Агроэкологические аспекты конструирования ландшафтно-адаптивных систем земледелия

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Сельскохозяйственные науки
Страниц:
379


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Современный период человеческой истории характеризуется небывалым усилением производственного использования природных ресурсов. Сегодня влияние человека на природный ландшафт столь велико, что по сути дела человечество поставлено перед фактом возникновения в земной природе необратимых процессов [Анучин, 1978]. В настоящее время происходит усиление антропогенного пресса на ландшафт и ослабления его не предвидится в будущем.

Земельный фонд мира составляет 13 392 млн. га, — немногим более четверти поверхности планеты. В общей площади продуктивных угодий (8 608 млн. га) около половины занимают сельскохозяйственные земли (4 553 млн. га) и несколько меньше половины — леса и кустарники (4 055 млн. га). Площадь обрабатываемых угодий составляет 11,2%. Сельскохозяйственные угодья, занимая треть земельного фонда мира, состоят на одну треть из обрабатываемых угодий (пашни и сады) и на две трети — из лугов и пастбищ. [Андриишин и др., 1980].

В целом мире до последнего времени происходит быстрый рост площади пахотных земель. Так с 1940 по 1970 гг. площадь обрабатываемых земель увеличилась почти вдвое — с 830 до 1507 млн. га. [Рябчиков, 1972]. Предполагаемая возможная площадь обрабатываемых земель оценивается в размере 2,7 -3,0 млрд. га. [Андриишин и др., 1980]. Однако, вследствие быстрого возрастания населения земного шара и все большего отвода земель для нужд промышленности, городского и транспортного строительства, доля сельскохозяйственных земель, приходящаяся на каждого человека, сокращается и к 1985 году составила около 1,15 га, в том числе около 0,4 га пашни. [Добровольский и др., 1985].

За последние 30 лет площади под городскими застройками в Центральной и Западной Европе возросли почти вдвое, а городское население на 30%. В течение XX столетия категория городских ландшафтов увеличилась по размерам в 10 раз. [Романова, 1997]. Происходят и абсолютные потери сельскохозяйственных земель, за счет эрозии, засоления, заболачивания и т. д. В целом по земному шару площадь нарушенных человеком земель составляет 450 млн. га. [Андриишин и др., 1980]. Примерно 1,2 млрд. га. сельхозугодий, пастбищ и лесов находятся в состоянии экстремальной деградации. По оценкам ЮНЕП 115 млн. га сельхозугодий в пределах европейского континента подвержено эрозионному размыву [Прижуков, 1996]. По данным А. Н. Каштанова и М. Н. Заславского [1984], за счет эрозии земель теряется около 25% продукции. Общие мировые потери продуктивных земель от эрозии и деградации оцениваются примерно в 6.7 млн. га, а потери плодородного слоя — 24 млн. т. ежегодно [Прижуков, 1996]. Эрозия уносит с полей в 60 раз больше элементов питания растений, чем их поступает с удобрениями. Таким образом, производительность эродированных почв снижается на 35 — 70% [Беннет, 1938].

Весьма ощутима проблема загрязнения почв, как в результате промышленных выбросов, так и за счет неумеренного внесения удобрений. Только над территорией ФРГ ежегодно выпадает с дождями 4,5 млн. т серной и 2,8 млн. т азотной кислоты. В США на каждый гектар обрабатываемой площади вносится, в качестве удобрений, до 90−100 кг биофильных соединений- в странах Южной Америки — до 50 кг на га- на африканском континенте — до 20 кг на га Лидером в химизации земледелия является зарубежная Европа — здесь вносят 192 кг на га. В период с 1970 по 1989 г объем внесения удобрений в почву в Европе увеличился на 75%, однако в последние годы наметился некоторый спад в связи с опасностью загрязнения почвенного покрова [Романова, 1997]. За счет внесения больших доз минеральных удобрений происходят процессы подкисления и дегумификации почв, усиленного выщелачивания из почвенного профиля коллоидов, разрушения структуры. Усиленный отток биофилов из почвы приводит к эвтрофикации водоемов. За всю историю цивилизации во всем мире заброшено из-за засоления и осолонцевания 260 млн. га орошаемых земель [Парфенова, 1999].

В пределах европейского континента ландшафты на площади 140 млн. га испытывают явление переуплотнения почв, а интенсивные процессы обесструк-туривания и переуплотнения обнаружены на площади 80 млн. га. [Романова, 1997].

Перераспределение водных потоков для нужд земледелия нередко приводит к заболачиванию территорий, что способствует перестройке всего природ-но-территориалыюго комплекса (ПТК) — сукцессионному изменению биоценозов, трансформации структуры почвенного покрова (СПП) и т. д.

Расширение земледельческой культуры способствовало интенсивной вырубке лесов. В результате лесистость суши за последние 6 тыс. лет сократилась с 70 до 23 — 30%. Сведение лесов в планетарном масштабе и замена их аг-роценозами резко сократили влагооборот и способствовали процессам опустынивания суши [Парфенова, 1999].

Деградация, опустынивание и засоление земель, а также традиционный состав культур способствует сокращению генетического разнообразия биосферы. Лишь 20 культур обеспечивают 90% мирового производства продовольствия.

Традиционное земледелие обедняет внешний облик ландшафта за счет прямоугольных полей, спрямленных русел рек, прямолинейных гидротехнических сооружений и т. д. Высокая консервативность систем ведения сельского хозяйства является главной причиной того, что вся его история сопровождалась кризисами, в основе которых лежит неспособность существующих систем земледелия обеспечить население продуктами питания. Согласно данным ФАО, за последние 35 лет производство всех видов сельскохозяйственной продукции увеличилось с 3,8 до 6,9 млрд. т., однако количество продовольствия, произведенного при этом в среднем на одного человека, осталось неизменным (1,23 т/чел) и в настоящее время в мире недоедает половина населения, а четвертая часть голодает.

Обсуждаются два возможных пути решения противоречия между продовоявственной и экологической безопасностью человечества. Авторы первого направления считают, что дальнейшее наращивание производства должно сопровождаться оптимизацией прироста народонаселения. Их оппоненты полагают, что даже при сохранении современных потребностей, численность населения должна быть уменьшена в 10 раз [Прижуков, 1996]. В основу обоих подходов заложена незыблемость нынешней химико-техногенной стратегии интенсификации сельского хозяйства.

Все отрицательные последствия хозяйственной деятельности связаны с отсутствием понимания целостности природы, недоучета того, что все ее компоненты: почва, растительность, животные, вода, приземная атмосфера образуют сложную единую систему. По словам Б. Б. Полынова & quot-.о том, какое значение имеет обратимая связь между различными элементами природы. едва ли надо говорить. Едва ли надо доказывать, что в проникновении в эту связь, которая дается и знанием и опытом, кроется главный секрет искусства земледельца, и чем глубже это проникновение, тем выше искусство& quot- [Полынов, 1956].

Назрела необходимость в пересмотре стратегии и тактики сельскохозяйственной деятельности. Экологические аспекты новых разработок показывают, что альтернативой индустриальному сельскому хозяйству (прежде всего земледелию) должно стать экологически ориентированное производство — sustainable agriculture [Прижуков, 1996]. Основные усилия исследователей должны быть направлены на разработку методов оптимизации агроландшафтов, способствующих повышению их продуктивности при сохранении (или повышении) почвенного плодородия и экологической устойчивости. Этим условиям должны удовлетворять системы земледелия нового поколения, максимально адаптированные к окружающей среде. Актуальность решаемых задач заключается в том, что ландшафтно-адаптивная система земледелия (JIC3) предусматривает: 1. :приоритет ландшафтной морфогенетической структуры территории над административными границами- 2. экологическую емкость агроланд-шафта: адаптивную и средовосстанавливающую способность культивируемых растений- 3. максимальное использование биологического фактора в придании оптимальных физических и агрохимических свойств почве, защите растений от сорняков, болезней и вредителей- 4. повышение гетерогенности агроэкоси-стемы и конкретных агрофитоценозов.

ЛСЗ состоит из двух блоков: географического и агрономического. Первый определяет принципы деления конкретной (малой или большой) территории на агроландшафтные выделы, в то время как способы их использования устанавливает агрономический блок. Нахождение связи между физико-географической формой и агрономическим содержанием ЛСЗ является основой агроэкологического подхода, Разработка принципов учета особенностей компонентов геокомплексов при создании ЛСЗ достигается на основе изучения адаптивных реакций растений на особенности природной среды макро мезо- и микротерриторий.

Целью данной работы является разработка принципов ландшафтной структуризации агрогеосистем на различных иерархических уровнях для обеспечения устойчивого производства качественной сельскохозяйственной продукции, максимального использования их природного потенциала при минимализации негативного антропогенного воздействия на окружающую среду. Под ландшафтной структуризацией понимаются, прежде всего, способы структурно-территориального обособления агрогеосистем и присущих им систем земледелия на различных иерархических уровнях, что, по сути, и является основным элементом конструирования адаптивно-ландшафтных систем земледелия.

Задачи работы:

1. Разработать вариант таксономической схемы агрогеосистем, основанной на принципах физико-географической структуризации территории.

2. Предложить алгоритм формирования агроэкологического блока ЛСЗ на основе разработанной таксономической схемы.

3. Изучить адаптивные реакции основных групп сельскохозяйственных культур в пределах & quot-ключевых"- территорий на макро — и мезоуровне.

4. Провести анализ способов объединения различных территорий в единый агроэкологический ареал.

5. Разработать элементы методики ландшафтно-полевых опытов.

6. Провести сравнительный анализ факторов выделения элементарных агро-ареалов.

7. Изучить адаптивные реакции растений на микроуровне в пределах агро-экологического полигона.

8. Дать определение понятий & quot-агроландшафт"- и & quot-агромикроландшафт"-.

9. Разработать принципы определения основных агроэкологических параметров ЛСЗ & quot-модельного"- хозяйства.

10. Предложить элементы методики переноса параметров моделей ЛСЗ на другие территории.

Научная новизна: На основе системного анализа факторов произрастания сельскохозяйственных культур, а также структурной организации географической оболочки на различных иерархических уровнях предложены: определения понятий агроландшафт и агромикроландшафт, являющиеся парадигмами агроландшафтоведения, на основе которых производится разработка моделей ландшафтно-адаптивных систем земледелия- схемы типизации агроландшаф-тов гумидной зоны Российской федерации. Обоснованы принципы ландшафт-но-сельскохозяйственного районирования, на основе которых определяется количество региональных систем земледелия для конкретной макротерритории- количество типовых моделей систем земледелия для мезотерритории, а также принципы размещения сельскохозяйственных культур в пределах конкретных хозяйств.

Разработаны: методические принципы организации ландшафтно-сельско-хозяйственных стационаров и проведения на них исследований- подходы к разработке моделей ландшафтно-адаптивных систем земледелия- принципы разработки ландшафтно-адаптивных систем земледелия конкретных хозяйств на основе переноса параметров типовых моделей в реальные условия.

Определены основные подходы к оптимизации агроландшафтов при размещении сельскохозяйственных культур- способы объединения агроландшафт-ных микровыделов в единый сельскохозяйственный массив.

Степень достоверности результатов проведенных исследований подтверждена в ходе математической обработки большого массива данных, а также верификацией результатов экспериментов известными методами статистического анализа.

Практическая значимость работы. На основе полученных обобщений и экспериментальных данных автором предложены конкретные мероприятия по учету ландшафтно-почвенной пестроты при разработке систем ландшафтно-адаптивного земледелия. Предложенные методические указания по разработке ландшафтно-адаптивных систем земледелия предназначены для специалистов Минсельхозпрода Р Ф и его подразделений, а также работников областных и районных управлений сельского хозяйства, занимающихся планированием землеустроительных мероприятий.

Положения, выносимые на защиту:

1. Алгоритм конструирования ландшафтно-адаптивной системыземледе-лия в условиях агрогеосистем гумидной зоны.

2. Агроэкологическая типизация агрогеосистем гумидной зоны.

3. Теоретическое обоснование принципов конструирования региональных систем земледелия.

4. Оценка различных компонентов агроландшафтов в качестве ведущего фактора выделения элементарных агроареалов.

5. Методические подходы к закладке и проведению ландшафтно-полевых опытов.

6. Определения понятий & quot-агроландшафт"- и & quot-агромикроландшафт"-.

7. Агроэкологическая концепция разработки и применения типовых моделей ландшафтно-адаптивных систем земледелия.

Апробация работы.

Результаты работы были доложены на координационном совещании по мелиоративному земледелию, Москва — 1998 г.- на заседании Бюро отделения земледелия и лесного хозяйства РАСХН, Суздаль 1998 г.- на координационном совещании по мелиоративному земледелию, Тверь — 1998 г.- на П Всероссийском съезде по охране природы, Саратов — 1999 г.- на научно практическом семинаре по ландшафтному земледелию, Белгород — 2000 г.- на международных конференциях: С-Перербугр — 2000 г.- Минск — 2000 г.- на совместном заседании Секции мелиорации и сельскохозяйственного использования мелиорированных земель в гумидной зоне Россельхозакадемии и Северо-западного центра по водному хозяйству и гидротехнике Российской -инженерной академии, С-Петербург 2001 г.

Публикации. Автором опубликованы 36 научных работ, в которых отражены основные положения, предложенные на защиту.

Декларация конкретного личного участия диссертанта в разработке научных результатов, которые выносятся на защиту. Автором диссертации разработана и осуществлена программа исследований, сделан выбор объектов и методов исследований, проведен анализ и интерпретация полученных результатов. Диссертант принимал личное участие в проведении исследований на всех его этапах. Участвовал в разработке нормативно-методических материалов.

Структура работы. Диссертационная работа изложена на 379 страницах машинописного текста, состоит из введения, шести глав, заключения и выводов, рекомендаций производству, содержит 94 таблицы, 45 рисунков, 6 приложений. Список литературы включает 350 источников отечественных и зарубежных авторов.

Основные результаты факторного анализа массива данных для Тверской области

Фактор Нагрузка Доля вариации (%) Интерпретация группы

Абсолютная высота -0,72 34,35 Оро-климатические условия макротерритории.

Температура января 0,77

Континентальность 0,71

ГТК -0,80

Доля сенокосов -0,80 14,28 Территориальная организация хозяйств

Средний размер контура 0,62

Отношение луга к пашне -0,77

Доля пастбищ 0,81 13,00 Доля не распахиваемых угодий.

Доля не с-х территорий -0,78

Доля лугов 0,84

Продуктивность зерновых 0,64 8,70 Продуктивность агроландшафта и плодородие почв.

Продуктивность картофеля 0,63

Продуктивность многолетних трав 0,53

Содержание КгО 0,53

PH (KCL) 0/55

Содержание Р2О5 0,74

В пределах агроэкологического ареала основная доля вариабельности параметров природной среды обусловлена группой ороклиматогенных факторов. Западная часть территории области, располагаясь в пределах Валдайской возвышенности, с абсолютными высотами 200−300 м, отличается от восточной её половины мягкими зимами (1:° января 9−10°), меньшей континентальностью климата, повышенным увлажнением летних месяцев, что обусловливает основные особенности продукционного процесса в ее пределах. Несколько меньшую долю вариабельности массива данных (27.3%) определяют факторы структурной организации хозяйств, причем основную роль здесь играют луговые угодья. Эти факторы почти равномерно распределены между двумя группами, причем распространение сенокосов тесно связано со средним размером контура угодий и соотношением луга и пашни, а доля пастбищ с общей задуженностью территории хозяйства и степенью освоенности агрогеосистемы. Группа факторов, характеризующая продукционный потенциал и плодородие почв агрогеосистем определяет менее 9% вариабельности их параметров.

Результаты факторного анализа показывают, что при разработке систем земледелия на уровне высших макроединиц, прежде всего, необходимо учитывать их макрорельефные и макроклиматические особенности. Весьма эффективным приемом управления агроландшафтными процессами на этом уровне типизации является рациональная организация территорий хозяйств.

Весьма надежным способом определения основных факторов, влияющих на продуктивность конкретной культуры, является расчет уравнений множественной линейной регрессии. Этот метод, учитывая взаимодействие многочисленных факторов, позволяет выявить среди них существенные, провести их ранжирование по степени воздействия на продукционный процесс и, в конечном итоге, построить математическую модель явления (табл. 4).

Основные итоги работы (Заключение и выводы)

1. Разработанный алгоритм формирования ландшафтно-адаптивных систем земледелия основан на описании взаимодействия двух аспектов конструирования ЛСЗ — географического и технологического (агрономического).

Географический аспект конструирования ЛСЗ основан на учете иерархического устройства географической оболочки, особенностей соподчинения ее различных таксономических уровней.

Показано, что технологический аспект, включающий в себя не только основные элементы системы земледелия (системы севооборотов, обработки почв, удобрений и защиты растений) но и мероприятия по комплексной мелиорации земель, взаимодействует с географическим аспектом конструирования ЛСЗ через блок организации территории.

Под организацией территории в данной работе понимается не только процесс выделения однородных пространственных производственно-экологических ниш в пределах конкретных хозяйств, но и определение направленности агротехнических мероприятий в пределах ПТК, относящихся к & quot-узловым"- макро-и мезоуровням.

2. Основным инструментом структуризации географической оболочки является типизация её составных частей. Предложенная нами схема типизации аг-рогеосистем позволяет использовать принципы общенаучного физико-географического районирования в целях конструирования ЛСЗ. Границы ареалов, выделенных на ее основе, совпадают с таковыми на основных общепризнанных схемах районирования. Использование генетического принципа при создании типизации обусловливает единство происхождения и развития выделенной на ее основе территории и, следовательно, единообразное течение основных ланд-шафтообразующих процессов в ее пределах. Это дает возможность для распространения в ней однотипных сельскохозяйственных мероприятий и рекомендаций.

3. Показано, что природно-территориальные образования, относящиеся к одному таксономическому уровню, характеризуясь индивидуальными наборами эдафических факторов, различаются по комплексу мероприятий адаптации сельскохозяйственного производства к макроландшафтным условиям, определенных в результате качественного анализа особенностей их природной среды.

Статистическое моделирование вариабельности параметров природной среды агрогеосистем позволяет конкретизировать результаты качественного анализа. В работе показана возможность формирования массива данных, характеризующего основные компоненты природной среды агрогеосистем, на основе отбора статистических, фондовых, картографических и литературных данных.

Даны примеры использования факторного, регрессионного, кластерного, путевого и дисперсионного анализов при обработке сформированного таким образом массива данных. Показано, что из одного общего массива данных, характеризующего состояние природной среды макроединицы на уровне агроэко-логического ареала, возможно выделить несколько подмассивов, характеризующих территориальные единицы, относящиеся к более низким иерархическим уровням.

4. Результаты математического моделирования показали, что при переходе на более низкий иерархический уровень, закономерно изменяются группы факторов, определяющие основную долю вариабельности параметров природной среды агрогеосистем. На уровне высших макроединиц основную роль в вариабельности их природной среды играет совокупность агроклиматических и оро-литологических факторов, тогда как на уровнях низших макроединиц усиливается роль специфики территориальной организации хозяйств.

При переходе с высших ступеней типизации на средние наблюдается также изменение количества факторов, прямо воздействующих на продуктивность большинства культур плодосменного севооборота. Это обстоятельство позволяет выделить & quot-узловые"- таксономические уровни типизации агрогеосистем, под которыми понимаются таксоны, характеризующиеся максимальным количеством факторов прямого воздействия на продукционный процесс. & quot-Узловым"- макроуровнем типизации является уровень агроэкологических разделов, а мезоуровнем — уровень типов агроландшафтов. & quot-Узловые"- уровни при конструировании ЛСЗ должны учитываться в обязательном порядке, тогда как остальные ступени типизации агрогеосистем играют вспомогательную роль.

5. В пределах агроэкологических разделов (ландшафтных провинций) конструируются основные аспекты региональных систем земледелия (РСЗ), являющиеся комплексом мероприятий, разрабатываемых на уровне организаций планирования, направленных на регуляцию основных черт сельскохозяйственного использования макротерриторий. РСЗ состоит из трех атрибутов: а) Общего набора агропроизводственных и агромелиоративных мероприятий- б) Системы типовых моделей ЛСЗ- в) Методики переноса параметров типовых моделей в условия реальных хозяйств.

Характер общего набора агропроизводственных и агромелиоративных мероприятий определяется в ходе качественного и количественного анализа данных, описывающих особенности агроприродной среды макротерриторий.

Число типовых моделей ЛСЗ в пределах конкретной РСЗ определяется на уровне типов агроландшафтов при использовании метода & quot-экспертных решеток& quot-. Методика переноса параметров типовых моделей основывается на определении генетического родства геокомплексов, слагающих пространство агроэко-логического раздела.

6. В условиях конкретных типов агроландшафтов определяются отличительные особенности типовых моделей ЛСЗ, на основе детализации набора агропроизводственных и агромелиоративных мероприятий, разработанного в рамках РСЗ. Определяются общие черты модельных агроландшафтов, являющихся типичными местоположениями для конкретной агрогеосистемы.

7. Для четкого определения иерархического уровня, на котором наиболее продуктивно учитывается тот или иной фактор, влияющий на произрастание культур, применяется процедура определения & quot-сквозности"- факторов. & quot-Сквозным"- мы называем фактор, влияющий на продуктивность культур в условиях нескольких ступеней типизации агрогеосистем. Доказано, что основные черты структурной организации хозяйств определяются в основном природными условиями макроагрогеосистем, в то время как набор культур и мероприятия по управлению их продуктивностью возможно точно определить только на мезо- и микроуровне.

8, Разработка типовой модели ЛСЗ производится на микроуровне на основе анализа природной среды модельного агроландшафта. Агроэкологические и технологические принципы конструирования модели ЛСЗ определяются в ходе исследований на агроэкологических стационарах, общее число и местоположение которых определяются на основе метода & quot-экспертных решеток& quot-. В работе показаны основные этапы этого метода, начиная с определения & quot-генетических совокупностей& quot- мезогеокомплексов, затем выявление их & quot-экстраполяционных совокупностей& quot- и завершая определением ареалов размещения основных и вспомогательных полигонов. Следует отметить, что процедура определения числа и месторасположения моделей ЛСЗ идентична вышеописанной.

9. В работе обоснованы принципы закладки агроэкологических стационаров, а также даны элементы методики ландшафтно-полевых опытов. Показано, что ЛПО, в отличие от классического полевого эксперимента, предназначен для выявления влияния на продукционный процесс не только управляемых, но и неустранимых факторов природной среды. В ходе проведения ЛПО выделяются три этапа:

А). Начальный (рекогносцировочный), включающий выбор типичного местоположения, исследование всех компонентов природного комплекса, составление его микроландшафтной карты, а также дробный учет серии уравнительных посевов.

Б). Промежуточный (агроэкологический), заключающийся в исследования адаптивных реакций растений на пространственное изменение ландшафт-но-мелиоративной обстановки в пределах профилей-трансект, пересекающих все микроландшафтные позиции полигона, с целью выделения агроэкологиче-ски-однотипных территорий.

В). Заключительный (технологический), состоящий в закладке серии & quot-локальных"- севооборотов в пределах агроэкологически-однотипных территорий с целью определения для их условий оптимального набора элементов систем земледелия.

В работе подробно освещены два первых этапа ЛПО, тогда как третий представлен анализом пространственно-временных рядов урожайности культур

10. Основные методические отличия ЛПО от классического опыта сосредоточены на втором его этапе. Доказана возможность применения трансектного метода для изучения пространственной неоднородности урожайности сельскохозяйственных культур. Обосновано применение фрактального подхода к определению параметров & quot-спектрального окна& quot- - части спектра дисперсионной плотности, ограниченной максимальными среднечастотным и & quot-шумовым"- пиками периодограммы.

Исследование вариабельности урожайности культур плодосменного севооборота в пределах конечно-моренного холма дало возможность разработать определение & quot-агроландшафта"-, связывающее воедино биотические и абиотические составляющие агрогеосистем, определяющего его четкие размеры тем, что привязывает его к тому уровню АТС, который обеспечивает закономерное, а не случайное число периодов кривой продуктивности культур.

11. Для разработки критериев определения понятия & quot-агромикроландшафт"-, соответствующего элементарному агроареалу (ЭАА), были проведены исследования направленности антропогенной эволюции почвенного покрова ПТК, относящимся к различным родам агроландшафтов. Доказано, что выделение элементарных агроареалов на основе анализа, прежде всего состояния почвенного покрова, требует знания законов его эволюции. Вызывает сомнение правомерность оценки агропроизводственных свойств элементарного агроареала, выделенного в рамках ЭПА или ЭПС, на основе сопоставления агроэкологических параметров культур с их характеристиками, так как агроэкологические параметры культуры меняются в зависимости от местообитания, а характеристики почв — в результате антропогенной трансформации, которая может проходить по множеству сценариев.

На основе исследований, проведенных на агроэкологическом стационаре, показано, что агромикроландшафт территориально совместим с элементарным геохимическим ландшафтом. В ходе анализа закономерностей вариабельности урожайности растений в пределах агроландшафта выяснено, что возможно объединение агромикроландшафтов в статистически однородные совокупности, совместимые с микро АОТ.

12. Разработана классификация агроландшафтов и агромикроландшафтов, на основе которой возможно создание агроландшафтных карт отдельных хозяйств. Исследование структуры факторов, прямо влияющих на продукционный процесс в пределах различных иерархических единиц, позволило сделать вывод о резком снижении их числа при переходе от уровней вида агроландшафтов и агроландшафта к таксонам, характеризующем его составные части. Это дало возможность выделить агроландшафт как & quot-узловой"- микроуровень.

13. Агроландшафт является & quot-узловой"- единицей на микроуровне типизации агрогеосистем потому, что только в его пределах возможно выявить закономерное (детерминированное) изменение пространственной вариабельности урожайности культур. Это позволяет разрабатывать для его условий весьма подробные модели систем земледелия.

14. Исследования на третьем этапе ЛПО показали, что под воздействием человека наблюдается трансформация продуктивности агроландшафта и его составных частей. При этом отмечается определенное совпадение в эволюции ПП и изменении продуктивности — при переходе СПП в качественно иное состояние наблюдается перестройка временной и пространственной динамики продуктивности многих культур. Возможно выстроить ряд культур по возрастанию степени отзывчивости на микроландшафтные условия: овес, озимая рожь, ячмень и картофель. Две последние можно считать определенными маркерами аг-роландшафтных условий. Показано, что интенсификация антропогенного пресса содействует пространственной гомогенизации компонентов ПТК, однако пространственное выравнивание продуктивности наблюдается только в рамках плодосменного севооборота.

15. Процесс разработки типовых моделей ЛСЗ состоит из этапа характеристики природных условий модельных типов агроландшафтов, которая необходима для определения факторов, лимитирующих продукционный процесс и ограничивающих земледельческое освоение территории. Этап определения состава и соотношения угодий разделяется на два блока: выделение основных категорий земель и определение режимов их эксплуатации. Принципы выделения категорий земель основаны на учете расположения агроэкологически однотипных территорий в пределах агрогеосистем. Определение режимов использования категорий земель проводится на основе всестороннего анализа их агроланд-шафтных параметров.

16. Производственные параметры ЛСЗ в большой мере зависят от агроэко-логических особенностей агрогеосистем и связаны с ними через блок организации территории. Показано, что каждый тип категории земель в условиях конкретного модельного агроландшафта характеризуется определенным набором элементов системы земледелия, совокупность этих наборов в пределах агроландшафта определяет индивидуальность модельной ЛСЗ.

Экономический анализ модельных ЛСЗ позволяет расположить их в ряд по уровню рентабельности, окупаемости затрат и т. д. Выяснено, что наилучшие результаты возможно достичь при сельскохозяйственной эксплуатации пойменных и покровно-моренных ПТК, в то время как в пределах песчаных равнин будут наблюдаться наибольшие издержки производства.

17. Элементы методики переноса параметров типовых моделей ЛСЗ в условия конкретных хозяйств основываются на использовании подходов теории физико-географического прогнозирования.

Определение степени генетического родства типизационно-одноуровенных агрогеосистем позволяет выбрать режим переноса — интерполяцию или экстраполяцию параметров ЛСЗ.

Интерполяция применяется при переносе параметров типовой модели в хозяйство, расположенное в однотипном с моделью агроландшафте. Этот режим переноса характеризуется неизменностью модельного набора категорий земель.

Режим экстраполяции применяется при переносе параметров модели в условия отдаленно родственной территории. Он предполагает в основном качественный перенос самых общих закономерностей, положенных в основу построения модели, в условия реального хозяйства.

Предложения производству

1. При государственном планировании мероприятий по разработке систем земледелия необходимо учитывать их иерархический характер. Базисные черты ЛСЗ определяются на уровне макротерриторий, а затем конкретизируются при переходе на более низкие ступени типизации АТС.

2. Следует отказаться от принципа разработки единой системы земледелия для всей территории административной единицы. Количество систем земледелия обусловлено ландшафтным устройством территории. В пределах области может быть реализовано несколько РСЗ, в пределах административного района — несколько типовых моделей ЛСЗ.

3. Необходимо строго учитывать иерархическую привязку факторов, влияющих на продукционный процесс. Ошибки, допущенные на макроуровне типизации АТС, как правило, невозможно исправить в условиях младших типи-зационных образований.

4. Типовые модели ЛСЗ разрабатываются специалистами НИИ и Ги-проземов, а приспособление их к условиям хозяйств проводится специалистами районных управлений сельского хозяйства и агрономами хозяйств.

5. Ландшафтные карты хозяйств должны стать неотъемлемой частью рабочей документации, наряду с почвенной картой и агрохимическими картограммами. Специалисты по ландшафтоведению должны входить в штат областных и районных управлений сельского хозяйства. Необходимо также включить курс ландшафтоведения в программы агрономических факультетов вузов.

ПоказатьСвернуть

Содержание

Глава 1. Общие принципы конструирования ландшафтно-адаптивных систем земледелия.

1.1. Состояние вопроса.

1.2. Алгоритм конструирования ландшафтно-адаптивных систем земледелия.

ЧАСТЬ I. АГРОЭКОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ КОНСТРУИРОВАНИЯ ЛАНДШАФТНО-АДАПТИВНЫХ СИСТЕМ ЗЕМЛЕДЕЛИЯ НА МАКРО-И МЕЗОУРОВНЯХ ТИПИЗАЦИИ АГРОГЕОСИСТЕМ.

Глава 2. Принципы разработки типизации агрогеосистем гумидной зоны.

2.1. Анализ основных подходов к разработке схем агроэкологической типизации и районирования территорий.

2.2. Типизация агрогеосистем гумидной зоны Российской

Федерации.

Список литературы

1. Агроклиматические ресурсы Калининской области, Л.: Гидрометоеиздат, 1974 -131с.

2. Агроэкологическая группировка и картографирование пахотных земель для обоснования адаптивно-ландшафтного земледелия. /Методические рекомендации под редакцией Л. Л. Шишова, М. :РАСХН, Почв. Ин тут им. В. В. Докучаева 1995,-76 с.

3. Андриишин М. В, Колтунов Н. М. Ландшафтно-экологическое районирование территории /Основы методики и схема районирования М.: РАСХН, 1993 -42 с.

4. Андриишин М. В., Лойко П. Ф. Земельные ресурсы и их значение в решении мировой продовольственной программы. М.: Прогресс, 1980, -72 с. Анненская Г. Н., Видина A.A. и др. Морфологическая структура географического ландшафта. — М.: МГУ, 1962, -54 с.

5. Анучин В. А. Основы природопользования. (Теоретический аспект). М.: Недра, 1978, -128с.

6. Арманд А. Д., Куприянова Т. П. Типы природных систем и физико-географическое районирование./ АН СССР сер. геогр. 1976, 5 с. 26−38. Арманд Д. Л. Наука о ландшафте. М.: Мысль, 1975. -287 с. Атлас Калининской области — М.: ГУГК 1964, -34 с.

7. Бабак В .И., Башилов В. И., Гаврошева Е. А. Геоморфолого-неотектоническое районирование. / Почвенно-геологические условия Нечерноземья. М.: МГУ, 1984, с. 41−57.

8. Балакшина В. И., Кононов М. В. Рельеф и урожайность сельскохозяйственных культур. / Земледелие, 2, 1998, с 14−16.

9. Басевич В. Ф., Бганцов В. Н., Макаров И. Б., Эволюция СПП на начальных стадиях сельскохозяйственного освоения подзолистых почв./ Бюл. Почв. Ин-та им.

10. B.B. Докучаева, M., 1988, Вып. 47, с. 12−13.

11. Белобров В. П. Картирование структур почвенного покрова методом вложенныхключей./ Структура почвенного покрова и методы её изучения. Научн. Тр.

12. Почв. Ин-та им. В. В. Докучаева. М., 1973, с. 41−45.

13. Беннет X. Основы охраны почв. М.: Изд-во иностр. лит. 1958. -193 с.

14. Берг Л. С. Предмет и задачи географии. М.: РГО, 1945, т. 51 вып. 9, с. 463−477.

15. Берлянт А. М, Образ пространства: Карта и информация. М.: Мысль, 1986,240с.

16. Борзов A.A. Геоморфология Калининской области./ Уч. Зап. МГУ, Вып. 23, -М., 1938, с. 240−242.

17. Бочаров М. К. Методы математической статистики в географии. М.: Мысль, 1971, -347 с.

18. Бочаров М. М. Географические ландшафты и районы Калининской области./ Природа и хозяйство Калининской области. Уч. Зап. Естественно-геогр. Ф-та КГПИ им. М. И. Калинина, Калинин, 1960, с. 462−510.

19. Булыгин C.B., Муха Д. В. и др. Почвенно-экологическая оценка ландшафтного земледелия. /Земледелие, 1990, 12, с. 17−18.

20. Воробьёв Г. Т., Жучкова В. К., Кононов Г. Г., Омаров А. Е. и др. Природное районирование и типы сельскохозяйственных земель Брянской области. Брянск, Приокское кн. изд-во, 1975, -612 с.

21. Вронский В. А. Прикладная экология. Ростов-на-Дону, 1996, -509 с. Галицкий В. В., Тюрюканов А. Н. О методологических предпосылках моделирования в биогеоценологии. / Моделирование биогеоценотических процессов. -М.: Наука, АН СССР, 1981 с 29−47.

22. Гиляров М. С. Современные представления о вторичных биоценозах./ 5 совещ. ВЭО. Тез., докл., М-Л., 1963, с. 14−15.

23. Глазовская М. А. Геохимические основы типологии и методики исследованийприродных ландшафтов. М.: МГУ, 1964, -229 с.

24. Глазовская М. А. Природные и агрогенные территориальные системы. Устойчивость, продуктивность, управление. /Тез. Докл. 8-го Всесоюзного съезда почвоведов. Новосибирск, 1989, кн. 6, с. 204−209.

25. Григорьева Т. Н. Особенности формирования вредной фауны на полях пшеницы и задачи защиты растений в целинных районах Северного Казахстана и Заволжья. / Труды ВЭО, 50, М., 1965, с. 5−56.

26. Григорьев Г. М., Коновалов A.C. Шубина М. Г. Изменение структуры почвенного покрова и свойств дерново-подзолистых почв при орошении. / Почвоведение, 1983, 2, с. 5−20.

27. Гольцберг И. А. Агроклиматическая характеристика заморозков в СССР и методы борьбы с ними. Л.: Гидрометеоиздат. 1961. -300 с.

28. Демек Д. Теория систем и изучение ландшафта, (пер. с англ.). М.: Прогресс, 1977, -223 с.

29. Джемс П., Джонс К. Американская география. Современное состояние и перспективы. (пер. с англ). М.: изд-во Иностр. Литература, 1957, -549 с. Джефферс Д. Введение в системный анализ, (пер. с англ.).- М.: Мир, 1981, -252 с.

30. Дмитриев Е. А. Математическая статистика в почвоведении. М.: МГУ, 1972, -291 с.

31. Дмитриев Е. А., Карпачевский Л. О., Строгонова М. Н., Шоба С. А. О происхождении неоднородности почвенного покрова в лесных биогеоценозах. / Проблемы почвоведения. М., 1979, с. 212−217.

32. Дмитриев Е. А., Самсонова В. П. Квазипериодичность в изменении некоторых свойств дерново-подзолистой почвы под ельником. / Научн. докл. высшей школы, биолог, науки, 1979, 4, с. 92−97.

33. Дмитриенко В. Л. Оптимизация элементов агроландшафта. / Земледелие, 2″ 1995, с. 4−6.

34. Дорофеев A.A., Логинов С. А. Легенда ландшафтной карты Тверской области. -М.: ГУГиК, 1990.

35. Ефремов В. Н., Лукина Н. Ф. Изменение состава органического вещества торфяных почв за 70 лет их сельскохозяйственного использования. /Почвоведение, 1986, 7, с. 79−87.

36. Ефремов С. Л. Биологическая сущность почвенной пестроты в болотных лесах. / Почвы Сибири и их рациональное использование. Плодородие и рациональное использование почв. Красноярск, 1975, с. 67−71.

37. Ефремов С. П. Дифференциация почвенного профиля на осушенных лесных болотах Западной Сибири./ Агрофизические исследования почв средней Сибири. -Красноярск, 1975, с. 216−223.

38. Жученко A.A. Адаптивное растениеводство (эколого-генетические аспекты)./ -Кишинев.: Штиница, 1990, -432 е.

39. Жученко A.A. Стратегия адаптивной интенсификации сельского хозяйства (концепция). Пущино, 1994, -148 с.

40. Жучкова В. К., Раковская Э. М. Природная среда методы исследования. — М.: Мысль, 1982 -163 с.

41. Заболоцкий A.B. Микроструктура пашни Принеманской Белоруссии и продуктивность зерновых культур./ Бюл. Почв. Ин-та им. В. В. Докучаева, М., 1988, вып. 46, с. 79−80.

42. Завалишин A.A., Надеждин Б. В. Почвы Калининградской области. М.: АН СССР, 1954, -104 с.

43. Зайдельман Ф. Р. Об учете генезиса заболоченных почв при их мелиорации / Гидротехника и мелиорация, 1969, 2, с. 35−43.

44. Зайдельман Ф. Р. Подзоло- и глееобразование. М.: Наука, 1974, -208 с. Зайдельман Ф. Р. Пестрота почвенного покрова осушенной территории Нечерноземья и урожай./ Почвоведение, 1988, 10, с. 5−15.

45. Зайдельман Ф. Р. Эколого-мелиоративное почвоведение гумидных ландшафтов. М.: Агропромиздат, 1991,-320 с.

46. Зайдельман Ф. Р. Процесс глееобразования и его роль в формировании почв. -М.: МГУ, 1998, -300 с.

47. Зайдельман Ф. Р., Нарокова Р. П. Генезис и использование рудяковых почв железистых солончаков таежной зоны./ Научн. Докл высш. Школы, биологич., науки,-М., 1974, 12, с. 106−112.

48. Зубков А. Ф., Титова Р. П. Трофическая структура ценозов пшеничных полей и изменение её под влиянием химических обработок в Приобской лесостепи. / Энтомол. обозрение, 1976, 55,1, с. 5−18.

49. Иванов Д. А. К вопросу о выборе однородных объектов исследования в пределах природных комплексов, измененных человеком. /Географические системы Верхневолжья. Научн. Тр МФГО АН СССР, М.: Московский рабочий, 1985, с. 48−57.

50. Иванов Д. А. Изменение некоторых свойств суглинистых почв под воздействием осушительной мелиорации. / Рациональное хозяйствование и охрана природных комплексов. Научн. Тр. МФГО АН СССР 1986, М.: Московский рабочий, с. 50−55.

51. Иванов Д. А., Анциферова О. Н. Методические аспекты изучения агроландшафт-ных особенностей. / Вестник защиты растений, 3, С-Петербург-Пушкин, 2000, с. 29−34.

52. Иванов Д. А., Корнеева Е. М., Салихов P.A., Петрова Л. И., Пугачева Л. В., Руб-люк М. В Создание ландшафтного полигона нового поколения. /Земледелие, 6, 1999, с. 15−16.

53. Иванов Д. А., Митрофанов Ю. И. Пугачева Л.В., Рублюк М. В. Способы микрорайонирования сельскохозяйственных угодий. /Вестник РАСХН, 6, 1997, с. 5456.

54. Иванов Д. А., Юдкин Л. Ю. Родионова А.Е., Зубков А. Ф. Опыт изучения агро-экосистем в режиме агроэкологических стационаров./. РАСХН, ВНИИМЗ, ВИЗР, Тверь — С-Петербург 2000, -96 с.

55. Извеков С. А. Основы конструирования экологически устойчивых агроланд-шафтов/Земледелие, 1993, 9, с. 18−20.

56. Исаченко А. Г. Основы ландшафтоведения и физико-географическое районирование. М.: Высшая школа, 1965 -328 с.

57. Исаченко А. Г. Методы прикладных ландшафтных исследований. Л.: Наука 1980, -222 с.

58. Исаченко А. Г. Ландшафтоведение и физико-географическое районирование. -М.: Высшая школа. 1991, -366 с.

59. Камышев Н. С. Программа и методика стационарных исследований агробиогеоценозов./ Матер, первого межвуз. научн. совещ. по вопр. агрофитоценологии. -Казань, 1969., с. 214−224.

60. Карпачевский Л. О. Лес и лесные почвы. М.: Лесн. пром-сть, 1981, -262с. Карпачевский Л. О. Предисловие к русскому изданию. /Сельскохозяйственные экосистемы. -М., 1987, с. 5−7.

61. Карпачевский Л. О., Бобкова Г. В. О связи некоторых свойств почв с различными компонентами биогеоценоза. / Проблемы и методы биологической диагностики и индикации почв. М.: Наука, 1976, с. 224−349.

62. Карташев Н. И О законе формирования плодородия почвы. / Земледелие, 4,2000, с 44−45.

63. Кауричев И. С., Романова Г. А., Сорокина Н. П. Структура почвенного покрова и типизация земель. М.: изд-во МСХА. 1992, -120 с.

64. Каштианов А. Н. Заславский М.Н. и др. Актуальные вопросы эрозиоведения. -М.: Колос, 1884, — 224 с.

65. Каштанов А. Н., Лисецкий Ф. Н., Швебс Г. И. Основы ландшафтно-экологическо-го земледелия. М.: Колос, 1994 -127 с.

66. Качков Ю. П. Использование данных о структуре почвенного покрова при сельскохозяйственной типизации земель. / Структура почвенного покрова и использование почвенных ресурсов. М.: Наука, 1978, с. 75−80.

67. Каюмов М. К. Справочник по программированию продуктивности полевых культур. М.: Россельхозиздат, 1982, -288 с.

68. Кирюшин В. И. Концепция адаптивно-ландшафтного земледелия. Пущино, 1993. -95с

69. Ковалев Н. Г., Тюлин В. А., Иванов Д. А Анализ способов микрорайонирования угодий. / Вестник РАСХН, 6, 2000, с. 24−27.

70. Ковалев Н. Г., Тюлин В. А., Иванов Д. А., Озолин В. Е. Анализ компонентов природной среды при разработке моделей ландшафтно-адаптивных систем земледелия. /Вестник РАСХН, 4,2000, с. 50−54.

71. Ковалев Н. Г., Тюлин В. А., Иванов Д. А., Карасева О. В., Петрова Л. И. Изучение элементов ландшафтно-мелиоративных систем земледелия. /Мелиорация и водное хозяйство, 2000 г, 5, с. 18−20.

72. Козловский Ф. И. Методы изучения солевого режима почв. /Методы стационарного изучения почв. М.: Наука, 1977, с. 88−167.

73. Кондратьев Е. В., Могиливер С. М. Применение метода главных компонент при изучении микропестроты почвенного покрова. / Структура почвенного покрова и организация территории. М.: Наука, 1983, с. 185−189.

74. Кондратюк E.H., Хархота А. И. Словарь-справочник по экологии. Киев.: Урожай 1987, -220 с.

75. Костяков А. Н. Принципы мелиоративного районирования, (доклад). / Тр. со~ вещ. представителей обл. орг. опыт дела в Москве, 9−11 ноября 1919 г., М., 1923, с. 133−137.

76. Кособуцкий М. И. К вопросу о методике количественного учета при изучении экологии вредных насекомых, болезней и сорняков хлопковых полей./ Вопросы экологии и биоценологии. 3, 1936, с. 79−139.

77. Котлярова О. Г. Положено начало освоению адаптивно-ландшафтных систем. / Земледелие, 2,1999, с. 9−10.

78. Кочетов И. С. Агроландшафтное земледелие и эрозия почв в Центральном Нечерноземье. М.: Колос, 1999, -224с.

79. Кутыев Х. А. Изменение структуры почвенного покрова в результате мелиоративных мероприятий./ Агропочвоведение и плодородие почв. Тез. Докл. Все-росс. научн. конф. Почвообразование в условиях интенсивного мелиоративноговоздействия. JI., 1986, с. 14.

80. Лыков А. М. Ландшафтное земледелие, результаты исследований последних лет. / Земледелие, 1996, 5, с. 43−47.

81. Маландин Г. А. Почвенные комплексы и их сельскохозяйственное значение. -Пермь, 1934, -48 с.

82. Марков М. В. Агрофитоценология. Казань, 1972, -270 с.

83. Марков М. В. Изучение агробиогеоценозов./ Программа и методика биогеоцено-логичееких исследований. М.: Наука, 1974, с. 358−369.

84. Мартынов С. П. и др. Пакет прикладных компьютерных программ & quot-Ландшафт"-, Тверь, 1999.

85. Мартынов С. П., Добротворская Т. В. Алгоритм ошибки бесповторного опыта, основанный на закономерности Смита. /Современные проблемы опытного дела. Материалы международной научно-практической конференции, 6−9 июня 2000 г, том 2, С-Петербург 2000 с. 54−59.

86. Мелентьева Н. В. Почвы осушенных лесных болот. Новосибирск.: Наука, 1980, -210 с.

87. Методические рекомендации по внутрихозяйственной оценке земель. М.: ГИЗР, 1988, -43 с.

88. Миллер Г. П. Полевая ландшафтная съёмка горных территорий. Львов, 1972, -127 с.

89. Миллер Г. П. Ландшафтные исследования горных и предгорных территорий. -Львов, 1974, -202 с.

90. Мильков Ф. Н. Физическая география. Учение о ландшафте и географическая зональность. Воронеж, 1986, — 328 с.

91. Мильков Ф. Н. Общее землеведение. М.: Высшая школа, 1990 -335 с. Мильков Ф. Н., Гвоздецкий Н. А. Физическая география СССР. — М.: Мысль, 1976,-448 с.

92. Миркин Б. М О некоторых требованиях, предъявляемых к исходным данным геоботанического исследования с использованием аппарата математической статистики. /Аспекты оптимизации количественных исследований растительноста. Уфа, 1976, с. 35−60.

93. Миркин Б. М., Хазиахметов P.M., Соломещ А. И., Оптимизация структуры агро-экосистем: содержание, проблемы и подходы в реализации./ Журнал общей биологии. 53. 1. 1992, с. 18−30.

94. Миркин С. А. Водные мелиорации в СССР и пути их развития. М.: АН СССР 1960, -284 с.

95. Митрофанов Ю. И., Бондарь В. И., Иванов Д. А., Смирнова М. Г. Водный режим дерново-подзолистых глееватых осушенных и неосушенных почв на маломощных двучленах, /Интенсификация использования мелиорированных земель. Научн тр. ВНИИМЗ, Калинин, 1989, с. 13−18.

96. Муха В. Д. Общие закономерности и зональные особенности культурного почвообразовательного процесса. / Тр. Харьковского с-х ин-та, вып 223, Харьков, 1975, с. 3−10.

97. Научные основы программирования урожаев сельскохозяйственных культур. -М.: Колос, 1978., -336 с.

98. Никитин Е. Д., Федоров К. В. Состав и генезис ортзандовых почв таёжной зоны Западной Сибири. / Почвоведение, 1977, 7, с. 13−22.

99. Николаев В. А. Проблемы регионального ландшафтоведения. М.: МГУ, 1979, -160 с.

100. Николаев В. А. Концепция агроландшафта./ Вестник МГУ сер. 5, география, 2, 1987, с. 22−27.

101. Николаев В. А. Ландшафтное пространство-время./ Вестник МГУ, сер. 5, география, 2 1989, с. 18−25.

102. Паас А. Ю. Изменение запасов гумуса в заболоченных почвах при осушении и освоении./ Почвоведение, 1985, 5, с. 39−44.

103. Парфенова Н. И., Решеткина Н. М. Экологические принципы регулирования гидрогеохимического режима орошаемых земель. СПБ.: Гидрометеоиздат, 1995,-359 с.

104. Петрова Л. Н. Основы агроландшафта с комплексом противоэрозионных мероприятий. /Вестник РАСХН, 1995,1, с. 24−27.

105. Пономаренко C.B., Гынинова А. Б. Почвообразование на смыто-намытой 100-летней залежи под лесом./ Бюлл. Почв. Ин-та им. В. В. Докучаева, М., 1988, вып. 32, с. 17−21.

106. Полуэктов P.A. Динамические модели агроэкосистем. СПБ.: Гидрометеоиздат 1991,-312 с.

107. Преображенский B.C. Ландшафтные исследования. М.: Наука, 1966, -127с. Прижуков Ф. Б. Sustainable agriculture — земледелие будущего: Обзорная инфор-мация. //НИИТЭИагропром, — М., 1996, -22 с.

108. Прокаев В. И. Физико-географическое районирование. М.: Просвещение, 1983, -176с.

109. Пятецкий Г. В., Морозов P.M. Изменение физических и химических свойств лесных почв южной Карелии в связи с вырубкой лесов. / Лесные почвы Карелии и изменение их под влиянием сельскохозяйственных мероприятий. Петрозаводск, 1962, с. 48−52.

110. Работнов Т. А. Фитоценология. М.: МГУ, 1983, -296с.

111. Ракитников А. Н. Сельскохозяйственное использование земель./ Почвенно-гео-логические условия Нечерноземья. М.: МГУ 1984, с. 550−567. Раменский Л. Г. Учет и описание растительности (на основе проективного метода) 2 изд. — М., ВАСХНИЛ, 1937, -100 с.

112. Рекомендации по оценке микроклиматических ресурсов Нечерноземной зоны РСФСР-М.: Гидрометеоиздат, 1981, -81 с.

113. Роде A.A. О «почве-памяти» и «почве-моменте» и о двуединстве почвы./ Почвоведение, 1980, 3, с. 127−131.

114. Родионов Д. А Статистические решения в геологии. М.: Недра, 1981, -231 с. Рожков В. А. Метод главных компонент и его применение в почвоведении./ Почвоведение, 1975, 10, с. 141−151.

115. Розовский Л. Б. Введение в теорию геологического подобия и моделирования (Применение природных аналогов и количественных критериев подобия в геологии) М: Недра, 1969 -128 с.

116. Романова E.H. Микроклиматическая изменчивость основных элементов климата JI.: Гидрометеоиздат, 1977, -279 с.

117. Романова Э. П. Современные ландшафты Европы (без стран Восточной Европы). М.: МГУ, 1997, -312 с.

118. Симакова М. С. Элементарные почвенные структуры пахотных почв южной части дерново-подзолистой подзоны./ Бюл. Почв. Ин-та им. В. В. Докучаева, -М., 1975 вып. 8, с. 48−61.

119. Симакова М. С. Значение ключевых участков при картографировании почв./ Почвоведение, 1986, 8, с. 135−142.

120. Симонов Ю. Г. Региональный геоморфологический анализ. М: МГУ, 1972, -140 с.

121. Система земледелия Нечерноземной зоны. Обоснование, разработка, освоение. Ч. I, М.: изд-во МСХА, 1993 -190с.

122. Скрынникова И. Н. Классификация целинных болотных и мелиорированных торфяных почв СССР. / Почвоведение, 1964, 5, с. 14−27.

123. Снытко В. А. Геохимические исследования метаболизма в геосистемах. Новосибирск.: Наука, Сиб. отд-ние, 1978, -148 с.

124. Соколов М. С., Монастырский O.A., Пикушова Э. А. Экологизация защиты растений. Пущино, 1994, -463с.

125. Солнцев H.A. Природный ландшафт и некоторые его общие закономерности./ Тр. II Всесоюзн. геогр. съезда, т. 1, М.: Географгиз, 1948, с. 258−269. Солнцев H.A. Ландшафт географический./ - М.: БСЭ, изд. 2-е, т. 24, 1954, с. 276−277.

126. Солнцев Н.А.0 некоторых принципиальных вопросах физико-географического районирования./ Научн. докл. высш. школы. Серия геол-геогр. науки, 2, М., 1958, с. 10−16.

127. Солнцев H.A. Основные проблемы советского ландшафтоведения. М.: Изд-во ВГО, 1,1962, с 3−14.

128. Соловьёв А. И., Карпов Г. В. Словарь-справочник по физической географии. -М.: Просвещение, 1983, -224 с.

129. Сорокина Н. П. Типизация земель крупного хозяйства Московской области на основе изучения структуры почвенного покрова. /Структура почвенного покрова и организация территории. М.: Наука, 1983, с. 23−28.

130. Сорокина Н. П. Крупномасштабная картография почв в связи с агроэкологичес-кой типизацией земель./ Почвоведение, 1993, 9, с. 37−46.

131. Докл. ТСХА. M., 1958, Вып. 14, с. 58−60.

132. Сукачев В. Н. Растительные сообщества. (Введение в фитосоциологию). 4-е издание, Л-М.: Госиздат, 1928, -232 с.

133. Тверская область/ Топографическая карта M 1: 200 000 M.: АО & quot-Вита Центр& quot- 1992−65 с.

134. Тюлин В. А., Иванов Д. А., Озолин В. Е., Пугачева Л. В Принципы размещения сельскохозяйственных культур в ландшафтно-мелиоративной системе земледелия. /Мелиорация и водное хозяйство, 1, 2000, с. 18−20.

135. Тюлин В. А., Иванов Д. А., Цветаева C.B. Анализ ландшафтного устройства территории Тверской области в целях создания ландшафтно-адаптивной системы земледелия. /Проблемы региональной геоэкологии. Матер. Научн. Семинара 20 мая ТГУ, Тверь, 1999 с. 53−54.

136. Тюлин В. А., Иванов Д. А., Салихов Р. А, Петрова Л. И. Продуктивность сельскохозяйственных культур в различных микроландшафтах. /Земледелие, 2, 2000, с. 18−19

137. Тюлин В. А., Петрова Л. И., Салихов P.A., Иванов Д. А. Биоэнергетическая оценка возделывания кормовых культур в агроландшафтах. / Кормопроизводство, 11,1999, с. 4−8.

138. Тюрюканов А. Н., Александрова В. Д. Витосфера Земли./ Бюлл. МОИП, отд. биол., 74,4,1969, с. 14−26.

139. Усманов P.P. Природные условия Нечерноземной зоны России. /Система земледелия Нечерноземной зоны. Часть 1.- М.: изд-во МСХА, 1993, с. 57−82. Федоровский Д. В. Методы изучения микропестроты почв. М.: Наука, 1978, -164 с.

140. Фридланд В. М. Структуры почвенного покрова мира. М.: Мысль, 1984, -235 с. Фридланд В. М. Эволюция почвенного покрова./ Проблемы географии, генезиса и классификации почв. — М.: Наука, 1985, с. 113−118.

141. Холопова Л. Б. Динамика свойств почв в лесах Подмосковья. М.: Наука, 1982, -115 с.

142. Хомяков П. М., Конищев В. Н., Пегов С. А., Смолина С. Г., Хомяков Д. М. Моделирование динамики геоэкосистем регионального уровня. / Под редакцией П. М. Хомякова и Д. М. Хомякова. М.: МГУ, 2000, -350 с.

143. Цесельчук Ю. Н. Об опыте использования ландшафтных карт и материалов статистики для определения продуктивности сельскохозяйственных земель. / Вестник МГУ, сер. Геогр. 1965, 5. с. 38−40.

144. Цыганенко А. Ф. Почвенное картирование. JL: ЛГУ, 1967, -340 с.

145. Черников В. А., Алексахин P.M., Голубев A.B. и др. Агроэкология М.: Колос, 2000, -536 с.

146. Четыркин Е. М. Статистические методы прогнозирования. М.: Статистика, 1977, -200 с.

147. Чупахин В. М. Основы ландшафтоведения. М.: Агропромиздат, 1987, -168 с. Чупахин В. М., Андриишин М. В. Ландшафты и землеустройство. — М.: Агропромиздат, 1989, -255 с.

148. Шарипов М. Г., Имельяров А. Ш., Тайсинов С. Н. Рельеф в системе качественной оценки земель. / Почвоведение, 7, 1978, с. 42−48.

149. Шашко Д. И., Розов H.H. Внутриобластное природно-сельскохозяйственное районирование как форма учета биоклиматического потенциала. /Земледелие 1989, 3, с. 18−22.

150. Швебс Г. И. Концепция парагенетических ландшафтов и природопользование./ География и практика науки. М. 1988, с. 107−120.

151. Швебс Г. И., Шищенко П. Г., Гродзинский М. Д., Ковеза Г. П. Типы ландшафтных территориальных структур. / Физическая география и геоморфология. 1986, вып. 33, с. 109−115.

152. Шершукова Г. А., Павлова Т. И. Элементарные почвенные структуры почвенного покрова целинных дерново-подзолистых почв Смоленско-Московской и Вологодской возвышенности./ Бюл. Почв. Ин-та им В. В. Докучаева. М., 1975, вып. 8, с. 17−47.

153. Шишов JI. JL, Андроников B. JL, Белобров В. П., Столбовой B.C. Структура почвенного покрова: итоги и задачи текущего этапа./ Бюл. Почв. Ин-та им В. В. Докучаева. М., 1988. Вып. 46, с. 3−5.

154. Шульгин A.M. Мелиоративная география. М.: Высшая школа. 1980. -288 с. Щерба С. И. Закладка и проведение полевого опыта./ Полевой опыт. — М.: Колос, 1968, -53 с.

155. Щербаков А. П., Володин В. М. и др. Ландшафтное земледелие и агробиоэнер-гетика. /3емледелие, 1994, 2., с 8−12.

156. Экология и охрана окружающей среды. Толковый терминологический словарь. М.: Всемирный следопыт, 1998, -479 с.

157. Ashby W.R. General Systems Theory as a new Discipline. / Tbid., 1958, Vol. 3, p. 16.

158. Bertalanffy L. The theory of open systems in physics and biology. / Science, 1950, 3, p. 23−29.

159. Bertalanffy L. General system Theory a critical Review. / General System, 1962, Vol. 7, p. 1−20.

160. Chorley R.L., Kennedy B.A., Physical geography: A system approach. L.: Prentice-Hall intern. Cop., 1971, -370 p.

161. Kershaw K.A. The use of cover and frequency in the detection of pattern in plantcommunities. / Ecology, 38,2,1957,p. 291−299.

162. Kubiena W/ Entwicklungslehre des Boden. Wien, 1948, -368 s.1. nkes V., Simoniova S., Tobrman D. Ved hry u podoznales a vyzyvi rastl. / Rastl. Viroba. Bratislave, 1983, 12 s. 133−145.

163. Miehlich G. Homogenitat, inhomogenitad und gleichheit won Bodenkorpern./ Z. Planzenemahr und Boden. 1976, 5 p. 597−609.

164. Ryszkowski L., ed. Studies on crop-field ecosystem, 1 (Pol, Ecol, Stud., 1,3). Warszawa, 1975, -252 p.

165. Ryszkowski L., ed. Studies on crop-field ecosystem, 2 (Pol, Ecol, Stud., 2,1). Warszawa 1976, -122 p.

166. Ryszkowski L., Karg J. Variability in biomass of epigeic insects in the agricultural landscape. /Ecjl. Pol., 25, 3, 1977, p. 501−528.

167. Smith H.F. An empirical law describing heterogeneity in the fields of agricultural crops. / J. Agr. Sci., 1938, vol. 28(1), p. 1−23.

Заполнить форму текущей работой