Феномен "русского ницшеанства" в отечественной философии культуры конца XIX начала XX столетия

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Философские науки
Страниц:
141


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Период рубежа веков занимает особое место в духовной культуре России. Именно тогда в ней возникают новые глубинные явления — стремление по-новому осмыслить и роль личности, и роль религии, и роль искусства в духовной жизни. Это была попытка преодолеть пагубный для культуры разрыв, когда искусство, изолированное от философии и нравственности, превращалось либо в унылую копию быта, либо в словесную игру, а религиозное сознание все более облекалось в застывшие церковные, обрядовые формы, и естественно от него отдалялись целые поколения интеллигенции.

Новый этап русской культуры рубежа веков — переплетение философии с другими формами духовной жизни, главным образом с искусством, а в особенности с литературой. Специфика русского философствования так тесно связана с литературой, что это порождает глубокое и прочное единство. Вот почему, когда мы будем говорить о влиянии определенных идей на русскую культуру, мы будем иметь в виду их влияние и на философскую мысль, и на литературу.

Центральной проблемой для русской культуры данного периода является проблема & laquo-России и Запада& raquo-, ставшая актуальной еще в начале XIX века и не исчерпавшая себя до сего времени. Взаимоотношения России и Германии в области кул муры вообще, философии в особенности — в известном смысле ключевые для понимания всего комплекса вопросов, относящихся к этой теме. Именно немецкая философия считалась наиболее глубоким 'выражением сущности западноевропейской культуры, по крайней мере начиная с 30-х годов прошлого столетия.

История русской философской мысли не была бы такой, какой мы се знаем,'без воздействия идей Шеллинга, Гегеля, Шопенгауэра, Ницше. По ведь и немецкая культура испытала глубокое воздействие таких русских 'философом, как Достоевский и Толстой, велик интерес в Германии и к работам И. Соловьева, 11. Ьердясиа, Л. Шсстова. 4

На Западе Ницше воспринимают в самую первую очередь как очень серьёзного философа и пишут о нем вдумчиво и основательно. Следует отметить таких немецких исследователей как М. Хайдеггер, К. Ясперс, К. Шлехты, В. Кауфман, С. Цвейг и др. Именно они, в значительной мере, предопределили все дальнейшее развитие образа Ницше в науке и общественном сознании. Нельзя не упомянуть работы Т. Манна, где говорится о проникновении Ницше в русскую культуру и влияния последней на творчество философа.

Не вызывает сомнений значимость исследований Дж. Колли и М. Монтинари, представителей итальянской школы ницшеведения, где Ницше охватывается toto caelo В свете их работ можно говорить о переломном моменте в судьбах ницшеведения, а именно об открытии Ницше вообще.

В последние два десятилетия интерес к Ницше возрос в Европе и особенно во Франции. Здесь, как, впрочем, и в Германии и в других странах, Ницше продолжали считать классиком, ставя в одну строку с именами Маркса и Фрейда. Здесь молено выделить такие фигуры, как М. Фуко, Ж. Батай, Ж. Делёз, А. Камю, Ж. Гренье, П. Клоссовски и многих других, исследовавших ницшеанство как необходимый компонент европейской культуры и философии.

Открытость русской культуры конца XIX начала XX столетия к западной ярко проявилась, но отношению к личности и философии известного немецкого мыслителя Фридриха Ницше.

Антология русского ницшеанства это широкий спектр произведений философии и литературы конца XIX — начала XX столетия. К творчеству Ницше в разное время обращались русские религиозные философы, русские писатели н критики.

Хотя сочинения Ницше широко распространились в России лишь в. последние десятилетне XIX пека, однако нельзя сказам& raquo-, чтобы круг идей, высказанных им, был здесь чем-то абсолютно новым и неизвестным. Восприятие & gt-111ч идей было определенным образом нодттовлено некоторыми тенденциями и самой русской культуре. Ведь однородные процессы духов5 ного развития в различных странах порождают и однородные по содержанию формы их отражения.

Конечно, в форме, тождественной ницшеанству, круг идей, развитых Ницше, не мог сформироваться в России. При отсутствии развитых капиталистических отношений не могло быть столь интенсивного утилитарного развития науки, какое имело место на Западе. Следовательно, осознание & laquo-кризиса науки& raquo- не могло быть таким же обостренным, как в условиях западноевропейских стран. Если же критика науки и осуществлялась, то она, в отличие от Ницше, сопровождалась утверждением религии.

Если обратиться к ницшеанскому отрицанию просветительских идеалов, идей равенства и братства и демократии, то в России эти проблемы воспринимались по-иному, часто отстраненно. Однако наиболее значительные русские писатели и мыслители, чутко и остро воспринимавшие современность и ближайшее будущее России, осознавали и оценивали, хотя часто и с противоположных позиций, всю противоречивость и фальшь буржуазной морали. Но эта оценка, как правило, имела мало общего с аморализмом Ницше.

Если же говорить о ницшеанском утверждении о & laquo-смерти бога& raquo-, то в России оно не могло быть выражено в той же форме, таких высказываний не пропустила бы ни одна цензура. Они могли быть выражены либо в бесцензурной зарубежной русской печати (к сожалению, в ней уделялось внимание лишь социально-экономическим проблемам), либо в специфической художественной форме.

Итак, псе вышесказанное позволяет понять особенности восприятия Ницше в России. Можно утверждать, что Ницше был прочитан и понят ИМСППО в КОП1СКСГС русской кул муры- и ос проблем, поэтому мы будем творим, о & laquo-русском Ницше& raquo- или & laquo-русском ницшеанстве& raquo-. Его идеи получили здесь широкое распространение, породили новые и оригинальные ИН-ТГрирсиЩПИ.

Прежде чем рассматривать развитие-ницшеанства в России, хотелось бы схмсIиIь, что многие идеи, объединенные ницшеанской концепцией, имели хождение в русском философии уже начина)! с 30-х годов XIX его6 летия. Таковы, например, многие из идей одного из основоположников славянофильства, И. Киреевского. Он критикует отвлеченный рационализм и аналитичность западноевропейского мышления. Рационализму Киреевский противопоставляет цельное, & laquo-живое»- познание, включающее в себя человеческую оценку явлений, прежде всего нравственную и эстетическую их характеристику. Он говорит о глубочайшем кризисе и буржуазного сознания, и самого буржуазного общества с его духом меркантилизма.

В середине XIX века эти идеи подхватил и развил неославянофил Аполлон Григорьев. Отвергая рационализм, теоретическую критику, он утверждает идею бессознательности творчества, органического единства, цельности мысли и жизни.

Один из ведущих социологов неославянофильства, Н. Данилевский своеобразно биологизирует исторический процесс (что характерно и для многих построений Ницше), яростно критикует европейскую цивилизацию, находящуюся, по его мнению, как и по убеждению Ницше, накануне неизбежного заката.

Все это дало благоприятную почву для восприятия ницшеанских идей, которые в той или иной форме уже будоражили сознание русских мыслителей, и затрагивали процессы, проистекавшие в русской культуре конца XIX начала XX столетия.

Первые отклики на философию Ницше появились в России в 90-е годы прошлого столетия. Г. Флоровский писал об этом десятилетии в русской духовной истории: & laquo-Для девяностых годов равно характерны и влияние Толстого, и влияние Ницше. Влияние Ницше было все же сильнее. Ницше понимали по-разному. Для одних он был прорицателем, & laquo-человеком последнего бунта& raquo-, ломавшим историческую мораль. Для других он был учителем, именно учителем и проповедником новой нравственности, & laquo-любви к дш1ьпсму"(ср. статьи о Ницше В. П. Преображенского в & laquo-Вопросах философии и психологии& raquo- и позже статью СЛ. Франка в & laquo-Проблемах 7 идеализма& raquo-). И, странным образом, именно Ницше многим подсказал идею 1 религиозного синтеза, религиозной культуры. »-

Эта характеристика восприятия Ницше представляется весьма показательной. Флоровский говорит здесь не только о разнообразии в понимании Ницше. Но и о том, что идеи Нищие подсказали пути к религиозно-философскому синтезу, т. е. к тому, что стало содержанием русской культуры начала XX века.

В развитии ницшеанства в России можно выделить три этана, которые отражают разные подходы к изучению работ немецкого философа. Первый относится к 90-м годам прошлого столетия. Для этого этапа характерна острая дисскуссия о природе нравственной философии ницшеанства, о его отношении к христианству, этике альтруизма и т. д. Эти аспекты получили отражение в работах В. Преображенского, Л. Лопатина, Вл. Соловьева, Н. Федорова, Е. Трубецкого.

Начало распространению идей Ницше в России положила статья В. Преображенского & laquo-Фридрих Ницше. Критика морали альтруизма& raquo-, опубликованная в журнале & laquo-Вопросы философии и психологии& raquo-, редактируемом Н. Гротом. Она породила живой интерес к Ницше, положила начало дискуссии, которая развернулась на страницах журнала вокруг нравственной философии Ницше. В этой дискуссии столкнулись разные точки зрения: совершенно очевидных противников, и & laquo-изобличителей Ницше, с одной стороны, и авторов, несомненно заинтересованных интеллектуализмом, смелостью и искренностью его философии, с другой.

К числу последних принадлежал прежде всего Л. Лопатин. В своей статье & laquo-Большая искренность& raquo-, написанной в ответ на статью В. Преображенского, он поддерживает основные ее положения, объективный тон изложения и объясняет популярность идей Ницше огромной искренностью мыслителя, не боящегося ставить самые больные и трудные проблемы.

Другие участники дискуссии были более критичны по отношению к немецкому философу. П. Е. Астафьев видел в философии Ницше доведенное

1. Флоровский Г. Пути русского богословия. YMCA-PRESS, Paris. С. 453 8 до абсурда ложцое учение, косвенным образом доказывающее истинность христианства, морали долга, несостоятельность, & laquo-безумие»- декадентства

В эту борьбу включаются все новые и новые участники. Положительную характеристику Ницше дает Е. Андреевич (Е.А. Соловьев) в книге & laquo-Ницше»- (1902), в приложении к которой публикуются & laquo-Воспоминания о Ницше& raquo- П. Дейсена. Присоединяется и Вл. Соловьев со своими статьями о Ницше — & laquo-Словесность или истина& raquo- (1897), & laquo-Идея сверхчеловека& raquo- (1899), содержание которых тоже было довольно критичным.

Необходимо уделить внимание отношению к Ницше и такого мыслителя как В. В. Розанов. Ницшеанские мотивы ярче всего выразились в его критике христианства и христианской морали. И хотя сам Розанов довольно критически оценивал Ницше, его отношение к христианству, его критика обыденной морали делали его, своеобразным & laquo-русским Ницше& raquo-.

В контексте анализа творчества немецкого философа в России вновь возникал вопрос о специфике восприятие западной философии русской мыслью. Василий Розанов также- не обошел его. Еще в начале века он писал об & laquo-исключительной восприимчивости русских& raquo- к западным влияниям, указывая в качестве примера па отношение русских философов к идеям Ницше. & laquo-Русские имеют свойство отдаваться беззаветно чужим влияниям. Оглядываясь назад укажем: да отдавали ли мы какому-нибудь русскому мыслителю, — ну Новикову, ну Радищеву, Чаадаеву, Герцену, — столько сил и энтузиазма, столько чтения и бессонных ночей, сколько отдавали мы Боклю и Спенсеру?!. А Ницше последних лег? Его & laquo-Заратустру»- цитировали, как любимые стихотворения, как заветную, гонящую сон сказку- и Пушкин совершенно -никогда'пс знал такой норы увлечения им, какой была & laquo-нора Ницше& raquo- в-его золотые дни& raquo-. 3

Сам Розанов, начиная с & laquo-Уединенного»-, заговорил языком «Зарату-етры», н темы, навеянные Ницше, постоянно всплывают в более поздних розаповских заметках ' Лсг-н)||> сп--II. 15. Генезис пр-жстпсижно идеала декадент./ & laquo-Вопросы философии и психологии& raquo-, 1891. N0 17. Стр. 75.

1 Рочлпоп И. И. Среди художников. 'СПб., 1914. Стр. 370−171. 9

Русские мыслители обнаруживали не только достоинства, но и внутренние противоречия этической концепции Ницше. П. Струве в предисловии к книге Н. Бердяева & laquo-Субъективизм и индивидуализм в общественной философии& raquo-, анализируя учение Ницше, отмечал: & laquo-Нравственное учение самого Ницше заключает в себе глубочайшее философское противоречие. Поставив грандиозную задачу идеального совершенствования человека, идеал бесконечный, с конечным, эмпирическим и двусмысленным идеалом биологического совершенствования. Таким образом, этическое мировоззрение Ницше носит в себе непримиренный и эмпирически непримиримый разлад между бесконечным, идеальным и конечным, материальным началом& raquo-. 4

Наряду с восторженным восприятием идей Ницше и попытками его интерпретации в контексте русской духовной и нравственной культуры существовали и попытки совершенно негативного истолкования воззрений Ницше, полного их отрицания. Эти попытки принадлежат двум крупным мыслителям: Николаю Федорову и Евгению Трубецкому.

Федоров. называл Ницше & laquo-философом черною царства& raquo-, пророком Антихриста, человеком, стремящимся убить христианство, Для Ницше, но ею мисник& raquo-, характерен бесконечный пессимизм, стремление приготовиться к предстоящей- катастрофе мира. Большинство идей, высказываемых Ницше,& quot- «частности идея 'печных возвращений, & laquo-любовь к року& raquo-, не 'возвышают, а принижаюг человека, делают ею ниже скота, ниже зверя. Федоров полагает,' что он наш, унывает самое слабое место в философии немецкого мыслители:' п пей торжествует' принцип игры. Ницше смотрит на мир и на историю как па театральное зрелище, как па бесконечное повторение миро-IHH& Iacute- три"един & laquo-щи комедии, Но веем пом, как он полагает, проявляется & laquo-отсутствие разума, чем и Ьыл наказан авюр& raquo-.

К Трубецкой подвергает философию Ницше еще более обстоятельному критическому анализу. Он пишет о Ницше целую книгу, отмечая в шюнопке. ее жанр & laquo-критический очерк& raquo-. Он подробно. разбирает принципы

1 Ступе II Предисловие к KU II. Ьердяен. Субьективичм и иидивидуалиш в общественной философии. СПб, 1901. С. XV.

10 нравственной философии Ницше и приходит к совершенно негативным выводам. По его словам, социальная философия Ницше проникнута отвращением к человеку, она оправдывает рабство, социальное неравенство людей, бессмысленность человеческого существования, дает мрачное освещение настоящего, прошлого и будущего. В идее Ницше о сверхчеловеке отражается вырождение человеческой личности. Но, пожалуй, самое острое критическое замечание Е. Трубецкого состоит в утверждении противоречивости философии Ницше, в которой отражается & laquo-борьба между отчаянием в человеке и потребности надежды, между отрицанием разума и верой в разум& raquo-. И самое главное, атеизм Ницше, по мнению Трубецкого, религиозен. В нем остается место Богу. & laquo-Отвергнутый Бог тем не менее остается центром его философии, и в этом заключается религиозность его искания& raquo-. 5

Второй этан в изучении Ницше и России начался тогд,. когда первые дебаты о нравственном характере его философии уже отгремели. Он относится к первому десятилетию XX столетия. На первый план была выдвинута идея сопоставимости философии Ницше с наследием русской нравственной и философской мысли, и прежде всего с нравственной философией Л. П. Толстого и творчеством Ф. М. Достоевского. Этому были посвящены капитальные работы В. Щеглова, Л. Шестова, Д. Мережковского, С. Франка, II. Бердяева и др.

Первым, кто обратил внимание на сопоставимость идей Ницше и Толстого был профессор Демидовского юридического лицея в Ярославле В. Г. Щеглов, написавший книгу & laquo-Граф Л. П. Толстой и Фридрих Ниц-же"(1894).

Щеглов находит в нравственных & quot-теориях Толстого и Ницше выражение двух крайних направлений в мировоззрении европейского общества Один (понт па точке трении морили господ, поли ¦ к власти, подчинения ¦Оолыиинсмт меньшинству, другой пи точке трения альтруизма, защиты Интересов слоев народа.

Однако наряду с этим между Ницше и Толстым, как пола1ает Щи-иом, сеть н определенное сходство, если рассматривть их взгляды с точки

Г|"уГ)СЦ|">й И Философия Ницше. КршичсскмИ очерк. М& bdquo- 1904. С. 158.

11 зрения нравственности. Оба они критически выступают против религии и господствующей морали. Правда Толстой не абсолютно отрицает христианство, как это делает Ницше, а, а признает заповеди & laquo-отрицательного христианства& raquo-: не убий не прелюбодействуй и т. д.

Проводя последовательное сопоставление взглядов Толстого и Ницше на религию, искусство, мораль, брак, Щеглов выдвигал следующую альтернативу: & laquo-Будущему XX веку предстоит решить всемирную социальную задачу, вековую историческую загадку, перед которой человечество стояло не один раз в своей жизни в грустном раздумье: должны ли люди вместе с Ницше возвратиться к древним языческим идеалам, полному господству избранного меньшинства над толпой, или же наоборот, продолжать начатое давно дело нравственного обновления человечества путем альтруистических начал, проповедуемых усиленно гр. Толстым& raquo-. 6

По фактически вся книга Щеглова строилась на противопоставлении концепции морали Фр. Ницше и Л. Н. Толстого, и хотя автор, не удовлетворяясь пи той, нн другой системой нравственной философии, искал некий третий путь, все же ближе он стоял к Толстому как выразителю русских нравственных поисков новой морали.

Серьезные параллели между Ницше и Толстым, с одной стороны, и ДосloruriciiM с другой |)!н к|)1.ш и своих работах JI. Шестой Он написал две киши о Нищие: & laquo-Добро в учении гр. Толстого и Фр. 11ицше& raquo-(1900) и & laquo-Достоевский и Пии. ше"(190Т), Подробно' анализируя содержание учения каждого m них, Шестов показывает, что, наряду с аптаюнизмом каждый мыслитель имел мною общего с Ницше и делает вывод, что при видимой ПРОТИВОПОЛОЖНОСТИ, ОНИ СОИОСТПВПМ 1.1.

1.1 том же сопоставительном ключе' пишет свои работы русский символист Д Мережковский. Надо отметить, что симмо/шсты отнеслись к Ницше с большим штуштмом. В особенности восторгался идеями Ницше Л. Ьелый, его работы 90-х годов, в частности статья & laquo-Фридрих Ницше& raquo-, & lt->->-'10 111 111. ПО проникнуты IIOK иопешкм перс л, немецким философом, в котором 111,01 поп И Г Граф II И Toticwtt и Фридрих Ницше. Опыт философско-нрапсгпсшш! о их миро-попренни. Яросляпль, 1X97. С. 243.

12 ему виделся тип гениальной личности, открывающей путь в новую эру. Итак, Мережковский, идя следом за Щегловым и Шестовым, сопоставляет Ницше не столько с Достоевским, сколько с Толстым, считая, что оба они полностью растворяются в Достоевском.

Для Мережковского Ницше и Толстой — несомненные антагонисты. Они друг друга отрицают, друг от друга отталкиваются, но вместе с тем и дополняют. & laquo-Каждый из них, — говорит Мережковский, — действиями своими как бы нарочно всю жизнь опровергал свое собственное учение и проповедовал учение другого: J1. Толстой — язычество Ницше, а Ницше — христиан

& bull-у ство Л. Толстого& raquo-.

Но те противоречия, те вопросы жизни и веры, которые они поднимали и так односторонне интерпретировали, нашли свое целостное восприятие у Достоевского. Мережковский считает, что у Ницше и Достоевского оказывается много общего во внутреннем складе мысли, что приводи& laquo- их порой к почти буквальным совпадениям и повторам. Эти совпадения Мережковский тщательно прослеживает, сверяя постранично, не переставая удивляться их общности. И особенности поражает его образ Кириллова в «lieeax», который почти дословно повторяет мысль о & laquo-сверхчеловеке»- и o i перелет идею & laquo-богочеловека»-. ираведливо будет отметин& raquo-, что сам Мережковский пропустил глубоко через себя многие идеи философа, Д. Нелый нисан. & laquo-Первый после Ницше соединял Мережковский формы христианства с образами истинною язычества. 'Христианство Мережковского поэтому кажется сперва видоизмененным пни. тснпс i пом". к

По еще более выразительно об' отношении к Ницше свидетельствует небольшая заметка, па смерть немецкою философа, опубликованная в 1900 году и журнале & laquo-Мир искусана& raquo-. Чдесь Мережковский называет сю не только & laquo-великим созерцателем& raquo-, по и & laquo-великим деятелем& raquo-, истинная исто-ричеека" роль которою будет оценен& raquo- только в будущем. По-Самое интересное в этой мемориальной статье заключается в оценке значения Ницше МерожкоиисиИ Д. С. Реши ни Толокно и Достснскот. СПб., 1WR. С. 2Ш. & quot-НслыйЛ. Нищие. И иг.: & laquo-Лрабсски»-. М& bdquo- 1У11. С. 419−420.

13 для русской культуры. & laquo-Нам, русским, он особенно близок. В его душе происходила борьба двух богов или двух демонов, Аполлона и Диониса, -та же борьба, которая вечно совершается в сердце русской литературы, от Пушкина до Толстого и Достоевского. Недаром Ницше называл этого глубокого человека (tiefer Mensch), как он однажды выразился о Достоевском, своим главным и даже единственным учителем в области познания души человека& raquo-. 9

Сложные и неоднозначные отношения связывали с Ницше Николая Бердяева. Он испытывал на себе влияние идей немецкого философа на протяжении многих лет, постоянно возвращался к их оценке и истолкованию в контексте современной культуры. Он занимался даже переводом работ Ницше, а теоретические рассуждения о философии Ницше рассыпаны во многих его работах. Впервые Бердяев обращается к анализу его учения в статье & laquo-Эстетические проблемы в свете философского идеализма& raquo-, опубликованной в сборнике «Sub specie aeternitatis» в 1907 году. Здесь он показывает значение Ницше как критика мещанской, & laquo-полицейской»- морали, морали отрицательной, ограничивающей свободную человеческую личность. В & laquo-имморальном»- демонизме Ницше Бердяев видит зародыш новой, высшей морали. Вместе с тем русский философ рассматривает и обратную скрытую сторону учения Ницше.

В 1915 году, в разгар первой мировой войны Бердяев возвращается к оценке философии Нищие Пго статья называется & laquo-Ницше и современная Германии& raquo-. А тор тлечуимет против попыток связывать имя Ницше с агрессивной идеологией германской империи.

К Нищие Бердяев обрпщпетея и в других своих работах, в частности, и & laquo-Смысле творчества& raquo- и к & laquo-Смысле истории": -В первой он сравнивает Ницше с Достоевским, отмечая, что обоим было свойственно острое чуиеию че попеческой личности, > cx"toiioi ические настроения. В ¦¦ & laquo-Смысле истории& raquo- он проводит сравнение с другой исторической личностью, с Карпом Марксом.

Мир искусс! 11,-1″, No 17−1 К, 1900 ('. 100.

14

Третий период в развитии & laquo-русского ницшеанства& raquo- относился к 2030-м годам нашего столетия и был связан с усиленным исследованием его философии культуры, в особенности античной культуры. Это исследования опиралось на первое и, быть может, самое значительное произведение Ницше — & laquo-Рождение трагедии из духа музыки& raquo-. Этой проблемой занимались А. Белый, В. Иванов, Ф. Зелинский, В. Вересаев, А. Лосев.

А. Белый своеобразно интерпретирует Ницше. Во-первых, он сближает его с символизмом, считая, что философия Ницше — система символов. Для него & laquo-символист — проповедник новой жизни, а не ученый, не философ, не поэт& raquo-. 10 Белый сближает философию Ницше с религией, истолковывая его атеизм как & laquo-путь к высшему сознанию& raquo-, к & laquo-религии творческой жизни& raquo-. 11

Опираясь на Ницше, Белый рисует целую космологическую систему. Мир основан на взаимодействии двух сил: динамики и статики. Дух развития воплощается в музыке, которая несет в себе жизненный ритм. Затем рождается миф, который скрывает музыкальную сущность мира, чтобы уравновесить ритм образом. Гак смена ритма и образа, борьба Аполлона и Диониса напоминают человеческую историю. Образ наполняется ритмом, размножается, образуется история развития образов, воплощаясь в религиозных культах, догматах, в идеях, морали. Все они — паразиты, питающиеся жизненной жергпей ритма, которые истощают его. По корни жизни имеют музыкальную сущность, и Ницше, но мнению А. Белого, открыл этот закон жизни и истории.

Глубокое- влияние идеи Ницше оказали и на работы Вяч. Иванова, о чем он сам неоднократно' говорил В статье & laquo-Ницше и Дионис& raquo- (1904) Ипмшн убедительно раекрыиает глубокую противоречивость сознания Ницше, воплощающего в себе и оргиастиче’скую стихию Диониса, и классическую ясность ппоммонистического пачапа Эта внутренняя антиномичность проиилиегел и -. решении Ницше проблем добра и зла, веры и неверия, имморализма и морализма Трагический характер философии Ницше Вяч.

1"с. ш, 1Й Л. Ницше. П. кн.: & laquo-Арабески»-. М. 1911. С. 70. «Тим же. С. 90.

15

Иванов объясняет тем, что Ницше был одновременно и открывателем и ниспровергателем Бога, его пророком и противником, богоборцем и жертвой этого богоборства. Эту внутреннюю антиномичность Иванов сам широко использует в своих работах, в таких, как & laquo-Религия страдающего бога& raquo-, & laquo-Дионис и прадионисийство& raquo-.

Превосходна была статья редактора русского собрания сочинений Ницше Ф. Зелинского & laquo-Фридрих Ницше и античность& raquo-, опубликованная в качестве предисловия к первому тому этих сочинений.

Зелинский выступал против традиционного, начатого еще Вл. Соловьевым противопоставления Ницше-филолога и Ницше-философа. Он убедительно показал, что оба они не только не противостоят, но дополняют друг друга и, более того, не могут быть поняты в отрыве друг от друга. По словам Зелинского, для Ницше, любившего крушить кумиры предыдущего дня и отвергать идеалы, им же самим воздвигнутые, только один идеал оказался незыблемым и вечным-это античность досократовской Греции, отправная точка его философии культуры.

Конечно, зелинский был глубоко нрав: достоинство концепции античности Ницше заключалось в соединении филологического и философского подходов, в создании fia их основе яркой и диалектической историософской картины древнею мира. Ницше преодолел формализм и описа-тсльность классической филологии, занимающейся догматическим буквоедством, но-. имеете с тем п основе всей его нравственно-философской концепции лежит античность, ставшая для Ницше моделыовсей мировой культуры.

Вн лядам Ницше па античность посвящена работа И. В. Вересаева & laquo-Аполлон и Дионис (о Ницше)& raquo-. Вересаев был блестящим знатоком и п|)с1ф!1(ш. 1 м Ite|"гиод*Iик<)м дренiici речегжой, но пни, i лубоко ощущал дух типичной культуры. В своей. работе он раскрывает понимание Ницше 'античности как борьбу шю л поповского нднонпенйекого начал, иллюст рируя ну концепцию многочисленными фактами из греческой истории и поэзии. Несмотря им некоторую ониеятеш. носп., работа Вересаева ¦ написана живо, с

16 большим числом исторических параллелей, ссылками на Гете, Толстого, Достоевского.

Высоко оценивал взгляды Ницше на античность и А. Ф. Лосев. В своей книге & laquo-Очерки античного символизма и мифологии& raquo- он дает подробное изложение этих взглядов, а затем высказывает ряд критических замечаний о них. В частности, он находит известные параллели между Ницше и Шиллером, сопоставляя & laquo-аполлоновское»- начало Ницше с & laquo-наивной поэзией& raquo- Шиллера, а ницшевский & laquo-дионисизм»- - с шиллеровским & laquo-сентиментальным»-. В целом Лосев рассматривает концепцию Ницше как грандиозный синтез идей Шиллера, Шлегеля, Шопенгауэра и Шеллинга, синтез, выдержанный в духе философии и эстетики романтизма. По его словам философия античности Ницше нуждается в корректировке со стороны учения Гегеля о & laquo-классической форме& raquo- искусства, в которой диалектика & laquo-тела»- и & laquo-духа»- дана более отчетливо, скульптурно, чем в музыкальном романтизме Ницше. Впрочем, сам Лосев в своих работах об античной философии и эстетике широко использовал историософские идеи Ницше

К сожалению, последующее время было связано лишь с чисто негативным отношением к Ницше, с попытками лишь идеологической его интерпретации. Такой подход доминировал в работах большинства исследователей предвоенного и послевоенного времени. И только в последнее десятилетие стили /появляться- объективные исследования о значении Ницше для целой эпохи.

Среди соиременпих рвбот хотелось бы отметить книгу доктора фило-еофских наук Давыдова К) 11. & laquo-Этика любви и ¦ метафизика своеволия& raquo- (1& lt-Ш). В ней рассматривается традиция этической мысли, восходящая к лш сритурпому творчеству Л. Толсюю и Ф. Досюевско! о.

Интересна также работа Новикова А. И. & laquo-Нигилизм и нигилисты& raquo- (1)Т1) Они знакомит пае с ницшеанством как одной из конкретных исторических форм пшнлизма, с иицшеапсщом и русской социадыю-фмногофгкой mi. k iii. io п С нш ттстическпми тенденциями в русской художественной кулыуре конца XIX начала XX века.

17

Необходимо отметить фундаментальную работу Одуева С. В. & laquo-Тропами Заратустры& raquo- (1976).

Среди опубликованных статей или очерков по этой проблеме, в последнее время, необходимо выделить статьи литературного критика Воровского В., Игнатова А., Михайлова A.B. и некоторых других. Крайне содержательны комментарии и вступительная статья к сочинениям Ф. Ницше в двух томах (1990) Свасьяна К. А., статьи Дудникова & laquo-Достоевский и Ницше& raquo- и Фридлендлера по этой же тематике.

Несмотря на серьезность и значимость вышеуказанных и других работ, следует отметить, что проблема, выше обозначенная как диссертационная, прямо в охарактеризованной литературе не ставится и требует своего дальнейшего изучения, что и предпринимается в нашей работе.

Предметом диссертационного исследования является определенный период русской культуры, охватывающий конец XIX начало XX столетия. Для этой эпохи характерно переплетение философии с другими формами духовной жизни, с искусством и, в особенности, с литературой. Вот почему мы рассматриваем наиболее репрезентативные аспекты этой эпохи — философию и литературу, где наиболее четко проявились идеи ницшеанства.

11дм1ыо исследования является рассмотрение особенностей влияния Ф Ницше пи русскую культуру, и обнаруженный нами феномен противоречия в оценке 'творчества Ф Ницше русскими философами конца XIX начала XX столетия, с одной стороны, и русскими писателями и публицистами, с друюй. Все по позволяет сформулировать важнейшие задачи диссертационной рабом. »-: шеемоipeiinc Особенностей влияния Ф. Мицшс на русскую культуру

— анализ основных концептов философии Ницше, получивших распространение и популярность в России (особенно в художественной культуре на примере литературы):

— апаин (Причин негативного отношения- к философии Ницше со стороны русских религиозных философов-

18

— выявление содержания и причины различия в восприятии и оценке Ф. Ницше русскими религиозными философами и русскими писателями-

— выявление специфики русского & laquo-ницшеанства»- в философии и литературе, анализ основных проблем и этапов в его развитии-

— анализ текстов работ русских философов Х1Х-ХХ в.в. и художественных произведений русских писателей с целью конкретизирования вышеизложенных задач.

Методологическую основу исследования составляют положения о признании философского плюрализма, принципы объективного исследования /принцип единства логического и исторического, принцип диалектического исследования противоречивых духовных феноменов. Содержание диссертационного исследования предполагает для своего развертывания метод сравнительного, историко-культурного анализа. Влияние немецкого философа рассматривается в контексте философии и литературы. Сообразно с этой задачей автор применяет метод текстового анализа для раскрытия сущности диссертационной темы, в частности методы систематизации и обобщения РВ 1Л1!'1111. 1К первоисточников.

11еобходимо изложить принципы новизны диссертационного исследовании-

Проведен систематизированный анализ влияния философских идей и образов Фридри*& raquo- Пшиис н& raquo- русскую культуру (на примере литературы и философии).

Выявлены причины и сущность коренного различия в восприятии Ницше русскими религиозными философами и русскими писателями конца XIX начала XX веков.

Проведен шмшп |ермипп & laquo-русское пнцшеапсгво& raquo- п стоящего за этим термином философско-антронологического содержания.

Проведено снсциши. нос. исследование • влияния. '-работ Ф. Ницше на ху-дожш пенную культуру России на примере литературы.

Сказанное выше позволяет -сформулировать тезисы, обоснованные диссертационной работой' и вынесенные на защизу.

19

Можно выделить определенный круг идей, которые наиболее часто обсуждались в художественном и философском аспектах русской культуры и оказали на нее известное влияние:

-идея переоценки всех ценностей, связанных с резкой критикой современного Ницше буржуазного общества, его культуры-

-идея критики христианства как религии & laquo-расслабления духа и рабской покорности& raquo--

-понимание европейской культуры после Сократа (особенно христианской) как культуры декаданса- -учение о & laquo-сверхчеловеке»--

-учение о & laquo-вечном возвращении& raquo-, идея полной релятивности истины и другие идеи.

Русские религиозные философы не принимают идеи Ницше принципиально. Они не мо1ут смириться с атеистическими идеалами немецкого мыслителя: с критикой морали альтруизма, с идеей распада культуры, особенно с идеей & laquo-сверхчеловека»-. Все это в корне противоречит системе их ценностей. Поэтому, несмотря на влияние его идей, философские воззрения Ницше иолучикп и основном негативную оценку.

Русские писатели воспринимают Ницше, в первую очередь, как художники (чннщ, а пг т& raquo- фижк-офм. Ин иос. чищтп сю бунтарский дух, критика буржуазного общества. Дли писателей Нищие был учителем и проповедником новой нравственности. Многие из них вообще не изучали г лубоко его философию.'. Таким образом, можно-'утверждать,'что в русской литературе Нищие воспринимался, лишь на образно-мифологическом уровне.

I) мировой философии и -культуре существует такое понятие, как & laquo-ницшеанство»- По если русские философы не приняли идей Ницше, а русские писатели рпссмптршиши его философские мысли через призму своею художественно! о восирпншл, ю употребление термина. ((ницшеанство»- в России не правомерно. Иедь немецкий философ не создал своей школы, у нгю иг было последователей. Возможно, было бы уместней использование понятия & laquo-пссвдонпцшсапство»- или & laquo-художественное ницшеанство& raquo-, чем термин ((русское ницшеанство& raquo-.

20

Задачи исследования, сформулированные здесь, обусловили и структуру работы.

Во Введении обосновывается выбор темы и ее актуальность, раскрывается степень разработанности ее в современной философской литературе, дана историография вопроса, определяется цель исследования, формулируются исследовательские задачи, определяется теоретико-методологическая основа работы, предмет и объект исследования, излагаются принципы новизны и положения, выносимые на защиту.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Последние годы отмечены повышенным интересом к судьбе и сочинениям великого немецкого мыслителя Фридриха Ницше. После долгих лет забвения его творчество также впечатляет и волнует, и мы не можем не признавать очевидным глубокое влияние Ф. Ницше как философа и как художника на русскую культуру.

К творчеству Ф. Ницше в разное время обращались выдающиеся представители русской культуры. Писатели, филологи и философы стремились к глубокому осмыслению и переосмыслению его идей. Ницше повлиял на творчество русских религиозных философов: В. Соловьева, Н. Бердяева, А. Белого, Д. Мережковского, Е. Трубецкого, В. Розанова, Л. Шестова, С. Франка. Его образы нашли свое отражение в творениях русских художников слова: Л. Андреева, М. Арцыбашева, 3. Гиппиус, Л. Н. Толстого. Отголоски ницшеанства можно обнаружить даже у марксистов: А. Луначарского, М. Горького, Н. Валентинова.

Проанализировав работы, можно составить определенный перечень интересовавших русских мыслителей проблем:

— критика буржуазной действительное! и,

— крит ика всех христианских ценностей, неприят ие христианства как такового,

— учение'о человеке будущею, аморальною и циничного, отвергающею все нормы буржуазною общества,

— миф о сверхчеловеке

Можно смело утверждать, что философ нашел в России свою вторую родину. Восприятие его идей здесь было глубоким и эмоциональным, хотя, как это происходит, но отношению к любому гениальному мыслителю, далеко не однозначным. Мимо Ницше ие прошел ни один представитель русскою религиозною ренессанса конца XIX начала XX ив. Ил. Соловьев, А. Белый, Д. Мережковский, Вяч. Иванов, Е. Трубецкой, II. Федоров, Л. Шестов, С. Франк, Н. Бердяев, а также Ф. Зелинский, В. Вересаев, А. Лосев и многие другие известные мыслители сопоставляли сю идеи с опытом развития русской нравственной и духовной культуры. Именно в Ницше шпили родственную душу, обиару

136 жили в его работах мотивы, созвучные русскому общественному сознанию. В Ницше русских мыслителей привлекала религиозная тема, способствующая поискам религиозно-философского синтеза. Но, исходя из написанного выше, можно утверждать, что философской школы Ницше не создал. И у JT. Шестова, и у Н. Бердяева, Вл. Соловьева, JI. Толстого мы наблюдаем лишь трансформацию идей Ф. Ницше. Все это говорит об особенности восприятия немецкого философа в России. Отдельные его идеи давали ростки в творчестве многих русских философов, но чтобы говорить об учениках и последователях Ницше, которые бы пестовали каждую его мысль, нам нет оснований.

С большим энтузиазмом отнеслись к Ницше русские писатели. У многих авторов существовала несомненная близость с Ницше, совпадение мотивов, идей и образов. Немецкий философ повлиял на творчество Л. Андреева, М. Арцыбашева, М. Горького, русских символистов и многих других мыслителей. Он импонировал им, прежде всего, стилистикой своей мысли -афористичностью, интеллектуализмом, свободной манерой философствования. Некоторые видели в Ницше новый тип гениальной личности, открывающий пу ть в новую эру.

Каковы же причины такого неоднозначного отношения? Русская религиозная философская мысль не может смириться с атеистическими идеалами Ф. Ницше: с критикой морали альтруизма, с идеей распада культуры, особенно с идеей & laquo-сверхчеловека»-. Fice это в корне противоречит системе их ценностей. Поэтому философия Нищие получает лишь негативную оценку, хотя его влияние на русских философов сомнения не вызывает. Совсем другое дело русская литература. Русские писатели рассматривают Ницше, в первую очередь, как художника слови, а не как философа. Их восхищает ею бунтарский дух, критика буржуазною общества. Для писателей Ницше был предвестником грядущих перемен в России, размаха освободительного движения, & laquo-певцом свободною человека& raquo-. Многие из них были плохо знакомы с ею философией, и почти все рассматривали его идеи через призму своею восприятия. Ног почему они не чувствовали, как русские философы, всей опасности ею идей. Таким образом, можно утверждать, что русская философская мысль -ВТие приняла Ф. Ницше, а в русской литературе он воспринимался лишь на образно-мифологическом уровне.

В мировой культуре существует такое понятие, как ницшеанство, существует оно и в русской культуре. Но в свете вышесказанного правомерно было бы употребление термина & laquo-псевдоницшеанство»- или & laquo-ницшеанство»-, так как Ницше не создал философской школы, и строго говоря, ницшеанцев как таковых не было и быть не могло.

Значение Ницше для культурного наследия России — огромно и как тема для исследований далеко не исчерпана. Сегодня на рубеже веков идеи Ницше, как и сто лет назад, вновь актуальны. Они снова возбуждают дискуссии о значении нравственных ценностей, идей и теорий.

138

ПоказатьСвернуть

Содержание

Глава I. Влияние идей Фридриха Ницше на русскую религиозную философию конца XIX- начала XX веков

§ 1. Фридрих Ницше и библейская философия Льва Шестова.

§ 2. Проблема человека и общественных ценностей у Николая Бердяева и ФридрихаНицше.. ••••¦.

§ 3. Антихрист Владимира Соловьева против антихриста Фридриха Ницше

§ 4. Два пророка. Константин Леонтьев и Фридрих Ницше.. ,

§ 5. Язычник и христианин. Лев Толстой в свете ницшеанства.

Глава II. Влияние идей и образов Фридриха Ницше на русскую литературу конца

XIX-начала XX веков& mdash-.-.

§ 1. Маленький человек и сверхчеловек в рассказах Леонида Андреева.

§ 2. Культ свободной личности как отражение ницшеанских идей в романе Михаила Арцыбашева & laquo-Санин»-. .1.

Список литературы

1. Адамович Г. Одиночество и свобода. Нью-Йорк, 1955.

2. Андреев Л. Избранное. М.: Современник, 1982.

3. Андреев Л. Повести и рассказы: В 2 т. Л., 1974.

4. Андреев Л.. Поли. собр. соч. в 17 т. СПб, 1. 913.

5. Андреев Л. Рассказы. Л., 1977.

6. Андреев Л. Рассказы. М., 1977.

7. Андреев Л. Собр. соч. СПб., 1911.8. Арцыбашев М. Санин.

8. Арцыбашев М. Собр. соч.: В 3 т. М., 1917.

9. Белый А. Арабески. М., 1911,

10. Белый А. & laquo-Вл. Соловьев. Из воспоминаний& raquo-. Книга о Соловьеве. М., 1991.

11. Бердяев Н. А. Константин Леонтьев: Очерк из истории русской религиозной мысли. Париж, 1926.

12. Бердяев П. Константин Леонтьев: Очерки истории религиозной мысли. Париж, 1926.

13. Бердяев II.А. Основная идея философии Л. Шестова// Л. Шестов. Умозрение н откровение. 11ириж, 1964.

14. Бердяев 11. Философия свободы. Смысл творчества. М., 1989.

15. Бердяев II. Sub specie aelernilalis. Опыты философские, социальные, литературные. CI16., 1907.

16. Г/. Блок А. (обр. соч.: В 8 г. М.- Л, 1962.

17. Брюсов В. Я. Дневники. 1891/191″ М& bdquo- 1927.

18. Бутиков С. Тихие думы. М., 1918.

19. Вересаев В. Живая жизнь. М.: Изд. полит, лит-ры, 1991.

20. Вопросы философии и-психологии //1892. № 15. 7. 1, Вопросы философии и психологии // 1893. № 16.

21. Воровский В В. Литературная критика. М., 1971.

22. Воровский В, В. Соч. 'Г 2. М& bdquo- 1931.

23. Воровский В. Эстетика. Литература. Искусство. М., 1975. 139

24. Гиппиус 3. Собр. стихотворений. М., 1904.

25. Гиппиус 3. Чертова кукла. М.: Современник, 1991.

26. Горький и Л. Андреев // Литературное наследство.

27. Горький М. и Леонид Андреев: Неизданная переписка // Литературное наследство.

28. Горький и Леонид Андреев: Неизвестная переписка. М., 1965. (Литературное наследство. Т. 72).

29. Горький A.M. Леонид Андреев // Горький A.M. Поли. собр. соч.: В 25 т. Л., 1973.

30. Горький М. Письмо Л. Андрееву // Горький М. Собр. соч.: В 30 т. М., 19 491 955.

31. Горький М. Поли. собр. соч. 34. Горький М. Собр. соч.

32. Гречнев В. Я. Русский рассказ конца XIX XX века. Л., 1979.

33. Давыдов Ю. Этика любви и метафизика своеволия. & laquo-Молодая гвардия& raquo-, 1982.

34. Закржсвский А. Религия. Психологические параллели. Киев, 1913.

35. Исзуитова Л. А. Леонид Андреев.

36. Исзуитова Л. А. Творчество Л. Андреева (1892−1906). Л., 1976.

37. Иностранная литература. 1969. № 5.

38. Книжки & laquo-Педели»-. 1900. № 9.

39. Колосов Л. Послесловие//М. Арцыбашев. Санин. М., 1990.

40. Леонтьев 1С. Восток, Россия и славянство. Собр. соч. CI16., 1913.

41. Леонтьев 1С.П. Восток, Россия и славянство // Собр. соч.: В 9 т. М., 1912.

42. Леонтьев 1С. II. Записки отшельника // ('обр. соч. СПб., 1913.

43. Леотьев K. I I. Ггппе. тский голубь //Собр. соч. М., 1912.

44. Леонтьев К М I. Моя литературная судьба. Нью-Йорк- Лондон, 1965. & bull-1Н. Леонтьев IC. II. Моя литературная судьба// Литературное наследство.

45. Леонтьев IC. II. О всемирной любви // Собр. соч. М., 1912.

46. Леонтьев К. II. Передовые статьи Варшавского дневника 1880 года // Собр. соч. СПб., 1913.

47. Леонтьев 1С.П. Письма отшельника (Восток, 1879 года) И Собр. соч. М., 1912. 140

48. Леонтьев К. Н. Племенная политика как орудие всемирной революции.

49. Леонтьев К. Собр. соч. СПб., 1913. 54. Литературное наследство.

50. Луначарский А. Тьма// Литературный рассказ: Критический сб. СПб.: Зерно, 1908.

51. Львов-Рогачевский В. Две правды: Книга о Леониде Андрееве. СПб., 1914.

52. Маковский С. К. Статья & laquo-Последние годы Вл. Соловьева& raquo-. Книга о Вл. Соловьеве. М.: Советский писатель, 1991.

53. Мережковский Д. С. Религия Л. Толстого и Достоевского. СПб., 1908.

54. Михайловский Н. К. Последние сочинения. СПб., 1905.

55. Неизданные письма В. В. Розанова к К. Н. Леонтьеву // Литературная учеба. 1989. № 6.

56. Ницше Ф. Соч.: В 2 т. М.: Мысль, 1990.

57. Ницше Ф. Сочинения. М., 1990.

58. Ницше Ф. Поли. собр. соч. М., 1910.

59. О причинах упадка средневекового мировоззрения.

60. Палиевский П. В. Пути реализма: Литература и теория. М., 1974.

61. Прокопов Т. Сверхчеловек-Владимир Санин под судом ханжей // Арцыбашев М. Собр. соч.: В 3 т.

62. Раддов Э Л. & laquo-Характер творчества и поэзии Вл. Соловьева& raquo-. Книга о Вл. Соловьеве. М.: Советский писатель, 1991.

63. Реквием: Сборник памяти Андреева. М., 1930.

64. Розанов В. В. Неузнанный феномен // Памяти К. Н. Леонтьева. СПб., 1911.

65. Россия н Германия: Опыт философского диалога. М., 1993.

66. Русская литература. 1962. № 3.

67. Русская литература конца XIX начала XX в.: 1901−1907. М., 1971.

68. Русские писатели. 1900−1917. Биографический словарь. М., 1989. 7 Т Русское богатетпо 1808. №№ 9, 10. Ратд II.

69. Собрание сочинений Вл. С. Соловьева под редакцией и с примечаниями С. М- Соловьева и ЭЛ. Радлова. 2-е изд. СПб. 11 911-I9M J.

70. Соловьев В. Собр. соч. СПб. 1897. Т. X. Воскресные письма. Словесность linn истина?141

71. Соловьев Вл. Собр. соч.: В 9 т. СПб., 1907.

72. Сумерки богов. Москва: Полит, издат. 1989. Ф. Ницше & laquo-Антихристианин»-.

73. Толстой J1.H. Поли. собр. соч.

74. Трубецкой С. Н. Разочарованный славянофил // Вестник Европы. 1892. № 10.

75. Филиппов Б. Страстное письмо с неверным адресом // Леонтьев К. Н. Моя литературная судьба. Нью-Йорк- Лондон, 1965.

76. Философов В. Д. Слова и жизнь: Литературные споры новейшего времени (1901−1908 гг.). СПб., 1909.

77. Фудель И. Культурный идеал К. Н. Леонтьева.

78. Фудель И. К. Леонтьев // К. Леонтьев. Собр. соч.: в 9 т. М., 1912. (Предисловие).

79. Фуко М. Слово и вещи. Археология гуманитарных наук. М., 1977.

80. Чуковский К. Из воспоминаний. М, 1958.

81. Шагинян М. О блаженстве имущего // Гиппиус 3. Поэзия. М., 1912.

82. Шестов Л. Добро в учении графа Толстого и Фридриха Нитше. Собр. соч. Париж, 197 189. 'Шестов JI. 11а весах Иова. Париж, 1975.

83. Шестов Л. Афины и Иерусалим. Париж, 1951.

84. Шестов JI. Киргегард и экзистенциальная философия. Париж, 1939.

85. Шестов Л. Достоевский и Ницше. (Философия т рагедии).

86. Шестов Л. Шекспир и его критик Брандес. СПб., 1898.

87. Шестов Л. Власть ключей. Берлин, 1922.

88. Щеглов В. Г. Граф Jl. ll. Толстой и Ф. Нищие: Опыт философско-ираветпенного-их мировоззрения. Ярославль, 1897. Цит. по. Россия и Германия.

89. Niel/, nebe I. Umweiltmg allei Weite. МПисЬен, 1977.

90. Niel/, sclie Г. Schi iПси und I nlwurf’e. 1881−1885.

91. Niel/, Kelie Г. Weike. Kiilische («esamlausgabe. VIII АЫ. Bd. 3.

Заполнить форму текущей работой