «низшего» греховного мира, уходящим корнями в мифологию древности, обусловила столь широкое его использование как источника метафоры wife ^ prostitute.
Частичный историко-этимологический анализ слов был приведен с целью показать, что своими корнями сложившиеся представления о женщине уходят глубоко в древность. Современное развитие значений проявляет черты мифологического мышления и подтверждает существующую гипотезу о мифологическом происхождении языка. Для древнего человека слово было сакрально и поэтому окружалось мифическими смыслами. Можно сказать, что с развитием цивилизации знания о сакральной семантике полностью не забываются.
Представленные метафорические переносы показывают противоречивость в оценке и эмоциональном отношении к жене в англоязычной культуре. Выражения с отрицательной оценкой встречаются чаще, чем с положительной и нейтральной. Наименований для отрицательных эмоций в языке, как правило, больше. Очевидно, отрицательные эмоции гораздо легче подвергаются идентификации и конкретизации в отличие от положительных.
Зафиксированное в метафоре переосмысление образа жены в основном базируется на ее восприятии как женщины, а, следовательно, объекта сексуальных желаний, и как человека, попирающего мужскую свободу и создающего ему массу неприятностей. Положительная оценка основана на подсознательном желании создавать семью, найти человека, с которым можно делить не только супружеское ложе (pillow-mate), но и многие другие радости жизни (joy of my life), на понимании невозможности существования мужчины без женщины.
1 Худяков А. А. Концепт и значение // Языковая личность: культурные концепты: сб. науч. трудов / ВГПУ, ПМПУ Волгоград- Архангельск, 1996. C. 97.
2ИвановаЕ. В. Мир в английских и русских пословицах: учеб. пособие. СПб., 2006. С. 108.
3 Бабушкин А. П. Типы концептов в лексико-фразеологической системе языка. Воронеж, 1996.
С. 103.
4Воркачев С. Г. Счастье как лингвокультурный концепт. М., 2004. С. 237.
5 Попова З. Д., Стернин И. А. Когнитивная лингвистика. М., 2007. С. 314.
6 Лапшина М. Н. Семантическая эволюция английского слова (изучение лексики в когнитивном аспекте). СПб., 1998. С. 35.
7Flexner S. B. Preface // Dictionary of American Slang / ed. by H. Wentworth, S. B. Flexner. New York, 1975. P. 10−15.
8 Скляревская Г. Н. Метафора в системе языка. СПб., 2004. С. 166.
9Маковский М. М. Язык — миф — культура: Символы жизни и жизнь символов. М., 1996. С. 329.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой