Анализ биологических наноструктур в системах метаболизма белков и липидов: Строение, дисперсный состав и механизмы равновесных взаимодействий макромолекул

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Биофизика
Страниц:
364


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Актуальность проблемы. В последние десятилетия значительно возрос интерес к изучению частиц нанометрового (1 нм = 10 А) диапазона размеров с молекулярными массами более 1000 Да, участвующих во многих химических, каталитических и биологических процессах в живой и неживой природе. Связано это, во-первых, с открытием во второй половине XX века большего числа природных явлений, в которых такие наноструктуры играют ведущие роли, а, во-вторых, с разработкой новых информативных физико-химических методов исследований и расширением возможностей детального анализа наночастиц. В частности, благодаря выходу на наност-руктурный уровень исследований появилась молекулярная биология, а в наши дни зарождается молекулярная медицина [Марри Р. и соавт. 1993].

К биологическим наноструктурам относятся все простые и сложные белки, нуклеиновые кислоты и их разнообразные комплексы вплоть до вирусов. С участием макромолекул и комплексов происходят все важнейшие биохимические и молекулярно-биологические процессы в живых организмах. Поэтому особенности поведения всех без исключения биологических макромолекулярных систем необходимо рассматривать на основе взаимодействия их наноструктурных элементов. Подобные подходы могут быть чрезвычайно плодотворными при исследовании молекулярных систем нуклеинового обмена, таких, как система рестрикции — модификации и система каталитического ацилирования тРНК, участвующих в процессах экспрессии генов, транскрипции, репликации, репарации ДНК, а также биосинтеза и катаболизма белков. В этих процессах, происходящих с помощью ферментов ДНК-метилтрансфераз, рестриктаз, аминоацил-тРНК-синтетаз, важнейшим является определение структуры и стехиометрии каталитически компетентных фермент-субстратных комплексов, стадийности, термодинамических характеристик и наноструктурных изменений при их образовании. Поэтому развитие аналитических методов и изучение механизмов ферментативного катализа метилирования ДНК и аминоацилирования тРНК остаются одними из приоритетных направлений в биохимии и биофизике.

В частности, ранее было показано, что каталитически активной формой большинства рестриктаз является димер, а в случае ДНК-метилтрансфераз известно лишь, что эти ферменты имеют мономерную субъединичную структуру в свободном состоянии. Наличие симметрии в обеих цепях участка узнавания ДНК этими ферментами, очевидно, должно отражаться и на структуре ферментов [Modrich Р. 1982- Malygin E.G., Zino-viev V.V. 1989]. Но в первичных структурах таких ферментов, как мстил-трансферазы EcoDam, T2Dam и T4Dam, не было обнаружено достаточно длинных повторов [Kossykh V.G. et al. 1995]. Это указывает на необходимость поиска симметрии в структурах более высокого порядка, например, в комплексах ферментов с ДНК, образующихся при их взаимодействии в акте биокатализа. Аминоацил-тРНК-синтетазы отвечают за катализ процесса аминоацилирования специфических молекул тРНК [Малыгин Э.Г., Киселев JI. JI. 1984- Киселев JI. JI. и соавт. 1984- Meinnel Т. et al. 1995]. Несмотря на наличие большого количества работ, связанных с изучением механизмов взаимодействия этих ферментов с субстратами, к началу проведения данной работы остро недоставало прямой информации о структуре и характере взаимодействий, например, ферментов с тРНК на каждой из стадий. Так, в частности, для фенилаланил-тРНК-синтетазы и тРНКрЬе имелись противоречивые данные о структуре фермент-субстратных комплексов и о наличии конформационных изменений в макромолекуле фермента при взаимодействии с тРНКрЬе [Pilz I. et al. 1979- Holler E. et al. 1981- Dessen P. et at. 1983].

Известно, что с белковым метаболизмом в организме тесно сопряжен липидный обмен [Марри Р. и соавт. 1993]. Основной транспортной формой нерастворимых в водной среде липидов являются липопротеины (ЛП) крови, которые представляют собой очень гетерогенный класс белково-липидных наноструктур размером от альбумина до средних вирусов [Климов A.H. и соавт. 1999]. ЛП делятся на четыре основных фракции, каждая из которых, в свою очередь, состоит из 4−5 субфракций со своими индивидуальными функциями. При различных патологических состояниях (атеросклерозе, диабете, гепатите и др.) отмечены изменения в содержании и химическом составе различных классов ЛП крови [Gotto A.M. et al. 1986- Ли-повецкий Б.М. 2000]. Проблемы профилактики и лечения болезней, связанных с нарушениями липидного обмена, в последние десятилетия стали важнейшими [Липовецкий Б.М. 2000]. Осложнения атеросклероза и связанных с ним заболеваний (ишемическая болезнь сердца, инфаркт миокарда, инсульт головного мозга, тромбозы) являются сегодня наиболее частой причиной инвалидности и высокой смертности людей в зрелом возрасте.

Сегодня известно, что сывороточные ЛП крови являются транспортной формой не только липидов, но и витаминов, гормонов, различных ксенобиотиков [Марри Р. и соавт. 1993]. Не менее важными являются регуля-торные свойства ЛП крови. Так, например, в работах [Панин Л.Е. и соавт. 1986, 1987, 1992] выявлено комплексное участие ЛПВП и глюкокортикои-дов в активации экспрессии генов в клетках гепатоцитов. Но детальные спектры дисперсного и компонентного состава сывороточных ЛП и характер их изменений остаются практически не исследованными как в норме, так и при дислипопротеинемиях (ДЛП) [Климов А.Н. и соавт. 1999]. Поэтому необходимо дальнейшее углубленное комплексное изучение состава, структуры и функций ЛП крови, а также их роли в развитии патологических состояний.

В настоящее время для анализа ЛП крови и диагностики нарушений липидного обмена применяют целый ряд аналитических методов, но стандартным клиническим набором анализов до сих пор остается определение общих (суммарных) ТГ, общего ХС и ХС-ЛПВП [Mills G.L. et al. 1984- Камышников B.C. 2003]. В большинстве случаев эти методы не дают прямой и детальной информации о фракционном составе ЛП крови и при этом или требуют большого количества крови для анализа, или очень трудоемки, или длительны. Поэтому очевидно, что для целей диагностики и профилактики заболеваний людей, а также для определения эффектов лечения имеется острая потребность в точных и экспрессных методах определения полного субфракционного и компонентного состава сывороточных ЛП крови — специфических маркеров состояния липидного обмена в организме. Их дефицит сильно затрудняет диагностику сердечно-сосудистых и многих других заболеваний, а также контроль за эффективностью коррегирующей терапии.

Одним из эффективных методов для получения прямой структурной и дисперсной информации о биологических наноструктурах является дифракционный метод — малоугловое рентгеновское рассеяние (МУРР), который уступает РСА в разрешении, но позволяет исследовать макромолекулы и комплексы непосредственно в растворе [Свергун Д.И., Фейгин JI.A. 1986]. Перспективным оказалось использование этого метода для изучения биологических макромолекул не только в монодисперсных состояниях, но и в условиях термодинамического равновесия с их комплексами. Однако до начала данной работы опыт применения метода МУРР для анализа полидисперсных и равновесных молекулярных систем ограничивался единичными случаями [Dessen P. et al. 1985, 1990- Baumstark M.W. 1990]. Отсутствие решений ряда теоретических и методических задач не позволяло использовать этот высокоинформативный метод для анализа механизмов многостадийных макромолекулярных взаимодействий и таких сложных, гетерогенных по составу и строению наноструктур, как сывороточные ЛП крови. Поэтому дальнейшее развитие методических подходов и методик анализа биологических наноструктур актуально не только для научных, но и практических целей, например, для клинической медицины и биотехнологии.

Цель работы — комплексный анализ строения, дисперсного состава и ** роли наноструктурных изменений в механизме равновесных взаимодействий биологических макромолекул некоторых систем модификации ДНК, активации экспрессии генов, метаболизма белков и липидов по данным дифракционных методов.

Задачи исследования:

1). Развить теоретические и методические подходы для структурно-^ дисперсного и равновесного анализа биологических макромолекул и их комплексов дифракционными методами.

2). Изучить молекулярные механизмы равновесных взаимодействий некоторых важнейших ферментов биосинтеза белка (ДНК-метилтрансфераз и аминоацил-тРНК-синтетаз) с синтетическими и природными субстратами.

3). Исследовать равновесные взаимодействия белка anoAI с глюко-^ кортикоидами и их комплексов, как ключевых элементов в молекулярном механизме активации экспрессии генов, с эукариотической ДНК, с олиго-нуклеотидами и ДНК-зависимой РНК-полимеразой.

4). Разработать формальную математическую модель, описывающую компонентный состав и строение сывороточных липопротеинов крови всех классов и их промежуточных форм.

5). Используя модель строения ЛП, разработать новую методику определения субфракционного и компонентного состава общих и модифици

4Ё- рованных липопротеинов в плазме или сыворотке крови по данным дифракционных методов и оценить ее эффективность в условиях клиники и эксперимента.

6). Развить аппаратные методики измерений дифрактограмм и усовершенствовать научную аппаратуру (новые конструкции блоков рентгеновских малоугловых дифрактометров).

Научная новизна работы. Разработан теоретический и методиче-& diams- ский подход к исследованию равновесных взаимодействий макромолекул дифракционными методами, который впервые был применен для изучения механизмов комплексообразования макромолекул, происходящих в несколько равновесных стадий с образованием промежуточных комплексов.

Показано, что равновесное взаимодействие фермента (Е) ДНК-метилтрансферазы (МТазы) EcoDam (из E. coli) со специфическими олиго-нуютеотидами (S) происходит в две стадии с образованием комплексов ES и E2S, а ферментов МТаз T2Dam и T4Dam (из Т-четных бактериофагов) — в три стадии с образованием комплексов Е2, ES и E2S. При этом присоединение второй молекулы фермента к комплексу ES у МТаз происходит с высокой положительной кооперативностью (% > 10), что, по-видимому, и обеспечивает кооперативное взаимодействие субъединиц фермента с ДНК в каталитическом акте метилирования остатков аденина.

Установлено, что равновесное взаимодействие фенилаланил-ТРНК-синтетазы (Е) (из E. coli) со специфической тРНКрЬе (S) происходит в две стадии с образованием комплексов ES и ES2. Присоединение второй молекулы субстрата (S) к комплексу ES происходит антикооперативно, а в процессе комплексообразования ФРС с тРНКрЬе конформация фермента изменяется: уменьшается асимметрия в комплексе ES и восстанавливается в комплексе ES2. Установлено, что в условиях in vitro эукариотическая трип-тофанил-тРНК-синтетаза представляет собой полидисперсную олигомер-ную систему, состояние которой зависит от температуры и времени инкубации. Выдвинуто предположение, что олигомеризация ТРС может быть частью молекулярного механизма формирования субклеточных секреторных гранул при регуляции биосинтеза белков в эукариотических клетках.

Показано, что при равновесных взаимодействиях белка anoAI с глю-кокортикоидами (ТГК, ДГЭСС, ДГЭС) образуются специфические комплексы со стехиометрией 1:1 или 1: 2, которые при взаимодействии с натив-ной эукариотической ДНК (М = 26 ООО кДа) связываются с ней (стехиометрия ~ 6: 1) и образуют однонитевые участки. Специфическое связывание комплексов anoAI-ТГК с короткими димерными олигонуклеотидами (стехиометрия 1: 1), имеющими структуру CC (GCC)s в одной цепи, приводит к равновесному распаду дуплексов на мономеры и свидетельствует о соответствии или близости сайтов связывания этих комплексов в цельной ДНК структурам типа (GCС)п.

Разработана единая математическая модель, описывающая состав, строение всех сывороточных ЛП крови человека и хорошо соответствующая литературным данным о ЛП. На основе модели строения ЛП разработана высокоинформативная методика определения фракционного и компонентного состава общих и модифицированных ЛП в плазме и сыворотке крови по данным МУРР. Впервые получены результаты детального фено-типирования липопротеинемий в норме и при некоторых заболеваниях. Средний уровень степени модификации ЛП у здоровых людей составил 41%, у больных РА — 59%, у больных БА — 56%. Наименее подвержена модификации оказалась подфракция ЛПВПз (22 -г 36%) а наиболее — под-фракция ЛППП (62 -f 82%). Получены оценки эффектов лечений линид-корректирующими препаратами у пациентов с ГХС. Исследование состояния здоровья в популяции жителей одного из экологически неблагополучных регионов России (ЯНАО), показало, что нормолипопротеинемии соответствуют плазмы и сыворотки крови только 10%, а у 90% выборки жителей ЯНАО имеется тот или иной тип ДЛП.

Впервые показано, что наноструктуры ЛПВП обладают термоустойчивостью и способны выдерживать, не денатурируя, кратковременное (до 10 минут) повышение температуры до 95& deg-С.

Разработаны новые конструкционные схемы блоков малоуглового рентгеновского дифрактометра и аппаратные методики введения концентрационных поправок в малоугловые дифрактограммы.

Теоретическая и практическая значимость работы. Комплексное определение параметров структуры, олигомерного состава, стадийности, стехиометрии образующихся комплексов и наноструктурных изменений при взаимодействий ДНК-метилтрансфераз (EcoDam, T2Dam, T4Dam) и аминоацил-тРНК-синтетаз (ФРС, ТРС) с их субстратами и лигандами расширяет имеющиеся представления о молекулярных механизмах модификации ДНК, биосинтеза белка и позволяет разрабатывать новые подходы к регуляции белкового метаболизма в целом.

Установление фактов, что взаимодействие комплексов anoAI-глюкокортикоид с нативной эукариотической ДНК приводит к разрыву водородных связей между комплементарными парами азотистых оснований и образованию однонитевых участков в структуре ДНК, а также, что связывание комплексов ТГК-anoAI происходит с участками цепи ДНК, имеющими структуру типа (GCC)n, существенно расширяет знание об открытом недавно молекулярном механизме активации экспрессии генов, ключевую роль в котором играет anoAI и его комплексы с восстановленными формами глюкокортикоидов.

Разработанная формальная математическая модель, описывающая состав, строение сывороточных ЛП крови человека представляет практическую и теоретическую значимость. Она является описанием того факта, что между компонентами сывороточных ЛП крови всех классов поддерживается устойчивое термодинамическое равновесное состояние, смещенное в сторону образования ЛП комплексов, которое и стабилизирует их структуры. Модель строения ЛП крови была практически использована при разработке высокоинформативной методики, позволяющей из данных МУРР определять полный фракционный и компонентный состав общих и модифицированных ЛП в плазме и сыворотке крови. Применение новой методики анализа ЛП в условиях клиники и эксперимента показало, что она может эффективно использоваться для проведения клинических испытаний лекарственных препаратов, а результаты детального фенотипирования ряда лииопротеинемий могут быть полезны в целях уточнения диагностики заболеваний и изучения их механизмов на молекулярном уровне.

В экспериментах на лабораторных животных показано, что факторы холодового воздействия могут найти применение в клинической медицине при разработке способов коррекции нарушений ЛП спектра в сторону нормализации у больных с артериальной гипертензией. Обнаруженные термоустойчивые свойства ЛПВП позволили предложить эффективный способ препаративного выделения этой фракции из плазм или сывороток крови [Патент РФ № 2 211 040. Бюлл. изобретений № 24 от 27. 08. 2003г].

Развитие теории и разработка новой аппаратной методики введения концентрационных поправок позволяет корректно устранять концентрационные искажения в малоугловых дифрактограммах при минимуме затрат на измерения. Показано, что высокоинформативный и многофункциональный аналитический метод МУРР может использоваться не только в научных, но и в технологических целях, например, в клинической медицине. Новые конструкции блоков малогабаритного дифрактометра и прибора в целом позволят повысить аналитические возможности приборов этого класса и уменьшить их габариты, массу и стоимость. В конструкции используются оригинальные технические решения и современные подходы к измерению и анализу экспериментальных данных на основе эффективного программного обеспечения и возможностей персональных ЭВМ.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Развитые методики анализа дифракционных данных позволяют эффективно исследовать строение, дисперсный состав и наноструктурные изменения в механизме равновесных многостадийных взаимодействий биологических макромолекул и комплексов.

2. Равновесное взаимодействие фермента (Е) ДНК-метилтрансферазы (МТазы) EcoDam (из Е. coli) с олигонуклеотидами (S) происходит в две стадии с образованием комплексов ES и E2S, МТаз T2Dam и T4Dam (из Тчетных бактериофагов) — в три стадии с образованием комплексов Е2, ES и E2S, а фенилаланил-тРНК-синтетазы (Е) (из Е. coli) со специфической тРНКрЬс (S) происходит в две стадии с образованием комплексов ES и ES2.

3. Взаимодействие комплексов апоА1-глюкокортикоид (ТГК и др.) с нативной эукариотической ДНК (М ~ 26 ООО кДа) приводит к разрыву водородных связей между комплементарными парами азотистых оснований и образованию однонитевых участков в структуре ДНК, способных к связыванию с ДНК-зависимой РНК-нолимеразой. Специфическое связывание комплексов anoAI-ТГК с короткими олигонуклеотидными димерами, имеющими структуру CC (GCC)s, приводит к равновесному распаду дуплексов на мономеры.

4. Разработанная формальная математическая модель, описывающая состав и строение сывороточных ЛП крови человека, хорошо соответствует литературным данным о структуре и компонентном составе ЛП и позволяет определять компонентный состав всех субфракций ЛП.

5. Разработанная на основе модели строения ЛП новая методика анализа ЛП по данным МУРР информативна и позволяет определять полный субфракционный и компонентный состав общих и модифицированных ЛП в плазме или сыворотке крови в условиях клиники и эксперимента.

Апробация результатов работы. Основные положения и материалы диссертации были представлены и доложены на следующих научных конференциях и симпозиумах: на Всесоюзном рабочем совещании & laquo-Применение детекторов рентгеновского излучения в исследовании структуры биополимеров& raquo- (Пущино, 1985) — на Международном семинаре & laquo-Малоугловое рассеяние рентгеновских лучей и нейтронов& raquo- (Пущино, 1985) — на VI Всесоюзном симпозиуме по конформационным изменениям биополимеров в растворах (Тбилиси, 1985) — на V Всесоюзном симпозиуме & laquo-Структура биологических макромолекул& raquo- (Звенигород, 1987) — на IV Всесоюзной конференции & laquo-Биосинтез ферментов микроорганизмами& raquo- (Ташкент, 1988) — на Всесоюзном симпозиуме & laquo-Ферменты рестрикции-модификации ДНК: от генов до белков& raquo- (Вильнюс, 1989) — на Международном симпозиуме «Molecular organization of biological structures» (Москва, 1989) — на Международной конференции «Restriction Endonucleases and Modification» (Vermont, USA, 1993) — на Международном симпозиуме «French-Russian Symposium on Regulation of Gene Expression» (Новосибирск, 1995) — на Международной конференции «Annual Meeting of the American Cristallographic Association» (St. Louis. USA, 1997) — на Международной конференции «71 European Atherosclerosis Society» (Coustasy, Greece, 1999) — на IV Международном симпозиуме & laquo-Биологически активные добавки к пище: XXI век& raquo- (Санкт-Петербург, 2000) — на Международном Симпозиуме & laquo-Пумпан — перспективы применения при атеросклерозе& raquo- (Новосибирск, 2000) — на VI Конференции & laquo-Аналитика Сибири и Дальнего Востока& raquo- (Новосибирск, 2000) — на «First International Symposium on PPARs: From Basic Science to Clinical Applications» (Florence, Italy, 2001) — на IV Международном семинаре фонда МНТЦ «Basic Science in ISTC activities» (Новосибирск, 2001) — на «72 European Atherosclerosis Society Congress» (Glasgow, UK, 2001) — на Научно-практической конференции & laquo-Инновации в охране здоровья людей& raquo- в рамках региональной отраслевой выставки & laquo-ЗдравЭкспо — Сибирь 2001″ (Новосибирск, 2001) — на «International Conference of Emergency Radiation Situations» (Москва, 2002) — на Международной конференции «Targeting RNA: Artificial Ribonucleases, Conformational Traps and RNA interference» (Новосибирск, 2003) — на IV Национальной конференции & laquo-Применение рентгеновского, синхротронного излучений, нейтронов и электронов для исследования материалов (РСНЭ-2003)& raquo- (Москва, 2003) — на Международной конференции «Chemical & Biological Problems of Proteomics (CBPP-2004)» (Новосибирск, 2004) — на XV Международной конференции по использованию синхротронного излучения. (СИ-2004) (Новосибирск, 2004).

Кроме того, материалы работы в период с 1982 по 2005 г обсуждались ^ на отчетных сессиях и на межлабораторных семинарах: Института молекулярной биологии ГНЦ ВБ & laquo-Вектор»- МЗ РФ (Кольцово, НСО) — Института биохимии СО РАМН (Новосибирск) — Института биохимии и физиологии микроорганизмов РАН (Пущино) — Института белка РАН (Пущино) — Института кристаллографии РАН (Москва) — Института теоретической и экспериментальной биофизики РАН (Пущино) — Института биофизики СО РАН Ф (Красноярск) — University of Rochester (Rochester, NY, USA) — Института патологии кровообращения МЗ РФ (Новосибирск) — Института терапии СО РАМН (Новосибирск) — Института общей патологии и клинической медицины СО РАМН (Новосибирск) — Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН (Новосибирск) — Института физиологии СО РАМН (Новосибирск) — Института клинической иммунологии СО РАМН (Новосибирск) и др.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 62 научных работы, в том числе 32 статьи, 6 патентов РФ и 24 тезисов докладов на конференциях и симпозиумах.

Диссертация выполнена в соответствии с планами тем научно-исследовательских работ Института молекулярной биологии ГНЦ ВБ & quot-Вектор"- и Института биохимии СО РАМН, а также по проектам Международного научного фонда «International Human Frontier Science Program Organization» (HFSPO — 1994), Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ № 95−04−12 671-а- № 00−04−49 261- № 01−04−49 759- № 01−449 761- № 04−04−48 926-а) и федеральной целевой научно-технической программы & quot-Атеросклероз"- (№ 01. 97. 000 5916). ы

ВЫВОДЫ

1. Развиты теоретические и методические подходы, расширяющие возможности дифракционных методов при анализе биологических наноструктур в статическом состоянии и при равновесных многостадийных взаимодействиях макромолекул и комплексов в бинарных смесях.

2. Равновесное взаимодействие ДНК-метилтрансфераз (Е) EcoDam (из Е. coli), T2Dam и T4Dam (из Т-четных бактериофагов) со специфическими олигонуклеотидами (S) происходит в две основные функционально значимые стадии с образованием комплексов ES и E2S. Присоединение вторых молекул фермента к комплексу ES у метилаз происходит с высокой положительной кооперативностью (х > 10), что и обеспечивает кооперативное взаимодействие субъединиц фермента с ДНК в каталитическом акте метилирования остатков аденина.

3. Равновесное взаимодействие фенилаланил-ТРНК-синтетазы. (Е) (из Е. coli MRE-600) со специфической тРНКрЬе (S) происходит в две стадии с образованием комплексов ES и ES2. В результате того, что при образовании комплекса ES изменяется конформация фермента, присоединение второй молекулы тРНКрЬе к комплексу ES происходит антикооперативно (% = 0,1).

4. Триптофанил-тРНК-синтетаза (ТРС) (из поджелудочной железы быка) в условиях in vitro представляют собой полидисперсную олигомерную систему, зависящую от температуры и времени инкубации. Олигомеризация ТРС может быть частью молекулярного механизма формирования субклеточных секреторных гранул при регуляции биосинтеза белков в эукариоти-ческих клетках.

5. При равновесных взаимодействиях белка anoAI с глюкокортикои-дами образуются специфические комплексы со стехиометрией 1: 1, связывание которых с нативной эукариотической ДНК (М ~ 26 ООО кДа) приводит к образованию однонитевых участков в ее вторичной структуре. Специфическос связывание комплексов anoAI-ТГК с короткими олигонуклсотидными димерами, имеющими структуру CC (GCC)5, приводит к равновесному распаду дуплексов на мономеры и свидетельствует о соответствии или близости сайтов связывания комплексов в цельной ДНК структурам типа (GCC)n.

6. Разработана формальная математическая модель, описывающая состав и строение сывороточных липопротеинов (ЛП) крови человека и позволяющая определять полный компонентный состав любой их субфракции. На основе модели строения ЛП разработана эффективная методика определения фракционного и компонентного состава (ФКС) общих и модифицированных ЛП в плазме или сыворотке крови по данным метода МУРР.

7. Проведено фенотипирование липопротеинемий в норме и при некоторых заболеваниях с использованием в качестве маркеров ФКС ЛП- Корреляционный анализ фенотипов (КА, РС, СКВ, КЭ, СД-1, СД-Н- РА, БА, нормолипопротеинемия) показал, что к группе АИЗ (РС, СКВ, РА, БА) формально близок СД-1. У пациентов с нормолипемией средний уровень модифицированных ЛП составил 41%, у больных РА — 59%, у больных БА — 56%. Наименее подвержена модификации подфракция ЛПВП3 (22 -f 36%), а наиболее — подфракция ЛППП (62 -г 82%). в). После 6 -г 18 недель приема липидкорректирующих препаратов у всех пациентов с ГХС отмечены изменения значений параметров ФКС ЛП в сторону нормализации.

8. Исследование состояния здоровья в популяции жителей региона ЯНАО, показало, что нормолипопротеинемии соответствуют сыворотки крови только около 10% жителей, а для 90% выборки жителей ЯНАО характерен тот или иной тип ДЛП. При этом к больным типа КА относятся четверть жителей, к больным аутоиммунного типа — около 50%, а у трети жителей по данным ФКС ЛП имеются другие типы заболеваний.

9. У крыс с наследственной стрессиндуцированной гипертензией при медленном охлаждении происходит повышение (в 2 раза) содержания под-фракции ЛПВП2 и снижение (в 2,5 раза) фракции ЛПНП, что нормализует

ФКС ЛП, индекс атерогенности и указывает на принципиальную возможность коррекции нарушений ЛП спектра с использованием температурных воздействий. Наноструктуры ЛПВП обладают свойствами выдерживать без денатурации кратковременное повышение температуры до 95& deg-С. Термоустойчивые свойства ЛП можно использовать для препаративного выделения фракции ЛПВП из плазм или сывороток крови. Однако при длительном хранении препаратов ЛП без специальных защитных добавок в ЛПВП происходят изменения по агрегационному механизму с нарушениями упорядоченности во внутренней структуре.

10. Разработаны новые аппаратные методики измерений и эффективные конструкционные схемы блоков малоуглового рентгеновского дифракто-метра и прибора в целом, что позволяет повысить аналитические возможности приборов этого класса и резко уменьшить их габариты, массу ш стоимость. Конструкции основаны на использовании новых технических решений, материалов и технологий.

ПоказатьСвернуть

Содержание

стр.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ОБОЗНАЧЕНИИ И СОКРАЩЕНИИ.

ГЛАВА 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ.

1.1. Молекулярные взаимодействия и функционирование биологических наноструктур.

1.2. Механизмы равновесных взаимодействий больших молекул: стадийность, структура комплексов и термодинамика.

1.3. Специфические макромолекулярные взаимодействия в некоторых системах метаболизма белков.

1.4. Наноструктуры сывороточных липопротеинов крови, их фракционно-компонентный состав и участие в липидном метаболизме.

1.5. Параметры маркеров для оценки состояний липопротеинового обмена и типов его нарушений.

1.6. Методы анализа для исследования строения, дисперсного состава и механизмов взаимодействий биологических наноструктур.

ГЛАВА 2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ.

2.1. Получение и характеристика белков, ферментов, ДНК, тРНК, синтетических полипептидов и олигонуклеотидов.

2.2. Препараты плазм и сывороток крови.

2.3. Получение фракций сывороточных липопротеинов крови.

2.4. Буферные растворы. Плотность растворителей.

2.5. Научные приборы и оборудование.

2.6. Методики измерений и обработка экспериментальных данных.

ГЛАВА 3. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИИ

3.1. Равновесные взаимодействия макромолекул и комплексов в системах модификации ДНК, биосинтеза белка и экспрессии генов

3.1.1. Анализ равновесных макромолекулярных взаимодействий биофизическими методами.

3.1.2. Равновесные взаимодействия ДНК-метилтрансфераз с олигонуклео-тидами и лигандами.

3.1.3. Равновесные взаимодействия аминоацил-тРИК-синтетаз с тРНК

3.1.4. Влияние комплексов anoAI с глюкокортикоидами на вторичную структуру ДНК и на биосинтез белка в гепатоцитах.

3.1.5. Изучение структурных, равновесных и биологических свойств синтетических фрагментов инсулина.

3.2. Строение, субфракционный и компонентный состав сывороточных липопротеинов крови.

3.2.1. Новый подход к анализу сывороточных липопротеинов крови дифракционными методами.

3.2.2. Модель, описывающая равновесный состав и общее строение сывороточных липопротеинов крови человека.

3.2.3. Методики анализа субфракционного и компонентного состава липопротеинов в плазмах и сыворотках крови.

3.2.4. Фракционный и компонентный состав сывороточных липопротеинов ф, крови как набор маркеров для оценки состояния липидного обмена и его нарушений.

ГЛАВА 4. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЙ.

4.1. Равновесные взаимодействия макромолекул и комплексов в некоторых биологических молекулярных системах.

4.2. Строение, дисперсный и компонентный состав сывороточных липопротеинов крови человека и животных.

4.3. Развитие методов анализа биологических наноструктур.

ВЫВОДЫ.

Список литературы

1. Анкилова В. Н., Лаврик О. И., Ходырева С. Н. Очистка и некоторые свойства фенилапанил-тРНК-синтетазы из E. coli MRE-600. // Прикладная биохимия и микробиология. 1984. — Т. ХХ. № 2. — С. 208−216.

2. Аронов Д. М. Лечение и профилактика атеросклероза. // Москва: Триада -X. -2000. -413с.

3. Балаболкин М. И. Особенности лечения инсулиннезависимого сахарного диабета. // Терапевтический архив. 1996. № 10. — С. 5−11.

4. Бекренев А. Н., Терминасов Ю. С. Рассеяние рентгеновских лучей под малыми углами. Основы теории и эксперимента. Куйбышев: КптИ. -1979. 246с.

5. Березин И. В., Мартинек К. Основы физической химии ферментативного катализа. М.: Высшая школа. 1977. — 280 с.

6. Благосклонная Я. В., Алмазов В. А., Красильникова Е. И. Общность патогенетических механизмов ишемической болезни сердца и инсулино-независимого сахарного диабета, профилактика, лечение. // Кардиология. 1996. № 5. — С. 35−39.

7. Бобкова Е. В., Вольфсон А. Д., Анкилова В. Н., Лаврик О. И. Разделение и сравнительная характеристика субъединиц фенилаланил-тРНК-синте-таз из E. coli MRE-600 и Thermus thermophilus. И Биохимия. 1990. -Т. 55. № 3. — С. 525−533.

8. Богданов А. А., Леднева Р. К. Нуклеиново-белковое узнавание. М.: Изд-во ВИНИТИ АН СССР (Итоги науки и техники. Сер. мол. биология). -1975. -Т.5.- 153с.

9. Борисова О. Ф., Суровая А. Н. М.: Изд-во ВИНИТИ АН СССР (Итоги науки и техники. Сер. мол. биология). 1973. — Т.1. — С. 141−196.

10. Бурьянов Я. И., Захарченко В. Н., Баев А. А. Выделение, очистка и некоторые свойства аденил-ДНК-метилазы Ecodam. // Докл. АН СССР. -1981. Т. 259. — С. 1492−1495.

11. Бурьянов Я. И., Кирьянов Г. И. Структурно-функциональные основы эн-зиматического метилирования ДНК. М.: Изд-во ВИНИТИ АН СССР (Итоги науки и техники. Сер. мол. биология). 1987. — Т. 23. — 220с.

12. Гилл Ф., Мюррей У., Райт М. Практическая оптимизация. М.: Мир, 1985. 509 с.

13. Глушанок Ю. Б., Гущин В. А., Комяк Н. И., Лютцау В. Г., Ефанов В. П. Устройство для исследования объектов с помощью рентгеновского излучения. А.С. № 1 278 692. Бюлл. изобретений № 47 от 23. 12. 86 г.

14. Горшкова И. И., Лаврик О. И. Взаимодействие тРНК-узнающих -участков в фенилаланил-тРНК-синтетазе из E. coli MRE-600 // Молек. биология. 1982. — Т. 16. — С. 984−990.

15. Грацианский Н. А. Все больше данных указывает на то, что практически каждый больной коронарной болезнью сердца должен получать гинолшшдсмичсскос средство. // Клиническая фармакология и тсраиия. -1996. № 3. С. 30−34.

16. Грацианский Н. Л. Гинолипидемические средства. // Кардиология. -1994. № 3. С. 49−69.

17. Гришин В. К. Статистические методы анализа и планирования экспериментов. М.: Изд-во МГУ. 1975. — 128с.

18. Гусев Е. И., Бойко А. Н. Рассеянный склероз: от изучения иммунопато-генеза к новым методам лечения. 2001. М.: Губернская медицина. -128с.

19. Дембо А. Т. Рентгенографическое исследование строения некоторых бактериальных вирусов (Т2, ДД2, РВ2, ДД7): Дис. канд. биол. наук: 03. 00. 03. Защищена 22. 03. 77. Киев. 1976. — 137с.

20. Демченко А. П. Ультрафиолетовая спектроскопия и структура белков. -Киев: Наукова думка. 1981. — 208с.

21. Диксон М., Уэбб Э. Ферменты. М.: Мир. 1982. Т.1. — 389с.

22. Диксон М., Уэбб Э. Ферменты. М.: Мир. 1982. Т.2. — 816с.

23. Жулина Н. И., Оксютович В. М., Андриянова Е. В. Коррекция нарушений липидного обмена. 2004. Нижний Новгород: Изд. НГМА. — 28с.

24. Зайцев С. В., Курочкин И. Н., Варфоломеев С., Д. Разностный метод анализа комплексообразования лигандов с центрами связывания. Выявление супервысокоаффинных центров связывания опиатных лигандов. // Докл. АН СССР. 1985. — Т. 281. № 3. — С. 727−731.

25. Зайцев С. В., Курочкин И. Н., Варфоломеев С. Д. Дискриминация моделей и оценка параметров лиганд-рецепторных взаимодействий. // Современные проблемы биокинетики. М.: Изд-во МГУ. 1987. — С. 198 255.

26. Зенков Н. К., Меньшикова Е. Б., Шергин С. М. Окислительный стресс: диагностика, терапия, профилактика. // Новосибирск. 1993. — С. 181 200.

27. Зиновьев В. В., Горбунов Ю. А., Попов С. Г., Малыгин Э. Г., Бурьянов Я. И., Нестеренко В. Ф. Взаимодействие метилазы Ecodam с отдельными сайтами последовательностей и синтетическими олигонуклеотидами // Молек. биология. 1985. — Т. 19. — С. 847−854.

28. Зиновьев В. В., Овечкина Л. Г., Малыгин Э. Г. Стехиометрия связывания Оат-ДНК-Ы6-аденин. -метилтрансферазы фага Т4 с олигонуклеотид-ными субстратами // Молекул, биология. 1996. — Т. 30. №. 5. — С. 1203−1208.

29. Змушко Е. И., Белозеров Е. С., Митин Ю. А. Клиническая иммунология. 2001. СПб.: Питер. — 576с.

30. Иверонова В. И., Ревкевич Г. П. Теория рассеяния рентгеновских лучей. М.: Изд-во Моск. Ун-та. 1978. — 278с.

31. Иерусалимский А. П. Клещевой энцефалит. Руководство для врачей. -2001. Новосибирск: Наука. 359с. 32.

Заполнить форму текущей работой