Биогеофилософская концепция простирания жизни

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Социология
Страниц:
281


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Актуальность темы исследования

Жизнь — это уникальный комплексный геокосмический феномен материального и духовного мира, охватывающий разнопорядковые геосистемные субстраты. Среди них выделим биоценозные, лито-, гидро- и атмосферные, космоантропные, демографические, природно-социальные, психосоциальные, духовно-иоосферные компоненты человеческого бытия.

В философии и науке еще нет единой междисциплинарной концепции для объяснения специфики геосистемного простирания жизни. Это значительно затрудняет конструктивное решение многообразных сущностных проблем человеческого бытия в пространственно-временном континууме жизни. В исходном биогеофилософском смысле простирание земной жизни есть процесс и результат роста, распространения и локализации качественного и количественного многообразия живой и разумной материи в геокосмическом пространстве-времени.

Актуальность биогеофилософского осмысления простирания жизни обусловлена его значением для обеспечения безопасности жизнедеятельности в геосистемных сферах и структурах. В связи с этим актуально совершенствование цивилизационного взаимодействия природы, человека и общества в рамках единой глобальной системы с целью креативного образования и развития человека, управления безопасностью биосферы, демосферы, техносферы, ноосферы и других геосистемных сфер.

В практическом отношении на современном этапе простирания жизни можно констатировать дисбаланс различных компонентов геосистемы «природа-человек-общество». Это проявляется в целом спектре негативных явлений: преобладание смертности над рождаемостью людей, снижение уровня их здоровья, расширение спектра болезней, дезорганизация жизнедеятельности в человеческом мире. Сужается природный ареал жизни из-за сокращения на североевразийском простирании России разветвленной сети сельских и городских поселений, происходит опустынивание и депопуляция российских территорий и регионов.

Перед современной российской цивилизацией практически встала проблема исторического выживания. Эта проблема связана, прежде всего, с продовольственной безопасностью, защитой от экологических рисков, вызовов и опасностей, принявших глобальные масштабы и грозящих дальнейшему существованию и развитию человеческого рода. Вместе с тем, загрязнение и бесконтрольное разрушение биосферы, а также деформирование моральных норм и жизненных ценностей миллионов людей, представляют собой драматические факты современности, грозящие деградацией и исчезновением такого уникального геокосмического явления, как жизнь.

В целом проблематику биогеофилософского понимания констант простирания жизни предопределяет универсальный закон человеческого бытия «жизнь-смерть-бессмертие», космоантропный принцип, геокосмические категории жизни, её онтологические, аксиологические, праксиологические и другие концепты. Все они актуальны в методологическом, теоретическом и практическом отношениях, и комплексно применяются при обосновании авторской биогеофилософской концепции простирания жизни.

Степень разработанности проблемы

Настоящее исследование представляет собой философско-научный поиск и обобщение новых взглядов на основы и законы бытия и существования человека, призванные сохранять и приумножать жизненные феномены человечества в геокосмическом пространстве-времени. В процессе развития философии и науки многозначное понятие жизни формируется как квинтэссенция диалектического перехода от неорганической природы к органической и биопсихосоциальной материи человеческой и общественной жизнедеятельности. Отсюда понятна роль многочисленных направлений, концепций и теорий философии жизни.

Философия жизни порождена извечной борьбой за продолжение человеческого рода и вековыми традициями адаптации человеческой жизнедеятельности к законам природы и общества. Следует согласиться с далеко не эсхатологическим суждением (А.Н. Кочергин, 2003), что современная философия, отвечая на свои извечные вопросы о смысле человеческого бытия, должна стать, прежде всего, философией выживания и сохранения человечества на Земле. Этот посыл философии жизни даёт импульс новому биогеофилософскому направлению, основным предметом которого становится особенная форма устойчивого развития окружающих человеческий род глобальной и региональных геосистем «природа-человек-общество».

Основополагающим для биогеофилософского анализа простирания земной жизни является универсальный закон человеческого бытия, первые шаги к постижению которого были сделаны философами Древнего мира -Анаксимандром из Милета, Пифагором, Лао-цзы и др. По сути, извечно решались биогеофилософские проблемы о бесконечном и вечном простирании жизни, о геокосмической беспредельности человеческого существования. В древнегреческой натурфилософии космологические модели жизни рассматривались посредством последовательного введения её бинарных оппозиций на основе признания единства микрокосма, макрокосма и космоантропной организации хаоса жизни.

В натурфилософии в русле концепции & laquo-философии действительности& raquo- жизнь определена как результат деятельности сил природы, постепенно охватывающий все большую и большую область геокосмического пространства-времени. Философский смысл простирания жизни нашел отражение в теориях возникновения жизни на Земле абиогенным путем (А.И. Опарин, Дж. Холдейн, С. Фоке, С. Миллер, Г. Меллер), в эволюционной теории Ч. Дарвина, в биогенетическом законе (Ф. Мюллер, Э. Геккель, А.Н. Северцов), в законе необратимости эволюции (Л. Долло) и законе биогенной миграции атомов (В.И. Вернадский).

Можно констатировать, что истоками комплексного формирования философии жизни являются диалектический материализм, экзистенциализм, позитивизм и сциентизм, в частности, систематика К. Линнея, законы Ж. Кювье и К. Бэра, эволюционное учение Дарвина. Законы К. Бэра о зародышевой организации и эмбриональном развитии различных классов позвоночных животных, закон соподчинения функций Ж. Кювье и закон естественного отбора Дарвина стали предпосылкой к философскому осмыслению пространственно-временной организации жизни и действующих принципов жизненного пространства-времени. Решающими предпосылками развития философии жизни явились труды Н. И. Вавилова (закон гомологических рядов в наследственной изменчивости), И. И. Мечникова (фагоцитарная теория), И. П. Павлова (учение о высшей нервной деятельности), К. А. Тимирязева (закон фотосинтеза), А. П. Карпинского (работы по палеонтологии), И. В. Сеченова (рефлекторная природа деятельности), и др.

В настоящее время уверенность в научной обоснованности философского объяснения мира как феноменального простирания жизни продолжает расти. Идеалистическое экзистенциональное понимание жизни сменяется постнеклассическим синергетическим подходом.

Междисциплинарный и постпозитивистский подход вышел на новые биофизические и психофизиологические измерения эволюции Земли и Вселенной. На базе Института исследования природы времени МГУ им. М. В. Ломоносова с середины 1980-х годов действует Российский междисциплинарный семинар по изучению жизненных феноменов пространства-времени. Биологическое время-пространство рассмотрено согласно учению В. И. Вернадского в аспекте геологической вечности жизни (Г.П. Аксёнов) и темпоральном аспекте географических наук (А.Д. Арманд), как предмет квазихимического моделирования (Ю.А. Ершов). Создан контекст реляционного и субстанционального времени (M. JI. Арушанов, С.М. Коротаев), бытия и комплексных величин естественных систем (А.П. Левич, Г. Е. Михайловский).

Новыми смыслами наполняется универсальный закон человеческого бытия «жизнь-смерть-бессмертие». На современном переломном этапе российской цивилизации с особой остротой зазвучала бинарная оппозиция -жизнь и смерть. Отечественные разработчики современной концепции практического бессмертия человека (В.Ф. Купревич, П. А. Ребиндер, JI.B. Комаров, JI.E. Балашов, Г. Д. Бердышев и др.) использовали различные подходы и взгляды на проблему жизни, смерти и бессмертия человека таких русских религиозных философов, как К. Н. Леонтьев, Н. Ф. Федоров, B.C. Соловьев, С. Н. Булгаков, H.A. Бердяев и П. А. Флоренский, а также наработки по линиям & laquo-смертнического»- (В.Г. Белинский, А. И. Герцен и Н.Г. Чернышевский) и & laquo-бессмертнического»- материализма (К.Э. Циолковский, биокосмисты, A.M. Горький). 1

Для философского понимания сути простирания жизни важную роль играет постулированный принцип космизма жизни, проходящий через всю историю русской философии. Проблема существа жизненного пространства-времени занимала центральное место в философии русского космизма (В.И. Вернадский, К. Э. Циолковский, А.Л. Чижевский), в котором человеческий мир и Земля рассматриваются как всеединые динамические и органические целостности, как геохроногопное единство живых существ. В

1 См.: Вишев И. В. Проблема жизни, смерти и бессмертия человека в истории русской философской мысли. М.: Академический Проект, 2005. условиях глобального экологического кризиса, когда решается судьба жизни человечества на Земле, сделаны решающие шаги по дальнейшему развитию философии русского космизма в пограничных областях естествознания, гуманитарных и обществоведческих дисциплин.

Биогеофилософский анализ простирания жизни не может игнорировать историческую стрелу времени & laquo-биосфера — ноосфера& raquo-. Идеи русских космистов о живой и разумной Вселенной, о роли сознания в эволюции человечества получили широкое признание в философии науки (Э. Леруа, Н. Бехтерева, Р. Джан и Б. Данн, С. Гроф, В. Налимов, Н. Моисеев, В. Дюрант, Ф. Типлер, Дж. Бэрроу, и др.). Научно-философские положения о космическом происхождении жизни на Земле, об & laquo-искании мировой космической связи& raquo-, о биосфере и ее переходе в ноосферу активно разрабатывались российскими философами и естествоиспытателями (Н. Умов, П. Флоренский, В. Муравьев, А. Горский и др.). Комплексным проблемам экологически устойчивого развития жизнедеятельности посвящен

& bull--Л ряд философско-научных исследований отечественных авторов. 2

См.: Урсул А. Д. Путь в ноосферу. Концепция выживания и устойчивого развития цивилизации. М., 1993- он же: Переход России к устойчивому развитию. М., 1998- Данилов-Данильян В.И., Лосев К. С. Экологический вызов и устойчивое развитие. М., 2000- Лосев К. С. Экологические проблемы и перспективы устойчивого развития в XXI веке. М., 2001- Новая парадигма развития России (Комплексные исследования проблем устойчивого развития). М., 1999- Стратегия и проблемы устойчивого развития России в XXI веке. М., 2002- Переход к устойчивому развитию. Руков. авт. колл. Н. Ф. Глазовский. М., 2002- Мунгян М. А., Урсул А. Д. Глобализация и устойчивое развитие. М., 2003- Урсул А. Д., Лось В. А., Демидов Ф. Д. Концептуальные основы устойчивого развития. М., 2003, и др.

В последние десятилетия на основе бурного праксиологического развития биотехнологий в оборот философии науки и техники прочно вошли термины & laquo-философия биологии& raquo- и & laquo-биофилософия»-. Проведена линия преемственности биофилософии с философией жизни и ее многочисленными ответвлениями (витализм, евгеника, биоэтика, биоэстетика, и др.). Создано новое направление & laquo-био- и экофилософия& raquo-, появились соответствующие коллективные философские труды: И. К. Лисеев, А. П. Огурцов & laquo-Философия природы: коэволюционная стратегия& raquo- (М., 1995) — Шаталов А. Т., Олейников Ю. В. К проблеме становления биофилософии // Биофилософия. М., 1997- & laquo-Идея смерти в российском менталитете& raquo- под редакцией Ю. В. Хен (редколлегия: И. К. Лисеев, Л. В. Фесенкова, А. Т. Шаталов, O.E. Баксанский. СПб., 1999). Разрабатывается стратегия решения цивилизационных проблем человеческого бытия и определяется ориентация человечества на геосистемную целостность природы, человека и общества, которая содержательно представлена агробио-, биосоцио- и духовно-ноосферным, валеологическим и биомедицинским подходами как взаимосвязанными методологическими регулятивами научной картины мира в работах А. К. Адамова, В. Г. Борзенкова, Н. И. Вавилова, Г. А. Добровольского, Н. П. Дубинина, Д. И. Дубровского, Ю. Ю. Елисеева, A.A. Понукалина, о

И.Т. Фролова, Г. И. Худякова, и др.

3 См.: Фролов И. Т. Перспективы человека. М., 1983- Худяков Г. И. Ноосферные структуры. Саратов, 1993- Российская цивилизация: Пространственно-временные характеристики / Под ред. Самсонова В. Б. Саратов, 2001- Борзенков В. Г., Юдин Б. Г. Человек как объект комплексного междисциплинарного исследования: методологические аспекты // Личность. Культура. Общество. М., 2002- Адамов А. К. Ноосферная философия. Саратов, 2004, и др.

Для решения философско-методологических проблем простирания жизни очевидна полезность достижений синергетики в области сложных процессов самоорганизации открытых систем. Это способствует биофилософскому осмыслению взаимодействий природы, человека и общества для восстановления процессов самоорганизации биосферы. Работы по синергетике имеют теоретико-методологическое значение для биогеофилософского анализа сложных процессов в геосистеме «природа-человек-общество», в диссипативных системах с нелинейными взаимодействиями живой и неживой природы. Синергетика как наука, объединяющая теорию сложных систем, теорию хаоса, теорию катастроф и т. д., сегодня достигла ряда существенных результатов в различных областях философии жизни (М. Глейк, Э. Ласло, И. Пригожин, И. Стенгерс,

A. Тьюринг, Г. Хакен, М. Эйген, A.A. Андропов, В. И. Арнольд,

B.И. Аршинов, В. Г. Буданов, В. Э. Войцехович, С. П. Капица, E.H. Князева,

C.П. Курдюмов, Г. Г. Малинецкий, H.H. Моисеев, Е. Я. Режабек, Г. Ю. Ризниченко, B.C. Степин, А. И. Субетто, и др.).

Вместе с тем, необходима дальнейшая разработка философии творческого человеческого существования на Земле, отвечающая конструктивному осмыслению и одухотворению жизненных феноменов для целенаправленного креативного развития биопсихосоциальной материи и человеческого мира в геокосмическом пространстве-времени. Это направление современной философии жизни исходит из критической оценки современного философско-методологического состояния множества наук о жизни, которые, по оценке О. Л. Кузнецова, П. Г. Кузнецова и Б. Е. Большакова не соответствуют ныне общенаучному принципу инвариантности, возможному использованию фундаментально-прикладных результатов проектирования геосистемы.

Многие тысячелетия до начала XX в. знания о сущности жизни в культуре сводились к одному — к рассмотрению существования живой и разумной материи без феномена жизненной среды. Хайдеггеровское & laquo-бытие как присутствие& raquo- (Dasein), & laquo-жизнь как воля к власти& raquo- Ницше, & laquo-жизнь — как способ бытия& raquo- Дильтея — это продолжение традиции философского анализа бытия через призму жизненных проблем человеческого существования4. Последовательно геосистемное осмысление человеческой жизни и земного бытия осуществляется отечественными школами философии науки. В связи с этим в саратовской философской школе Я. Ф. Аскина представляют интерес работы В. В. Афанасьевой, В. Н. Гасилина, Е. М. Иванова, В. Г. Косыхина, С. Ф. Мартыновича, Р. В. Маслова, С. П. Поздневой, В. Б. Самсонова,

B.И. Снесара, В. Б. Устьянцева, В. Н. Ярской, и др.)5.

Геосистемная категория как объект новой научной картины мира позволила рассмотреть феномен жизни в ключе философии антропокосмизма (В.Н. Сагатовский), поставить вопрос об обществе риска в жизненном

4 См.: Хайдеггер М. Время и бытие. М., 1993- Ницше Ф. Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей. Ыей-Ьоок, 1994- Дильтей В. Воззрение на мир и исследование человека со времен Возрождения и Реформации. М., 2000.

5 См.: Аскин Я. Ф. Культура и время. Саратов, 1998- Афанасьева В. В. Детерминированный хаос: от физики к философии. Саратов, 2001- Позднева

C.П. Категорийный язык современной науки. Саратов, 2002- Маслов Р. В. Телесность человека: онтологический и аксиологический аспекты. Саратов, 2003- Мартынович С. Ф. Ценность, креативность, научная рациональность // Проблемы эффективности, рационализации и человеческая деятельность. Новосибирск, 1991- Снесар В. И. Методологические аспекты гуманной цивилизации. Саратов, 1996- Устьянцев В. Б. Ценностное бытие человека. // Ценности, мир XXI века: история, герменевтика, феноменология. Саратов, 2004- Самсонов В. Б. Синергетическая теория геосистемы. Вестник СГСЭУ. 2004. № 8. С. 98−106- и др. пространстве (В.Б. Устьянцев) и ввести в философско-научный оборот топотемпомерный метод, понятия геохронотопа и биопсихосоциальной материи человеческого бытия (В.Б. Самсонов). Перспективна трактовка категории жизни в рамках синергетики нелинейной динамики геосистемных сфер и структур. В этой связи надо отметить коллективные монографии под редакцией проф. В. Б. Самсонова: & laquo-Нелинейная динамика Земли: сферы и структуры самоорганизации& raquo- (2005 г.), & laquo-Философия синергетики Земли& raquo- (2005 г.), & laquo-Синергия науки. Междисциплинарный опыт осмысления& raquo- (2006 г.) и & laquo-Проектирование геосистемы: от философии к практике& raquo- (2007 г.).

В историографии философии жизни к настоящему моменту сложились новации — первые наработки биогеофилософского порядка, философской рефлексии совместного (синергийного) развития био-, социо- и геосистем. Перспективными для становления биогеофилософии явились исследования в области коэволюции природы, человека и общества, устойчивого развития социоприродных систем (H.H. Моисеев, JI.H. Гумилев, Э. С. Кульпин, А. Д. Урсул, и др.). Процесс формирования этого новаторского направления в отечественной философии начался при дальнейшей специализированной пространственно-временной трактовке современной картины мира и творчества как феномена креативного человека6.

К становлению биогеофилософии имеют прямое отношение защищенные в последние годы некоторые диссертации по специальности & laquo-философия науки и техники, философские науки& raquo- - 09. 00. 08. Отметим диссертационные исследования по следующим темам: & laquo-Биотехнический прогресс в контексте эволюционизма& raquo- (И.М. Вакула, 2003), & laquo-Концепция

6 См.: Современная картина мира: общество, время, пространство / Отв. ред. В. Б. Устьянцев: Межвуз. науч. сб. Саратов, 2001- Эмпиризм и рационализм креативного образования / Под ред. В. Б. Самсонова и И. И. Колисник: Колл. монография. Саратов, 2006. экологобезопасного развития малого региона& raquo- (A.B. Чеботарев, 2003), & laquo-Философские аспекты проблем создания искусственного интеллекта& raquo- (И.А. Быковский, 2003), & laquo-Развитие и безопасность социоприродных систем& raquo- (A. JI. Романович, 2003), & laquo-Коэволюционная парадигма формирования социоприродных систем& raquo- (Е.И. Салов, 2004), & laquo-Ответственность субъекта природопользования& raquo- (Н.В. Бессонова, 2004), & laquo-Концепция экологического кризиса в современной философии хозяйства& raquo- (В.Н. Елманов, 2004), & laquo-Риск в природопреобразующей деятельности& raquo- (Д.И. Токарев, 2005).

Таким образом, в рамках философии науки и техники созданы достаточные предпосылки для формирования нового направления философии жизни, которое автор назвал & laquo-биогеофилософия»- с целью создания соответствующей авторской концепции и реализации адекватных фундаментальных и прикладных задач философско-научного профиля.

Цель и задачи исследования

Цель диссертации заключается в философско-научном с биогеофилософских позиций анализе феноменов простирания жизни в геосистеме «природа-человек-общество».

Для достижения указанной цели решались следующие комплексные задачи:

1. проанализировать гносеологические истоки формирования биогеофилософского направления философии жизни-

2. объяснить целостность процессов простирания жизни в рамках геосистемных сфер и геохронотопных структур-

3. определить геосистемную сущность креативного образования человека, определяемого в ноосферном контексте человеческих качеств-

4. методологически оценить единство оппозиций триады «жизнь-смерть-бессмертие» как источника геосистемного простирания жизни-

5. комплексно сформулировать и рационалистически интерпретировать универсальный закон человеческого бытия-

6. провести аксиологическую оценку основ безопасности человеческой жизни посредством критерия биопсихосоциального благополучия-

7. эксплицировать смысл геосистемной динамической устойчивости жизни как праксиологического предмета биогеофилософии.

Объект исследования

Объектом исследования служит феноменальное простирание жизни в рамках глобальной геосистемы и геокосмического пространства-времени.

Предмет исследования

Предметом исследования являются научные утверждения о сущностных компонентах пространственно-временного континуума простирания жизни в геосистеме «природа-человек-общество».

Теоретико-методологическая основа исследования

Для реализации исследовательской цели и задач использован философско-научный подход к обоснованию и применению концепции феноменального простирания человеческой жизни в окружающей земной среде и геокосмическом пространстве-времени. Космоантропный принцип выбран для выделения в предметных рамках философии жизни относительно нового биогеофилософского направления. Выявляются и оцениваются онтологические, гносеологические, аксиологические и праксиологические значения результатов философско-научного осмысления сфер и структур жизненного пространства-времени Земли. В исследовании применен предметно-рефлексивный анализ бинарных оппозиций человеческого бытия «жизнь-смерть», «смерть-бессмертие», «бессмертие-жизнь». Это позволяет выявить нелинейную динамику стрелы & laquo-биосфера — ноосфера& raquo- в окружающей человеческую жизнедеятельность экологической среде. В итоге, в авторском варианте сформирована биогеофилософская концепция простирания жизни.

Основным теоретико-методологическим принципом авторского исследования выступает геосистемная идея коэволюции неживой, живой и биопсихосоциальной материи. На основе этой идеи ведется биогеофилософская разработка проблем простирания земной жизни в геокосмическом пространстве-времени. Соответствующий анализ способствует фундаментальному и прикладному постижению сущности жизненного пространства-времени для установления глубинного смысла человеческого бытия. В концентрированном виде методологически значимые категории геосистемы «природа-человек-общество», представленные отечественной геосистемной школой (г. Дубна, г. Саратов и др.), применяются в диссертации для соотношения биосферы с другими геосистемными сферами и геохронотопными структурами.

Теоретико-методологической базой диссертационного исследования послужила и технетическая (третья) научная картина мира с парадигмой философии техники. В диссертации эта картина мира воплощена в главе & laquo-Праксиологическая роль биогеофилософии& raquo- в контексте проблем технической и биологической эволюции, моделирования статистической структуры биоценозов, глобальной эволюции и математического описания микро-, макроэволюции и эволюции на уровне био- и техносферы (Б.И. Кудрин А. И. Кудрин). При биогеофилософской трактовке простирания жизни применены понятия биологии, технетики, натурфилософии, культурологии, биософии (H.H. Завалишин, Б .Я. Рябко, Б. И. Кудрин, C.B. Чебанов, Б. С. Шорников, и др.).

Ведущей рабочей гипотезой служит предположение о всеобщности проявления в жизненном пространстве-времени Земли синергийных эффектов единства и взаимодействия биполярностей жизни, смерти и бессмертия. Кардинальными теоретическими положениями служат многообразные исторически сложившиеся категории и законы философии жизни. Прежде всего, отметим универсальный закон человеческого бытия жизнь-смерть-бессмертие". Глубокое постижение и убедительное объяснение смысла этого закона следует из синергетического толкования нелинейной динамики здоровья человека и здоровой экологической среды (P.C. Карпинская, И. К Лисеев, А. П. Огурцов, Л. В. Фесенкова, А. Т. Шаталов, O.E. Баксанский, Ю. В. Хен, Д. И. Дубровский, Т. В. Карсаевская, И.Т. Фролов).

В контексте геобиологических и геоэкологических проблем противоречивого развития человека, цивилизации и общества (H.H. Моисеев, B.C. Степин, П. А. Сорокин, А. И. Субетто, А. Д. Урсул и др.) проведено биогеофилософское осмысление биопсихосоциальных взаимосвязей жизни, смерти и бессмертия человека. Для настоящего диссертационного исследования особое значение имели положения о структурно-функциональных взаимосвязях геохронотопных субстратов неживой, живой и биопсихосоциальной материи.

В исследовании использован диалектический анализ и синтез субстратных компонентов простирания жизни как сущности и как феноменального явления человеческого мира. Применен структурный и функциональный анализ, позволяющий рассмотреть простирание жизни не только как развивающийся и самоорганизующийся феномен, но и как относительно устойчивое развитие человеческого бытия в геокосмическом пространстве-времени.

Обобщение философско-научных результатов и их фундаментально-прикладных значений достигается на теоретико-методологической базе отечественных и зарубежных философских исследований, позволяющих позиционировать процессы и состояния человеческого существования как онтологический, гносеологический, аксиологический и праксиологический объекты. В частности, для раскрытия праксиологической роли биогеофилософии использован введённый в философско-научный оборот

В.Б. Самсонов) топотемпомерный метод геохронотопного исследования закономерных процессов геосистемного простирания жизни.

Научная новизна работы

Основная новизна диссертационного исследования заключается в определении и обосновании нового биогеофилософского направления, которое развивается в рамках авторской философской концепции простирания жизни.

К принципиальной новизне относится постнеклассическое объяснение категории & laquo-жизнь»- и & laquo-простирание жизни& raquo- как фундаментальных характеристик человеческого бытия, закономерно зависящего от биполярных процессов субстратного и геохронотопного кругооборота неживой, живой и биопсихосоциальной материи.

Интегративная новизна работы характеризуется синтетическим раскрытием смысла следующих геосистемных положений о простирании жизни: пространственно-временной принцип жизни, категории простирания жизни и ее субстратов, динамической устойчивости жизни, креативной основы развития человека и универсального закона его бытия.

Основные научные результаты заключаются в следующем:

— на основе обобщения ряда философских, биологических и социально-антропологических положений о простирании жизни выделено новое биогеофилософское направление-

— системно исследованы жизненные процессы, происходящие на разных уровнях пространственно-временной организации Земли и протекающие в сферах и структурах геосистемы «природа-человек-общество" —

— онтологически объяснена устойчивая динамика геохронотопных структур простирания жизни в процессе геосистемного усложнения пространственно-временной организации живой и биопсихосоциальной материи- предметно-рефлексивно интерпретировано творчество как комплексное креативное развитие человека на жизнелюбивой основе, сопряженной с человеческим обретением личного биопсихосоциального благополучия-

— в коэволюционном контексте неживой, живой и биопсихосоциальной материи, а также геосистемного существования человека субстанционально определён универсальный закон человеческого бытия «жизнь-смерть-бессмертие" — представлена нормативная оценка сущностной взаимосвязи простирания жизни и феноменов ее безопасности в геосистеме «природа-человек-общество" — обоснована праксиологическая роль биогеофилософии в аксиологической системе ноосферных ценностей жизни.

Впервые в современной философии науки представлена биогеофилософская концепция простирания жизни, основными результатами которой являются следующие положения, выносимые на защиту:

1. Биогеофилософия как направление философско-научной мысли имеет своим предметом законы, принципы и положения о геосистемном устроении неживой, живой и биопсихосоциальной материи в рамках Земли и геокосмического пространства-времени. В биогеофилософском смысле пространственно-временной континуум живой субстанции входит в содержание космо-планетарной целостности геосистемных субстратов.

2. Простирание жизни есть процесс и результат распространения и локализации качественно-количественного многообразия жизненных субстратов геокосмического пространства-времени. Непрерывная коэволюция природы, человека и общества имеет целенаправленный характер по стреле & laquo-биосфера — ноосфера& raquo-: от обыденного существования человека к высоким жизненным ценностям человеческого бытия.

3. Геохронотоп как элементарная единица простирания жизни в глобальной геосистеме формируется в результате самоорганизации сфер и структур Земли. Саморазвивающаяся геосистемная сеть геохронотопных структур содержит в себе субстраты неживой, живой и биопсихосоциальной материи в окружении планетарной экологической среды. В биогеоценозной экспансии простирания жизни геохронотопно заложена генетическая информация живой материи от её клеточного до биосферно-ноосферного уровня.

4. Динамическая устойчивость жизни и нелинейная динамика геохронотопных структур геосистемы закономерно связаны с гелио-земными ритмами живой Вселенной и динамическими качествами биосферы. Это неизбежно приводит к развитию в составе живой и биопсихосоциальной материи цепных реакций, идущих в сторону самоорганизации геохронотопных структур и сфер геосистемы, нейтрализации тенденций формирования новых геохронотопов и необратимых изменений жизненной среды.

5. Геосистемность креативного развития человека проявляется в единстве свойств интеллектуального, духовного и физического труда, что позволяет человеку осознавать себя органической и бессмертной частицей ноосферы. Образ безопасности человеческого бытия геосистемно отражается в креативных качествах человека. Человек становится центром творения целостной жизни геосистемы и личностью, творчески преобразующий окружающий мир.

6. В процессе простирания жизни в биосфере Земли эволюционно сформировалась биопсихосоциальная материя, принципиальное отличие которой от неживой и живой материи заключается в органическом сочетании био-, психо- и социальных начал геосистемы. На основе категории биопсихосоциальной материи онтологически и гносеологически объясняется универсальный закон человеческого бытия «жизнь-смерть-бессмертие». Этот закон характеризует замкнутый цикл переходов от оппозиции «жизнь-смерть» к противоречивым геосистемным бинарностям «смерть-бессмертие» и «бессмертие-жизнь». Биогеофилософское объяснение универсального закона человеческого бытия восполняет определенные пробелы в междисциплинарных контекстах философии науки.

7. Биогеофилософская концепция представляет собой новое понимание биологической основы безопасности жизнедеятельности, нормы и патологии жизни, устойчивости жизни и целостности биосферы на уровне философии науки, придавая им фундаментальное и прикладное значения. Посредством категории & laquo-человеческое жизнелюбие& raquo- утверждается гармонизация биосферы, демосферы, техносферы, ноосферы и других геосистемных сфер, внутреннего мира человека и цивилизованного сообщества. Эта философская категория дает возможность провести валеологическую грань между здоровьем и патологией жизни человека.

8. Феномен безопасности жизнедеятельности охватывает своей пространственно-временной организацией неживую, живую и биопсихосоциальную материю Земли. Категория & laquo-безопасность жизни& raquo- несет в себе биогеофилософский смысл сохранения и воспроизведения жизни человека и других живых существ. Сущностная взаимосвязь простирания жизни и ее безопасности в геосистеме проявляется через оппозицию & laquo-благополучие — неблагополучие& raquo-. Система ценностей биопсихосоциального благополучия сводится к комплексной оценке здоровья.

9. Праксиологическая роль биогеофилософии выступает в виде проективного сознания, фиксирующего будущие состояния жизни, синергию её прогрессивного и регрессивного простирания и нелинейную динамику человеческого бытия. Космоантропный принцип означает пробивающееся через геосистемные риски и геокосмические опасности человеческое благоговение перед жизнью, жизнелюбие, ноосферную синергию здоровья и биопсихосоциальное благополучие человека. Жизнелюбие рассматривается как особый геокосмический принцип, примиряющий и объединяющий хаос и порядок простирания жизни.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключена в следующем. Диссертационное исследование проведено в рамках нового биогеофилософского направления, которое пополняет круг смыслов и концептов философии жизни, биологических и других геосистемных знаний о решении проблем безопасности и динамической устойчивости жизни. Освещенные гносеологический, онтологический, аксиологический и праксиологический аспекты простирания жизни могут быть использованы при моделировании и проектировании среды и пространственно-временной организации жизнедеятельности населения.

Результаты исследования предназначены для специального научного и общетеоретического изучения феномена жизни, разработки методологических проблем философии наук о Земле. Они найдут применение при подготовке и осуществлении образовательных программ в области фундаментальной и прикладной философии, способствуя методологической, категориальной и содержательной проработке профильных учебных курсов для формирования мировоззрения молодежи и креативного образования подрастающих поколений.

Структура диссертационной работы обусловлена логикой решения исследовательских задач, предметом, целью философского анализа и спектром рассматриваемых проблем. Содержание диссертации представлено на 281 страницах текста и состоит из введения, шести глав, заключения и библиографического списка. Список использованной литературы включает 398 работ отечественных и зарубежных авторов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Предметом биогеофилософското исследования являются научные утверждения о сущностных компонентах пространственно-временного континуума простирания жизни в геосистеме «природа-человек-общество». Биогеофилософия имеет своим предметом законы, принципы и положения о геосистемном устроении неживой, живой и биопсихосоциальной материи в рамках Земли и геокосмического пространства-времени.

Предмет формирующейся в рамках философии жизни биогеофилософии по сравнению с предметом философии биологии более узок в одном отношении и шире — в другом. В антропо-космоцентрическом отношении биогеофилософия не может включить в свой предмет витальные феномены геокосмического пространства-времени, а философия биологии может. Во втором отношении — геосистемном — биогеофилософия охватывает своим предметом самые различные связи геосфер с феноменами земного пространства-времени, а философия биологии — только внутреннее пространство-время биосферы.

Перекрещивающиеся предметы и биогеофилософии, и философии биологии входят в широкую сеть объектов философии жизни, которая захватывает частично и общефилософские предметы, и общенаучные, и частнонаучные. Главное, чтобы эти все предметы имели то или иное отношение к живой системе, природе, объекту. Это могут быть предметы биофизики, биохимии, биосоциологии, биоэкологии, биоэтики, биоэстетики, биосоматики, биогенетики, биогеографии, биополитики, ноосферологии, полеобиологии, общей патологии, клеточной инженерии, биотехнологии, и др.

После такой классификации предметов биогеофилософии, философии биологии и других составных частей философии жизни легче представить то множество прожективных дисциплин самой формирующейся в русле постнеклассической рациональности биогеофилософии, а также множество её междисциплинарных связей. Предлагаем выделять в дисциплинарной структуре формирующейся биогеофилософии следующие частные компоненты этого направления философии жизни:

1. онтология, гносеология, когнитология и эпистемиология-

2. теория, методология и история направления-

3. связи с биогеосистемами, биоэтикой, биоэстетикой-

4. фундаментальные и прикладные аспекты.

Синтетическая дисциплинарная структура биогеофилософии будет формироваться в одном проблемном поле с другими дисциплинарными школами и направлениями философии жизни. В частности, посредством философской рефлексии и биогеофилософского анализа на базе математики и истории надлежит обосновать принцип соотносительности предметов биогеофилософии и био- экофилософии.

Тем не менее, биогеофилософское учение о земных сферах и геосистемах философски еще недостаточно развито, не обрело свою законную основу в виде ряда законов и концепций. Нет философско-методологической проработки вопросов о взаимосвязи сфер геосистемы «природа-человек-общество», строгой классификации множества земных сфер неживой, живой и биопсихосоциальной материи. Формирование и синтез нового биогеофилософского направления происходит в рамках философии науки за счет внутренних и внешних взаимодействий и так называемых & laquo-парадигмальных прививок& raquo- общей философии жизни. Эти прививки идут со стороны философских разработок биологических, географических, геологических, экологических и медицинских проблем. В ходе синтеза возникающих биогеофилософских дисциплин складывается своеобразные теория, методология и концепция указанного нового направления философии науки — биогеофилософского.

Онтологические постулаты биогеофилософии наследуют философско-научные понятия & laquo-пространство»-, & laquo-время»-, & laquo-живое вещество& raquo-, & laquo-биосфера»-, & laquo-ноосфера»-. Синтетическое понимание биосферы и ноосферы геосистем приобретает мультидисциплинарную подоснову социально-экологических, социоэкономических и экономико-экологических исследований.

Постнеклассическое происхождение биогеофилософии не означает произвольность набора онтологических постулатов, мировоззренческих доминант и теоретико-методических положений о законах протекания жизненных процессов в геосистемах. Терпимость к & laquo-детским болезням& raquo- этого нового направления отечественной философско-научной мысли не означает игнорирования возможной эклектики и допущения беспринципного сочетания материалистических и идеалистических воззрений на сущностные свойства жизненного пространства-времени.

Биогеофилософское осмысление категории & laquo-жизнь»- характеризуется синтетическим раскрытием смысла следующих геосистемных положений о простирании жизни: пространственно-временной принцип жизни, категории простирания жизни и ее субстратов, динамической устойчивости жизни, креативной основы развития человека и универсального закона его бытия.

Представители и общефилософской, и общенаучной мысли сознательно или интуитивно нащупывают объективно необходимый этап выхода биологии, наук о Земле и философии на более широкий мировоззренческий уровень охвата феномена простирания жизни как основополагающего факта планетарного и человеческого бытия. Биогеофилософский подход позволяет в самых общих чертах охарактеризовать соответствующее новое направление философии жизни, его современный теоретический статус, объект и предмет биогеофилософского исследования, определить круг присущих ему проблем, перспективы развития, влияние на трансформацию мировоззренческих представлений.

Отрицательно сказывается и то, что предмет формирующейся биогеофилософии отличается большой & laquo-мозаичностью»- понятий частных наук о сферах Земли, не соединенных в смысловые пучки благодаря философским категориям. Контент-анализ учений о био-, демо-, техно- и ноосферах обнаруживает довольно слабую структурированность и связанность их категориального аппарата, онтологических постулатов, мировоззренческих доминант и теоретико-методологические положений. Например, пока не приобрела общепризнанного философского статуса системообразующая категория биогеофилософии & laquo-жизнь»-.

Действительно, жизнь как объект и предмет философского, общенаучного и частно-научного анализа феноменально многообразна. Дело в том, что жизнь — это многостороннее и многоплановое явление гекосмического пространства, обусловленное всеобщими закономерностями, которым подчинены человеческое бытие (область биофилософского знания), природные законы мироздания (область естествознания — биохимия, биофизика и т. д.), телесные и ментальные феномены человеческого организма (предмет биосоциологического и биопсихологического знания).

Биогеофилософия исключает механический эволюционизм сведения свойств земных тел к чисто геометрическим хотя бы потому, что живым существам по самой их природе и поведению несвойственна механистическая форма передвижения. Живые существа действуют под влиянием внутренних импульсов подчинены прямо силам своей внутренней энергии. На линию их поведения протяженность и длительность событий в окружающей среде влияет в конечном счете. Поэтому биогеофилософия никак не сочетается с принципами геометрической физики Декарта (редукционизм, механизм). Биогеофилософии близка динамическая физика Лейбница с ее признанием внутренней силы живой природы.

Простирание жизни как один из существенных объектов философии науки трактуется как двуединый процесс, как взаимодействие естественных (эволюционных) и космических факторов. В первичной основе жизни лежат геохимические, геотектонические и геобиологические процессы (геогенез). Геогенез составляет основание возникновения живых объектов и жизни (биогенез), который завершается появлением & laquo-феномена человека& raquo- (психогенез). И, наконец, психогенез & laquo-снимается»- (преодолевается) более & laquo-высокой функцией& raquo- - ноогенезом, в рамках которого образуется & laquo-коллективное сознание& raquo- (& laquo-мыслящий пласт& raquo-), основанное на духовных процессах, гармоничной взаимосвязи научных и религиозных ценностей и представлений.

Простирание жизни есть процесс и результат распространения и локализации качественно-количественного многообразия жизненных субстратов геокосмического пространства-времени. Простирание жизни закономерно зависит от биполярных процессов субстратного и геохронотопного кругооборота неживой, живой и биопсихосоциальной материи. Непрерывная коэволюция природы, человека и общества имеет целенаправленный характер по стреле & laquo-биосфера — ноосфера& raquo-: от обыденного существования человека к высоким жизненным ценностям человеческого бытия. Простирание жизни в контексте биогеофилософского направления философии жизни имеет следующие значения. Во-первых, это возрастание и расширение объектов неживой материи (эффект растущей Земли). Во-вторых, это перемещение живой материи за счет расширения пространственно-временных границ жизни. И, в третьих, это распространение жизнедеятельности живых существ.

Биогеофилософский анализ простирания жизни невозможен без предварительной разработки проблем биологической телеологии. Вместе с тем, за рамками программно-целевого обеспечения осталась ключевая для дисциплины биологической телеологии тема постнеклассического порядка саморазвивающиеся и самоорганизованные синергийные геосистемы. На авторский взгляд, во всех простых, сложных и сверхсложных системах и сферах Земли и геокосмического пространства-времени присутствует телеологическое начало, которое можно классифицировать по мере реализации в различных геосистемах самоорганизации жизненных процессов. С точки зрения синергетики это означает стихийные действия внутренних биосферных и ноосферных регуляторов любых разновидностей региональных структур геосистемы «природа-человек-общество», будь то естественно-природные, социоприродные, социоангропогенные или социо-эколого-экономические геосистемы.

Мера пространственно-временного развертывания в геосистемах самоорганизации простирания жизненных процессов может состоять из интегрального критерия биопсихосоциального благополучия и производных показателей и индексов безопасного человеческого бытия. С позиций биогеофилософии не выдерживают критики чрезмерное интегрирование критериев исследования геосистемного развития человечества с тем или иным (антропо-, техно-, био-, тео-, космо-, эко) центризмом.

Требуется смена доминирующих ныне регуляторов культуры североевразийского и других простираний земной жизни, становление новых конститутивных принципов под влиянием экологических императивов новой философии взаимодействия человека и природы. Таковой постнеклассической модификацией, по убеждению автора, станет биогеофилософия, сформированная в контексте специальной концепции простирания жизни.

К сожалению, наличные биогеофилософские идеи нередко отклоняются от философской рефлексии и от диалектико-материалистического учета онтологического единства противодействий в самоорганизации структур и сфер Земли. По сути, закрываются глаза на ряд биогеофилософских достижений мысли, представленных в сочетании с натурфилософией и естествознанием во многих учениях отечественных и зарубежных мыслителей.

Симптоматично, что диалектико-материалистическим открытиям великих ученых нередко сопутствовали определенно идеалистические, метафизические, а также эсхатологические убеждения. Достаточно назвать имена Ньютона, Лейбница, Бутлерова, Циолковского, Павлова. Дело, видимо, не в самой асимметричности материалистических и идеалистических идей формирующейся биогеофилософии, а в искусственном нетропном толковании того или иного парадокса в пространственно-временной организации геосистем. О вредном воинственно-атеистическом замещении духовной жизни человека представитель естественнонаучного течения русского космизма Н. Г. Холодный писал: & laquo-Поставив себя на место Бога человек разрушил естественные связи с природой и заключил себя на продолжительное одиночное существование& raquo-.

Уход от нередко кажущегося противоречия между материалистической и идеалистической картинами мира не способствует процессу формирования отечественной школы биогеофилософии, которая достигнет зрелости, если и ее онтология, и эпистемология, и когнитология в своем органичном соединении станут действительно объясняющими, конструктивными и фундаментально-прикладными дисциплинами. Без этого концептуального соотношения философской, естественно-научной и социабельной интерпретации феноменальных противоречий жизни синтез биогеофилософских идей не будет плодотворным.

Феномен земного простирания биосферы и человеческого бытия хорошо объясним с постнеклассической позиции синергетики, которая устанавливает нелинейную относительно хаотическую динамику совместных действий и передвижений разного рода живых существ. При биогеофилософском объяснении коэволюции неживой, живой и биопсихосоциальной материи невольно возникают параллели и анологии с понятийным аппаратом Лейбницовой монадологии (первичная сила и производная мертвая, энергия, активная потенция и др.). Сущностная и феноменологическая тенденции формирования биогеофилософии совпадают со стремлением Лейбница к созданию всеобщей науки (Scientia generalis) об энергетических законах взаимодействия физических тел и внутренних сил универсальной природы. В целом формирование биогеофилософии продолжает шаги классической натурфилософии на длительном историческом пути философско-научного постижения синергетических законов простирания земной жизни.

Таким образом, категория простирания жизни охватывает целостное геохронотопное содержание и планетарный уровень нелинейной динамики Земли. Закономерно проявляется свойство: по мере своего генезиса и системного усложнения он периодически делится на все новые и новые неравновесные биполярные центросимметричные сферы. Из неживой материи (лито-, гидро- и атмосфера) на определенном этапе истории Земли выделилась биосфера, которая пришла во взаимодействие с породившей ее неживой геокосмической материей.

В свою очередь, из биосферы выделилась антропосфера, которая взаимодействовала в земной истории со всеми биполярными & laquo-родителями»-. В результате возникла этносфера (человек, общество), которая вобрала в себя и синтезировала в своем культурно-цивилизационном коде биполярные качества возникших перед ней геоверсумных сфер. Этносфера стала сочетать в себе теосферу и ноосферу, из которой возникла искусственная природа в виде техносферы, которая взаимодействуя с целостной экологической сферой и породила на современном этапе новую информационную сферу геоверсума.

В рамках авторского диалектико-материалистического толкования категории простирания жизни универсальный закон человеческого бытия понимается, по сути, как бесконечное и вечное развертывание в геокосмическом пространстве бытия человечества. С формированием биопсихосоциальной материи простирание жизни осуществляется как переход от обыденного существования человека к ценностному бытию. В биогеоценозной экспансии простирания жизни геохронотопно заложена генетическая информация живой материи от её клеточного до биосферно-ноосферного уровня.

В процессе простирания жизни в биосфере Земли эволюционно сформировалась биопсихосоциальная материя, принципиальное отличие которой от неживой и живой материи заключается в органическом сочетании био-, психо- и социальных начал геосистемы. На основе категории биопсихосоциальной материи онтологически и гносеологически объясняется универсальный закон человеческого бытия «жизнь-смерть-бессмертие». Этот закон характеризует замкнутый цикл переходов от оппозиции «жизнь-смерть» к противоречивым геосистемным бинарностям «смерть-бессмертие» и «бессмертие-жизнь». Биогеофилософское объяснение универсального закона человеческого бытия восполняет определенные пробелы в междисциплинарных контекстах философии науки.

Геосистемность креативного развития человека проявляется в единстве свойств интеллектуального, духовного и физического труда, что позволяет человеку осознавать себя органической и бессмертной частицей ноосферы. Образ безопасности человеческого бытия геосистемно отражается в креативных качествах человека. Человек становится центром творения целостной жизни геосистемы и личностью, творчески преобразующий окружающий мир.

Биогеофилософская концепция представляет собой новое понимание биологической основы безопасности жизнедеятельности, нормы и патологии жизни, устойчивости жизни и целостности биосферы на уровне философии науки, придавая им фундаментальное и прикладное значения. Посредством категории & laquo-человеческое жизнелюбие& raquo- утверждается гармонизация биосферы, демосферы, техносферы, ноосферы и других геосистемных сфер, внутреннего мира человека и цивилизованного сообщества. Эта философская категория дает возможность провести валеологическую грань между здоровьем и патологией жизни человека.

Феномен безопасности жизнедеятельности охватывает своей пространственно-временной организацией неживую, живую и биопсихосоциальную материю Земли. Категория & laquo-безопасность жизни& raquo- несет в себе биогеофилософский смысл сохранения и воспроизведения жизни человека и других живых существ. Сущностная взаимосвязь простирания жизни и ее безопасности в геосистеме проявляется через оппозицию & laquo-благополучие — неблагополучие& raquo-. Система ценностей биопсихосоциального благополучия сводится к комплексной оценке здоровья.

Праксиологическая роль биогеофилософии выступает в виде проективного сознания, фиксирующего будущие состояния жизни, синергию её прогрессивного и регрессивного простирания и нелинейную динамику человеческого бытия. Космоантропный принцип означает пробивающееся через геосистемные риски и геокосмические опасности человеческое благоговение перед жизнью, жизнелюбие, ноосферную синергию здоровья и биопсихосоциальное благополучие человека. Жизнелюбие рассматривается как особый геокосмический принцип, примиряющий и объединяющий хаос и порядок простирания жизни.

Поиск и формулировка биогеофилософского закона человеческого бытия «жизнь-смерть-бессмертие» только начат. Для предварительной формулировки этого закона автор использовал в качестве решающей предпосылки идею проф. В. Б. Самсонова о существовании на геокосмическом уровне всеобщего закона биполярной динамики геоверсума. В первом приближении в самом кратком виде биогеофилософский закон человеческого бытия можно свести к следующей формулировке: единство биполярных оппозиционных начал геокосмического простирания жизни, смерти и бессмертия человека и всего человечества. Именно этот закон, по авторской идее, станет решающим фактором синтеза биогеофилософских дисциплин для обновления научной картины мира.

Биполярная динамика человеческого бытия является одним из биогеофилософских законов, вокруг которых идет процесс формирования биогеофилософии в рамках общей философии жизни. На первых шагах саморазвития отечественной биогеофилософии сама метафоричность философской рефлексии и онтологическое русло философии русского космизма предполагают не либеральный набор непримиримых точек зрения, а парадоксальный взгляд на категориальный ряд биогеофилософского закона человеческого бытия «жизнь-смерть-бессмертие».

В стратегии формирования биогеофилософского направления важнее всего найти онтологическое единство таких казалось биполярных начал жизненных процессов в биосфере Земли, каковыми являются бинарные и биполярные оппозиции «жизнь-смерть», «смерть-бессмертие», «бессмертие-жизнь». Авторская идея состоит не в механическом и схематичном примирении этих оппозиций, а в концептуальном нахождении в каждом жизненном парадоксе своеобразных тропов. Речь идет не о простом применении образных выражений в порядке риторики. Метафоры, эпитеты, метонимия, ирония в области только что становящейся биогеофилософии уместны при глубоком осмыслении существенного единства указанных противоположностей простирания жизни.

Примером может служить философско-научная оценка концепции Н. Ф. Федорова по поводу его проекта воскрешения всех ранее живших на Земле людей. Можно согласиться с критической оценкой этого проекта, содержащего утопически-фантастические элементы и немалую долю мистицизма. И в тоже время академик B.C. Степин согласен с метафорическим смыслом Федоровского проекта, включающим способность природы к самовосстановлению. Метафора воскрешения человека служит у

Федорова посредством выражения сути антропо-космоцентрического взгляда на мироздание для доказательства закономерного выхода человеческого разума и человеческой деятельности за пределы земной планеты. Именно в этом смысле надо естественнонаучным образом трактовать оппозицию «смерть-бессмертие». Именно в этом ракурсе едины религиозно-философское и естественнонаучное течения русского космизма.

Мера пространственно-временного развертывания в геосистемах самоорганизации простирания жизненных процессов может состоять из интегрального критерия биопсихосоциального благополучия и производных показателей и индексов безопасного человеческого бытия. С позиций биогеофилософии не выдерживают критики чрезмерное интегрирование критериев исследования геосистемного развития человечества с тем или иным (антропо-, техно-, био-, тео-, космо-, эко) центризмом.

Посредством биогеофилософии стоит восстановить ключевой статус общефилософской проблемы о происхождении и генезисе неживой, живой и биопсихосоциальной материи, о соотношении неживых (косных, инертных), живых систем. Тема о сущности и происхождении жизни является исходной в биогеофилософии для мировоззрения научного и ненаучного (обыденного), общеобразовательного и профессионального, гуманитарного, обществоведческого и политехнического.

В связи с изложенным понятна необходимость пополнения области исследования и формулы специальности 09. 00. 08 — философия науки и техники по философским наукам, согласно которой определенным диссертационным советам разрешено Высшей аттестационной комиссией Минобразования и науки России проводить защиту диссертации на соискании ученой степени кандидата или доктора наук. В формуле этой специальности констатируется, что & laquo-достижения конкретных наук способствовали возникновению новых учений и направления в философии& raquo-.

В область соответствующего исследования входит пункт 22 & laquo-Анализ взаимоотношений & laquo-сциентизма»- и & laquo-антисциентизма»- и роли науки в жизни современного общества и отдельной личности& raquo-. Вместе с тем, в области исследований по этой философско-научной специальности философские проблемы биологии и экологии представлены одной только 28 позицией & laquo-Философский анализ современной экологической ситуации& raquo-.

Объяснить сложившуюся ситуации можно только тем, что после серьезного обоснования дисциплинарной структуры философии науки и техники, состоявшегося на рубеже 1980-х и 1990-х годов, формула и исследовательская область специальность 09. 00. 08 не корректировалась с учетом последних достижений профильных конкретных наук, прежде всего биологии, геологии, географии, экологии и медицины и синергетических совмещений их объектов и предметов. Тем большее значение для формирования и синтеза дисциплины биогеофилософии приобретает дисциплинарная структура философских наук, которая зафиксирована в контексте действующих Программ кандидатских экзаменов по общенаучной дисциплине & laquo-История и философия науки& raquo-.

Жизнь и культура в геосистеме «природа-человек и общество& raquo- находятся в столь тесном пространственном, временном и функциональном переплетении, что с полным основанием можно говорить, что & laquo-культура укоренена в жизни& raquo-. И хотя ценности имеют главным образом социальные корни, само отношение значимости, специфическим выражением которой они являются, возникают вместе с живой природой и вместе с ней и посредством ее порыва достигает высот культуры, науки, нравственности, эстетики и религии.

Находясь в системе отношений геосистемы «природа-человек-общество», человек проходит этапы онтогенетического развития в границах «жизнь-смерть». Возможность перехода жизни в иную качественную определенность и интенсивность простирания жизни автор определяет как бессмертие. В закономерности «жизнь-смерть-бессмертие» осуществляется сдвиг пространства-времени от реального к идеальному бытию.

Простирание реального бытия человека напрямую зависит от его биопсихосоциального благополучия. Биогеофилософский взгляд на безопасность жизни выступает результирующим моментом осмысления простирания жизненных феноменов. Как результирующий феномен простирания жизни её безопасность осуществляется в масштабе геокосмического пространства в русле конкретных процессов глобализации био-, социо-, эко-, техно-, демо- и ноосферы Земли в качестве предметной проблемы философской глобалистики, имеющей своё онтологическое и гносеологическое значения. Это учитывается в авторской концепции безопасности жизни в контексте бинарных оппозиций универсального закона жизни, прежде всего в оппозиции «бессмертие-жизнь».

В отличие от двух других бинарных оппозиций («жизнь-смерть» и «смерть-бессмертие») бинарная связка «бессмертие-жизнь» самая оптимистическая и творящая, предопределяющая не стратегию элементарного выживания человека, а безграничное и вечное продолжение в бесчисленном множестве поколений креативного человеческого рода. Это созвучно идеи А. И. Субетто о существовании в космическом пространстве-времени некоего Пантакреатора, которого, видимо, следует отождествить с универсальным законом жизни, гарантирующим безопасность биопсихосоциального по характеру ментально-телесных (материальных) носителей жизни — человека, людей, народа.

Применяемые в современном мире критерии безопасности жизни, характеризующие благополучие народа, такие как образ, качество, уровень и стиль жизни, жизненные нормы, нормативы и стандарты, в философии XIX—XX вв. были предметом исследования Дж. С. Милля, И. Бетмана, В. Парето. Известная формула В. Парето & laquo-Благо общества не может быть общим, если кто-либо не охватывается им& raquo- хорошо корреспондируется с национальнокультурным кодом российской цивилизации. Другими словами, философское определение биопсихосоциальной безопасности мира & laquo-примиряется»- с биполярным единством индивидуализма и коллективизма, неразрывной целостностью дихотомии альтруизма и эгоизма, находя нравственное воплощение в эвдомонизме.

Если безопасность в качестве блага здоровой жизни автор относит к определяющему основанию биопсихосоциального благополучия человека и мира, то этому феномену биполярен жизненные риск, угроза, вред, зло. Небезопасное пространство здоровой жизни закономерно перемежевывается и даже сочетается с факторами опасного и разрушительного воздействия на блага здоровой жизни.

Простирание (не)благополучной и (не)здоровой жизни идет во взаимосвязи с большой широтой флуктуаций и колебательных контуров защиты и охраны окружающей среды. Эта нелинейная динамика глобальной оппозиции & laquo-человечество — окружающая среда& raquo- варьируют от оптимальных показателей до ограничивающих, что в свою очередь обуславливает колебания важнейших показателей жизненных процессов в биосфере Земли. В длительном эволюционном процессе живой и биопсихосоциальной материи закрепились приспособительные возможности жизни в состоянии & laquo-здоровья»- организма.

Здоровье и болезнь — парные категории биопсихосоциальной безопасности мира. Эта пара категорий образует состояние так называемой предболезни, когда защитные и приспособительные силы организма перенапряжены или резко ослаблены. То есть, состояние здоровья не исключает колебания в функциональном состоянии организма или даже некоторые отклонения от того, что рассматривается как физиологическая норма.

В геосистеме «природа-человек-общество» безопасность жизни напрямую зависит от множества составляющих жизнедеятельность человека безопасность производственная, экономическая, продовольственная, экологическая, национальная, информационная и др.). Наиболее витальна, видимо, продовольственная безопасность, лежащая в основе обмена веществ, энергии и информации между человеком и окружающей средой.

Продовольственная безопасность стран мира требует фундаментально-прикладного анализа места и качеств продуктов питания в системе биопсихосоциального (не)благополучия человека. Продовольственная безопасность, по своей сути относится к области аграрной политики, означая достаточную меру участия государства в регулировании аграрного сектора для обеспечения жизнеспособности сельского хозяйства и, в конечном счете, стратегического соответствия темпов роста народонаселения и производства продуктов в стране. По существу государственная организация продовольственной безопасности закреплена в специальном понятии & quot-сетки безопасности& quot- (safety net), под которой обычно понимают совокупность государственных программ, нацеленных на соединение всех участников продовольственного рынка — от крупных сельскохозяйственных предприятий до подсобных хозяйств населения и потребителей продовольствия.

Сетки продовольственной безопасности покрывают все страны мира. Определенные критерии состояния продовольственной безопасности (О.Г. Овчинников, 1999) справедливы лишь для стран с развитой аграрной экономикой. Региональная геосистема, в том числе социально-экологическая инфраструктура территорий) включает сеть различного рода услуг населению в сферах землеустройства, жилой застройки, энерго- и водообеспечения, здравоохранения, образования, дорожно-транспортного передвижения, охраны природы, отдыха и т. д. Стратегической целью социально и экологически устойчивого развития территорий является борьба с депопуляцией населенных мест и опустыниванием территорий. При этом к числу целесообразных ноосферных задач следует отнести реструктуризацию биосферы.

В биогеофилософский арсенал научного обоснования регионального управления, например, агроэкосистемами, могут войти следующие биогеофилософские индексы: & laquo-кристаллы развития& raquo- для соизмерения ряда показателей человеческого и природного капиталов- & laquo-индекс человеческого развития& raquo- (здоровье и ожидаемая продолжительность жизни- охват населения основными ступенями образования в комбинации с грамотностью взрослого населения- материальный уровень жизни).

Новый оценочный прием & laquo-устойчивого развития& raquo-: человеческие ресурсы как ценность & laquo-сырого труда& raquo- и человеческого капитала, инвестиционные затраты, например, на охрану окружающей среды или образование. Предлагаем превратить в эффективный способ совершенствования регионального управления и геосистемной экономикой такой известный метод стратегического и среднесрочного итеративного планирования и программирования, как сценарные прогнозы.

Стратегически важно добиться социально справедливого распределения природной ренты для комплексного развития инфраструктуры территорий на биофилософской основе высоких геоинформационных технологий и районных планировок. К методологическим принципам совершенствования управления биосферой следует отнести, во-первых, использование интегрального критерия состояния и нелинейной динамики регионального развития территорий. В качестве этого критерия использована категория биопсихосоциального (не)благополучия населения с набором базовых социально-инфраструктурных показателей, относящихся к организации жилой застройки, образования и здравоохранения.

Биогеофилософское значение в пространственно-временной организации социально-инфраструктурного развития территорий имеет учет циклов, фаз, ритмов и тенденций изменения регионального развития и взаимодействия территорий. Анализ показал, что практически на любом уровне регионального развития и в любой отрасли социальной инфраструктуры на нелинейной динамике регионального развития территорий закономерно сказываются процессы агропромышленной интеграции и урбанизации.

Опыт биогеофилософского осмысления устойчивого развития геосистем должен быть положен в основу совершенствования управления социально-инфраструктурным развитием территорий России. Нужно обобщение регионального опыта межотраслевой организации региональных структур на основе биопсихосоциальной сети безопасности (риски, угрозы, опасности развития биосферы и геосистемы в целом).

Ярким примером биопсихосоциального неблагополучия жизни в геосистеме «природа-человек-общество», является этноцид как феномен уничтожения культуры народа, а не только одного физического истребления людей (геноцид). Говоря об этноциде, подразумеваются события, имевшие место на протяжении всей истории человечества вплоть до наших дней -намеренную политику разрушения культуры, часто приводящую и к физическому истреблению членов общества — носителей этой культуры. Кроме того, этноцид может происходить и посредством аккультурации, транскультурации и декультурации.

Этноцид проявляется, по мнению Франсуазы Фонваль, 144 во вновь созданных государствах, где, как правило, первостепенной задачей считается национальная интеграция. Требования же этнических меньшинств не только игнорируются, но объявляются незаконными, ведущими к распаду, подрывающими государственное строительство и консолидацию. Подобное поведение правящей элиты национальных государств особенно наглядно проявляется в Латинской Америке. Противоположностью ему является неуклонное отстаивание прав любого меньшинства и любой культуры вне

144 См.: Ф. Фонваль. Этноцид и аккультурация, http: //http://www. hrights. ru/text/b8/Chapter 14. htm. зависимости от характера этой культуры, количественных и временных параметров того или иного сообщества и даже от желания самих его членов.

Этноцид становится повсеместным явлением, так как, по словам Селима Абу, & quot-нет на свете страны, которая не стремилась бы стать сверхэтнической группой, вбирающей в себя черты культуры входящих в нее этнических групп, создающей новое господствующее качество и пробуждающей во всей популяции, сколь бы разнородной она ни была, чувство общей судьбы — чувство, обладающее большим побудительным воздействием, чем та или иная этническая принадлежность& quot-145.

Однако в последние десятилетия многие социоэтнические меньшинства ставят вопрос по-иному. Они заявляют о своих правах на сохранение самобытности и, наряду с этим, — на пользование достижениями современной культуры и высокими технологиями. Взаимосвязь традиционной культуры, материальных достижений цивилизации и свободы выбора человека весьма сложна, но и принципиально важна для биопсихосоциальной безопасности мира людей с различными культурами.

Приведенные примеры показывают, что в геосистеме «природа-человек-общество» простирание жизни человека осуществляется в пределах биопсихосоциального благополучия и неблагополучия, блага и вреда, безопасного жизненного пространства и несущего опасность, целеустремленности к жизни и к смерти. Что же синергийно объединяет биполярности простирания жизни?

По мнению автора, синергийно жизнелюбие, проявляющееся в феномене праксиологической любви. В таком случае проявляется не эффект & laquo-одаривания»-, а приобретение людьми взаимно приумноженных даров ради общей биопсихосоциальной безопасности. Когда добро достигается не во зло другого, а любовь выражается как польза без нарушения свобод каждой личности. В такой любви соединяются дары цивилизации, которые

145 т-,

Там же. проявляют себя как материальные блага с одной стороны, и как вред для окружающей среды, и дары культуры, наполняющую жизнь ценностями, имеющие гуманный смысл.

Фактически посредством синергийных процессов жизнелюбия происходит программирование биопсихосоциального благополучия человечества на основе геоэтики и геоэстетики. Основой геоэтики геоэстетики является творение жизни благодаря любви как собирательной категории нравственных и праксиологических норм добра против зла ради красоты жизни и мира. Когда все находится во взаимосвязи — и духовность, и интеллект, и культура, и этика, и эстетика, тогда человек существует в гармонии с окружающей средой и жизнь переходит в бессмертие.

Интегративным результатом диссертационного исследования является биогеофилософское понимание феномена жизни, которое, конечно, не полностью объясняет субстанциональный смысл простирания жизни, но имеет, на наш взгляд, перспективное для праксиологии значение. В геоосистеме «природа-человек-общество» простирание жизни человека осуществляется в пределах биопсихосоциального благополучия и неблагополучия, блага и вреда, безопасного жизненного пространства и несущего опасность, целеустремленности к жизни и к смерти, жизнелюбия и страха перед смертью. Взаимосвязь традиционной культуры, материальных достижений цивилизации и свободы выбора человека весьма сложна, но и принципиально важна для биопсихосоциальной безопасности мира людей с различными культурами.

Опыт биогеофилософского осмысления устойчивого развития геосистем должен быть положен в основу совершенствования управления социально-инфраструктурным развитием территорий России. Нужно обобщение регионального опыта межотраслевой организации региональных структур на основе биопсихосоциальной сети безопасности (риски, угрозы, опасности развития биосферы и геосистемы в целом). Биологические исследования в ближайшем будущем дадут человеку возможность контролировать свою жизнедеятельность, активно влиять на процессы деторождения и значительно увеличить продолжительность жизни. Идея обретения человеком бессмертия через перемещение сознания в неорганическую оболочку (наподобие киборга) весьма привлекательна, но требует глубокого этического подхода.

При всем разнообразии теорий и точек зрения о происхождении, развитии и становлении жизни на Земле их объединяет общий методологический подход, сутью которого является историческая экстраполяция биофилософского познания сущности жизни. В ходе формирования философии жизни, философии биологии и биогеофилософии изменялись и сами концепции жизни, и представления о жизненных феноменах и процессах, и космоантропный принцип креативного образования человека в рамках ноосферы.

Все эти разновидности научного рационального мышления в том или ином контексте понимания жизни равноценны и автор не отдает предпочтение одному из них. В биогеофилософской концепции простирания жизни в геосистеме «природа-человек-общество» систематизирующую роль играют категории биопсихосоциальной материи, геохронотопа, «жизнь-смерть-бессмертие», позволяющие субстратно и материалистически истолковывать синергию событий освоения человеком временного пространства своего бытия. При этом пространство-время человеческой жизни выступает как интегрирующий фактор геосистемного бытия человека и познания им глубинного смысла окружающей жизненной среды.

Геохронотопное простирание жизни охватывает множество геосистемных сфер, характеризуясь наличием всех типов обмена веществ на всех уровнях организации жизненного пространства-времени в рамках оппозиций универсального закона человеческого бытия «жизнь-смерть-бессмертие». Простирание жизни как сложная форма движения материи, включенная в космобиосферные связи, входит в процессы субстратного изменения геохронотопных структур геосистемы «природа-человек-общество». Консонанс и диссонанс ритмики жизни в русле биогеофилософской концепции образуют точку отсчёта топотемпомерной оценки нормативной и патологической динамики человеческого бытия в геосистеме.

Нелинейная динамика простирания жизни представляет собой синергийный процесс человеческого бытия, согласованный с условиями окружающей среды, где геокосмические факторы имеют решающее значение для безопасного простирания живой и биопсихосоциальной материи. Развернутая характеристика формулировки содержания универсального закона человеческого бытия отражает связь неживой, живой и биопсихосоциальной материи, на субстратной основе которой осуществляется кругооборот процессов жизни, смерти и бессмертия с целью исторического перехода из одного поколения в другое биопсихосоциального благополучия человека.

Биогеофилософская концепция простирания жизни лежит в основе материалистического объяснения феномена бессмертия в ключе аргументов о генетической и социокультурной памяти человечества. Ближайшей перспективой обоснования биогеофилософской концепции жизни является применение закона возрастающей роли культуры и смысла идеи гуманной цивилизации. Энергия геосистемной экспансии простирания жизни предопределяет космоантропный принцип вечности и бесконечности человеческого бытия.

ПоказатьСвернуть

Содержание

Глава 1. ИСТОКИ И ОСНОВЫ БИОГЕОФИЛОСОФСКОЙ КОНЦЕПЦИИ ЖИЗНИ

1.1. Предпосылки биогеофилософского подхода.

1.2. Геосистемный критерий простирания жизни.

1.3. Пространственно-временной принцип жизни.

Глава 2. СУБСТАНЦИОНАЛЬНОЕ ПОНИМАНИЕ

ПРОСТИРАНИЯ ЖИЗНИ

2.1. Геохронотопная структура геосистемы.

2.2. Сущность биопсихосоциальной материи.

Глава 3. ГЕОСИСТЕМНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ДИНАМИЧЕСКОЙ УСТОЙЧИВОСТИ ЖИЗНИ

3.1. Эволюционная динамика простирания жизни.

3.2. Целенаправленность и синергия живой материи.

3.3. Консонанс и диссонанс ритмики жизни

Глава 4. ГЕОСИСТЕМНОСТЬ КРЕАТИВНОГО РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕКА

4.1. Креативность и безопасность человеческой жизни.

4.2. Креативное образование человека.

Глава 5. БИОГЕОФИЛОСОФСКАЯ ЗАКОНОМЕРНОСТЬ

ЖИЗНЬ-СМЕРТЬ-БЕССМЕРТИЕ"

5.1. Бинарная оппозиция «жизнь-смерть»

5.2. Геосистемное истолкование бессмертия

Глава 6. ПРАКСИОЛОГИЧЕСКАЯ РОЛЬ БИОГЕОФИЛОСОФИИ

6.1. Концепт биопсихосоциального благополучия.

6.2. Прикладной смысл категории жизнелюбия.

6.3. Геосистемное проектирование жизни.

Список литературы

1. Алексеев П. В. Социальная философия. М.: ООО & laquo-ТК Велби& raquo-, 2003.

2. Алексеева Т. И. Географическая среда и биология человека. М., 1977.

3. Астрономия и современная картина мира / Отв. ред. В. В. Казютинский. М.: Институт философии РАН, 1996.

4. Афанасьева В. В. Детерминированный хаос: феноменологическо-онтологический анализ. Саратов, 2003.

5. Ахромеева Т. С., Курдюмов С. П., Малинецкий Г. Г., Самарский A.A. Нестационарные структуры и диффузный хаос. М.: Наука, 1992.

6. Абдеев Р. Ф. Философия информационной цивилизации. М., 1994.

7. Абалкин Л. И., Аксенов В. В., Алтухов Ю. П. и др. Новая парадигма развития России (Комплексные исследования проблем устойчивого развития). Москва-Иркутск, 2000.

8. Акчурин И. А. Развитие понятийного аппарата теории самоорганизации // Самоорганизация и наука: опыт философского осмысления. М.: Арго, 1994.

9. Аскин Я. Ф. Культура и время. Саратов, 1998.

10. Аристотель. Сочинения. В 4 т. М., 1975−1984.

11. П. Аршинов В. И., Буданов В. Г. Синергетика эволюционный аспект // Самоорганизация и наука: опыт философского осмысления. М.: Арго, 1994.

12. Аршинов В. И., Войцехович В. Э. Синергетическое знание: между сетью и принципами // Синергетическая парадигма. Многообразие поисков и подходов. М., 2000.

13. Аршинов В. И., Климонтович Ю. Л., Сачков Ю. В. Естествознание и развитие: диалог с прошлым, настоящим и будущим. Послесловие к кн. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. / Пер. с англ. Ю. А. Данилова. М., 1986.

14. Агаджанян H.A., Макарова И. И. // Авиакосмическая и экологическая медицина. 2001. № 5.

15. Аствацатуров А. Е. Проблемы глобальной безопасности. Ростов н/Д, 2001.

16. Аствацатуров А. Е. Постулат единства постоянных экологической стабильности. Научная мысль Кавказа. Ростов н/Д, 2003.

17. Аствацатуров А. Е. Философия научного оптимизма в решении планетарных экологических проблем. Ростов н/Д, 2003.

18. Аствацатуров А. Е. Концепция единой теории безопасности техносферы. Научная мысль Кавказа, № 3. Ростов н/Д, 2003.

19. Аствацатуров А. Е. Положение о глобальной экологической безопасности. НМК, № 6, Пр. Ростов н/Д, 2003.

20. Аствацатуров А. Е. Философия научного оптимизма в решении планетарных экологических проблем. Ростов н/Д, ДГТУ, 2003.

21. Аствацатуров А. Е. Основы инженерной эргономики. Ростов н/Д: Изд-воРГУ, 1991.

22. Аствацатуров А. Е. Очерки философии экологической безопасности современной цивилизации. Ростов н/Д 2001.

23. Бахтин М. М. К философии поступка // Философия и социология науки и техники. Ежегодник: 1984−1985. М., 1986.

24. Беллер Г. А. Экзамен разума. М.: Мысль, 1988.

25. Бергсон А. Два источника морали и религии./ Пер. с фр., послесловие и примечания А. Б. Гофмана. М.: & quot-Канон"-, 1994.

26. Бергсон А. Творческая эволюция. М., 1998.

27. Булдаков С. К., Субетто А. И. Философия и методология образования. Науч. изд. Кострома: Изд-во КГУ им. H.A. Некрасова, 2002.

28. Буланова К .Я., Соловьева Н. Г., Лобанок Л. М. // Весщ HAH Беларусь Сер. бюл. навук. 2003. № 4.

29. Биологические ритмы / Под ред. Ю. Ашоффа. В 2-х т. Т.2.М., 1984.

30. Бауров Ю. А., Яковенко В. А., Комиссаров A.B. и др. // Биофизика. 2001. Вып. 5.

31. ЗГБердников И. П. Цели развития как области притяжения социальных аттракторов // Социальные идеалы в стратегиях общественного развития. 4.1 Саратов: Изд-во & laquo-Научная книга& raquo-, 2005.

32. Бердяев H.A. О назначении человека. М.: Республика, 1993.

33. Бокарев В. Н. Понятие управления и оптимизации биосферы // Методологические аспекты исследования биосферы. М.: Изд-во & laquo-Наука»-, 1995.

34. Биология и культура. М., 2004. 35. Биофилософия. М., 1997.

35. Блюменфельд Л. А. Решаемые и нерешаемые проблемы биологической физики. М., 2002.

36. Борзенков В. Г. Философские основания теории эволюции. М., 1987.

37. Борзенков В. Г. Жизнь, философия жизни и биофилософия // Свободная мысль. 1999. № 8.

38. Борзенков В. Г. Современная биология в зеркале методологической рефлексии // Методология биологии: новые идеи. Синергетика. Семиотика. Коэволюция. М., 2001.

39. Борзенков В. Г. Проблема единства науки на рубеже XX—XXI вв.еков // Пятые сократические чтения. Рефлексивность социальных процессов и адекватность научных методов. М., 2004.

40. Берже П., Помо И., Видаль К. Порядок в хаосе. М.: Мир, 1991.

41. Бианки B. JI. Механизмы парного мозга. JL: Наука, 1989.

42. Богданов A.A. Тектология. Кн. 1. М., 1989.

43. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. / Пер с англ., под ред. B. JI. Иноземцева. М., 1999.

44. Бехтерев В. М. Рациональное использование человеческой энергии труда // Тр. Первой всерос. инициативной конф. по науч. организации труда и производства. Вып. 1. М., 1921.

45. Бранский В. П. Теоретические основания социальной синергетики // Петербургская социология. 1997. № 1.

46. Буданов В. Г. Концепция естественнонаучного образования гуманитариев: эволюционно-синергетический подход // Высшее образование в России. 1994. № 4.

47. Буданов В. Г. Междисциплинарные технологии и принципы синергетики // Первый Российский философский конгресс. Материалы конгресса. Т. VIII. -M., 1997.

48. Буданов В. Г. Синергетические аспекты информационных кризисов и культура // Философия и наука. М.: ИФ РАН. 1996.

49. Буданов В. Г. Синергетические стратегии в образовании // Философские проблемы образования. М., 1996.

50. Буданов В. Г. Трансдисциплинарное образование, технологии и принципы синергетики // Синергетическая парадигма. Многообразие поисков и подходов. М., 2000.

51. Будыко М. И. Влияние человека на климат. Л., 1972.

52. Бэкон Ф. Новый органон. Афоризмы об истолковании природы в царстве человека (С XXX). // Цит. из кн. И. И. Лапшина & laquo-Философия изобретения и изобретения философии& raquo-. М., 1999.

53. Василькова В. В., Яковлева И. П., Барыгин И. Н. Волновые процессы в общественном развитии. Новосибирск, 1992.

54. Баженов Л. Б. Строение и функции естественно-научной теории. М., 1978.

55. Бартини Р. Соотношение между физическими величинами. М. Атомиздат, 1966, вып. 1.

56. Бартини Р., Кузнецов П. Г. Множественность геометрий и множественность физик. Брянск, 1974.

57. Бауэр Э. Теоретическая биология. М.- Л., 1935.

58. Березов Т. Т. ДСоровинБ. Ф. Биологическая химия. М., 2002.

59. Большаков Б. Е. Законы сохранения и изменения в биосфере& mdash- ноосфере. М., 1990.

60. Большаков Б. Е, Кузнецов О. Л., П. Г. Кузнецов и проблема устойчивого развития Человечества. Дубна, 2001.

61. БлейкморДж. Физика твердого тела. М., 1988.

62. Бурбаки Н. Очерки по истории математики. М., 1962.

63. Бурбаки Н. Теория множеств. М., 1955.

64. Вернадский В. И. Проблемы биогеохимии. Тр. биогеохимической лаборатории. Т. XVI. М., 1980.

65. Волошинов A.B. Онтология красоты и математические начала искусства. Саратов, 1993.

66. Вавилов С И. Собрание сочинений: В 3 т. ТЗ. М., 1956.

67. Вейсман Ф. Как я понимаю философию. // Путь в философию. Антология. -СПб., 2001.

68. Вернадский В. И. Философские мысли натуралиста. М., 1988.

69. Вернадский В. И. О состояниях пространства в геологических явлениях. // Труды биогеохимической лаборатории. Т. 16. М., 1980.

70. Вернадский В. И. Размышления натуралиста: пространство и время в косной и живой природе. В 3-х кн. Кн. 1. С 3−22. М., 1975.

71. Вернадский В. И. Научная мысль как планетное явление // Философские мысли натуралиста. М.: 1988.

72. Владимирский Б. М., Темурьянц H.A. Влияние солнечной активности на биосферу-ноосферу (Гелиобиология от A. JI. Чижевского до наших дней). М., 2000.

73. Витгенштейн JI. Мысли о философии // Путь в философию. Антология. СПб., 2001.

74. Витол Э. А. Планетарная эволюция: прошлое, настоящее, будущее. Ростов н/Д, 2002.

75. Войцехович В. Э. Синергетика и психизм // Синергетика и психология. СПб., 1997.

76. Вайнберг С. Мечты об окончательной теории. Физика в поисках самых фундаментальных законов природы. М., 2004.

77. Винер Н. Человек управляющий. М. -СПб., 2001.

78. Вызов познанию. Стратегии развития науки в современном мире. М., 2004.

79. Галилей Г. Избранные труды. В 2 т. М., 1964.

80. Гвишиани Г. В. Принцип дополнительности и эволюция природы. // Вопросы философии. 1997. № 4.

81. Гегель Г. В. Ф. Наука логики. В 2х т. М., 1970. Т. 1.

82. Гейзенберг В. Открытие Планка и основные философские вопросы учения об атомах // Вопросы философии. 1958. № 11.

83. Гейзенберг В. Философские проблемы атомной физики. М. ,

84. Гейзенберг В. Шаги за горизонт. Абстракция в современной науке. М., 1987.

85. Гирусов Э. В. Философия общества устойчивого развития и экологические проблемы. // Новая парадигма развития России. М., 1999.

86. Гирусов Э. В. Возможен ли Homo ecologus? // Рационализм и культура на пороге третьего тысячелетия: III Российский философский конгресс. В 4-х т. -М., 2002. Т. 1.

87. Глеисдорф П., Пригожин П. Термодинамическая теория структуры, устойчивости и флуктуации. Пер. с англ. М., 1973.

88. Газенко О. Г., Парфенов Г. П., Шепелев Е. Я. II Земля и Вселенная. 1981. № 1.

89. Гедерим В. В., Соколовский В. В., Горшков Э. С. и др. // Биофизика. 2001. Вып. 5.

90. Галимов Э. М. Феномен жизни. Между равновесием и нелинейностью. Происхождение и принципы эволюции. М., 2001.

91. Гринченко С. Н. Системная память живого. М., 2004.

92. Грязнов Б. С. Логика, рациональность, творчество. М., 1982.

93. Гоббс Т. Человеческая природа. Сочинения в 2-х тт. Т. 1. М., 1989.

94. Говалло В. И. Почему мы не похожи друг на друга. Очерки о биологической индивидуальности. М., 1984.

95. Голубев В. С. Рецензия на кн. К. С. Лосева, В. Г. Горшкова, К. Я. Кондратьева & quot-Проблемы экологии России& quot-. М., 1993 //Вестник АН РАН. 1994. Т. 64. № 12.

96. Голубев B.C. Человек в биосфере: время управляемого развития. М., 1993.

97. Горохов В. Г., Розин В. М. Введение в философию техники. М. ,

98. Горохов В. Г. Степин B.C., Розов М. А. Философия техники // Философия науки и техники. М., 1995.

99. Горшков В. Г., Кондратьев К. Я., Лосев К. С. Глобальные экологические перспективы. //Вестник РАН. 1992. № 5.

100. Гудмен Н. Способы создания миров / Пер. с англ. А. Л. Никифорова, Е. Е. Ледникова, М. В. Лебедева, Т. А. Дмитриева. М., 2001.

101. Гасилин В. Н. Формирование неклассической философии. Философия жизни. Саратов, 1995.

102. Гер дер И. Г. Идеи к философии истории человечества. М., 1977

103. Глас Л., Мэки М. От часов к хаосу. Ритмы жизни. М.: Мир, 1991.

104. Глеисдорф П., Пригожин. Термодинамическая теория структуры, устойчивости и флуктуации, пер. с англ. М., 1973.

105. Турин С. П. Проблемы маргинальной антропологии.- Саратов, 1999.

106. Гурвич А. Г. Принципы аналитической биологии и теории клеточных полей. М., 1991.

107. Гареев Ф. А. Принцип резонансной синхронизации как основа существования систем реального мира. Новосибирск 2001.

108. Гаряев П. П. Волновая генетика как реальность. М., 2002.

109. Гейзенберг В. Шаги за горизонт. М., 1987.

110. Горшков В. Г. Физические и биологические основы устойчивости жизни. М., 1995.

111. Давыдовский И. В., Сильвестров В. Е. Об определении понятия & laquo-болезнь»- // Арх. пат. 1966. Т. 28. № 1.

112. Давидович В. Е. Судьба философии // Вестник РФО РАН 1 (25). М., 2003.

113. Девис П. Суперсила. Поиск единой теории природы / Пер. с англ. Ю. А. Данилова и Ю. Г. Рудого. М., 1989.

114. Декарт Р. Избранные произведения. М., 1950.

115. Декарт Р. Правила для руководства ума. М. -Л., 1936.

116. Дубров А. П. Симметрия биоритмов и реактивности. М., 1987.

117. Дарвин Ч. Происхождение видов путем естественного отбора. СПб., 2001.

118. Дойч Д. Структура реальности. М. -Ижевск, 2001.

119. Докинз Р. Эгоистичный ген. М., 1993.

120. Зельдович Я. Б. Избранные труды. Частицы, ядра, Вселенная. М., 1985.

121. Зиммель Г. Избранное. В 2 т. Т. 2. Созерцание жизни. М& bdquo- 1996.

122. Иноземцев В. JI. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы. М., 2000.

123. Ичас М. О природе живого: механизмы и смысл. М., 1994.

124. Иноземцев B. JI. Теория постиндустриального общества как методологическая парадигма российского обществоведения // Вопросы философии. 1997. № 10.

125. Каструбин Э. М. Трансовые состояния и & quot-поле смысла& quot-. М.: КСП, 1995.

126. Казначеев В. П., Михайлова Л. П. Биоинформационная функция естественных электромагнитных полей. Новосибирск, 1985.

127. Каток А. Б., Хасселблат Б. Введение в современную теорию динамических систем. М.: Факторил, 1999.

128. Князев A.A. Восемь лекций по синергетике. Саратов, 1996.

129. Колебательные процессы в биологических и химических системах. Т. 2, Пущино-на Оке, 1971.

130. Кольцов Н. К. Задачи и методы изучения расовой патологии. М., 1929.

131. Котельников Г. А. Синергетика: Учебное пособие для студентов и аспирантов. Белгород: Изд-во БелГТАСМ, 1996.

132. Курдюмов С. П. Антропный принцип в синергетике // Вопросы философии, 1997. № 3.

133. Курдюмов С. П., Малинецкий Г. Г., Потапов А. Б. Синергетика -новые направления // Знание. Сер. Математика и кибернетика. 1989. № 11

134. Казютинский В. В. Ценностные ориентации современного космизма и прогнозы будущего техногенной цивилизации П Философия, наука, цивилизация. М., 1999.

135. Казютинский В. В. Истина как идеал науки. // Рационализм и культура на пороге третьего тысячелетия: III Российский философский конгресс. В 4-х тт. М., 2002. Т. 1.

136. Канке В. А. Основные философские направления и концепции науки. Итоги XX столетия. М., 2000.

137. Кант И. Логика. Трактаты и письма. М., 1989.

138. Кант И. Соч. в 6 т. М., 1964.

139. Капица С П. Феноменологическая теория роста населения Земли // Успехи физических наук. 1996. Т. 166. № 1.

140. Капица С П., Курдюмов С П., Малиновский Г. Г. Синергетика и прогнозы будущего. М., 1997.

141. Камшилов М. М. Эволюция биосферы в условиях научно-технического прогресса // Методологические аспекты исследования биосферы. М. Изд-во: & laquo-Наука»-. 1979.

142. Князева Е. Н. Случайность, которая творит мир (новые представления о самоорганизации в природе и обществе)// В поисках нового мировоззрения: И. Пригожин, Е. и Н. Рерихи. М., 1991.

143. Князева E.H. Синергетика как генератор моделей // Логика, методология и философия науки. Москва-Обнинск, 1995.

144. Князева E.H. Синергетический вызов культуре. М., 2000.

145. Князева E.H., Курдюмов С П. Законы эволюции и самоорганизации сложных систем. М., 1994.

146. Князева E.H., Курдюмов С П. Синергетика как новое мировидение: диалог с И. Пригожиным //Вопросы философии. 1992. № 12.

147. Князева E.H., Курдюмов С П. Синергетическое расширение антропного принципа. // Синергетическая парадигма. Многообразие поисков и подходов. М., 2000.

148. Кобляков A.A. Синергетика и творчество: универсальная модель устранения противоречий как основа новой стратегии исследований // Синергетическая парадигма. Многообразие поисков и подходов. М., 2000.

149. Козлова М. С. Необычное дело философа // Путь в философию. Антология. СПб., 2001.

150. Койре А. Очерки истории философской мысли II О влиянии философских концепций на развитие научных теорий. М., 1985.

151. Константиновская JT.B. Законы цикличности развития систем и космос // Сознание и физическая реальность. 2001. № 2.

152. Кун Т. Структура научных революций. М., 1977.

153. Капра Ф. Паутина жизни. Новое научное понимание живых систем. М., 2003.

154. Кейлоу П. Принципы эволюции. М., 1986.

155. Клеро А. Теория фигуры Земли. М., 1947.

156. Клейн Ф. Об основаниях геометрии. М., 1955.

157. Казначеев В. П., Кузнецов П. Г. Теоретическая биология. М., 1967.

158. Климонтович Ю. Л. Статистическая физика. М., 1982.

159. Кон П. Универсальная алгебра. М., 1968.

160. Кочергин А. Н. Методы и формы научного познания. М., 1986.

161. Коллин Р. Теория небесных влияний. Спб., 1997.

162. Крон Г. Тензорный анализ сетей. М., 1980.

163. Кузнецов О. Л., Кузнецов П. Г., Большаков Б. Е. Синтез естественных и гуманитарных наук. М., 2001.

164. Кузнецов П. Г. Искусственный интеллект и разум человеческой популяции // Александров Е. А. Основы теории эвристических решений. М., 1975.

165. Кузнецов O. JL, Кузнецов П. Г., Большаков Б. Е. Система природа-общество-человек: устойчивое развитие. Москва- Дубна, 2000.

166. Кузнецов O. JL, Большаков Б. Е. Устойчивое развитие: Научные основы проектирования в системе природа& mdash- общество-человек. — Спб. -М. -Дубна, 2002.

167. Кузнецов O. JI. Мир глазами геофизика. М., 1999.

168. Кузнецов О. Л., Симкин Э. М., Чилингар Дж: Физические основы вибрационного и акустического воздействий. М., 2001.

169. Кузнецов П. Г. О доказательстве последней теоремы Ферма. М., 1994.

170. Кузнецов П. Г. Универсальный язык для формального описания физических законов. М., 1973.

171. Кузанский Н. Об ученом незнании. Спб., 2001.

172. Кулаков Ю. Н., Владимиров Ю. С., Кранауков A.B. Симметрия. М., 1993.

173. Копылов И. П. Электромагнитная Вселенная. М., 1999.

174. Лапшин И. И. Философия изобретения и изобретения философии. М., 1999.

175. Ленинджер А. Основы биохимии. М., 1985.

176. Лебедев С. А. Индукция как метод научного познания. М., 1980.

177. Лебедев С. А. Интерналистское и экстерналистское объяснение развития научного знания: возможности и границы// Вестник Московского ун-та, серия 7, & laquo-Философия»-. 1991, № 3.

178. Лебедев С. А. Научное познание, его структура и динамика// Философия: университетский курс. М., 2003.

179. Лекторский В. А. Научное и ненаучное мышление: скользящая граница//Разум и экзистенция. М., 1989.

180. Левченко В. Ф. Эволюция биосферы до и после появления человека. СПб., 2004.

181. Лорени К. Оборотная сторона зеркала. M., 1998.

182. Любищев A.A., Гурвич, А .Г. Диалог о биополе. Ульяновск, 1998.

183. Лейбниц Г. В. Соч. в 4-х т. Т. 1. М., 1982.

184. Лешкевич Т. Г. Проект новой онтологии. // Рационализм и культура на пороге нового тысячелетия: III Российский философский конгресс. В 4-х тт. М., 2002. Т.1.

185. Локк Д. Сочинения в трех томах. Т. 1. М., 1985.

186. Ломов Б. Ф. Человек в системах управления. М., 1967.

187. Лосев А. Ф. История античной эстетики. (Высокая классика). М., 1974.

188. Лесков Л. В. Нелинейная Вселенная: новый дом для человечества. М., 2003.

189. Лихачев Д. С. О национальном характере русских // Вопросы философии. 1990, № 4.

190. Мак-Фарленд Д. Поведение животных: Психобиология, этология и эволюция / Пер. с англ. М.: Мир, 1988.

191. Малинецкий Г. Г., Потапов А. Б. Современные проблемы нелинейной динамики. М.: Эдиториал УРСС, 2000.

192. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., изд. 2-е. М., 1995. Т.1.

193. Маслов Р. В. Концепция функциональной асимметрии мозга: онтологический и социокультурный аспект // Диссер. на соиск. уч. ст. к. филос. н. Саратов, 1998.

194. Мерлин B.C. Психология индивидульности / Под ред. Е. А. Климова М.: Изд-во & laquo-Институт практической психологии& raquo-. Воронеж: НПО & laquo-МОДЭК»-, 1996.

195. Михайлов Ф. Т. Сознание // Филос. словарь. М., 2001.

196. Молодиченко Т. А. Социоакмеологическая ориентация вузовского образования. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2004.

197. Майнцер К. Сложность и самоорганизация. Возникновение новой науки и культуры на рубеже века // Синергетическая парадигма: многообразие поисков и подходов. М., 2000.

198. Мамардашвили М. Как я понимаю философию. М., 1990.

199. Мамардашвили М. Сознание и цивилизация. // Тайны сознания и бессознательного. Харвест. 1998.

200. Мамардашвили М. Феноменология сопутствующий момент всякой философии. // Путь в философию. Антология. СПб., 2001.

201. Маритен Ж. Философ во граде. // Путь в философию. Антология. СПб., 2001.

202. Маркарян Э. С. Культура как способ социальной самоорганизации. Пущино, 1982.

203. Мемфорд Л. Техника и природа человека // Новая технократическая волна на Западе. М., 1986.

204. Мечников И. И. Этюды оптимизма. М., 1988.

205. Мизнер Ч., Уилер Д. Гравитация, нейтрино, вселенная. М., 1962.

206. Моисеев H.H. Расставание с простотой. М., 1998.

207. Моисеев H.H. Судьба цивилизации. Путь разума. М., 2000.

208. Моисеев H.H. Вернадский и современность // Вопросы философии. 1994. -№ 4.

209. Моисеев Н. Н. Человек, среда, общество. М., 1982.

210. Моисеев H.H. Восхождение к разуму. М., 1993.

211. Моисеев H.H. Логика универсального эволюционизма и кооперативность // Вопросы философии. 1989. № 8.

212. Моисеев H.H., Александров В. В., Тарко A.M. Человек и биосфера. М., 1985.

213. Мотрошилова Н. В. Путь Гегеля к & quot-Науке логики& quot-. Формирование принципов системности и историзма. М., 1984.

214. Мотрошилова Н. В. Цивилизация и феноменология. // Путь в философию. Антология. СПб., 2001.

215. Матурана У. Р., Варела Ф. Х. Древо познания. М., 2001.

216. Методология биологии: новые идеи. Синергетика. Семиотика. Коэволюция. М., 2001.

217. Многомерный образ человека. М., 2001.

218. Налимов В. В. Вероятностная модель языка. М., 1979.

219. Налимов В. В. Разбрасываю мысли. М., 2000

220. Негодаев И. А. Информатизация культуры. Ростов н/Д, 2003.

221. Негодаев И. А. На путях к информационному обществу. Ростов н/Д, 1999.

222. Негодаев И. А. Философия техники. Ростов н/Д, 1997.

223. Николис Дж. Динамика иерархических систем. Эволюционное представление. М., 1989.

224. Николис Г., Пригожин И. Познание сложного. Введение: Пер с англ. М.: Мир, 1990.

225. Назаров В. И. Учение о макроэволюции. На путях к новому синтезу. М., 1991.

226. Наука и ее методы накануне XXI столетия. М., 2004.

227. Наука. Общество. Человек. М., 2004.

228. Овчинников О. Г. Государственное регулирование аграрного сектора США. М.: 000 & quot-ДеЛи"-, 1999.

229. Одум Г., Одум Э. Энергетический базис человека и природы. М.: Прогресс, 1978.

230. Оленьев В. В., Федотов А. П. Глобалистика на пороге XXI века. Вопросы философии. 2003. № 4.

231. Огурцов А. П. Философия природы. Коэволюционная стратегия. М., 1995.

232. Одум Ю. Экология. В 2 т. Т. 1. / Пер. с англ. Ю. М. Фролова. М., 1986.

233. Перна Н. Я. Ритм, жизнь и творчество. Петроград. 1925.

234. Перспективы метафизики: классическая и неклассическая метафизика на рубеже веков / Под ред. Г. Л. Тульчинского, М. С. Уварова. -СПб., 2000.

235. Платон. Сочинения. В 3 т. Т. 3. Ч. 1. М., 1971.

236. Петровский A.B., Петровский В. А. Категориальная система психологии. Вопросы психологии. 2000. № 5.

237. Плыкин В. Д. В начале было слово или след на воде. Ижевск, 1995.

238. Поликарпов B.C. История науки и техники. Ростов н/Д, 1999.

239. Поликарпов B.C. Контуры будущего цивилизаций. СПб.- Ростов н/Д- Таганрог, 2000.

240. Поппер K.P. Квантовая теория и раскол в физике. М., 1998.

241. Прибрамм К. Язык мозга / Пер. с англ. М., 1975.

242. Пригожин И. Время всего лишь иллюзия? // Философия, наука, цивилизация. М., 1999.

243. Пригожин И. От существующего к возникающему. М., 1985.

244. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой. / Пер. с англ. Ю. А. Данилова. М., 1986.

245. Прист С. Теории сознания. / Пер. с англ. и предисл. А. Ф. Грязнова. М., 2000.

246. Перкинс. Д. Исповедь экономического убийцы. Предисловие и ред. русского издания проф. JI. JI. Фитуни М.: Pretext, 2005.

247. Пригожин И., Стенгерс И. Время, хаос, квант. М., 1994.

248. Пространственно-временная организация страны: Региональный анализ. / Самсонов В. Б., Аникин В. М., Митрофанов А. Ю., и др.- под ред. В. Б. Самсонова. Саратов: Приволж. кн. изд-во, 2000.

249. Реймерс Н. Ф. Природопользование. Словарь-справочник. М.: Мысль, 1990.

250. Российская цивилизация: Пространственно-временные характеристики. / Самсонов В. Б., Семёнов С. Н., Устьянцев В. Б., и др.- под ред. В. Б. Самсонова. Саратов: Приволж. кн. изд-во, 2001.

251. Русский космизм: Антология философской мысли. М., 1993.

252. Рьюз М., Уилсон Э. Дарвинизм и этика// Вопросы философии. 1987. № 1.

253. Режабек Е. Я. Концепция & quot-устойчивого развития& quot-: проблема достоверности выводов. М., 1996.

254. Режабек Е. Я. Перспективы эволюционизма с позиции синергетики. Ростов н/Д, 1994. НМК. № 4.

255. Режабек Е. Я. Синергетические представления и социальная реальность. // Научная мысль Кавказа. 2001. № 2.

256. Розин В. М. Философия техники. М., 2001.

257. Рейхенбах Г. Философия пространства и времени. / Пер. с англ. / Общ. ред. А.А. Логунова- послесл. A.A. Логунова и И. А. Акчурина. М., М., 1985.

258. Ризниченко Г. Ю. Нелинейное естественнонаучное мышление и экологическое сознание // Труды международной конференции & quot-Критерии самоорганизации в физических, химических и биологических системах& quot-. М., 1995.

259. Розов М. А. Наука как традиция // Философия науки и техники. М, 1995.

260. Рузавин Г. И. Философские проблемы оснований математики. М., 1984.

261. Резникова Ж. И. Интеллект и язык животных и человека. М., 2005.

262. Спиридонов О. П. Фундаментальные физические постоянные. М., 1991.

263. Спиркин А. Г. Философия. М., 2000.

264. Степин B.C., Горохов В. Г., Розов М. А. Научное познание как социокультурный феномен // Философия науки и техники. М., 1995.

265. Степин В. С Саморазвивающиеся системы и перспективы техногенной цивилизации // Синергетическая парадигма. Многообразие поисков и подходов. М., 2000.

266. Степин B.C., Горохов В. Г., Розов М. А. Структура и динамика научного познания // Философия науки и техники. М., 1995.

267. Степин В. С Тенденция современного научно-технического развития как предпосылка новых ценностей // Синергетическая парадигма. Многообразие поисков и подходов. М., 2000.

268. Степин B.C. Философская антропология и философия науки. М., 1992.

269. Степин B.C. Эпоха перемен и сценарии будущего. М., 1996.

270. Степин B.C. Теоретическое знание. М., 2000.

271. Степин B.C., Кузнецова Л. Ф. Научная картина мира в культуре техногенной цивилизации. М., 1994.

272. Степин B.C. Становление научной теории // Человек. Наука. Цивилизация. М., 2004.

273. Самсонов В. Б. Принципы пространственно-временной организации // Пространственно-временная организация страны:

274. Региональный анализ. В. Б. Самсонов, А. Ф. Голубенцев, A.M. Демин, и др.- под ред. В. Б. Самсонова. Саратов: Приволжское кн. изд-во, 2000.

275. Симонов П. В. Эмоциональный мозг. М.: Наука, 1981.

276. Соловьев B.C. Смысл любви: Избранные произведения. М.: Современник, 1991.

277. Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. М.: Политиздат, 1992.

278. Социология: Словарь-справочник. Т. I. Социальная структура и социальные процессы. М.: Наука, 1990.

279. Социоэкосистемная экономика (Фундаментально-прикладные проблемы) // Самсонов В. Б., Камышев А. П., Донецкова Л. А., и др.- под ред. В. Б. Самсонова. Саратов: Изд-во & laquo-ЭМОС»-, 2004.

280. Семененя И. Н. // Тез. докл. II съезда физиологов Сибири и Дальнего Востока. Новосибирск, 1995. Ч. 2.

281. Станко В. И., Марков Г. П. Астрология и ЯМР // Новое в жизни, науке, технике: Сер. физика. М., 1991. № 5.

282. Субетто А. И. Творчество, жизнь, здоровье и гармония. Этюды креативной онтологии. М.: Изд. фирма & quot-Логос"-, 1992.

283. Тоффлер Э. Шок будущего: Пер. с англ. М.: ООО «Изд-во ACT», 2004.

284. Трофимова И. Н. Индивидуальные различия с точки зрения эволюционно-синергетического подхода // Вопросы психологии. 1986. № 1.

285. Трубецков Д. И. Нелинейная динамика в действии. Саратов: ГосУНЦ & quot-Колледж, 2002.

286. Теория познания: В 4-х тт. Т. З. Познание как исторический процесс. / Под ред. В. А. Лекторского, Т. Н. Ойзермана. М., 1993.

287. Толстых В. И. Цивилизация и модернизация в контексте глобализации. // Философия, наука, цивилизация. / Под. ред. В. В. Казютинского. М., 1999.

288. Урсул А. Д. Человечество. Земля. Вселенная: Философские проблемы космонавтики. М., 1977.

289. Философия техники в ФРГ. /Пер. с нем. и англ. Ц. А. Арзаканян, В. Г. Горохов, Ю. Б. Тупталов, А. О. Сейдалина. М., 1989.

290. Философия естественных наук / Под общ. ред. проф.С. А. Лебедева. М.: Академический проект- Фонд & laquo-Мир»-, 2006.

291. Философия науки / Под общ. ред. проф.С. А. Лебедева. М.: Академический проект- Фонд & laquo-Мир»-, 2006.

292. Франк С. Л. Реальность и человек. Метафизика человеческого бытия. Париж, 1956.

293. Федоренко Н. П. Россия: уроки прошлого и лики будущего. М.: ЗАО & laquo-Издательство & laquo-Экономика»-»-, 2000.

294. Федоров Н. Ф. Философия общего дела. Соч. М., 1982.

295. Фридман A.A. Мир как пространство и время. М., 1965.

296. Фонваль Ф. Этноцид и аккультурация, http: //http:// www. hrights. ru/text/b8/Chapter 14. htm

297. Фролов И. Т. Перспективы человека. М.: Политиздат, 1983.

298. Фуко М. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук. М., 1977.

299. Фромм Э. Человек для себя. Минск, 1992.

300. Фоменко А. Т. Статистическая хронология. М., 1990.

301. Флорида Р. Креативный класс: люди, которые меняют будущее. Пер. с англ. М.: Издательский дом «Классика-ХХ1», 2005.

302. Хайдеггер М. Вопрос о технике. // Хайдеггер М. Время и бытие: Статьи и выступления. М., 1993.

303. Хайдеггер М. Основные проблемы феноменологии. // Положение об основании. Статьи и фрагменты / Пер. с нем., глоссарий, послесловие O.A. Коваль, предисловие Е. Ю. Сиверцева. СПб., 2000.

304. Хакен Г. Синергетика. М., 1985.

305. Хакен Г. Синергетике 30 лет. Интервью с профессором Г. Хакеном // Вопросы философии. 2000. № 3.

306. Хамитов Н. Философия человека: от метафизики к метаантропологии. Философия человека и его пределов: возможность метаантропологии. М., 2002.

307. Хаммель Ч. Дело Галилея. / Пер. с англ. А. Широтенской. М., 2001.

308. Христианская мудрость. / Составитель В. В. Лавский. М., 1999.

309. Хэнкок Г. Следы богов. В поисках истоков древних цивилизаций. М., 1999.

310. Хайруллин К. Х. Философия космизма. Казань, 2003.

311. Хайтун С. Д. Феномен человека на фоне универсальной эволюции. М.: Комкнига, 2005.

312. Хайтун С. Д. Эволюция Вселенной // Вопросы философии. 2004. № 10.

313. Хокинг С., Эллис Дж. Крупномасштабная структура пространства-времени. М., 1977.

314. Хомич И. И. Человек — живая система: естественно-научный и философский анализ. Минск, 1989.

315. Циолковский К. Э. Космическая философия (сборник). М., 2001.

316. Циолковский К. Э. Грезы о Земле и небе: Научно-фантастические произведения. Тула, 1986.

317. Циолковский К. Э. Монизм Вселенной. Калуга. 1925.

318. Чанышев А. Н. Философия древнего мира. М., 1999.

319. Чернавский A.B. Применение теории катастроф. Число и мысль. Вып. 2, 1979.

320. Черняев А. Ф., Удалова С. Н. Время пирамид Время России. Единый замысел. М., 2000.

321. Чехова Ю. Н. Система автономная. Энциклопедия кибернетики. В 2-х тт. Киев: 1975. Т.2.

322. Чижевский A. JI. Физические факторы исторического процесса. Калуга, 1924. С. 62.

323. Чижевский A. J1. Земное эхо солнечных бурь. М., 1976.

324. Чумаков А. Н. Глобализация: культурно-цивилизационный аспект. // Рационализм и культура на пороге третьего тысячелетия: III Российский философский конгресс. В 4-х тт. М., 2002. Т.З.

325. Шимельфениг О. В. Живая Вселенная. Саратов, 2005.

326. Шевелев И. Ш. Принцип пропорции. М., 1986.

327. Шаталов А. Т., Олейников Ю. В. К проблеме становления биофилософии//Биофилософия. М., 1997.

328. Швейцер А. Культура и этика. М., 1973.

329. Эбелинг В., Энгель А., Файстель Р. Физика процессов эволюции. М.: Эдиториал УРСС, 2001.

330. Энгельс Ф. Диалектика природы. М., 1995.

331. Юм Д. Исследования о человеческом познании // Соч. В 2 т. Т. 2. М, 1969.

332. Юнг К. Г. Архетип и символ. М., 1991.

333. Ясперс К. Современная техника // Новая технократическая волна на Западе. М., 1986.

334. Ясперс К. Общая психопатология. М., 1997.

335. Aiken N. The biological origin of art. West-port, CT: Prae-ger, 1998.

336. Alien N. Bercoff M. & Louder G. (eds) Nature’s Purpose: Analyses of Function and Design in Biology. Cambridge, 1998.

337. Ayala F. Teleological Explanation in Evolutionary Biology // Philosophy of Science. 1970. Vol. 37.

338. Ayala F. and Dobzhansky T. Studies in the Philosophy of Biology. Los Angeles and Berkeley: University of California Press, 1974.

339. Alexandre Koyre. The Astronomical Revolution (Ithaca, N.Y.: Cornell University Press, 1973),

340. Aristotle. De Caclo, trans. J.L. Stocks, vol. 2 of the Oxford translation of Aristotle’s works, ed. W.D. Ross (Oxford: Oxford University Press, 1922) chap. 14, (Пер. с англ. А. Широтенской).

341. Balme D.B. Aristotle. Dictionary of Scientific Biography, ed. Charles С Gillispie (New York: Charles Scribner’s Sons, 1981), vol. 1.

342. Beckner M. Biological Way of Thought. Berkeley, 1968. Bernier R., Pirlot P. Organe et function. Essai de biophi-losophie. Paris, 1977.

343. Bohz N. Atomic Physics and the Description of Nature. Cambridge, Eng.: Cambridge University Press, 1934.

344. Bottero I. Symptomes, signes, ecritures. In: Vernant I. P. et al. Divitanition et rationalite. — Parus: Seuil, 1974.

345. Capra F. The Tao of Physics N.Y.: Random House L.: Wildwood House, 1975.

346. Chang Tzu. Transi. James Legge, arrang bu Glae Waltham, New York: Ace Books, 1971.

347. Christopher Flavin. Reassessing Nuclear Power: The Fallout From Chernobyl. WorldWatch Paper 75, March 1987.

348. Clark H. H., Clark E. V., Psichology and language N. Y., 1977. // Clausius R. Annalen der Physik, 1865, Bd. 125, S. 353.

349. Christensen W. A Complex Systems Theory of Teleology // Biology and Philosophy. 1996. Vol. 11.

350. Coomaraswamy A.K. Hiduism and Buddism. Philosophical Library. New York, 1943.

351. Davies P. The Runaway Universe. -N.Y.: Penguin Books, 1980.

352. Dyson F. Energy in the Universe. Scientific American, 1971, v. 225.

353. Einstein A. Essays in Science. New York. Philosophical Library, 1934.

354. Erenfest P. Welche Rolle, spielt die dreidimensionalitat des Phisik. 1920. Bd. 61.

355. Erik Eckholm. The Other Energy Crisis: Firewood. Worldwatch Paper J. Sept. 1975.

356. Forster fon H. et al // Science. I960. № 4.

357. Haken Н., Mikhailov A. (Eds.). Interdisciplinary Approaches to Nonlinear Complex Systems. Berlin: Springer, 1993.

358. Heidegger M. Sein und Zeit. Tubingen, 1957.

359. Heisenberg W. Der Teil und das Ganze. Gesprache im Umkreis der Atom-physik. Munchen, 1976. S.

360. Heisenberg W. Physics and Philosophy. New York: Harper Torchbooks, 1958.

361. Heisenberg W. Physics and Philosophy. New York: Vintage Books, 1971.

362. Husserl E. Cartesianische Meditationen und Parirer Vortraege, hrsg. Von S. Strasser / 1963 (2. Auflage). Husserliana. Bd. I- рус. пер.: Картезианские размышления Пер. Д. В. Скляднева. СПб., 1998.

363. Husserl E. Die Idee der Phanomenologu. Ftirf Vorlesungen // Husserliana. Bd. II. Haag. 1958.

364. Jantsch Е. The Self- organizing Universe. Scientific and Human Implications of Universe. Scientific and Human Implications of the Emering Paradigm of Evolution. Oxford, 1980.

365. Kepler. Mysterium cosmographicum in Owen Gingerich, Johannes Kepler. Gillispie, Dictionary of Scientific Biography (Kegan Paul 1959), vol. 7.

366. Kepler. Opera, bk. 8, A. Burtt, The Metaphysical Foundations of Modern Science. London: Routledge and Kegan Paul. 1959.

367. Khorol J. Einstein and Selye. -«Rejuvenation» April, 1977, Vol № 2. (To the anniversary of dr. Hans Selye).

368. Kolmogoroff A. Sulla teoria di Volterra della per l’esistenzo // G. Ins. Degli Attuari. 1936.

369. Koyre A. Galileo Stadies. Hassocks: The Harvester Press. 1978.

370. Legget T.A. First Zen Reader. Rutland, Vermont: C.E. Turtle, 1972.

371. Lester R. Brown, Jodi L. Jacobson. The future of Urbanisation: Facing the Ecolofical and Economic Constraints. Worldwatch Paper 77, May 1987.

372. Mainzer К. Computer Neue Flugel des Geistes? 2nd End. Berlin: De Gruyter, 1995.

373. Mahner M. and Bunge M. Foundation of Biophilosophy. Berlin, Heidelberg, New York, 1997.

374. Mainzer K. Thinking in Complexity. The Complex Dynamics of Matter, Mind, and Mankind. Berlin: Springer Verlag, 1994.

375. Mascaro J. The Bhagavad Gita. Baltimore, Md.- Penguin Books, 1970.

376. Max Caspar, Kepler, trans. Doris Hellman. New York: Abelard-Shuman, 1959.

377. Needham, I. Science and Civilization in China. Cambridge, Eng.: Cambridge University Press, 1956.

378. Newton. Mathematical Principles of Natural Philosophy, book 3, «General Scholium» tran. Andrew Motte, revised Florian Cojori, in: Hutchina, Greate Books, vol. 34, p. 371 (Пер. с англ. А. Широченской).

379. Owen Gingerich. Ptolemy, Copernicus, and Kepler. The Greate Ideas Today: 1983 ed. Mortimer J. Adler and John van Dozen (Chicago: Encyclopaedia Brittanica, Ins., 1983).

380. Penrose H. P. Shadows of the Mind. A Search for Missing Science of Conciousness. Oxford: Oxford University Press. 1994.

381. Popper K. Objactive Knowledge. Oxford: Clarendon Pess, 1978.

382. Redhead M. Incompleteness, Nonlocality, and Realism: A Prolegomenon to the Philosophy of Quantum Mechanics. Oxford: Clarendon Press, 1987.

383. Suzuki D.T. The Essence of Buddhism. Kyoto, Japan: Hozokan, 1968.

384. Thorn R. Stalilite stuchrelle et morphogenese. Benjamin. 1972.

385. Thomas S. Kuhn. The Copernican Revolution: Planetary Astronomy in the Development of Western Thought (Cambridge, Mass: Harvard University Press, 1957).

386. Turing A. The Chemical Basis of Morphogenesis // Philos. Trans.1. Roy. Soc. London, 1952.

387. Wallis, trans. The Harmonies of the World. Greate Books, vol. 5, p. 1009. Weizsacker K. von. Tragweite der Wissenschaft, Schopfung und Weltenstehung. Stuttgart, 1971.

388. Weizsacker K. von. Zum Weltbild der Physik. Stuttgart 1970. // Weizsacker K.

Заполнить форму текущей работой