Динамика функционального состояния головного мозга и некоторых вегетативных показателей у больных с черепно-мозговой травмой (клинико-физиологическое исследование)

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Биологические науки
Страниц:
210


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Актуальность проблемы. Проблема уточненной диагностики и оптимизации лечения повреждений ЦНС при черепно-мозговой травме не сходит с повестки дня в клинической нейрофизиологии и нейрохирургии в связи с непрерывным ростом абсолютного количества случаев данного вида травмы, вызванных многими факторами, и, в том числе, процессом урбанизации, растущей механизацией производства, общим индустриальным развитием.

В рамках этих проблем первостепенное значение приобретает теоретически обоснованный набор подходов и методов определения степени тяжести поражения центральной нервной системы, оценки динамики функционального состояния головного мозга и организма больного. Совершенствование методов и подходов к изучению механизмов регуляции нормальных и патологических состояний головного мозга с расширением спектра исследуемых физиологических показателей — актуальны для углубления представлений о физиологических закономерностях защитно-компенсаторных реакций организма, уточнения возможностей и ограничений физиологических методов диагностики и прогнозирования динамики состояния больного, и, на этой основе, улучшения лечебных мероприятий с оптимизацией методов лечения и реабилитации больных.

Данные исследований в области физиологических и биохимических механизмов головного мозга человека, полученные в рамках комплексного метода изучения его структурно-функциональной организации, легли в основу сформулированных Н. П. Бехтеревой (1971−1980) концепций о корково-подкорковой организации мозговых систем обеспечения любых простых и сложных видов деятельности со звеньями различной степени жесткости и теории устойчивых патологических состояний. Результаты этих исследований позволили решить одну из главных задач при изучении функциональных состояний мозга — определить возможности и ограничения использования различных физиологических показателей (электроэнцефалограммы, вызванных потенциалов, импульсной мультикле-точной активности нейронов, сверхмедленных колебаний потенциалов и др.), регистрируемых как с долгосрочных интрацеребраль-ных электродов, так и с поверхности головы для оценки нормальных и патологических состояний и реакций мозга (Н.П. Бехтерева, 1971−1980- В. А. Илюхина, 1977−1981). Это, в свою очередь, определило возможность выхода за рамки метода долгосрочных интра-церебральных электродов и теоретически обоснованного выбора подходов и методов к изучению физиологических основ устойчивых и переходных патологических состояний при различных заболеваниях головного мозга, в том числе и при черепно-мозговой травме. В последние годы интенсифицировались теоретические и прикладные исследования динамики сверхмедленных физиологических процессов головного мозга человека в клинике нервных болезней для изучения физиологических механизмов нормальных и патологических состояний, памяти, эмоций (Н.П. Бехтерева, 1965−1982- В. А. Илюхина, 1971, 1983- Н. А. Аладжалова, 1979- «Л. СЛблукян, 1980- А. И. Трохачев, 1981- Д.К. Камбарова',' 1981, 1983- Л. В. Берёякова, 1982- Эстеве’с Баес и др., 1982). Один из аспектов этих исследований предусматривает уточнение физиологической значимости различных видов сверхмедленных процессов как показателей функционального состояния головного мозга, а также соотношение наблюдаемых изменений с динамикой клинических проявлений и других физиологических и биохимических характеристик состояния (В.А. Илюхина, 1977, 1980- В. А. Илюхина и др., 1979, 1981, 1982).

Настоящая работа"выполнена в рамках одного из осноеных направлений исследований Отдела нейрофизиологии человека ШИЭМ АМН СССР, предусматривающего изучение физиологических механизмов регуляции функциональных состояний головного мозга человека в норме и патологии.

Цель исследования: на основе комплексного клинико-физи-ологического анализа выделить объективные характеристики степени тяжести поражения ЦНС при различных видах черепно-мозговой травмы (сотрясение, ушибы головного мозга) и исследовать основные тенденции динамики функционального состояния ДНС, сердечно-сосудистой и дыхательной систем в разные сроки посттравматического периода.

Конкретные задачи работы состояли в следующем:

— на основе изучения динамики дыхательных, сердечно-сосудистых реакций, времени простой сенсомоторной реакции рук (ВПСР), ЭЭГ, сверхмедленных колебаний потенциалов (СМКП) выделить наиболее характерные признаки, позволяющие объективизировать особенности состояния ЦНС при травме различной степени тяжести и в разные сроки после травмы-

— исследовать соотношение динамики СМКП, регистрируемых с поверхности головы, с изменениями других показателей состояния головного мозга (ЭЭГ, ВПСР и вегетативных реакций) в разные сроки после сотрясения головного мозга и ушиба разной степени тяжести-

— исследовать возможности и ограничения используемого комплекса физиологических показателей (дыхания и сердечно-сосудистых реакций, ВПСР, ЭЭГ, СМКП) для диагностики и прогнозирования динамики состояния больных с черепно-мозговой травмой.

Научная новизна работы. Установлено, что дыхательные и сердечно-сосудистые реакции отличаются высокой чувствительностью в отношении отражения состояния больного при сотрясении и ушибе головного мозга легкой степени в ранний посттравматический период, в то время как амплитудно-временные показатели СМКП, ЭЭГ и ВПСР, в тех же условиях, не претерпевают существенных изменений по сравнению с нормой. ЗВыраженность патологических изменений вегетативных реакций при черепно-мозговой травме отражает не только степень тяжести травмы, локализацию кон-тузионного очага, но и характеризует изменение функционального состояния подкорковых уровней головного мозга.

По результатам исследования ВПСР у больных с черепно-мозговой травмой в первые дге-три недели установлено, что средние величины, размах функций распределения ВПСР и наличие или отсутствие асимметрии времени реакции для правой и левой рук отражают особенности динамики функционального состояния ЦНС больных и указывают на локализацию патологического очага в одном из полушарий головного мозга.

Впервые показано, что динамика амплитудных показателей СМКП у больных с черепно-мозговой травмой позволяет дифференцировать сотрясение и легкий ушиб головного мозга от ушиба средней и тяжелой степеней. Установлено, что в ранний посттравматический период при соФрясении и ушибах мозга легкой степени (при регистрации с поверхности головы) доминируют низковольтные сверхмедленные колебания потенциалов (СМКП) головного мозга (Т = 5−30 с, А = 50−120 мкВ), при ушибах средней и тяжелой степени — амплитуда сверхмедленных колебаний потенциалов резко возрастает (до 1000 мкВ и выше). Обнаружено, что скорость исчезновения высокоамплитудных СМКП зависит от тяжести травмы и коррелирует с улучшением общего со& gt- стояния больного, нормализацией вегетативных показателей. В соответствии с существующими представлениями об отражении в сверхмедленных процессах характера изменений нормальных и патологических состояний ЦНС, появление и динамика высокоамплитудных СМКП (в отведении от поверхности головы) в ранние сроки у больных’с черепно-мозговой травмой рассматривается в качестве физиологических коррелят компенсаторных механизмов, детерминирующих течение посттравматического периода.

Теоретическое и практическое значение работы. Впервые показано, что динамику амплитуды СМКП, регистрируемых с поверхности головы, у больных с черепно-мозговой травмой можно использовать в качестве показателя функционального состояния ЦНС, имеющего диагностическое и прогностическое значение.

Амплитудный показатель СМКП позволяет: I) проводить дифференциальную диагностику между сотрясением и ушибом головного мозга- 2) количественно оценить степень поражения центральной нервной системы при травме- 3) прогнозировать длительность реабилитационного периода (при динамическом обследовании больных) и в комплексе с вегетативными показателями определять фазу нормализации межцентральных взаимоотношений у больных с ушибами средней и тяжелой степеней.

Разработан простой и надежный способ оценки амплитудно-временных характеристик СМКП: на основании измерения длины огибающей электрограммы за определенный интервал времени (10 мин) при фиксированной скорости записи, расширяются возможности использования СМКП для оценки состояний головного мозга в нейрохирургической клинике.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ.

1. Комплексное обследование функционального состояния ЦНС, сердечно-сосудистой и дыхательной систем способствует углублению представлений о компенсаторных реакциях мозга человека при черепно-мозговой травме.

2. При ушибах головного мозга средней и тяжелой степеней с вовлечением диэнцефально-стволовых структур в патологическое состояние важная роль в дестабилизации состояния ЦНС принадлежит активации гипоталамических структур на фоне выраженной функциональной депрессии мезенцефалического отдела ретикулярной формации ствола головного мозга, что проявляется в возникновении комплексной реакции ЦНС, сердечно-сосудистой и дыхательной систем и находит отражение в сочетании высокоамплитудных СЕерхмедленных колебаний потенциалов (регистрируемых с поверхности кожи головы), с увеличением волнообразности и дыхательных волн плетизмограммы и патологическими нарушениями со стороны дыхания и пульса.

— 12

ВЫВОДЫ

1. Установлено, что дыхательные и сердечно-сосудистые реакции отличаются высокой чувствительностью в оценке состояния больного при сотрясении и ушибе головного мозга легкой степени в ранний посттравматический период, в то время как амплитудно-временные показатели сверхмедленных процессов, ЭЭГ и ВПСР в тех же условиях не претерпевают существенных изменений по сравнению с нормой.

2. Изменения вегетативных реакций при черепно-мозговой травме, проявляющиеся в виде патологических нарушений со стороны дыхания, пульса и плетизмограммы, отражают характер изменения функционального состояния центральной нервной системы, уровень поражения стволовых образований и степень тяжести травмы мозга.

3. По результатам исследования ВПСР у больных с черепно-мозговой травмой (средней и тяжелой степени) в первые две-три недели установлено, что увеличение времени реакции (до 300−1600 мс), разброс показателей ВПСР и наличие или отсутствие асимметрии для правой и левой рук отражает особенности динамики функционального состояния ЦНС больных и латерализацию патологического очагового поражения мозга.

4. Впервые установлено, что динамика амплитудных показателей СМКП у больных с черепно-мозговой травмой позволяет дифференцировать сотрясение и легкий ушиб головного мозга от ушиба средней и тяжелой степеней: в ранний посттравматический период при сотрясении и ушибах мозга легкой степени доминируют ниввовольт-ные СМКП (А=50−120 мкВ), при ушибах средней и тяжелой степеней

— амплитуда*сверхмедленных колебаний потенциалов резко возрастает (до 1000−1500 мкВ и выше).

5. Скорость исчезновения высокоамплитудных СМКП зависит от тяжести травмы и коррелирует с улучшением общего состояния больного, нормализацией вегетативных показателей.

6. В соответствии с существующими представлениями об отражении в динамике СМКП характера изменений нормальных и патологических состояний ЦНС, изменения высокоамплитудных СМКП у больных с ушибами средней и тяжелой степеней в ранние сроки рассматриваются как физиологические корреляты компенсаторных механизмов, в значительной мере отражающие течение посттравматического периода.

7. Комплексное обследование больных с закрытой черепно-мозговой травмой позволяет более полно оценить функциональное состояние различных уровней ЦНС этих больных.

— 150

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проблема уточнения защитно-компенсаторных физиологических механизмов головного мозга, а следовательно и проблема диагностики и лечения черепно-мозговой травмы постоянно остаются актуальными в практической нейрофизиологии и в нейрохирургической клинике в связи с непрерывным ростом абсолютного количества случаев этого вида травмы, вызванным многими факторами, и в том числе -процессом урбанизации, растущей механизацией производства, общим индустриальным развитием. Соответственно возрастает и значение проводимых при черепно-мозговой травме физиологических, клинико-морфологических, биохимических, электрофизиологических и других исследований, направленных на понимание физиологических закономерностей защитно-компенсаторных реакций, уточнение диагностических методов, улучшение лечебных мероприятий и разработку прогностических критериев при травматических заболеваний головного мозга.

В рамках этих проблем первостепенное значение приобретает теоретически обоснованный набор подходов и методов определения степени тяжести поражения центральной нервной системы, оценки динамики функционального состояния головного мозга и организма больного.

В настоящей работе представлены результаты комплексного обследования больных с черепно-мозговой травмой (неоднократно на протяжении пребывания больного в клинике) при помощи исследования ряда вегетативных параметров (записи плетизмограммы, спиро-граммы и пульсограммы), времени простой сенсомоторной реакции рук, электроэнцефалограмм, сверхмедленных колебаний потенциалов.

— 137

Исследования дыхательных й сердечно-сосудистых реакций выявили, что у большинства больных с сотрясением и ушибом головного мозга легкой степени, когда нейрофизиологические параметры (СМКП, ЭЭГ, ВПСР) и данные неврологического обследования находились в пределах нормальных величин, лишь показатели дыхательных и сердечно-сосудистых реакций объективно свидетельствовали о патологических изменениях протекания вегетативных реакций. Показатели этих вегетативных реакций еще более отклонялись от нормы при ушибах мозга средней и тяжелой степеней.

Эти объективно регистрируемые вегетативные реакции при черепно-мозговой травме даже в легких случаях подтверждают мнение ряда исследователей о непременной вовлекаемости диэнцефальных и стволовых структур при травматических повреждениях головного мозга, подчеркивая к тому же более высокую чувствительность дыхательной и сердечно-сосудистой реакций по сравнению с другими параметрами (СМКП, ЭЭГ, ВПСР),

Особенно выраженные изменения дыхательных и сердечно-сосудистых реакций были у больных с поражением стволовых отделов мозга. При этом степень вегетативных нарушений коррелировала с клинической картиной. У больных со средней и тяжелой степенью ушиба мозга, у которых превалировали симптомы верхнестволового поражения, наряду с патологическими изменениями со стороны дыхания и пульса, наблюдалось увеличение волнообразности плетизмограммы в первые дни после травмы, с медленным возвращением ее к норме, т. е. возбудимость сосудистого тонуса у этих больных была повышена, что связано, по литературным данным (Б.Г. Спирин, 1959- Л. А. Клумбис, 1976), обычно с возбуждением гипоталамических вазомоторных областей мозга. У больных, у которых в клинической картине превалиро

— 138 вали симптомы нижнестволового’поражения (мезенцефало-бульбарный синдром), в большинстве случаев наблюдалась нулевая плетизмограм-ма, т. е. сосудистый тонус был резко понижен, что указывало на пониженную возбудимость вазомоторного центра. У больных с ушибом мозга средней степени, на плетизмограмме более часто, чем в норме, наблюдались высокоамплитудные дыхательные волны, которые, по-видимому, были обусловлены нарушением нормального взаимодействия между деятельностью дыхательного и вазомоторного центров. По мере выздоровления больных характеристика дыхательных и сердечно-сосудистых реакций нормализовалась с различной скоростью в зависимости от тяжести и локализации травматического очага& raquo-

Таким образом, в результате обобщения данных исследования дыхательных и сердечно-сосудистых реакций, в сочетании с клиническим анализом уровней поражения центральной нервной системы в разные сроки раннего посттравматического периода, дифференцированы типовые изменения исследованных вегетативных реакций, раскрыто их прогностическое значение при черепно-мозговой травме. Как известно, дыхательная и сердечно-сосудистая деятельность (в том числе тонус и кровенаполнение периферических сосудов) регулируются центральными и периферическими механизмами. Клинико-физиологиче-ские исследования у больных с черепно-мозговой травмой свидетельствуют о первостепенном значении дисфункции гипоталамуса, т. е. центрального звена нейрогуморальной регуляции дыхательной и сердечно-сосудистой систем.

В клинической физиологии данные динамики исследованных нами вегетативных реакций у больных с черепно-мозговой травмой используются в качестве косвенных показателей функционального состояния головного мозга больных (В.М. Бергенер, 1970- Н. А. Филиппычева,

— 139

Т.О. Фаллер, 1975- Л. А. Елумбис,"Т976).

Ценным дополнительным методом обследования больных с черепно-мозговой травмой в плане оценки функционального состояния центральной нервной системы оказалось исследование величины времени простой сенсомоторной реакции правой и левой рук. У больных с сотрясением и легким ушибом головного мозга эта величина оказалась в пределах нормы, причем у больных с сотрясением мозга она нередко была даже несколько меньше нормальных величин, полученных в фоновых исследованиях здоровых испытуемых. Полученные нами нормальные величины ВПСР у больных с сотрясением головного мозга нуждаются в некотором, хотя бы кратком, физиологическом осмыслении. Наличие определенных функциональных изменений в центральной нервной системе больных с сотрясением головного мозга не вызывает сомнений. Однако, по всей видимости, эти функциональные изменения настолько тонки, быстропреходящи и, вероятно, компенсированы, что для адекватного их отражения нужны какие-то иные, значительно более чувствительные и, возможно, скорее биохимические, чем электрофизиологические параметры.

Время простой сенсомоторной реакции рук при ушибах мозга средней и тяжелой степеней было увеличено по сравнению с нормой в 7−10 раз и более. В некоторых случаях тяжелых ушибов головного мозга исследовать этот простой показатель оказывалось вообще невозможным из-за спутанности сознания обследуемых больных или из-за вялости их реакций. В ходе одного и того же исследования имели место колебания времени реакции- величина колебаний зависела, как показал анализ, от тяжести травмы и от интервала времени, прошедшего от момента травмы до проведения очередного исследования. По мере выздоровления больного время реакций и величина их разброса

— 140 уменьшались, восстанавливались"нормальные соотношения между ВПСР правой и левой руки. Нормализация времени реакции у больных с ушибом мозга средней степени тяжести наступала, как правило, к 8−12 дню после травмы, у больных с тяжелой степенью ушиба — к 15−21& quot-и позднее.

Как показали наши исследования, увеличение ВПСР рук у больных со средней и тяжелой степенью ушиба указывало на понижение общего функционального состояния головного мозга (вероятно, за счет угнетения ретикулярной формации ствола мозга) и на ослабление подвижности его нервных процессов (в одном полушарии или в обоих в связи с образованием контузионных очагов), а также на нарушение нормальных межполушарных взаимоотношений. Резкое увеличение времени реакции лишь одной руки (по сравнению с нормальной величиной времени реакции другой) у больных с контузионйыми очагами являлось надежным показателем латерализации очаговых поражений мозга в тех случаях, когда отсутствовали клинические признаки двигательных и чувствительных неврологических нарушений. Тем самым, данная методика помогает в уточнении диагноза при сотрясении и ушибах головного мозга, дает возможность объективно количественно оценить ход нормализации или ухудшения функционального состояния мозга, т. е. имеет прогностическое значение.

Результаты проведенных нами электроэнцефалографических обследований (ЭЭГ) больных с черепно-мозговой травмой в целом не отличались от известных по литературе данных. Патологические волны на ЭЭГ (тета- и дельта-диапазонов, заостренные и острые волны, превалирование быстрых ритмов, деформация основного ритма, полиморфная активность) были тем более Еыражены, чем тяжелее была черепно-мозговая травма.

— 141

У больных с сотрясением головного мозга в фоновой ЭЭГ патологических изменений не определялось, тогда как в случаях легкого ушиба мозга регистрировались лишь нерезкие признаки деформации основного ритма и увеличение быстрых элементов бета-диапазона. Отчетливые изменения на ЭЭГ наблюдались лишь в некоторых случаях ушибов мозга средней и тяжелой степеней.

Таким образом, при физиологической трактовке полученных нами данных ЭЭГ практически в каждом случае черепно-мозговой травмы можно былб отметить, наряду с локальными контузионньши изменениями, более или менее выраженные явления поражения диэнцефально-стволо-вых структур головного мозга, варьирующие в зависимости от степени тяжести травмы. Однако, непременным патологическим компонентом на ЭЭГ у наших больных являлось то или иное нарушение альфа-ритма (заострение, деформация, полно исчезновение), свидетельствующее, по данным Ю. В. Дубикайтиса и других, в первую очередь, об ирритации гипоталамических структур.

Преобладающий диффузный характер изменений на ЭЭГ у больных с черепно-мозговой травмой различной степени тяжести отражает, в первую очередь, общемозговые системные сдвиги функционального состояния головного мозга у таких больных. Выраженность патологических знаков тета- и дельта-диапазонов, наблюдающихся у этих больных, как правило, в обоих полушариях, свидетельствует о вовлечении в посттравматический патологический процесс при средней и тяжелых степенях ушиба головного мозга стволовых образований на ди-энцефальном и мезенцефальном уровнях. Это полностью согласуется с хорошо изученной картиной биоэлектрических изменений при черепно-мозговом травматизме (О.М. Гриндель, 1978- Л. И. Сумский, 1982- Ю. В. Дубикайтис, В. Б. Полякова, 1983, и м’н. др.).

— 142

По мере выздоровления больных на ЭЭГ исчезали патологические элементы и ЭЭГ постепенно нормализовалась. Таким образом, динамика ЭЭГ во многом способствовала уточнению суждения о функциональном состоянии головного мозга у больных с черепно-мозговой травмой.

При наличии на ЭЭГ патологических знаков у больных с легким ушибом головного мозга нормализация наступала обычно в течение первой недели от момента травмы. При средней степени ушиба — нормализация ЭЭГ наступала в течение 8−14 дней, при тяжелом ушибе мозга — на 15−21 день и позднее, т. е. в"зависимости от тяжести чере-пно-мозгойой травмы.

При изучении динамики сверхмедленных колебаний потенциалов у больных с сотрясением и ушибом мозга легкой степени СМКП были сходны с теми, что выявлялись у здоровых людей в состоянии спокойного бодрствования, т. е. не превышали по амплитуде 60−120 мкВ. Шло выявлено, что у больных (в состоянии бодрствования) с клиническим диагнозом & quot-ушиб головного мозга средней или тяжелой степеней& quot- в первые дни или недели после травмы амплитуда СМКП в секундном и декасекундном диапазонах была равна 400−1000 мкВ и более (то есть, СМКП того же порядка и тех же характеристик, что и СМКП, обнаруженные Н. А. Аладжаловой у здоровых испытуемых при регистрации с поверхности кожи головы во время некоторых фаз естественного ночного сна). При динамическом обследовании больных с черепно-мозговой травмой обнаружено, что по мере улучшения клинического состояния больного и нормализации функции центральной нервной системы, амплитуда секундных и декасекундных СМКП прогрессивно снижалась до значений, характерных для здоровых лиц — 60−120 мкВ. Необходимо отметить, что после такого полного & quot-уплощения"- СМКП амплитуда их в дальнейшем уже не возрастала у выздоравливающих больных ни в пе

— 143 риод их дальнейшего пребывания’в клинике, ни при изучении отдаленных результатов лечения (через несколько месяцев после выписки из стационара).

У 10% больных с тяжелым ушибом мозга, находящихся в сопорозном или’бодрствующем состоянии, в первые 1−5 дней наблюдался & quot-уплощенный"- характер СМКП, который позднее, при благоприятном течении заболевания, приобретал вид высокоамплитудных сверхмедленных волн А=400−1000 мкВ- по мере выздоровления больного амплитуда волн прогрессивно снижалась до 60−120 мкВ.

Выраженность высокоамплитудных колебаний у больных с последствиями закрытой черепно-мозговой травмы, возникшими в результате грубого одномоментного воздействия травмирующего фактора, когда, независимо от локализации воздействия, неизбежно страдает прежде всего ствол мозга (расстройство сознания, тошнота, рвота), позволяет думать, что высокоамплитудные (до 1000 мкВ и более) колебания являются у этих больных электрографическим выражением защитно-компенсаторных механизмов мозга. Во-первых, поражение стволовых активирующих структур ретикулярной формации приводит к снятию восходящих активирующих воздействий, что обеспечивает необходимый для восстановления головного мозга покой- во-вторых, лишь на гипоталамус ретикулярная формация ствола оказывает тормозящее воздействие, которое снимается при поражении ствола, что вызывает активацию гипоталамических структур с их гипофизарно-адреналовыми механизмами, повышая тем самым в организме определенный гормональный фон (а в нейрохирургии хорошо известно и широко используется противортечное, противовоспалительное и рассасывающее действие гормональной терапии).

Известно, что при черепно-мозговой травме с ушибом головного мозга, независимо от локализации патологического очага, в первую очередь страдают две области: стволовая и гипоталамическая. Очаги клеточной деструкции и сопровождающие их микроочаги асептического воспаления в стволовой области приводят к выраженной функциональной депрессии этой зоны мозга, тогда как гипоталамическая область отвечает на умеренное травматическое поражение мощной активацией своих задне-гипоталамических структур, приводя в действие их гипофизарно-адреналовые механизмы. Такое разнонаправленное действие черепно-мозговой травмы на стволовую и гипота-алмическую области является целесообразным с точки зрения включения защитных и компенсаторных механизмов ЦНС на этих двух антагонистических в функциональном отношении уровнях.

Известно также, что в динамике развития сна происходят существенные перестройки стволового и гипоталамического отделов ЦНС: снижение активирующего влияния ствола, эффект облегчения и активация в задне-гипоталамических структурах.

Во время некоторых фаз сна у здоровых испытуемых Аладжалова с сотр. регистрировала такие же высокоамплитудные секундные и де-касекундные СМКП, какие мы наблюдали у наших больных в состоянии бодрствования. Сопоставление этих и других данных биохимического, клинического, морфологического характера позволило нам в подтверждение и развитие точки зрения Н. А. Аладжаловой о причинной связи между гипоталамической активацией и появлением высокоамплитудных СМКП, Еысказать предположение, что высокоамплитудные СМКП у больных с черепно-мозговой травмой при регистрации с поверхности кожи головы отражают дестабилизацию ЦНС и их динамика соотносима с нарушением подкорковых межцентральных взаимоотношений, и в частности, — гиперактивацией заднегипоталамических структур на фоне выраженной функциональной депрессии мезенцефалического отдела ретикулярной формации ствола головного мозга. Исчезновение высокоамплитудных волн СМКП у больных указывает, очевидно, на нормализацию подкорковых межцентральных взаимоотношений.

Известно, что при особо тяжелых ушибах головного мозга возникают деструктивные изменения во многих мозговых структурах, и в том числе, диэнцефальных, Это приводит к замедлению процессов компенсации и затрудняет включение защитно-приспособительных механизмов мозга. Вероятно этим/. можно объяснить тот факт, что у больных с особо тяжелыми повреждениями мозга в первые дни после травмы СМКП имели парадоксально уплощенный характер, колебания на плетизмограмме были слабо выражены или отсутствовали совсем, что указывало на ареактивность сердечно-сосудистой системы. В случае благополучного исхода появление высокоамплитудных СМКП у этих больных совпадало с тенденцией к нормализации клинических и других физиологических показателей функционального состояния мозга и организма, что свидетельствует о начавшейся компенсаторной реакции.

В практическом отношении параметр СМКП, как впервые показали наши исследования, является весьма информативным в клинической нейрофизиологии, так как он позволяет, во-первых, проводить дифференциальную диагностику между сотрясением и ушибом головного мозга- во-вторых, он позволяет не только качественно, но и количественно оценить степень поражения центральной нервной системы при черепно-мозговой травме- в-третьих, при динамическом обследовании больных этот параметр позволяет прогнозировать длительность

— 146 реабилитационного периода, и, наконец, в-четвертых, при ушибах средней и тяжелой степеней этот параметр позволяет определять фазу нормализации межцентральных взаимоотношений между гипоталамиче-ским и стволовым уровнями центральной нервной системы.

По данным наших исследований, сроки нормализации (& quot-уплощения"-) высокоамплитудных секундных и декасекундных СМКП зависят от тяжести черепно-мозговой травмы- в случае ушиба головного мозга средней степени нормализация СМКП происходит в течение 2−3 недель от момента травмы- тяжелые ушибы головного мозга еще больше отдаляют момент уплощения высокоамплитудных СМКП, и нормализация данного показателя наступает в этих случаях не раньше, чем через три-пять недель от момента травмы.

Проведенное нами сопоставление данных ВПСР, ЭЭГ и СМКП выявило определенное соответствие между этими параметрами, как в плане зависимости их изменений от степени поражения центральной нервной системы, так и в плане их временной динамики. Большее соответствие по срокам нормализации между ЭЭГ и ВПСР и некоторая ус-коренность этой нормализации по сравнению с динамикой СМКП выявляют более тесную функциональную связь между ЭЭГ и ВПСР* В то же время СМКП, по-видимому, теснее связаны с состоянием диэнцефаль-но-стволового уровня. При сопоставлении данных ЭЭГ при черепно-мозговой травме с данными СМКП обращают на себя внимание большая Частота высокоамплитудных отклонений СМКП по сравнению с патологическими изменениями на ЭЭГ: во многих случаях, когда в ЭЭГ не обнаруживалось существенных отклонений от нормы, динамика СМКП была представлена высокоамплитудными волнами. Сроки нормализации в одних и тех же случаях ушибов головного мозга для ЭЭГ были несколько короче, чем для СМКП: часто на фоне уже нормальной ЭЭГ

— 147 все еще не отмечалось полного"уплощения паттернов СМКП. Все это дает основание заключить, что электрофизиологические изменения более низкого, чем ЭЭГ, частотного диапазона (Т=1−4 до 20−20 с) дополняют ЭЭГ и особенно при поражении глубоких отделов мозга. Таким образом, в сопоставлении с клиникой использование полного электроэнцефалографического спектра — от бета-диапазона до инфра-низкочастотных секундных и декасекундных колебаний помогает точнее оценить функциональное состояние как коркового, так и подкорковых (гипоталамического и стволового) уровней центральной нервной системы при черепно-мозговой травме.

Таким образом, как показали результаты наших исследований, при черепно-мозговой травме, вызывающей сложные интрацентральные корково-подкорковые изменения нейродинамики, наиболее полным и информативным является комплексное клинико-физиологическое обследование больных, включающее изучение динамики биопотенциалов головного мозга в диапазоне ЭЭГ и СМКП, исследование времени простой сенсомоторной реакции рук в сочетании с показателями состояния дыхательной и сердечно-сосудистой систем, что позволяет полнее раскрыть характер нарушений в ЦНС и в межсистемных взаимоотношениях.

Использованный в работе комплекс физиологических показателей деятельности мозга позволяет расширить практическое применение физиологических методов в нейрохирургической клинике при диагностике и наблюдении за динамикой функционального состояния мозга по ходу лечения больных с черепно-мозговой травмой, а также с целью прогнозирования дальнейшей его динамики и контроля за эффективностью лечебных мероприятий.

ПоказатьСвернуть

Содержание

Глава I. ОБЗОР ЛИТЕРАТУШ.

1.1. Способы изучения динамики функционального состояния ЦНС и других систем организма в норме и патологии.

1.1.1. Исследование дыхательных и сердечно-сосудистых реакций при черепно-мозговой травме

1.1.2. Изучение динамики функционального состояния ЦНС у больных с черепно-мозговой травмой по данным времени простой сенсомоторной реакции рук (ВПСР).

1.1.3. Электроэнцефалография в изучении патологических нарушений в головном мозгу у больных с черепно-мозговой травмой

1.1.4. Оценка функционального состояния головного мозга по данным динамики сверхмедленных колебаний потенциалов у животных и человека

Глава 2. МАТЕГИАЛ И МЕТОДЫ, ИССЛЕДОВАНИЙ.

2.1. Контингент обследованных больных

2.2. Методика изучения вегетативных реакций (дыхательных и сердечно-сосудистых)

2.3. Методика исследования времени простой сенсомоторной реакции рук

2.4. Методика изучения электроэнцефалограмм

2.5. Методика изучения сверхмедленных колебаний потенциалов результаты: исследований

Глава 3. ИССЛЕДОВАНИЕ ДИНАМИКИ ДЫХАЖЕЬНЫХ й СЕРДЕЧНО-СОСУДИСШХ РЕАКЦИЙ У ЗДОРОВЫХ ЛЮДЕЙ И У БОЛЬНЫХ С ЧЕРЕПНО-МОЗГОВОЙ ТРАВМОЙ& quot-.

3.1. Вегетативные показатели"у здоровых людей

3.2. Дыхательные и сердечно-оосудистые реакции у больных с черепно-мозговой травмой

3.3. Обсуждение полученных данных.

Глава 4. ОСОБЕННОСТИ ДИНАМИКИ ВРЕМЕНИ ПРОСТОЙ СЕНСО-МОТОРНОЙ РЕАКЦИИ РУК (ВПСР) У БОЛЬНЬЁХ С ЧЕРЕПНО-МОЗГОВОЙ ТРШЮЙ

4.1. Время простой сенсомоторной реакции у здоровых лиц и у больных с черепно-мозговой травмой различной степени тяжести

4.2. Обсуждение полученных данных.

Глава 5. ХАРАКТЕЭДСТИКА ЭЭГ У БОЛЬНЫХ С ЧЕРЕПНО

МОЗГОВОЙ ТРАВМОЙ .-.

5.1. Изучение особённостей динамики ЭЭГ у больных — • с черепно-мозговой травмой разной степени тяжести и в разные сроки от момента заболевания.

5.2. Обсуждение полученных данных.

Глава 6. ИЗУЧЕНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ ДИНАМИКИ СВЕРХМЕДЛЕННЫХ ПРОЦЕССОВ ГОЛОВНОГО МОЗГА (ПРИ РЕГИСТРАЦИИ С ПОВЕРХНОСТИ ГОЛОШ) У БОЛЬНЫХ С ЧЕРЕПНО-МОЗГОВОЙ ТРАВМОЙ

6.1. Особенности спонтанной динамики сверхмедленных колебаний потенциалов головного мозга у здоровых лиц при спокойном бодрствовании

6.2. Особенности динамики состояния головного мозга у больных с различной степенью тяжести черепно-мозговой травмы по показателю длины огибающей сверхмедленных колебаний потенциалов.

6.3. Обсуждение полученных данных. III

Глава 7. СОПОСТАВЛЕНИЕ СМКП С ДРУГИМИ ПОКАЗАТЕЛЯМИ

ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ ГОЛОВНОГО МОЗГА У БОЛЬНЫХ С ЧЕРЕПНО-МОЗГОВОЙ ТРАВМОЙ

7.1. О соотношении между динамикой СМКП и фоновой

• ЭЭГ у больных с черепно-мозговой травмой

7.2. О соотношении между динамикой СМКП и ВПСР

7.3. О соотношении между динамикой СМКП и вегетативных реакций

Список литературы

1. Абуладзе К. С. Деятельность коры больших полушарий головного мозга у собак, лишенных трех дистантных рецепторов: зрительного, слухового и обонятельного. Тез. сообщ. Х У Междунар. физиол. конгресса. Л., 1935.

2. Аврамов С. Р. Динамика"уровня постоянного потенциала (ПП) в глубоких структурах мозга человека в состоянии спокойного бодрствования и при некоторых воздействиях. В кн.: Роль глубоких структур в механизмах патологических реакций. Л., 1965, C. 3-II.

3. Ажипа Я. Й. Гормоны и медиаторы при нарушении трофической функции нервной системы и их роль в происхождении нейрогенных дистрофий. В кн.: Чтения имени акад.А. Д. Сперанского. M., 1974, с. 20−45.

4. Акмаев И. Г. Структурные основы механизмов гипоталамической регуляции эндокринных функций. М.: Наука, 1979, с. 16.

5. Аладжалова H.A. Сверхмедленные ритмические изменения электрического потенциала головного мозга. Биофизика, 1956, вып. 2, с. 127−136.

6. Аладжалова H.A. Сверхмедленные ритмы в изменениях потенциала коры головного мозга и воздействующие на них факторы. Тез. конф. по вопросам электрофизиологии центральной нервной системы. Л., 1957, с. 8−9.

7. Аладжалова H.A. Медленные электрические процессы в головном мозге: Автореф. Дис. д-ра биологич. наук. М., I960.

8. Аладжалова H.A. Медленные электрические процессы в головном мозге. М.: Изд-во АН СССР, 1962.

9. Аладжалова H.A. Сверхмедленная активность головного мозга. -В кн.: Современные проблемы электрофизиологических исследований нервной системы. М.: Медицина, 1964, с. 313−332.

10. Аладжалова H.A. Сверхмедленные ритмические процессы в нервной системе. В кн.: Длительные электрические потенциалы нервной системы. Тбилиси: Мецниереба, 1969, с. 236−259.

11. Аладжалова H.A. Различие в парадоксальных стадиях сна человека в начале ночи и под утро. В кн.: Сон и его нарушения. М., 1972, с. 9−11.

12. Аладжалова H.A. О генезе сверхмедленных ритмических колебаний потенциала головного мозга. В кн.: Основные проблемы электрофизиологии головного мозга. M., 1974, с. 91−102.

13. Аладжалова H.A. Неустойчивые функциональные состояния человека и их переходы. В кн.: Функциональные состояния: Матер, международ. симпоз. (25−28 октября 1976 г.) Изд-во МГУ, 1978, с. 5−6.

14. Аладжалова H.A. Психофизиологические аспекты сверхмедленной ритмической активности головного мозга. -М.: Наука, 1979.

15. Аладжалова H.A., Арнольд O.P., Шаров В. Ю. Многоминутные ритмические колебания мозговых потенциалов человека и регуляция бдительности. Физиология человека, 1977, т. З, № 2, с. 259−265.

16. Аладжалова H.A., & quot-Каменецкий С. Л. Сверхмедленные колебания потенциала головного мозга человека при переходе от бодрствования в гипнотическое состояние. Вопр. психологии, 1974а, № I, с. 94−103.

17. Аладжалова H.A., Кольцова A.B. Инфранизкочастотный спектр электрических явлений в головном мозге. Докл. АН СССР, 197Еа, т. 197, № 4, с. 973−976.

18. Аладжалова H.A., Кольцова A.B. Инфранизкочастотный спектр головного мозга. Матер. УХ всес. конф. по электрофизиол. ц.н.с. Л., I97L6, с. 7.

19. Аладжалова H.A., Кольцова A.B., Коштоянц О. Х. Отражение мобилизации внимания в параметрах сверхмедленных ритмических колебаний потенциала мозга человека. Матер. ХХШ Совещ. по пробл. ВНД, Горький, 1972, вып. 2, с. 147.

20. Аладжалова H.A., Кольцова A.B., Коштоянц О. Х. Различие в парадоксальных стадиях сна человека в начале ночи и под утро. В кн.: Сон и его нарушения. Тез. докл. симпоз., M., II-I3 декабря 1972, с. 9−11.

21. Аладжалова H.A., Кольцова A.B., Коштоянц О. Х. Частотный спектр сверхмедленных ритмических колебаний потенциала в мозге человека. Докл. АН СССР, 1973, т. 209, № 3, с. 749−752.

22. Аладжалова H.A., Кольцова A.B., Коштоянц О. Х., Микаэлян М. Х. Сверхмедленные ритмические колебания потенциалов мозга человека во сне. В кн.: Функциональные состояния мозга. М.: МГУ, 1975, с. 62−73.

23. Аладжалова H.A., Кольцова A.B., Ротенберг B.C. О механизмах нарушения сна у больных неврозами. В кн.: ХХ1У Всесоюз. совещание по пробл. высшей нервной деятельности, посвященное125. летию со дня рождения И. П. Павлова. Матер, симпоз. М., I974, с. 228−229.

24. Аладжалова H.A., Леонова H.A., Русалов Б. М. О соотношении сверхмедленных потенциалов мозга и особенностей формирования установки при выполнении автоматизированных умственных операций. -Физиология человека, 1975, т. 1, № 5, с. 739−744.

25. Аладжалова H.A., Рожнов В. Е., Каменецкий С. Л. Колебания сверхмедленных потенциалов головного мозга в состоянии гипнотического сна. В кн.: Сон и его нарушения. (11−13 декабря 1972 г.): Тез. докл. симпоз. М., с. 12−15.

26. Аладжалова H.A., Рожнов В. Е., Каменецкий С. Л. Гипноз человека и сверхмедленная биоэлектрическая активность головного мозга. -К. невропатол. и психиатрии им. С. С. Корсакова, 1976, т. 76, № 5, с. 704−709.

27. Алексанян З. А. Bioэлектрическая и секреторная активность гипота-ламо-нейрогипофизарной области.: Автореф. дисс. канд. мед. наук. Л., 1967.

28. Алексеев М. А. К& quot- вопросу о нервных механизмах и взаимодействии двух корковых сигнальных систем при ритмических двигательных условных реакциях человека. Журн. высш. нерв, деят., 1953, вып. 6, с. 888.

29. Альварес А., Фернандес Г. Прогностическая ценность нейрометрического исследования при черепно-мозговой травме. Физиология человека, 1981, т. 7, № 5, с. 822−827.

30. Аничков C.B., Заводская И. С., Морева Е. В., Веденеева З. И. Нейро-генные дистрофии и их фармакотерапия. Л., 1969.

31. Анохин П. К. Проблема центра и периферии в современной физиологии нервной деятельности. В сб.: Проблемы центра и периферии. Горький, Горьковское изд., 1935, 490 с.

32. Анохин П. К. Сновидения и наука. йзд-во Московский большевик, M., 1945.

33. Анохин II.K. Значение ретикулярной формации для высшей нервной деятельности. Физиол. журн. СССР, 1957, т. 43, № 11, с. 1072−1085.

34. Анохин"П.К. Внутренее торможение как проблема физиологии. М., 1958.

35. Анохин П. К. Биология и нейрофизиология условного рефлекса. М.- Медицина, 1968. — 547 с.

36. Артарян A.A., Галкина Н. С., Банин A.B. Некоторые особенности изменения ЭЭГ в динамике острого периода черепно-мозговой травмы у детей. В сб.- научн трудов: Вопросы патогенеза и лечения черепно-мозговой травмы. M., 1978, с. 79−86.

37. Арутюнова A.C., Блинков С. М. Латентный период двигательной реакции при гемианопсии. Ж. высш. нервн. деят., 1962, т. 12, в. З, с. 432−436.

38. Архангельский В. В. Патологическая анатомия черепно-мозговой травмы. В кн.: Руководство по нейротравматологии, ч.1. Черепно-мозговая травма (Под ред. А.й. Арутюнова. — М.: Медицина, 1978, с. 7−42.

39. Асафов Б. Д. О функциональной структуре ориентировочного рефлекса на подпороговые, пороговые и надпороговые звуковые раздражители. В сб.: Нейрофизиологические исследования при нервно-психических заболеваниях. Тр. ЛИЭШНа, в. 7, il.: ЛИЭТИНа, 1961, с. 30−54.

40. Асафов Б. Д. О явлении повышенной возбудимости мозговых структур. В кн.: Клинико-электрофизиологические показатели функционального состояния головного мозга человека. — Тр. ЛИЭТИНа, в. 27, Л., I97L, с. 137−141.

41. Асафов Б. Д., Йоскутова Т. Д. О возможности оценки функционального состояния человека по некоторым вероятностно-статистическим характеристикам простой двигательной реакции. Тез. ХХШ совещ. по вопр. в.н.д. Горький, 1972, с. 138−139.

42. Асафов Б. Д., Лоскутова Т. Д. Количественная оценка функционального состояния центральной нервной системы. В кн.: Функциональные состояния мозга. М.: МГУ, 1975, с. 27−32.

43. Аскназий A.A., Грозин Е. А., Нелюбин В. А., Коновалов Г. Е. О корреляции показателей функционального состояния нервной системы при спортивной тренировке. В кн.: Физиологическое обоснование тренировки. М.: Физкультура и спорт, 1969, с. 144−152.- 156

44. Афанасьева Е. Ю., Силантьева Е. А. Афиногенов С.Н. Оценка острой черепно-мозговой травмы по данным тепловой пробы, плетизмографии и электрокардиографии. Вопр. нейрохирургии, 1955, т. 19, в. 2, с. 89.

45. Ашрафов A.A. Функциональное состояние вегетативной нервной системы при закрытых черепно-мозговых поверждениях: Автореф. Дис. канд. мед. наук. Баку, 1964.

46. Бабчин И. С. Травма мозга и вегетовйсцеральная патология. Актовая речь. I., 1969.

47. Бабиченко Е. И., Хурина A.C. Повторная закрытая черепно-мозговая травма. Изд. Саратовского ун-та, 1982, с. 47−71.

48. Базаревич Г. Я., Бэгданович У. Я., Волкова И. Н. Медиаторные механизмы регуляции дыхания и их коррекция при экстремальных состояниях. Л.: Медицина, 1979, с. ПЗ-116.

49. Банщиков В. М., Теплицкая Е. И. Время реакции в экспериментальном исследовании психических больных (обзор литературы). Ж. не-вропатол. и психиатр., 1969, т. 69, в. 5, с. 762−767.

50. Баронов В. А. Закрытые травмы головного мозга. Л.: Медицина, Ленингр. отд., 1966, 230 с.

51. БерГинер В. М. Эуфиллин в лечении острой закрытой черепно-мозговой травмы. Кишинев: Картя Молдовеняска, 1970, с. 158−162.

52. Бережкова Л. В. Электрофизиологические корреляты лечебных активаций артифициальных стабильных функциональных связей в мозгу. Физиология человека, 1982, т. 8, № 2, с. 275−279.

53. Бережкова Л. В., Смирнов В. М. Динамика сверхмедленной ритмической активности мозга при формировании и активации артифициальных стабильных функциональных связей. Физиология человека, 1981, т. 7, № 5, с. 897−908.

54. Бериташвили И. С. О происхождении медленных потенциалов мозга.

55. В кн.: Гагрские беседы. Тбилиси, 1949, т. 1, с. 209.

56. Бехтерева Н.п. Оценка нейродинамики у больных с острой закрытой травмой черепа и головного мозгаштодом электроэнцефалографии. В кн.: Труды I Всес. конфер. нейрохирургов. Л., 1958, C. X09-II8.

57. Бехтерева Н. П. Биопотенциалы больших полушарий головного мозга при супратекториальных опухолях. Л.: Медгиз, 1960. -187 с.

58. Бехтерева Н.п. Некоторые принципиальные гопросы изучения нейрофизиологических основ психических явлений у человека. В кн.: Глубокие структуры мозга человека в норме и патологии. М. -Л.: Наука, 1966, с. 18−20.

59. Бехтерева «Н. П. Изменения электрических явлений в глубоких структурах мозга и оперативная память. В кн.: Соверменные проблемы электрофизиологии ЦНС. М., 1967а, с. 31.

60. Бехтерева Н. П. Некоторые возможности исследования глубоких отделов мозга человека. В кн.: Проблемы клинической и экспериментальной физиологии головного мозга. Л., 19 676, с. 7.

61. Бехтерева Н. П.. ¡-Некоторые Бопросы физиологии и '?труктурно-функцио-нальных отношений глубоких структур мозга человека. В кн.: Нейрофизиологические основы нормальных и патологических реакций мозга человека. Л.: Наука, 1970, с. 7−18.

62. Бехтерева Н. П. Нейрофизиологическое изучение психической деятельности человека. В кн.: Клиническая нейрофизиология. Л.: Наука, 1972, с. 191−223.

63. Бехтерева Н. П. Нейрофизиологические аспекты психической деятельности человека. 2-е изд., перераб. Л.: Медицина, 1974.

64. Бехтерева Н. П. Часзше и общие механизмы мозгового обеспечёния психической Деятельности человека и перспективы проблемы. -Физиология человека, 1975, т. 1, вып. 1, с. 6.- 158

65. Бехтерева H.П. Здоровый и больной мозг человека. Л.: Наука, 1980.

66. Бехтерева Н. П. Пути развития физиологии здорового и больного мозга человека. /Актовая речь)/ Л.: Наука, 1982, с. 3−21.

67. Бехтерева Н. П., Дубикайтис Ю. В., Зимкин Н. В. О некоторых особенностях динамики биоэлектрических потенциалов при травме головного мозга. В кн.: Травма нервной системы. Л.: Медгиз, I960, с. 238−249.

68. Бехтерева Н. П., Камбарова Д. К., Поздеев В. К. Устойчивое патологическое состояние при болезнях мозга. Л.: Медицина, 1978.

69. Бехтерева Н. П., Чернышева В. А. Физиологические механизмы психической деятельности. Вестн. Научная мысль АПН СССР, 1969, вып. 3, с. 28−35.

70. Блинков С. М., Лурье Р. Н., Русинов B.C. О прогностическом значении ЭЭГ при черепно-мозговых ранениях. Ж. Вопр. нейрохирургии, 1947, т. XI, № 2, с. 19−31.

71. Блинков С. М., Русинов B.C." Проблема локализации функций в свете клинической электроэнцефалографии. I. Невропатол. и психиатр. 1945, Т. Х1У, № 3, с. 21−26.

72. Боева’Ё. М. Очерки по патофизиологии острой закрытой травмы мозга. M., 1968, с. 55−68.

73. Бойко Е.И.' Время & iquest-¿-акции человека. М.: Медицина, 1964, 440 с.

74. Борщаговский М. Л., Дубикайтис Ю. В. Основные клинические синдромы- 159 витальных нарушений при тяжелый повреждениях черепа и головного мозга. Вестн. хир., 1969, № 1, с. 103−108.

75. Бурденко H.H. Травма черепа. Собрание соч. Т. 4, М., 1950, с. 240−350.

76. Василевский H.H. Нейрофизиологические механизмы регуляции адаптивной деятельности мозга. В кн.: Эволюция, экология и мозг. -Л., 1972, с. 3−29.

77. Васин Н. Я., Шевелев И. Н. Изменения периферического кровотока в остром периоде черепно-мозговой травмы. В кн.: П Всесоюз. съезд нейрохирургов: Тез. докл. М., 1976, с. 274−276.

78. Васин Я. Н., Шевелев И. Н. Периферическое кровообращение при черепно-мозговой травме. В кн.: Руководство по нейротравматалогии, ч.1. Черепно-мозговая травма. /Под ред. А. И. Арутюнова — М.: Медицина, 1978, с. 83−95.

79. Вейн A.M. Лекции по патологии вегетативной нервной системы. М., 1971″ 87 с.

80. Волкова В. Д., Гончаренко О. И., Родионов К. К., Трохачев А. И. Измерение времени простой двигательной реакции рук у больных с черепно-мозговой травмой. Ж. невропатол. и психиатрии им. С. С. Корсакова, 1981, Т. 81, в. 5, М., с. 665−669.

81. Вотчал Б. Е. Периферическое кровообращение и его изменения при некоторых патологических состояниях под влиянием терапевтическиха агентов, а также пути его изучения. Автореф. Дис. канд. мед. наук. М., I94X.

82. Вотчал Б. Е., Жмуркин В. П. Плетизмография. В кн.: Справочник по функциональной диагностике./ Под ред. И. А. Кассирского — М.: Медицина, 1970, с. 179−189.

83. Гафт П. Г., Прийменко Д. П., Бугаева Н. М. О некоторых вегетативно-висцеральных расстройствах при закрытой черепно-мозговой травме. В кн.: П всесоюз. съезд нейрохирургов: Тез. докл., М., с. 278−279,197 6.

84. Голиков Н. В. Физиологическая лабильность и ее изменения при основных нервных процессах. Л.: Изд. ЛГУ, 1950, с. 240.

85. Голиков Н. В. Физиологические основы теории электроэнцефалографии. В кн.: Вопросы теории практики электроэнцефалшграфии. Л., 1956, с. 3−31.

86. Головко A.C. Изменение сердечно-сосудистой системы при сотрясении головного мозга: Автореф. Дис. канд. мед. наук, -Харьков, 1962.

87. Гончаренко О .И. К характеристике двигательных реакций рук у правшей и скрытых левшей. В с8. 'науч. трудов конф. молодых ученых и специал.: Структурно-функциональные аспекты нейрофизиологии, Л., 1978, с. 70−72.

88. Гончаренко О. И., Родионов К. К., Шальнова М. А., Трохачев А. И. Опыт клинического применения электрофизиологического параметра сверхмедленных колебаний потенциала. В кн.: ПУ съезд Всесо-юз. физиологического общества им. И. П. Павлова. Баку, 1983, т. 2, с. 303.

89. Горшков"'С.И. Некоторые итоги и перспективы применения методики измерения скрытого времени в гигиене и физиологии. В кн.: Вопросы физиологии в гигиене, вып. 2, М., 1975, с. 5−14.

90. Гнесина Е. А. Динамика электроэнцефалограммы в остром периоде закрытой черепно-мозговой травмы и ее диагностическое значение: Автореф. Дис.. канд. мед. наук, Казань, 1970.

91. Гнесина Е. А., Трошин В. М., Лихтерман Л. Б., Фраерман А. П. Электроэнцефалография. В кн.: Сочетанная черепно-мозговая травма. Горький, 1977, с. 130−140.

92. Гращенков Н. Й., Иргер И. М. Патогенез острой закрытой черепно-мозговой травмы. В кн.: Руководство по неврологии/Под ред. Г. П. Корнянского. М.: Медгиз, 1962, т. 8, с. П-87.

93. Гращенков Н. И., Макарова Л. Г. Динамика биотоков головного мозга при его ранении. В сб.: Неврология военного времени. М., 1949, I, с. 309−322.

94. Грекова Т. И. Динамика МЭП и КГР нак показатели эмоционального состояния. В кн.: Проблемы физиологии и патологии высшей нервной деятельности. Л.: Медицина, 1974, т. 5, с. 274−285.

95. Грекова-Т.И. Динамика медленных электрических процессов глубоких структур мозга человека при эмоциональных реакциях: Автореф. Дис.. канд. мед. наук. Л., 1975.- 162

96. Гречин В. Б. Подкорковые звенья оптимизации интеллектуально-мне-стической деятельности человека. Физиология человека, 1977, т. 3, с. 891.

97. Гречин В. Б., Кропотов Ю. Д. О генезе медленных колебаний кислорода в мозге человека. Физиол. ж. СССР, 1974, т. 60, с. 849−856.

98. Гречин В. Б., Кропотов Ю. Д. Медленные неэлектрические ритмы головного мозга человека. Л: Наука, 1979, 127 с.

99. Григорян A.B., Долина 0.А., Дубова М. Н., Муляев Л. Ф., Гурова М. Б. Внешнее дыхание и мозговой кровоток при острой черепно-мозговой травме. В кн.: П всесоюз. съезд нейрохирургов (1619 ноября 1976 г.): Тез. докл., М., с. 92−94.

100. Гриндель О. М. Электроэнцефалография при закрытой черепно-мозговой травме. В кн.: Руководство по нейротравматологии, ч. 1, Черепно-мозговая травма /Под ред. А. И. Арутюнова, — М.: Медицина, 1978, с. 156−177.

101. Гриндель O.M., Брагина H.H., Вихерт Т. М., Добронравова И. С., Доброхотова Т. А., Салалыкин В. И. Динамика функционального состояния мозга у больных после нейрохирургических операций. -В кн.: Функциональные состояния мозга. М.: МГУ, 1975, с. 74−90.

102. Гурова М. Б. Состояние внешнего дыхания и мозгового кровообращения зз остром периоде черепно-мозговой травмы: Автореф. Дис. канд. мед. наук. М., 1974.- 163

103. Дашьян Г. Г. Нарушения периферической гемодинамики при острой черепно-мозговой травме. В кн.: П Всесоюз. съезд нейрохирургов: Тез. докл., M., 1976, с. 281−283.

104. Демин H.H., Коган А. Б., Моисеева Н. И. Нейрофизиология и нейрохимия сна. Л.: Наука, 1978, с. 86−120.

105. Дралюк Н. С. Диагностическое и прогностическое значение изменений сердечно-сосудистой системы при так называемой & quot-легкой"- закрытой травме (сотрясении) головного мозга: Автореф. Дис. канд. мед. наук. Алма-Ата, 1964.

106. Дубикайтис Ю. В., Полякова В. Б. Биоэлектрическая активность головного мозга у больных с черепно-мозговой травмой при ирритации стволовых структур. Ж. Вопр. нейрохирургии, 1983, № 3, с. 14−18.

107. Егоров В. А., Широгоров В. К. Двигательная асимметрия и ее изменения у летчиков под влиянием полетов. Вопросы психологии, 1976, N23, с. 129−132.

108. Егорова И. С. Электроэнцефалография. М.: Медицина, 1973.

109. Жирмунская Е. А. Некоторые количественные характеристики различных типов ЭЭГ человека. S. невропат, и психиатрии, 1969, 69, 7, с. 984−990.

110. Жирмунская Е. А., Анохина H.A. Варианты ЭЭГ при изменениях функционального состояния мозга. Физиология человека, 1984, т. 10, N21, с. 130−138.

111. З^ков В. Г"1' Устойчивость моторики верхних конечностей человека в свете физиологических исследований: Автореф. Дис& raquo-. канд. биол. наук. Свердловск: СГМИ, 1968. 2уков В. Г. Эргономика и вопросы устойчивости физиологических функций. '- Свердловск, 1973.

112. Замаренов В. Б. К вопросу о направленном влиянии физических упражнений на некоторые стороны высшей нервной деятельности чело- 164 века. В сб.: Физическая культура в режиме труда и отдыха: Матер, международ, совещ. — конфер. Киев, 1971, с. 95−99.

113. Зимин П. Н. Изучение гемодинамики периферической сосудистой системы при острой закрытой черепно-мозговой травме (сотрясение мозга): Автореф. Дис.. канд. мед. наук. Черновцы, 1965.

114. Зимкина A.M. О некоторых электроэнцефалографических показателях патологии мезодиэнцефальных структур человека. Б сб.: Электрофизиологические исследования в клинике и экспертной практике. Тр. ЛИЭТИНа, вып. 13, Л.: Медицина, 1964а, с. 3−26.

115. Зимкина A.M. Об адаптационно-трофическом влиянии стволовых и подкорковых образований у человека. В сб.: Вопросы физиологии вегетативной нервной системы и мозжечка. — Ереван: Изд. А Н Арм. ССР, 19 646, с. 286−298.

116. Зимкина А.М.' К вопросу о роли срединных структур в функциональной организации нервной системы у человека. В сб.: Центральные и периферические механизмы нервной деятельности. — Ереван: Изд. А Н Арм. ССР, 1966, с. 199−208.

117. Зимкина A.M. Электрофизиологические показатели функционального состояния центральной нервной системы человека. В кн.: Функциональные состояния мозга. М.: МГУ, 1975, с. 6−19.

118. Зимкина A.M. Общее функциональное состояние центральной нервной системы, принципы его регуляции и саморегуляции и характеристика нарушений. В кн.: Нейрофизиологические исследования в экспертизе трудоспособности. — Л.: Медицина, 1978, с. 27−51.- 165

119. Зимкина A.M., Асафов Б. Д., Лоскутова Т. Д., Резникова Т. Н., Свято-гор И. А. Об оценке функционального состояния нервной системы в норме и патологии. В сб.: Нейрофизиологические механизмы психической деятельности человека. Л.: Наука, 1974, с. 201−213.

120. Зогробян С. Г. Черепно-мозговая травма. Патогенез, клиника, лечение. М.: Медицина, 1965, с. 7−113.

121. Золотарев Ф. Я. Изучение функционального состояния человека на основе анализа флуктуаций частоты альфа-ритма. В кн.: Функциональные состояния мозга. — М.: МГУ, 1975, с. 20−26.

122. Золотарев Ф. Я. Параметры альфа-активности ЭЭГ как показатель функционального осостояния центральной нервной системы в норме и патологии. В кн.: Нейрофизиологические исследования в экспертизе трудоспособности. — Л.: Медицина, 1978, c. III-137.

123. Зольников С. М. Плетизмографические исследования при сотрясении го& quot- лобного мозга. Автореф. Дис.. канд. мед. наук, M., 1957.

124. Зольников С. М. Безусловные сосудистые рефлексы (по данным плетизмографии) у больных с сотрясением мозга. Хирургия, 6, 1957, с. 12−17.

125. Зотов Ю. В. Нарушение внешнего дыхания при травме черепа и головного мозга.: Автореф. Дис.. канд. мед. наук. -М., 1963.

126. Зотов Ю. В*, Щедренок В. В. Хирургия травматических внутричерепных гематом и очагов размозяения головного мозга. Л.: Медицина, Ленингр. отд-ние, 1984, с. 145−157.

127. Иваницкий A.M., Корсаков"И.А., Матвеева Л. В. Динамика медленной электрической активности коры больших полушарий человека и ошибки восприятия. Ж. высш. нерв. деят., 1980, т. 30, № 3, с. 602−605.

128. Иванов-Дятлов Ф. Г. Динамика восстановления сосудистых рефлексов у больных после закрытой черепно-мозговой травмы. Вопр. нейрохирург., I, Г957, с. 26−29.

129. Илюхина B.A. Медленные электрические процессы головного мозга человека при реализации психической и двигательной деятельности (в связи с состоянием центральной биохимической медиации): Автореф. Дис.. канд. биол. наук. Л., 1972.

130. Илюхина В. А. Уровни медленной биоэлектрической организации головного мозга человека. Физиол. ж. СССР, 1975а, т. 61, вып. 8, C. II2I-II33.

131. Илюхинё Ъ. А. О принципиальных отличиях информативной значимости и физиологического смысла медленных электрических процессов головного мозга человека в разных диапазонах измерения величины потенциала. Физиология человека, 19 756, т. 1, с. 69−89.- 167

132. Илюхина В. А. К методике изучения' медленных электрических процессов головного мозга человека в разных диапазонах измерения величины потенциала. Физиол. ж. СССР, 1975 В, т. 61, вып. 7, с. 1090−1094.

133. Илюхина B.A. Медленные биоэлектрические процессы головного мозга человека. I.: Наука, 1977.

134. Илюхина В. А. Динамика медленных электрических процессов подкорковых образований головного мозга человека во время сна. В кн.: Демин H.H., Коган А. Б., Моисеева Н. И. Нейрофизиология и нейро-химия сна. Л.: Наука, 1978, с. 120−131.

135. Илюхина В. А. Анализ нейродинамики головного мозга в разных диапазонах амплитудно-временного спектра биоэлектрической активности. Физиология человека. Сообщение I, 2. 1979, т. 5, № 3, с. 467−499.

136. Илюшина В. А. Сверхмедленные процессы головного мозга человека в изучении функциональных состояний, организации психической и двигательной деятельности.: Автореф. Дис.. докт. биол. наук. -Л., 1982.- 168

137. Илюхина В. А., Бородкин Ю. С., Лапина И. А. Сверхмедленная управляющая система мозга и память. Л.: Наука, 1983, 127 с.

138. Илюхина В. А., Дамбинова С. А. и Медведева Т. Г. Состояния головного мозга и организма и их физиолого-биохимические основы. В кн.: Современные проблемы клинической физиологии ц.н.с. /Под ред. Н. П. Бехтеревой. Л.: Медицина, 1981, с. 18−58.

139. Илюхина В. А., Кирьянова P.E., Эстевес Баес М. Сверхмедленные процессы головного мозга человека в организации психологической деятельности. Матер. Первого рабочего совещ. Комиссии по психофизиологии при Международном союзе физиологических наук. Л., 1979.

140. Илюхина В. А., Мелючева I.A., Бережкова Л. В., Смирнов В. М. Электрофизиологические корреляты артифициальных стабильных функциональных связей. В кн.: Смирнова В. М. и Бородкина Ю. С. Арти-фициальные стабильные функциональные связи. Л., 1979, с. 160−170.

141. Илюхина"В.А., 2он Ю.В. К вопросу о корково-подкорковой организации мозговых систем обеспечения готовности к действию у человека. Физиол. ж. СССР, 1973, т. 59, выл. 12, c. I8II-I8I9.

142. Иошпа А. Я. ,"Хомская Е.Д. О регуляции 'временных параметров'"произвольных двигательных реакций в норме и при поражении лобных долей мозга. В кн.: Лобные доли и регуляция психических процессов. М.: МГУ, 1966, с. 523−553.

143. Иргер И. М. Нейрохирургия. М.: Медицина, 1982, с. 190−205.

144. Кабыкенов Ф. С. О некоторых патофизиологических сдвигах при закрытой черепно-мозговой травме. Здравоохранение Казахстана, 1961, N24, с. 35−41.- 170

145. Какауридзе А. И. К вопросу об изменениях внешнего дыхания и тонуса периферических артерий при сотрясении головного мозга: Автореф. Дис.. канд. мед. наук. Тбилиси, 1967.

146. Кальницкий С. И., Тененбойм М. И. Закрытая травма головного мозга. В кн.: Тез. докл. 3-го съезда хирургов Молдавии. Кишинев, 1961, с. 92−94.

147. Кам’барбва Д. К. Нейрофизиологические механизмы пароксизмальных и устойчивых патологических состояний.: Автореф. Дис.. докт. мед. наук. Л., 1983.

148. Камбарова Д. К., Поздеев В. К., Илюхина В. А. Физиологические и биохимические корреляты патологических реакций. Физиология человека, 1976, т. 2, вып. 1, с. 134−150.

149. Каминский U.C. Статистическая обработка лабораторных и клинических данных. Л.: Медицина, 1964.

150. Киндерене П. С. Клинико-электрофизиологическая характеристика острой тяжелой черепно-мозговой травмы: Автореф. Дис. канд. мед. наук. Каунас, 1970.

151. Климова-Черкасова В. И. Параметры cnv как показатели интегра-тивных и адаптивных процессов при разных функциональных состояниях центральной нервной системы. Физиология человека, 1978, т. 4, И, с. 101−111«-

152. Климова-Черкасова В.Й. «Функциональные состояния и адаптивные возможности мозга. -& quot-Физиол. человека, 1982, т. 8, № 5, с. 840−845.

153. Клумбис Л. А. Нейрогенные механизмы патогенеза острой черепно-мозговой травмы.: Автореф. Дис.. докт. мед. наук. Каунас, 1969.

154. Клумбис Л. А. Нейрофизиология острой черепно-мозговой травмы.1. Мокслас, Вильнюс, 1976.

155. Коган А. Б. О взаимоотношениях медленных и быстрых потенциалов. -В кн.: Гагрские беседы. Тбилиси, 1949, т. 1, с. 273.

156. Козин А. П. Время двигательных реакций как показатель функциональных возможностей организма. В сб.: Физическая культура в режиме труда и отдыха: Матер. Международ, совещ. -конф. -Киев, I97E, с. 99−102.

157. Козырев В. А. Нарушения центральной регуляции дыхания у больных с острой тяжелой черепно-мозговой травмой. В кн.: Тяжелая черепно-мозговая травма. М.: Медицина, 1969, с. 69−101.

158. Козырев В. А. Нарушения жизненно важных функций при поражениях головного мозга. 31.: Медицина, Ленингр. отд-ние, 1970, с. 160−189.

159. Кольцова A.B., Коштоянц О. Х. Инфранизкочастотный спектр биопотенциалов как показатель функционального состояния центральной нервной системы. Матер, симпоз.: Информационное значение биоэлектрических потенциалов головного мозга. Л., 1974, с. 39−40.

160. Костюк П. Г. Медленные потенциалы в нервной системе некоторых беспозвоночных животных. В кн.: Длительные электрические потенциалы нервной системы. Тбилиси, 1969, с. 15−23.

161. Котенева В. М. Вегетативно-сосудистые нарушения в остром периоде закрытой черепно-мозговой травмы легкой и средней тяжести.: Автореф. Дисс. канд. мед. наук. М., 1968.

162. Крауклис A.A. Саморегуляция высшей нервной деятельности. Рига, 1964- изд. А Н Латв. ССР, 289 с.

163. Крестовников А. Н. и Васильева В. В. О протекании корковых нервных процессов у спортсменов. Теория и практика физической культуры, 1955, Н, с. 52−61.- 172

164. Кропотов Ю. Д. Анализ организации медленных процессов в головном мозгу человека.: Автореф. Дис. канд. биол. наук. Л., 1975.

165. Крылов A.A., Пахомов А. Ф. Влияние величины интервала времени между световыми сигналами на продолжительность простой сенсомо-торной реакции человека. Проблемы инженерной психологии, вып. 2, Л.: Наука, 1965, с. 231−240.

166. Крышень П. Ф. О центральной регуляции вегетативных функций организма при черепно-мозговой травме.: Автореф. Дис. докт. мед. наук. Днепропетровск, 1970.

167. Купалов П. С. Функциональная мозаика в кожном отделе коры головного мозга’и ее влияние на ограничение сна. Русск. физиол. журн., 1926, т. 9, № 1.

168. Купалов П. С. О механизме функционального разграничения коры больших полушарий. Тр. физиолог, лаборатории акад.И. П. Павлова, 1929, Ш, 2−3, с. 39.

169. Купалов П. С. Периодические колебания возбудимости коры полушарий при ритмической смене положительных и тормозных рефлексов. -Тр. физиолог, лаборатории акад.И. П. Павлова, 1933, У, с. 383.

170. Купалов П. С. Организация нервных процессов головного мозга в ус-ловнорефлекторной деятельности. В кн.: Электрофизиологические исследования высшей нервной деят. М., 1962, с. 9−17.

171. Купалов П. С. Учение о рефлексе и рефлекторной деятельности и перспективы его развития. В кн.: Философские вопросы физиологии высшей нервной деятельности й психологии. М., 1963, с. 106−155.

172. Лапйна Й. А. Аффективная память и ее ролв в патологии. В кн.: Память в механизмах нормальных и патологических реакций. Л.- Медицина, 1976а, с. 280−292.- 173

173. Лапина И. А., Гоголицин Ю. Л., Бородкин Ю. С. Медленноуправляющая биоэлектрическая система мозга как возможный фактор стабилизации энграммы. В кн.: Механизмы управления памятью. Л.: Наука, 1979, с. 43−53.

174. Латаш Л. П. Гипоталамус, приспособительная активность и электроэнцефалограмма. М.: Наука, 1968, 294 с.

175. Ливанов М. Н. Общая дискуссия. В кн.: Длительные электрические потенциалы нервной системы /Под ред. А. И. Ройтбака — Тбилиси: Мецниереба, 1969, с. 325.

176. Ливанов М. Н. Пространственная организация процессов головного мозга. М.: Медицина, 1972, 182 с.

177. Лисенкова В. П. Об индивидуальных, возрастных и половых особенностях времени реакции человека. В сб.: Об актуальных проблемах экспериментального исследования времени реагирования* Тарту: ТГУ, 1969, с. 150−155.

178. Лихтерман Л. В., Фраерман’А.П., Гнесина Е. А., Трошин В. М. Электроэнцефалография. В кн.: Сочетанная черепно-мозговая травма /Под ред. М. Г. Григорьева — Горький, 1977, с. 130−140.

179. Локшина Э. С. Корковые и подкорковые взаимоотношения"при сотрясении мозга.: Автореф. Дис.. докт. мед. наук. M., 1958.

180. Лоскутова Т. Д. Оценка функционального состояния центральной нервной системы человека по параметрам простой двигательной ре- 174 акции. Физиол. д. СССР им. И'.М. Сеченова, 1975а, т. 61, № 1, с. 3−12.

181. Лоскутова Т. Д. Влияние функционального состояния центральной нервной системы на формирование простой двигательной реакции (по данным корреляционного анализа ЭЭГ). Физиология человека. 19 756, Ш, с. 98−108.

182. Лоскутова Т. Д. Функциональное состояние центральной нервной системы и его оценка по параметрам простой двигательной реакции.: Дис. канд. мед. наук — Л., 1977. — 203 с.

183. Лоскутова Т. Д. Время реакции как психофизиологический метод оценки функционального состояния центральной нервной системы. -В кн.: Нейрофизиологические исследования в экспертизе трудоспособности. Л., 1978, с. 165−194.

184. Лурия А. Г. Механизмы’деятельности мозга. М., 1962.

185. Маджидов Н. М., Зинченко А. П., Деменко В. Д., Бак’йев Ф. £-. Сотрясение головного мозга легкой степени. Ташкент, Медицина, Уз. СССР, 1980.

186. Майоров Ф. П. О зависимости силы тормозного процесса от физической интенсивности тормозного раздражителя. Тр. физиол. ла-бор. им. И. П. Павлова, 1938, т. 8, Л., с. 62−101.

187. Майорчик В. Е. Некоторые теоретические вопросы современной клинической электроэнцефалографии. В кн.: Современные проблемы электрофизиологических исследований нервной системы. — М., 1964, с. 289−312.

188. Майорчик В. Е. Зависимость стволовых реакций от функционального состояния коры больших полушарий головного мозга человека. -В кн.: Корковая регуляция деятельности подкорковых образований головного мозга. Тбилиси, 1968.

189. Майорчик В. Е., Лейбзон Н. Д., Габибов Г. А., Гасанов Я. К. Динамика корковых и вегетативных реакций у больных с тяжелой черепно-мозговой травмой. В кн.: Тяжелая черепно-мозговая травма / Под ред. А. И. Арутюнова, Н. Д. Лейбзона — М., 1969, с. 14−28.

190. Маккавейский П. А. К клинико-физиологической характеристике поражений подбугорья и ствола мозга. В сб.: Роль глубоких структур головного мозга человека в механизмах патологических реакций. — Л.: ИЭМ АМН СССР, 1965, с. 81−87.

191. Максунова K.M. Некоторые вегетативные нарушения в остром периоде закрытой черепно-мозговой травмы.: Автореф. Дис. канд. мед. наук. Душанбе, 1963.

192. Мейман З. А., Жестовский В. К. Функциональные нарушения сердечнососудистой системы при черепно-мозговой травме. В кн.: П всесоюз. съезд нейрохирургов: Тез. докл. М., 1976, с. 318−319.

193. Микаелян М. Х. Особенности сверхмедленной электрической активности мозга человека в процессе естественного сна.: Автореф. Дис. канд. биол. наук. М., 1979.

194. Мишин А. Т., Инин Ю. С., Бассин Ф. В., Аладжалова H.A., Ефремов И. Ф. Устройство для регистрации биологической информации.- 176

195. Автор, свид. № 229 729, 1967.

196. Небылицин В. Д. Время реакции и сила нервной системы человека.

197. Докл. АПН РСФСР, i960, вып.4 и 5. Небылицин В. Д. Основные свойства нервной системы человека. -M., 1966.

198. Осипова О. В., Бахрушина Н. В. Влияние индивидуально-типологических особенностей на предрабочее состояние. В кн.: Нервная система, вып. 18, Л.: изд. ЛГУ, 1978, с. 108−116.

199. Павлов И. П. Лекции о работе больших полушарий головного мозга. Полн. собр. соч., т. 1У, М. -Л., Изд-во АН СССР, 1951, 451 с.

200. Павлов И. П., Воскресенский Л. Н. (19X5) — Материалы к физиологии сна. В кн.: И. П. Павлов. Полн. собр. соч., т. З, кн. 1- М. -Л.: АН СССР, 1951, с. 299−305.

201. Павлов И. П. и Петрова М. К. К физиологии гипнотического состояния собаки

Заполнить форму текущей работой