Английская дипломатия в годы войны за австрийское наследство 1740-1748 гг

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Всеобщая история
Страниц:
206


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Актуальность темы исследования. Несмотря на то, что изучение международных отношений всегда было актуальным, в 1990-е гг. наметилась тенденция усиления интереса к проблемам внешней политики и истории дипломатии. В первую очередь, это связано с существенными политическими изменениями, начавшимися в то время. Окончание холодной войны, распад СССР и соцлагеря, вызвавшие конфликты на территории Балканского полуострова- объединение Германии, становление Европейского союза, общий процесс глобализации мирового сообщества- арабо-израильский конфликт, войны в Афганистане, Чечне, Ираке и появление международного экстремизма и терроризма — вот далеко неполный список событий современности.

В данной работе исследуется переходный период истории международных отношений, когда прежняя структура Вестфальской системы, так называемая & laquo-старая система& raquo-, фактически прекращает свое существование из-за появления новых держав и ухода в тень старых. С 1739 г. европейские государства начали очередной виток борьбы друг с другом за гегемонию. В череде кровопролитных войн решалась судьба не только Европы, но и большей части мира за ее пределами. Эти конфликты подорвали господство в континентальной политике британской и французской дипломатии, что являлось ее основополагающим принципом после Утрехтского мира. В это время Россия вышла на европейскую сцену, Пруссия стала мощной державой, а позиции Австрии пошатнулись. Обозначились две основные оси противостояния: между Великобританией и Францией в колониях, между Австрией и Пруссией в Германии. Приоритеты великих держав постепенно смещались от традиционных континентальных проблем к вне-европейским. Хотя многие государственные деятели, даже в наиболее прогрессивных странах — Великобритании и Франции — не замечали этого изменения приоритетов. Тем не менее, является очень симптоматичным для данной тенденции то, что на начальном этапе война носила колониальный характер.

В период войны за австрийское наследство закладывались основы этих глобальных изменений, раскрывшихся во всей полноте уже в годы Семилетней войны. Нам представляется, что для понимания процесса в целом крайне необходимо разобраться в его истоках и первопричинах, именно поэтому соискатель обратился к этому периоду. Наиболее ярко новые тенденции международных отношений можно рассмотреть сквозь призму дипломатии. В связи с изменениями, произошедшими с системой взаимоотношений ведущих мировых держав современности, обращение к историческому опыту представляется весьма актуальным.

Актуальность темы исследования также определяется и фактом недостаточной изученности. В историографии мало работ, комплексно рассматривающих войну за австрийское наследство, а исследований, специально посвященных дипломатии Англии в этот период, — единицы. В отечественной исторической науке эта война, а тем более, английская дипломатия того времени, не получили достойного освещения. Произведения С. М. Соловьева & laquo-Политика России во время войны за австрийское наследство& raquo- (1867 г.) и А. Б. Соколова & laquo-Политическая борьба по вопросам внешней и колониальной политики в XVIII в. »- (1995 г.) сложно считать исключением, поскольку они не раскрывают основных военных и дипломатических коллизий, а с момента издания первого прошло много времени.

Объектом исследования в данной диссертации являются дипломатические отношения Англии с континентальными державами в рамках функционирования Вестфальской системы в середине XVIII века.

Предметом исследования — английская дипломатия в годы войны за австрийское наследство.

Основная цель работы — всестороннее исследование и анализ действий английского внешнеполитического ведомства в годы войны за австрийское наследство на фоне рассмотрения проблем внешней политики Англии в общеевропейском контексте. В рамках поставленной цели основными задачами диссертации являются следующие:

— Охарактеризовать взаимоотношения между ведущими мировыми державами в 1740-е гт. исходя из конкретных целей государств-участников военных действий, способов решения конфликта и степени влияния его результатов на развитие Вестфальской системы-

— рассмотреть английскую дипломатию в годы войны за австрийское наследство в общеевропейском контексте, проанализировать истоки изменения баланса сил в Европе и причины кризиса & laquo-старой системы& raquo-.

— проследить взаимосвязь переговорного аспекта с военными действиями-

— исследовать механизмы принятия английским кабинетом внешнеполитических решений-

— проанализировать воздействие внутренних процессов на внешнеполитическую деятельность английского кабинета и влияние международной коньюктуры на кризисные явления в правительстве-

— выявить степень влияния на международные отношения рассматриваемого периода личностного фактора, ибо дипломатия — это прежде всего действия конкретных людей со своими взглядами и подходами-

Следует также отметить, что в задачи диссертации входит преимущественно рассмотрение дипломатических аспектов международных отношений середины XVIII в., военные действия и внутренние процессы затрагиваются автором лишь по мере необходимости.

Хронологические рамки исследования охватывают период войны за австрийское наследство. Фактически в течение многих лет этот конфликт испытывал недостаток в общепринятом названии. Он представляет из себя сложную систему войн, продолжавшихся около 10 лет. Традиционно историки подразделяют эту войну на несколько конфликтов в зависимости от противоборствующих сторон: Англо-испанская война или война «из-за уха Дженкинса& raquo-(1739−1748 гг.), Первая Силезская война (1740−1742 гг.) и Вторая Силезская война (1744−1745 гг.), Австро-саксонская война (1741 г.), Австро-баварская война (1741−1745 гг.), Франко-австрийская война (1744−1748 гг.), Австро-испанская война (1742−1748 гг.). Несмотря на то, что каждый этап, включающий не только военные действия, но и дипломатические переговоры, имеет важное значение для понимания сущности всей системы, ряд историков рассматривает их по отдельности.1 Это, несомненно, приводит к односторонности восприятия конфликтов и совершенно не дает возможности проследить взаимозависимость переговорных и союзообразующих процессов. И, даже понимая, что действия, происходившие на рассеянных театрах военных действий во всем мире, были частями органического целого, более правильно называть эту борьбу Войной за Прагматическую санкцию, чем Войной за австрийское наследство. Однако современники с самого начала ухватились за аналогию с более ранними легитимными войнами по династическим претензиям. Прусские министры, например, и сам Фридрих Великий, именовали события 1740−1748 гг. & laquo-войной за австрийское наследство& raquo- уже в 1741 г. В XIX в. данное название стало общепринятым, но не универсальным. Терминологическая неуверенность привела к тому, что некоторые стадии конфликта либо исключаются, либо рассматриваются без взаимосвязи с другими событиями. Прежде всего, это относится к военным действиям в колониях Нового света. Можно предположить, что для исследователей, посвятивших свои работы немецкой арене конфликта, перипетии в колониях не имели значения, но для историка, посвятившего свою работу испанской, французской или, как в нашем случае, британской политике эти события должны играть важную роль.

Именно поэтому в данной диссертации мы сочли уместным раздвинуть общепринятые рамки войны (1740−1748 гг.) и начать ее рассмотрение с момента вступления Испании и Великобритании в открытое противостояние (1739 г.).

Однако раскрытие темы исследования в ряде случаев предполагает расширение хронологических рамок, обусловленное необходимостью анализа предпосылок и оценки пролонгированного результата войны.

Особенности понятийного аппарата исследования. Поскольку данная диссертация посвящена исследованию истории международных отношений в Европе XVIII в., из этого проистекает специфика, связанная с применением терминов & laquo-международные отношения& raquo-, & laquo-внешняя политика& raquo-, & laquo-дипломатия»-. Автор четко понимает, что международные отношения — это система взаимосвязей и взаимодействий различных субъектов этих отношений, и включает в себя внешнюю политику, устанавливающую цели, и дипломатию, определяющую средства и методы их достижения.

В исследовании используются различные дипломатические ранги: посол, дипломатический представитель высшего ранга, и посланник, глава дипломатической миссии, имеющий более низкий международно-правовой статус, чем посол, а так же термин & laquo-уполномоченное лицо& raquo-, то есть представитель, на которого возложена обязанность выражать интересы своего государства. Тем не менее, в целях избежания тавтологии в ряде случаев эти понятия будут использоваться как взаимозаменяемые.

Понятия & laquo-Священная Римская империя& raquo-, & laquo-Австрийская империя& raquo-, & laquo-Империя Габсбургов& raquo- (по отношению к времени правления Карла VI) в XVIII в. в историографии используются практически равнозначно. Действительно, императорский титул существовал в Западной Европе тогда один* - император г

Священной Римской империи. Однако необходимо отметить, что в течение исследуемого периода времени, с 1742 г. по 1745 г., имперский трон переходил от Габсбургов к Виттельсбахам, что, несомненно, учитывается автором при написании диссертации.

Касаясь военных аспектов данного исследования, мы пользовались понятием, часто широко употребляемым английскими историками, но ранее не используемым в отечественной историографии — & laquo-прагматическая армия& raquo-. Исходя из того, что войска, участвующие в военных действиях в Нидерландах и на северо-западе Империи, не были однородны по своему составу, включали ганноверские, голландские, английские, гессенские и другие наемные части, не имели одного постоянного главнокомандующего, но воевали с одной целью -защитить Прагматическую Санкцию (закон о престолонаследии, изданный Карлом VI Габсбургом 19 апреля 1713 г., принятый всеми землями австрийской монархии в 1720—1723 гг., который устанавливал нераздельность наследственных земель Габсбургов и порядок престолонаследия- в случае отсутствия у императора сыновей престол переходил к его дочерям), нам представляется вполне справедливым дать им такое определение.

Методологическая основа работы. Работа основана на применении современных методик, соответствующих принципам диалектики, историзма, объективности и комплексности. Английская дипломатия в годы войны за австрийское наследство рассматривается нами в динамике развития и взаимосвязи на основе комплексного анализа источников. Принципы историзма и объективности исходят из единства исторического и логического, предполагают изучение событий в конкретных исторических условиях и связях. В основу изложенного фактического материала был положен хронологический принцип, примененный для поэтапной реконструкции военных событий и дипломатических переговоров.

Наиболее значимым для исследования нашей проблемы явился системный подход. Он ориентирует исследование на раскрытие целостности объекта и обеспечивающих ее механизмов, на выявление многообразных типов связей и сведение их в единую теоретическую картину. Устанавливается некоторого рода причинно-следственная связь между успехами и неудачами английской дипломатии с внешними и внутренними факторами.

При решении поставленных задач использовались также такие методы, как сравнительно-исторический и структурный. Первый позволил выявить и сопоставить уровень в развитии международных отношений, проанализировать произошедшие изменения и определить их дальнейшие тенденции. Второй помог выявить место и роль английской дипломатии при решении вопросов войны и мира.

Кроме того, в данной диссертации есть некоторые междисциплинарные стыки (история и психология, история и политология, история и социология и т. п.), что в свою очередь требует обращения к социально-психологическому методу. Без этого трудно понять причины и мотивировать действия государственных деятелей разного уровня.

Источники. Для решения задач исследования в диссертации были использованы архивные и опубликованные источники следующих типов: отчеты о парламентских прениях, сборники дипломатических документов, переписка известных политиков и дипломатов, мемуары.

В первую очередь следует отметить изученные нами архивные материалы, полученные с помощью & laquo-Интернет»-. Это личные бумаги Генри Пелхама, имеющие первостепенное значение при изучении основных тенденций внешнеполитического курса английского правительства. Они состоят, прежде всего, из корреспонденции, полученной Генри Пелхамом от брата Томаса Пелхам-Холла, герцога Ньюкасла, и касаются всех аспектов политической жизни Великобритании с 1725 г. по 1754 г. 2

Значительный интерес для изучения английской истории представляет многотомная парламентская история, составленная Уильямом Коббетом и достаточно полно отражающая все политические процессы, происходившие в британском обществе начиная с 1066 г. по 1815 г. Издание включает речи депутатов британского парламента, а также тексты обсуждаемых ими законопроектов и постановлений английского правительства. Их анализ помогает установить взаимосвязь между принятыми дипломатическими решениями и общественной реакцией на них.

Важнейшим источником для нашего исследования стали многотомные собрания дипломатических документов по внешней политике Англии. Среди них можно выделить два издания, составленных еще в XVIII в., в которых содержатся официальные переводы важных международных договоров и конвенций, сделанные для использования парламентом и государственными службами.4 Тематически дополняют их & laquo-Собрание трактатов и конвенций& raquo-, сделанное Ф.Ф. Мартенсом5, в котором содержаться договоры, заключенные между Россией и ведущими европейскими державами, и сборник & laquo-Английские исторические документы& raquo-6, охватывающий все сферы деятельности государства.

Кроме того, нами использовались материалы, опубликованные в качестве приложений к сочинениям монографического характера. К ним можно отнести работы французского исследователя Альберта Брольи, написавшего целую серию книг по истории войны за австрийское наследство 7, и австрийца о

Альфреда Арнета, которые еще в XIX в. работали с архивными документами, хранящимися во Франции и Австрии, в большинстве случаев так и не вошедшими в официальные издания документов.

Большое значение для изучения международных отношений имеет переписка между ведущими британскими государственными деятелями. В данном диссертационном исследовании были использованы опубликованные в Англии собрания корреспонденции. Одно из них было составлено ведущим исследователем дипломатии в годы войны за австрийское наследство Р. Лоджем.9 В нем содержится переписка, имевшая место между госсекретарями герцогом Ньюкаслом и графом Честерфилдом в течение 1744−1746 гг., которая дает возможность проанализировать взгляды двух политиков по вопросам дипломатических отношений с Пруссией, Австрией и Голландией в переломный момент войны.

Также следует отметить изданное Архивным обществом Сассекса собрание корреспонденции между друзьями и соседями, двумя герцогами Ричмондом и Ньюкаслом, которое можно читать почти как непрерывный рассказ о главных политических событиях, происходивших в годы войны за австрийское наследство: кампании против контрабанды в южных морях 1740-х гг., всеобщих выборах 1734 г., 1741 г. и 1747 г., якобитском восстании 1745 г., падении Уопола, прихода к власти Картерета и карьерного роста братьев Пелхам. 10

Помимо этого, нами использовалось собрание писем, составленное Филипом

Йорком11, отражающее семейную и политическую историю жизни британского

10

Лорд-канцлера графа Хардвика, и переписка Фридриха II с Вольтером.

Еще одну группу источников составила мемуарная литература. При критическом анализе и сопоставлении с другими видами источников она позволяет более точно воссоздать объективную картину международных отношений в то время и определить причины некоторых внешнеполитических действий стран-участниц конфликта. Так, воспоминания испанского короля Филиппа V дают нам возможность взглянуть на ход военной и дипломатической кампании глазами Мадрида. 13

Необходимо упомянуть еще об одном интересном источнике, автором которого является видный государственный деятель, дипломат граф Честерфилд. Написанные им письма к сыну, изданные после его смерти14, приобрели широкую известность, как цельное эпистолярное собрание, многочисленно переиздававшееся и переведенное почти на все языки мира. 15 Традиционно этот памятник исследовался при изучении западноевропейской педагогической мысли. Однако нам его значение представляется шире, в качестве документов эпохи, в которых нашли отражение события, современником которых был граф Честерфилд. Кроме того, в использованном нами издании16 представлены не только письма, а также максимы, содержащие наставления будущему дипломату, и характеристики современников автора, известных государственных и политических деятелей.

Существующий комплекс источников, положенных в основу диссертации, позволяет достаточно объективно дать ответы на поставленные в начале исследования вопросы.

Историография. Конкретные исторические события нельзя рассматривать изолированно от общих процессов, характерных для изучаемого столетия, поскольку каждое явление имеет свои причины и последствия. В целом история международных отношений, а также военных конфликтов и дипломатических переговоров, весьма многогранна. Английская дипломатия середины XVIII в. в контексте международных отношений эпохи привлекала внимание историков уже довольно давно. Но хотя историография, касающаяся проблем международных отношений XVIII в., достаточно обширна, тем не менее, до сих пор исследуемому в данной диссертации вопросу не уделялось специального внимания.

Следует также заметить, что международную проблематику XVIII в. сложно рассматривать в плане развития традиционных историографических направлений и школ. В этой связи наш историографический обзор будет построен по проблемному принципу.

История Великобритании XVIII в. в отечественном англоведении не получила достаточно полного отражения. И, тем не менее, первые попытки обращения к истории Альбиона этого времени предпринимались уже с середины XIX — начала XX вв. В это время был издан ряд работ и курсов лекций по английской истории Г. Вызинского, Н. И. Кареева, А. Н. Савина и др., представляющих краткую характеристику основных событий с либеральных позиций. 17

Вместе с тем, некоторые дореволюционные отечественные исследователи обращались и к рассмотрению отдельных вопросов, касающихся международных аспектов. 18 Однако отличительной особенностью практически всех упомянутых исследований является определенная скудность использованной этими историками документальной базы.

Для советской историографии наиболее приоритетными были проблемы, имеющие отношение к промышленному перевороту, становлению национально-освободительного, революционного и рабочего движения в зарубежных странах. История Англии в данном случае не стала исключением. Весьма слабо изученными оставались проблемы международных отношений XVIII в. в аспекте истории Европы в целом и отдельных европейских стран, в частности. Можно выделить лишь несколько работ, косвенно касающихся темы нашего исследования. 19

Из исследований последних лет, касающихся истории международных отношений нового времени, следует отметить работы Ю. Е. Ивонина, Л. И Ивониной, А. Б. Соколова, П. П. Черкасов, H.H. Яковлева20, а также общие издания, такие как & laquo-Исторический лексикон XVIII в. »-, & laquo-Всемирная история& raquo- и & laquo-История Европы& raquo- и др. 21 И все же следует признать, что, несмотря на отмеченные нами труды, английская дипломатия в годы войны за австрийское наследство в отечественной исторической науке не стала предметом специального изучения.

Историография развития Англии в XVIII в. обширна и разнообразна по затрагиваемым в исследованиях аспектам. Однако до 70-х гг. XX в. в Европе и Америке и до 90-х гг. в России изучение английской истории XVIII столетия не было столь популярно среди англоведов, как изучение, например, истории предыдущего & laquo-века революций& raquo-, которое вместило в себя революцию середины XVII в. и Славную революцию (1688 г.). Такая тенденция объяснялась влиянием на историческую науку вигской (либеральной) и марксистской школ, которые по ряду причин не придавали событиям английской истории XVIII в. того значения, которое имела революция середины XVII в. или война за независимость американских колоний, с одной стороны, а с другой — эти события не требовали серьезной научной полемики.

Тем не менее, дипломатической истории Англии XVIII в. в англоязычной историографии посвящено достаточно много работ. Еще в XIX в. к этой тематике обратился известный вигский историк Т. Маколей, который при освещении английской внешней политики особое внимание уделил анализу англо-французских противоречий. Прежде всего, это связанно с развитием очередной стадии конфликта между Лондоном и Версалем в конце XVII -начале XVIII вв. Определенный интерес представляет работа У. Лекки & laquo-История Англии XVIII в. »-23, а так же сочинение Дж. Грина & laquo-История английского народа& raquo-24. Однако в этих работах изучение вопросов внешней политики в годы войны за австрийское наследство ограничивается, как правило, лишь упоминанием общеизвестных фактов и имен, & laquo-перекочевывающих»- из одного исследования в другое. Констатируя этот факт, вряд ли следует удивляться. Напротив, такой подход вполне закономерен в связи с общим характером этих исследований.

Современные историки исследуют международные отношения и собственно британскую дипломатию изучаемого периода в рамках концепции баланса или равновесия сил, которая являлась важнейшей в структурообразующей линии европейской системы государств. В этом аспекте написано огромное количество общих и специальных работ по истории войн, дипломатии и международного права в Европе Старого Порядка. Они представляют значительный интерес для нашего исследования, отличаясь полнотой и разнообразием подходов к данной тематике.

В рамках англоязычной историографии данного направления следует отметить работу Д. Маккея и Г. Скотта & laquo-Становление великих держав& raquo-, в которой рассматриваются международные отношения в Европе и за ее пределами на основе изучения основных военных конфликтов- и Дж. Линна, написавшего в Оксфордском издании & laquo-Европа в XVIII в. »-27 главу под названием & laquo-Международное соперничество и войны& raquo-, где проводится сравнительная характеристика конфликтов, произошедших в XVIII столетии и их влияния на функционирование и трансформацию Вестфальской системы.

Здесь же необходимо упомянуть известного английского историка М.

Андерсона, начавшего свою продолжительную научную деятельность еще в 50е гг. XX в. и охватившего практически весь спектр международных событий

XVIII столетия. Его работы посвящены исследованию формирования современной дипломатии, войнам и организации Европы времен Старого порядка, становлению теории баланса сил, а также отдельно проблемам англо& raquo- 28 русских отношении и воине за австрийское наследство.

Рассматривая английскую историографию международных отношений во время Вестфальской системы, невозможно обойти вниманием работы крупнейшего британского специалиста в этой области — Дж. Блэка. Все его работы основаны на системном подходе и ставят в основу европейской политики концепцию баланса сил. 29 Анализируя дипломатическую историю, Блэк исследует степень влияния личностей министров, парламента и общественного мнения на принятие внешнеполитических решений. Кроме того, он особо подчеркивает значение династического фактора, особенно для Великобритании, где ни короли, ни министры не могли игнорировать интересы Ганновера после 1714 г. & laquo-Англия нуждалась в союзниках на континенте, способных обеспечить защиту наследственного владения английских королей. Если смотреть на проблему шире, то фактор Ганновера не мог не способствовать укреплению интервенционистской, а не изоляционистской тенденции в политике Великобритании. »-30.

Коллега Дж. Блэка в этой сфере исследований Т. Бланнинг, известный специалист по международным отношениям эпохи Французской революции, в одной из последних своих работ комплексно осветил Европу Старого порядка, проследив взаимосвязь власти, политики и культуры, в том числе и в Британской политике. 31

При изучении дипломатии Вестфальской системы весьма значимы работы немецких ученых профессора Берлинского университета Хайнца Шиллинга32 и директора Института европейской истории (г. Майнц, Германия) Хайнца Духхардта. Оба историка всесторонне освещают жизнь континента Старого порядка в духе единства и многообразия исторического развития.

Однако поскольку рамки нашего исследования охватывают годы войны за австрийское наследство, следует отдельно охарактеризовать исторические труды на данную тему. Имеется немало работ, освещающих различные аспекты этого конфликта.

Фундаментальной работой, освещающей боевые действия войны за австрийское наследство, происходившие в Центральной Европе, является произведение Т. Карлайла & laquo-История Фридриха II Прусского& raquo-. 34 Кроме того, необходимо еще раз отметить неоценимый вклад в науку, сделанный 10

35 томным трудом Альфреда Арнета & laquo-Мария Терезия& raquo-, а также исследованием Альберта Брольи, разделенным на 5 частей по хронологическому принципу36.

В 1990-е гг. английская историография пополнилась двумя работами комплексного характера о событиях войны за австрийское наследство. Это одноименные произведения Мэтью Андерсона и Рида Браунинга, название которых говорит само за себя & laquo-Войны за австрийское наследство& raquo-. Однако, несмотря на широту заявленной темы, авторы сосредоточили свое внимание преимущественно на военных аспектах конфликта.

Крайне интересные материалы опубликованы в сборниках Кембриджского

38 39 университета & laquo-Новая история& raquo- и & laquo-История Британской империи& raquo-. В первом рассматривается континентальная часть войны за австрийское наследство, с упором на прусский фактор, во втором — колониальная.

В англоязычной историографии большое место отводится колониальной стадии конфликта — войне из-за & laquo-уха Дженкинса& raquo- и так называемой & laquo-войне короля Георга& raquo-. Здесь можно выделить два основных направления рассмотрения проблемы. Примечательно, что английские историки делают упор на событиях, происходивших в Вест-Индии40, в то время как американские исследователи ставят на первое место военные действия на границе Джорджии и Флориды, а также захват Кейп-Бретона41.

Дипломатические аспекты, имеющие отношение к исследуемой тематике, специально рассматриваются в целом ряде различных работ. Профессор Оксфордского университета Д. Хорн пытался показать основные тенденции внешней политики Англии в XVIII в. в отношениях с ведущими державами континента. 42 В работе & laquo-Британская дипломатия в XVIII столетии& raquo- Е. Малколм-Смит особое внимание уделила влиянию коммерческих факторов на приоритеты английской дипломатической мысли. 43

Определяющее значение при изучении английской дипломатии в 1740—1748 гг. имеют работы Ричарда Лоджа & laquo-Изучение дипломатии XVIII в. »-44, & laquo-Великобритания и Пруссия& raquo-45, а также в ряд статей, конкретизирующих отдельные аспекты внешней политики Лондона46. Всестороннее освещение действий английских дипломатов без выражения личных политических пристрастий- изложение событий, основанное на использование архивных материалов, до сих пор позволяет считать его произведения не утратившими актуальности, несмотря на то, что они были написаны в 20−30-е гт. XX в. И по сей день труды Р. Лоджа остаются наиболее полными и глубокими исследованиями по английской дипломатии в годы войны за австрийское наследство.

Несомненный интерес для данной темы также представляют исследования, посвященные личностям двух ведущих английских дипломатов того времени -госсекретарей лорда Картерета и герцога Ньюкасла.

В историографии много внимания уделялось герцогу Ньюкаслу, поскольку, как считал граф Честерфилд, & laquo-он был министром в общей сложности больше сорока лет, а последние десять лет этого периода премьер-министром: у него было предостаточно времени, чтобы облагодетельствовать половину нации и обидеть другую& raquo-. 47 Стебелтон Ньюлл48 в биографическом исследовании, посвященном начальному этапу карьеры Ньюкасла, описывает его как перспективного политика, человека широких взглядов, неутомимого труженика. Эван Чартерис49 похвалил его широкое стратегическое мышление, а Рид Браунинг50 — ясное видение государственных интересов Великобритании. Однако у герцога есть и критики, так, например, Бэзил Вилльямс51, который, сравнивая его с лордом Картеретом, видел в нем лишь карьериста и интригана.

Не осталась без внимания и фигура незаурядного госсекретаря — Картерета. В оценке его деятельности также существовали две противоположные тенденции. Иногда он изображается как & laquo-растратчик»- человеческих и

52 финансовых ресурсов страны. Исследователи, придерживающиеся альтернативной тенденции, считают его интеллектом исключительной силы, государственного деятеля европейского масштаба. Дж. Джонс отмечал, что этот британский министр, как никакой другой до Каслри, осознавал, что система союзов, в которой участвует Великобритания, может быть эффективной только при условии & laquo-активной и интенсивной& raquo- внешней политики. 54 Различные оценки этих двух дипломатов, в основном, определяются широким диапазоном представлений об активности Великобритании в делах на континенте, который был всегда предметом острых споров.

Подводя итог анализу исследовательской литературы по данной проблеме, можно отметить, что в зарубежной историографии уделяется пристальное внимание международным отношениям рассматриваемого периода, на фоне которых детально изучены перипетии военных действий на континенте и в колониях. Однако менее подробно рассмотрена дипломатическая сторона конфликта. И до сих пор не появилось комплексного исследования, которое бы освещало отношения Англии с континентальными державами в годы войны за австрийское наследство в рамках функционирования Вестфальской системы в середине XVIII в.

Научная новизна диссертации. Анализ научной литературы показывает, что существующие в историографии исследования по истории & quot-международных отношений рассматриваемого периода не раскрывают в полной мере проблему, поставленную в нашем исследовании.

Впервые в отечественной историографии комплексно исследуется дипломатия Великобритании в годы войны за австрийское наследство. Следует отметить, что этому конфликту вообще не уделялось достаточного внимания в нашей науке. В силу этого международные отношения в целом и дипломатия стран-участниц в частности оказались вне поля зрения отечественных специалистов.

Кроме того, впервые в отечественной науке в данной диссертации исследуется ряд источников, которые помогают более четко представить взгляды ведущих английских дипломатов и политических деятелей на различные аспекты международных отношений в 40-е гг. XVIII в.

Новизна данной работы заключается еще и в том, что в ней уделяется внимание взаимодействию между внешними и внутренними факторами, оказывавшими влияние на принятие дипломатических решений Альбиона до начала и в ходе войны.

Практическая значимость исследования заключается в том, что фактический материал, представленный в данной диссертации, и ее выводы могут использоваться при исследовании истории дипломатии Великобритании и международных отношений XVIII в.

Положения и выводы диссертации также могут быть активно использованы в преподавательской деятельности, при чтении общих лекций, при подготовке учебных пособий, разработке спецкурсов и проведении спецсеминаров.

Апробация результатов исследования. Материалы исследования и основные идеи работы нашли отражение в трех публикациях автора. Диссертация обсуждена на заседании кафедры всеобщей истории Смоленского государственного педагогического университета и рекомендована к защите.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, подразделяющихся на параграфы, заключения, примечаний, списка использованных источников и литературы.

Заключение.

Война за австрийское наследство, в рамках которой исследовалась наша проблема, явилась важным этапом развития международных отношений времен Вестфальской системы. Казалось, Утрехтский мир, завершившей этап становления этой системы, установил незыблемый порядок, основанный на балансе сил между ведущими европейскими державами. Однако 1740-е гг., начавшиеся со смерти целого ряда монархов — Фридриха-Вильгельма I, Анны Иоанновны, Карла VI — открыли дорогу новому поколению правителей, которые стремились попасть в число лидирующих держав на европейском континенте и разрешить спорные территориальные вопросы. Неожиданное вторжение в Силезию молодого прусского короля Фридриха II в 1740 г. взорвало & laquo-старую систему& raquo- и нарушило равновесие, ознаменовав собой появление в Европе новой силы.

Война началась из-за несоблюдения ранее данных гарантий и завершилась договором, возобновившим большинство из них. Совершенно естественно, что ни одно государство не было удовлетворено таким результатом, возможно, кроме Пруссии. Фридрих сохранил Силезию, тем самым увеличив ресурсы и население своего государства почти вдвое. Испания получила владение для Дона Филиппа, но оно было меньше того, на что рассчитывали. Кроме того, Мадриду не удалось вернуть Гибралтар и Менорку, а также отменить торговые концессии, полученные Великобританией в Утрехте.

Безусловно, наиболее неудовлетворенным условиями Аахенского соглашения из всех государств, подписавших его, была Австрия. Уступки, сделанные Пруссии в Бреславле и Дрездене, были вызваны военными неудачами, но только английская дипломатия — основной союзник Вены — была ответственной за Вормское соглашение и отданные по его условиям Сардинии земли. В Австрии господствовало мнение, что Лондон не обеспечил ей адекватную под держку в последние годы войны и на мирных конференциях.

Как уже отмечалось, война нарушила равновесие в Старой Империи. Центральным элементом довоенного баланса было ранжирование государств, при котором Австрия обладала неоспоримым превосходством, а Бавария, Пруссия и Саксония конкурировали между собой. Но в 1740-х гг. ситуация изменилась: позиции Вены были поколеблены стремительным возвышением Берлина. Политика Фридриха II изменила облик Центральной Европы: влияние в Империи было разделено между двумя крупными державами — Пруссией и Австрией, которые в результате этих событий стали непримиримыми врагами.

Если война нарушила равновесие в Империи, в Италии, наоборот, удалось достигнуть баланса. Во время войны за испанское наследство Австрия стремилась подчинить Апеннинский полуостров, а в годы войны за польское наследство Франция пробовала вытеснить Габсбургов из этого региона. В результате был найден компромисс, а война за австрийское наследство только закрепила его. Таким образом, в Италии было достигнуто стабильное положение, создана своя система коллективной безопасности, и поэтому вплоть до конца века она перестала быть участницей военных конфликтов.

Что же касается Франции, то в первой стадии войны дипломаты Версаля надеялись увеличить свое влияние в пределах Империи, обеспечив имперскую корону зависящему от французских субсидий баварскому курфюрсту. Но отказ России вступить в войну на стороне Франции, недооцененная живучесть Австрии и неожиданная смерть Карла VII лишили Версаль возможности восстановить гегемонию в Европе времен Людовика XIV. Поддержка Стюартов в очередной попытке заменить Ганноверскую династию в Англии окончилась еще более грандиозной неудачей. С тех пор якобиты перестали быть важным фактором в европейской политике.

Аахенский мир игнорировал споры, из-за которых началась англо-испанская война в 1739 г., за исключением асьенто. И британские дипломаты не акцентировали внимание на этих проблемах в процессе переговоров. Однако результат этого конфликта был жизненно важен для экономического развития

Лондона. Если Великобритания, в конечном счете, не преуспела бы в борьбе за расширение внешних рынков, особенно в Новом Свете, ее экономический прогресс не был бы столь впечатляющим.

Тем не менее, британским министрам потребовалось больше времени, чем общественному мнению, некоторым членам парламента, правительственным агентам в колониях и самим колонистам, чтобы понять экономическое значение конфликтов середины столетия. В течение войны правительство не смогло оценить степень значения военно-морского превосходства Альбиона над Францией. Приоритетами английской дипломатии в середине XVIII в. по-прежнему оставались сдерживание французов в Европе, защита Британских островов и стратегически важных областей на континенте. С точки зрения Ньюкасла, Кейп-Бретон был обменен не столько на Мадрас, сколько на Австрийские Нидерланды.

Конечно, у Лондона были основания беспокоиться о своем будущем в Европе, учитывая военные успехи Франции и ненадежность союзников. Военные потери в 1744—1748 гг. способствовали нейтралитету Голландии в новых войнах, в то время как отношения Англии с Австрией становились все более и более напряженными. Таким образом, в Европе ощущалась потребность в поисках альтернативы традиционным связям.

Итак, в дипломатической сфере война за австрийское наследство нанесла смертельный удар & laquo-старой системе& raquo-. Она продемонстрировала, что интересы Великобритании и Франции были несравненно шире, чем интересы коалиций, которые они возглавляли. Именно это противоречие раздирало традиционные союзы, так как лидирующие державы были вынуждены жертвовать своими колониальными приоритетами ради сохранения союзников на континенте. К тому же недовольные партнеры Лондона и Версаля начали искать более выгодных партнеров в лагере соперников, что, как нам кажется, касалось обеих сторон в равной степени.

В одной коалиции находилась ожесточенная Австрия, не получившая никакой компенсации за территориальные потери и обнаружившая у себя под боком крайне опасного и сильного противника и конкурента в лице Пруссии. Ввиду того, что ее & laquo-старший»- партнер по коалиции — Великобритания -проявил не слишком много энтузиазма в сдерживании этого агрессивного соседа, Австрия стала восприимчивой к французским предложениям, и в 1756 г., когда новая война вспыхнула в Европе, Вена и Версаль объединились против Берлина и Лондона.

В другом лагере находилась Испания, неспособная разделить интересы Франции в имперском и фламандском вопросах, и видевшая в своем союзнике конкурента в колониальной экспансии. В конце войны за австрийское наследство, с переходом власти в руки лояльного к Альбиону Фердинанда VI, английской дипломатией были предприняты попытки наладить отношения с Испанией, и в 1750 г. Мадрид и Лондон урегулировали свои коммерческие споры. Вследствие этого, когда в 1756 г. военные действия в Европе возобновились, Испания выбрала путь нейтралитета, пренебрегая своими обязательствами перед Францией.

В дополнение к изменению структуры западных союзов на востоке Европы появилось новое сильное государство — Россия. Со времен Петра I она постепенно завоевывала себе место в континентальной системе государств, помогая сохранять равновесие между великими державами. Для пришедшей к власти в 1741 г. Елизаветы Петровны наиболее удобным союзником выглядела Австрия, остро нуждавшаяся в помощи для укрепления своих ослабленных позиций в Империи (против Пруссии) — к тому же у обеих держав был общий враг на востоке — Турция. Заключение Санкт-Петербургского соглашения в 1746 г. ознаменовало начало длительного периода русско-австрийского сотрудничества. В 1747 г. к этому союзу присоединилась Великобритания. Георг II и его ганноверские министры считали Россию оплотом безопасности Ганновера, поскольку она могла нейтрализовать Пруссию. Однако в годы

Семилетней войны Великобритания предпочла союз с Пруссией, а Австрия и Россия вместе воевали против этой коалиции.

В результате можно сделать вывод, что война за австрийское наследство стала мощным толчком к разрушению & laquo-старой системы союзов& raquo-: Семейное соглашение практически больше не имело силы, и союз Морских держав и Австрии тоже разваливался на части — этому в немалой степени способствовала дипломатия Лондона.

Переговоры в Аахене продемонстрировали, что соглашение о & laquo-голландском барьере& raquo-, в течение длительного времени расцениваемое как основа союза между Австрией и Морскими державами, было девальвировано. Голландия открыто заявляла о своем желании придерживаться политики нейтралитета. Руководивший дипломатическим ведомством в Великобритании герцог Ньюкасл в течение следующих семи лет кропотливо работал над сохранением союза с Австрией, но его труд был напрасен. Ведущий министр Марии Терезии Кауниц, исходя из опыта, полученного в Италии и Австрийских Нидерландах, сделал вывод, что англо-австрийский союз не соответствовал интересам Вены. И ей, для того чтобы успешно противостоять Турции в Юго-Восточной Европе и конкурировать с Пруссией в Империи, требуется дипломатическая и военная поддержка Франции. Англо-австрийский союз прекратил свое существование в конце 1755 г., и все попытки его восстановить терпели неудачу до того момента, пока Французская революция не изменила европейскую ситуацию.

Однако уже во время войны за австрийское наследство надежды, которые питал Картерет, и некоторые из его предшественников, на то, что Австрия сможет возвратить контроль над ресурсами Империи и выступить в качестве противовеса Франции и Испании на континенте, оказались неоправданными.

Внезапное появление на международной арене Пруссии дало правительству в Лондоне то, в чем оно нуждалось с начала восемнадцатого столетия -альтернативу Австрии в качестве британского & laquo-континентального меча& raquo-. Еще Уолпол отмечал преимущества союза с Берлином. Генри Пелхам в конце войны отправил посольство к Фридриху II. Война окончательно доказала ущербность & laquo-старой системы& raquo- без Пруссии и России и потребность их присоединения к ней.

За время войны английское правительство потрясли несколько кризисов, напрямую связанных с его дипломатической деятельностью. Первой жертвой внешнеполитических ошибок пал Роберт Уолпол. К его отставке привели неудачные военные действия в колониях и опрометчивые инициативы Георга II по ганноверскому вопросу. Через несколько лет та же судьба постигла лорда Картерета, который своей дипломатической активностью и близостью к королю нажил себе большое количество противников в правительстве и парламенте. Третий кризис потряс кабинет в феврале 1746 г. Он был вызван усилением позиций & laquo-партии мира& raquo-, желавшей поддержать мирные инициативы голландцев и немедленно заключить мир с Францией. Георг II, недовольный внешнеполитическим курсом правительства, попытался отправить в отставку весь кабинет министров, однако не нашел поддержки в парламенте и был вынужден вернуть все на свои места. В течение следующих двух лет войны произошли еще две правительственные замены, связанные с усилением влияния герцога Ньюкасла в руководстве английской дипломатической деятельностью. Таким образом, можно отметить взаимное влияние внешнего и внутреннего факторов на деятельность английского правительства.

Бесспорно, результаты дипломатии Великобритании в годы войны за австрийское наследство нельзя назвать в полной мере успешными. Усилия ни одного из государственных секретарей не увенчались, казалось бы, ожидаемым успехом. Сложно установить, какая группа факторов повлияла на это в большей степени: внутренние — ограничения из-за действий предшественников, общественное мнение, желания Георга II, парламентская оппозиция, или внешние — неудачные военные компании, слабость союзников, бесконечные трения внутри коалиции и другие. Но стоит отметить, с каким упорством ведущие английские дипломаты этого времени добивались своих целей.

Уолпол стремился любыми способами избежать вступления Великобритании в войну. Картерет мечтал создать мощную коалицию и нанести удар по французской гегемонии на континенте. Ньюкасл до конца оставался верен традиционным представлениям о союзе Великобритании с Голландией и Австрией.

В итоге британские политики так и не смогли устранить причины англоиспанской войны в колониях- Франция оказалась неприступной на континенте, и сцены дальнейшей борьбы между Лондоном и Версалем были перенесены в Америку и Азию- северо-восток Европы стал пороховым погребом, где малейшая грубая ошибка могла привести к взрыву, а заключенный в Аахене мир оказался лишь временным перемирием перед новой войной.

ПоказатьСвернуть

Содержание

Источники ^

Историография ^ ^

Глава I: Война за австрийское наследство и английская дипломатия (1739−1745гг.).

§ 1. Расстановка сил и начало военных действий на континенте и в колониях.

§ 2. Поиск Великобританией новых союзников для Австрии.

§ 3. Окончание войны в Центральной Европе. Фюссенское и ^

Дрезденское соглашения.

Глава II: Великобритания и Европа на пути к миру.

§ 1. Англо-голландские отношения в первой половине 1740-х гг. и мирные инициативы Соединенных Провинций.

§ 2. Переговоры в Бреде и Лиссабоне.

§ 3. Дипломатическая и военная кампании 1747 г. до завершения ^ конференции в Бреде.

Глава III: Английская дипломатия на завершающем этапе ^^

Список литературы

1. Мартене Ф. Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россиею синостранными державами. Т. 1, 5, 9−10. СПб., 1875, 1880, 1908.

2. Честерфилд. Письма к сыну. Максимы. Характеры. Л. 1971.

3. Anhang // Arneth, A. Maria Theresia. Bd. 2., Wien, 1863.

4. Appendice // Broglie A. La paix d’Aix-la-Chapelle, 1748. Paris, 1891.

5. Cobbet W. The parliamentary history of England. Vol. 13. L. 1814.

6. Collection of all the treaties of peace, alliance, and commerce, between other powers: from the treaty signed at Munster in 1648, to the treaties signed at Paris in 1783. /Ed. by Jenkinson C. Vol. 1−2. London, 1785.

7. Collection of Treaties between Great Britain and other Powers. / Ed. by Chalmers G. Vol. 1−2. L., 1790.

8. Correspondance de Frederic II avec Voltaire en ligne. http: //perso. wanadoo. fr/dboudin/VOLTAIRE.

9. The correspondence of the Dukes of Richmond and Newcastle, 1724−1750. / Ed. by T. J. McCann. Sussex, 1984.

10. Coxe W. Memoirs of the Kings of Spain of the House of Bourbon. L., 1815.

11. English Historical Documents 1714−1783. / Ed. by D. B. Horn. L. 1969.

12. Private Correspondence of Chesterfield and Newcastle 1744−46. ed. by Sir R. Lodge. L. 1930.

13. Yorke, Philip С. The Life and Correspondence of Philip Yorke Earl of Hardwicke Lord High Chancellor of Great Britain. N.Y., 1977.1. Исследования

14. Александренко B.H. Русские дипломатические агенты в Лондоне в XVIII в. Варшава, 1897.

15. Ардабацкая А. Из истории борьбы русской дипломатии с прусской агрессией в 40-е гг. XVIII в. Ученые записки Саратовского университета., Т. 66. 1958.- История дипломатии / под ред. В. А. Зорина. Т.1. М., 1959.

16. Вызинский Г. Англия в XVIII столетии. Т. 1−2., М. / СПб., 1860−1861.

17. Егер О. Новая история //Всемирная история. Т. 3. М., 2000.

18. Ерофеев Н. А. Империя создавалась так. Английский колониализм в XVIII в. М., 1964.

19. Грин Дж. История английского народа. http: //silonov. narod. ru/parents/green/green. htm

20. Дельбрюк Г. История военного искусства. Средневековье. Новое время. Смоленск, 2003.

21. Ивонин Ю. Е. Универсализм и территориализм. Старая империя и территориальные государства Германии в раннее новое время 1495−1806. Т.1. М., 2004.

22. Ивонин Ю. Е. Федерализм в Германии и России: исторические корни и перспективы. // Проблемы государственно-политического развития в истории стран Европы. Смоленск, 2004.

23. Ю. Ивонин Ю. Е., Ивонина Л. И. Властители судеб Европы: императоры, короли, министры XVI—XVIII вв. Смоленск, 2004.

24. Ивонина Л. И. Британская дипломатия в Европе XVIII в. // Актуальные проблемы всеобщей истории. Вып. 3. Ростов-на-Дону, РГПУ, 2004.

25. Ивонина Л. И. Доктрина равновесия сил в международных отношениях XVIII в. //Политическая жизнь Западной Европы: античность, средние века, новое время. Межвуз. сб. Вып. 2. Арзамас, 2004.

26. Ивонина Jl.И. К вопросу о войнах Вестфальской системы. // Проблемы государственно-политического развития в истории стран Европы. Смоленск, 2004.

27. Ивонина Л. И. Очерки международных отношений во время становления Вестфальской системы (1648−1715). М., 2005.

28. История дипломатии. / Под ред. В. А. Зорина. Т. 1. М., 1959.

29. История Европы. Т. 4. М., 1995.

30. Исторический лексикон XVIII в. М., 1997.

31. Кареев Н. И. История Западной Европы в новое время. Т.З., СПб., 1908.

32. Карпович Е. П. Замечательные и загадочные личности XVIII и XIX столетий. Л., 1990.

33. Клаузевиц К. О войне. М., 1999.

34. Ковалевский М. М. История Великобритании. СПб., 1911.

35. Лиштенан Ф. -Д. Россия входит в Европу. М., 2000.

36. Маколей Т. Полное собрание сочинений. СПб., 1864.

37. Маколей Т. Англия и Европа. СПб., 2001.

38. Мэхэн А. Т. Влияние морской силы на историю. 1660−1783. СПб, 1896.

39. Савин А. Н. История Англии в новое время. М., 1911.

40. Соколов А. Б. & laquo-Правь, Британия, морями& raquo-? Политические дискуссии в Англии по вопросам внешней и колониальной политики в XVIII веке. Ярославль, 1996.

41. Соколов А. Б. Дипломатия и война. Ярославль, 1998.

42. Соколов А. Б. Политическая борьба по вопросам внешней и колониальной политики в XVIII в.: Дис. д-ра ист. Наук. М., 1995.

43. Соловьев С. М. Политика России во время войны за австрийское наследство. СПб., 1867.

44. Черкасов П. П. Двуглавый орел и королевские лилии. М., 1995.

45. Черняк Е. Б. Вековые конфликты. М., 1988.

46. Черняк Е. Б. Пять столетий тайной войны. М., 1991.

47. Черняк Е. Б. Секретная дипломатия Великобритании. М., 1975.

48. Шидлинг А., Циглер В. Кайзеры. Священная Римская империя, Австрия, Германия. Ростов-на-Дону, 1997.

49. Шимов Я. Австро-Венгерская империя. М., 2003.

50. Штенцель А. История войн на море. Т. 2. М., 2002.

51. Яковлев Н. Н. Британия и Европа. М., 2002.

52. Anderson M.S. The War of the Austrian Succession, 1740−48. L. /N. Y., 1995.

53. Anderson M.S. Europe in the Eighteenth Century 1713−1783., N. Y. 1963.

54. Anderson M.S. Eighteenth-Century Theories of the Balance of Power. // Studies in Diplomatic History. Essays in Memory of D. B. Horn, L., 1970, P. 183−198.

55. Anderson M.S. War and Society in Europe of the Old Regime 1618−1789, L. 1987.

56. Anderson M.S. The Rise of Modern Diplomacy 1450−1919, L. /N.Y., 1993.

57. Andolenko C.R. Histoire de l’armee russe. P. 1967.

58. Arneth, A. Maria Theresia. Bd. 1−10., Wien, 1863−1879.

59. Ballantyne A. Lord Carteret: A political biography 1690−1763. L., 1887.

60. Black J. Eighteenth-century Britain, 1688−1783. L., 2001.

61. Black J. Eighteenth-century Europe 1700−1789. L. 1990.

62. Black J. European international relations. 1648−1815. Houndmills, Basingstoke, 2002.

63. Black J. European warfare, 1660−1815. L., 1994.

64. Black J. British politics and society from Walpole to Pitt, 1742−1789. Houndmills, 1990.

65. Black J. Foreign policy and the British State 1742−1793. Houndmills, 1990.

66. Black J. British foreign policy in the age of Walpole. Edinburgh, 1985.

67. Blanning Т. C. W. The Culture of Power and the Power of Culture: old regime Europe, 1660−1789. Oxford, 2002.

68. Brewer J. War, Money and English state 1688−1783. The Sinews of Power. Massachusetts, 1990.

69. Broglie A. Frederic II et Marie Therese, 1740−1742. 2 vols. P. 1883.

70. Broglie A. Frederic II et Luois XV, 1742−44. 2 vols. P. 1885.

71. Broglie A. Marie Therese imperatrice, 1744−1746. 2 vols. P. 1888.

72. Broglie A. Maurice de Saxe et le Marquis d’Argenson, 1746−1747. 2 vols. P. 1883.

73. Broglie A. La paix d’Aix-la-Chapelle, 1748. Paris, 1891.

74. Browning R. The duke of Newcastle Tomas Pelham-Helles. L., 1975.

75. Browning R. The war of the Austrian succession. Phoenix Mill, 1994.

76. Carlyle T. History of Frederic II of Prussia, http: //library. net4u. ro/gutenberg

77. Conn S. Gibraltar in British diplomacy in the eighteenth century. New Haven, 1942.

78. The Cambridge History of the British Empire. Vol. IV. Cambridge, 1929.

79. The Cambridge Modern History. Vol. VI. Cambridge, 1934.

80. Charteris E. William Augustus, duke of Cumberland: His early life and times (1721−1748). London, 1913.

81. Downey F. Louisbourg: Key to a Continent. Prentice-Hall, 1965.

82. Duchhhardt H. Balance of power und Pentarhie. Paderborn, Munchen, Wien, Zurich, 1997.

83. The Eighteenth century: Europe 1688−1815. / Ed by T. C. W. Blanning. Oxford, 2000.

84. Grankshaw E. The fall of the house of Habsburg. N.Y. 1963.

85. Harding R. Amphibious Warfare in the Eighteenth Century: The British Expedition to the West Indies 1740−1742., Woodbridge, 1991.

86. Harris B. Politics and nation: Britain in the mid-eighteenth century. Oxford, 2002.

87. Horn D. Great Britain and Europe in XVIII century. Oxford. 1967.

88. HornD. The British diplomatic service 1689−1789. Oxford. 1961.

89. Howard H. E. The eighteenth century and the revolution. L., 1935.

90. An imperial state at war. Britain from 1685 to 1815. / Ed. by L. Stone. L., N. Y., 1994.

91. Ivers L. E. British drums on the southern frontier- the military colonization of Georgia, 1733−1749. Chapel Hill, 1974.

92. Jones J. R. Britain and the world, 1699−1815. Brighton, 1980.

93. Kann R. A history of the Habsburg Empire, 1526−1918. Los Angeles / L., 1974.

94. Kelch Ray A. Newcastle- A Duke Without Money: Thomas Pelham-Holles, 1693−1768. L., 1974.

95. Kulisheck P. J. The Duke of Newcastle, 1693−1768, and Henry Pelham, 16 941 754: A Bibliography. Westport, 1997

96. Lecky W. E. History of England in the eighteenth century. Vol. 1−2., L., 1878.

97. Lee J. Stephen Aspects of European history 1494−1789. L., 1978.

98. Levy J. S. War in the modern Great Power System, 1495−1975. Lexington, 1983.

99. Lodge R. Studies in eighteenth century diplomacy 1740−1748. L., 1930.

100. Lodge R. Great Britain and Prussia in XVIII century. L., 1923.

101. Lodge R. The Continental Policy of Great Britain 1740−60. // History n.s., 16 (1930−31): 246−51.

102. Lodge R. An Episode in Anglo-Russian Relations during the War of the Austrian Succession. // Transactions of the Royal Historical Society 4th ser., 9 (1926): 63 -83.

103. Lodge R. The Hanau Controversy in 1744 and the fall of Carteret. // English Historical Review 38 (1923): 509 31.

104. Lodge R. The Maritime Powers in the Eighteenth Century. // History n.s., 15 (1930−31): 246−51.

105. Lodge R. Sir Benjamin Keene: A Study in Anglo-Spanish Relations. // Transactions of the Royal Historical Society 4th ser., 15 (1932): 1−43.

106. Lodge R. The So-Called Treaty of Hanau. // English Historical Review 38 (1923): 384−407.

107. Macartney C. A. The Habsburg and Hohenzollern dynasties in the XVII and XVIII century. N.Y., 1970.

108. Malcolm-Smith E.F. British diplomacy in the eighteenth century. L., 1937.

109. Marshall P. J. The eighteenth-century empire. Houndmills, 1990.

110. McKay D., Scott H. M. The rise of the great powers, 1684−1815. L. / N. -Y., 1983.

111. McLynn F. J. France and the Jacobite Rising of 1745. Edinburgh, 1981.

112. Mediger W. Great Britain, Hanover and the rise of Prussia. // Studies in diplomatic history. Ed. By Hatton R. L. 1970.

113. Mowat R.B. A history of European diplomacy 1451−1789. L., 1928.

114. Mowat R.B. The European State System. A study of International Relations. L., 1929.

115. Nulle S. Thomas Pelham-Holles, Duke of Newcastle, His Early Political Career 1693−1724. Philadelphia, 1931.

116. Nulle S. The Duke of Newcastle and the Election of 1727. NY. 1937.

117. Owen John B. The rise of the Pelhams. L., 1957

118. Pares R. War and trade in the West Indies, 1739−1763. L., 1963.

119. Peacoch H.L. British history 1714 present day. L. 1968.

120. Peckham H. H. The Colonial Wars, 1689−1762. Chicago, 1964.

121. Pemberton, W. Baring. Carteret: The Brilliant Failure of the Eighteen Century. London, 1936.

122. Plumb J. H. England in the Eighteenth Century. Harmondworth, 1950.

123. Rawlyk, G. A. Yankees at Louisbourg. Orono, 1967.

124. Ridley J. The History of England. L., 1981.

125. Sautai, Maurice. Les Preliminaires De La Guerre De La Succession D’Autriche. Paris, 1907.

126. Shellaharger S. Lord Chesterfield and His World. N. Y., 1971.

127. Schilling H. Hofe und Allianzen. Berlin, 1998.

128. Skrine F. H. Fontenoy and Great Britain’s Share in the War of the Austrian Succession. Edinburgh, 1906.

129. Stachiw M. O. Massachusetts officers and soldiers, 1723−1743: Dummer’s War to the War of Jenkins' Ear. Boston, 1979.

130. Swanson C. E. Predators and prizes: American privateering and imperial warfare, 1739−1748. Columbia, 1991.

131. Temperley H. W. V. The causes of the war of Jenkins ear, 1739. L., 1968.

132. Viets H. R. Smollett, the «war of the Jenkins’s ear» and account of the expedition to Carthagena, 1743. www. pubmedcentral. nih. gov/pagerender. fcgi? artid=23 518&pageindex=l

133. War, diplomacy and imperialism, 1618−1763. / Ed. by Geoffrey Symcox. N.Y. 1974.

134. White J. M. Marshal of France: The life and Times of Maurice, Comte de Saxe (1696 -1750). Chicago, 1962.

135. Whittle J. Great Prime Ministers. L., 1966.

136. Wilkinson S. The defense of Piedmont, 1742−1748. Oxford, 1927.

137. Williams B. Carteret and Newcastle: A contrast in contemporaries. Cambridge, 1943.

138. Williams B. Stanhope: Study in Eighteenth-century War and Diplomacy. L., 1979.

139. Woodfine P. Britannia’s glories: the Walpole ministry and the 1739 war with Spain. N.Y., 1998.

140. Woodfine P. Horace Walpole and British relations with Spain, 1938. L., 1993.

141. Wright J.L. Anglo-Spanish Rivalry in North America. Athens, 1971.

142. Ziebarth R. E. The Role of New York in King George’s War, 1739−1748. N.Y., 1972.

Заполнить форму текущей работой