Методические аспекты исследования комплексов археологических памятников округи крупнейших золотоордынских городов Нижнего Поволжья

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 902: 904
МЕТОДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ КОМПЛЕКСОВ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ПАМЯТНИКОВ ОКРУГИ КРУПНЕЙШИХ ЗОЛОТООРДЫНСКИХ ГОРОДОВ НИЖНЕГО ПОВОЛЖЬЯ
© 2013 г. Л.Ф. Недашковский
В статье охарактеризованы некоторые методические аспекты анализа археологических памятников округи крупных городищ Нижней Волги эпохи Золотой Орды. Крупнейшими золотоордынскими городами Нижнего Поволжья являлись городища Увекское, Царевское, Селитренное и Шареный Бугор. При классификации поселений за основу была взята площадь, которая обусловливала количество населения. Автором выделены потенциальные экономические зоны поселений. В результате анализа в истории развития данных округ начиная с 1266 по 1459 г. выделены 6 основных хронологических этапов, отражающих закономерности денежного обращения в государстве Джучидов.
Ключевые слова: золотоордынские города, округа, Нижнее Поволжье, методика.
Улус Джучи имел две основные экономические составляющие: мир степных кочевников и оседлые сельскохозяйственные земли с городами. Средневековый город предполагал наличие округи, необходимой для обеспечения его продовольствием и ремесленным сырьем. Под городской округой нами понимаются близлежащие к городу территории, зависимые от него административно и экономически. Золотоордынский город и его округу важно изучать как необходимые, системообразующие элементы Улуса Джучи, тесно взаимосвязанные между собой.
Нами были рассмотрены материалы 465 археологических объектов (в том числе 90 поселений, 137 местонахождений, 55 грунтовых могильников, 60 курганных групп, 109 монетных кладов и 14 мест отдельных монетных находок), группирующихся вокруг че-
тырех крупнейших по площади (более 2 кв. км) золотоордынских городищ Нижнего Поволжья (Увекского, Ца-ревского, Селитренного и Шареного Бугра), являющихся остатками крупнейших городов региона (Недашковский, 2000- 2010- Nedashkovsky, 2004).
Следует остановиться на методических аспектах исследования данных четырех комплексов археологических памятников округи крупнейших зо-лотоордынских городов Нижнего Поволжья.
К настоящему времени достигнуты значительные успехи в осмыслении проблематики золотоордынского города, чего нельзя сказать об исследовании городской округи.
Даже проблеме округи древнерусского города посвящено небольшое количество работ, представленных исключительно статьями (Макаров,
1997- Носов, 1984- Плоткин, 1989- Чернов, 1997). Е. Н. Носов относит к новгородской округе поселения у истока Волхова и в Ильменском Поозерье (Носов, 1984, с. 31−38), а К. М. Плоткин фактически считает округой Пскова памятники в окрестностях города и в бассейне нижнего течения р. Великой (Плоткин, 1989, с. 159). Н. А. Макаров в своей статье об округе средневекового Белоозера рассмотрел археологические памятники в районе Белого озера (Макаров, 1997). При характеристике округи средневековой Москвы С. З. Чернов опирался на духовные и договорные грамоты московских князей, понимая под округой земли Московского княжества (Чернов, 1997).
Сельскохозяйственной округе Би-ляра X—XV вв., включающей поселения, расположенные в радиусе около 20 км от границ Билярского городища, посвящена диссертационная работа З. Г. Шакирова (2012), а в целом данная тема плохо разработана и в бул-гарской археологии.
Для анализа нами были предварительно отобраны все археологические памятники золотоордынского времени, располагающиеся не далее чем в 60 км (2−3 дня пути) от центров четырех крупнейших золотоордынских городищ (Увекское, Царевское, Се-литренное и Шареный Бугор) Нижнего Поволжья. Критерий территориальной близости, на наш взгляд, при полном отсутствии каких-либо письменных данных (как в ситуации с рассматриваемой территорией в золотоордынское время), является единственно возможным способом определения комплекса памятников городской округи для дальнейшего анализа.
Территориальный принцип отбора памятников позволил сравнить материалы абсолютно равных по площади территорий вокруг крупнейших золотоордынских городищ Нижнего Поволжья. Кстати, памятники, расположенные на определенном расстоянии от центрального, анализировались, например, С. Д. Захаровым: учитывалось число и характер памятников, расположенных в 10 км от Белоозера и Белозерска, что рассматривалось как ближайшая округа этих городов (Макаров, Захаров, Бужилова, 2001, с. 175−176, 178, рис. 80). Мы исходили из того, что рассматриваемая территория должна быть максимальной, а территории вокруг крупнейших городищ начинают соприкасаться с радиуса в 60 км. Немногочисленные археологические памятники, располагающиеся на равном расстоянии от Шареного Бугра и Селитренного городища, были отнесены к группе последнего памятника как более значимого центра Золотой Орды, чтобы избежать дублирования в двух территориальных группах одних и тех же памятников.
Тот факт, что археологические памятники выделенных нами групп порой оказываются разделенными значительными водными преградами (напр., Волгой), не может являться основанием для сомнений в правильности избранного принципа территориальной близости памятников, так как в средневековье передвижение по рекам часто являлось более быстрым и удобным, чем по суше (как в зимнее, так и в летнее время). В золотоордын-ский период в теплое время года функционировали налаженные переправы через крупные реки (для чего правителями Улуса Джучи даже основыва-
лись специальные поселения), посредством которых можно было перевезти и повозки- в таком пункте переправы можно было сесть и на корабль для поездки по реке (Джиованни, 1957, с. 109−110, 118). Зимой лед на Нижней Волге, по словам Ибн Баттуты, по распоряжению хана специально благоустраивался (Тизенгаузен, 1884, с. 301) для удобства проезда по нему (для этих целей только возле Хаджи-Тархана использовались тысячи возов соломы). Таким образом, Волга с протоками ее дельты превращалась в более или менее прямые и удобные караванные дороги, по которым «ездят в арбах на расстоянии 3 дней пути» (Тизенгаузен, 1884, с. 301). О значении этого зимнего пути говорит и то, что он активно использовался и ранней весной, когда некоторые караваны тонули и погибали (Тизенгаузен, 1884, с. 301). Вероятно, описанное Ибн Баттутой организованное передвижение караванов по льду Волги было в еще большей степени характерно для Средней и Нижней Волги выше Хаджи-Тархана, где лед был крепче из-за более суровых климатических условий. Так что наличие даже такой водной преграды, как Волга, между крупным городом и памятниками его округи не может служить доказательством того, что последние были изолированы от центра. Не мешает же нам признавать Санкт-Петербург единым городом факт отсутствия в нем каких-либо, даже временных, мостов через Неву в эпоху Петра Великого, а также факт отсутствия постоянных мостов, не демонтировавшихся на время ледостава и ледохода, вплоть до второй половины XIX в.
Остановимся на некоторых особенностях понятийного аппарата. К посе-
лениям, согласно общепринятым археологическим критериям, нами были отнесены памятники с достоверным наличием культурного слоя или сооружений, а к местонахождениям — памятники, где слой и сооружения либо достоверно отсутствуют, либо их наличие не может быть подтверждено1. При определении понятия монетный клад мы опирались на разработки Г. А. Федорова-Давыдова, включавшего в число кладов любые монеты, найденные вместе, а не на расстоянии друг от друга (т.е. представлявшие в прошлом единый комплекс, будь то крупные купеческие сбережения или содержимое кошелька, оброненное небогатым прохожим).
К крупным золотоордынским городам Нижнего Поволжья нами отнесены памятники с площадью 205−3385 га (таких всего четыре — городища Увекское, Царевское, Селитренное и Шареный Бугор). К группе малых городов отнесены памятники с площадью 10−100 га, к остаткам сельских поселений — селища с площадью 1−7 га, а к группе деревень — селища с площадью менее 1 га. Такая классификация полностью подтверждается сводной археологической характеристикой поселений (Недашковский, 2010, с. 222−224), опирающейся на археологические особенности древ-
1 Мы включаем местонахождения (общепризнанный в отечественной и мировой науке самостоятельный тип археологических памятников) в комплексы рассматриваемых объектов округи, так как все они датируются золотоордынским временем. Местонахождения важны для уточнения хронологии и особенностей материальной культуры изучаемых территориальных групп памятников, хотя их информативные возможности, разумеется, уступают таковым у поселений.
нерусских городов, систематизированные А. В. Кузой (1985, с. 46- 1989, с. 51).
Селища Нижнего Поволжья в целом крайне слабо изучены раскопками: из рассмотренных нами поселений площадью 1−7 га лишь 5 подвергалось раскопкам, а из поселений площадью менее 1 га — лишь 6. Причем, если не учитывать памятники, основные напластования которых не относятся к золотоордынской эпохе, то окажется, что, помимо крупного сельского поселения у с. Подгорное, все остальные памятники были раскопаны нами. Автором раскапывались 3 крупных сельских поселения (Багаевское, Колотов Буерак и Широкий Буерак- суммарная площадь раскопов 1024,4 кв. м) и 1 мелкое поселение (Константиновское- вскрыто 64 кв. м).
При классификации поселений за основу для дальнейшего анализа нами взята площадь памятников, которая определяет количество их населения. При оценке площади поселений вычислялась исключительно площадь распространения культурного слоя. Из 90 рассмотренных нами поселений лишь для 5 имеются сведения о фортификационных сооружениях на них, причем во всех этих пяти случаях площадь распространения культурного слоя превосходит площадь укрепленной части поселения, внутри которой не имелось незастроенных участков. Площадь поселенческих памятников измерялась максимально точно по имеющимся планам и описаниям, топографическая привязка всех памятников осуществлялась с использованием крупномасштабных карт.
В целом для определения численности населения средневекового города или сельского населенного пункта,
при полном отсутствии или ненадежности письменных свидетельств (сопровождаемом отсутствием данных о плотности населения или застройки), как в случае с золотоордынскими памятниками Нижней Волги, площадь является единственным объективным показателем оценки численности населения.
Метод определения численности населения города по его площади давно известен, он применялся различными исследователями для оценки числа жителей древних и средневековых городов (Большаков, 1984, с. 101). О. Г. Большаковым в ходе анализа материалов мусульманских городов VII — середины XIII в. был сделан вывод, что (за исключением Средней Азии и Хорасана К-Х вв.) «устойчивость средней плотности населения при сплошной застройке внутри города позволяет предполагать, что территориальный рост ближневосточных городов пропорционален росту населения» (Большаков, 1984, с. 106). О. Г. Большаков выделил четыре основных типа застройки, встречающиеся на мусульманском Востоке в эпоху средневековья: 1) сельская или усадебная со средней плотностью населения 15−25 человек на 1 га, 2) свободная городская застройка, средняя плотность населения 50 человек на 1 га, 3) плотная двухэтажная застройка, плотность населения 250−636 человек на 1 га, 4) сплошная многоэтажная застройка, до 1200 человек на 1 га (Большаков, 1984, с. 101−106). Для золотоордынских поселений, рассмотренных нами, возможна застройка только первых двух типов, причем, судя по имеющимся данным, существенных различий в плотности застройки городских и сельских па-
Рис. 1. Схема потенциальных экономических зон поселений округи Увекского городища
мятников Нижней Волги не прослеживается (хотя на сельских поселениях раскопаны пока только полуземлянки, а в городах преобладали наземные одноэтажные дома, это обстоятельство вряд ли существенно влияло на плотность населения). Опираясь на данные О. Г. Большакова, можно сделать приблизительные выводы о численности населения рассмотренных нами поселений. Крупнейшие золотоордынские
города Нижнего Поволжья в период их расцвета имели население от 3−10 до 50−170 тысяч человек, малые города — от 150−500 до 1500−5000 человек, сельские поселения — от 15−50 до 100−350 человек, деревни — менее 15−50 человек.
Оценка доли населенных пунктов различного размера в общем экономическом и демографическом потенциале рассмотренных нами районов,
Рис. 2. Схема потенциальных экономических зон поселений округи Царевского городища
основанная на данных о площадях поселений, а также сравнение суммарных площадей различных групп (кустов) поселенческих памятников были произведены с опорой на соответствующие разработки Н. А. Макарова и С. Д. Захарова (Макаров, Захаров, Бужилова, 2001, с. 91−92, 176, 178, 180, рис. 36, 80). Поскольку площадь рассматриваемых поселений определяет, как показано выше, и количество их населения, то доля площади памятников того или иного типа (той или иной группы) в суммарной площади показывает и долю населения этих памятников в общем количе-
стве населения. Трудно предположить какие-либо ограничения в применении этих методов в зависимости от природных зон, в которых располагаются памятники, ведь речь идет всего лишь о сопоставлении площадей рассматриваемых поселений.
Метод выделения потенциальных экономических зон поселений (Недашковский, 2010, с. 212−213, 220, илл. 1−19) опирается на наработки британской археологической школы (. Тагшап, ^а-Б^^ Higgs, 1972, р. 6166), активно используемые и в отечественной археологии (Афанасьев, 1987, с. 24, 27−29, 32−35, 37−38- Афа-
насьев, Савенко, Коробов, 2004, с. 67). Потенциальные экономические зоны поселений, отражающие различные стороны человеческой деятельности, были реконструированы на базе географических и экологических методов, восходящих еще к модели фон Тюне-на, созданной в 1826 г. и представляющей собой систему концентрических колец — потенциальных зон садоводства и огородничества, источников топлива, производства зерновых культур и, наконец, выпаса скота (Афанасьев, Савенко, Коробов, 2004, с. 66−67). Определение потенциальных экономических зон поселений является одной
из методик пространственного анализа в археологии- оно основано на положении, что хозяйственная деятельность жителей каждого населенного пункта осуществляется преимущественно в его ближайших окрестностях, что связано с увеличением затрат энергии и времени по мере удаления от поселения для добычи необходимых ресурсов. При определении экономической зоны поселений нужно учитывать, что по мере удаления от них интенсивность использования окружающей территории убывает. Считается, что «для оседлого земледельческого населения … затраты на эксплуатацию
Рис. 4. Схема потенциальных экономических зон поселений округи городища Шареный Бугор
территории достигают неприемлемой величины уже на расстоянии одного часа ходьбы от жилища. Иными словами, на спокойном, непересеченном рельефе экономическая зона населенного пункта должна иметь вид круга с радиусом около 5 км» (Афанасьев, Са-венко, Коробов, 2004, с. 67- см. также: Афанасьев, 1987, с. 24, 27−29, 32−35, 37−38-. Тагшап, ^а-Б^^ Higgs, 1972, р. 63).
Используя приведенные выше данные, вполне пригодные для ана-
лиза золотоордынских поселений Нижнего Поволжья, связанных с земледелием и располагающихся в равнинном ландшафте, были построены схемы экономических зон поселений (рис. 1−4). Следует, однако, учитывать размеры самих поселений, которые также могут влиять на построение потенциальной экономической зоны. Можно не учитывать величину мелких и средних поселений (площадью до 7 га), поперечный размер которых в среднем составляет менее 200 м, а
также памятников, площадь которых неизвестна, но необходимо учесть размеры крупных поселений (малых городов) со средним поперечным размером около 960 м, а также четырех крупнейших городищ Нижней Волги со средним поперечным размером около 4570 м. Последние две величины были прибавлены нами к диаметрам смоделированных экономических зон в каждом соответствующем случае (Недашковский, 2010, илл. 1−19).
Были выделены следующие основные этапы развития округи золото-ордынских городищ Нижней Волги2: первый этап — с 1266 по 1310 г. (с начала правления Менгу-Тимура до реформы Токты), второй — с 1310 примерно по 1365 г. (с реформы Токты до начала массового обрезывания старых дирхемов и снижения веса новых монет), третий — с 1365 по 1380 г. (период разгара междоусобицы в Улусе Джучи), четвертый — с 1380 по 1395 г. (правление Токтамыша), пятый — с 1395 по 1420 г. (эпоха Идегея), шестой — с 1420 по 1459 г. (период распада Золотой Орды). Данные периоды отражают закономерности денежного обращения в государстве Джучидов, каждый из этапов качественно отличен по составу обращавшихся в Нижнем Поволжье монет, что и позволяет нам точно говорить о существовании того или иного памятника с монетными находками в определенный период времени3.
2 Данная периодизация основывается на закономерностях денежного обращения в Нижнем Поволжье. К сожалению, вещевой материал не позволяет в настоящее время создать какую-либо хронологическую шкалу на его основе.
3 Хронологические рубежи, разделяющие выделенные нами периоды денежного обращения золотоордынских городов Нижнего Поволжья и памятни-
Тот факт, что выделенные хронологические этапы имеют различную протяженность (от 15 до 55 лет), не влияет на выводы исследования (Недашковский, 2010, с. 225−234, 241−242, рис. 34−47, 56−57), так как сравнивается количество археологических памятни-
ков их округи, имеют следующие характеристики. 1266 г. четко разделяет чекан 1250-х — первой половины 1260-х гг. от более поздних эмиссий Менгу-Тимура, не обращавшихся вместе с более ранними монетами (встреченными только в единичных экземплярах на памятниках округи Увекского и Царевского городищ). Унификационная реформа Токты 710 г. х. (1310−1311 гг.) изъяла из обращения монеты всех предшествующих выпусков и заменила их новыми. 1365 г. предложен как условный рубеж, разделяющий различное по составу и весу монет денежное обращение второй половины 60-х гг. -70-х гг. XIV в. и предшествующего времени- монеты 1365−1380 гг. чеканки в Нижнем Поволжье в дальнейшем почти не обращались. Реформа 782 г. х. (13 801 381 гг.) в Нижнем Поволжье изъяла из обращения старые монеты и заменила их выпусками Токтамыша. 1395 г. принят как рубеж, разделяющий правление Ток-тамыша и его преемников, — в правление Токтамыша состав монетного обращения был иным, чем при последующих ханах, существенно снизивших вес серебряных монет. 1420 г. отделяет начало правления Улу-Мухаммеда (период 1420—1459 гг. в целом характеризуется особым составом денежного обращения на Нижней Волге и еще более низким весом серебряных монет) от более раннего времени. 1459 г. (дата смерти Кичи-Мухаммеда, последнего хана распадающейся державы Джу-чидов, практически все монеты которого дат не имеют), когда завершается последний из выделенных хронологических периодов, выбран как рубеж, отделяющий период распада Золотой Орды от более поздних эпох, когда Улуса Джучи как единого государства, уже не существовало (см.: Федоров-Давыдов, 2003).
ков, существовавших в каждой группе в различные хронологические периоды, а не количество монетных находок различных периодов между собой. Время сокрытия кладов определяет-
ся по дате чеканки младшей монеты, так как смена состава денежного обращения в Золотой Орде происходила достаточно интенсивно, то и зарытие любого клада происходило очень близко к дате чеканки младшей монеты.
ЛИТЕРАТУРА
1. Афанасьев Г. Е. Население лесостепной зоны бассейна Среднего Дона в VIII—X вв. (аланский вариант салтово-маяцкой культуры). — М., 1987. — 200 с.
2. Афанасьев Г. Е., Савенко С. Н., Коробов Д. С. Древности Кисловодской котловины. — М., 2004. — 240 с.
3. Большаков О. Г. Средневековый город Ближнего Востока. VII — середина XIII в.: социально-экономические отношения. — М., 1984. — 342 с.
4. Джиованни дель Плано Карпини. История монгалов. Гильом де Рубрук. Путешествие в восточные страны / ред., вступ. ст. и прим. Н. П. Шастиной. — М., 1957. — 270 с.
5. Куза А. В. Укрепленные поселения // Археология СССР. Древняя Русь: Город, замок, село. — М., 1985. — C. 39−51.
6. Куза А. В. Малые города Древней Руси. — М., 1989. — 168 с.
7. Макаров Н. А. Округа средневекового Белоозера и некоторые общие проблемы происхождения и функций городов на севере Руси // Труды VI Междунар. Конгресса славянской археологии. Т. 3. Этногенез и этнокультурные контакты славян. — М., 1997. — C. 185−197.
8. Макаров Н. А., Захаров С. Д., Бужилова А. П. Средневековое расселение на Белом озере. — М., 2001. — 496 с.
9. Недашковский Л. Ф. Золотоордынский город Укек и его округа. — М., 2000. -224 с.
10. Недашковский Л. Ф. Золотоордынские города Нижнего Поволжья и их округа. — М., 2010. — 351 с.
11. Носов Е. Н. Новгород и новгородская округа IX—X вв. в свете новейших археологических данных (к вопросу о возникновении Новгорода) // Новгородский исторический сборник. Вып. 2 (12). — Л., 1984. — C. 3−38.
12. Плоткин К. М. Округа Пскова накануне и в период становления города // Становление европейского средневекового города. — М., 1989. — C. 159−186.
13. Тизенгаузен В. Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Т. I. Извлечения из сочинений арабских. — СПб., 1884. — 564 с.
14. Федоров-Давыдов Г. А. Денежное дело Золотой Орды. — М., 2003. — 352 с.
15. Чернов С. З. Округа Москвы в XIII—XVI вв. // Природа. — 1997. — № 4. -C. 61−73.
16. Шакиров З. Г. Округа Биляра в Х-XV вв. (поселенческая структура, ресурсный потенциал). Автореф. дис. … канд. ист. наук. — Казань, 2012. — 27 с.
17. Jarman M.R., Vita-Finzi C., Higgs E.S. Site са1сЬшеп1 analysis in archaeology // Man, settlement and urbanism. Proceedings of a meeting of the Research Seminar in Archaeology and Related Su^e^s held at the Institute of Archaeology, London University. — London, 1972, Р. 61−67.
18. Nedashkovsky L.F. Ukek: The Golden Horde city and its periphery / BAR. International Series, 1222. — Oxford, 2004.
Информация об авторе:
Недашковский Леонард Федорович, доктор исторических наук, доцент, Казанский (Приволжский) федеральный университет (г. Казань, Российская Федерация) — Leonard. Nedashkovsky@kpfu. ru
METHODICAL ASPECTS OF RESEARCHES OF THE COMPLEXES OF ARCHAEOLOGICAL SITES IN THE REGION OF THE LARGEST GOLDEN HORDE CITIES OF THE LOWER VOLGA AREA
L.F. Nedashkovsky
Some methodical aspects of analysis of archaeological monuments in the region of large ancient cities of the Lower Volga during the Golden Horde time are characterized in the article. The settlements Uvekskoe, Tsarevskoe, Selitrennoe and Sharenyy Bugor were the largest Golden Horde cities of the Lower Volga region. An area of the settlements, determining a quantity of population, has been assumed as a basis of their classification. Potential economic zones of the settlements have been defined by the author. As a result of analysis 6 main chronological stages, reflecting the regularities of monetary circulation in the Jochid state, were singled out in the history of the development of these regions in 1266−1459.
Keywords: the Golden Horde cities, regions, the Lower Volga area, methods.
REFERENCES
1. Afanasyev G. Ye. Naselenie lesostepnoy zony basseyna Srednego Dona v VIII-X vv. (alanskiy variant saltovo-mayatskoy kul'-tury) [Population of the forest-steppe zone of the Middle Don basin during the VIIIth — Xth centuries (the Alans variant of the Saltovo-Mayatskaya culture)]. Мoscow, 1987, 200 p.
2. Afanasyev G. Ye., Savenko S.N., Korobov D.S. Drevnosti Kislovodskoy kotloviny [Ancientries of Kislovodsk hollow]. Мoscow, 2004, 240 p.
3. Bolshakov O.G. Srednevekovyy gorod Blizhnego Vostoka. VII — seredina XIII v.: sotsial'-no-ekonomicheskie otnosheniya [A medieval town of Far East. The VIIth — the middle of the XIIIth century: social and economic relations]. Мoscow, 1984, 342 p.
4. Dzhiovanni del'- Plano Karpini. Istoriya mongalov Gil'-om de Rubruk. Puteshestvie v vostochnye strany, red., vstup. st. i prim. N.P. Shastinoy [John of Plan de Carpine. History of Mongols. William of Rubruck. Trips to oriental countries. Editing, introductory article and notes by N.P. Shastina]. Мoscow, 1957, 270 p.
5. Kuza A.V. Ukreplennye poseleniya [Fortified settlements]. In: Arkheologiya SSSR. Drevnyaya Rus'-: Gorod, zamok, selo [The USSR Archaeology. Ancient Rus: town, castle, village]. Moscow, 1985, pp. 39−50.
6. Kuza A.V. Malye goroda Drevney Rusi [Small towns in ancient Rus]. Мoscow, 1989, 168 p.
7. Makarov N.A. Okruga srednevekovogo Beloozera i nekotorye obshchie problemy proiskhozhdeniya i funktsiy gorodov na severe Rusi [Surroundings of Beloozero and some general problems of the origin and functions of towns in the north of Russia].
In: Tr. VIMezhdunar. Kongressa slavyanskoy arkheologii. Etnogenez i etnokul'-turnye kontakty slavyan [Proceedings of the VIth International Congress of Slavic Archaeology.
Ethnogenesis and ethnocultural contacts of the Slavs]. Мoscow, 1997, vol. 3, pp. 185- 197.
8. Makarov N.A., Zakharov S.D., Buzhilova A.P. Srednevekovoe rasselenie na Belom ozere [Population settlement on the Lake Beloye in the Middle Ages]. Мoscow, 2001, 496 p.
9. Nedashkovsky L.F. Zolotoordynskiy gorod Ukek i ego okruga [The Golden Horde town of Ukek and its suburbs]. Мoscow, 2000, 224 p.
10. Nedashkovsky L.F. Zolotoordynskie goroda Nizhnego Povolzh'-ya i ikh okruga [The Golden Horde towns of the Low Volga River region and their suburbs]. Мoscow. 2010, 351 p.
11. Nosov Ye.N. Novgorod i novgorodskaya okruga IX-X vv. v svete noveyshikh arkheologicheskikh dannykh (k voprosu o vozniknovenii Novgoroda) [Novgorod and Novgorod surroundings during the IXth-Xth centuries in the light of recent archaeological data (toward the issue of Novgorod origin)]. In: Novgorodskiy istoricheskiy sbornik [Novgorodhistorical collection of works]. Leningrad, 1984, issue 2 (12), pp. 3−38.
12. Plotkin K.M. Okruga Pskova nakanune i v period stanovleniya goroda [Surroundings of Pskov before and during the period of town formation]. In: Stanovlenie evropeyskogo srednevekovogo goroda [Formation of European Medieval Town]. Moscow, 1989, pp. 159−186.
13. Tizengauzen V.G. Sbornik materialov, otnosyashchikhsya k istorii Zolotoy Ordy. Izvlecheniya iz sochineniy arabskikh [Collection of materials referring to the Golden Horde History. Extracts from Arabian works]. Saint Petersburg, 1884, vol. I, 564 p.
14. Fedorov-Davydov G.A. Denezhnoe delo Zolotoy Ordy [Coinage in Golden Horde]. Moscow, 2003, 352 p.
15. Chernov C.Z. Okruga Moskvy v XIII-XVI vv. [Moscow surroundings during the XIIIth-XVIth centuries]. In: Priroda [Nature: Monthly natural science journal of Russian Academy of Sciences]. 1997, no. 4, pp. 61−73.
16. Shakirov Z.G. Okruga Bilyara v X-XV vv. (poselencheskaya struktura, resursnyy potentsial) [Surroundings of the town Bilyar during the X-XV centuries (settlement structure, resources potential]. Avtoref. dis. … kand. ist. nauk [The author'-s abstract of PhD (in History) dissertation]. Kazan, 2012, 27 p.
17. Jarman M.R., Vita-Finzi C., Higgs E.S. Site catchment analysis in archaeology // Man, settlement and urbanism. Proceedings of a meeting of the Research Seminar in Archaeology and Related Subjects held at the Institute of Archaeology, London University. London, 1972, pp. 61−66.
18. Nedashkovsky L.F. Ukek: The Golden Horde city and its periphery / BAR. International Series, 1222. Oxford, 2004, 253 p.
Information about the author:
Nedashkovsky Leonard F., Dr. habil. (History), docent, Kazan (Volga region) Federal University (Kazan, Russian Federation) — Leonard. Nedashkovsky@kpfu. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой