Деятельность администрации Приамурского края по развитию российско-китайских отношений: 1884-1917 гг

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Отечественная история
Страниц:
251


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Актуальность темы исследования. За более чем триста лет международных связей России с Китаем накоплен значительный опыт совместного решения внешних социально-экономических и политических задач. Важным этапом российско-китайских отношений явилась вторая половина XIX в., когда происходило становление и укрепление связей между двумя государствами во всех сферах. Строительство и функционирование Китайской Восточной железной дороги (КВЖД) привело к значительным изменениям в Маньчжурии, Приамурье, Приморье и способствовало росту влияния администрации Приамурского края в решении приграничных проблем. В начале XX в. большим испытанием российско-китайских отношений стало восстание ихэтуаней в Цинской империи и Русско-японская война. Увеличение доли внешнеполитических вопросов в полномочиях Приамурских генерал-губернаторов позволило оперативно решить международные проблемы, в том числе с Китаем.

Исследование сущности и характера исторических процессов, происходивших на Дальнем Востоке во второй половине XIX-начале XX вв., вклада администрации Приамурского края в развитие российско-китайских отношений может содействовать совершенствованию дальневосточной политики России, а также будет полезным при выработке решений приграничных проблем в настоящее время.

Специфика географического положения, огромный экономический потенциал Дальнего Востока, достигнутый уровень отношений со странами Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) является важным фактором его дальнейшего развития. При современном политическом и экономическом состоянии Российской Федерации (РФ) главной задачей, стоящей перед государством, является расширение и углубление традиционных связей, а также поиск новых путей во взаимоотношениях с зарубежными странами. Особенно актуально данное положение в отношении Китая.

Как известно, субъекты Российской Федерации согласно Конституции Р Ф 1993 г, а также Федеральному Закону № 4 от 4 января 1999 г. & laquo-О координации международных и внешнеэкономических связях субъектов Российской Федерации& raquo- получили право непосредственно участвовать в международной деятельности. В связи с этим, местные органы государственной власти обрели возможность вести переговоры на соответствующем уровне с китайскими представителями, заключать соглашения экономического, культурного, социального характера. В настоящее время между Россией и Китаем на приграничном уровне под эгидой Регионального Пограничного Управлении осуществляются регулярные встречи пограничных представителей России и КНР, ежегодно проводится, ставший традиционным, Международный Экономический форум, реализуются культурные и образовательные программы и т. д. Все это позволяет говорить о той важной роли, которую отводят центральные власти деятельности местной дальневосточной администрации.

В начале XXI в. характерным являются все более расширяющиеся контакты между Россией и Китаем, политическое, экономическое и культурное взаимодействие, как на межгосударственном, так и на приграничном уровне. Расширение специфики отношений отвечает стратегическим интересам обеих стран, укрепляет позиции России и Китая в АТР и в мире в целом. В современных условиях, когда процесс исторического развития становится все более динамичным, когда отчетливо проявляется взаимозависимость между отдельными странами, критическое осмысление прошлого, извлечение из него уроков и практическое использование исторического опыта еще острее выдвигаются на передний план общественного развития. Исследование исторических процессов, происходивших на российском Дальнем Востоке в 1884—1917 гг., деятельности местной администрации по развитию российско-китайских отношений углубляет понимание вклада Приамурских генерал-губернаторов в осуществление государственной политики России в отношении Китая.

Степень научной разработанности проблемы. Российско-китайские отношения, как на межгосударственном, так и на региональном уровне получили освещение в отечественной и зарубежной научной литературе. Условно историографию проблемы в отечественной литературе можно разделить на три периода: дореволюционный (до 1917 г.), советский (до 1991 г.) и постсоветский (современный).

В дореволюционный период вышли исследования, посвященные вопросам местного губернского правления и деятельности генерал

1 9 губернаторов в рамках исследуемого периода. К. Ф. Головин, И. Блинов ,

& bull-з

С.А. Корф рассматривали направления деятельности местных администраций на примере центральной России. Для нашего исследования данные публикации интересны с точки зрения сравнительной характеристики генерал-губернаторской власти в Центре и на Дальнем Востоке.

В. В. Граве4, С. П. Шликевич5, В. Серошевский6, И. П. Надаров7, о О

В. К. Арсеньев, Н. Г. Матюнин исследовали вопросы миграции китайских граждан на российскую территорию. Авторы впервые обратились к причинам этого процесса, уделяя внимание мероприятиям, которые проводила местная администрация по отношению к иммигрантам. Особый интерес у исследователей вызывала деятельность китайских подданных в золотопромышленности, на строительстве и в других отраслях экономики Приамурского края. Отметим, что фактор присутствия китайских подданных на российской территории авторами оценивался неоднозначно. В. В. Граве рассмотрел деятельность выходцев из Китая в Приамурье, подробно останавливаясь на значении для края китайских предприятий, торговли, земледелия, труда китайских рабочих в различных отраслях промышленности. Анализируя деятельность китайских подданных с разных позиций, автор уделил особое внимание сложным проблемам, стоявшим в связи с этим перед местной администрацией. С. П. Шликевич подчеркнул, что более производительными были не китайские, а именно российские крестьянские хозяйства. По мнению В. К. Арсеньева, в конце XIX в. численность иммигрантов из Китая увеличилась настолько, что у них появилась потребность в организации внутреннего самоуправления, которое было совершенно независимо ни от России, ни от Китая. Такое положение вещей, подчеркивал исследователь, не только приносило значительный экономический вред, но и создавало реальную угрозу безопасности России, ее национальным интересам и территориальной целостности.

Анализ работ данных авторов позволил увидеть различные подходы к проблеме нахождения китайских подданных на территории российского Дальнего Востока. Характерно, что взаимодействие их с русским населением рассматривалось исследователями как с экономической, так и с политической точки зрения. Рассмотрение вопросов местного управления и исторического развития должности губернатора в России дало возможность выявить основы формирования института генерал-губернаторства в России.

Отметим монографию И. П. Барсукова10, посвятившего свой труд исследованию деятельности выдающегося администратора Сибири и Дальнего Востока Н. Н. Муравьева-Амурского. Автор рассмотрел вопросы, связанные с историей заключения Айгуньского 1858 г. договора и ряда торговых соглашений с Цинской империей. Он сделал акцент на вкладе генерал-губернатора Восточной Сибири в процесс российско-китайского территориального разграничения на Амуре и положительно оценил факт закрепление Приамурья за Россией.

Часть исследований посвящена российско-китайскому столкновению и военным действиям в Маньчжурии в 1900—1901 гг. А. В. Кирхнер11 сосредоточил внимание на доблести российских солдат и офицеров в Маньчжурии, не углубляясь в детали произошедшего конфликта. К. П. Кушаков12, рассмотрел военные действия через призму ситуации, сложившейся в это время на КВЖД, указав при этом на заигрывание цинского правительства с представителями тайного общества & laquo-ихэтуань»-, несмотря на сомнения в успехе восстания. Кроме того, исследователь привел статистические данные по количеству российских и китайских войск в

Маньчжурии. Оба исследователя анализировали столкновения, произошедшие между русскими и китайцами в районе Благовещенска. Характеризуя обстановку, сложившуюся в тот период на границе с Китаем они пришли к выводу, что военный конфликт на Амуре обнажил существовавшие с середины XIX в. проблемы в отношениях между Россией и Китаем, но одновременно подтвердил незыблемость подписанных договоров и соглашений.

Анализ данных монографий дал возможность детально рассмотреть российско-китайские противоречия, назревшие в указанный период и пути их разрешения. Однако, на наш взгляд, в этих исследованиях авторы не ставили цели изучить роль региональной администрации в разрешении российско-китайского приграничного конфликта, что являлось важной составляющей в восстановлении мира на границе в последующие годы.

Труды Г. М. Овсяного13, Б. Б. Глинского14 частично посвящены истории КВЖД в период подавления восстания & laquo-ихэтуань»- в Китае в 1900 г., а также вопросам охраны магистрали во время Русско-японской войны 1904−1905 гг. Авторы охарактеризовали обстановку, сложившуюся в это время на самой дороге и в полосе отчуждения, установили хронологию событий и сделали выводы о негативном влиянии российско-китайских и российско-японских военных столкновений в Маньчжурии на дальнейшее функционирование железнодорожной магистрали.

Проблемам Русско-японской войны 1904−1905 гг. были посвящены отдельные публикации непосредственных участников событий. В основном они содержали сведения фактического и статистического характера. Детальное исследование Русско-японской войны началось только после ее окончания. В 1906 и 1908 гг. при Генеральном штабе были созданы специальные Военно-исторические комиссии, которые должны были описать военные действия на суше и на море. Итогом их работы стали фундаментальные издания, состоящие из 9-ти и 7-ми томов соответственно15. Кроме этого по теме вышло ряд трудов, авторы которых рассматривали

Русско-японскую войну и международную обстановку на Дальнем Востоке в этот период. М. Павлович16 описывая обострение международной конкуренции на северо-востоке Китая в начале XX в. отметил, что & laquo-вчерашние враги& raquo- Россия и Япония находятся в одинаковом положении по отношению к Китаю, стремясь не допустить США и Европейские страны в Маньчжурию. По его мнению, страх перед военной силой Японии, а также желание сохранить свое влияние в Северо-Восточном Китае вынудило

17

Россию пойти на союз с ней. Исследователь П. Головачев, проанализировал причины, которые привели Россию к военному столкновению с Японией. Автор высказал отрицательное отношение к колонизации Маньчжурии. Обосновывая выводы, он обратился к фактам политического, социально-экономического, этнического и географического характера.

Рассмотрение исследований, посвященных проблемам Русско-японской войны дало возможность проследить эволюцию взглядов специалистов того времени на роль и место России на международной арене в начале XX в. Анализ фактического и статистического материала, позволил авторам дать оценку ситуации, сложившейся в тот период на Дальнем Востоке. Исследователи частично затронули проблему влияния Русско-японской войны на российско-китайские отношения, и в этой связи выявляется сфера для дальнейшей научной разработки данного аспекта.

Социально-экономическому развитию Дальнего Востока посвящены

18 19о работы И. П. Надарова, В. Г. Архипова, Н. А. Крюкова& quot-. Авторы исследовали проблемы нахождения в Уссурийском крае, как русских, так и китайцев, их роли в экономике края. Они рассматривали проблемы заселения и освоения дальневосточной окраины, в том числе Северной Маньчжурии, а также проблемы на границе, связанные с хунхузничеством.

Особо отметим работы чиновников, служивших на Дальнем Востоке, в Китае или непосредственно на границе. Различные аспекты российско-китайских отношений рассматривали Приамурский генерал-губернатор

1 пп

П. Ф. Унтербергер, секретарь дипломатической миссии И. Я. Коростовец, военный агент в Китае Д. В. Путята и др. Учитывая тот факт, что данные работы были написаны непосредственно свидетелями и участниками событий того времени, несомненно, в изложении материала присутствовал субъективизм. В тоже время анализ этих работ дал возможность увидеть различные точки зрения заинтересованных лиц, наделенных властными полномочиями на развитие Приамурья и российско-китайские отношения, что позволило выявить направление их деятельности в решении конкретных политических, военных и социально-экономических задач края.

В советский период российско-китайские отношения в 1884—1917 гг. освещались в основном в работах общеисторического плана, в которых рассматривались международные отношения на Дальнем Востоке.

В 20−3Ох гг. XX в. вышли книги, в которых внешняя политика Российской империи оценивалась негативно. А. Ходоров и М. Павлович& quot- в совместном труде отметили стремлении России к территориальным захватам в Китае. Авторы критиковали политику России в отношении Китая и сделали вывод о том, что & laquo-царские опричники ведут наступление на Китай& raquo-.

25 26

Исследования Б. А. Романова, В. Аварина, были посвящены, в том числе и приамурской тематике. Б. А. Романов, используя архивные материалы, впервые приоткрыл завесу борьбы великих держав за Маньчжурию после 1905 г. Он также уделил значительное внимание проблемам железнодорожного строительства на этой территории и российским концессиям на Амуре. Нашел отражение в публикациях и анализ взглядов некоторых государственных деятелей Петербурга и Дальнего Востока. Автор проанализировал период, предшествовавший Русско-японской войне, уделил особое внимание проблемам, касающимся борьбы в правительственных кругах России по вопросам дальневосточной политики, подверг критике позиции, которые занимали Николай II, А. М. Безобразов, Е. И, Алексеев. Также он рассмотрел проблемы учреждения Дальневосточного наместничества и международную обстановку в регионе в начале XX в. При этом, не было уделено достаточного внимания анализу их влияния на российско-китайские отношения в данный период. Обобщающая работа В. Аварина по проблемам российско-китайских отношений и российской экспансии в Маньчжурии представляет собой анализ экономической базы российской политики в Китае через призму торгово-экономических проблем двусторонних отношений. Исследователь подробно рассмотрел позиции китайских властей и представителей различных социальных групп по отношению к России, делая вывод о том, что Цинская империя в результате оказания на нее негативного влияния европейских держав в то время вполне могла оказать сопротивление & laquo-захватническим стремлениям России& raquo-. Кроме того, большое внимание он уделил проблемам занятия Порт-Артура и сооружения КВЖД.

Таким образом, в советской историографии 20& mdash-30-х гг. исследователями была проделана серьезная работа по изучению ряда проблем, касающихся российско-китайских отношений в конце Х1Х-начале XX вв. Но фундаментальных исследований, в которых был бы сделан акцент на региональный аспект в отношениях между Россией и Китаем не появилось.

В 40-е гг. вышли работы, посвященные Русско-японской войне

27 28

1904−1905 гг. П. Д. Быкова, А. И. Сорокина. Авторы проанализировали причины и характер боевых действий, тем самым, дополнив исследования по данной теме. Однако, проблема влияния войны на российско-китайские отношения была рассмотрена недостаточно.

Дальнейшие исследования условно можно разделить на два периода в изучении российско-китайских отношений. В изданиях 50-х-начала 60-х гг. XX в. доминировало слово & laquo-дружба»-. М. С. Капица в книге & laquo-Братская дружба двух великих народов& raquo-' писал, что- советско-китайская дружба, основанная на мощном историческом фундаменте, служит не только важным фактором развития и укрепления мировой социалистической системы, но и является мощным оплотом мира и международной безопасности.

Появилось ряд фундаментальных исследований по истории международных отношений, куда вошло и рассмотрение некоторых аспектов российско-китайских отношений конца XIX — начала XX вв. Работа

30

А. Л. Нарочницкого была посвящена рассмотрению урегулирования территориально-пограничных проблем с Китаем. Автор осветил торгово-экономические вопросы, возникшие между двумя странами.

3 1

В середине XX в. также вышли работы Е. М. Жукова, Е. П. Сычевского32, П. И. Кабанова33, посвященные различным аспектам российско-китайских отношений на Амуре. Был сделан упор на преимущество концепции национальных (государственных) интересов России при освещении темы российско-китайских отношений в середине Х1Х-начале XX вв. Авторы подчеркнули, что доброжелательное отношение российских властей к соседнему государству после присоединения левого берега Амура к России обеспечило мирный характер отношений.

Российско-китайские отношения были рассмотрены в коллективном, обобщающем труде & laquo-Международные отношения на Дальнем Востоке (1840−1949)"34. Исследователи лишь упоминают некоторые аспекты российско-китайских отношений. В главе & laquo-От Японо-китайской до конца Русско-японской войны& raquo- приведен большой объем фактического материала по истории Дальнего Востока и проанализированы проблемы международных отношений в регионе. Однако российско-китайские проблемы и противоречия в период в 1884—1917 гг. специально не рассматривались.

В 60-е гг. вышли монографии, в которых были фрагментарно освещены российско-китайские отношения. Отметим работу Л. Н. Кутакова35, в которой автор, анализируя двусторонние отношения России и Японии, частично осветил и роль Китая в их взаимоотношениях. Более ценным

36 явилось исследование И. В. Бестужева, который обратил внимание на внутриполитическую борьбу в правящих кругах России относительно главного направления внешней политики империи после Русско-японской войны. Автор проанализировал расстановку политических сил в стране, отметив назначение в апреле 1906 г. на пост главы российского МИДа

А. П. Извольского, как поворотный пункт в дальневосточной политике России.

Значительным вкладом в исследование данной проблемы стала

37 монография С. С. Григорцевича. Достоинством работы явился комплексный анализ международных отношений на Дальнем Востоке в 1906—1917 гг. Была проанализирована политика царского правительства в регионе после русско-японской войны, в том числе были затронуты и российско-китайские отношения. Обширная источниковая база позволила автору раскрыть ряд важных аспектов отношений между Петербургом и Пекином. Исследователь привел мнения царя и представителей правительства по вопросам дальневосточной политики России в этот период (Николая II, .Н. Коковцова, Ф. Ф. Палицина, С. Д. Сазонова и др.). Он сделал вывод о том, что в эти годы царское правительство, министры которого на словах выступали за установление хороших взаимоотношений с Китаем, смогло сохранить свои позиции в Китае лишь используя методы давления, а также различные сделки с Цинской династией и правительством Юань Шикая.

С конца 60−70-х гг., в связи с резким изменением внутри- и внешнеполитического курса китайского руководства, начал меняться и тон советских изданий, относящихся к российско-китайским отношениям. 1969 г. в изучении их истории можно считать поворотным в связи с кровопролитными вооруженными столкновениями на советско-китайской границе. Внешнюю политику Китая начинают характеризовать как раскольническую (в международном коммунистическом и национально-освободительном движении), провокационную (в отношении соседей), антисоветскую и антисоциалистическую.

Из работ общеисторического пласта этого периода выделим исследования А. Прохорова38, М. И. Сладковского39. Хотя эти исследования были выдержаны в жестких идеологических рамках, авторы базировались на архивных материалах и осветили различные аспекты взаимоотношений двух стран — политические, экономические, научно-культурные. В числе других проблем авторы рассмотрели историю становления российско-китайской границы, проанализировав процесс подписания соответствующих договоров, а также экономические отношения, начиная с XVII в. до 1915 г.

В 80-е гг. XX в. вышли научные труды, посвященные международным отношениям на Дальнем Востоке и установлению российско-китайской границы. В. С. Мясников40, Е. Л. Беспрозванных41 рассмотрели международную обстановку на Дальнем Востоке, приграничные отношения России с Китаем и Японией. Используя многочисленные архивные материалы они пришли к выводам о том, что на развитие российско-китайских отношений во многом влияла не только обстановка внутри стран, но и расстановка политических сил на мировой арене.

Отметим также статьи В. С. Мясникова и Н. В. Шепелевой42, А. Н. Хохлова. В них подробно проанализированы объективные предпосылки изменения границы в середине XIX в., позиции сторон и ход переговоров, итоги и последствия новой расстановки сил для России и Китая.

Исследования Г. Н. Романовой44 и В. М Кабузана45 частично посвящены торговым связям между Россией и Китаем в Приамурье. Авторами было отмечено, что к концу XIX в. приграничная сухопутная торговля являлась основной формой экономических отношений между населением русского Дальнего Востока и Маньчжурии. Необходимость торговли вытекала из взаимной заинтересованности обеих сторон, зафиксированной в соответствующих договорных документах.

Монография Ф. В. Соловьева & laquo-Китайское отходничество на Дальнем Востоке России в эпоху капитализма& raquo-46 стало первым серьезным исследованием, касающимся истории китайской трудовой миграции в российские пределы. Автор раскрыл предпосылки ее зарождения, уделяя внимание проблемам численности, статуса отходников и условиям их проживания. Исследователь сделал вывод о том, что китайское отходничество на Дальнем Востоке России было подготовлено всем ходом политического и социально-экономического развития двух стран.

Вопросы российско-китайских отношений были рассмотрены в исследованиях по истории пограничных регионов России и Китая. В первом

47 томе & laquo-История Северо-Восточного Китая& raquo- выделено несколько пунктов, посвященных проблемам двусторонней торговли с Россией. Отметим, что работа не касается & laquo-русской Квантунской области& raquo- и многих других важнейших страниц истории Северо-Восточного Китая. В совместном труде М. А. Патрушева и Г. А. Сухачева48 & laquo-Экономическое развитие Маньчжурии& raquo- рассмотрели многие проблемы, при этом специально российско-китайские отношения в данном труде не рассматривали.

Таким образом, в советский период отечественные исследователи российско-китайских отношений в значительной мере исходили из политической конъюнктуры и носили идеологическую направленность, поэтому многие рассуждения и выводы авторов основанные на классовом подходе и во многом зависящие от международной обстановки в это время, нуждаются в критическом осмыслении. Вместе с тем в научный оборот было введено большое количество неопубликованных источников, что дало возможность рассмотреть тенденции и динамику российско-китайских отношений и выявить исторический фундамент для их дальнейшего развития. Однако, в этот период не появилось исследований, касающихся деятельности администрации Приамурского края по развитию российско-китайских отношений.

Для современного периода отечественной историографии, начавшегося с 90-х гг. XX в., характерно появление новых акцентов в исследовании российско-китайских отношений. Повышается внимание к региональным аспектам исследуемой проблемы, смещается интерес в сторону изучения роли местной администрации в реализации российско-китайских отношений, расширяется источниковая база.

Первое обобщающее исследование, изданное в 1991 г. & laquo-История Дальнего Востока СССР в эпоху феодализма и капитализма& raquo-49 кардинально не изменило подходов советского периода к рассмотрению проблемы российско-китайских отношений. В работе лишь упоминается о двусторонних отношениях между Россией и Китаем.

Проблемами, посвященными становлению российско-китайской границы, русско-китайскому конфликту и военным действиям в Маньчжурии 1900−1901 гг. занимались академик В. С. Мясников50 и красноярский исследователь В. Г. Дацышен51. Исследователи привлекли значительную источниковую базу, делая при этом обстоятельные выводы. Так, известный специалист по изучению российско-китайских отношений В. С. Мясников рассматривая дипломатическую историю русско-китайской границы XVII—XX вв. и внешнюю политику России на Дальнем Востоке, сделал. вывод о том, что необходимо изменить стереотип — России в массовом сознании китайского народа. Без этого трудно говорить о подлинном добрососедстве во взаимоотношениях двух государств и народов. Г. В. Дацышен, рассматривая конфликт 1900−1901 гг., назвал его «русско-китайской войной& raquo-, считая ее поворотным событием в российско-китайских ' отношениях на рубеже XIX—XX вв. Автор особо отметил, что «русско-китайская война& raquo- 1900 г. наибольшим образом проявилась во время осады Благовещенска, где не обошлось без потерь как с китайской, так и с российской стороны.

Монография А. И. Петрова52 & laquo-История китайцев в России. 1956−1917 годы& raquo- стала значительным вкладом в исследование проблемы. Автор рассмотрел комплекс проблем, связанных с историей китайской иммиграции в Россию. Он исследовал ее предпосылки и причины, расселение и численность китайцев в России, а также их правовое положение и хозяйственную деятельность, в том числе и на Дальнем Востоке.

Отметим исследования в области взаимоотношений центральной и местной власти, а также изучение института генерал-губернаторства как в центральной России, так и на Дальнем Востоке. Публикации Л. М. Лысенко53, С. В. Любичанковского54, А. В. Ремнева55, Г. В. Алексу шина56 позволили по-новому взглянуть на организацию регионального управления Российской империи. Авторы выявили основные направления административной политики российского правительства в отношении окраин империи.

Значительный вклад в изучение проблемы внесли дальневосточные исследователи. В поле их зрения находились различные аспекты российско-китайских отношений. Международные миграционные процессы рассматривали Е. И. Нестерова57, Т. Н. Сорокина58, С. Ф. Хроленок59. Они осветили различные исторические аспекты взаимодействия русских и китайских мигрантов, их хозяйственную деятельность в Приамурье. Возрос интерес к изучению личностей приамурских генерал-губернаторов, С. М. Духовского, Н. И. Гродекова, П. Ф. Унтербергера, Н. Л. Гондатти, дальневосточного наместника Е. И. Алексеева, военных губернаторов областей. Исследователи Н. И. Дубинина60, Т. Я. Иконникова61, Ю. Н. Осипов62, А. В. Милежик63, Н. А. Шиндялов64 в монографиях и статьях проанализировали различные аспекты, касающиеся деятельности представителей местной администрации в социально-экономической, политической и культурной сферах Приамурского края.

Торгово-экономическим отношениям на Дальнем Востоке посвящены исследования А. В. Алепко65, Г. П. Белоглазова66, Л. И. Галлямовой67, Г. Н. Романовой68, М. И. Светачева69 Они исследовали хозяйственное освоение и промышленное развитие Приамурского края, возможности использования китайских рабочих на российских предприятиях. Авторы определили принципы, заложенные в основу торгово-экономического сотрудничества между Россией и Китаем в исследуемый период, выявили мотивы, побудившие обе страны к заключению ряда взаимовыгодных торговых соглашений.

Проблемы истории государственного управления на Дальнем Востоке и вопросы дальневосточной политики России в целом рассматривали такие

7п 71 *70 исследователи как Я. Л. Салогуб, И. Г. Матвиенко, А. Л. Анисимов Я. А. Шулатов. Авторы проанализировали правительственную политику и эволюцию административно-территориального устройства Дальнего Востока России во второй половине XIX-начале XX вв., формирование здесь таможенной службы. В определенной мере указанные вопросы получили

ПА свое рассмотрение в монографии O.A. Тимофеева «Российско-китайские отношения в Приамурье (середина XIX-начало XX вв.)».

Имеющиеся исследования дали возможность рассмотреть различные направления российско-китайских отношений, выявить тенденции развития двусторонних связей на протяжении длительного исторического периода.

Наряду с отечественными историками, рассматривали российско-китайские отношения и западные исследователи. Их всегда интересовали более острые, спорные проблемы. В течение всего XX в. они часто обращались к темам, по идеологическим причинам закрытым для советской научной общественности: дискуссии о & laquo-желтой опасности& raquo- на российском Дальнем Востоке (П. Клайд, А. Малоземов), о контрабандной деятельности (А. Улар, Дж. Стефан), о войне 1900−1901 гг. (П. Клайд, Ч. Тан, Р. Квестид). Большая часть перечисленных авторов использовала лишь российские источники, при этом лишь в некоторых работах имеются ссылки на архивные документы. Ч. Тан пользовался лишь китайскими, а Р. Квестид — как российскими, так и китайскими источниками. Авторами подчеркивалась неспособность как российских, так и китайских властей строить мирные отношения (П. Клайд, А. Малоземов, Р. Квестид, Дж. Стефан). В западной историографии истории российско-китайских отношений во многих трудах Россия характеризовалась в качестве главного агрессора на Дальнем Востоке, тщательно подчеркивался жестокий, нецивилизованный характер действий исключительно российских властей в отношении китайских подданных, игнорировались более значительные интересы России в Маньчжурии по сравнению с другими державами75.

Китайские авторы опираются, главным образом, на официальную точку зрения, согласно которой деятельность дореволюционной России на территории Китая или на его границе являлась актом агрессии. Проблемы отношений между Цинским Китаем и Российской империей были не столько предметом исторического исследования, сколько вопросом политическим. Ими был рассмотрен процесс строительства КВЖД, однако при этом замалчивалась истинная позиция цинского правительства по вопросу о строительстве дороги, совершенно не рассматривалось влияние этой транспортной магистрали на русско-китайскую торговлю на Дальнем Востоке. Пытаясь доказать одностороннюю выгодность создания КВЖД для России, китайские историки приводили некоторые данные о подъеме экономики русского Дальнего Востока в связи со строительством КВЖД, но не касались вопроса о влиянии КВЖД на экономическое развитие

76 77 78

Северо-Восточного Китая (Ху Шэн, Шэн Шаньвэнь). Ши Цзянь в работе & laquo-Морская экспансия царской России в Китае& raquo- пытался показать Россию главной & laquo-агрессивной»- державой на Дальнем Востоке. В работе он подчеркнул, что & laquo-если раньше объектом России был Китай, то сейчас якобы эта агрессия распространяется на Юго-Восточную Азию, Ближний Восток, Африку и Латинскую Америку& raquo-.

70 х0

Сюэ Сяньтянь, Ци Сюэцзюнь рассматривали российско-китайский конфликт на Амуре в 1900 г. Они исходили из неравноправного характера отношений между Россией и Китаем в исследуемый период, а российскую политику в отношении Цинской империи характеризовали как агрессивную. о |

Хэ Сянпин исследуя торговые отношения с Россией, сделал вывод о том, что русская торговля в Китае негативно влияла на китайскую экономику и приводил в работе ряд & laquo-пагубных»-, по его мнению, последствий этого явления. При этом нелегальная, торговля китайского населения спиртом на границе с Приамурьем оценивалась вполне позитивно.

В обобщенном виде российско-китайские отношения рассмотрены в

89 многотомной работе & laquo-История агрессии Царской России против Китая& raquo-. Авторы рассматривали & laquo-агрессию Царской России& raquo-, но не проблемы российско-китайских отношений. В работе рассмотрена политика России в отношении Китая, но не показана политика самого Китая, представленного в качестве объекта, но не субъекта международных отношений. Работа имеет острую антироссийскую направленность.

Таким образом, проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что отечественными и зарубежными учеными были раскрыты многие аспекты взаимоотношений России и Китая на Дальнем Востоке. В тоже время сфера, касающаяся деятельности администрации Приамурского края по развитию российско-китайских отношений (1884−1917 гг.) не получила достаточного рассмотрения в научной исторической литературе, что дало основания для проведения настоящего исследования.

Цель исследования состоит в анализе и обобщении деятельности администрации Приамурского края по развитию российско-китайских отношений (1884−1917 гг.).

Исходя из актуальности проблемы и степени ее изученности, автор ' поставил перед собой следующие исследовательские задачи:

• Раскрыть процесс взаимодействия генерал-губернаторов Приамурского края и Северо-Восточных провинций Китая.

• Рассмотреть основные проблемы, появившиеся в приграничных российско-китайских отношениях, в связи со строительством КВЖД.

• Выявить воздействие международной обстановки на Дальнем Востоке в конце Х1Х-начале XX вв. на динамику российско-китайских отношений, а также степень влияния военных событий в Маньчжурии (1900−1901 гг.) и Русско-японской войны (1904−1905 гг.) на приграничные российско-китайские связи.

• Раскрыть деятельность Приамурских генерал-губернаторов по урегулированию проблем, связанных с незаконной китайской миграции из Маньчжурии.

• Показать вклад администрации Приамурского края в развитие приграничной торговли между Россией и Китаем.

• Проанализировать меры, предпринятые администрацией Приамурского края по борьбе с хунхузничеством и контрабандой в приграничных с Китаем районах.

Объект исследования — российско-китайские отношения на Дальнем Востоке (1884−1917 гг.).

Предмет исследования — деятельность администрации Приамурского края по реализации государственной политики России в отношении Китая (1884−1917 гг.).

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1884 г. по март 1917 г. Нижний предел хронологических рамок связан с образованием Приамурского генерал-губернаторства, после чего началось активное приграничное сотрудничество между Россией и Китаем. Верхняя граница обусловлена произошедшей в России Февральской революцией и упразднением вместе с царизмом системы генерал-губернаторской власти.

Территориальные рамки исследования включают юг российского Дальнего Востока (современную территорию Хабаровского, Приморского краев, Амурской области и ЕАО) и часть Северо-Восточного Китая (современную территорию китайских провинций Хэйлунцзян и Цзилинь). В исследовании использованы исторические названия Северо-Восточного Китая — Маньчжурия и провинции Цзилинь — Гирин. В территориальные рамки исследования также входит так называемая Квантунская область.

Методологическая основа исследования. Методологическую основу диссертационного исследования составила современная концепция

83 отечественной историографии о теоретико-методологическом плюрализме. Политика России на Дальнем Востоке была подчинена, прежде всего, военно-стратегическим задачам страны. Вместе с тем она переплеталась с социально-экономическими проблемами в крае. В связи с этим автор использовал формационную концепцию общественного развития. Следование принципам цивилизационного подхода в рассмотрении проблемы позволило раскрыть особенности приграничных взаимоотношений между населением Приамурья и Маньчжурии на фоне взаимодействия двух цивилизаций европейской и азиатской.

Принцип историзма, предписывающий рассматривать исторические явления на основе всей совокупности фактов в соответствии с конкретной обстановкой, выявлять основные тенденций развития, позволил рассмотреть деятельность администрации Приамурского края в динамике и тесной связи с дальневосточной политикой России и международной обстановкой, сложившейся в регионе в исследуемый период.

В основу построения диссертационной работы положен проблемно-хронологический метод, позволивший рассмотреть различные аспекты деятельности администрации Приамурского края в определенных временных рамках и хронологической последовательности. Сравнительно-исторический метод применялся для выявления общего и особенного в процессах > изменения направлений приграничной политики России в отношении Китая. Историко-описательный метод позволил конструктивно использовать собранный архивный материал. Историко-ретроспективный метод способствовал всестороннему и объективному анализу ряда проблем, которые позволили выявить связи между историческими фактами. Статистический метод позволил сопоставить, проанализировать и обобщить решения приграничных властей России и Китая проблем экономического характера, а также политику Приамурских генерал-губернаторов в отношении китайских подданных на российском Дальнем Востоке.

Избежать односторонней критики и идеализации деятельности администрации Приамурского края, провести ее анализ и обобщение позволил принцип объективности.

Источниковая база исследования включает несколько групп источников: сборники опубликованных документов, неопубликованные архивные материалы, периодическую печать, мемуарную литературу. К первой группе относятся сборники опубликованных документов. Среди них — & laquo-Полное собрание законов Российской Империи& raquo-, & laquo-Сборник главнейших официальных документов& raquo- в 2-х тт., & laquo-Сборник договоров и дипломатических документов по делам Дальнего Востока. 1895−1905″, & laquo-Сборник документов, относящихся к КВЖД& raquo-, & laquo-Восточная граница между Россией и Китаем в договорах и соглашениях XVII—XX вв. »-, «Русско-китайские отношения в XIX в.: Материалы и документы& raquo-, «Русско-китайские отношения. 1689−1916. Официальные документы& raquo-, «Порто-франко на Дальнем Востоке: Сборник документов и материалов& raquo-, & laquo-Дальний Восток России: из истории системы управления. Документы и материалы& raquo-, & laquo-Материалы для описания военных действий в Китае в 1900—1901 гг. »-, Труды III и IY Хабаровских съездов- Обзоры деятельности Государственной Думы III-IV созывов. В них содержатся тексты договоров и соглашений, сообщения, ноты и декларации российского и китайского правительств, законопроекты, касающиеся Приамурского края. Указанные документы отражают всю полноту деятельности региональной администрации по развитию российско-китайских отношений в 1884—1917 гг.

К неопубликованным источникам, использованным при написании диссертации относятся материалы из Архива внешней политики Российской Империи (АВПРИ) (г. Москва). Документы, имеющие отношение к теме исследования содержаться в следующих фондах: Ф. 137. (Отчеты Министерства иностранных дел России), Ф. 143. (Китайский стол, 1644−1917 гг.), Ф. 148. (Тихоокеанский стол, 1799−1922 гг.), Ф. 188. (Миссия в Пекине (Китай), 1689−1924 гг.), Ф. 301. (Ген. консульство в Харбине (Китай), 1901−1920 гг.), Ф. 326. (Архив дипломатической канцелярии при наместнике на Дальнем Востоке, 1899−1905 гг.), Ф. 327. (Чиновник по дипломатической части при Приамурском генерал-губернаторе, 1869−1918 гг.). Фонды содержат Всеподданнейшие доклады, переписку российских и китайских чиновников по разным делам, различные учредительные документы, данные разведок под грифом & laquo-секретно»-, различные статистические документы и др., отражающие проблемы российско-китайских отношений.

Большой объем информации содержат фонды Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА) (г. Москва): Ф. 38. (Департамент Генерального штаба), Ф. 2000. (Главное управление генерального штаба, 1879−1918), Ф. ЗЗО. (Главное управление казачьих войск), Ф. 1582. (Войсковое управление Уссурийского казачьего войска), Ф. 9712. (Хабаровский гарнизон, 1907−1917), Ф. 447. (Китай, 1660−1916), Ф. 406. (Высочайше подлинные приказы и циркуляры, 1796−1915), Ф. 99. (Унтербергер Павел Федорович, 1868−1917), Ф. 1573. (Войсковое управление Амурского казачьего войска, 1867−1884), Ф. 14 326. (Полевой штаб наместника на Дальнем Востоке, 1903−1905), Ф. 400 (Главный штаб Военного министерства), Ф. 4888 (Отдельный корпус пограничной стражи). Документы из названных фондов содержат информацию о положении на российско-китайской границе, отчеты о состоянии казачьих войск и Охранной стражи КВЖД, о военных действиях в Маньчжурии 1900−1901 гг., переписку ' военных чиновников по вопросам, связанным с пребыванием русских войск в Китае, с контрабандой на границе и др.

Из Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) (г. Москва) были использовании следующие фонды: Ф. 555. (Гучков А. И. 1863−1917), Ф. 579. (Милюков), Ф. 543. (Коллекция рукописей), Ф. 818. (Плансон Г. А., дипломат), Ф. 722. (Константин Николаевич — сын Николая I), Ф. 677. (Александр ИГ, 1845−1894), Ф. 586. (Плеве В. Н.). Ф. 1182. (Полицейский надзор при маньчжурской армии), Ф. 568. (Ламздорф В. Н.). Указанные фонды содержат официальные правительственные сообщения, данные разведки штаба Заамурского округа под грифом & laquo-секретно»- о Маньчжурии, Китае, об отношении китайцев к России и русским. Кроме этого в архиве имеются переведенные с китайского языка распоряжения китайского правительства, а также освещение официальных связей между Россией и Китаем.

Российский государственный исторический архив Дальнего Востока (РГИА ДВ) (г. Владивосток) в работе представлен следующими фондами: Ф.1. (Приморское областное правление), Ф. 702. (Канцелярия Приамурского генерал-губернатора, 1861−1920), Ф. 1264. (Управление хабаровского воинского начальника, 1908−1919), Ф. 1480. (Комиссар по инородческим делам в Приамурском крае. г. Хабаровск, 1917), Ф. 704. (Канцелярия военного губернатора Амурской области, 1858−1918), Ф. 1615. (Штаб Приамурского военного округа, г. Хабаровск, 1879−1919), Ф.8. (Наместник императора на Дальнем Востоке), Ф. 128. (Пограничный комиссар в Южно-уссурийском крае). В указанных фондах важна информация, содержащаяся, прежде всего, во Всеподданнейших отчетах Приамурских генерал-губернаторов С. М. Духовского, Н. И. Гродекова, П. Ф. Унтербергера, в отчетах военных губернаторов Приморской и Амурской областей. В целом документы из фондов РГИА ДВ отражают весь круг вопросов и проблем приграничных российско-китайских отношений на Дальнем Востоке.

В работе исследованы материалы из Государственного архива Хабаровского края (ГАХК) (г. Хабаровск): Ф. 10. (Архив Приамурского генерал-губернатора. Приморское Губернское Архивное бюро), инв. 2296 (Приказы по КВЖД. 1909−1917) Документы содержат компетентные мнения представителей заинтересованных ведомств по проблемам заселения и освоения дальневосточной окраины, найма китайской рабочей силы, экономическим и политическим проблемам, строительства и эксплуатации КВЖД, которые позволили подробно рассмотреть деятельность местной администрации Приамурского края в отношении российских и китайских подданных. Имеются также материалы совещаний и съездов сведущих людей, а также сведения, содержащиеся в местной периодической печати конца Х1Х-начала XX вв.

Обширная группа источников представлена материалами периодической печати. В дальневосточной прессе исследуемого периода уделено внимание вопросам экономического и политического регионального взаимодействия между Приамурским краем и Северо-восточным Китаем, рассмотрены проблемы & laquo-желтого»- труда и контрабанды в регионе, освещено строительство КВЖД и Русско-японская война. К этой группе источников относятся газеты & laquo-Приамурские ведомости& raquo-, & laquo-Дальний Восток& raquo-, & laquo-Новый край& raquo-, & laquo-Правительственный вестник& raquo-. Их анализ позволил глубже понять обстановку, существовавшую в Приамурском крае в 1884—1917 гг.

Особую группу источников составляет мемуарная литература, позволившая более целостно представить историческое прошлое Дальнего Востока России. В воспоминаниях С. Ю. Витте, В. Н. Коковцова, В. Н. Ламздорфа, В. Сухомлинова и др. даются оценки событий, происходивших в Приамурье, Приморье и Маньчжурии в исследуемый период. Отмечая их важность, отметим, что мнения и выводы авторов носят субъективный характер. Тем не менее, их точки зрения имеют существенное значение для понимания многих исторических процессов.

Научная новизна работы. В широких хронологических рамках раскрытг' процесс взаимодействия генерал-губернаторов пограничных территорий России и Китая, определены место и роль администрации Приамурского края в реализации государственной политики России в отношении Китая. Выделены особенности структуры дальневосточной администрации, которые заключались в делегировании центральным правительством Приамурскому генерал-губернатору части полномочий по ведению дел, касающихся приграничных отношений с Китаем в более широком- диапазоне. Выявлены проблемы, возникшие в приграничных российско-китайских отношениях в связи со строительством КВЖД и пути их решения администрацией Приамурского края. Проанализирован процесс взаимодействия местных властей России и Китая, показан вклад администрации Приамурского края и администрации железной дороги в урегулирование возникавших проблем между подданными двух государств непосредственно на строительстве и в полосе отчуждения. В результате обобщения военно-политической и международной ситуации на Дальнем Востоке в конце Х1Х-начале XX вв., сделан вывод о том, что военные действия в Маньчжурии (1900−1901 гг.) и Русско-японская война (1904−1905 гг.) привели к возрастанию в деятельности администрации Приамурского края доли внешнеполитических вопросов во взаимоотношениях с Китаем. Прослежена эволюция генерал-губернаторской власти на Дальнем Востоке России через призму ее деятельности в отношении китайских мигрантов из Маньчжурии, борьбы с контрабандой и хунхузничеством на российско-китайской границе. Показана роль Приамурских генерал-губернаторов и военных губернаторов областей в процессе регулирования и устранения негативных тенденций, связанных с этими явлениями. В исторический оборот введен широкий круг неопубликованных архивных документов из фондов центральных и региональных государственных архивов.

Теоретическая и практическая значимость работы определяется новизной исследования и возможностью использования его результатов в преподавании курса & laquo-Отечественная история& raquo- в высших учебных заведениях/' при подготовке соответствующих разделов лекционного курса по истории Дальнего Востока, а также в научно-исследовательской работе студентов. Полученные выводы позволяют комплексно оценить деятельность приграничных властей России и Китая в 1884—1917 гг. В этой связи материалы диссертации могут внести определенный вклад в расширение исторического фундамента в отношения между Россией и Китаем, а также быть использованы, местными администрациями двух стран для развития конструктивного межрегионального сотрудничества.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования отражены в докладах научных конференциях, в том числе: на VI краевом конкурсе молодых ученых и аспирантов. (Хабаровск, 2003), Международной научной конференции

Азиатско-Тихоокеанский регион в глобальной политике, экономике и культуре XXI в. »- (Хабаровск, 2002), Международной научной конференции & laquo-Россия и страны АТР в военных конфликтах и мировых войнах XX века. »- (Хабаровск, 2005), Всероссийской научно-практической конференции молодых исследователей, аспирантов и соискателей & laquo-Экономика, управление, общество: история и современность& raquo- (Хабаровск, 2007, 2008) ежегодных итоговых научных конференциях Дальневосточного государственного гуманитарного университета (Хабаровск, 2001−2008) —

Основные положения диссертационного исследования представлены в 10 статьях, опубликованных в сборниках & laquo-Актуальные вопросы правовой политики в современных условиях& raquo- (Хабаровск, 2002) — «Азиатско-Тихоокеанский регион в глобальной политике, экономике и культуре XXI века& raquo- (Хабаровск, 2002) — & laquo-Потенциал кооперации: наука и практика& raquo- (Ижевск, 2003) — & laquo-Сборник молодых ученых& raquo- (Хабаровск, 2003) — & laquo-Россия и Китай на дальневосточных рубежах& raquo- (Благовещенск, 2003) — & laquo-Россия и страны АТР в военных конфликтах и мировых войнах XX века& raquo-. (Хабаровск, 2005) — & laquo-Экономика, управление, общество: история и современность& raquo- (Хабаровск, 2007) — & laquo-Экономика, управление, общество: история и современность& raquo-. (Хабаровск, 2008) — & laquo-Власть и управление на Востоке России& raquo- (Хабаровск, 2008) — & laquo-Исторический архив& raquo-. (Москва, 2008).

Материалы диссертационного исследования и опубликованные статьи применялись при проведении лекционных и семинарских занятий по вузовским курсам & laquo-Отечественная история& raquo- и & laquo-История Дальнего Востока& raquo-.

Структура диссертации определена целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование деятельности администрации Приамурского края по развитию российско-китайских отношений (1884−1917 гг.) дает основание сделать вывод о том, что развитие приграничных российско-китайских отношений являлось важным аспектом двусторонних отношений. Основа их была заложена при подписании первых официальных договоров между Россией и Китаем во второй половине XIX в., в которых был установлен порядок взаимоотношений между приграничными администрациями. Исследование выявило, что твердая позиция местных властей в отстаивании государственных интересов России в Приамурье позволила заключить ряд соглашений, обеспечивших территориальное разграничение между Россией и Китаем, а вместе с тем и относительный паритет в отношениях.

Особенности геополитического положения Приамурского края -протяженная, плохо защищенная граница, близкое соседство с Китаем, Японией, Кореей, слабая заселенность, богатейшие ресурсы и другие факторы предопределили необходимость участия Приамурских генерал-губернаторов, а также военных губернаторов областей во внешнеполитической деятельности. Доля решения приграничных с Китаем вопросов на протяжении всего существования Приамурского генерал-губернаторства возрастала. В немалой степени этому способствовали крупные военно-политические события, произошедшие на Дальнем Востоке в конце XIX-начале XX вв.

Строительство КВЖД оказало противоречивое влияние на развитие приграничных российско-китайских отношений. С одной стороны железная дорога способствовала социально-экономическому развитию Приамурского края и Маньчжурии, усилив процессы переселения и движение капитала, развитие связей между приграничным населением обоих империй. А с другой стороны, являясь объектом стратегической важности и одновременно небывалой доходности, притянула к себе немало авантюристов, любителей легкой наживы. Это касалось как российских дельцов, так и маньчжурских чиновников. Порой жестокое обращение с китайцами рабочими со стороны русских строителей и обворовывание своих же граждан со стороны китайской администрации порождало в Маньчжурии недоброжелательность и агрессию в отношении России и русских подданных. Урегулирование этих вопросов легло на Приамурских генерал-губернаторов, конструктивное решение которых способствовало укреплению позиций России в Северо-Восточном Китае.

Негативно отразились на приграничных российско-китайских отношениях военные события 1900−1901 гг. Их тщательное исследование выявило, что ввод российских войск в Маньчжурию должен был укрепить экономические, политические и военные позиции Российской империи на Дальнем Востоке и, прежде всего на КВЖД. Проведенный анализ событий показал, что конфликт обнажил существовавшие с середины XIX в. проблемы в российско-китайских отношениях, нарушив баланс сил на Дальнем Востоке и создав угрозу войны с Японией. В этой ситуации Приамурские генерал-губернаторы в полной мере реализовали военно-политическую и стратегическую задачу по возвращению приграничных отношений между двумя государствами в прежнее русло, восстановили существовавшие ранее добрососедские экономические и политические российско-китайские связи

Отрицательное влияние на развитие российско-китайских отношений оказала Русско-японская война 1904−1905 гг. Введение в Приамурском крае военного положения в этот период породило напряженность и общую нервозность во всех слоях общества. Портсмутский мирный договор изменил расстановку политических сил на Дальнем Востоке в пользу Японии и серьезно пошатнул престиж России. Происшедшее в эти годы ослабление административной власти в Приамурском крае (неудачное введение наместничества, смена за три года трех генерал-губернаторов и др.) снизили ее активность в решении обострившихся пограничных вопросов с Цинской империей. Маньчжурия стала регионом, где столкнулись военно-политические интересы России, Китая и Японии. Это вынудило царское правительство перейти к оборонительной политике на Дальнем Востоке. Была разработана система стратегических и экономических мероприятий по укреплению позиций России в Приамурье. На этом фоне обострились российско-китайские противоречия по ряду приграничных вопросов. Это касалось усилившейся нелегальной миграции китайских граждан из Маньчжурии в Приамурский край. При прозрачности границы, слабости полицейской службы местная власть не имела возможности эффективно противодействовать проблемам контрабанды и хунхузничества, хотя и пыталась регулировать их законодательными методами.

Следует подчеркнуть, что Приамурские генерал-губернаторы глубоко вникали во внешнеполитические проблемы, что не было свойственно главным администраторам центральных регионов. Расширение полномочий Приамурского генерал-губернатора способствовало решению многих приграничных с Китаем вопросов непосредственно на месте, не прибегая к длительной переписке с центральными министерствами и ведомствами. Они с ответственностью принимали важные решения, влияя на выработку политики в отношении Китая, при этом, активно участвуя в ее реализации, взаимодействуя с приграничными властями Маньчжурии.

Проанализировав взаимоотношения центральной власти — императора, правительства и местной — Приамурского генерал-губернатора и военных губернаторов областей, автор сделал вывод о том, что они носили крайне противоречивый характер. С одной стороны, было понимание необходимости предоставления местным властям некоторой самостоятельности в силу сложного социально-экономического и политического развития, являвшегося особенностью дальневосточной окраины. С другой стороны, правительство не желало расставаться со своими прерогативами, боясь ослабления собственной власти. В таких условиях Приамурские генерал-губернаторы с трудом отстаивали интересы вверенного им края в области внутреннего развития и частично внешнеполитического взаимодействия с приграничным Китаем. Нахождение у власти таких опытных администраторов — Приамурских генерал-губернаторов, как А. Н. Корф, С. М. Духовской, Н. И. Гродеков, Д. И. Суботич, П. Ф. Унтербергер, Н. Л. Гондатти способствовало социально-экономическому развитию края, а также укреплению приграничных взаимоотношений между Россией и Китаем. Благодаря их деятельности Приамурский край развивался динамично, а российско-китайские отношения значительно активизировались.

В конце Х1Х-начале XX вв. существовала жесткая властная вертикаль, в основании которой находились генерал-губернаторы и губернаторы, призванные точно выполнять на месте законы и распоряжения МВД, МИДа и военного министерства, согласовывать с ними все свои решения и. практические шаги по управлению краем. В свою очередь военные губернаторы областей, входивших в край, в своих действиях были зависимы от генерал-губернаторов в решении многих вопросов. В отличие от генерал-губернаторов центральных районов, например, таких как Поволжье и Урал, Приамурский край был чрезвычайно важен для России в геополитическом и военно-стратегическом отношении. Это породило особое внимание центральных властей ко всему, что происходило на дальневосточной окраине. Подтверждалось это тем, что из всех российских губерний, только в Приамурском генерал-губернаторстве были учреждены особые административные должности такие как: помощник генерал-губернатора, чиновник по дипломатической части, приграничный комиссар Амурской области, переводчики китайского, маньчжурского и японского языков.

Более чем за 30 лет своего существования генерал-губернаторская власть в Приамурском крае значительно эволюционизировала в сторону ее усложнения, что потребовало новых управленческих решений. Этому способствовали изменения в государственной власти России, произошедшие в результате революции 1905−1907 гг. Появившийся в вертикали власти новый представительно-законодательный орган — Государственная дума — вынес на общероссийское обсуждение актуальные проблемы российского Дальнего Востока. Этому содействовали депутаты-дальневосточники, участвовавшие в работе III и IV Государственных дум. Другим фактором эволюции генерал-губернаторской власти в крае явились изменения социально-экономической и военно-стратегической ситуации после Русско-японской войны. Возросший объем гражданских дел и задач, увеличившаяся численность войск в крае способствовали разделению генерал-губернаторской власти на гражданскую и военную, что привело к серьезным изменениям в полномочиях Приамурского генерал-губернатора. Исследование показало, что большинство позитивных перемен в генерал-губернаторской власти на Дальнем Востоке выпало на послереволюционный период — 1905−1911 гг., время, когда премьер-министром был П. А. Столыпин, который поставил своей целью сделать Россию сильной державой путем организации сильной и авторитетной власти на месте, что нашло отражение в реализации государственной политики администрацией Приамурского края в отношении Китая. Развитие приграничных российско-китайских отношений в период 1884—1917 гг. происходило в сложной международной обстановке, поэтому в поисках оптимального направления политики, действия местных властей отличалась порой непоследовательными и противоречивыми действиями. Вместе с тем, за период с 1884 по 1917 гг. администрации Приамурского края удалось стабилизировать отношения с Китаем и тем самым защитить государственные интересы на Дальнем Востоке.

ПоказатьСвернуть

Содержание

Глава 1. Состояние российско-китайских отношений во второй половине XIX в.

1.1. Договоры между Россией и Китаем — правовая основа региональных связей.

1.2. Приморье, Приамурье и Северная Маньчжурия как объекты российскокитайских взаимоотношений.

Глава 2. Основные направления деятельности администрации Приамурского края в приграничных с Китаем районах (конец XIX В. -1905 г.)

2.1. Влияние строительства КВЖД и образования Кванту некой области на приграничные российско-китайские отношения.

2.2. Участие войск Приамурского военного округа в военных действиях в Маньчжурии в 1900—1901 гг.

2.3. Влияние Русско-японской войны на приграничные российско-китайские отношения.

Глава 3. Реализация администрацией Приамурского края государственной политики России в отношении Китая (1905−1917 гг.).

3.1. Новая расстановка политических сил на Дальнем Востоке и ее влияние на развитие Приамурского края и российско-китайские отношения.

3.2. Регулирование использования & laquo-желтой»- рабочей силы и противодействие незаконной миграции из Маньчжурии.

3.3. Развитие торговли в приграничных с Китаем районах и борьба против контрабанды и хунхузничества.

Список литературы

1. Опубликованные документальные материалы.

2. Высочайше утвержденный устав Амурской компании // Полное собрание законов Российской империи (ПСЗРИ). Т. XXXIII. № 32 668., 1858 г.

3. Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета & laquo-Об обложении таможенной пошлиной иностранных товаров, привозимых в Приамурский край& raquo- от 10 июня 1900 г. // Порто-франко на Дальнем Востоке: Сб. док. и материалов. Владивосток, 1998. — С. 115−117.

4. Обзор деятельности Государственной Думы третьего созыва. 1907−1912. 4.1. Общие сведения. С. -Петербург: Государственная типография. 1912. — 548 с.

5. Обзор деятельности Государственной Думы четвертого созыва. 1912−1913. С. -Петербург.: Государственная типография. 1913. -617 с.

6. Сборник договоров и дипломатических документов по делам Дальнего Востока. 1895−1905 гг. СПб., 1906.

7. Гримм Э. Д. Сборник договоров и других документов по истории международных отношений на Дальнем Востоке (1842−1925). М.: Изд-во института востоковедения, 1927.

8. Материалы для описания военных действий в Китае в 1900—1901 гг.

9. Отд. I. Кн. 1. СПб.: Военная типография, 1902. — 173 с.

10. Материалы для описания военных действий в Китае в 1900—1901 гг. Отд. II. Кн. 1. СПб.: Военная типография, 1902. — 202 с.

11. Материалы для описания военных действий в Китае в 1900—1901 гг. Отд. II. Кн. 2. СПб.: Военная типография, 1902. — 202 с.

12. Материалы для описания военных действий в Китае в 1900—1901 гг. Отд. II. Кн. 5. СПб.: Военная типография, 1904. — 135 с.

13. Материалы для описания военных действий в Китае в 1900—1901 гг. Отд. III. Кн. 1. СПб.: Военная типография, 1902. — 431 с.

14. Материалы для описания военных действий в Китае в 1900—1901 гг. Отд. III. Кн. 2. СПб.: Военная типография, 1902. — 420 с.

15. Материалы для описания военных действий в Китае в 1900—1901 гг. Отд. III. Кн. 3. СПб.: Военная типография, 1903. — 360 с.

16. Материалы для описания военных действий в Китае в 1900—1901 гг. Отд. III. Кн. 4. СПб.: Военная типография, 1903. — 331 с.

17. Материалы для описания военных действий в Китае в 1900—1901 гг. Отд. III. Кн. 5. СПб.: Военная типография, 1904. — 264 с.

18. Свод международных постановлений, определяющих взаимные отношения между Россией и Китаем. 1689−1897 гг. СПб., 1900.

19. Сборник договоров и дипломатических документов по делам Дальнего Востока. 1895−1905 гг. СПб., 1906.1. Региональные документы

20. Всеподданнейший отчет Приамурского генерал-губернатора Духовского. 1896−1897. Санкт-Петербург: Типография Ю. Н. Эрлиха. — 1898.

21. Всеподданнейший отчет Приамурского генерал-губернатора Гродекова. 1898−1900 гг. Хабаровск, 1901. -81 с.

22. Всеподданнейший отчет Приамурского генерал-губернатор Гродекова. 1901−1902 гг. Хабаровск, 1902.

23. Всеподданнейший отчет Приамурского генерал-губернатора Унтербергера. 1906−1907 гг. Хабаровск, 1908. 85 с.

24. Всеподданнейший отчет военного губернатора Приморской области Чичагова H. М. 1900. 85 с.

25. Всеподданнейший отчет военного губернатора Приморской области- -ьгенерал-майора Флуга за 1907 г. // РГИА ДВ. Ф. 702. On. 1. Д. 484.

26. Приказы по войскам Приамурского военного округа. 1900.

27. Сборник документов, относящихся к КВЖД. Харбин: Тип-я КВЖД, 1922.

28. Труды III Хабаровского съезда. -Хабаровка, 1893.

29. Труды IV Хабаровского съезда. Заседания. Секции III-IY. Хабаровск, 1903.

30. Журнал междуведомственного совещания под председательством Приамурского генерал-губернатора, шталмейстера Высочайшего Двора Гондатти по делам Дальнего Востока. Заседание 24 апреля 1913 г. // ГАКХ. 1913 г.

31. Архивные материалы. Архив внешней политики Российской империи (АВПРИ).

32. Фонд 326. Архив Дипломатической канцелярии при наместнике на Дальнем Востоке (1899−1905).

33. Фонд 137. Отчеты Министерства иностранных дел России.

34. Фонд 143.- Китайский стол, 1644−1917.

35. Фонд 148. Тихоокеанский стол, 1799−1922.

36. Фонд 188. Миссия в Пекине (Китай), 1689−1924.

37. Фонд 301. Ген. консульство в Харбине (Китай), 1901−1920.

38. Фонд 327. Чиновник по дипломатической части при Приамурском генерал-губернаторе, 1869−1918.

39. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). 28. Фонд 568. Ламздорф В. Н.

40. Фонд 586. Плеве В. К. (1862−1918).

41. Фонд 555. -Гучков А. И. 1863−1917. 211. Фонд 579. Милюков П. Н.

42. Фонд 543. Коллекция рукописей.

43. Фонд 818. -Плансон Г. А., дипломат.

44. Фонд 722. Константин Николаевич — сын Николая I.

45. Фонд 677. Александр III, 1845−1894.

46. Фонд 1182. Полицейский надзор при маньчжурской армии.

47. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА).

48. Фонд 14 326. — Полевой штаб наместника на Дальнем Востоке (1903−1905).

49. Фонд 400 Главный штаб Военного министерства.

50. Фонд 4888 Отдельный корпус пограничной стражи.

51. Фонд 38. Департамент Генерального штаба.

52. Фонд 2000. -Главное управление генерального штаба, 1879−1918.

53. Фонд 330. Главное управление казачьих войск.

54. Фонд 1582. -Войсковое управление Уссурийского казачьего войска.

55. Фонд 9712. -Хабаровский гарнизон, 1907−1917.

56. Фонд 447. -Китай, 1660−1916.

57. Фонд 406. -Высочайше подлинные приказы и циркуляры, 1796−1915.

58. Фонд 99. Унтербергер Павел Федорович, 1868−1917.

59. Фонд 1573.- Войсковое управление Амурского казачьего войска, 1867−1884.

60. Российский государственный исторический архив Дальнего Востока1. РГИА ДВ).

61. Фонд 702. Канцелярия Приамурского генерал-губернатора, 1884−1917., 1861−1920.

62. Фонд 704. — Канцелярия военного губернатора Амурской области, 1858−1918.

63. Фонд 1264. Управление хабаровского воинского начальника, 1908& mdash-1919.

64. Фонд 1480. Комиссар по инородческим делам в Приамурском крае, г. Хабаровск, 1917.

65. Фонд 1615. — Штаб Приамурского военного округа, г. Хабаровск, 1879−1919.

66. Фонд 8. Наместник императора на Дальнем Востоке.

67. Фонд 128. Пограничный комиссар в Южно-уссурийском крае.

68. Фонд 1. — Приморское областное правление.

69. Государственный архив Хабаровского края (ГАХК).

70. Инв. 2296 Приказы по КВЖД за 1909−1917.

71. Фонд 10. Архив Приамурского генерал-губернатора. Приморское Губернское Архивное бюро.3. Периодическая печать. а) журналы:

72. Азия и Африка сегодня. Ежемесячный журнал Института народов Азии и Африки. М., 1995 — 2006.

73. Вестник Дальневосточного отделения РАН. Владивосток, 1990 -2007.

74. Вопросы истории. Ежемесячный журнал. М., 1990 — 2008.

75. Дальний Восток. Российский литературный журнал. Хабаровск, 1995. -2008.

76. Исторический архив. Институт истории. Изд-во АН СССР. М., 1961 -2001.

77. Источник. Документы русской истории. Приложение к журналу & laquo-Родина»-. М., 1994 — 2008.

78. Международная жизнь. Ежемесячный журнал: проблемы международных отношений, мировой политики и дипломатии. М., 1990−2008.

79. Новая и новейшая история. М., 1963−2008.

80. Отечественная история. М., 1984−2007.

81. Проблемы Дальнего Востока. Научный и общественно-политический журнал. -М., 1990−2008.

82. Россия и АТР. Научный журнал: гуманитарные проблемы стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Владивосток, 1999−2008. б) газеты:

83. Новый край. Порт-Артур, 1903 г.

84. Дальний Восток. Владивосток, 1899−1903 гг.

85. Правительственный вестник. СПб., 1903−1905 гг.

86. Приамурские ведомости. Хабаровск, 1884−1905 гг.4. Монографии.

87. Аварии, В. Империализм в Маньчжурии / В. Аварии. М., 1934. — 210 с.

88. Алепко, А. В. Зарубежный капитал и предпринимательство на Дальнем Востоке России (конец XVIII-1917 г.) / А. В. Алепко. Хабаровск, 2001. -368 с.

89. Алексушин, Г. В. История губернаторской власти в России (1708−1917 гг.) / Г. В. Алексушин. Самара: Издательство AHO & laquo-ИА ВВС& raquo- и AHO & laquo-Ретроспектива»-, 2006 — 560 с.

90. Апушкин, В. А. Русско-японская война 1904−1905 гг. / В. А. Апушкин. -М., 1910.

91. Барсуков, И. Граф Николай Николаевич Муравьев-Амурский / И. Барсуков. Репринтное издание по изданию Синодальной Типографии. Москва. 1891. — Хабаровск. 1999. — 677 с.

92. Белов, Е.А. Русско-китайские противоречия 1911−1915 гг. / Е. А. Белов. -М., 1997. -251 с.

93. Белов, Е. А. Россия и Китай в нач. XX в. / Е. А. Белов. М., 1997. — 196 с.

94. Беляева, Н. А. От порто-франко к таможне: Очерк региональной истории российского протекционизма / Н. А. Беляева. — Владивосток: Дальнаука- ВФ РТА, 2003. 214 с.

95. Бескровный, JL Г. Армия и флот России в начале XX в. / Л. Г. Бескровный. -М.: Наука, 1986. -240 с.

96. Бестужев, И. В. Борьба в России по вопросам внешней политики 1906−1910/И. В. Бестужев. -М., 1961. -232 с.

97. Бруннет, И. С., Гагельстром, В. В. Современная политическая организация Китая / И. С. Бруннет. Пекин., 1910. — 217 с.

98. Буксгевден, А. Русский Китай. Очерки дипломатических отношений России с Китаем / А. Буксгевден. Порт-Артур., 1902. — 180 с.

99. Виноградский, А. История Русско-японской войны 1904−1905 гг. / А. Виноградский. СПб., 1909.

100. Витте, С. Ю. Воспоминания / С. Ю. Витте. Т. 2. -М., 1963.

101. Востриков, Л. А. Хабаровск и хабаровчане: очерки о прошлом / Л. А. Востриков, 3. В. Востоков. — Хабаровск: Кн. изд-во, 1991. 252 с.

102. Врадий, Б. П. Уссурийский край / Б. П. Врадий. СПб.: Б.и., 1905.

103. Гаджиев, К. С. Геополитика / К. С. Гаджиев. М.: Международные отношения, 1997. -250 с.

104. Галенович, Ю. М. Россия Китай: шесть договоров / Ю. М. Галенович. — М.: Муравей, 2003. — 408 с.

105. Галлямова, Л. И. Рабочее движение на Дальнем Востоке России во втор. пол. XIX-нач. XX вв. / Л. И. Галлямова. — Владивосток.: Дальнаука, 2004. 192 с.

106. Гарин, Н. По Корее, Маньчжурии и Ляодунскому полуострову / Н. Гарин. СПб.: Б.и., 1904.

107. Глинский, Б. Б. Пролог Русско-японской войны / Б. Б. Глинский. -СПб., 1916.

108. Глуздовский, В. Е. Приморско-Амурская окраина и Северная Маньчжурия. / В. Е. Глуздовский. Владивосток, 1917. — 92 с.

109. Голицин, В. В. Очерк участия Охранной стражи КВЖД в событиях 1900 г. в Маньчжурии/В. В. Голицын. Харбин., 1910. -214 с.

110. Головачев, П. Россия на Дальнем Востоке / П. Головачев. СПб., 1904.

111. Григорцевич, С. С. Дальневосточная политика империалистических держав в 1906—1917 гг. / С. С. Григорцевич. Изд-во Томского ун-та. Томск, 1965. -602 с.

112. Даттан, А. В. Исторический очерк развития Приамурской торговли / А. В. Даттан. М., 1897. -215 с.

113. Дацышен, В. Г. Русско-китайская война 1900 г. Ч. II. Поход на Пекин / В. Г. Дацышен. СПб.: Цитадель, 1999. — 158 с.

114. Дацышен, В. Г. Русско-китайская война. Ч. I. Маньчжурия 1900 г. Боевые действия на сухопутном фронте / В. Г. Дацышен. СПб.: Цитадель, 1996. — 144 с.

115. Дацышен, В. Г. Очерки истории российско-китайской границы во второй половине Х1Х-нач. ХХ вв. / В. Г. Дацышен. Кызыл., 2000. -216 с.

116. Демчинский, Б. Россия и Маньчжурия / Б. Демчинский. — СПб.: Б.и., 1908.

117. Дипломатический словарь. М.: Госполитиздат, 1961. — 415 с.

118. Документы опровергают. Против фальсификации истории русско-китайских отношений / Отв. ред. С. JI. Тихвинский. М.: Мысль, 1982. -511 с.

119. Дубинина, Н. И. Приамурский генерал-губернатор Н. JI. Гондатти / Н. И. Дубинина. Хабаровск: Издательский дом & laquo-Приамурские ведомости& raquo-, 1997. -205 с.

120. Дубинина, Н. И. Приамурский генерал-губернатор Н. И. Гродеков / Н. И. Дубинина. Хабаровск: Издательский дом & laquo-Приамурские ведомости& raquo-, 2001. — 352 с.

121. Дубинина, Н. И. Приамурский генерал-губернатор П. Ф. Унтербергер / Н. И. Дубинина. Хабаровск: Изд-во & laquo-РИОТИП»- краевой типографии, 2008. -400 с.

122. Емец, В. А., Игнатьев, А. А. История внешней политики России. Конец XIX—XX вв. / В. А. Емец, А. А. Игнатьев. М.: & laquo-Международные отношения& raquo-, 2000. — 672 с.

123. Ефимов, Г. Внешняя политика Китая (1894−1899 гг.) / Г. Ефимов М., 1958. -520 с.

124. Ивановский, В. В. Административное устройство наших окраин / В. В. Ивановский. Казань, 1891. -216 с.

125. Игнатьев, А. В. С. Ю. Витте дипломат / А. В. Игнатьев. — М.: Международные отношения, 1989. — 336 с.

126. Игнатьев, А. В. Внешняя политика временного правительства / А. В. Игнатьев. М., 1974. — 348 с.

127. Иконникова, Т. Я. Дальневосточный тыл России в годы первой мировой войны / Т. Я. Иконникова. Хабаровск, 1999. — 177 с.

128. Иконникова, Т. Я. Очерки истории взаимоотношений России и Японии в кон. XIX в. &mdash-1917 г / Т. Я. Иконникова. -Хабаровск: ХККМ, 2001. 119 с.

129. Институт генерал-губернаторства и наместничества в Российской империи: В 2 тт. / Под общей ред. В. В. Черкесова. Т. 1 / Научные редакторы тома Д. И. Луковская, Д. И. Раскин. СПб.: Изд-во С. -Петербургского университета, 2001. — 456 с.

130. История Северо-Восточного Китая XVII—XX вв. Кн. 1−3 / Под ред. В. JI. Ларина. — Владивосток: Дальнаука, 2004.

131. История Маньчжурии XVII—XX вв. Библиографический указатель. Кн. 1. Труды по истории Маньчжурии на русском языке (1781−1975 гг.). — Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1981. -343 с.

132. История Дальнего Востока СССР в эпоху феодализма и капитализма (XVII в. -февр. 1917 г.) / А. Р. Артемьев, Л. И. Галлямова, Л. Я. Иващенко и др. М.: Наука, 1991. -471 с.

133. История дипломатии. В 3-х тт. М.: Международные отношения, 1963. Т. 2.

134. История международных отношений и внешней политики СССР (1870−1957 гг.) М.: Изд-во ИМО, 1957. — 580 с.

135. История русско-японской войны 1904−1905 гг. / Под ред. И. И. Ростунова. М.: Наука, 1977. — 383 с.

136. История Северо-Восточного Китая XVII—XX вв. Кн.2. Владивосток, Дальневосточное книжное изд-во, 1989. — 349 с.

137. Кабузан, В. М. Как заселялся Дальний Восток (вторая половина XVII-нач. XX вв.) / М. Кабузан. Хабаровск: Книжное изд-во, 1973. — 193 с.

138. Керсновский, А. А. История русской армии в 4-х томах. / А. А. Керсновский. Т. 3. — М., 1994.

139. Ковалев, А. Н. Азбука дипломатии / А. Н. Ковалев. М.: Международные отношения, 1977. — 264 с.

140. Коковцов, В. Н. Из моего прошлого. Воспоминания 1903−1919 гг. / В. Н. Коковцов. М., 1992. Т. 1. — 183 с.

141. Колониальная политика капиталистических держав (1870−1914 гг.). Вып. 1. -М., 1967.

142. Колпакиди, А. Внешняя разведка России / А. Колпакиди. СПб.: & laquo-Издательский Дом & laquo-Нева»- - М.: «ОЛМА-ПРЕСС», 2001. — 511 с.

143. Коростовец, И. Я. Россия на Дальнем Востоке / И. Я. Коростовец. — Пекин: Типо-литография Российской Духовной миссии, 1922. 153 с.

144. Краснов, П. Н. Борьба с Китаем. Популярный очерк столкновения России с Китаем / П. Н. Краснов. СПб.: Б.и., 1907.

145. Куропаткин, А. Н. Русско-японская война, 1904−1905: Итоги войны / А. Н. Куропаткин. СПб.: ООО & laquo-Издательство & laquo-Полигон»-, 2002. — 525 с.

146. Кутаков, JI. Н. Портсмутский мирный договор (из истории отношений Японии с Россией и& gt- СССР. 1905−1945 гг.) / Л. Н. Кутаков. М.: Соцэкгиз, 1961.- 291 с.

147. Кушаков, К. П. Южно-Маньчжурские беспорядки в 1900 г. / К. П. Кушаков.- Ашхабад, 1902. 197 с.

148. Ламздорф, В. Н. Дневник. 1894−1896 гг. / В. Н. Ламздорф. М., 1991.

149. Левитов, И. Желтороссия как буферная колония. (Доклад, читаный в Общем Собрании Общества для содействия русской промышленности и торговли 16 мая 1905 г.) / И. Левитов. СПб., 1905.

150. Левицкий, Н. А. Русско-японская война 1904−1905 гг. / Н. А. Левицкий. М.: Изд-во Эксмо, Изографус- - СПб.: Terra Fantastica, 2003. — 672 с.

151. Лысенко, Л. М. Губернаторы и генерал-губернаторы Российской империи (XVIII-начало XX вв.) / Л: М. Лысенко. М.: Изд-во МПГУ, 2001. -356 с.

152. Международные отношения на Дальнем Востоке (с конца XVI в. до 1917 г.). -М.: Мысль, 1973. Кн. 1.

153. Мелихов, Г. В. Маньчжурия далекая и близкая / Г. В. Мелихов. М., 1991.

154. Мелихов, Г. Маньчжуры на Северо-Востоке (XVII в.) / Г. Мелихов. -М., 1974. -218 с.

155. Мясников, В. С. Договорными статьями утвердили (дипломатическая история русско-китайской границы XVII—XX вв.) / В. С. Мясников. -Хабаровск: Б.и., 1997. 543 с.

156. На страже границ Отечества. Пограничные войска России в войнах и вооруженных конфликтах XX в. Т. 3. М.: Граница, 2000. — 504 с.

157. Нарочницкий, А. Л. Колониальная политика капиталистических держав на Дальнем Востоке. 1860−1895 гг. / А. Л. Нарочницкий. М.: Изд. Акад. наук СССР, 1956. — 898 с.

158. Нарочницкий, А. Л. Международные отношения на Дальнем Востоке. Кн. 1. С конца XVII в. до 1917 г. / А. Л. Нарочницкий. М.: Мысль, 1973. -324 с.

159. Национальные окраины Российской империи: становление и развитие системы управления / Ответственные редакторы С. Г. Агаджанов, В. В. Трепавлов. М.: Славянский диалог, 1998. — 416 с.

160. Нестерова, Е. И. Русская администрация и китайские мигранты на Юге Дальнего Востока России (вторая половина Х1Х-начало XX вв.) / Под ред. В. Н. Соколова, Е. И. Нестерова. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2004. — 372 с.

161. Никифоров, В. Н. Восток и всемирная история / В. Н. Никифоров. — М.: Наука, 1977. -359 с.

162. Петров, А. И. История китайцев в России. 1856−1917 годы / А. И. Петров. — Санкт-Петербург: ООО & laquo-Береста»-, 2003. 960 с.

163. Петров, И. И. и др. На тихоокеанских рубежах / И. И. Петров, В. И. Катунцев. Владивосток: Дальневосточное кн. изд-во, 1990. — 608 с.

164. Поздняков, Э. А. Внешнеполитическая деятельность и межгосударственные отношения / Э. А. Поздняков. М.: Наука, 1986. -158 с.

165. Покотилов, Д. Д. Китайские порты, имеющие значение для русской торговли на Дальнем Востоке. Ч. I / Д. Д. Покотилов. СПб: Типография Ю. Н. Эрлиха, 1895. — 158 с.

166. Попов, И. М. Россия и Китай: 300 лет на грани войны / И. М. Попов. -М., 2004. -510 с.

167. Пржевальский, H. М. Путешествие в Уссурийском крае. 1867−1869 гг. / H. М. Пржевальский. Владивосток, 190. -215 с.

168. Рахманин, О. Б. К истории отношений России СССР с Китаем в XX веке: Обзор и анализ основных событий / О. Б. Рахманин. — М.: Памятники исторической мысли, 2002. — 512 с.

169. Ремнев, А. В. Россия Дальнего Востока. Имперская география власти XIX-начала XX вв. / А. В. Ремнев. Омск: Издательство Омского государственного университета, 2004. — 552 с.

170. Романов, Б. А. Россия в Маньчжурии (1892−1906). Очерки по истории внешней политики самодержавия в эпоху империализма / Б. А. Романов. -Л., 1928.

171. Романов, Б. А. Очерки дипломатической истории Русско-японской войны / Б. А. Романов. М. -Л., 1955. — 240 с.

172. Романова, Г. Н. Экономические отношения России и Китая на Дальнем Востоке, XIX-нач. XX в. / Г. Н. Романова. М.: Наука, 1987. — 164 с.

173. Россия на Дальнем Востоке. СПб.: Б.и., 1901. — 125 с.

174. Руднев, Я. И. Маньчжурия / Я. И. Руднев. СПб.: Б.и., 1905. — 271 с.

175. Рыбаковский, Л. Л. Население Дальнего Востока за 100 лет / Л. Л. Рыбаковский. М.: Наука. 1969. — 184 с.

176. Серошевский, В. Дальний Восток / В. Серошевский. СПб.: Б.и., 1909.

177. Свиягин, Н. С. По восточной Маньчжурии в 1895—1896 гг. / Н. С. Свиягин. Иркутск, 1896. — 166 с.

178. Сидехменов, В. Я. Маньчжурские правители Китая. / В. Я. Сидехменов. М.: Главная редакция восточной литературы изд-ва & laquo-Наука»-, 1985. -301 с.

179. Скальковский, К. Русская торговля в Тихом океане / К. Скальковский СПб. 1883.- 111 с.

180. Сладковский, М. И. Китай: основные проблемы истории, экономики, идеологии / М. И. Сладковский. М.: Мысль, 1978. — 301 с.

181. Сорокин, А. И. Русско-японская война 1904−1905 гг. / А. И. Сорокин. -М.: Воениздат, 1956. 373 с.

182. Суботич, Д. И. Задачи России на Дальнем Востоке / Д. И. Суботич. -Ревель: & laquo-Ревельские известия& raquo-, 1908. 58 с.

183. Сухомлинов, В. Воспоминания / В. Сухомлинов Берлин, 1924. — 290 с.

184. Тихвинский, С. JI. Китай и всемирная история / С. JI. Тихвинский. М.: Наука, 1987. -589 с.

185. Авдеев, В. А. & laquo-Секреты»- русско-японской войны / В. А. Авдеев // Военно-исторический журнал. 1993 — № 9 — С. 88−89.

186. Айрапетов, О. Р. Русская армия на сопках Манчжурии / О. Р. Айрапетов // Вопросы истории. 2002. — № 1. — С. 64−82.

187. Балакин, В. И. Причины и последствия русско-японской войны 1904−1905 гг. / В. И. Балакин // Новая и новейшая история. № 6. -2004. -С. 57−65.

188. Баринова, Н. Трудовая миграция на Дальнем Востоке / Н. Баринова // Экономист. 1997. — № 3. — С. 73−80.

189. Белов, Е. О вводе русских военных отрядов в Китай в 1911—1913 гг. // Проблемы Дальнего Востока. 1998. — № 1. — С. 28−35.

190. Белоглазова, С. Б. КВЖД как проводник русской культуры в Маньчжурии (по материалам юбилейной выставки) / С. Б. Белоглазова

191. КВЖД и ее влияние на развитие политических, социально-экономических и культурных процессов в Северо-Восточной Азии. — Владивосток. 1997. -С. 72−74.

192. Василенко, Н. А. Население полосы отчуждения КВЖД: опыт межнациональных контактов (1897& mdash-1917гг.) / Н. А. Василенко // Годы. Люди. Судьбы: История российской эмиграции в Китае: Матер. Междунар. конф. М., 1998. — С. 14−16.

193. Вишняков, О. В. Пограничники в вооруженных конфликтах на Дальнем Востоке России в конце XIX-начале XX вв. / О. В. Вишняков // Россия и АТР. Владивосток. — 2006. — № 4. — С. 57−71.

194. Вишняков, О. В. Геополитические причины российского военного присутствия на КВЖД / О. В. Вишняков // Актуальные вопросы совершенствования военного образования и исследований по истории России: Сб. науч. статей. Хабаровск: ХПИ ФСБ РФ, 2006. — С. 42−47.

195. Гладкий, С. А. Е. И. Алексеев флотоводец и дипломат / С. А. Гладкий // Кортик. Флот. История. Люди. — СПб., 2004. Вып. 2. С. 50−64.

196. Гухай, Г. Росси и Китай: (этапы становления отношений) / Г. Гухай // Свободная мысль. -№ 8. 1997. — С. 17−24.

197. Дубинина, Н. И. Генерал-губернаторская власть в Приамурском крае: ее особенности и эволюция / Н. И. Дубинина // История и культура Приамурья. № 1. 2007. — С. 68−85.

198. Зуев, В. Н. Осада Благовещенска в 1900 г. / В. Н. Зуев // XX век и военные конфликты на Дальнем Востоке. Тезисы док. и сообщ. междунар. науч. конфер. Хабаровск, 1995. — С. 32−35.

199. Забровская, Л. В. Историки КНР о дальневосточной политике России в период японо-китайской войны 1894−1895. / Л. В. Забровская // Новое изучение Китая: Ч. 5. М., 1990. С. 16−23.

200. Залесская, О. В. О роли китайских иммигрантов в хозяйственной жизни Приамурья в начале XX в. / О. В. Залеская // Записки Амурского областного краеведческого музея и общества краеведов. Вып. 9. -Благовещенск: Изд-во Амгу, 1999. С. 134−136.

201. Ивачев, И. П. Борьба с хунхузами на маньчжурской границе / И. П. Ивачев // Исторический вестник. 1900. — № 10. — С. 28−33.

202. Крушанов, А. И. Административное устройство Дальнего Востока во второй половине Х1Х-начале XX в. / А. И. Крушанов // Труды ДВФ СО

203. АН СССР. Серия историческая. Материалы по истории Владивостока. -Владивосток, 1960.

204. Лукоянов, И. В. Порт-Артур в политике России (конец XIX в.). / И. В. Лукоянов // Вопросы истории. 2008. — № 4. — С. 49−66.

205. Любичанковский, С. Миф о власти и власть мифа. Был ли российский губернатор полноценным хозяином губернии? / С. Любичанковский // Родина. -2007. -№ 1. -С. 15.

206. Меркулов, С. Д. Желтый труд и меры борьбы с наплывом желтой расы в Приамурье. / С. Д. Меркулов. // Вопросы колонизации Приамурского края. Вып. III. Владивосток, 1911. С. 45−51.

207. Милежик, А. В. Дальневосточное наместничество и Приамурское генерал-губернаторство: проблемы взаимоотношений / А. В., Милежик // Третьи Гродековские чтения: материалы региональной научно-практической конференции. Хабаровск, 2001. Ч. 1. — С. 45−48.

208. Мясников, В. С., Шепелева, Н. В. Империя Цин и Россия в XVII-начале XX вв. / В. С. Мясников, Н. В. Шепелева. В кн.: Китай и соседи в новое и новейшее время. М., 1982. С. 34−89.

209. Нестерова, Е. И. Управление китайским населением в Приамурском Генерал-губернаторстве (1884−1897гг.) / Е. И. Нестерова // Вестник. -2000. -№ 2. -С. 40−50.

210. Петров, А. И. Об одном из первых нововведений Н. Л. Гондатти в отношении китайских иммигрантов / А. И. Петров // Зап. Амур. обл. краевед, музея и о-ва краеведов. Благовещенск. Изд-во Амгу, 1999. Вып. 9. С. 54−57.

211. Поздняк, Т. 3. Иностранцы в Николаевске во второй половине XIX в. / Т. 3. Поздняк // Вопросы археологии, истории и этнологии Дальнего Востока. Владивосток. — 1997. — С. 98−107.

212. Ремнев, А. В. Проблемы организации дальневосточного управления накануне и в начале первой русской революции / А. В. Ремнев // Революция 1905−1907 гг. и общественное движение в Сибири и на Дальнем Востоке. Омск: Изд-во Омгу, 1995. — С. 52−66.

213. Россия, Восточная Азия и Япония в начале XX века: к переоценке русско-японской войны. Международный симпозиум в Японии // Отечественная история. 2005. — № 1. — С. 201−205.

214. Салогуб, Я. Л. Формирование гражданского управления в полосе отчуждения Китайской Восточной железной дороги КВЖД (1896- 1906 гг.) / Я. Л. Салогуб // Право и политика. — 2005. — № 5. — С. 5−28.

215. Тимофеев, О. А. Альтернативные планы железнодорожного строительства в Северной Маньчжурии в кон. XIX-нач. XX вв. / О. А. Тимофеев // Благовещенской синологии 10 лет. Благовещенск, 1999. -С. 3−11.

216. Ципкин, Ю. Н. Железные дороги Дальнего Востока. Геополитический аспект (конец XIX-начало XX вв.) / Ю. Н. Ципкин // Россия и АТР -2002. -№ 3,-С. 34−48.

217. Шулатов, Я. А. Политическая борьба в России по вопросам дальневосточной политики накануне Русско-японской войны / Я. А. Шулатов // Записки гродековского музея. Вып. 9. Хабаровск: Гос. музей Дальнего Востока им Н. И. Гродекова, 2004. — С. 5−21

218. Шульгина, О. В. Административно-территориальное деление России в XX веке: историко-географический аспект / О. В. Шульгина // Вопросы истории. 2005. — № 4. — с. 23−38.

219. Яковлева, О. А. III Государственная Дума и вопрос об усилении таможенной охраны в Приамурском генерал-губернаторстве / О. А. Яковлева // Гродековские чтения: Тезисы науч. -практич. конфер. Ч. I. Хабаровск, 1996. — С. 32−36.

220. Ясько, Т. Н. Роль КВЖД во внешнеполитических планах России накануне русско-японской войны 1904& mdash-1905гг. / Т. Н. Ясько // Тезисы докладов научной конф. & laquo-КВЖД. »- (20−22 окт. 1997). Владивосток., -С. 23−34.6. Авторефераты.

221. Беляева, Н. А. Таможенная политика России на Дальнем Востоке во второй половине Х1Х-начале XX вв.: автореф.. дис. канд. ист. наук / Н. А. Беляева. — Владивосток: Морской гос. университет им. адмирала Г. И. Невельского, 2004. 25 с.

222. Дацышен, В. Г. Русско-китайская война в Маньчжурии 1900−1901 гг.: автореф.. дис. канд. ист. наук / В. Г. Дацышен. Иркутск: Иркутский государственный педагогический институт, 1996. — 16 с

223. Залеская, О. В. Российско-китайские приграничные отношения на Дальнем Востоке (1917−1924 гг.): автореф.. дис. канд. ист. наук / О. В. Залеская. Благовещенск, 2002. — 25 с.

224. Ма Юцзинь. Русско-китайские экономические отношения в конце Х1Х-начале XX вв.: автореф.. дис. канд. ист. наук / Ма Юцзинь. -Владимир, 1993. 24 с.

225. Матвиенко, И. Г. Формирование таможенной службы на Дальнем Востоке России в 1899—1917 гг.: автореф.. дис. канд. ист. наук / И. Г. Матвиенко. Хабаровск, 2000. — 24 с.

226. Милежик, А. В. Дальневосточное наместничество (1903−1905 гг.): структура, компетенция, эффективность управления.: автореф.. дис. канд. ист. наук / А. В. Милежик. Хабаровск, 2007. — 31 с.

227. Надорожная, М. В. Освоение российского бассейна реки Амур во второй половине Х1Х-начале XX вв.: автореф.. дис. канд. ист. наук / М. В. Надорожная. Хабаровск, 2008. — 26 с.

228. Нестерова, Е. И. Взаимодействие русской администрации и китайских мигрантов на юге Дальнего Востока России (вторая половина XIX-начало XX вв.): исторический опыт.: автореф.. дис. канд. ист. наук / Е. И. Нестерова. Владивосток, 2000. — 22 с.

229. Поздняк, Т. 3. Иностранные подданные в городах Дальнего Востока России (вторая половина Х1Х-начало XX вв.): автореф.. дис. канд. ист. наук / Т. 3. Поздняк. Владивосток, 2001. — 30 с.

230. Попенко, А. В. Опыт борьбы с контрабандой на Дальнем Востоке России (1884-конец 20-х гг. XX в.): автореф.. дис. канд. ист. наук / А. В. Попенко. Хабаровск, 2008. — 26 с.

231. Сорокина, Т. Н. Хозяйственная деятельность китайских подданных на Дальнем Востоке России и политика администрации Приамурского края (конец Х1Х-начало XX вв.).: автореф.. дис. канд. ист. наук / Т. Н. Сорокина. Омск, 1998. — 25 с.

232. Тесленко, С. А. Китайская и корейская миграция на Дальнем Востоке России и ее влияние на социально-экономическое развитие региона (1860−1917 гг.).: автореф.. дис. канд. ист. наук / С. А. Тесленко. -Комсомольск-на-Амуре, 2007. 28 с.

233. Тимофеев, О. А. Отношения между сопредельными территориями России и Китая на Амуре во второй половине XIX—XX вв.: автореф.. дис. канд. ист. наук / О. А. Тимофеев. Владивосток, 2002. — 27 с.

234. Шулатов, Я. А. Российско-японские отношения в дальневосточной политике России (1905−1914 гг.).: автореф.. дис. канд. ист. наук / Я. А. Шулатов. Хабаровск, 2005. — 32 с.

235. Яковлева, О. А. Вопросы социально-экономического развития Дальнего Востока России в деятельности III Государственной Думы (1907−1912 гг.).: автореф.. дис. канд. ист. наук / О. А. Яковлева. -Хабаровск, 2002. 26 с.

236. Литература иностранных авторов.

237. Clyde, Р. Н. International Rivalries in Manchuria, 1689−1922 / P. H. Clyde. Columbus (Ohio), 1928.

238. Malozemoff, A. Russian Far Eastern Policy 1881−1904. / A. Malozemoff -Berkely, L.A., 1958.- Ular, A. Russo-chinese Empire / A. Ular. -Westminster, 1904.

239. Stephan, J. The Russian Far East. A History / J. Stephan. Stanford (Cal.), 1994.- Tan, C. C. The Boxer Catastrophe. / C. C. Tan. -N. Y., 1955.

240. Quested, R. Local Sino-Russian political relations in Manchuria 1895−1990. Some researches from Chinese and Russian sources. / R. Quested. Journal of Oriental Studies, — Vol. 10.- 1972. — No. 2.

241. Lensen, G. A. Russo-chinese War / G.A. Lensen. Tallahassee, 1967.

242. Stephan, John J. The Russian Far East. A History / John J. Stephan / -Stenford, California: Stanford University Press. 1994. — 481 pp.

243. Сюэ Сяньтянь. Хайланьпао цань Ань сынань жэньшу цзюцзин ю дошао? (Сколько же человек пострадало во время трагических событий в Благовещенске?) // Лиши яньцзю, 1980. -№ 1. — С. 16−18.

244. Ци Сюэцзинь. Хэйхе шихуа (Очерки по истории Хэйхэ). Харбин, -1997.

245. Хэ Сяньпин. Цзиньдай ди э дуй Хаэрбинь идай-дэ цзинцзи люэдо (Экономическая экспансия империалистической России в районе Харбина в новое время) // Дунбэй дифанши яньцзю 1985. — №. 3.

246. Ху Шэн. Агрессия империалистических держав в Китае / Ху Шэн. -Пекин. 1951.

247. Ши Цзянь. Морская экспансия царской России в Китае / Ши Цзянь. -Пекин. 1977.

248. Ша Э цинь хуа ши (История агрессии Царской России против Китая): в. 4-х тт. Пекин. 1976−1990.

249. Гарпет Ш. У. Ограниченное партнерство: Российско-китайские отношения в меняющейся Азии: Доклад группы по изучению российско-китайских отношений / Ш. У. Гарпет. М.: Моск. Центр Карнеги, 1999. -53 с.

250. Ли Цзинцзэ. Развитие китайско-российских отношений: от судьбы к стратегическому партнерству / Ли Цзинцзэ // Проблемы Дальнего Востока. 1997. — № 3. — С. 20−33.

Заполнить форму текущей работой