Методические положения по профилактике трихинеллеза на территории Чукотского полуострова

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Сельскохозяйственные науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Методические положения
МЕТОДИЧЕСКИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ПО ПРОФИЛАКТИКЕ ТРИХИНЕЛЛЕЗА НА ТЕРРИТОРИИ ЧУКОТСКОГО ПОЛУОСТРОВА
Л.А. БУКИНА
кандидат биологических наук
Вятская государственная сельскохозяйственная академия г. Киров, Октябрьский пр-т, 133, e-mail: l. bukina5@gmail. com И.М. ОДОЕВСКАЯ кандидат биологических наук А.В. УСПЕНСКИЙ доктор ветеринарных наук
Всероссийский научно-исследовательский институт гельминтологии им. КИ. Скрябина, 117 218, Москва, ул. Б. Черемушкинская, 28, e-mail: vigis@ncport. ru
Установлено, что на арктическом побережье возбудителем трихинеллеза является Trichinella nativa. Трихинеллы циркулируют в популяциях диких хищных животных наземных и водных экосистем, среди синантропных и домашних животных, а также зверей клеточного разведения при ведении традиционной хозяйственной деятельности коренного населения, которое способствует поддержанию природно-синант-ропного очага. Основными путями передачи трихинелл в популяциях животных являются некрофагия, хищничество и каннибализм при участии многочисленных животных-диссеминаторов. Арктические изо-ляты трихинелл характеризуются специфическими признаками, благодаря которым они адаптировались к низким температурам и другим абиотическим факторам. Коренное население, придерживаясь многовекового уклада жизни, регулярно употребляет в пищу термически необработанное мясо диких животных, тем самым постоянно подвергая себя риску заражения паразитом. Важнейшим прикладным аспектом трихинеллеза является его профилактика и мониторинг инвазии с учетом традиционного природопользования аборигенного населения.
Ключевые слова: Trichinella nativa, трихинеллез, профилактика, Чукотка.
Возбудителем трихинеллеза на территории Чукотского полуострова является нематода семейства Trichinellidae, вид Trichinella nativa.
Морфобиологические особенности трихинелл. Трихинеллы — одни из наиболее мелких нематод. Половозрелые трихинеллы (самки длиной 1−3, самцы 1−2 мм) располагаются в слизистой оболочке тонкой кишки. Они раздельнополые и живородящие. После оплодотворения самок самцы погибают. Оплодотворенные самки на 3-и сутки после заражения начинают отрождать юных личинок, которые через лимфо- и кровоток разносятся по всему организму и оседают в поперечнополосатых мышцах. Каждая самка в течение своей жизни отрождает от нескольких сотен до 2000 личинок. К 3−4 нед вокруг личинок формируется соединительнотканная фиброзная капсула. В мышцах через 1−2 мес вокруг личинок хозяин образуют защитную капсулу,
137
как бы изолируя их от своего организма. Инкапсулированные личинки у разных хозяев живут разное время, дольше всех сохраняют личинки жизнеспособность в мышцах человека (до 25 лет и более). При попадании инвазиро-ваннного мяса в кислую среду желудка, личинки трихинелл освобождаются от капсулы и затем проникают в наружный слой слизистой оболочки тонкой кишки. В течение двух суток происходит их созревание и оплодотворение.
Экологические формы и пути передачи трихинелл в прибрежных районах. В условиях прибрежной зоны Чукотского полуострова трихинеллез имеет характер природно-синантропной инвазии и трихинеллы циркулируют как в популяциях диких хищных млекопитающих (семейства: псовые Canidae, настоящие тюлени Phocidae, моржовые Odobenidae, медвежьи Ur-sidae), так и зверей клеточного разведения, синантропных животных и человека. Особенностью циркуляции трихинелл в прибрежных районах является то, что она осуществляется между двумя экологически разными группами животных — наземными и морскими млекопитающими. Главными источниками инвазии являются морские млекопитающие и крупные наземные хищники. Основными экологическими формами и путями передачи трихинелл в популяциях животных на территории Чукотки являются некрофагия, хищничество и каннибализм.
Устойчивость возбудителя к воздействию физических факторов. Инкапсулированные личинки трихинелл арктического изолята сохраняют жизнеспособность и инвазивность в морской воде в лабораторных условиях при температуре 4−6 °С в течение 3−4 мес, а при температуре 18−22 °С — 2 мес. Декапсулированные личинки в морской воде остаются жизнеспособными при температуре 4−6 °С на протяжении двух месяцев, а при температуре 18−22 °С — в течение 7−10 сут. В естественных условиях при нахождении трупа инвазированного животного в зоне литорали личинки трихинелл сохраняют жизнеспособность в течение года и более, перенося условия арктической зимы. Личинки трихинелл арктического изолята остаются инвазивными в мясе песца клеточного разведения (задняя часть тушки) при температуре минус 12−14 °С в течение 4 лет 9 месяцев. В традиционном продукте копальхен (биологическая модель) при температуре минус 12−14 °С трихинеллы инвазионны на протяжении 4 лет 6 месяцев. В мясе, подвергнутом традиционному вялению (высушиванию при потере массы 60−70%) личинки трихинелл сохраняют жизнеспособность. Слабое соление, горячее и особенно холодное копчение мясных продуктов не гарантируют обезвреживания мяса от трихинелл.
Зараженность трихинеллами морских млекопитающих. На территории Чукотского полуострова трихинеллы обнаружены у четырех видов морских млекопитающих. Экстенсивность инвазии составляет: у моржа (Odo-benus rosmarus divergens) — 1,5%, лахтака (Erignathus barbatus nauticus) — 4,3, кольчатой нерпы (Phoca hispida) — 1,6 и ларги (Phoca largha) — 0,9%. Интенсивность инвазии колеблется от 9,7 до 19,6 личинок в 1 г мышечной ткани.
Зараженность трихинеллами наземных животных. На территории прибрежных населенных пунктов носителями трихинелл являются 7 из 14 исследованных наземных видов животных (50,7%). Зараженность по различным видам животных колеблется от 20,0% (крыса серая Rattus norvegicus) до
88.9% (одичавшая домашняя кошка Felis catus). Велика роль в эпизоотологии трихинеллеза основных объектов пушного промысла — дикого песца, лисицы, бурого и белого медведей. Среди домашних животных потенциальными хозяевами трихинелл являются кошки и собаки. Исследование одичавших домашних кошек, которые постоянно живут на территории зверофермы и кормятся мясом морских зверей, выявило самую высокую зараженность —
88.9%, при средней (молодые и взрослые особи) интенсивности инвазии 82,5±3,8 личинок в 1 г мышечной ткани. Зараженность ездовых и бродячих собак различна. Ездовых собак каюры держат на привязи и кормят тем, что
138
едят сами, т. е. вареным мясом морского зверя с добавлением рыбы. Основными объектами питания бродячих собак являются боенские отходы морского зверобойного промысла, трупы морских и наземных животных, выброшенных морем в зону литорали, мышевидные грызуны и т. д. В связи с этим зараженность бродячих собак в 1,3 раза выше в сравнении с ездовыми собаками. Среднее число личинок на 1 г мышечной ткани у бродячей собаки составило 75,7 ± 9,8, ездовой 32,3±3,0 экз.
Зараженность трихинеллами песцов клеточного содержания. Зараженность песцов клеточного разведения с 2006 по 2013 гг. составила в среднем 73,8%. Среднее число личинок у песцов клеточного разведения на 1 г мышц было равно 55,6±1,4 экз. Наиболее высокая интенсивность инвазии отмечена как у самцов, так и самок песцов возрасте от 5 мес до 3 лет.
Особенности локализации трихинелл в мышцах животных. Известно, что плотность заселения личинками трихинелл поперечнополосатой мускулатуры различных видов животных носит агрегированный характер. У диких хищников — представителей семейства псовых (белого песца и лисицы) — наиболее высокая численность личинок трихинелл зарегистрирована в мышцах конечностей, массетере и языке. Среднее число личинок колеблется от 11,8 до 61,3 личинок в 1 г мышц. Анализ данных по распределению личинок трихинелл по мышцам и группам мышц у ездовой и бродячей собак показал, что максимальное число личинок в мышцах языка 74,0±2,2 и 107,8 ±3,6 экземпляров в 1 г мышц соответственно. На второй позиции по численности личинок у ездовой собаки жевательные мышцы и мышцы предплечья, а у бродячей — ножки диафрагмы, мышцы предплечья и икроножные мышцы. Сравнительный анализ абсолютных величин численности личинок в среднем в 1 г мышц у ездовой и бродячей собак показал, что разница значима (Р & lt- 0,05). Проведенные нами исследования выявили высокую зараженность у одичавших кошек, при этом наиболее интенсивно заселяемыми оказались мышцы передних и задних конечностей, языка и массетеров, минимальное число личинок выявлено в мышцах диафрагмы. Распределение личинок трихинелл в различных мышцах и группах мышц у песцов клеточного разведения носит у молодых агрегированный характер, а у взрослых плотность заселения мышц — диффузный характер. Наиболее высокая концентрация личинок отмечена в следующих группах мышц: предплечья, икроножной, языке и массетерах.
Эпидемиология трихинеллеза. Серологическое обследование методом иммуноферментного анализа (ИФА с использованием тест системы на основе экскреторно-секреторного антигена T. nativa) позволило выявить из 259 жителей 63 (24,3%) серопозитивных лиц в форме трихинеллоносительства. Наблюдается прямая связь среди серопозитивных респондентов между иммунореактивностью и пищевой приверженностью к мясу морского зверя и традиционному способу его приготовления. Статистическими методами установлены наиболее вероятностные источники заражения трихинеллами: 1. мясо моржа квашеное, сырое и вяленое- 2. мясо нерпы сырое, вяленое- 3. мясо лахтака вареное, сырое, вяленое- 4. мясо белого медведя- 5. моллюски.
Основы профилактики трихинеллеза. Так как для коренных народностей арктических побережий альтернативы традиционному природопользованию не существует и потребление национальной пищи неизбежно, то существует постоянная реальная угроза заражения их трихинеллезом. Поэтому важнейшей задачей профилактики трихинеллеза на территории Чукотского полуострова является: 1) недопущение заноса инвазии из природного очага в антропогенные биоценозы- 2) предупреждение заражения человека, домашних и диких животных- 3) сохранение традиционного уклада жизни (охоты на морских млекопитающих).
На основании изучения циркуляции трихинелл на территориях с традиционным укладом ведения сельского хозяйства коренных народов, населяю-
139
щих арктические регионы рекомендуется следующий комплекс профилактических мероприятий:
1. Все туши морских млекопитающих, песцов клеточного разведения и мясо белого и бурого медведей, в отдельных населенных пунктах мясо собак, идущие на питание человека подлежат обязательной ветсанэкспертизе. Сложность проведения диагностики заключается в том, что добытые морскими зверобоями животные сразу же после разделки разбираются населением. Исходя из ситуации, можно рекомендовать следующее: у всех добытых животных сразу после добычи и доставки на разделочную площадку извлечь внутренние органы и отдать местному населению для использования в личных целях. Оставшиеся туши целиком (у моржей можно разделить на 4 части), но в этом случае этикетировать каждую часть и в дальнейшем поместить в ледник (которые имеются в каждом населенном пункте) до получения результатов экспертизы. Необходимо убедить местное население в том, чтобы они не брали мясо для личных нужд до тех пор, пока не будет известен результат ветсанэкспертизы. Для того, чтобы провести исследования одной туши зверя необходимо 1−1,5 ч в случае, если добытые звери доставлены на причал поселка, где находится разделочная площадка и 12−24 ч в местах концентрации морского зверя, в частности на мысе Аккани, Халюскин, Нунямо, Чинин, которые располагаются довольно далеко от поселка.
2. В соответствии с рекомендуемыми объемами и методами исследований мяса и мясопродукции на наличие личинок трихинелл в неблагополучной зоне по заболеваемости человека и животных считаем, что от морских млекопитающих следует брать мышечную пробу ткани массой не менее 20 г и исследовать только через ИЖС с использованием многореакторных аппаратов АВТ. Компрессорная трихинеллоскопия в случае диагностических исследований морских зверей на трихинеллез неэффективна. В соответствии с этим необходимо укомплектовать крупные населенные пункты, особенно где имеются зверофермы и ведется интенсивный морской зверобойный промысел, необходимым лабораторным оборудованием для проведения трихинеллоскопии. Согласно методических указаний Департамента ветеринарии от 28. 10. 98 г. за № 13−7-2/1428 от морских млекопитающих рекомендуется исследовать кончик языка и глаза. Следует отметить, что эти рекомендации применимы только для моржей (Leclair D. et al., 2003), так как у остальных видов морских млекопитающих локализация мышечных трихинелл не изучена (Forbes L.F., 2000). При экспериментальном заражении серого тюленя малой дозой наиболее высокую концентрацию личинок трихинелл наблюдали в диафрагме, межреберных мышцах и мышцах задних ласт, при высокой дозе распределение личинок по различным мышцам было однородным (Kapel C. et al., 2003). У спонтанно зараженного серого тюленя интенсивность инвазии языка составила 0,2 личинки в 1 г мышц, к сожалению авторы исследовали только этот орган. Следовательно, для достоверной диагностики у моржей достаточно исследовать язык (навеска пробы не менее 20 г), у остальных видов морских млекопитающих, кроме языка необходимо дополнительно исследовать мышцы или группы мышц с высоким кровотоком, аналогично наземным животным (шейные мышцы, ножки диафрагмы, жевательные, межреберные, икроножные мышцы, мышцы предплечья). Сезонность эпизо-отологического риска заражения трихинеллезом сопряжена со временем промысла морских млекопитающих, который интенсивно ведется в летнее-осенний период.
3. Мясо и мясные продукты, в которых обнаружены личинки трихинелл (независимо от их количества и жизнеспособности), переводят в разряд «непригодной» и направляют на утилизацию (в условиях вечной мерзлоты только путем сжигания) с составлением акта о обеззараживании. В связи с этим необходимо приобрести в ветлаборатории, зверофермы специальные печи (крематоры) для сжигания зараженного мяса.
140

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой