Биофизико-химические аспекты получения и применения коллоидов магнетита

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Биофизика
Страниц:
119


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

В окружающей нас среде непрерывно протекают процессы специфического и неспецифического взаимодействия объектов живой и неживой природы. Привлечение методов биофизической химии к решению биологических задач позволяет лучше понять роль среды обитания в жизнедеятельности организмов, так как большая часть биологических структур и процессов, протекающих на надмолекулярном уровне в живой системе, имеет коллоидную природу [1,2].

Через тонкие пленки водной дисперсной среды происходит взаимодействие живых клеток с коллоидными частицами и имеет место специфическая избирательность [3,4]. В ряде случаев может наблюдаться избирательная адгезия коллоидных минералов к мембране живых клеток [5,б], а в других — специфическое отталкивание, образование периодических структур без видимых контактов или полная инертность [7,8]. Это, вероятно, обусловлено различием в знаке дальнодействующих поверхностных сил, действующих между клеткой и коллоидными материалами в водной среде, ферро- и электрофоретическими силами и др. [9,10].

Актуальность проблемы. Значительное количество высоко дисперсных ферромагнетиков, преимущественно магнетита (закись-окись железа), биогенного и техногенного происхождения непрерывно генерируются в микробных популяциях и различных технологических производствах, попадают в сточные воды и выбрасываются со смогом в атмосферу. Попадая в организм с воздухом, питьевой водой и продуктами питания частицы окислов железа в большинстве своем элиминируются (до солей железа) [11], а незначительная часть длительно депонируется в организме.

Уже не одну сотню лет назад люди успешно применяли коллоидный магнетит (КМ) для лечения гнойно-воспалительных заболеваний и отравлений, что описано в канонах восточной (Авиценна) и тибетской медицины [12]. Однако в середине 30-х годов XX века коллоидальное лечение пошло на спад вследствие открытия и успешного применения сульфаниламидов, а затем антибиотиков.

Начиная с середины 60-х годов наблюдается возрастающий интерес как к возможностям использования коллоидных ферромагнетиков в биологии и медицине, оценке их патогенности, степени биосовместимости, так и к способам охраны живой природы от излишнего накопления этих материалов в организме.

Применение магнитных наноматериалов позволяет активно воздействовать на процессы метаболизма и получать информации о процессах, протекающих на клеточном, органном и организменных уровнях, осуществляя детоксикационные и дезинтеграционные воздействия.

В известной степени этими качествами обладают КМ, высокодисперсные частицы БезОд, стабилизированные двойными электрическими слоями (ДС) или биоактивными ПАВ в воде. Магнитные и магниторезонансные свойства магнетита, а также электронноплотность материала позволяют осуществлять не только управляемое воздействие, но и контроль их биотрансформации в организме. Успехи коллоидной химии позволили в достаточной мере отработать технологию получения и понять природу устойчивости, старения и коагуляции КМ [13].

По инициативе академика JI.А. Пирузяна в 1978 году бьша сформирована Программа Министерства Здравоохранения СССР & laquo-Применение ферромагнетиков в медицине& raquo- и в её выполнении включились такие учёные как М. Г. Ахалая, В. Ф. Гудов, А. А. Кузнецов, А. Г. Маленков, и многие другие.

К началу 80-х годов бьша сформулирована концепция о том, что высокодисперсные металлические частицы, в том числе и железо (в разной степени окисления), представляют новый класс биологически-активных соединений [14,15].

Развитие представлений о биомагнетизме, физиологической роли магнитных полей и магнитоспиновых эффектов оставило в стороне ряд вопросов, касающихся биофизико-химической активности КМ. Электронные поверхностные состояния наномагнетита, изменяемые при адсорбции ПАВ, во многом определяют адсорбционные, каталитические и окислительно-восстановительные свойства КМ, устойчивость частиц к растворению и окислению в биосреде, а, следовательно, и возможную степень влияния на гомеостаз. С исследованием этих свойств могут быть связаны надежды от применения КМ для активации детоксицирующих систем, выделительных функций и иммунных механизмов, для исследований мембранных и ферментных систем, и механизмов депонирования в организме чужеродных соединений, а также для лечения онкологических (гипертермия) и гнойно-воспалительных заболеваний.

Цель и задачи исследования. Изучение структурных и физико-химических показателей биосреды в зависимости от магнитной структуры и динамики изменений редокситных свойств наномагнетита (НМ), модифицированных биоактивными соединениями (белки, липиды, органические кислоты и др.) и внешних электромагнитных воздействий.

Задачи исследования

1. Получение биосовместимых коллоидов наномагнетита.

2. Изучение особенностей распределения, биотрансформации и элиминации КМ в организме для обоснования использования этих микроструктур как метки при биологических исследованиях.

3. Изучение природы гетеровзаимодействия КМ с микробами.

4. Применение К М в экспериментальной фармакологии, при лечении гнойных ран и моделировании заболеваний.

Научная новизна. Изучены механизмы образования защитной оболочки ПАВ на поверхности частиц КМ, сопровождающихся в ряде случаев изменением формы и ростом числа структурных дефектов частиц. Изучены факторы, влияющие как на сфероидизацию, так и на возникновение кристаллической огранки модифицированных частиц, а также редокс-процессы в КМ, вероятно, сопровождающиеся послойным растворением частиц магнетита.

Установлено что процесс необратимого поглощения кислорода в КМ зависит от редокс-свойств молекул ПАВ защитной оболочки и рН-среды.

Впервые по результатам исследования электронного магнитного резонанса в КМ предложена возможная схема модифицированного наномагнетита с учетом автолокализованных на поверхностных дефектах радикальных форм.

Экспериментально и теоретически обоснованы биофизико-химические механизмы бактериостатического действия КМ на колонии S. aureus.

Установлены основные пути биотрансформации КМ при различных путях введения в организм.

Разработаны способы моделирования патологических состояний на организ-менном, органном и клеточном уровнях, основанных на введении КМ в организм животных, и использования ИМ как магнитной метки для биологических исследований.

Предложены и применены в клинической практике ряд КМ для лечения гнойных ран, преимущественно диабетического происхождения.

Практическая ценность. На основании экспериментальных исследований влияния ПАВ на структуру и физико-химические свойства КМ в полярной среде, — в том числе взаимодействия автолокализованных радикальных форм, магнитных моментов поверхности и объема, оптимизированы технологические режимы получения КМ с повышенной или пониженной намагниченностью и устойчивостью ферро-фазы к растворению в агрессивной биосреде.

Данные о влиянии КМ на гомеостаз и жизненно важные биосистемы открывают новые возможности и подходы в диагностике и лечении ряда инфекционных и хронических заболеваний человека. Разработан метод лечения гнойных ран диабетического происхождения, который прошёл предклинические испытания. Практически у всех пациентов наблюдалось значительное улучшение и заживление ран. Получены положительные результаты при местной радиочастотной гипертермии тканей, содержащих частицы наномагнетита, и гемосорбции с использованием КМ.

I. ЛИТЕРАТУРНЫЙ ОБЗОР

выводы.

1. Синтезирован ряд биосовместимых коллоидов магнетита, стабилизированных биоактивными веществами в воде. Изучены адсорбционные свойства, изменения рН, рОг и окислительно-восстановительного потенциала в этих системах. Показано, что адсорбция на частицах магнетита поверхностно-активных веществ с донорно-акценторными свойствами приводит к изменению степени окисления дисперной фазы от & laquo-сверхокисленной»- до & laquo-сверхвосстановленной»-. При адсорбции сильных восстановителей, частицы магнетита начинают растворяться и гетерогенная коллоидная система переходит в гомогенную фазу. Этот процесс сопровождается колебательными изменениями окислительно-восстановительного потенциала, что позволяет предположить послойный характер распада энергонасыщенного приповерхностного слоя, толщиной кратной постоянной кристаллической решетки магнетита 0,83 нм.

2. Показано, что гетеровзаимодействие микроорганизмов S-aureus с коллоидами магнетита, при концентрации частиц 104 — 105 на один микроб, приводит к гибели микроорганизма. На основе учета капилярных и термофлуктуационных эффектов расчитаны упругие натяжения в мембране микроба, окруженного псевдоожиженным магнитным слоем, приводящие к ее разрушению. Отмечено, что для микробов Е, coli, Ps. aeruginosa эффект гибели при гетеровоздействии с КМ не наблюдается.

3. Изучены процессы биотрансформации КМ в организме крыс при различных путях введения. Обнаружено, что синтезированные КМ быстро распределяются в кровеносной системе и поглощаются клетками ретикуло-эндотелиальной системы, с последующим выведением с фекалиями. Предложены модели удовлетворительно описывающие кинетику биотрансформации коллоидов магнетита.

4. Разработан ряд способов исследования биологических объектов и моделирования патологических процессов, основанных на использовании наномагнетита опробованных в лабораторных условиях и прошедших пагентную экспертизу.

5. При ограниченных клинических испытаниях препаратов КМ подтверждена перспективность их использования при лечении осложнённых, длительно не заживающих язв и гнойных ран различной этиологии, исключая язвы, связанные с раком кожи.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В процессе эволюции в организме млекопитающих и человека сформировались три основные защитные системы. Это — монооксигеназная детоксицирую-щая система печени, иммунная система и воспалительная реакция организма. С другой стороны, синтезированные по бионическкому принципу магнитные жидкости одновременно обладают свойствами детоксицирующих систем, активация иммунных механизмов и выделительных функций. Это объясняется особенностями электронных поверхностных состояний коллоидного магнетита (КМ), следствиями которых является высокая адсорбционная, каталитическая и окислительно-восстановительная активность феррочастиц.

Синергический эффект эволюционно закреплённых защитных систем организма и вводимых в организм жидкомагнитных сред, выявленный в результате экспериментально-клинических исследований, позволил перейти к рациональной терапии практически всех воспалительных заболеваний- Это, прежде всего, гнойные раны, перитониты, свищи, трофические язвы и мн. др.

Однако, разные стадии и формы воспаления резко различаются по метаболизму, кровообращению и морфологическим особенностям. Поэтому, применение биологически активных веществ, какими являются КМ, на разных этапах воспаления должно иметь не5однозначную биологическую реакцию и, следовательно, использование КМ без учёта стадии процесса в лучшем случае может оказаться бесполезным.

Прежде всего следует отметить двойственность реакции организма на попадание НМ: частицы магнетита способны индуцировать асептическое воспаление и, в то же время, снижать интенсивность воспалительной реакции за счёт нейтрализации действия токсичных факторов.

На первой стадии двухфазной сосудистой реакции, характеризуемой кратковременной констрикцией и длительной дилатацией, внутривенное введение КМ уже через несколько секунд после раздражения приводило к накоплению частиц в околососудистом пространстве в области воспаления. Такое прохождение частиц возможно в результате их проникновения через межэндотелиальные промежутки, включение частиц в конгломерату тромбоцитов, скопления частиц в местах повреждения эндотелия и фагоцитоза эндотелиальными клетками микрососудов. Аппликация К М на этой стадии воспаления привела к скоплению частиц в местах повышения проницаемости сосудов, причём наибольшая фиксация частиц возникает не в капиллярах, а в венулах диаметром 20−30 мкм. Такая & laquo-закупорка»- межэндотелиальных пор снижает фильтрацию белка в тканевом пространстве и восстанавливает ре абсорбцию в венозной части капилляров.

Во второй стадии воспаления, которое характеризуется значительным возрастанием проницаемости стенок посткапиллярных венул, замедлением кровотока, слипанием лейкоцитов и их адгезией к эндотелию микрососудов, внутривенное введение КМ уже не приводит к выраженному накоплению частиц в очаге воспаления. Аппликация К М на рану приводит к связыванию частиц в основном с альбумином, глобулинами и фибриногеном. Смыв раны практически полностью очищает поверхность.

На третей стадии воспаления, которая характеризуется почти полной остановкой кровотечения, аппликация КМ приводит к прилипанию частиц в местах проникновения через стенку капилляра полиморфно-ядерных лейкоцитов и эритроцитов. Особенно выражено гетеровзаимодействие КМ с тромбоцитами, которое приводит к связыванию тромбоцитов и их стабилизации. В процессе воспаления следует отметить после аппликации КМ & laquo-светлых»-, «тёмных» и & laquo-промежуточных»- клеток, окрашенных феррочастицами. Эта плотность отражает зрелость клеток. По нашим данным разная степень прилипания КМ отражает разную степень оттёка клетки при воспалении. Светлые клетки — молодые, а тёмные — означают сморщивание, спресованность цитоплазмы, складки мембраны. Это открывает перспективы дифференциальной диагностики нормальных и некротизированных тканей.

Четвёртая стадия характеризуется развёртыванием внесосудистых изменений — хемотаксисом эмигрировавших лейкоцитов к очагу воспаления и фагоцитозом повреждённых клеток и тканей. В этот период КМ, внесённый в область воспаления, локализуется в очагах набухания и некроза с проявлением микродре-нирующих свойств. Капиллярный отток жидкости из раны обусловлен перепадом осмотического давления раствора электролита по обе стороны межфазной границы, образуемой псевдоожиженым слоем КМ и сжимающейся биополимерной сеткой, а накопление КМ в зоне некроза — избыточным количеством свободной воды. Внесение К М на данном этапе воспаления приводит к усилению фагоцитоза.

В репаративной стадии воспаления аппликация КМ приводит к чёткой картине распределения частиц в зависимости от пролиферативных процессов, а именно, в зонах активной пролиферации прилипание частиц не имеется, а в участках некроза отмечается прочное связывание частиц. В этих условиях, когда увеличивается потребления кислорода, повышается потребление углеводов, жиров, аминокислот, минеральных солей и особенно воды, вносить КМ, который снижает р02, рН и окислительно — восстановительный потенциал, нецелесообразно и возможно только в целях диагностики динамики заживления и наличия очагов некроза.

В случае инфекционного воспаления уже на первой стадии отмечается фиксация КМ как клетками, так и межклеточным веществом, особенно лимфатической тканью. Активное депонирование КМ происходит в очаге хронического воспаления. По направлению к периферии степень накопления частиц уменьшается. В очагах хронического воспаления наибольшее количество частиц находятся в некротических участках, далее в просвете сосудов и наконец в клетках гранулёмы. Из очага некроза частицы выводятся медленнее, чем из других зон.

Поиск эффективных способов защиты организма от действия патогенных микроорганизмов и токсических веществ, разработка методов управляемого воздействия на органы-мишени неразрывно связаны с созданием и использованием новых композиционных материалов. Перспективные в этом отношении исследования вот уже около тридцати лет проводятся с синтезированными по бионическому принципу КМ. Используемые в биологии и медицине коллоиды магнетита, стабилизированные биологически-активными веществами, могут обладать свойствами детоксицирующих систем, активации иммунных механизмов и выделительных функций.

В различных областях биологии и медицины используются различные типы КМ и разные способы их применения, включая сочетание их действия, в первую очередь, с действием постоянных МП различной напряженности, ВЧ- и СВЧ-излучениями и ультразвука.

Из медико-биологических задач, решаемых с использованием магнитных частиц, можно отметить, например, такие: разделение клеточных смесей, выделение моноклональных антител из гибридомной культуры клеток, получение им-мунодиагностических препаратов, выделение фагоцитов человека и животных, иммобилизация ферментов, избирательное контрастирование клеток и молекулярных структур при электронной микроскопии, определение жизнеспособности и активности клеток, и др. диагностические тесты.

В том же ключе решаются вопросы моделирования заболеваний, как например, моделирование иммунодефицитного состояния, моделирование диссеми-нированного свертывания крови, моделирование гепатопатии и нефропатии, исследование внутриклеточных движений и др-

Во всех случаях используются основные свойства КМ — то что частицы управляемые МП, являются электронноплотными, легко проникают в микроциркулярное русло и живые клетки (размер частиц соизмерим с размером белковой глобулы и толщиной мембраны).

Наиболее важным звеном в технологическом процессе изготовления КМ является стабилизация наномагнетита в воде. Для решения данной задачи используется как бионический принцип обратимого перевода мономеров: в мицеллы за счет дифильных молекул, входящих в состав биологических мембран, лекарственных веществ и др., так и создание капсул, электростерической оболочки или полимерной матрицы.

Анализ физико-химических свойств КМ показывает, что они с успехом могут быть использованы при решении фундаментальных и прикладных задач биологии и медицины. Теоретический аспект в данном случае заключается в возможности выяснения механизмов взаимодействия биологического обьекта с электромагнитными полями. Практическая сторона связана с совершенно уникальными возможностями диагностики, эффективного ввода и сбора информации, управления лечебным процессом, а также моделирования функциональных систем организма. Особенности функционирования биологических систем накладывают весьма жесткие требования к веществам медико-биологического назначения. В зависимости от назначения, КМ должны удовлетворять следующим основным условиям:

— не оказывать токсического действия на всех уровнях организма- сохранять стабильность в биологических средах- иметь высокую намагниченность- сохранять реологические, гидродинамические, механические и другие свойства при наполнении их биологически активными веществами и введении в биологический обьект. Перечисленные условия требуют комплексного решения разнообразных научно-практических задач. Первостепенными являются следующие: исследование токсичности, подбор стабилизатора, изучение динамики накопления и выведения магнитных жидкостей из организма, возможность локального контроля, наполнение биологически активными веществами.

Результаты, полученные при лечении животных и человека оказались более чем обнадеживающими. Так, при лечении гнойных ран, обнаружено, что частицы КМ локализованные на мембране золотистого стафилококка, приводят к ее разрушению. Здесь же были выявлены эффекты дренирования и дегидратации раневой поверхности псевдо ожиженным магнитным слоем, активация макрофагов, увеличение межклеточной адгезии, адсорбция и дезинтеграция токсинов. Это не удивительно, т.к. ВДЧ магнетита обладают высокой электронной емкостью поверхностного слоя, характерной активной электронной структурой, определяемой ионными переходами Fe2+ и Fe3+, и, как следствие проявляют адсорбционные и каталитические свойства.

Основные противопоказания к применению КМ — это остеомиелит и микозы. Это, возможно, определяется способностью ФК, находящихся во внешнем МП, растворять нерастворимые в воде соединения, в частности комплексы кальция. Чем вызывается активация грибковой флоры до сих пор не ясно. Не изучены также вирусные инфекции и онкологические заболевания.

ПоказатьСвернуть

Содержание

Список сокращений.

Глава I. Литературный обзор.

1.1. Получение и некоторые физико-химические свойства коллоидных ферромагнетиков.

1.2. Химическая модификация коллоидных ферромагнетиков.

1.2.1. Коагуляция и флокуляция ферроколлоидов.

1.3. Поверхностные электронные состояния в высоко дисперсных металлических частицах.

1.4. Магнитные свойства коллоидных ферромагнетиков.

1.5. Магнитный резонанс ферроколлоида.

1.6. Физико-химические свойства живой системы.

1.6.1. Уровень организации и свойства живой системы.

1.6.2. Биологические мембраны и их функции.

1.7. Физико-химические свойства мембранных систем.

1.7.1. Гидрофобные взаимодействия и устойчивость мембран.

1.7.2. Молекулярные взаимодействия в мембранах.

1.7.3. Взаимодействие коллоидных металлов с живыми клетками.

1.7.3.1. Флокуляция и хемотаксис живых клеток в присутствии коллоидных металлов.

1.7.4. Применение коллоидных ферромагнетиков в биологии и медицине.

Выводы по главе 1.

Глава II. Методика получения и физико-химические свойства коллоидов магнетита.

2.1. Получение и физико-химические свойства частиц магнетита.

2.2. Исследование фотостабилизации коллоидного магнетита.

2.3. Получение ферроколлоидов медико-биологического назначения.

2.3.1. Ферроколоид, стабилизированный альбумином.

2.3.2. Ферроколоид, стабилизированный лецитином.

2.3.3. Ферроколоиды, с растворяющейся дисперсной фазой, стабилизированные лимонной кислотой и салицилатом натрия.

2.4. Изотермы адсорбции биологически активных веществ на магнетите.

2.4.1. Адсорбция альбумина на магнетите.

2.5. Магнитный резонанс в ферроколлоидах.

2.5.1. Линия поглощения суспензии магнетита.

2.5.2. Ферромагнитный резонанс в коллоидах магнетита.

2.5.3. Электронный магнитный резонанс ферроколлоида, стабилизированного лимонной кислотой.

2.5.4. Спектры ФМР ферроколлоидов, стабилизированных альбумином и лецитином.

2.6. Редокситные свойства ферроколлоидов.

2.7. Магнитная структура модифицированного НМ.

Глава III. Гетеровзаимодействие коллоидного магнетита с микробами.

3.1. Избирательность антимикробного действия коллоидного магнетита к клеткам.

3.2. Влияние стабилизаторов КМ на антимикробное действие.

3.3. Обсуждение результатов.

3.3.1. Капиллярные и термофлуктуационные эффекты при адагуляции КМ на бактериальной стенке.

Глава IV. Экспериментальное исследование и моделирование динамики коллоидного магнетита в организме.

4.1. Распределение К М в органах и тканях животных.

4.2. Двухкамерная модель динамики КМ в организме.

4.3. Диффузионно-кинетические закономерности распределения

КМ в межклеточном пространстве.

4.4. Кинетическая модель описания транспорта КМ в организме.

Глава V. Применение ферроколлоидов при исследовании и моделировании медико-биологических процессов.

5.1. Малые частицы магнетита- метки для биологических исследований.

5.2. Коллоидные частицы магнетита в микроциркуляционном русле.

5.2.1. Моделирование гиперкоагулемии.

5.2.2. Фильтрация К М в терминальном русле.

5.3. Эпителиоидная гранулема.

5.4. Моделирование токсической гепатопатии.

5.5. Моделирование асептического перитонита-.

5.6. Моделирование иммунодефицитного состояния.

Глава VI Результаты испытания КМ при лечении трудно заживающих язв нижних конечностей.

6.1 Обсуждение результатов.

Список литературы

1. Петрянов-Соколов И. В. Коллоидная химия и научно-технический прогресс// ЖВХО им Д. И. Менделеева. 1989. Т. 34. № 2. С. 3−6

2. Бейлис В. Коллоидное состояние в медицине и физиологии. М. -Л.: Госиздат. 1925. 72 С.

3. Дерягин Б. В. Духин С.С., Листовничий А. В. Устойчивость суспензий живых клеток и диэлектрофорез // Коллоидн. журн. 1985. Т. 47. № 3. G. 450−468

4. Ульберг З. Р. Дарамушка В.И., Духин А. С., Овчаренко Ф. Д. Трансмембранный потенциал как фактор, определяющий закономерности электроповерхностных явлений в клеточных суспензиях //Докл. акад. наук СССР. 1988. Т. ЗОЗ. № 3. С. 738−741.

5. Овчаренко Ф. Д. ЭстреллаЛьопис В.Р., Гаврилюк А. И. Ближняя агрегация микроорганизмов и минеральных частиц. // Коллоид, жур. 1988. Т. 50. № 1. С. 54−62.

6. Ульберг З. Р. Карамушка В.И., Грузина Т. Г. и др. Влияние протонофоров на гетерокоагуляцию бактериальных клеток и минеральных частиц //Коллоид, ж. 1990. Т. 52. № 1. С. 172−175.

7. Дерягин Б. В., Голованов М. В. Об электромагнитной природе сил отталкивания, формирующих ореолы вокруг клеток //Коллоид, ж. 1996. Т. 48. № 2. С. 248−250.

8. Frolich Н. Adv. in Electronics and Electronics and Electron Physics. 1980.V. 53. P. 89

9. Овчаренко Ф. Д., Ульберг 3.P., Перцов H.B. Гетерокоагуляция микроорганизмов с дисперсными системами //ЖВХО им. Д. И. Менделеева. 1989. Т. 34. № 2. С. 15−22.

10. Akhalaya M.G., Kakiashvili M.S., Zakaraya К. A., Perelman М.Е. On the biomagnetism of cells //Phys. lett. 1984. V. 101 A. № 7.P. 367−370.

11. Ибн Сина Авиценна. Канон врачебной науки. В 2-х т. М. :ГИЗ, 1956.

12. Бибик Е. Е., Бузунов О. В. Достижения в области получения и применения ферромагнитных жидкостей. М.: ЦНИИ & quot-Электроника"-. 1979. Сер. 6. Материалы. Вып.7 (660).

13. Пирузян Л. А., Кузнецов А. А., Чиков В. М. О магнитной гетерогенности биологических систем // Изв. АН СССР сер. биол. 1980. № 5. С. 645−653.

14. Пирузян Л. А., Кузнецов А. А., Семёнов С. М., Чиков В. М. О кинетике диффузионных процессов в магнитогетерогенных суспензиях биологических частиц // Изв. АН СССр сер. биол. 1980. № 6. С. 826−830.

15. Федоров Ю. И. Высоко дисперсные порошки металлов новый класс биологически активных веществ. Автореф. дис. докт. биол. наук. Купавна: ИХФ АН СССР. 1983. 71 С.

16. Федоров Ю. И., Бурлакова Е. Б., Ольховская И. П. К вопросу о возможности применения мелкодисперсных порошков металлов в качестве биологически активных соединений//Докл.А.Н. СССР. 1989.Т. 248. № 5. С. 1277−1281.

17. Бибик Е. Е. Коллоидные ферромагнетики// ЖВХО им. Д. И. Менделеева. 1989. Т. 34. № 2. С. 68−74.

18. Фертман В. Е. Магнитные жидкости. Мн.: Высш. шк. 1988. 184 С.

19. Jolivet J. -P., Massart R., Fruchart J.M. Syntesis and physiochemical study on nonsurfactant magnetic colloids in aqueus medium// Now J. Clin. 1981. № 7(5). P. 325 331.

20. Берестнева З. Я., Каргин B.A. О механизме образования коллоидных частиц// Успехи химии. 1955. Т. 24. № 3. С. 249−259.

21. Фольмер М. Кинетика образования новой фазы. М.: Наука. 1986. 208С.

22. Shuelle W.J., Deetscreek V.D. Preparation, growth and study of ultrafine ferrite particles//J. Appl. Phys. 1961. V. 32.№ 2. P. 235

23. Elmore W.C. Ferromagnetic colloid for studying magnetic structures// Phys. Rev. 1938. V. 54.№ 4. P. 309−310.

24. Грибанов H.M. Физико-химические основы технологии магнитных жидкостей//Автореф. дис. канд. хим. наук. JL: ЛТИ. 1986. 21 С.

25. Бибик-Е.Е. Влияние взаимодействия& quot- частиц* на свойства феррожидкостей// Физические свойства магнитных жидкостей/ Под ред. М. И. Шлиомиса. Свердловск: УНЦ АН СССР. 1983. С. 3−15.

26. Бибик Е. Е. Приготовление ферромагнитной жидкости //Коллоид, ж. 1973. Т. 35. № 6. С. 1141−1142.

27. Бибик Е. Е., Введенская Н. Б. Реология дисперсных систем. JL: ЛГУ. 1981.

28. Ахалая М. Г., Какиашвили М. С., Берия В. П. Способ получения коллоидного раствора магнетита // Б.И. 1983. № 26. А.с. № 1 028 602 (СССР).

29. Milonjich S.R., Kopecni М.М., Ilic Z.T. The point of zero charge and adsorption properties of natural magnetite//J. Radional. Chem. 1983. V. 78. № 1. P. 15−24.

30. Бибик Е. Е. Лавров И.С. Стабилизация ферромагнитных полидисперсных золей// Коллоид, жур. 1966. Т. 28. № 3. С. 326−327.

31. Хачатурян А. А., Лунина М. А. Адсорбционные свойства ферромагнитных порошков в различныз средах// Колоид. ж. 1985. Т. 47. № 2. С. 359−362.

32. Нечаев Е. А. Хемосорбция органических веществ из водных растворов на окислах// ЖФХ. 1982. Т. 56. № 2 С. 496−499.

33. Colloidal dispersions/Ed. J.W. Goodwin. London: Royal Chem. Soc. 1982.

34. Савченко В. И. Исследование хемосорбции кислорода и реакции окисления углерода на металлах// Успехи химии. 1986. Т. 55. № 3. С. 462−476.

35. Шлиомис М. И. Магнитные жидкости// Успехи физич. наук. 1974. Т. 112. № 3. С. 427−458.

36. Розовский А. Я. Катализатор и реакционная среда. М.: Наука. 1986.

37. Адсорбция растворов на поверхности твердых тел/Под ред. Г. Парфита, М. Рочестера. М.: Мир. 1986, 431 с.

38. Фридрихсберг Д. А. Курс коллоидной химии. М.: Химия. 1981. 368 С.

39. Бибик Е. Е., Матыгуллин В-Ю., Райхер Ю. Л., Шлиомис М. И. Магнитостатические свойства коллоидов магнетита//Магн. гидродинамика. 1973. № 1: С. 68−73.

40. Щукин Е. Д., Перцов А. В., Амелина Е. А. Коллоидная химия. М.: МГУ. 1982. 348 С.

41. Розенцвайг Р. Феррогидродинамика// Успехи физич. наук. 1967. Т. 92. № 2. С. 339−343. 43. Неппер Д. Стабилизация коллоидных дисперсий полимерами. М.: Мир. 1986. 487 С.

42. Де Жен П. Идеи скейлинга в физике полимеров. М.: Мир. 1982. 368 С.

43. Желудко А. Коллоидная химия. М.: Мир. 1984. 320 С.

44. Matijevic Е. Monodispersed Colloids: Art and Science // Langmur. 1986. V2. No. 1. P: 12−20.

45. Морохов И. Д., Петинов В. И: Трусов Л. И., Петрунин В. Ф. Структура и свойства малых металлических частиц// Успехи физич. наук. 1981. Т. 133. № 4. С. 653−691.

46. Уайт Р., Джебелл Т. Дальний порядок в твердых телах. М.: Мир. 1982: 447 С.

47. Петров Ю. И. Кластеры и малые частицы. М.: Наука. 1986. 367 С.

48. Волькенштейн Ф. Ф. Электронные прцессы на поверхности плупроводников при хемосорбции. М.: наука. 1987. 432 С.

49. Лущик Ч. Б., Лущик А. Ч. Распад электронных возбуждений и образование дефектов в твердых телах. М.: Наука. 1989. 264 С.

50. Кондорский Е. И. Природа высокой коэрцитивной силы мелкодисперсных ферромгнетиков и теория однодоменной структуры// Изв. АН СССР. Сер. физич. наук. 1952. Т. 16 № 4. С. 398−411.

51. Херд К. М. Многообразие видов магнитного упорядочения в твердых телах// Успехи физич. наук. 1984. Т. 142.№ 2. С. ЗЗ 1−356.

52. Гохштейн А. Е. Поверхностное натяжение твёрдых тел и адсорбции. М.: Наука. 1976. 400с.

53. Гехт Р. С., Игнатченко В. А., Райхер Ю. Л., Шлиомис М. И. Магнитный резонанс изотропного супермагнетика// ЖЭТФ. 1976. Т. 70. № 4.С. 1300−1311.

54. Гехт Р. С., Игнатченко В. Л. Магнитодипольное уширение резонансной линии в супермагнетике//ЖЭТФ. 1979. Т. 76. С. 164−174.

55. Райхер Ю. Л. Шлиомис М.И. К теории дисперсной магнитной восприимчивости мелких ферромагнитных частиц// ЖЭТФ. Т. 67. № 9.1. С. 1060−1073-

56. Anderson J.C., Donovan В. Natural ferromagnetic resonance of magnwtite// Proc. Phys. Soc. 1960. V. 75. № 2. P. 149−151.

57. Berkovitz А.Е., Lahut J.A., Jacobs I. S et al7 Spin pinning at ferrite-organic interface// Phys. Rev. Lett. 1975. V. 34. № 10. P. 594−597.

58. Слинкин А. А. Применение метода ферромагнитного резонанса в исследованиях гетерогенных катализаторах// Успехи химии. 1968. Т. 37. № 8. С. 1521−1543.

59. Sharma V.K., Waldner F. Superparamagnetic and ferromagnetic resonance of ultrafine magnetite (Fe304) particles in ferrofluids// J. Appl. Phys. 1977. V. 48. № 10. P. 4298−4302>

60. Shliomis M. I, Raikhner Yu.L. Experimental investigation of magnetic fluids // IEEE Trans. Magn. 1980. V. 16. № 2. P. 237−250.

61. Ройцин А. Б., Маевский B.M. Электронный парамагнитный резонанс поверхности твёрдых тел//Успехи физич. наук. 1989. Т. 159. № 2. С. 297−335.

62. Чанг Р. Физическая химия с приложениями к биологическим системам. М.: Мир. 1980. 662 С.

63. Поликар А. Молекулярная цитология мембран живой клетки и ее микроокружение. Новосибирск: Наука. 1975. С. 183.

64. Иванов А-А., Гладских О. П., Кузнецова А. В., Данилова Г. И. Межклеточные и клеточно-матриксные взаимодействия в патологии // Молекулярная медицина. 2005. № 2. С. 16−20.

65. Маленков А. Г., Гуич Г. А. Межклеточные контакты и реакция ткани. М.: Медицина. 1979. С. 136.

66. Франклин Т., Сноу Дж. Биохимия антимикробного действия // М.: Мир, 1984. 240с. 73. Флоренс А. Т. Биологическое значение мицеллообразования /Мицеллообразование, солюбилизация и микроэмульсии. М. Мир. 1980. С. 42−62.

67. Леви Т., Сиковиц Ф. Структура и функции клетки. М.: Мир. 1971. 584 С.

68. Романова Ю. М., Бошнаков Р. Х., Баснаков Т. В., Гинцбург А. Л. Механизмы активации патогенных бактерий в организме хозяина // Ж. микробиол. 2000. № 4. С. 7−11.

69. Езепчук Ю. В. Патогенность как функция биомолекул. М.: Медицина. 1985. 240 С.

70. Singer S.J. The molecular organization of membrane s//Annu. Rev. Biochem. 1974, V. 43.P. 805−807.

71. Singer S.J., Nicolson G.L. The fluid mosaic model of the structure of cell membranes//Science, 1972. V. 175. P. 720−721.

72. Айтьян G.X., Белая М. Л., Чизмаджев Ю. А. Дальние взаимодействия Мембран/Биофизика мембран/ Под ред. Ю А. Овчинникова и др. М.: ВИНИТИ. 1984 Т.З. С. 5−48.

73. КагаваЯ. Биомембраны. М.: Высшая школа. 1985. 300 С.

74. Биополимеры/ Под ред. Иманиси Ю. М.: Мир. 1988. 544 С.

75. Уильяме Р. Дж.П. Связывание ионов металлов с мембранами и его последствия/Биологические мембраны/Под ред. Парсона Г. М.: Атомиздат. 1978. С. 118−137.

76. Альберте Б., Брей Д., Льюис Дж. и др. Молекулярная биология клетки. В 5-и т. М.: Мир. 1986. 84. а Шлегель П. Общая микробиология. М.: Мир. 1987. 567 С.б. Овод В. В., Вершигора А. Е. Адгезивность бактерий// Успехи совр. биол. 1982, Т. 94.№ 2. С. 213−224.

77. Бухарин О. В., Усвяцов Б. Я., Чернова О. Л. Биология патогенных кокков М.: Медицина. 2002.

78. Стейниер Р., Эдельберг 3, Ингрем Дж. Мир микробов. М: Мир, В 3-х т. М.: Мир, 1979. Т.1. 319С.

79. Овчинников Ю. А., Иванов В. Т., Шкроб A.M. Мембранно-активные комплек-соны. М.: Наука, 1974,463 С.

80. Накагаки М. Физическая химия мембран. М.: Мир, 1991. 255с.

81. Ивенс И., Скейлак Г. Механика и термодинамика биологических мембран. М.: Мир. 1982. 304 С.

82. Mitchison J.V., Swann M.M. The mechanical properties of the cell surface//J. Exp. Biol. 1954. V. 31. P. 443.

83. Рубин А. Б. Биофизика, M.: Высш. шк. 1987. Т. 2. С. 20−30.

84. Щукин Е. Д., Перцов А. В., Амелина Е. А. Коллоидная химия. М.: МГУ. 1982. 352 С.

85. Журков С. Н. Физические свойства прочности. Наука и человечество. М.: Знание, 1973. 177с.

86. Измайлова В. Н., Ребиндер П. А. Структурообразование в белковых системах. М.: Наука, 1974. 263с.

87. Измайлова В. Н., Ямпольская Г. П., Сумм Б. Д. Поверхностные явления в белковых системах. М.: Химия, 1988. 240с.

88. Дерягин Б. В., Чураев Н. В., Муллер В. М. Поверхностные силы. М.: Наука. 1987. 398 С.

89. Дерягин Б. В. Теория устойчивости коллоидов и тонких пленок. М.: Наука. 1986,206с.

90. Илялетдинов А. Н. Микробиологическое превращение металлов. Алма-Ата.: Наука. 1984. 268 С.

91. Tsao H.R., Hsu J. P, Diffusion-controlled autocatalytic reaction: a posible driving force for microbial flocculation// J. Col loid and Interface Sci. 1990. V. 13 5. № 1. P. 246−2 51.

92. Karavako G.Y., Sedelnicova G.V., Fridman J.D. et al Biotechnology of the extraction of metals// Econ. Bull. Eur. 1986. V. 38. № 2. P. 148−151

93. Huler G. Huler H., Steller K.O. Isolation and characterization of now7metal-mobilizing bacteria// Biotechnol. and Bioeng. Symp. 1986. № 6, P. 239−251.

94. Hughes M.N., Poole R. K, Metal mimicry and metal limitation in studies of metal-microbe interaction//Metal-microbe Interact. Symp. Cell Biol. Group Soc. Gen. Microbiol. Oxford etc. 1989. P. l-17.

95. Торшин С. ПГ, Удельнова T.M., Ягодин Б. А. Микроэлементы, экология и здоровье человека// Успехи совр, биологии. 1. 990. Т. 109. № 2, С. 279−292

96. Ульберг З. Р., Гарбара С. В., Степаненко В. Г., Перцов Н. В. Флокуляция микроорганизмов на поверхности частиц твердой фазы// Коллоид, жур. 1989. Т. 51. № 5. С. 950−955

97. Lovenstam Н.А. Mineral formed by organizms// Science. 1981. V. 211. P. 11 261 131.

98. Lovenstam H.A., Weiner S. Mineralization by otganizms and the evolution of biomineralization// Biomineralization and Biological Metal Accumulation/ P. West-brock and E, W de Long, eds, Reidel, Dordrecht. 1983. P. 191−203.

99. Pohl H.A. Naturalctllular electrical resonance// Int. J. Quantym Chern. 1982, № 97 P. 399−409.

100. Ахалая М. Г., Какиашвили M. C, Закарая К. А. О взаимодействии патогенных бактериальных клеток с ультрадисперсными магнитными частицами/ Биокибернетика и биофизика, Тбилиси: Мецниереба, 1989, С 3−7.

101. Хьюз М. Неорганическая химия биологических процессов. М.: Мир. 1983. 410 С. Неорганическая химия в 2 т. // Под. ред. Г. Эйхгорна. М.: Мир, 1978.

102. Уильяме Д. Металлы жизни. М.: Мир. 1975. 236 С.

103. Iske U., Hubner К., Herold W. Investigation and the connection between tht electrophoretic mobility metal uptake//Acta biotechnol. 1990. V. 10. № 6.P. 541−549.

104. Маркушев C.A., Ковалевская A.H., Сафронов П. П. и др. Бактериальная перекристаллизация золота// Докл А Н СССР. 1989. Т. 308. № 2. С. 482−483.

105. Коробушкина Е. Д., Бирюзова В. И., КоробушкинаИМ. и др. Зарождение кристаллов золота в клетках дрожжей и его аккумуляция//Докл АН СССР. 1989. Т. 304. № 2. С. 431−432.

106. Овчаренко Ф. Д., Ульберг З. Р., Гарбара С. В. и др. Механизм биогенного формирования аутигенных включений золота в тонко дисперсных осадках// Докл А Н СССР. 1985. Т. 284. М-3. С. 711 -713.

107. Овчаренко Ф. Д., Перцов Н. В., Ульберг З. Р. и др. Исследование взаимодействия Bacillus subtilis с частицами коллоидного золота методом ИК-спектроскопии// Коллоид, жур. 1987. Т. 49. № 5. С. 898−902.

108. Byerley I, J., Schareri J.M., Rioux S. Reactions of precious metal complexis with biopolimers// Biohydrometallurgy Proc. the Int. Symp. Ottawa: CANMET. 1989. P. 301 316.

109. Ульберг 3.P., Марочка JI.F., Полищук T.A., Перцов Н. В. Механизмы коагуляции клеток микроорганизмов электролитами// Коллоид, жур. 1989. Т. 51. № 4. С. 740−744.

110. Перельман А. И. Биокосные системы Земли. М.: Наука. 1977.С. 160.

111. Бейли К. Металлические загрязнения пищевых продуктов. М.: Агро-промиздат. 1985. 184 С.

112. Мур Дж. В, Рамамурти С. Тяжелые металлы в природных водах. М.: Мир. 1987. 288 С.

113. Марголис Л. Б., Намиот A.A., Клюсин Л. М. О возможности сортировки клетки с помощью магнитолипосом// Биофизика. 1983. Т. 23. № 5. С. 884−885.

114. Molday R.S., Mackenzie L/ Immunospecific ferromagnetic iron-dextran reagents for the labeling and magnetic separation of cells// J. Immun. Veth. 1982 N. 52. P. 353−367.

115. Halling P.I., Dunnill P. Magnetic supports for immobilized enzimes and bioaffinity adsorbents// Enzime Microb. Technol. 1980. V.2. № 2. P. 2−10.

116. Nakamura Т., Konno К., Notone T. et al. Biological aspects of ferromagnetic fine particles//J. Appl. Phys. 1971. V. 42. № 4. P. 1320−1324.

117. Плявиньш Ю. А. Магнитофорез и магнитные свойства клеток крови и микрокапсул на их основе. Автореф. дис. канд. ф. -мат. наук. М.: МГУ, 1985. 16 С.

118. Русецкий А. Н., Рууге Э. К. Гемодинамические аспекты магнитонаправленного транспорта лекарств// Бюл. ВКНЦ АМН СССР. 1984. № 1. С. 85−90.

119. МО. Сургуладзе Б. В. Применение коллоидного магнетита для лечения перитонита. Автореф дис. к.м.н. Тбилиси. 1990. 21 С.

120. Г. Данилов Ю. Н., Гудченко С. А., Самохин Г. Г. и др. Концентрирование в кровеносной системе магнитных эритроцитов как основных носителей// Бюл. Эксп. биол. и мед. 1985. Т. 100. № 12. С. 701−702.

121. Widder К., Flouret G., Senyei A. Magnetic mictospheres: syntesis of a novel parental drug carrier// J. Pharm. Sci. 1979. V. 68, № 1. P. 79−82.

122. Шорт Дж.Т., Тернер П. Ф. Применение физической гипертермии для лечения злокачественных новообразований// ТИИЭР. 1980. Т. 68. № 1. С. 157−169. Нб. Кузнецов А. А., Чиков В. Н" Дятлова Т. В. Новый метод биотестирования // ВСТ, 1994, № 7, С. 7−8.

123. Roth D.A. Occlusion of interctanial aneurisms by ferromagnetic trombs // J. Appl. Phys. 1969. V. 40. № 3. P. 1044−1045.

124. Ахалая М. Г., Какиашвили M.C., Берия В. П. Перспективы применения магнитных жидкостей в биологии и медицине/ Физические свойства магнитных жидкостей. Свердловск: УНЦ АН СССР. 1983. С. 115−121

125. Zeemputter S.E. Horisberger М. Immobilization of enzimes on magnetic particles//Biotechnol. and Bioeng. 1974. V. 16. № 3. P. 385.

126. Ахалая М. Г., Какиашвили M.C., Хабурзания Г. В., Саниблидзе М. Г. Способ детоксикации организма. А.С.№ 1 638 856 (СССР) от 17. 07. 87 г.

127. Иванов П. К., Голенкина К. А. Иммуномагнитные сорбенты в онкологии // Сб. докл.1 Симпозиума по применению биомагнитных носителей в медицине. М.: ИБХФ РАН, 2001. С. 39−49.

128. Kuznetsov А.А., Filippov V.I., Alyautdin R.N., Torshina N.I., Kuznetsov О.А. Application of magnetic liposomes for magnetically guided transport of muscle relaxants and anticancer photodynamic drugs//JMMM 225, 2001. P. 95−100.

129. Ахалая М. Г., Какиашвили M.C., Вольтер E.P., ТабагуаМ.И., Берия В. П. Способ определения уровня активности фагоцитоза лейкоцитов. Ах. № 1 403 796. ДСП.

130. Ахалая М. Г., Берия В. П., Вольтер Е. Р., Какиашвили М. С., Санеблидзе Л. Г. Способ моделирования эпителиоидной гранулемы. Заявка № 4 939 672/14 (44 208). Полож. решение от 03. 01. 92.

131. Вольтер Е. Р., Табагуа М. И., Берия В. П., Какиашвили М. С. Способ определения количества жизнеспособных клеток бактерий. А.с. № 1 400 283. ДСП.

132. Ахалая М. Г., Какиашвили М. С., Берия В. П. Способ получения ферромагнитной жидкости. А.с. № 960 126 от 27. 11. 80 Б.И. 1982. № 35.

133. Веденов А. А. Физика растворов. М.: Наука, 1984. 108с.

134. Лаврентьев И. П., Хидекель М. Л. Окислительное растворение переходных металлов в жидкой фазе. Роль кислорода и оксидной плёнки на поверхности // Успехи химии. 1983. Т. 52. № 4. С. 596−618.

135. Ахалая М. Г., Какиашвили М. С., Закарая К. А., Вольтер Е. Р. и др. Исследование адсорбционных свойств магнитных жидкостей медицинского назначения. Тез. докл. XII Рижского совещания по магнитной гидродинамике. Саласпилс: ИФ А Н Латв. ССР, 1987, т.4.

136. Алехин В. П., Вольтер Е. Р., Гальченко Ю. Л. Исследование ферромагнитного резонанса в коллоидах магнетита. М.: Деп. ВИНИТИ № 8692-В 88. 8с

137. Морисон С. Химическая физика поверхности твердого поля. М.: Мир, 1980. 488 с.

138. Казанский В. Б. Расчет профиля потенциальной энергии каталитических реакций из спектральных данных // Физическая химия. Современные проблемы. М.: Химия, 1982. С. 7−38.

139. Ахалая М. Г., Вольтер Е. Р., Какиашвили М. С. Исследования фотостабилизации коллоидного магнетита // Тез. докл. VI Всесоюзн. Конференции по магнитным жидкостям. -М.: МРУ 1991 T. l С. 14−15.

140. Брусенцов Н. А., Брусенцова Т. Н., Барышников А. Ю., Полянский В. А., Шумаков Л. И., Вольтер Е. Р. Проблемы гипертермии // там же, с. 248−253.

141. Ахалая М. Г., Какиашвили М. С., Берия В. П., Закарая К. А., Табагуа М. И., Вольтер Е. Р. Способ получения магнитной жидкости для биологических исследований А.с. № 1 185 804. Гриф & laquo-Т»-.

142. Ахалая М. Г., Какиашвили М. С., Вольтер Е. Р., Табагуа М. И. Способ получения коллоидного раствора магнетита. А.с. № 1 405 600. ДСП.

143. Ахалая М. Г., Какиашвили М. С., Вольтер Е. Р. Способ получения магнитной жидкости. А.с. № 1 403 795. ДСП

144. Зельдович Я. Б., Бучаченко Я. Н., Франкевич Е. Л. Магнитоспиновые эффекты в химии и молекулярной физике // Успехи физич. наук, 1988. Т. 155. № 1. С. 3−46. 171

145. Бойер Е. Шретцман П. Обратимое присоединение кислорода комплексами металлов// Структура и связь. М: Мир, 1969. С. 273−355.

146. Горичев И. Г., Киприянов Н. А. Кинетические закономерности процесса растворения оксидов металлов в кислых средах // Успехи химии. 1984. Т. 53. № 11. С. 1790−1826.

147. Жаворонков Н. М., Нехорошее А. В., Гусев Б. В. и др. Свойство коллоидных систем генерировать низкочастотный переменный ток// Докл. АН СССР. 1983. Т. 270. № 1. С. 124−128.

148. Broekhoven van Е.Н., Ponec V. Surface chemistiy of small particles // Surface Sci. 1985. V. 162. 31−3. P. 731−741.

149. Бовенко B.H. Основные положения автоколебательной модели предразрушаемого состояния твёрдых тел // Докл. АН СССР. 1986. Т. 286. № 5. С. 1097−1101.

150. Jolivet J. P., Tronc E. Interfacial electron transfer in colloidal spinel iron oxide conversion of Рез04 — у ГегОз in aqueous medium // J. Colloid and Interface Sci. 1988. V. 125. no2. P. 668−701.

151. Тарел Д., Гарел О. Колебательные химические реакции. М.: Мир, 1986. 148 с.

152. Портная И. Б., Степина О. А., Козачинская Н. О. и др. Исследование оседания концентрированных суспензий // Коллоид.ж., 1987. Т. 49., № 3, с. 593−596:

153. Мурцовскин В. А. Дальнодействующие взаимодействия частиц в электролитах // Коллоид.ж. 1987. Т. 49., № 3. С. 584−589.

154. Хачатурян А. А., Лунина М. А. Адсорбционныесвойства ферромагнитных порошков в различных средах // Коллоид.ж. 1985. Т. 47. № 2. С. 359−362.

155. Какиашвили М. С., Вольтер Е. Р. Влияние защитных оболочек и кислорода на микроструктуру дисперсных частиц магнитных жидкостей. В кн.: Структурные свойства и гидродинамика магнитных коллоидов. Свердловск: УНЦ АН СССР, 1986, с. 35−43

156. Ахалая М. Г., Вольтер Е. Р., Какиашвили М. С. Изучение свойств магнитных жидкостей методом ЭПР-спектроскопии. Тез. докл. V Всесоюзн. конференции по магнитным жидкостям. М.: МГУ, 1988.

157. Арутюнян В. М. Физические свойства границы полупроводник-электролит // успехи. физич. наук. 1989. Т. 158. № 2. С. 255−291.

158. Pohl Н. A. Natural Cellular electrical Resonances // Int. J. Quantum / 1982. № 9.P. 399−409.

159. Зубаиров Д. М. Биохимия свёртывания крови. М.: Медицина, 1978. 170с.

160. Блюменфельд Л. А. Решаемые и не решаемые проблемы биологической физики. -М.: УРСС, 2002, с. 115−121.

161. Ахалая М. Г., Какиашвили М. С., Вольтер Е. Р. Экспериментальное исследование и моделирование динамики магнитных жидкостей в организме. В кн.: Биокибернетика и биофизика. Тбилиси: Мецниереба, 1989, с. 8−28.

162. Ahalaya M.G., Kakiashvili M.S., Volter E.R. Investigation of the mechanism of magnetic fluid interactions with biological structures. Fifth international conference on magnetic fluids. Abstracts. Riga, 1989, p 266−267.

163. Ahalaya M.G., Kakiashvili M.S., Volter E.R. Antiinflammatory effects on magnetic fluid. Sixth international conference on magnetic fluids. Abstracts. Paris, 1992.

164. Ахалая М. Г., Вольтер E.P., Какиашвили M.C., Сургуладзе Б. Г., Эмухвари Д. Г. Способ моделирования асептического перитонита. Б.И., 1991, № 18. А.с. № 1 649 595.

165. Ахалая М. Г., Берия В. П., Вольтер Е. Р., Какиашвили М. С., Какубава В. В. Способ моделирования иммунодефицитного состояния. А.с. № 1 681 669. ДСП.

166. Ахалая М. И., Какиашвили М. С., Берия В. П., Вольтер Е. Р. Способ моделирования гиперкоагулемии. Б.И., 1992, № 3. А.с. № 1 707 618.

167. Ахалая М. Г., Вольтер Е. Р., Какиашвили М. С., Какубава В. В., Табагуа М. И. Способ моделирования нефропатии. Заявка № 4 902 948/14 (5 968). Полож. решение от 21. 06. 91.

168. Ахалая М. Г., Какиашвили М. С., Вольтер Е. Р., Хачатрян P.M. Способ индикации анаэробных бактерий в биологическом материале. А.с. № 1 757 323. ДСП.

169. Вольтер Е. Р., Глущенко Н. Н. Физико-химические аспекты применения магнитных жидкостей в экспериментальной биомедицине // Сб. научн. трудов IX международной Плесской конференции по магнитным жидкостям. Иваново: ИГЭИ. 2000. С. 349−351

170. Ахалая М. Г., Какиашвили М. С., Вольтер Е. Р., Дзидзигури Д. Ш., Какиашвили Я. М. Способ получения коллоидного раствора магнетита. А.с. 1 817 443. ДСП.

171. Клингер Н. И., Лущик Ч. Б., Машовеч Т. В. и др. Создание дефектов в твёрдых телах при распаде электронных возбуждений // УФН, 1985. Т. 147. № 3. С. 523−558.

172. Kakubava V.V., Kikoria A.D., Volter E.R. In heterointeraction of purnient round microbes and colloidal magnetite particles, Intern. Symp. Magn. Carriers. Biol. Clin. Appl. ISMC9 99. Abstracts. Wubian. China 1999.

173. Григорян А. В., Гостищев В. И. Толстых П.И. Трофические язвы. М.: Медицина, 1972. -208с.

174. Kakubava V.V., Kikoria A.D., Volter E.R. In heterointeraction of purnient round microbes and colloidal magnetite particles, Intern. Symp. Magn. Carriers. Biol. Clin. Appl. ISMC9 99. Abstracts. Wubian. China 1999.

175. Саркисов Д. С., Пальцин A.A., Музыкант Л. И. и др. Морфология раневого процесса// Раны и раневая инфекция/ Под ред. М. И. Кузина, Б. М. Костючонок. М.: Медицина, 1990. С. 38−68.

176. Гинцбург А. Л. Ильина Т.С., Романова Ю. М. «Quorum sensing» или социальное поведение бактерий // Ж. микробиол., 2003, № 5 С. 86−93.

177. Вольтер Е. Р., Ахалая М. Г., Брусенцов Н. А. Ферриколлоиды при лечении незаживающих язв и гнойных ран различной этиологии. // Труды 11-ой международной Плесской конференции по магнитным жидкостям. Иваново: ИГЭУ, 2004. с. 254−257.

178. Брусенцов Н. А., Лыков В. В. Управляемые композиционные материалы в биологии и медицине // ЖВХО им. Д. И. Менделеева, 1989. Т. 34. № 5. с. 566−572.

179. Смирнов Б. М. Фрактальные кластеры // Успехи физич. наук, 1986. т. 149. № 2 с. 177−220.

180. Балантер Б. И., Ханин М. А., Чернавский Д. С. Введение в математическое моделирование патологических процессов. — М.: Медицина 1980. с. 103−115.

181. Donian R. М., Costerton J. W. Biofilms: survival mechanisms of clinically relevant microorganism// Clin. Microbil. Rev. 2002. V. 15 P. 167−193.

182. Бухарин O.B., Усвяцов Б. Я., Хуснутдинова JI.M. Межбактериальные взаимодействия // Ж. Микробиол. 2003. № 4. С. 3−8.

183. Costerton J.W. Lewandowski Z., Caldwell D.E. e.a. Biofilms, the customized mi-croniche // Annu Rev. Microbiol. 1995. V. 49. P. 711−745.

184. Петров Ю. И. Физика малых частиц. — М.: Наука, 1982. 359 с. Петров Ю. И. Кластеры и малые частицы. М.: Наука, 1986. 368с.

185. Морохов И. Д., Трусов Л. И., Чижик С. П. Ультродисперстные металлические среды. М.: Атом издат., 1977.

186. Neilands J.B. Microbiol iron compounds // Annu Rev. Biochem. 1981. V. 50 P. 715 731.

187. Девидсон Д. Ф. Псевдоожиженный слой твердых частиц (& laquo-кипящий слой& raquo-) // Наука и человечество. М.: Знание, 1984. с. 275−283.

188. Нитман И., Дакар Ж., Стенли X. когда вязкие & laquo-пальцы»- имеют фрактальную размерность // фракталы в физике / Под. ред. Л. Пьетронеро, Э. Тозатти. М.: Мир, 1988. с. 266−281.

189. Гохштеин А. Я. Поверхностное натяжение твердых тел и адсорбция. — М.: Наука 1976. 400с.

190. Пфейфер П: взаимодействие фракталов с фракталамигАдсорбция полистирола на пористой поверхности А1 203 // фракталы в физике / Под. ред. Л. Пьетронеро, Э. Тозатти.- М.: Мир, 1988. с. 72−81.

191. Неппер Д. Стабилизация коллоидных дисперсий полимерами. М.: Мир, 1986. 487с.

192. Федер Е. Фракталы. М.: Мир, 1991. — 254с.

193. Смирнов Б. М. Аэрогели // Успехи физич. наук, 1987. т. 152. № 1. с. 133−158.

Заполнить форму текущей работой