Оценка качества информации о здоровье детей в России: межрегиональные сравнения и классификация

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

О КОЛЛЕКТИВ АВТОРОВ, 2015 УДК 613. 95:616−053. 2]:312. 6:001. 8
ГудиноваЖ.В. 1, Жернакова Г. Н. 1, Болотова С. С. 2, Гегечкори И. В. 1
ОЦЕНКА КАЧЕСТВА ИНФОРМАЦИИ О ЗДОРОВЬЕ ДЕТЕЙ В РОССИИ: МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЕ СРАВНЕНИЯ И КЛАССИФИКАЦИЯ
'-ГБОУ ВПО «Омская государственная медицинская академия» Министерства здравоохранения РФ, 644 043, г. Омск, Россия- 2ФГБОУ ВПО «Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова» Омский институт (филиал) Министерства образования и науки РФ, 664 009, Омск, Россия
Данные официальной статистики о высоком уровне здоровья детей (около 80% детей I и II групп здоровья) вызывают сомнения. В связи с этим предложены аналитические приемы обработки баз данных официальной государственной статистики, основанные на межрегиональных сравнениях, сопоставлении основных показателей общественного здоровья детей и многомерных классификациях. В результате иерархического кластерного анализа основных показателей здоровья детского населения подтверждено низкое качество медицинских осмотров и диспансеризации детей. Наилучшая ситуация в отношении здоровья детей и качества информации отмечена в 19 регионах, большей частью европейской части страны, наихудшая — в шести национальных регионах Северо-Кавказского, Южного и Сибирского федеральных округов.
Ключевые слова: здоровье детей- оценка качества информации- межрегиональные сравнения- базы данных- кластерный анализ.
Для цитирования: Гигиена и санитария. 2015- 94(3): 77−82.
Gudinova Zh.V. 1, Zhernakova G.N. 1, Bolotova S.S. 2, Gegechkori I.V.1 ASSESSMENT OF THE QUALITY OF INFORMATION ON THE HEALTH OF CHILDREN IN RUSSIA: INTERREGIONAL COMPARISONS AND CLASSIFICATION
1The Omsk State Medical Academy, Omsk, Russian Federation, 644 043- 2 Plekhanov Russian University of Economics, The Omsk Institute (branch), Omsk, Russian Federation, 664 009
The high level of children'-s health, according to official statistics, (about 80% of children of I and II health groups), raises doubts in quality of information. Analytical methods ofprocessing of databases of the official state statistics, based on interregional comparisons, and also comparison of the main indices ofpublic children'-s health and multidimensional classifications are offered. As a result of the hierarchical cluster analysis of the main indices of children'-s health the poor quality of medical examinations and health survey is confirmed. The best situation concerning children'-s health and quality of information is noted in 19 regions, mostly European part of the country, the worst — in six national regions of the North Caucasian, Southern and Siberian Federal Districts.
Key words: children'-s health, assessment of information quality, interregional comparisons, databases, cluster analysis. Citation: Gigiena i Sanitariya. 2015- 94(3): 77−82. (in Russ.)
Здоровье детей всегда было актуальной медицинской проблемой и предметом первоочередной государственной важности. В целях сохранения и укрепления здоровья детей в России в течение нескольких десятилетий функционирует система комплексной оценки здоровья, принципы которой разработаны в НИИ гигиены детей и подростков [1]. Она была внедрена в здравоохранение и совершенствуется до настоящего времени посредством большого числа научных исследований и ряда нормативных документов, в частности приказа Минздрава России от 21. 12. 2012 N° 1346н «О Порядке прохождения несовершеннолетними медицинских осмотров, в том числе при поступлении в образовательные учреждения и в период обучения в них» [2]. Таким образом, очевидно, возрастает необходимость извлечения полезной информации по комплексной оценке здоровья детей, развития методологии анализа информации в этой области, важность межрегиональных сравнений. Такой анализ необходим прежде всего в целях принятия адекватных управленческих решений в сфере здоровья детей и обеспечения их санитарно-эпидемиологического благополучия.
Извлечение новых и главное полезных знаний в ходе межрегиональных сравнений на основании медицин-
Для корреспонденции: Гудинова Жанна Владимировна, gud@list. ru.
For correspondence: Gudinova Zh.V., gud@list. ru.
ской географии было показано в ходе многих исследований показателей здоровья населения России, в том числе и проведенных авторами настоящей публикации: инвалидности, смертности, психических расстройств, соматических заболеваний, сифилиса и гонореи у детей и др. В результате этих исследований было показано существование в России так называемого северо-восточного вектора — ухудшения здоровья населения, качества и уровня жизни в направлении с юго-запада России на северо-восток, обусловленное влиянием климата и естественного распределения материальных ресурсов и человеческого потенциала в стране, отмечена национальная специфика в формировании системы «здоровье населения — среда обитания» [3−10].
Одной из серьезных проблем исследования здоровья населения, на что указывали многие авторитетные исследователи, является неудовлетворительное качество информации официальной статистики, тогда как именно на нее могут и обязаны опираться ученые в своих исследованиях и специалисты Роспотребнадзора в системе социально-гигиенического мониторинга (далее СГМ) [11, 12].
Одним из способов проверки качества информации мы предлагаем анализ не одного, а ряда показателей здоровья, логически связанных друг с другом. Поэтому комплексную оценку здоровья детей в регионах России следует проводить с соотнесением результатов последней с показателями инвалидности и заболеваемости детей. Мы считаем, что только после этого следует делать
3) сопоставление основных показателей здоровья детей (распределение детей по пяти группам здоровья, инвалидности и заболеваемости) с целью выяснения вопроса о схожести объектов (или основных показателей здоровья детей) — была применена иерархическая классификация [19]-
4) кластерный анализ методом k-средних с целью классификации регионов России по основным показателям здоровья детей.
Расчеты проведены в MS Excel 2007 и в пакетах прикладных программ Biostat и Statistica 6.1. Результаты считались статистически значимыми при р& lt-0,05.
Результаты и обсуждение
При анализе результатов комплексной оценки здоровья школьников за пятилетний период в среднем по России установлена в целом стабильная и оптимистичная ситуация с существенным превалированием числа здоровых школьников. Так, в России в последние годы зарегистрировано около 80% здоровых детей, из которых около 20% не имели никаких морфофункциональ-ных отклонений. Страдали хроническими болезнями в состоянии разной степени компенсации (III-V группы здоровья) тоже около 20% детей, большая часть из которых была отнесена к III группе здоровья (18%). То есть, наибольшая часть школьников в России по результатам комплексной оценки здоровья отнесена ко II группе — здоровых детей, имеющих некоторые морфофункци-ональные отклонения. В течение изучаемого периода наметилась слабая тенденция дальнейшего увеличения удельного веса детей II группы здоровья (с 58 до 60%) -за счет некоторого снижения числа как здоровых детей (I группа здоровья), так и больных (III, IV, V группы). Так что число здоровых школьников (I и II групп здоровья в сумме) за период в стране несколько выросло -с 79 до 80%, а число больных (III, IV, V группы) соответственно снизилось — с 21 до 20% (изменения статистически незначимы). Особенно заметно сократился удельный вес детей в состоянии декомпенсации хронической патологии (V группа) — почти на треть, с 1,7 до 1,3%. Таким образом, тенденции изменения здоровья детей в России по результатам комплексной оценки здоровья в целом благоприятны, хотя многочисленные исследования свидетельствуют об обратном [3−10, 15].
По результатам сравнения распределения школьников разных групп здоровья на европейской и азиатской территориях России выявлено статистически значимое превышение удельного веса здоровых школьников (I группа здоровья) на европейской территории страны по сравнению с азиатской (U=484, р=0,008), при этом отмечается большой разброс значений удельного веса здоровых детей на европейской части страны. Детей II группы здоровья (здоровых, с морфофункциональ-ными отклонениями) больше в регионах Сибирского, Уральского, Дальневосточного округов по сравнению с европейской частью страны (U=508, р=0,016). Статистически значимых различий между сравниваемыми территориями страны по показателям удельного веса школьников с хроническими заболеваниями (III-V группа здоровья) не выявлено.
На следующем этапе исследования была проведена иерархическая классификация, дающая представление о схожести семи основных показателей здоровья детей:
'-Некоторые различия сравниваемых показателей в возрастном аспекте (группы здоровья школьников 7−17 лет, а инвалидность и заболеваемость всего контингента детей — в возрасте 0−17 лет) позволяют, на наш взшляд, проводить их сравнения и сопоставления.
2 В строго географическом понимании часть регионов Южного и Северо-Кавказского округов находится на азиатском континенте, но в данном контексте это несущественно.
окончательные выводы о здоровье детей в разных регионах России. Следует также заметить, что до сих пор, к сожалению, Федеральный информационный фонд СГМ не содержит сведений по разделу гигиены детей и подростков, что явно требует коррекции [13].
До настоящего времени проведение подобных исследований в отношении здоровья детей затруднялось отсутствием общедоступной сопоставимой официальной информации в разрезе всех регионов страны, в частности о результатах распределения детей на группы здоровья. Ситуация изменилась в лучшую сторону с внедрением на сайте Федеральной службы государственной статистики Единой межведомственной информационно-статистической системы (далее ЕМИСС) [14], обеспечивающей предоставление государственной услуги на получение в электронном виде официальной статистической информации из ведомственных хранилищ данных. ЕМИСС включает массу полезной с гигиенической точки зрения информации о среде и здоровье населения: 55 показателей Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, 83 показателя Минздрава России, 1623 показателя Федеральной службы государственной статистики. Для осуществления анализа важно, что информация ЕМИСС представлена в удобном для анализа формате MS Excel [15].
Задачи исследования — разработка способов оценки качества информации о здоровье детей на конкретной территории, проведение такой оценки, а также выявление основных тенденций формирования здоровья детей в России.
Материалы и методы
В качестве материалов исследования были использованы вышеуказанные базы данных ЕМИСС Федеральной службы статистики [14] с последующим расчетом показателей числа детей и подростков-школьников по пяти группам здоровья (в %), общей инвалидности детей в возрасте 0−17 лет и общей заболеваемости детей в возрасте 0−17 лет1 — средние за пятилетний период (2007−2011 гг.) в разрезе регионов и федеральных округов страны.
В качестве метода исследования был применен алгоритм, разработанный и апробированный нами на разных примерах [8, 12, 15, 16] и рекомендованный для применения в социально-гигиеническом мониторинге [17]. Для решения задач настоящего исследования алгоритм был усовершенствован в отношении применения иерархического кластерного анализа как одного из методов Data Mining, направленных именно на обнаружение полезных знаний в накопленных базах данных, на что мы обращали внимание в наших предыдущих публикациях [18]. Для решения задач настоящего исследования был применен ряд аналитических приемов:
1) оценка изменений распределений детей по группам здоровья в России в динамике за изученный период (с применением критерия %2) —
2) сравнение удельного веса школьников разных групп здоровья на европейской и азиатской территориях России (с применением критерия U Манна-Уитни) — (к европейской2 территории отнесены регионы Центрального, Северо-Западного, Приволжского, Южного и Северо-Кавказского ФО России- к азиатской — регионы Уральского, Сибирского и Дальневосточного ФО) —
удельный вес школьников всех пяти групп здоровья, уровень общей инвалидности детей в возрасте 0−17 лет, уровень общей заболеваемости детей в возрасте 0−17 лет. Для кластеризации в качестве правила объединения был выбран метод Варда, в качестве вида расстояния -квадрат евклидова расстояния (рис. 1).
В итоге получены весьма интересные, на наш взгляд, результаты. Как видно из рис. 1, на первом шаге были объединены имеющие минимальное расстояние показатели: инвалидность и IV группа здоровья (больные дети в состоянии компенсации), хотя логично было предположить большее сходство показателей инвалидность и V группа здоровья, так как именно к V группе относятся дети-инвалиды. На втором шаге были объединены заболеваемость и II группа здоровья. Это опять вызывает вопросы, поскольку больные дети в ходе комплексной оценки здоровья относятся к группам Ш-У, а II группу составляют здоровые дети (с незначительными отклонениями в здоровье). Лишь на третьем шаге были объединены кластер ГЗ IV — инвалидность и V группа здоровья (логично с медицинской точки зрения). Однако на следующем четвертом шаге, в нарушение всякой логики, с кластером больных (ГЗ IV — инвалидность — ГЗ V) был объединен показатель ГЗ I, т. е. стало очевидным сходство, сопряженность показателей самых здоровых детей с самыми больными. Далее, на пятом шаге к кластеру ГЗ II — заболеваемость добавляется ГЗ III, оставив вплоть до шестого, последнего, шага процедуры кластеризации, существенные различия (см. рис. 1).
В итоге установлено существование двух классов показателей популяционного здоровья детей: в один класс объединились показатели II, III групп здоровья детей и заболеваемости, а в другом очевиден разброс — в этот класс вошли показатели и наилучшего, и наихудшего здоровья детей. Однако показатели инвалидности детей все-таки ближе к таковым IV и V групп здоровья, а не к I (см. рис. 1). Эти факты можно объяснить тем, что многие морфофункциональные нарушения II группы являются диагнозами болезней, т. е. составляют заболеваемость, например нарушение осанки. Кроме того, возможно, дети-инвалиды входят не только в V, как это рекомендовано, но и в IV группу здоровья.
Выявленное сходство I группы здоровья с кластером наихудшего здоровья (IV и V группы) заставляет предположить низкое качество медицинских осмотров, диспансеризации детей, когда больных детей относят без должного внимания к I группе здоровья. Аналогичный
Результаты кластерного анализа совокупности регионов России по
Рис. 1. Результаты иерархической классификации основных показателей, характеризующих здоровье детского населения в регионах России (показатели стандартизованные, средние за период 20 072 011 гг.): ГЗ I — удельный вес детей I группы здоровья, %, ГЗ II -удельный вес детей II группы здоровья, %, ГЗ III — удельный вес детей III группы здоровья, %, ГЗ IV — удельный вес детей IV группы здоровья, %, ГЗ V — удельный вес детей V группы здоровья, %. Заболеваемость — уровень общей заболеваемости детей в регионе, на 10 000. Инвалидность — уровень общей инвалидности детей в регионе, на 10 000.
факт — чем выше инвалидность, тем ниже заболеваемость детей в регионах России, — был установлен нами ранее, по материалам 2000−2002 гг. [12].
В целях выявления межрегиональных особенностей здоровья детей в России, а также уточнения качества информации о здоровье детей в отдельных регионах была проведена классификация регионов страны (методом кластерного анализа k-средних). Совокупность регионов России была разделена на 4 кластера (или класса) по следующим четырем классификационным характеристикам: 1) ГЗ I — удельный вес детей I группы здоровья, %- 2) ГЗ III-V — суммарный удельный вес детей III-V группы здоровья, %- 3) заболеваемость — уровень общей заболеваемости детей в регионе, на 10 000- 4) инвалидность — уровень общей инвалидности детей в регионе, на 10 000 (рис. 2). Различия между полученными классами статистически значимы по всем четырем классификационным характеристикам (р = 0,00). В целях упрощения качественного анализа результатов классификации была составлена таблица. Результат (1):
оценке здоровья школьников, заболеваемости и инвалидности детей
Наименование результатов
Кластер 1
Кластер 2
Кластер 3
Кластер 4
(1) Общий уровень здоровья
(2) Качество комплексной оценки здоровья
(3) Оценка качества диспансеризации
(4) Оценка доступности определения инвалидности
в регионе (МСЭиР и др.)
(5) Достоверность ситуации
(6) Федеральные округа (ФО), регионы которых составили кластер (медико-географическая тенденция)
Средний Низкое
Высокая
Высокая
Низкая
Большая часть регионов Центрального, Приволжского, Сибирского
и Дальневосточного ФО
Низкий Высокое
Высокая
Низкая
Высокая
Большая часть регионов Северо-Западного, Уральского Ф О, по 3−4 региона Приволжского, Центрального, Сибирского Ф О, 1 регион Южного ФО
Высокий Высокое
Высокая
Высокая
Высокая
Центральный, Южный и Северо-Кавказский ФО, по 1−2 региона СевероЗападного, Приволжского, Сибирского и Дальневосточного ФО
Очень низкий Очень низкое
Низкая
Высокая
Низкая
Национальные регионы, в основном Северо-Кавказского ФО
ш
л т X СО
т о а
5
СО
I-
О. со Ч
х р
О
3,00-, 2,502,001,501,000,500,00−0,50−1,00−1,50−2,00
Кластер 1
Кластер 2
-Л- Кластер 3
Кластер 4

ГЗ
0,02
-1,06
1,01
0,91
ГЗ ШЛ/
-0,32
0,54
-0,27
0,00
Инвалидность
0,30
-0,60
-0,57
2,46
Заболеваемость
0,17
0,78
-0,76
-1,59
Рис. 2. Результаты классификации регионов страны по показателям здоровья детей (показатели стандартизованные, средние за период 2007—2011 гг.). Обозначения на рисунке: ГЗ I — удельный вес детей I группы здоровья, %- ГЗ III-V — удельный вес детей III-V групп здоровья, %. Заболеваемость — уровень общей заболеваемости детей в регионе, на 10 000- Инвалидность — уровень общей инвалидности детей в регионе, на 10 000. Состав кластеров: кластер 1 (Белгородская, Брянская, Владимирская, Костромская, Курская, Орловская, Рязанская, Тамбовская, Тверская, Тульская, Новгородская, Псковская области, Республика Башкортостан, Республика Марий Эл, Республика Мордовия, Республика Татарстан, Чувашская Республика, Кировская, Оренбургская, Самарская, Ульяновская, Свердловская области, Республика Алтай, Республика Хакасия, Алтайский край, Забайкальский край, Иркутская, Омская области, Республика Саха (Якутия), Камчатская область, Приморский край, Хабаровский край, Сахалинская область) — кластер 2 (Ивановская, Смоленская, Ярославская области, Республика Карелия, Республика Коми, Архангельская область, Ненецкий автономный округ, Вологодская, Мурманская области, г. Санкт-Петербург, Волгоградская область, Удмуртская Республика, Пермский край, Нижегородская, Саратовская, Курганская, Тюменская области, Ханты-Мансийский автономный округ-Югра, Ямало-Ненецкий автономный округ, Челябинская область, Красноярский край, Кемеровская, Томская области) — кластер 3 (Воронежская, Калужская, Липецкая, Московская области, г. Москва, Калининградская, Ленинградская области, Республика Адыгея, Краснодарский край, Астраханская, Ростовская области, Кабардино-Балкарская Республика, Республика Северная Осетия-Алания, Ставропольский край, Пензенская область, Республика Бурятия, Новосибирская, Амурская, Магаданская области) — кластер 4 (Республика Калмыкия, Республика Дагестан, Республика Ингушетия, Карачаево-Черкесская Республика, Чеченская Республика, Республика Тыва).
тенденции в стране — результат (6) Федеральные округа, регионы которых составили кластер (см. таблицу).
Таким образом, исходя из числа регионов в кластере, в России выделены три основные тенденции (кластеры № 1−3) и один класс исключений (кластер № 4). Из трех основных тенденций две в целом достоверные (кластеры № 2 и 3), а в кластерах № 1 и 4 достоверность ситуации и качества информации под сомнением.
Из двух достоверных тенденций наилучшая ситуация в кластере 3: высокий уровень здоровья, оправданный наивысшим среди кластеров числом здоровых детей (ГЗ I) и низкими показателями числа больных детей, инвалидности и заболеваемости. Этот класс, самый малочисленный из трех основных тенденций, составили его 19 территорий. Большей частью (15 из 19) — это регионы европейской части России — Центрального (в том числе Москва и Московская области), Северо-Западного (Калининградская, Ленинградская области), Южного и половина регионов Северо-Кавказского ФО. Только 4 региона Сибири и Дальнего Востока — Республика
Общий уровень здоровья детского населения как соотношение числа здоровых детей (I группа здоровья), больных детей (Ш-У группа здоровья) и уровней инвалидности и заболеваемости. Совершенно очевидно, что если на территории мало больных детей (Ш-У группы), то должны быть низкими и показатели заболеваемости и инвалидности детей (см. таблицу).
Результат (2). Таким же образом может быть проверено и качество проведения на территориях комплексной оценки здоровья детей — соотнесением с показателями заболеваемости и инвалидности: если на территории много здоровых детей и мало больных, а показатели заболеваемости и инвалидности детей высоки, то качество комплексной оценки здоровья школьников в целом низкое (см. таблицу).
Результат (3). Оценка качества диспансеризации детского населения может быть дана, на наш взгляд, по соотношению показателей больных детей (ГЗ Ш-У) и уровня заболеваемости. Если больных детей по результатам комплексной оценки выявляется много, а заболеваемость низкая, то диспансеризация больных детей явно неудовлетворительна (см. таблицу).
Результат (4). При высоких показателях удельного веса больных детей (ГЗ Ш-У) и заболеваемости в сочетании с низким уровнем инвалидности следует, скорее всего, оценить доступность определения инвалидности больным детям в регионе как недостаточную (см. таблицу).
Результат (5) введен для общей оценки достоверности ситуации- для выявления медико-географических
Бурятия, Новосибирская, Амурская, Магаданская области — вошли в этот благополучный класс (см. рис. 2, таблицу).
Другая достоверная тенденция отмечается в кластере 2. В этих регионах, напротив, уровень здоровья детей низкий: минимальное число здоровых детей, максимальные показатели удельного веса больных детей и заболеваемости. Настораживает самый низкий уровень инвалидности детей, который отчасти может быть оправдан хорошим качеством диспансеризации больных детей, их лечением и профилактикой инвалидности, однако возможна и низкая доступность медико-социальной помощи больным детям в отношении определения статуса «ребенок-инвалид». В этом кластере 23 региона, в основном — это Северо-Западный (в том числе г. Санкт-Петербург), Уральский, Приволжский Ф О. То есть достоверная в целом ситуация в отношении здоровья детей по результатам проведенной кластеризации может быть отмечена только в половине регионов страны (42 из 81) (см. рис. 2, таблицу).
В остальных 39 территориях, составивших кластеры 1 и 4, ситуация вызывает вопросы, основной из которых касается нарушения соотношения показателей здоровых и больных детей. В обоих кластерах (1 и 4) по результатам комплексной оценки здоровья здоровых детей (ГЗ I) больше, чем больных (ГЗ Ш-У) при весьма высоких показателях инвалидности. В самом многочисленном кластере (1) это сопровождается высокими показателями заболеваемости детей. Кластер 1 составили 33 региона, большей частью Центрального, Приволжского, Сибирского и Дальневосточного Ф О.
Наихудшая ситуация отмечена в кластере 4: при высоких показателях удельного веса здоровых детей и средних цифрах больных детей отмечена максимальная инвалидность и минимальная заболеваемость, что позволяет дать очень низкую оценку и здоровью детей, и качеству их диспансеризации. Это шесть национальных территорий России, в основном Северо-Кавказского, а также Южного и Сибирского Ф О (Республика Калмыкия, Республика Дагестан, Республика Ингушетия, Карачаево-Черкесская Республика, Чеченская Республика, Республика Тыва) (см. рис. 2, таблицу). Обращает внимание наибольшая среди округов страны разнородность ситуации в Южном и Северо-Кавказском округах. Несмотря на сравнительно небольшую площадь округов, компактность заселения и схожесть условий среды обитания, одни регионы Южного Ф О вошли в класс с наилучшей ситуацией в отношении здоровья детей и качества информации (Республика Адыгея, Краснодарский край, Астраханская, Ростовская области), а другие, рядом расположенные, попали в класс с наихудшей ситуацией (Республика Калмыкия). Аналогичная ситуация отмечена и для Северокавказского Ф О: Кабардино-Балкарская Республика, Республика Северная Осетия-Алания, Ставропольский край — в наилучшем классе, Республика Дагестан, Республика Ингушетия, Карачаево-Черкесская Республика, Чеченская Республика — в наихудшем. Возможно, разрешение этого вопроса кроется в медико-организационной сфере.
Выводы
1. Предложенные аналитические приемы обработки баз данных официальной государственной статистики ЕМИСС, основанные на межрегиональных сравнениях, сопоставлении основных показателей общественного здоровья детей и многомерных классификациях, позволяют получить, на наш взгляд, новые полезные знания о качестве информации и о здоровье детей в регионах России.
2. По данным официальной статистики ЕМИСС, в России в 2007—2011 гг. было около 80% здоровых детей (I и II группы здоровья) с дальнейшей тенденцией увеличения их числа, что противоречит результатам многих исследований и вызывает сомнения в качестве информации.
3. Проведенный иерархический кластерный анализ основных показателей здоровья детского населения показал парадоксальное сходство показателей I, IV, V групп здоровья и инвалидности детей, что заставляет предположить низкое качество медицинских осмотров и диспансеризации детей.
4. В отношении межрегиональных особенностей комплексной оценки здоровья получены результаты, согласующиеся с оценками, полученными в предыдущих региональных исследованиях здоровья населения России. Наилучшая ситуация отмечена в 19 регионах, большей частью европейской части страны, наихудшая -в шести национальных регионах Северо-Кавказского, Южного и Сибирского Ф О. Обращает внимание наибольшая среди округов страны разнородность ситуации в Южном и Северо-Кавказском округах, имеющих сравнительно небольшую площадь, компактность заселения и схожие условия среды обитания. Сформулирован перечень из 39 регионов, качество комплексной оценки здоровья детей в которых признано низким.
В заключение следует отметить, что настоящее исследование будет продолжено и в направлении выявле-
ния причин установленного разброса данных в России, и в плане уточнения ситуации в отношении каждого региона страны. ЕМИСС предоставляет обширную информацию, позволяющую исследовать влияние на здоровье детей (школьников) среды образовательных учреждений (микроклимат, освещение и пр.) и среды обитания в целом, организации медицинского обеспечения школьников, социально-экономического развития регионов и ряда других. Все это позволит, на наш взгляд, содействовать и реализации последних распорядительных документов в сфере диспансеризации детей [2], и разработке основ СГМ по разделу гигиены детей и подростков, и научному обоснованию регионально-ориентированных программ профилактики нарушений здоровья детей. Хотелось бы также подчеркнуть, что новые возможности получения полезных знаний в отношении здоровья детей имеются, на наш взгляд, также и при использовании не только новых источников информации, но и современных способов ее обработки — методов Data Mining, в частности кластерного анализа [18].
Литер атур а
1. Приказ Минздрава Р Ф от 30 декабря 2003 г. № 621 «О комплексной оценке состояния здоровья детей». М.- 2003.
2. Приказ Минздрава России от 21. 12. 2012 № 1346н «О Порядке прохождения несовершеннолетними медицинских осмотров, в том числе при поступлении в образовательные учреждения и в период обучения в них». М. -2013.
3. Сабгайда Т. П., Окунев О. Б. Изменение заболеваемости российских детей, подростков и взрослого населения болезнями основных классов в постсоветский период. Социальные аспекты здоровья населения. 2012- 23 (1): 1−11.
4. Баранов А. А., ред. Инвалидность детского населения России. М.: Центр развития межсекторальных программ- 2008.
5. Казанцева Л. К., Тагаева Т. О. Факторы, влияющие на общественное здоровье населения российских регионов. Регион: Экономика и Социология. 2008- 4: 102−18.
6. Казначеев В. П., Поляков Я. В., Акулов А. И., Мингазов И. Ф. Проблемы «Сфинкса XXI века». Выживание населения России. Новосибирск: Наука- 2000.
7. Морозов Д. В., Ерошина А. В. Состояние здоровья детей как медико-социальная проблема. Медицинский вестник МВД. 2010- XLVI (3): 22−8.
8. Новиков А. И., Гудинова Ж. В., Никитин А. А. Заболеваемость сифилисом и гонореей детей в Российской Федерации: региональные различия в 2000—2006 гг. Вопросы современной педиатрии. 2009- 8 (4): 32−6.
9. Стародубов В. И., ред., Михайлова Ю. М., Иванова А. Е. Здоровье населения России в контексте 90-х годов: проблемы и перспективы. М.: Медицина- 2003.
10. Фешбах М., ред. Окружающая среда и здоровье населения России: атлас. М.: ПАЙМС- 1995.
11. Постановление Правительства Российской Федерации от 2 февраля 2006 г. № 60 г. Москва «Об утверждении Положения о проведении социально-гигиенического мониторинга». М.- 2006.
12. Гудинова Ж. В. Научные основы социально-гигиенического мониторинга инвалидности детей: Автореф. дис. … докт. мед. наук. Омск- 2005.
13. Приказ Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 30 декабря 2005 г. № 810 «О Перечне показателей и данных для формирования Федерального информационного фонда социально-гигиенического мониторинга». М.- 2006.
14. Федеральная служба государственной статистики. Единая межведомственная информационно-статистическая система (ЕМИСС). Число детей и подростков-школьников по груп-
пам здоровья. Available at: http: //www. fedstat. ru/indicator/data. do? id=41 685& amp-referrerType= 0& amp-referrerId=946 899. (дата обращения 12. 05. 2013).
15. Гудинова Ж. В., Клочихина А. В., Денисов А. П. Медико-географические аспекты формирования потерь здоровья детского населения в Омской области. Вестник Уральской медицинской академической науки. 2008- 3 (21): 6−9.
16. Гудинова Ж. В., Жернакова Г. Н. Профессиональная заболеваемость в России: региональные вариации и факторы формирования. Информационно-аналитический вестник. Социальные аспекты здоровья населения. 2011- 1(17) Available at: http: //vestnik. mednet. ru/content/view/197/27/ (дата обращения: 12. 05. 2013).
17. Приказ Роспотребнадзора от 20. 09. 2010 № 341 & quot-Об утверждении Методических рекомендаций по социально-гигиеническому мониторингу& quot-. М.- 2010.
18. Гудинова Ж. В. О применении элементов Data Mining (обнаружения полезных знаний в базах данных) в гигиенических исследованиях и социально-гигиеническом мониторинге. Гигиена и санитария. 2012- 5: 78−81.
19. Буреева Н. Н. Многомерный статистический анализ с использованием ППП Statistica. Учебно-методический материал по программе повышения квалификации «Применение программных средств в научных исследованиях и преподавании математики и механики». Нижний Новгород- 2007.
References
1. Order of the Ministry of Health of the Russian Federation of December 30, 2003 N 621 «On the comprehensive assessment of the health of children.» Moscow- 2003.
2. Order of the Ministry of Health of Russia from 21. 12. 2012 N 1346n «on the order of minors medical examinations, including admission to educational institutions and in training them.» Moscow- 2013.
3. Sabgayda T.P., Okunev O.B. Changing incidence of Russian children, adolescents and adults diseases basic classes in the post-Soviet period. Sotsial'-nye aspekty zdorov'-ya naseleniya. 2012- 23 (1): 1−11. (in Russian)
4. Baranov A.A., ed. Disability of the Child Population in Russia [Invalidnost'- Detskogo Naseleniya Rossii]. Moscow: Centr razvitiya mezhsektoral'-nykh programm- 2008. (in Russian)
5. Kazantseva L.K., Tagaeva T.O. Factors affecting the public health of the Russian regions. Region: Ekonomika i Sotsiologiya. 2008- 4: 102−18. (in Russian)
6. Kaznacheev V.P., Polyakov Ya.V., Akulov A.I., Mingazov I. F. Problems & quot-Sphinx of the XXI Century& quot-. Survival of the Population of Russia [Problemy «Sfinksa XXI Veka». Vyzhivanie Naseleniya Rossii]. Novosibirsk: Nauka- 2000. (in Russian)
7. Morozov D.V., Eroshina A.V. Children'-s health as a medical and social problem. Meditsinskiy vestnik MVD. 2010- XLVI (3): 228. (in Russian)
8. Novikov A.I., Gudinova Zh.V., Nikitin A.A. Children'-s incidence of syphilis and gonorrhea in the Russian Federation: regional differences in 2000−2006. Voprosy sovremennoypediatrii. 2009- 8 (4): 32−6. (in Russian)
9. Starodubov V.I., ed., Mikhaylova Yu.M., Ivanova A.E. Health of the Russian Population in the Context of the 90s: Challenges and Prospects [Zdorov'-e Naseleniya Rossii v Kontekste 90-kh Godov: Problemy iPerspektivy]. Moscow: Meditsina- 2003. (in Russian)
10. Feshbakh M., ed. Environment and Health of the Russian Population: Atlas [Okruzhayushchaya Sreda i Zdorov'-e Naseleniya Rossii: Atlas]. Moscow: PAYMS- 1995. (in Russian)
11. Resolution of the Government of the Russian Federation on February 2, 2006 N '-60 Moscow & quot-On approval of the conduct of public health monitoring. "- Moscow- 2006. (in Russian)
12. Gudinova Zh.V. Scientific Bases of Socio-hygienic Monitoring of Children'-s Disability: Diss. Omsk- 2005. (in Russian)
13. Order of the Federal Service for Supervision of Consumer Rights Protection and Human Welfare of December 30, 2005 N 810 & quot-On the list of indicators and data for the formation of the Federal Information Fund public health monitoring. "- Moscow- 2006. (in Russian)
14. Federal State Statistics Service. Single interagency information-statistical system (EMISS). The number of children and adolescents of Health groups. Avaible at: http: //www. fedstat. ru/indicator/data. do? id=41 685&-referrerType = 0 & amp- referrerId = 946 899 (Accessed 12 May2013). (in Russian)
15. Gudinova Zh.V., Klochikhina A.V., Denisov A.P. Medical and geographical aspects of the formation of losses child health in the Omsk region. Vestnik Ural'-skoy meditsinskoy akademicheskoy nauki. 2008- 3 (21): 6−9. (in Russian)
16. Gudinova Zh.V., Zhernakova G.N. Occupational disease in Russia: regional variations and factors of formation. Informacionno-analiticheskiy vestnik. Sotsial'-nye aspekty zdorov'-ya naseleniya. 2011- 1(17) Available at: http: //vestnik. mednet. ru/content/ view/197/27 (Accessed 12 May 2013). (in Russian)
17. Order Rospotrebnadzora from 20. 09. 2010 N 341 On approval of recommendations for public health monitoring. Moscow- 2010. (in Russian)
18. Gudinova Zh. V. On the application of elements of Data Mining (useful knowledge discovery in databases) in hygienic research and socio-hygienic monitoring. Gigiena i sanitariya. 2012- 5: 78−81. (in Russian)
19. Bureeva N.N. Multivariate Statistical Analysis Using SPT «STATISTICA». Educational and Methodological Materials on Training Program & quot-Application Software in Research and Teaching of Mathematics and Mechanics& quot- [Mnogomernyy Statisticheskiy Analiz s Ispol'-zovaniem PPP «STATISTICA». Uchebno-metodicheskiy Material po Programme Povysheniya Kvalifikatsii «Primenenie Programmnykh Sredstv v Nauchnykh Issledovaniyakh i Prepodavanii Matematiki i Mekhaniki"]. Nizh-niy Novgorod- 2007. (in Russian)
J n v y Поступила 08. 11. 13
Received 08. 11. 13

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой