Формирование разряда наречий-интенсификаторов в славянских языках

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Славянские языки
Страниц:
209


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Наречие — это грамматическая категория, под которую подводятся несклоняемые, неспрягаемые и несогласуемые слова, примыкающие к глаголу, категории состояния, к именам существительным, прилагательным и производным от них (например, причастиям), а также к наречиям и выступающие в синтаксической функции определения или обстоятельственного отношения. Наречия морфологически соотносимы с именами существительными, прилагательными, глаголами, местоимениями и именами числительными (Виноградов 1972: 340). Наречия относятся к числу четырех основных частей речи, что проявляется как в плане функциональных возможностей наречия (роли построения предложения), так и в плане количества. По вкладу в номинативный фонд, например, русского языка наречия занимают четвертое место среди других частей речи. В семнадцатитомном Словаре русского литературного языка насчитывается около 6 тысяч наречий (Евтюхин 1999: 3).

Внутри категории наречия в качестве языковой универсалии в любом языке выделяется группа слов, выражающих степень и меру проявления признака, действия либо состояния. Настоящая диссертация представляет собой опыт изучения и описания наречий степени и меры В славянских языках как определенной лексико-семантической системы. Основную часть слов, входящих в эту категорию, составляют наречия, образованные от качественных прилагательных, развивших в ходе определенных закономерных семантических трансформаций способность интенсифицировать действие либо признак, результатом чего явилось ослабление, нейтрализация или полная утрата исконного качественного значения (Строева 1958: 73). Наречию как части речи свойственны семантические процессы, направленные на развитие более отвлеченных значений по сравнению со значением производящего слова. Подобное языковое явление представляет собой результат так называемого процесса адвербиализации именных форм, достаточно сравнить значения имени и образованного от него наречия: русск.: горазд — гораздо, худой — худо, крайний — крайне, чеш.: veliky — velice, слвн.: cist — cisto и т. п.

Наречие на протяжении долгого времени оставалось одной из самых неизученных и проблематичных областей в славянских грамматиках. Видимая разнородность морфологических примет славянских наречий заставила грамматистов искать внутреннего единства этой категории. Известно достаточное количество работ по генеалогии данной части речи, морфологии, ее синтаксическим функциям, однако к проблеме семантики наречия славянское языкознание обращается преимущественно лишь во второй половине XX в., когда на поверхность выходят вопросы, связанные с семантическими процессами, сопровождаемыми процесс адвербиализации, т. е. перехода из изменяемой в неизменяемую часть речи. Процессы трансформации значения, их описание, поиск определенных закономерностей становится основной темой изучения наречия как части речи начиная с 70-х годов XX столетия.

Особое положение в изучении процесса адвербиализации, семантических трансформаций внутри класса наречий, изменения значений с ходом развития языка занимает проблема формирования класса наречий — интенсификаторов, выражающих высокую степень признака или действия. Именно в этой группе слов протекали и протекают в настоящее время живые языковые процессы, представляющие невероятный интерес для славянской сопоставительной лексикологии. Процесс развития значения показателя степени или меры у наречий может рассматриваться как с лексикологической точки зрения, так и в свете формирования лексико-семантической категории количественности в языке, которая реализуется, кроме всего прочего, посредством наречий -и нтенсифи каторов.

Появляются работы А. К. Коневецкого, Е. Н. Сергеевой, Т. В. Строевой, Ю. Шикры, Л. Шарич, П. Пипера, И. Праньковича, И. Грицкат, М. Ивич и многих других (см. библиографию), основной темой в которых является формирование класса слов — интенсификаторов, установление закономерностей в процессе трансформации значения на материале русского, чешского, словацкого, сербского, хорватского, а также неславянских английского и немецкого языков.

Настоящая работа представляет собой попытку сопоставительного анализа появления, развития и закрепления значения показателя высокой и максимальной степени или меры у качественных наречий на материале славянских языков.

Актуальность работы обусловлена возросшим в последние десятилетия интересом к проблемам семантики наречия как части речи и важностью описания данной категории для сопоставительного изучения. Выбор наречий-интенсификаторов в качестве объекта исследования объясняется тем, что эти наречия широко употребляются в современных славянских языках, т.к. выражают важное понятие степени и меры, необходимое в непрерывном процессе познания человеком окружающей действительности, ибо признак предмета, действия или состояния & laquo-может мыслиться как качественно и количественно однородный, исключающий всякую градацию, и как качественно и количественно неоднородный, проявляющийся в разной мере& raquo- (Лисова 1975: 4- Сергеева 1966: 69).

Актуальность предпринятого сопоставительного исследования определяется также и самим выбором языков: были взяты материалы русского, чешского, словацкого, сербского, хорватского и словенского языков, отчасти привлекаются данные украинского и польского языков. Таким образом, по возможности, был охвачен весь славянский языковой ареал: восточная, западная и южная ветви. Осуществляется также попытка рассмотрения особенностей исследуемого класса слов, семантикостилистических сходств и различий в их употреблении на материале близкородственных славянских языков, а именно, между чешским и словацким, сербским и хорватским. Значительный интерес с точки зрения славянской лексикологии представляет включение в работу данных словенского языка, сравнительно менее изученного, находящегося на периферии славянского языкового ареала, однако представляющего собой богатейший материал для славянского языкознания и лексикологии в частности.

Сопоставительный анализ становления и развития экспрессивно-4 стилистического пласта лексики помогает проникнуть вглубь древнеславянского образа и способа мышления. В ходе развития языка происходит внутреннее, качественное и количественное обогащение словаря, обусловленное изменением значений слов, от расширения лексического значения, появления новых семантических оттенков вплоть до приобретения ими совершенно противоположного смысла по сравнению с исходным значением. Все это, бесспорно, относится и к исследуемому в работе разряду наречий.

Изучение и анализ наречий-интенсификаторов, их функционирования в речи и диахронического развития их семантики помогает также определить специфику реализации в языке лексико-семантической категории количественности и оценки. В работе затрагиваются вопросы установления тенденций развития экспрессивной лексики, описываются механизмы возникновения и развития экспрессивных значений у качественных прилагательных и производных от них наречий.

Актуальность выбранной темы подчеркивает и тот факт, что внутри категории наречия постоянно проходили и проходят различные морфологические, семантические, стилистические и синтаксические сдвиги, изменения, преобразования, отражающие общие процессы изменений в лексике современных славянских языков и ярко иллюстрирующие картину вечной динамики языка.

Научная новизна диссертации заключается в том, что в ней впервые сопоставляются и анализируются наречия-интенсификаторы в славянских языках- при этом прослеживается история развития значения этих слов. Данная группа слов составляет одну из основных областей лексико-семантической категории количественности в языке. Одновременно совершается попытка решить проблему соотношения универсального и специфического в данном пласте славянской лексики.

4 Целью данного исследования является семантико-стилистическое и историческое описание наречий, относимых к интенсификаторам, а также их сопоставление на материале славянских языков. Для достижения сформулированной цели ставятся следующие задачи:

1. определение корпуса наречий — интенсификторов и проведение синхронного и диахронического сопоставления с использованием данных восточно-, западно- и южнославянских языков, с привлечением материалов других, неславянских языков- а также установление морфологических, семантических и стилистических особенностей исследуемых наречий-

2. определение места слов — интенсификаторов внутри грамматической категории наречия, а также внутри лексико-семантической категории количественности и оценки-

3. выявление сходных и различных лексико-семантических моделей, по которым проходило формирование наречий — интенсификаторов в славянских языках-

4. сопоставительный анализ и описание семантических и словообразовательных сдвигов у данного разряда наречий в диахроническом плане.

Для решения поставленных задач в работе были использованы общие и частные лингвистические методы исследования, а именно: метод лингвистического описания и наблюдения, сравнительно-сопоставительный метод, системно-структурный, функциональный методы, а также метод идентификации.

Материал исследования составил приблизительно по 90 лексических единиц русского, чешского, словацкого языков, по 60 — сербского и хорватского, около 80 — словенского языка, а также более 50 лексических единиц других славянских языков, преимущественно украинского и польского, а также неславянских языков для выявления межъязыковых семантических универсалий. В качестве источников материала были использованы академические, двуязычные, этимологические, исторические, синонимические, частотные, толковые словари всех рассматриваемых в работе славянских языков. В исследовании также использовались контексты употребления наречий-интенсификаторов, извлеченные из художественных и публицистических текстов, телевизионных программ, разговорной речи.

На защиту выносятся следующие положения диссертации: 1. Славянские наречия — интенсификаторы как языковая универсалия могут быть выделены в особую группу внутри данной части речи наравне с количественными, качественными, обстоятельственными, процессуальными и другими наречиями. 2. Формирование разряда наречий — интенсификаторов во всех славянских языках проходило по определенным семантическим моделям. На базе семантических сдвигов внутри производящего прилагательного выявляется девять лексико-семантических моделей, по которым проходило формирование значения высокой степени проявления признака либо протекания действия у однокоренных наречий. По этим моделям данный разряд слов продолжает пополняться и в настоящее время в современных славянских языках.

3. Процессы развития семантики наречий — интенсификаторов невозможно рассматривать вне развития семантической структуры производящего прилагательного.

4. Наречия — интенсификаторы характеризуются подвижностью, непрерывным развитием своей семантики от конкретного значения производящего слова в сторону приобретения более отвлеченного значения, как, например, в нашем случае — в сторону развития значения показателя высокой степени признака либо действия. Экспрессивная окраска и стилистическая маркированность данной группы слов относится к непостоянным семантическим характеристикам слов- с ходом развития языка они способны утрачиваться, стираться, затемняться. Данный процесс непрерывен, что и обусловливает неисчерпаемую потребность языка в постоянном пополнении группы наречий-интенсификаторов.

Теоретическая значимость и практическая ценность диссертации связаны с продолжением разработки методов сопоставительного анализа славянских языков на материале универсальных процессов формирования групп наречий, выражающих высокую и максимальную степень проявления признака, интенсивность действия. В работе предлагается новый подход к существующим классификациям наречия как части речи для всех славянских языков и соответствующая терминологическая унификация. Особую значимость диссертации придает исторический аспект исследования, положенный в основу предлагаемой классификации и взятый за основу способ описания лексико-семантических типов становления и развития разряда наречий, выражающих высокую и максимальную степень проявления признака либо действия. В диссертационном сочинении «. прослеживается история развития семантики анализируемых лексем, начиная с исконного значения, зачастую восстанавливаемого с помощью этимологического анализа, вплоть до развития ими интересующих нас значений интенсификатора на более поздних стадиях развития языка.

В работе определяется ряд лексико-семантических моделей формирования наречий-интенсификаторов, которые являются продуктивными для всех славянских языков. Как материал, так и результаты проведенного исследования могут быть использованы в подготовке лекционных курсов по сравнительной лексикологии славянских языков, в разработке проблем формирования и функционирования славянской экспрессивной лексики. Выводы исследования могут быть применены в лексикографии с целью более полного отражения в словарях развиваемых наречием значений показателя высокой или максимальной степени и меры. Исследование может дополнить теоретические и практические знания о категории количественности в языке, а также теорию функциональной семантики оценки.

Апробация работы. Основные положения диссертации неоднократно излагались в докладах на международных конференциях преподавателей и аспирантов в СПбГУ, Славистических чтениях памяти проф.П. А. Дмитриева и проф.Г. И. Сафронова.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, двух основных глав — теоретической и практической, заключения и списка использованной литературы.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Рассмотренные наречия образованы преимущественно от качественных прилагательных, которые характеризуют предмет, признак или действие с точки зрения качественно-количественных отношений. На материале имени прилагательного и наречия четко прослеживается постоянно действующая тенденция к образованию усилительных элементов и моделей, основывающаяся на постоянной потребности языка в пополнении разряда наречных интенсификаторов. Как показали результаты настоящего исследования, процесс выработки усилительных элементов в семантике наречия, а также моделей их становления неразрывно связан с утратой или ослаблением опорным словом первоначального лексического значения, а также с развитием нового значения интенсификатора.

Базовые прилагательные, послужившие основой для образования наречий со значением интенсивности, представляют собой пеструю в этимологическом отношении группу слов. Внутренняя форма этих прилагательных весьма разнородна, однако все они изначально обладают потенциально заложенным в их семантической структуре лексико-семантическим признаком (ЛСП), указывающим на выражение количества, а именно:

1. ЛСП величины,

2. ЛСП предела,

3. ЛСП силы,

4. ЛСП страха, ужаса,

5. ЛСП положительного качества.

6. ЛСП скорости, стремительности,

7. ЛСП очевидности, явности,

8. ЛСП необычности, непохожести на других,

9. Исконно относительные прилагательные, объединенные общей семантикой & laquo-относящийся к темной силе, а также к аду& raquo-, М-^ развившие общий ЛСП & laquo-вызывающий чувство страха, ужаса, доводящий до оцепенения& raquo-, благодаря чему семантически приближаются к ЛСП страха, ужаса.

Объединяющим смысловым звеном для большинства производящих значений качественных прилагательных является развитие ими переносных значений, послуживших базой (толчком) для формирования значения интенсификатора у однокоренных наречий. Речь идет о следующих ЛСП:

1. & laquo-очень большой по своим размерам, огромный& raquo-,

2. & laquo-интенсивный, значительный по степени своего проявления& raquo-,

3. & laquo-превышающий норму, все представления о среднедопустимом, возможном& raquo-.

Проведенное исследование подтвердило выдвинутое в теоретической части предположение о том, что развитие семантики качественных прилагательных с обозначенными выше ЛСП в любом случае прошло через одно из трех этих значений — & laquo-посредников»- или их сочетание- в результате это значение явилось производящим по отношению к значению интенсификатора у однокоренных наречий. В принципе, все три выделенные значения семантически близки друг к другу своим выражением превышения нормы, средней меры или эталона того или иного качества или интенсивности действия. Несомненно, это влечет за собой дальнейшие семантические трансформации, зачастую приводящие в конечном итоге к развитию у наречия значения усилителя в качестве основного. Следовательно, семантический анализ наречий -интенсификаторов показал, что понятие высокой степени слагается из признаков величины, интенсивности действия и превышения эталона проявления признака.

Таким образом, все производящие прилагательные можно представить как семантическое поле с системой определенных закономерностей как в отношении исходного пункта (качественное значение), так и в отношении его конечного результата семантических трансформаций (выражение интенсивности признака либо действия).

Выявленные в настоящем исследовании семантические признаки послужили основой для становления, развития и закрепления у качественных прилагательных значения количественности, интенсивности, что, как правило, повлекло за собой изменения в семантике однокоренного наречия. Качественное прилагательное, абстрагируясь от своего исконного значения, передает вновь приобретенное количественное значение производному наречию, которое, в свою очередь, развивает данный лексико-семантический признак как основной и выступает в языке в качестве интенсификатора.

Промежуточным звеном между употреблением наречия в значении качественном и усилительном могли служить сочетания слов, где оценка признака по качеству наслаивалась на представления меры. К таким функционально двойственным относятся употребления наречий в сочетаниях типа хорошо поесть, несметно богатый, необыкновенно холодная зима (русск.), poradne pracovat, tuze ukroutit (чеш.) и т. п. По мере их функционирования в языке, частой повторяемости соединений подобного типа, у исследуемых наречий развивается склонность к закреплению в языковой системе преимущественно в качестве наречий -интенсификаторов {ужасно интересный (русск.), strasne hezky, desne rad (чеш.), grozno lijep (хрв.), jako slab (срб.), hudo priden, hudo lep (слвн.)).

Качественные прилагательные приобретают количественные значения, т. е. семы, количественно определяющие признак либо действие- как правило, вначале это характерно для сферы разговорной речи, где постоянно возникает потребность в экспрессии при выражении величины, больших размеров, превышения нормы, интенсивности признака. Естественно, что и производные наречия — интенсификаторы возникают в первую очередь в живой разговорной речи.

Поскольку переход качественных наречий в наречия -интенсификаторы является живым процессом, более того, процессом внутри столь не постоянной в языке категории экспрессивности, наблюдаются сравнительно быстрые перемены в составе этого разряда слов. Интенсификаторы представляют собой динамическую группу, которая, находясь в постоянном движении, пополняется и изменяется- являясь открытым рядом слов, она, как показали материалы настоящего исследования, содержит, с одной стороны, архаизмы, а с другой -включает в себя все новые и новые образования в экспрессивном слое лексики. Диахроническое изучение группы наречий — интенсификаторов отражает самые живые процессы, происходящие в лексическом составе языка, и одновременно позволяет проследить эволюцию слова от исконного, в современном языке иногда уже утраченного значения, до приобретения им абсолютно нового значения — усиления признака либо действия.

Анализ семантики наречий — интенсификаторов показал, что в их составе можно выделить наречия с ярко выраженными дифференциальными признаками, которые представляют ядро синонимического ряда усилителей. Это наречия первой группы, в значении которых в любых сочетаниях содержится исключительно признак показателя высокой степени или меры. Что касается наречий второй группы, совмещающих в своем значении качественный и количественный признаки, то эти наречия находятся в постоянном развитии, становлении. Их состав, как правило, обогащается за счет наречий качественного значения, лежащего в рамках одного из выделенных в работе ЛСП.

Процесс трансформации значения от конкретного в сторону более отвлеченного, в нашем случае — количественного значения, как уже подчеркивалось, не завершен, причем, семантические преобразования как внутри прилагательных, так и мотивированных наречий протекают по сходным лексико-семантическим моделям, по которым проходит дальнейшее непрерывное пополнение группы наречий — интенсификаторов. Этот процесс сложен и длителен. Этим и объясняется тот факт, что в современных славянских языках наряду с примарными интенсификаторами существуют наречия, совмещающие в своем значении качественный и количественный признак.

Потенция переосмысления подобных наречий качественного признака в наречия — интенсификаторы заложена в семантике этих слов, которые, вступая в сочетание со словами разных частей речи, в значении которых содержится градуируемое качество, ослабляют или полностью теряют качественное значение и. служат только для выражения значения степени интенсивности проявления признака, действия или состояния.

Необходимо вместе с тем подчеркнуть, что существует ряд наречий, входящих в первую группу и представляющих собой разряд примарных интенсификаторов, которые на современном этапе развития языка утратили семантические связи с родственными прилагательными: очень (русск.), bardzo (пол.), velmi, tuze (чеш.), vrlo, veoma, grdno (срб., хрв.), zelo (слвн.) и т. п. Невозможно с уверенностью определить происхождение этих слов и, следовательно, проследить развитие семантики подобных наречий- таким образом, трудно определить и тот признак, который послужил толчком для формирования значения интенсификатора. Все эти слова могут быть объединены в отдельную группу как наречия, уходящие в глубокую древность и внутреннюю форму которых не всегда может раскрыть даже этимологический анализ. О семантическом развитии этих слов иногда возможно лишь строить гипотезы, однако эти предположения не подтверждены пока надежными конкретными фактами. На современном этапе развития языка все эти наречия представляют собой ряд примарных интенсификаторов и составляют ядро синонимического ряда интенсификаторов. Те изменения, которые отмечаются для этого типа наречий, проявляются скорее не в области семантики, а в области их стилистической функции. Одни слова уходят из языка как архаизмы (велъми, зело — русск., wielce — пол., dobre — & laquo-очень»- - чеш. и др.), а некоторые, наоборот, приходят в литературную норму из других сфер (очень — русск. из разговорной речи).

Рассмотренными примерами перехода качественных наречий в разряд интенсификаторов, естественно, не исчерпываются факты данного семантического процесса, который, в соответствии с универсальными законами развития языка, является непрерывным и весьма активным.

Принятые в работе сокращения англ. английский блг. болгарский блр. белорусский венг. венгерский в. луж. верхнелужицкий и.е. индоевропейский итал. итальянский лат. латинский лит. литовский лтв. латышский нем. немецкий н. гр. новогреческий н. луж. нижнелужицкий пол. польский русск. русский слвн. словенский слцк. словацкий срб. сербский ст. сл. старославянский укр. украинский фр. французский хрв. хорватский чеш. чешский

ПоказатьСвернуть

Содержание

ГЛАВА I

1.1 Становление и развитие наречия как части речи.

1.2 История изучения наречия как части речи в славянском языкознании

1.3 Наречия — интенсификаторы внутри лексико-семантических категорий количественности (квантификация) и оценки.

1.4 Формирование значения интенсификатора у наречий, образованных от качественных прилагательных.

• ГЛАВА II

2.1 Лексико-семантический тип наречий — интенсификаторов, сформированных на базе общего значения качественных прилагательных & quot-большой, огромный, крупный по размерам& quot-.

2.2 Лексико-семантический тип наречий — интенсификаторов, сформированных на базе общего значения качественных прилагательных & quot-сильный"-.

2.3 Лексико-семантический тип наречий — интенсификаторов, сформированных на базе общего значения качественных прилагательных & quot-вызывающий чувство ужаса, страшный, жуткий& quot-.

2.4 Лексико-семантический тип наречий — интенсификаторов, сформированных на базе общего значения качественных прилагательных & quot-предельный, максимальный в своем проявлении& quot-.

2.5 Лексико-семантический тип наречий — интенсификаторов, сформированных на базе общего значения качественных прилагательных & quot-положительный- настоящий- хороший, красивый& quot-.

А 2.6 Лексико-семантический тип наречий — интенсификаторов, сформированных на базе общего значения качественных прилагательных & quot-необыкновенный, удивительный- отличающийся от других& quot-.

2.7 Лексико-семантический тип наречий — интенсификаторов, сформированных на базе общего значения качественных прилагательных & quot-явный, очевидный, бросающийся в глаза& quot-.

2.8 Лексико-семантический тип наречий — интенсификаторов, сформированных на базе общего значения качественных прилагательных & quot-быстрый, стремительный& quot-.

2.9 Лексико-семантический тип наречий — интенсификаторов, сформированных на базе общего значения относительных прилагательных & quot-относящийся к нечистой силе, потустороннему миру, аду& quot-.

Список литературы

1. Аванесов Р. И., Сидоров В. Н. Русский язык. М., 1934. С. 68

2. Акуленко В. В. О выражении количественности в семантике языка // Категория количества в современных европейских языках. Киев, 1990

3. Андрейчин Л., Попов К., Стоянов С. Граматика на български език. София, 1977

4. Апресян Й. Д. Лексическая семантика. Синонимические средства языка. Москва, 1974

5. Арутюнова Н. Д. Типы языковых значений: Оценка. Событие. Факт. М., 1988

6. А^уковА J. Русизми у српскохрватским речницима. Београд, 1997

7. Баллаж Г. и др. Современный русский язык в сопоставлении со словацким. Братислава, 1989

8. Беларуская мова, 4. 1, под. рэд.Л.М. Грыгор’евай. М1нск, 2001

9. Белий А. О je3H4Koj природи и. езичковом развитку. Београд, 1941

10. Белий А. О 3Ha4ajy прилога (адвераба) за je3H4Ky систему индоевропских. езика // Глас Српске Крал> евске Академще, CVLI, Друга разред. Београд, 1933. С. 15−22

11. Белоглазова Е. В. Некоторые вопросы градуальной функции имени прилагательного в современном русском языке // Проблемы лингвистического образования. 4.1. Екатеринбург, 2003. С. 23−29

12. Беляева Л. М. Квантитативы неопределенного множества современного французского языка. Автореферат дисс. на соиск. учен. степ. канд. филол. наук. М., 1981

13. Берестнев Г. И. Типы семантического эволюционирования представления о силе / крепости в славянских языках. Автореферат дисс. на соиск. учен. степ, канд. филол. наук. М., 1995

14. Берков В. П. Компаративность. Семантика сравнения и типы ее выражения. Прилагательное. Наречие. Глагол. // Теория функциональной грамматики. СПб, 1996. С. 115−123

15. Бернштейн С. Б. Очерк сравнительной грамматики славянских языков. М., 1961

16. Блажев Б. И. К вопросу о морфологической характеристике наречия как части речи. // Русский язык в школе, 6. М., 1963. С. 95−97

17. Бондарко А. В. Вступительные замечания. Глава И. Количественность. // Теория функциональной грамматики. Качественность. Количественность. СПб, 1996. С. 161−162

18. Бондарко А. В. Теория значения в системе функциональной грамматики. На материале русского языка. М., 2002

19. Бондарко А. В. Теория морфологических категорий. JL, 1976

20. Борисова Е. Н. Из истории становления лексико-семантической группы со значением & laquo-очень»- // Вопросы семантики. Исследования по исторической семантике. Калининград, 1982. С. 60−67

21. Брандт Р. Рец. на: Miklosich F. Etymologisches Worterbuch der slavischen Sprachen. Wien, 1886 / Русский филологический вестник, T. XVIII, № 3. Варшава, 1887

22. Бурлак С. А., Старостин С. А. Введение в лингвистическую компаративистику. М., 2001

23. Вандриес Ж. Язык. М., 193 7

24. Ващенко B.C. Украшська мова. Харюв, 1959

25. Виноградов В. В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. М., 1938- 1972

26. Виноградов В. В. История слов. М., 2000

27. Волков В. В. Категория количества у русских прилагательных // Идеографические аспекты русской грамматики. М., 1988. С. 4−19

28. Вольф Е. М. Функциональная семантика оценки. М., 1985

29. Галкина-Федорук Е. В. Наречие в современном русском языке. М., 1939

30. Георгиев С. П. Система на наречието в съвремения български книжовен език (Автореферат за получаване на научната степен Доктор на филологическите науки). София, 1977

31. Герасимова Л. Я. Усилительные наречия в современном английском языке. Л., 1970

32. Граматика на съвремения български книжевен език, Т. 2: Морфология. София, 1983

33. Грамматика русского языка. М., 1953

34. Грамматика современного русского литературного языка. М., 1970

35. Грицкат И. nojaee метафоричности у прилозима // 1ужнословенски филолог, LVI/1−2. Беоргад, 2000. С. 8−19

36. Грицкат И. Положа. синтаксе у Вуково време и у Вуковом делу // КовчежиЬ 12. Београд, 1974. С. 56 60

37. Грицкат И. Прилози и н> ихов однос према придевима и придевским значен> има // Наш je3HK, XI/3−4. Београд, 1982. С. 69−80

38. Грицкат И. О прилозима у cpncKOxpBaTCKoj лингвистичщ науци // Дужнословенски филолог. Београд, 1983. С. 1 14

39. Грицкат И. Прилози и н> ихов однос према придевима и придевским значен> има // Наш je3HK, 11 /3−4. Београд, 1984. С. 69−80

40. Демина Е. И. К теории сопоставительных исследований по грамматике // Проблемы сопоставительных исследований славянских языков. М., 1990

41. Дмитриев П. А. Новая грамматика сербохорватского языка. Белград, 1964

42. Евтюхин В. Б. Наречие. Учебное пособие. СПб, 1999

43. Ефимова B.C. наречия в языке старославянских рукописей. Автореферат дисс. на соиск. учен. степ. канд. филол. наук. М., 1989

44. Жирмунский В. М. История немецкого языка. М., 1965

45. Золотова Г. А. Развитие эмоциональных и субъективно-оценочных показателей степени // Очерки по истории грамматики русского литературного языка XIX века. Вып. IV. М., 1964. С. 276−286

46. Иванов В. В. Общеиндоевропейская, праславянская и анатолийская языковые системы. М., 1965

47. ИвиЬ М. О & laquo-партикуларизаторима»- // Дужнословенски филолог, XXXVI. Београд, 1980. С. 1−12

48. ИвиЙ М. О прилозима у вези са неким типолошким карактеристикама српскохрватске реченице // Научни скуп слависта у Вукове дане 7. Београд, 1981. С. 307−311

49. ИвиЙ М. О српскохрватским прилозима & laquo-за начин& raquo- //. Гужнословенски филолог XXXV-5. Београд, 1979. С. 1−19

50. ИвиЙ М. О српскохрватским реченичним прилозима //. Гужнословенски филолог, XXXIV-5. Београд, 1978. С. 1−16

51. Ильинский Г. А. Славянские этимологии // Уч. зап. Высшей школы. Одесса, 1922. С. 11−19

52. Исаченко А. В. Грамматический строй русского языка в сопоставлении со словацким. 4.1. Братислава, 1965

53. Историческая типология славянских языков. Фонетика, Словообразование, Лексика и фразеология. Под. ред. А. С. Мельничука. Киев, 1986

54. Кавалева М. Ц. Падгайсю Л.П. Беларуская мова. М1нск, 1991

55. Кобозева И. М. Лингвистическая семантика. М., 2000

56. КовачевиЙ М. Атрибутска употреба прилога у српскохрватском je3HKy // Зборник за филолопцу и лингвистику, XXVI/1. Нови Сад, 1983. С. 131−146

57. Ковачевий М., Пипер П. Заменички прилози // 1езичке студи|е, Свеска 5. Нови Сад, 1983. С. 21−31

58. Колесов В. В. О русизмах в составе древнерусского языка // Древнерусский язык домонгольской поры. Д., 1991. С. 121−155

59. Колесов В. В. Русская речь. Вчера. Сегодня. Завтра. СПб, 1998

60. Коневецкий А. К. История наречий в русском языке. АДЛ. Саратов, 1977

61. Коневецкий А. К. О местоименных бесприставочных наречиях времени в русском языке // Уч. зап. Высших учебных заведений Лит. ССР. Языкознание, Т. 25(2). Вильнюс, 1974

62. Коневецкий А. К. О местоименных наречиях количества в русском языке /

63. История русского языка. Древнерусский период. Л., 1976. С. 6−17

64. Коневецкий А. К. Наречия от беспредложных форм имен существительных в русском языке // Уч. зап. Высших учебных заведений Лит. ССР. Языкознание. Т. 26(2). Вильнюс, 1976. С. 29−37

65. Коневецкий А. К. Наречия от предложно-падежных форм имени в русском языке // Уч. зап. Высших учебных заведений Лит. ССР. Языкознание. Т. 29(2). Вильнюс, 1978. С. 21−28

66. Коневецкий А. К. О наречиях меры и степени в русском языке /'Уч. зап. Высших учебных заведений Лит. ССР. Языкознание. Т. 21. Вильнюс, 1970. С. 165−180

67. Коневецкий А. К. О некоторых русских местоименных наречиях пространственного значения // Уч. зап. Высших учебных заведений Лит. ССР. Языкознание. Т. 23. Вильнюс, 1972. С. 90−98

68. Коневецкий А. К. О словообразовании наречий в русском языке с исторической точки зрения // Словообразование наречий. Вильнюс, 1977. С. 51−63

69. Коневецкий А. К. Проблема становления & quot-наречий как отдельной части речи // Развитие частей речи в истории русского языка. Рига, 1988. С. 55−61

70. Конески Б. Граматика на македонскиот език. Скогуе, 1976

71. Котова Н., Янакиев М. Грамматический строй болгарского языка. М., 2001

72. Ларин Б. А. Язык Жития Феодосия Печорского // Лекции по истории русского литературного языка (X XVIII в.). М., 1975

73. Лекции по славянскому языкознанию Тимофея Флоринскаго. СПб Киев, 1897

74. Леонтьев А. А. Возникновение и первоначальное развитие языка. М., 1963

75. Лилич Г. А. Из истории русских лексических заимствований в чешском языке // Konfrontacni studium ruske a ceske gramatiky a slovni zasoby. Praha, 1974. C. 197−203

76. Лилич Г. А. К проблеме установления межславянского лексического и семантического влияния // Вестник ЛГУ, № 14. Л., 1973. С. 114−115

77. Лилич Г. А. Прилагательное грубый в славянских языках // Славянская филология. Л., 1969. С. 15−21

78. Лисова Н. В. Количественные наречия степени и меры в современном немецком языке. Автореферат дисс. на соиск. учен. степ. канд. филол. наук. Л., 1975

79. Лифанов К. В. Морфология словацкого языка. М., 1999

80. Львов А. С. Из истории некоторых наречий // Русский язык в школе, № 4. М., 1956. С. 12−18

81. Львов А. С. История слова зело в русском языке- К истории слова очень- История слова вельми- История слова весьма. II Доклады и сообщения ИЯ АН СССР, вып.8. М., 1956. С. 19−28

82. Мазанько И. Ф. Заметки об образовании наречий в древнерусском языке // Вопросы языкознания. № 5. М., 1976. С. 11−26

83. Майтинская К. Е. Венгерский язык, Ч. 1. М., 1955

84. Майтинская К. Е. Служебные слова в финно-угорских языках. М., 1982

85. Мальцев В. А. Английские эмоционально-усилительные наречия. Автореферат дисс. на соиск. учен. степ. канд. филол. наук. JL, 1963

86. Мальцев В. А. Усилительные наречия в английском языке // Вопросы лексикологии и грамматики иностранных языков. Минск, 1963. С. 86−108

87. Марков В. М. & laquo-Письмовник»- Курганова и Ломоносов // Очерки по истории русского языка и литературы XVIII в., вып. 2−3. Казань, 1969. С. 20−25

88. Маслов Ю. С. Очерк болгарской грамматики. М., 1956

89. Мейе А. Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков. М. -Л., 1938

90. Мейе А. Общеславянский язык. М., 1951

91. Мистрик И., Тугушева Р. Х. Учебник словацкого языка. М., 1981

92. Мурьянов М. Ф. Сила (Понятие и слово) // Этимология 1980. М., 1982. С. 48−64

93. Ноуэлл-Смит П. Х. Логика прилагательных // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1985. С. 155−183

94. Основы балканского языкознания. 4.2. Славянские языки. СПб., 1998

95. Откупщиков Ю.В./ Об этимологии слова очень /' Слово во времени и пространстве-, К 60-летию профессора В. М. Мокиенко. СЩ, 2000. С. 127−134

96. Пауль Г. Принципы истории языка. М., 1960

97. Пеньковский А. Б. Семантика наречия и ее отражение в словаре // Словарные категории. М., 1988. С. 53−59

98. Пешковский А. М. Русский синтаксис в научном освещении. М., 1938

99. Пипер П. Временске транспозищу’е // МССУВД XIV/2. Београд, 1985. С. 51−57

100. Пипер П. О типовима квантификатора у српскохрватском je3HKy // Научни скуп слависта у Вукове дане, 11/2. Београд, 1982. С. 93−103

101. Плотникова О. С. Словенский язык. М., 1990

102. Полянский А. Н. Мера и степень признака в русском языке // Русский язык в школе. № 6. М., 1980. С. 85−89

103. Полянский А. Н. План содержания категории количества в русском языке // ФН, № 1. М., 1984. С. 15−26

104. Попов И. А. Из истории формирования лексико-семантической группы наречий со значением высшей степени, меры, интенсивности признака состояния // Проблемы славянской исторической лексикологии и лексикографии. Тезисы конференции, вып.1. М., 1975. С. 36−39

105. Попов И. А. К вопросу о семантическом развитии наречий в русских говорах // Диалектная лексика. J1., 1982. С. 12−21

106. Пособие по лексикологии русского литературного языка. Прага, 1974

107. Потебня А. А. Из записок по русской грамматике. Т. 1 -2. М., 1888

108. Прасковий И. Збирне именице и категорща 6poja у хрватском или српском jesHKy//НССУВДХШ/1. Београд, 1984. С. 171−175 •

109. Прокопович Н. Н. Сочетания наречий с именами прилагательными в современном русском языке. М., 1962.

110. Първев X. Очерк на история на българската граматика. София, 1975

111. Разговорная речь в системе функциональных стилей современного русскоголитературного языка/под. ред. О. Б. Сиротиной. М., 2003

112. РистиЬ С. Експресивна лексика из HCTopnje српског je3mca // 1ужнословенски филолог, LVI/3−4. Београд, 2000. С. 14−21

113. Рифтин А. П. Об образовании наречий // Учен. зап. ЛГУ, вып. 6, № 60. М., 1940. С. 51−55

114. Русская грамматика. Т. 1. М., 1980.

115. Русский язык: Энциклопедия. М., 1979

116. Савченко А. В. Сравнительная грамматика индоевропейских языков. М., 1974.

117. Салмина Д. В. О специфике адвербиального значения // Языковые значения. Л., 1976. С. 93−100

118. Селищев A.M. Славянское языкознание. Т.1. Западнославянские языки. М., 1941

119. Селищев A.M. Старославянский язык. М., 2001

120. Селян Э. С. Анализ прилагательного и наречия болгарского языка. Ереван, 1965

121. Сергеева Е. Н. Абсолютная степень интенсивности качества и ее выражение в английском языке // Проблемы лингвистического анализа. М., 1966. С. 69 — 83

122. Сергеева Е. Н. Степени интенсивности качества в английском языке. Автореферат дисс. на соиск. учен. степ. канд. филол. наук. М., 1967

123. Собинникова В. И. Историческая грамматика русского языка. Воронеж, 1984

124. СтевовиЙ М. Савремени српскохрватски je3HK. Београд, 1964

125. СтевовиЙ И. Прилози као врста свих речи (функщца прилога) //. Гужнословенски филолог., кн". ХХХ, св. 1−2. Београд, 1973. С. 615−623

126. Строева Т. В. О причинах изменения значения слов // Вестник ЛГУ, вып. 2. № 40. Л., 1958. С. 139−150

127. Сэпир Э. Градуирование // Новое в зарубежной лингвистике. М. 1985. С. 43−79

128. Терзич А. Наречия, образованные от отглагольных существительных на & mdash-ка в русском и их эквиваленты в сербохорватском языке // Studia philologica, № 12/1982. Приштина, 1985. С. 27−44

129. Травничек Ф. Грамматика чешского языка. М., 1950

130. Трофимович К. К. Серболужицкий язык. Минск, 1989

131. Тураева З. Я., Беренбаум Я. Г. Некоторые особенности категории количества // Вопросы языкознания. № 4. М., 1985

132. Хелимский Е. А. *VELE, *BOLJE II Советское славяноведение, № 4. М., 1988. С. 54−59

133. Цейтлин P.M. Лексика старославянского языка. М., 1977

134. Чапля I.K. Присл1вники в украТнскш MOBi. XapbKiB, 1960

135. Червенкова И. О показателях меры признака (на материале современного русского литературного языка) // Годишник на Софийския университет. Факултет по славянска филология, Т. 62. София, 1974. С. 7 9

136. Червенкова И. Адвербиальные показатели степени признака в русском языке // Годишник на Софийския университет. Факултет по славянска филология, Т. 62. София, 1975. С. 10−18

137. Чернякова Т. А. Закономерности формирования и развития оценочного значения (на материале имен прилагательных) // Имя и глагол в исторической перспективе. Рига, 1991. С. 72−81

138. Чурмаева Н. В. История наречий в русском языке. М., 1989

139. Чурмаева Н. В. Наречия типа повелику в древнерусских памятниках XI XIV вв. // Исследования по исторической морфологии русского языка. М., 1978. С. 193−194

140. Швачко С. А. Языковые средства выражения количества в современном английском, русском и украинском языках. Киев, 1981

141. Широкова А. Г. Чешский язык. М., 1989

142. Широкова А. Г. Проблемы сопоставительного изучения образно-экспрессивного употребления форм грамматических категорий // Проблемы сопоставительной грамматики славянских языков. М., 1990. С. 5 47

143. Шрамм А. Н. Очерки по семантике качественных прилагательных. Л., 1979

144. Шуба П. П. Прислоуе у беларускай мове. Мшск, 1962

145. Щерба Л. В. О частях речиРусская речь, вып.2. М., 1928. С. 45−50

146. Юрченко B.C. О взаимосвязи мышления, языка и речи на коммуникативном уровне//Язык и мышление. М., 1967. С. 136−141

147. Юрченко B.C. Простое предложение в современном русском языке. Саратов, 1972

148. Янович Е. И. Наречие в истории русского языка (Генезис и функционирование основных морфологических типов производных наречий). Автореферат дисс. на соиск. учен. степ. канд. филол. наук. JL, 1982

149. Януш Э. Bardziej wi^cej в современном польском языке // Metody formalne w opisie j^zykow slowianskich. Белосток, 1990. С. 261−272

150. Языки народов СССР. М. 1966

151. Babic S. Tvorba rijeci u hrvatskom knjizevnom jeziku, Nacrt za gramatiku. Zagreb, 1986

152. Babic S. Jesu li prilozi promjenjive rijeci? // Jezik, 1 -2/XXXVI. Zagreb, 1988

153. Bajec A. Prislovni paberki // Slavisticna revija. (Sasopis za literarno zgodovino in jezik, Letnik V-VII. Ljubljana 1954. S. 195−226

154. Bajec A., Kolaric.R., Pupel M. Slovenska slovnica. Ljubljana, 1956- 1964

155. B^k P. Gramatyka jQzyka polskiego. Warszawa, 1977

156. Barnetova V., Barnet V. О konfronta6mm studiu pripuznych jazyku // AUC, Slavica pragensia, IVVvPraha, 1962. S. 21−28

157. Blanar V. Zo slovenskej historickej lexikologie. Bratislava, 1961

158. Blokh M.J. A Course in Theoretical English Grammar. M., 1986

159. Branicka J. Semantika kvalifikacnych adjektiv (Kandidatska dizertacna praca). Bratislava, 1985

160. Dvonc L., Horak G., Miko F., Mistrik J., Oravec J., Ruzicka J., Urbancok M., Ruzicka J. Morfologia slovenskeho jazyka. Bratislava, 1966

161. Ertl V. О vyrazech zesilovacich, vzniklych otrenim slov // Nase fee, C.3. Praha, 1919. S. 137−141

162. Feleszko К. «Syntetyzm» I «analityzm» kwantyfikacji w polskiej grupie imiennej // Z. Topolinski I Grochowski. Warszawa, 1973. S. 41 46

163. Feleszko K. Funkcji form kategoiji liczby w polskiej grupie imiennej. Warszawa, 1980

164. Filipec J., Cermak F. Ceska lexikologie. Praha, 1985

165. Gebauer Ertl V. Mluvnice ceska. Praha, 1926

166. Gramatika hrvatskoga j ezika. Zagreb, 1990

167. Gramatyka wspolczasnego j^zyka polskiego. Morfologia. Warszawa, 1984

168. Grabias S. О ekspresywnosci j^zyka. Lublin, 1981

169. Grzegorczykowa R. Funkcje semantyczne i skladniowe polskich przyslowkow. Wroclaw, 1975

170. Grzegorczykowa R. Zarys slowotworstwa polskiego. Warszawa, 1979V

171. Havranek B. Jedlicka A. Ceska mluvnice. Praha, 1963

172. Hayekova M. Stunovatel’nost' expresivnosti v slovencine // Jazykovedne studie, XI. Bratislava, 1971. S. 47−51

173. Hrvatska gramatika. Zagreb, 1995

174. Ivanova-Salingova M. Aktualizovana expresivita lexikalnych prostriedkov // Jazykovedne studie, XI. Bratislava, 1971. S. 30−46

175. Ivanova-Salingova M. Zvykumov expresivity // Jazykovedne studie, XII. Bratislava, 1974

176. I vie M. Opewnych problemoch kwantyfikacji i charakteritycznych dla slowiariskiego swiata j^zykowego // Liczba, ilosc, miara. Warszawa, 1980. S. 12−21

177. Jan S. Dejiny slovenskeho jazyka. II diel. Bratislava, 1967

178. Jahn J. Slovanske adverbium. Praha, 1966

179. Jurancic J. Slovensacki jezik. Ljubljana, 1971

180. Kacala J. Slovo t’azko ako prislovka a ako castica // Kultura slova, 18. Bratislava 1984, S. 193−196

181. Karolak S. Kwantyfikacja a determinacja w j^zykach naturalnych. Warszawa, 1990

182. Kollar D. Semantiko-derivacne problemy ruskych a slovenskych adverbii // Jazykovedne studie, 16. Bratislava, 1981. S. 267−276

183. Krynski A.A. Gramatyka j^zyka polskiego. Warszawa, 1910

184. Krizkova H. Темпорально-квантитативная детерминация глагола (опыт трансформационного анализа) // Чехословацкая русистика. Прага, 1966, С. 86−93

185. Maretic Т. Gramatika hrvatskoga ili srpskoga knjizevnoga jezika. Zagreb, 1963

186. Margaret D. Aspects of adverbial placements in English and Slovene. Muenchen, 1989

187. Markov В. О prislovih z orodniskim obrazilom v sodobnih slovanskih jezikih // Slavisticka revija. Ljubljana, 1989. S. 201−213

188. Mathesius V. Zesileni a zdurazneni jako jevy jazykove // Vil6m Mathesius. Cestina a obecny jazykopyt. Praha, 1947

189. Mel usova E. Slovensko-chorvatske jazykove vzt’ahy // Sloven6ina ako cudzi jazyk. Bratislava, 2002. S. 185−191

190. Metody formalne w opisie j^zykow slowianskich pod red. Saloniego Z. Bialystok, 1975

191. Miko F. К problematike prisloviek // Jazykovedny casopis, XII. Bratislava, 1961. S. 10−24

192. Mluvnice cestiny (ved. red. Petr J.), D. 1. Praha, 1986

193. Morfologia slovenskeho jazyka (red. Ruzicka). Bratislava, 1966

194. Nikcevic N.V. Crnogorska gramatika. Podgorica, 2001

195. Oresnik J. Udelezendnske vloge v slovenscini. Ljubljana, 1992

196. Pauliny E. Gramatika slovenska. Bratislava, 1997

197. Pauliny E., Ruzicka J., Stole LySlovenska gramatika. Bratislava, 1968

198. Pervaz D. О nekim koalicijama sa pridevom tezak // 35. Научни скуп слависта у Вукове дане, XXVII-XXVIII. Београд, 1985. С. 603−608

199. Petkovic М., Kovic I., Jovic D. Kvantifikativni pristup srpskohrvatskoj recenici // Прилог ФФНС, 20. Београд, 1984. С. 115−142

200. Pintaric N. Mjesne relacije priloga kao vrste rijeci // Rijec. Casopis za filologiju, 6. Zagreb, 2000. S. 66−78

201. Piper P. Zamenicki prilozi (gramaticki status i sematicki tipovi). Novi Sad, 1983

202. Popovic M. Hrvatsko-rusko-ukrainski mozaik // Strani jezici, 23. Zagreb, 1994. S. 159−162

203. Povijesni pregled, glasovi i oblici hrvatskoga knjizevnoga jezika. Nacrti za gramatiku. Zagreb, 1991

204. Pranjkovic I. Prilozi kao rijeci svih vrsta // Suvremena lingvistika, 18. 2(34). Zagreb, 1992. S. 243−249

205. Prirucni mluvnice cestiny. Brno, 1995

206. Raguz D. Prakti6na hrvatska gramatika. Zagreb, 1997. S. 265−276

207. Skubalanka Т. О ekspresywnosci j^zyka a mowa potoczna // Poetyka a stylistyka slowiariska. Warszawa, 1973. S. 25−34

208. Snoj M. «Strah in trepet» in «Groza in strah» etimoloska analiza praslovanskih leksemov *РОЬХъ in *STRAXb // Slavisticna revija, 3. Ljubljana, 1987. S. 269 277

209. Stanislav J. Dejiny slovenskeho jazyka. Bratislava, 1967

210. Szabowska M. Rzeczowniki ilosciowe w jQzyku polskim. Wroclaw Warszawa — Krakow, 1967

211. Szober S. Gramatyka jazyka polskiego. Warszawa, 1957

212. Saric Lj. Kvantifikacija u hrvatskome jeziku. Doktorski rad. Zagreb, 1998

213. Sikra J. Semantika slovenskych prisloviek. Lexikalno-semanticke pole miery // Jazykovedne studie. Bratislava, 1991

214. Simkova M. Slovnodruhova prislusnost' vyrazov maximalne/maximum, minimalne/minimum /Slovenska rec. Bratislava, 1977. S. 19−29

215. Skvorova D. Strasne / Jazykove sloupy. Praha, 1991. S. 201 -202

216. Smilauer V. Nauka о ceskem jazyku. Praha, 1972

217. Tekavcic P. О prilozima i «prilozima». Sintakto-semanticka paradigma lingvisticke i kontrastivne biljeske // Strani jezici. God. XI. Zagreb, 1982. S. 3−12

218. Tezak S., Babic S. Gramatika hrvatskoga jezika. Zagreb, 1994. S. 320−325

219. Tezak S. Pridjevsko-zamjenicki alomorfi // Jezik. br.2. Zagreb, 1984. S. 33−34

220. Toporisic J. Slovenska Slovnica. Prislov. Maribor, 1991. S. 343−347

221. Travnicek F. Mluvnice spisovne cestiny, D. 1. Praha, 1951

222. Vucetic Z. О pridjevima I priloskom frazeologizmu // Filologija, 20/21. Zagreb, 1992/1993. S. 539−543

223. Wierzbicka A. Problemy ekspresji. Jej miejsce w teoiji semantycznej. Wroclaw -Warszawa Krakow, 1969

224. Wrobel H. Slowotworstwo przyslowkow odprzymiotnikowych w j^zykach luzyckich. Wroclaw Warszawa — Krakow, 1969

225. Wykladniki intensywnosci cechy (na materiale polskim i rosyjskim). Wroclaw, 1981. S. 84−89

226. Zima J. Expresivita slov v soucasne cestine. Praha, 1961

227. Zubaty J. К vykladu nekterych prislovi, zvlaste slovanskych // Studie a clanky. Sv. I, С. 1. Praha, 1945. S. 193−2131. ИСТОЧНИКИ-СЛОВАРИ

228. Большой Академический Словарь. М. Л., 1948 — 1965

229. Дьяченко Г. Полный церковно-славянский словарь. М., 1993

230. КарациЬ В. Српски Pje4HHK. Вена, 1852

231. Матер1алы для сравнительнаго и объяснительнаго словаря и грамматики русскаго языка и другихъ славянскихъ нарЪчш. Словарь церковнославянского языка А. Х. Востокова. СПб, 1858

232. Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1977

233. Преображенский А. Г. Этимологический словарь русского языка. М., 1959

234. Русско-украинский словарь. Киев, 1968

235. Соколов П. Общий церковно-славяно-российский словарь. СП (?, 1834

236. Словарь автобиографической трилогии М. Горького& raquo- Вып. IV. Л., 1984

237. Словарь русских народных говоров, Вып. 25. М., 1990

238. Словарь русского языка 11−17 вв., Вып. 10. М., 1983

239. Словарь синонимов русского языка под ред. Евгеньевой А. П. Л., 1975

240. Словарь современного русского языка АН СССР. М. Л., 1950 — 1956

241. Словарь церковно-славянского и русского языка. СПб, 1847

242. Словник украГнскоТ мови. Khib, 1970

243. Срезневский И. И. Материалы для Словаря древнерусского языка. М., 1983

244. Старославянский словарь (по рукописям X — XI в.). Подред. Цейтлин P.M., Вечерки Р., Благовой Э. М., 1994

245. Тематический словарь русского языка. М., 2000

246. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. М., 1987

247. Цыганенко Г. П., Этимологический словарь русского языка. Киев, 1970

248. Черных П. Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка. М., 1993

249. Шанский Н. М., Иванов В. В., Шанская Т. В. Краткий этимологический словарь русского языка. М., 1971

250. Укра’шсько-росшский словник, гол. редЛ.М. Кириченко. Кшв, 1953 1963

251. Български етимологичен речник. София, 1971 1986

252. Геров Н. Речник на българския език. София, 1975 1978

253. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. J1., 1955

254. ДаничиЬ Ъ. Pje4HHK из юьижевних старина српских. Београд. 1863

255. Димитрова М., Спасова А. Синонимен речник на съвремения български книжовен език. София, 1980

256. Московл"евиЙ М. Речник савременог српскохрватског je3HKa с Зезичким саветником. Београд, 1990

257. Речник на българския език. София, 1977

258. Речник на македонскиот ja3HK. CKonje, 1961

259. Речник на македонскиот ja3HK са српскохрватски толкуван>а. Ред. Конески Б. CKonje, 1986

260. Речник српскохрватскога юьижевнога je3HKa. Нови Сад Загреб, 1967

261. Речник српскохрватског кн> ижевног и народног je3HKa. Београд, 1959 — 1989

262. Русско-хорватский или сербский словарь. Загреб, 1987

263. Толстой И. И. Сербохорватско-русский словарь. М., 1982

264. Чешско-русский словарь, под ред. Копецкого J1.B. и др. Москва Прага, 1975 -1976

265. Anic V. Rjecnik hrvatskoga jezika. Zagreb, 1991

266. Anic V. Rjecnik hrvatskoga jezika. Zagreb, 1998

267. Belie J., Kamis A., Kucera K. Maly starocesky slovnik. Praha, 1978

268. Benesic J. Rjecnik hrvatskoga knjizevnoga jezika od preporoda do Ivana GoranaKovacica. Zagreb, 1993

269. Bezlaj F. Etimoloski slovar slovenskega jezika. Ljubljana, 1982

270. Brodnjak V. Razlikovni ijecnik srpskog i hrvatskog jezika. Zagreb, 1993

271. Bruckner A. Slownik etymologiczny jazyka polskiego. Warszawa, 1957

272. Cirilov J. Hrvatsko-srpski ijecnik inacica. Beograd, 1994

273. Dautovic D. Hrvatsko-ruski ijecnik. Zagreb, 2002

274. Danicic D. Rjecnik hrvatskoga ili srpskoga jazyka. Zagreb, 1980

275. Deanic M., Jonke Lj. Etimologijski ijecnik hrvatskoga ili srpskoga jezika. Zagreb, 1972

276. Dubrowski P. Dokladny slownik jazyka polskiego i ruskiego. Warszawa, 1914

277. A. Gluhar. Hrvatski etimoloski ijecnik. Zagreb, 1993

278. Ivekovic F., Broz I. Rjecnik hrvatskoga jezika. Zagreb* 1901

279. Etimologicky slovnik jazyka ceskeho: za vedeni Dr. Holuba J. Doc. Dr. Kopecneho Fr. Praha, 1952

280. Fjalor serbokroatisht-shqip. Prishtine, 1989

281. Gasparikova Z, Kami§ A. Slovensko-cesky slovnik. Praha, 1983

282. Gebauer J. Slovnik starocesky. Praha, 1970

283. Gluhak A. Hrvatski etimoloski ijecnik. Zagreb, 1993

284. Horak E. Srbskochorvatsko-slovensky a slovensko-srbskochorvatsky slovnik. Bratislava, 1991

285. Historicky slovnik slovenskeho jazyka. Ved. red. Majtan M. Bratislava, 1991

286. Holub J^Strucny slovnik etymologicky. Praha, 1937

287. Holub J., Kopecny F. Etymologicky slovnik jazyka ceskeho. Praha 1952

288. Jezicni prirucnik (Hrvatska radio-televizija). Zagreb, 1992

289. Jungmann J. Slownjk cesko-nemecky. Praha, 1835 1839

290. Karlowicz J., Krynski A., W. Niedzwiecki. Slownik jazyka polskiego. Warszawa, 1900−1919

291. Kopecky Fr. Rusko-cesky slovnik. Moskva Praha, 1978

292. Kratky slovnik slovenskeho jazyka. Bratislava, 1997

293. Linde S.B. Slownik jazyka polskiego. Lwow, 1860

294. Machek V. Etymologicky slovnik jazyka ceskeho a slovenskeho. Praha, 1957

295. Machek V. Etymologicky slovnik jazyka ceskeho. Praha, 1971

296. Maly slownik jazyka polskiego. Warszawa, 1968

297. Pnrucni slovnik jazyka ceskeho. Praha, 1951 1953

298. Rejzek J. Cesky etymologicky slovnik. Cesky Tesin, 2001

299. Rjecnik crkvenoslavenskegajezika hrvatske rddakcije. Zagreb, 1991

300. Rjecnik hrvatskogajezika. Zagreb, 2000

301. Rjecnik hrvatskoga kajkavskoga knjizevnoga jezika. Zagreb, 1991,

302. Rjecnik hrvatskoga ili srpskoga jezika. Zagreb, 1880 1976

303. Skok P. Etimologijski ijecnik hrvatskoga ili srpskoga jezika. Zagreb, 1971

304. Slovar slovenskega knjiznega jezika. Ljubljana, 1975 1991

305. Slovensko-srbskohrvatski slovar / Slovensacko-srpskohrvatski re6nik. Beograd / Ljubljana, 1975

306. Slovnik slovanske lingvisticke terminologie, ved. red. A. Jedli6ka. Praha, 1979

307. Slovnik slovenskeho jazyka. Bratislava, 1995

308. Slovnik slovenskych nareci (ved. red. J. Ruzicka). Bratsilava, 1980

309. Slovnik spisovneho jazyka Ceskeho. Praha, 1979

310. Slovnik spisovneho jazyka Ceskeho (hi. red. Boh. Havranek). Praha, 1989

311. Slovnik soucasneho jazyka ceskeho. Praha, 1971

312. Slownik jazyka polskiego. Warszawa, 1958 1968

313. Slownik jazyka polskiego. Warszawa, 1978 1981

314. Slownik polszczyzny XVI wieku. Wroclaw Warszawa — Krakow, 1966

315. Slownik praslowianski, por red. Slawskiego F. Warszawa, 1974

316. Srbocharvatsko-cesky slovnik (ved. red. Kurz J., Petr J.). Praha, 1982

317. Synonimicky slovnik sloven6iny. Bratislava, 1995

318. Trubacev O.N. Etimoloski slovar slovenskega jezika. Ljubljana, 1964

319. Vasa P., Travnicek F. Slovnik jazyka ceskeho. Praha, 1937 1939

320. Velky cesko-rusky slovnik. Praha, 1952 1962

321. Velky rusko-cesky slovnik. Praha, 1952 1962

322. VelTcy rusko-slovensky slovnik. Bratislava, 1960

323. Vellcy slovensko-rusky slovnik. Bratislava, 1979 1995

324. Zaoralek J. Lidova rceni. Praha, 1963

Заполнить форму текущей работой