Диссидентское движение как явление общественно-политической жизни СССР в 1960-1980 гг

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Отечественная история
Страниц:
213


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Актуальность темы исследования. Диссидент -иностранное слово. В свое время диссидентами было принято называть бунтарей внутри церкви. Но, в этом качестве в нашей стране слово не прижилось, хотя традиция вольномыслия или & laquo-инакомыслия»- глубоко укорененная в человеческой природе, не чужда российской истории. Долгие годы в исторической науке второй половины XX века ничего не говорилось о диссидентах, о существовании этого движения вообще. Это, прежде всего, было связано с политическим режимом, сложившимся в нашей стране. Любые явления тоталитарного общества разноплановы и противоречивы. Инакомыслие в России, включая советский период ее развития, существовало всегда, — как на общественном, так и на личностном уровне, — в наибольшей степени давая о себе знать в кризисные для общества годы1.

Много лет термин & laquo-диссидент»- был синонимом слова & laquo-отщепенец»-. Примерно с середины 1970-х & laquo-диссидентами»- называли людей, в той или иной форме проявлявших свой нонконформизм по отношению к официальным доктринам, помимо существующей власти, что приводило их к явному или скрытому столкновению с ее структурами2. Тема диссидентского движения незаслуженно была мало исследована. С приходом к власти в 1985 г. М. С. Горбачева, с

1 См.: Зубкова Е. Ю. Общественная атмосфера после войны (1948 -1952) // Свободная мысль. 1992. № 9. С. 79.

2 См.: Богораз Л., Даниэль А. Диссиденты. // 50/50: опыт словаря нового мышления. М., 1989. С. 411. изменением советской идеологии, общественного климата в обществе, — в истории диссидентского движения стали открываться новые стороны. Во времена перестройки, гласности и демократии заговорили о том, о чем раньше вынуждены были молчать. Именно со второй половины 1980-х гг. открываются необходимые для изучения диссидентства документы и материалы.

В последние годы интерес к диссидентскому движению необычайно возрос, поскольку его изучение не только содействует вскрытию общих закономерностей, но и обогащает историческую науку новыми конкретными фактами и идеями.

Выбор в качестве объекта исследования процесса развития диссидентского движения в СССР в 1960—1980 гг., таким образом, представляется вполне оправданным. Диссидентское движение, безусловно, оставило определенный след в истории СССР второй половины XX века. В связи с этим рассматривая, анализируя это движение, необходимо делать нужные выводы и извлекать уроки для будущей истории страны.

Степень разработанности проблемы.

Историографической традиции изучения диссидентского движения в СССР еще предстоит сложиться. Крушение тоталитарных режимов в ряде стран в ходе второй мировой войны и после ее завершения вызвало на Западе повышенный интерес к проблемам гражданского сопротивления в условиях гражданской несвободы. В СССР, где общественные науки находились в плену у официальной идеологии, тема инакомыслия во времена отечественного тоталитаризма была впервые предложена учеными и публицистами — недиссидентами — лишь во второй половине 1980 — начале 1990-х гг.

Основные научные труды по истории советского диссидентства появились на Западе в 1970—1980 гг.1 Ценность книг, изданных в США, Великобритании, Франции, заключается в том, что они вводили западного читателя в круг относительно новой для него проблематики.

Важным событием в западной историографии настоящей проблемы стал выход в 1984 г. в США фундаментального исследования Л. Алексеевой & laquo-История инакомыслия в СССР& raquo- (переизданного на русском языке в 1992 г. с добавлением немалого количества фотоматериалов). Эта работа всеобъемлюща и многопланова. Л. Алексеевой удалось не только охарактеризовать все составные части движения по регионам страны и направлениям инакомыслия, но, и, опираясь на богатый источниковый материал, дать его периодизацию.

После августа 1991 г. в России был опубликован ряд крупных трудов на русском языке, где имелись свидетельства по истории отечественного диссидентства3.

Особую группу литературы, исследующей место и роль диссидентства в советском обществе, составляют книги и статьи, написанные теми, кто в прошлые годы находился в открытой оппозиции правящему режиму4.

1 См.: Dissent in USSR: Politics, Ideology and People / Baltimore, London, 1976- Поповский M. Управляемая наука. Лондон, 1978- Schtromas. A. Dissent and Political change in the Soviet Union // The Soviet Politicy in the Modern Era. New York, 1984. P. 717 -747- Rubinstein J. Soviet Dissent: Their Struggle for Human Rights. Boston. 1985.

2 См.: Алексеева JI. История инакомыслия в СССР: Новейший период. Вильнюс, М., 1992.

3 См: Баррон Д. КГБ сегодня: невидимые щупальца. Спб., 1992. С. 470 471- Верт Н. История советского государства. 1900−1991. М., 1992. С. 366−367, 415−418.

4 См.: Богораз Л., Даниэль А. Диссиденты // 50/50. Опыт словаря нового мышления.М., 1 989 С. 411−416- Богораз Л., Голицин В., Ковалев С.

Существуют сферы, куда, по мнению властей, проникновение инакомыслия исключается — армия и военно-морской флот. И, тем не менее, оппозиционные выступления в них были, о чем свидетельствуют и работы о военных диссидентах — & laquo-мятежном генерале& raquo- П. Григоренко1 и & laquo-мятежном капитане& raquo- В. Саблине. В которых на основе жизнеописания и выявления политического кредо, были показаны проявления диссидентского характера в среде военных.

В Страсбурге с конца 1990 г. действует европейский Фонд А. Сахарова. Цель Фонда — вместе с Международным Центром А. Сахарова в Москве проводить семинары и конференции по правам человека и вести работу по демократическому преобразованию общества.

В 1990 г. общество & laquo-Мемориал»- приступило к развертыванию программы & laquo-История диссидентского движения в СССР& raquo-.

История диссидентского движения в СССР неразрывно связана с партийно-государственной репрессивной машиной подавления, каких бы то ни было форм инакомыслия в стране. Она, как уже говорилось выше, составляет самостоятельную область историографии проблемы. На протяжении почти четырех десятилетий основные функции борьбы с

Политическая борьба или защита прав? Двадцатилетний опыт независимого общественного движения в СССР: 1965−1985 // Погружение в трясину (анатомия застоя). М., 1991. С. 501−544.

1 См.: Евграфов Г. & laquo-Разжаловать в рядовые!& raquo- или история о том, как один генерал стал диссидентом // Театр. 1990. № 12- Поляновский Э. Мятежный генерал // Известия. 1994. 1 апреля.

2 См.: Черкашин Н. Мятежному капитану — пулю в затылок. // Совершенно секретно. 1993. № 1. С. 26−27. диссидентами по заданию ЦК КПСС выполнял Комитет государственной безопасности СССР.

Сразу следует отметить, что до второй половины 1980-х гг. данная проблема просто не могла быть поставлена открыто: все, что касалось оперативной (да и не только) деятельности КГБ, представляло & laquo-тайну за семью печатями& raquo-.

Заговор историографического молчания вокруг названной проблемы был прерван с началом & laquo-перестройки»-. Именно к концу 1980-х гг. относится одно из первых открытых печатных упоминаний о борьбе КГБ с диссидентами1.

Итак, важно, чтобы историография истории диссидентского движения в СССР 1950−1980-х гг. вышла за рамки литературы малых форм (газетно-журнальные публикации, брошюры), где произошло & laquo-первоначальное накопление знаний& raquo- о диссидентстве, и обогатилось трудами обобщающего, монографического характера. Если раньше официальные обществоведы припасали для характеристики оппозиционных течений только черные краски, то в исторических работах 4−5 лет наблюдается другая крайность -некритичное, хвалебное описание всего, что относится к диссидентскому движению. Подобные перекосы следует преодолевать. Для этого потребуется поднять новые пласты архивных документов. Было бы весьма перспективно систематизировать докладные записки, доклады КГБ СССР о А. Сахарове, А. Солженицыне, Р. и Ж. Медведевых, о деятельности ведущих диссидентов за границей и издать их отдельными сборниками.

1 См.: Сахаров А. Неизбежность перестройки // Иного не дано: Сб. научн. статей / Сост. Ю. Н. Афанасьев. М., 1988. С. 125.

Целью исследования является изучение диссидентского движения в СССР в 1960 — 1980 годы, как явления общественно-политической жизни.

Поставленная цель определила задачи исследования:

— определить сущность диссидентства в Советском Союзе и предложить его возможную классификацию и периодизацию-

— выявить истоки диссидентского движения в СССР, исследовав роль мировоззренческих, идеологических, политических факторов в его появлении и развитии-

— рассмотреть основные направления диссидентского движения, проследив его внутреннюю эволюцию и воздействие на него зарубежного общественного мнения-

— проанализировать деятельность советских властей по подавлению инакомыслия в стране-

— определить место и роль диссидентского движения в общественно-политической жизни СССР в 1969 -1980 годы.

Методологической основой исследования стали основные принципы исторического познания — историзм и объективность. Как наиболее целесообразный, был выбран проблемно-хронологический подход к изложению результатов исследования, позволяющий отразить основные аспекты проблемы и избежать повторного освещения одних и тех же сюжетов. В ходе работы была использована система общенаучных методов (анализ, синтез, классификация), система методов исторического анализа (описательный, сравнительно-исторический, логический), а так же методы заимствованные у некоторых других наук (социология, математика).

Источникоеая база. Историографическое изучение диссидентства немыслимо без углубленной разработки и оценке его источниковой базы. Она до второй половины 1980-х гг. отмечена печатью запретности: использование ряда материалов было запрещено властями, другие — относились к сфере секретной деятельности КГБ СССР. Кроме того, в соответствии с Указом Президента России от 14 января 1992 г. не подлежат выдаче в течение 75 лет со дня создания дела, содержание которого может нанести ущерб гражданам. Под это ограничение попадают донесения сотрудников КГБ и агентуры, внедренной в среду инакомыслящих.

Жанровое разнообразие документов по теме, нередкое отражение одних и тех же авторов включая участников событий и т. д. делают нелегкой задачу вычленения круга собственно источников и их классификации. Перед специалистами к тому же встает проблема максимально четкого определения границ исследования, отбора источникового материала и историографических фактов. Источники можно разделить по следующим темам: материалы самиздата, тамиздата и магнитиздата- архивные документы- публикации различных документов, сделанные в & laquo-постдиссидентский»- период- мемуарные свидетельства по теме участников движения и иных лиц.

Не секрет, что диссидентство стало заметным фактом общественно-политической жизни страны благодаря опоре на разветвленные информационные коммуникации. До наших дней дошли многочисленные художественные произведения, а так же получившие с начала 1970-х гг. более широкое хождение материалы политического характера. Значительная часть их появлялась на свет внутри страны, где затем весьма примитивным способом размножалась. Другая часть материалов переправлялась на Запад, публиковалась там, а потом возвращалась в Советский Союз и распространялась аналогичным способом (тамиздат). Имел хождение и магнитиздат — записи на магнитную пленку выступлений бардов и др. (Б. Окуджава, В. Высоцкий, А. Галич), к которым власти относились с определенным опасением.

В самиздате 1970-х гг., кроме отдельных работ, функционировали многочисленные машинописные журналы, как литературные, так и общественно-политические: & laquo-Вече»-, & laquo-Поиски»-, & laquo-Память»- - в столице- & laquo-Сигма»-, «37», & laquo-Часы»-, & laquo-Женщина и Россия& raquo- - в Ленинграде- & laquo-Аушра»-, & laquo-Пастоге»-, & laquo-Рупинтиялис»-, & laquo-Перспективос»- - в Литве- & laquo-Украинский вестник& raquo- - на Украине- & laquo-Золотое руно& raquo- - в Грузии и др.

Основным источником по истории правозащитного движения, издававшимся на Западе, можно считать самиздатовские сборники материалов & laquo-Хроника текущих событий& raquo- (ХТС). & laquo-Хроника»- распространялась в СССР с 1968 по 1983 г. и представляла собой единственный постоянный информационный бюллетень демократического движения. Изданию были присущи стремление к достоверности, точности и полноте информации, объективность, отсутствие эмоциональных оценок, ответственность в работе над материалом. А. Сахаров называл ХТС самым большим достижением правозащитников. 1

См.: Мильштейн И. Человек имеет право // Огонек. 1990. № 2. С. 77.

В & laquo-Хронике текущих событий& raquo- освещались практически все коллективные и индивидуальные акции протеста. В ней систематически регистрировались акты нарушения прав человека, в том числе репрессии против правозащитников, описывалось положение политзаключенных в тюрьмах и лагерях.

Издатели & laquo-Хроники»- (Н. Горбаневская, а затем А. Якобсон и др.) переправляли бюллетень на Запад, благодаря чему все его номера сохранились и были там переизданы.

Кроме ХТС, в США в марте 1973 г. начала выходить предназначенная для американских читателей & laquo-Хроника защиты прав в СССР& raquo- на русском и английском языках. Ее выпуски опирались на материалы ХТС и мало чем от ХТС отличались.

Материалы ХТС составили основу впервые изданной в России в 1992 году фундаментальной монографии Л. Алексеевой & laquo-История инакомыслия в СССР& raquo-.

Большой интерес как источник по истории диссидентского движения представляют материалы самиздата, выходившие на Западе в двух больших сериях: & laquo-Библиотека самиздата& raquo- и & laquo-Вольное слово& raquo-.

Серия & laquo-Библиотека самиздата& raquo- издавалась Фондом им. Герцена с 1971 г. В нее вошли сборники о судебных процессах над правозащитниками: & laquo-Ташкентский процесс& raquo- - материалы суда над десятью представителями крымско-татарского народа в июле-августе 1969 г. 1 и др.

См.: Ташкентский процесс: Суд над десятью представителями крымско-татарского народа (1 июля — 5 августа 1969 г.). Амстердам, 1976.

Серия & laquo-Вольное слово& raquo- вышла в свет в 1973 году в издательстве & laquo-Посев»-. В отличие от & laquo-Библиотеки самиздата& raquo- она планировалась как чисто документальная.

Р. Медведев с 1964 по 1970 г. ежемесячно публиковал материалы, позже вышедшие на Западе под названием & laquo-Политический дневник& raquo-. В его первые выпуски вошли документы о смещении Н Хрущева и о попытках нового руководства реабилитировать И. Сталина. Р. Медведев признался позднее, что материалы для & laquo-Дневника»- поставляли несколько его друзей, среди которых был Е. Фролов -сотрудник журнала & laquo-Коммунист»-1.

Архивные источники по истории диссидентского движения рассредоточены по ряду хранилищ. Относительно открытый доступ имеют материалы Центра хранения современной документации (ЦХДС), созданного на базе архива Общего отдела бывшего ЦК КПСС.

Интересен издаваемый с 1993 г. Государственной архивной службой России Архивно-информационный бюллетень & laquo-Архивы Кремля и Старой площади& raquo- - справочник по документам, представленным в Конституционный суд РФ по & laquo-делу КПСС& raquo-. Выпуски справочника содержат подробные описи дел фонда-коллекции № 89 ЦХСД.

Документы самого диссидентского движения в силу постоянных репрессий со стороны партийно-государственного аппарата (конфискаций у деятелей движения при обысках), из-за плохого качества печати или утраты их носителем и других потерь сохранились не в полном объеме.

1 См.: Алексеева Л. История инакомыслия в СССР: Новейший период. Вильнюс- М., 1992. С. 198.

Архив НИПЦ & laquo-Мемориала»- включает крупнейшую коллекцию документов по истории диссидентского движения. В ЦДНА сосредоточены личные фонды деятелей правозащитного движения: А. Лавута, В. Гершуни, часть архивов П. Григоренко, Л. Богораз, Т. Великановой и других. Центр имеет так же коллекцию ХТС и другие материалы самиздата.

Некоторое количество материалов по истории правозащитного движения имеется в бывшем спецхране Российской государственной библиотеки. Там содержатся практически все выпуски Информационных бюллетеней Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях, документы группы & laquo-Право на эмиграцию& raquo-, Инициативной группы защиты прав инвалидов в СССР.

Богатейший массив интересующих нас источников находится в личных архивах. 21 мая 1994 г., в день 73-летия со дня рождения А. Сахарова, в Москве был открыт Архив Сахарова1. Архив собирает и хранит документы, освещающие жизнь и деятельность ученого, и материалы по изучению диссидентского движения в СССР. Они отражают историю семьи А. Сахарова, его биографию, научную и общественную деятельность. Наибольшую ценность представляют авторские рукописи, машинописные варианты с авторской правкой опубликованных и неопубликованных работ, материалы, публиковавшиеся не полностью или в пересказе, незавершенные работы, а так же выписки, полученные вдовой

1 Лебедева М. Открывается архив Сахарова // Известия. 1994. 21 мая.

А. Сахарова Е. Боннэр из архивов бывшего КГБ. Ей принадлежат все находящиеся в архиве документы1.

Диссидентство продолжает вызывать интерес у исследователей-публикаторов. В первую очередь следует отметить публикации политического наследия А. Сахарова -письмо Президенту А Н СССР академику А. П. Александрову, членам президиума Академии наук из Горького 15 октября 1984 года, в котором он ставит вопрос о своем выходе из академии- статью & laquo-О письме Александра Солженицына & laquo-Вождям Советского Союза& raquo-»- (апрель 1974 г.), где Сахаров выступает в качестве оппонента писателя- записку & laquo-Генеральному секретарю ЦК КПСС тов. Л.И. Брежневу& raquo- (июнь 1972 г.), затрагивающую проблемы совершенствования советской национальной безопасности и социально-экономического строя2.

Заметной вехой в изучении сахаровского мироощущения стала публикация одного из главных трудов ученого — его трактата & laquo-Размышление о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе& raquo-, написанного в 1968 г. В нем он рассуждал о необходимости обеспечить на основе & laquo-всепроникающей научно-технической революции& raquo- и конвергенции & laquo-мирное врастание западного общества в социализм& raquo-, причем при доминировании социалистической идеологии и даже соответствующей организации хозяйства4.

1 См.: Кольцов П. Архив Сахарова в Москве // Независимая газета. 1994. 21 мая- Лебедева М. Открывается архив Сахарова // Известия. 1994. 21 мая.

2 См.: Уроки А. Д. Сахарова // Знамя. № 2. С. 3−30.

3 См.: Сахаров А. Д. Тревога и надежда. Изд. 2-е. М., 1990. С. 11−47.

4 См.: Там же. С. 36.

Новые черты, во многом благодаря публикаторам, обретает и образ другого нашего соотечественника — А. Солженицына. Им удалось разыскать дополнительные сведения о взаимоотношениях между писателем и аппаратчиками ЦК КПСС (в связи с отказом последних разрешить постановку пьесы А. Солженицына & laquo-Олень и Шалашовка& raquo-)1, а так же между ним и Русской Православной Церковью (1972 г.). Увидела свет знаменитая работа писателя & laquo-Жить не во лжи!& raquo-3.

В целях возвращения обществу трудов известных диссидентов (П. Григоренко, Л. Богораз, М. Коставы, В. Сендерова и др.) в 1992 году были переизданы избранные материалы журнала & laquo-Референдум»-, издававшегося в 1987—1990 гг. инакомыслящим Л. Тимофеевым4.

Понять истоки диссидентского движения, осознать трагизм тяжелых ударов судьбы, радость побед помогает мемуарная литература5. Ее отличает высокая степень достоверности в изложении тех или иных фактов.

Наиболее всеобъемлющую картину движения инакомыслящих дают подготовленные Е. Боннэр & laquo-Воспоминания»- А. Сахарова. В хронологической последовательности в них представлены основные этапы

1 См.: Чернев А., Юданов В. & laquo-Неприемлю роман в его неверии. »- // Известия Ц К КПСС. 1990. № 2. С. 145−151.

2 См.: Бычков С. Александр Солженицын: & laquo-И указан путь нам — жертва& raquo- // Совершенно секретно. 1992. № 6. С. 24−27- Петров А. О мерах в связи с провокационным актом присуждения Солженицыну Нобелевской премии. // Известия. 1992. 24 марта.

3 См.: Солженицын А. Жить не во лжи! // Комсомольская правда. 1990. 1 сентября.

4 См.: Референдум: Журнал независимых мнений. 1987−1990: Избранные материалы (№ 1−37). / Издание и редакция Л. Тимофеев. М., 1992.

5 См.: Буковский В. И. И возвращается ветер. Нью-Йорк, 1979- Григоренко П. Г. в подполье можно встретить только крыс. Нью-Йорк, 1981. правозащитной деятельности, среди которых период 1965—1967 гг. занимает особое место. Это было время приближения к моменту разрыва с официальной позицией1. Сахаров излагает свой взгляд на проблемы организации правозащиты в Советском Союзе, дает характеристики его ведущим членам.

Таким образом, источниковый компонент проблемы, позволяет рассматривать тему сразу по ряду направлений: диссидентское движение и общество- диссидентство и власть (включая органы госбезопасности, карательную политику в отношении определенных кругов инакомыслящих) — диссиденты и завтрашняя Россия.

Хронологические рамки исследования охватывают двадцатилетний период (1960 — 1980 гг.), но рассматривая истоки диссидентского движения в работе необходимо было обратиться ко второй половине и к концу 1950-х годов. Рассматриваемый период можно разделить на два самостоятельных этапа: середина 1950 — 1956 гг. и 1957 — 1980 гг., где 1956 — 1957 годы знаменовали поворот в политической, общественной обстановке в стране. В свою очередь хронологические рамки определяются следующими факторами: во-первых, с середины 1950-х гг. XX века начался новый этап, связанный со смертью Сталина, реабилитации жертв политических репрессий, во-вторых, в данный период в обществе произошел ряд изменений, повлекший за собой возникновение диссидентского движения. В-третьих, конечной датой исследования является начало 1980-х гг., к которым диссидентское движение пришло в упадок.

1 См.: Сахаров А. Воспоминания // Знамя. 1990. № 12. С. 88.

2 См.: Сахаров А. Воспоминания. С. 171−172, 185, 186.

Границы исследования не включают круг вопросов, затрагивающих такие крупные направления в диссидентском движении, как национальные и религиозные.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в постановке проблемы, недостаточно разработанной в литературе под данным углом зрения. Конкретные элементы новизны состоят в следующем:

— изучены и систематизированы основные трактовки понятия & laquo-диссидентство»-, показана их специфика в толковании этого термина и на этой основе предложено авторское определение & laquo-диссидентства»--

— вскрыты предпосылки появления инакомыслия в советском обществе в 1950-е годы, рассмотрены внутренние и внешние детерминанты эволюции диссидентского движения в СССР в 1960 — 1980 годы и определена его роль в советской общественно-политической жизни в предперестроечные десятилетия-

— проанализированы основные направления диссидентского движения в СССР, выявлены его формы, проявления, масштаб, социальная база, политические и мировоззренческие установки-

— изучены такие малоисследованные аспекты проблемы, как борьба властей с инакомыслием и влияние зарубежного общественного мнения на рост диссидентских настроений в СССР.

Практическая значимость работы. Материалы диссертации могут быть использованы при подготовке, как обобщающих работ, так и исследований по отдельным вопросам отечественной и зарубежной истории, а так же при разработке курсов лекций, спецкурсов, учебных пособий,

Заключение

Таким образом, на основании проведенного исследования, можно подтвердить, что диссидентство сыграло большую роль в Отечественной истории.

Диссидентское движение в СССР возникло в условиях жесткой тоталитарной системы. Однако, необходимо отметить, что уже в 1930—1940 гг. в стране существовали небольшие политизированные группы и кружки. Но условия для открытого сопротивления властям и существующему строю сложились гораздо позднее — в начале и во второй половине 1950 гг.

Смерть Сталина, XX съезд КПСС — изменили общественный климат в СССР. Но если до XX съезда в стране были заметны лишь единичные попытки высказать личное мнение (В. Дудинцев & laquo-Не хлебом единым& raquo-, И. Эренбург & laquo-Оттепель»- и т. д.), то после XX съезда КПСС такие действия становятся более массовыми и открытыми. Для инакомыслящих это время было шансом заявить о себе.

Возникнув в условиях тоталитаризма, оно окончательно сформировалось к 1965 г. К этому времени в стране был создан ряд причин и предпосылок для его появления. Начавшись с организацией небольших групп (группа Р. Пименова в Ленинграде, группа Л. Краснопевцева в Москве), оно очень быстро разрасталось и превратилось в достаточно массовое движение.

Возникновение диссидентского движения было своеобразной закономерной чертой существовавшего строя. Несогласные при тоталитарном обществе существовали всегда и везде.

Существование диссидентского движения в стране подрывало не только авторитет существующего режима, но и заставляла усомниться в правильности социалистической идеологии, в результате чего в СССР была создана целая система борьбы с инакомыслием. Главенствующую роль в которой сыграл Комитет Государственной Безопасности. Для искоренения диссидентства КГБ применял такие формы наказания как ссылка, помещение в психиатрические больницы, лишение гражданства и другие не менее радикальные методы пресечения инакомыслия.

Властям, желающим совсем устранить инакомыслие, достаточно часто удавалось на время приостановить деятельность диссидентских организаций. Так в диссидентском движении можно выделить кризисные периоды, например, 1972−1974 гг., — когда прошли массовые аресты диссидентов, как в Москве, так и в других крупных городах. В результате этого кризиса диссидентское движение ушло в подполье.

Рассмотрев различные формулировки термина & laquo-диссидентство»- в трактовках самих участников, его противников и независимых исследователей, хотелось бы сформулировать свое представление о понятии термина. & laquo-Диссидентство»- - это общественное явление, возникающее в условиях тоталитарного режима. Имея внутри себя направления различного характера, оно всегда отстаивает свободу личности и ее интересы.

Диссидентами можно называть людей, открыто выступавших против беззаконий и произвола, чинимых властями, либо участвовавших в подпольной борьбе с режимом. Число & laquo-несогласных»-, & laquo-противоречащих»- с властями было достаточно велико в 1960—1980 гг. в СССР. Диссиденты шагнули из кухни на площадь. Диссидентов сажали, ссылали, заключали в психушки по политическим статьям, которые официально считались уголовными, однако настоящих политиков среди репрессированных практически не было. К политике они, как правило, не стремились.

Диссиденты не стремились захватить власть в стране. Действовали только ненасильственными методами. Подписывая заявления протеста, сообщали свой домашний адрес и телефон.

Диссиденты — единственное интеллигентское движение в истории России, которое ставило главной своей целью защиту прав человека. Право было для них не средством, а целью, потому что, только добившись права, только утвердив уважение к нему, к человеку, как его носителю, можно ставить дальнейшие цели.

Характер и социальная весомость диссидентов были различны: и подпись под коллективным протестом, и свободно написанная книга, и публикация документов, и участие в неразрешенной демонстрации. Характер поведения диссидентов определялся их личными мотивами и не мог быть навязан внешней дисциплиной.

Одним из самых многочисленных движений в диссидентстве было правозащитное. Из самого названия становится понятна цель движения — защита прав. Правозащитники сыграли важную роль в защите страны.

В результате проведенной работы можно отметить, что правозащитное движение представляло из себя большой круг единомышленников, который (как и все диссидентское движение) не стремился к захвату власти и ставил Закон на первое место. Заслуга этого движения, прежде всего, состоит в том, что мимо него не проходил ни один политический процесс в стране. Правозащитники писали письма в защиту осужденных, создавали фонды оказания материальной помощи заключенным и их семьям. Благодаря правозащитному движению мир узнал таких неординарных личностей как П. Григоренко, А. Солженицын, Г. Померанц, П. Якир и многих других.

Сопротивление режиму оказывали и представители культурной интеллигенции. Представителям искусства, наверное, всегда не легко & laquo-творить по заказу& raquo-. Культурное направление также занимает свое особое место в диссидентском движении. Не желание художника подчиняться властям, в результате, подарило миру большое количество имен и шедевров культуры. Среди тех с кем боролись власти, и кто стоял до победного конца, были: А. Солженицын, Э. Неизвестный, Г. Вишневская, М. Ростропович, Ю. Любимов, Н. Кортавин и др.

По многочисленным примерам, приводимым ранее, видно, что власти любили лишать гражданства неугомонных художников, актеров, писателей. Этим они как бы желали отстранить их от участия в культурной жизни страны. За каждым таким Указом о лишении гражданства стояла человеческая жизнь. Но она тогда очень мало что означала, так как в тоталитарном государстве власть не принимает любого инакомыслия в области культуры. Желание покинуть Родину не всегда было долгожданным, в основном, оно возникало от отчаяния и безысходности ситуации.

Диссиденты уже потому заслуживают уважение, что не побоялись открыто выступать в стране, где под жестким контролем находились наука, культура, искусство. Одной из главных и первостепенных заслуг диссидентства можно назвать то, что оно пыталось сопротивляться в этих условиях.

Было бы необъективно говорить о том, что в среде диссидентов были только истинные борцы за свободу слова, права Человека, справедливость. И там были те, кто желал заслужить себе, таким образом, известность. Но их количество было не так велико, и, как правило, они не выдерживали всего того (тюрьмы, ПБ, и т. д.), что пришлось пережить большинству.

Апеллируя к Западу, диссиденты не хотели & laquo-очернить свою Родину& raquo-, как может показаться на первый взгляд. Они всегда были внутри своей страны, и это сразу видно при чтении любых воспоминаний бывших диссидентов. Обвинять их в том, что они старались извлечь выгоду из собственной деятельности, — тоже не следует.

Несомненно, большой заслугой диссидентов являлся & laquo-Самиздат»-. В нем, как в зеркале, отражены те события, которые происходили в СССР в 1960—1980 гг. В самиздате помещены жалобы, заявления, поданные диссидентами в различные инстанции, копии различных судебных приговоров, литература личного характера. Однако полностью проанализировать и оценить явление самиздата еще предстоит.

При всем этом, следует назвать ряд ошибок существовавших в деятельности движения, выявленных в результате исследования:

— Диссиденты были далеки от народа. Они выдвигали цели и задачи, но не доносили их до народа. Может быть, здесь свою роль сыграла та надежда диссидентов, которую они возлагали на Запад, как на силу способную повлиять на советское правительство. Это в большинстве случаев приводило к тому, что достаточно массовые организации такие как, Московская Хельсинская группа, советское отделение Международной амнистии, — были хорошо известны за рубежом, и совсем мало о них знали в СССР.

— Необходимо отметить, что действие диссидентов на начальном этапе своего существования, были не совсем профессиональными. Методы борьбы так же были выбраны не очень удачно. Так, демонстрации 1965 г. и 1968 г. были быстро разогнаны, арестовано большое количество участников. Диссидентам так и не удалось сформировать единой, профессиональной организации. На высоком уровне своего развития они находились лишь в моменты подъема движения.

— Диссиденты не использовали в своей деятельности такое важное качество, характерное для всех & laquo-додиссидентских»- организаций, как конспирация.

— Диссидентские организации не имели четкой программы. Их действия можно охарактеризовать как реакцию на поведение властей в той или иной ситуации. Так, например, в заявлении & laquo-Инициативной группы по Правам Человека& raquo- сообщалось, что она не имеет ни программы, ни Устава. Единомышленников здесь сближали не организационные, а моральные принципы. Диссиденты называли себя & laquo-демократами»-, но неверно называть демократом человека, протест которого индивидуален, который мало думал о распространении своего влияния на массу, и не хотел никого & laquo-вести»- за собой. Чуть ли не каждый из диссидентов видел в идеале свою собственную Россию, скроенную по его меркам.

Диссиденты, взявшие на себя роль летописцев эпохи, были слишком замкнуты в своем кругу, теряя порой не только чувство исторической перспективы, но и реальности. Они не сумели выработать конструктивных идей, понятных и близких широкой общественности. Их активность, принятая с таким энтузиазмом во времена послесталинской & laquo-оттепели»-, сулившая обновление строя и собравшая под свои стяги лучших и верных, превратилась со временем в движение по кругу. Поэтому можно говорить о том, что общество продолжало жить своей жизнью, лишь на краю его оставалась часть явных диссидентов, которая реально и открыто протестовала.

Нельзя добиться защиты Прав Человека, не претендуя на власть и не стремясь разрушить политическую систему, существующую в обществе, поэтому диссиденты не всегда достигали поставленных целей. Они допускали много ошибок, но, не смотря на все срывы, диссиденты добились главного: в нашем обществе был создан нравственный потенциал, с присутствием которого не может не считаться даже государство.

Диссиденты добивались соблюдения государством демократических норм свободы слова, совести, национального самоопределения, свободы печати, собраний и демонстраций, норм демократического правосудия, и не только провозглашали все это, но и осуществляли.

Таким образом, нельзя говорить о полном поражении диссидентов, зная, как много их было заключено в тюрьмы, сумасшедшие дома, ссылки, сколько вынуждено было эмигрировать. Несмотря на то, что власти вели такую активную борьбу против диссидентов, сломать это движение не удалось.

ПоказатьСвернуть

Содержание

Глава I Возникновение диссидентского движения.

1.1. Сущность диссидентства и классификация движения.

1.2. Истоки диссидентского движения

Глава II Основные направления диссидентского движения

2.1. Власть и инакомыслие

2.2. Правозащитное движение

2.3. Диссидентство и культура

Список литературы

1. Опубликованные документы

2. Безбородов А., Мейер М., Пивовар Е. Материалы по истории диссидентского и правозащитного движения в СССР 50−80-х гг. М.- Геттинген. 1994.

3. Ведомости Верховного Совета РСФСР 1975. № 33.

4. Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1966. № 38.

5. Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1989. № 37.

6. Маленков Г. Отчетный доклад XIX съезду партии о работе Центрального комитета ВКП (б). М.- 1953.

7. О положении в биологической науке. Стенографический отчет сессии Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. В. И. Ленина. 31 июля 7 августа 1948 г. М.- 1948.

8. Пленум Ц К КПСС 2−7 июля 1953 г. Стенографический отчет. // Известия Ц К КПСС. 1991. № 2.

9. Референдум: Журнал независимых мнений. 1987−1990: Избранные материалы (№ 1−37). / Издание и редакция Л. Тимофеев. М.- 1992.

10. Самиздат претерпел качественные изменения& raquo- (письмо Ю.В. Андропова) // Источник: Документы русской истории. 1994. № 2.

11. Сборник решений Совета НТС. 1946 -1957. Франкфурт на Майне. 1958.

12. Сборник. Политические альтернативы: документы НТС 1980—1990. Франкфурт на Майне. 1991.

13. Совещание деятелей советской музыки в ЦК ВКП (б). М.- 1948.

14. Сообщение ТАСС. Документ № 2.3. Арест группы врачей-вредителей. Правда. 1953 г. 13 января.

15. Уголовный кодекс РСФСР. М.- 1961.

16. XX съезд КПСС и его исторические реальности. М.- 1991.

17. XX съезд КПСС. Стенографический отчет. М.- 1956. Т. I.1. Архивные документы

18. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. Р-9425. Оп. 1. Д. 1322.1. Оп. 1 Д. 1323.

19. Центр хранения современной документации (ЦХСД). Ф. 4. Оп. 20. Д. 817.

20. Оп. 24. Д. 322. Ф. 5. Оп. 55. Д. 99. Оп. 63. Д. 151. Оп. 76. Д. 273. Ф. 89. Оп. 544. Д. 5.1. Воспоминания

21. Абовин Егидес П. Прощаться рано: мы снова диссиденты. // Независимая газета. 1993. 1 1 ноября.

22. Авторханов А. Мемуары. Франкфурт на Майне. 1983.

23. Агрузов И. О революции ненасильственной. // Посев. Франкфурт на Майне. 1971. № 4.

24. Агрузов. Давайте думать. // Посев. Франкфурт на Майне. 1972. № 8.

25. Аксенов В. А. Я по сути дела, не эмигрант. П Юность. 1989. № 4.

26. Алейников В. Имя времени. // Новое литературное обозрение. М.- 1998. № 29.

27. Александров А. П. Изменять, что изменить невозможно. Инт. корр. В. Белецкой. // Огонек. 1990. август. № 35.

28. Альтшулер Б. Важно идти в правильном направлении. // Досье. Приложение к & laquo-Литературной газете& raquo-. 1990. январь.

29. Амальрик А. Записки диссидента. М.- Слово. 1991.

30. Арбатов Г. Затянувшееся выздоровление (1953 — 1985): свидетельство современника. М.- 1991.

31. Белинкова Н. Хождение по свободе. // Новый колокол. М.- Весть ВИМО. 1994.

32. Богораз Л., Голицин В., Ковалев С. Политическая борьба или защита прав. Погружение в трясину. М.- 1991.

33. Богораз Л., Даниэль А. Диссиденты. 50/50: опыт словаря нового мышления. М.- 1989.

34. Буковская Н. Советский документ. // Новое русское слово. 1971. 4 октября.

35. Буковский В. И возвращается ветер. Письма русского путешественника. М.- 1990.

36. Буковский В. Я вдруг расцвел в удивительно сжатые сроки. Независимая газета. 1992. 31 января.

37. Вайль П., Генис А. 60-е. Миф о застое. Л.- Лениздат. 2000. 1 8. Вербловская И. От звонка до звонка. // Звезда. 1995. № 11.

38. Ветохин Ю. Склонен к побегу. // Родина. М.- 1991. № 1.

39. Волгин И. Возвращение с прогулки. // Юность. 1990. № 12. 21

Заполнить форму текущей работой