В поиске истины

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Религия и мифология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

Введение

1. Религия и атеизм

2. О чудесах Божиих

3. Истинная религия

4. Память о смерти

5. Христианские конфессии

5.1 Католицизм

5.2 Протестантизм

5.3 Православие

6. О Боге

7. Другие религии

7.1 Буддизм и индуизм

7.2 Ислам

Заключение

Использованные материалы

Введение

Первое, перед чем стоит человек, который ищет истину: где она — истина, в чём оно — благо человека, и что такое истина. Ведь все прекрасно понимают, что если мы будем игнорировать и не знать законы тяготения, то мы очень скоро поломаем руки и ноги. Лучше знать, какова и в чём заключается она — истина, и тогда всё будет хорошо. Так что, когда ставится философский вопрос об истине — это, фактически, вопрос ставится о благе человека, о том, как и что ему будет лучше. Не думайте, что вопрос философский «что есть истина?» носит какой-то отвлеченный характер. Это мы затронем позже. Самые главные вопросы в жизни человека: есть Бог или нет Его? И каков смысл нашей недолгой жизни? Религия или атеизм — вот первая проблема, которая стоит перед человеком. Если бы его удалось разрешить таким образом, что религия, религиозное понимание — верное, а атеистическое — не верное, то тогда не думайте, что мы нашли истину и можем почивать на лаврах. Ничего подобного! Встает не менее сложный вопрос, я бы даже сказал, более сложный: религий-то много, а какая из них верная? Каждая из них говорит: «Я истинная и больше никто!» Тут-то и попробуй разберись… Но если бы мы даже и здесь сумели разрешить эту задачу и сумели бы доказать, какое-то вероучение — истинное, то и здесь мы с вами окажемся опять-таки перед не менее сложной проблемой. У каждой религии существуют десятки, если не сотни конфессий (особенностей вероисповедания в пределах определённого вероучения). Полно! Какое из них истинное? Вот ещё одна из сложностей, которая стоит перед современным человеком, ищущим истины, ищущим знания: в чем же состоит его благо, где же оно — вожделенное счастье, каков же смысл его жизни?

Целых три сложных барьера. Более того, усложняющихся барьера.

Сегодня мы с Вами попытаемся пройти этот путь.

1. Религия и атеизм

Итак, первое, перед чем стоит человек: религия и атеизм

Для того, чтобы лучше рассмотреть эту проблему, изобразим вот такую картину:

Знаете, какая пора бывает каждую осень? Грибная!

Все ходят в лес, но не все благополучно оттуда возвращаются, то есть не совсем благополучно. Бывают случаи, что вот шли, знаете ли, на Кавказ, а попали в Вологду, или в Питер. Такие вещи сплошь и рядом бывают. Да…

Заблудился вот человек и всё. Но и хорошо бы, если так, немножко. А когда он заблудился посильнее (а тут уже и дождичек осенний, мелкий, а тут уже и солнышко скрылось), наступает вообще ситуация не простая. Вы себе представляете? Человек заблудился, ему нужно идти домой, а он не знает куда.

Собственно, в этом состоянии и находится каждый человек, не имея ещё мировоззрения, он не знает, где же истина, где это — благо, где его — дом?

Вот сейчас, я Вам скажу, множество людей находится в этой растерянности. В прямом смысле слова — как заблудившийся грибник. Куда идти? Не знает. Забрался на берёзу — ничего не видно, кругом лес.

А вот представьте себе теперь такую ситуацию, что вдруг этот грибник встречает человека. Представляете, даже если никто ни разу не заблуждался в лесу? Какая это радость, действительно!

И вот тут, давайте представим себе диалог, разговор, который между ними происходит. Он встречается с человеком, даже с двумя, соответственно обрадованный, обращается: «Скажите, как пройти вот туда-то». Тут, почесав затылок, первый говорит: «Голубчик, не фантазируй, никакого такого места вообще нет, какое ты называешь. Я вообще даже никогда не слышал. Я живу вот тут — в лесу. Хочешь, построй себе шалаш. Можешь около меня построить. Но то, о чем ты спрашиваешь, это твои фантазии, беспочвенные при чём. Нет отсюда выхода. И вообще мир — это сплошной лес, и больше ничего! Хочешь — живи, не хочешь — ну как хочешь. Деревьев тут много, верёвку найдём».

Ну, я понимаю состояние этого бедного грибника. Действительно, он в полном отчаянии. Но вдруг откуда-то выходит другой человек и говорит: «Не верь ты ему, выход то есть. И я знаю это место. Я тебе, если хочешь, расскажу дорогу».

Вот этот заблудившийся не знает ни первого, ни второго. Два ли мошенника это собрались, два шутника ли, которые подшучивают над ним. Он их первый раз в жизни встречает, смотрит на них. Вопрос: кому он поверит?

Вы знаете, у нас такая человеческая психология, что мы, конечно, всегда в таких отчаянных ситуациях, поверим тому, который указывает хоть какую перспективу, какой-то выход из сложной ситуации. Мы не знаем ещё, на сколько он достоверный — этот выход, правильный или нет, но, конечно же, попытаемся проверить, по крайней мере тот вариант, который нам представляется.

Первый нам вообще ничего не предлагает. Второй говорит, и более того. Когда его начинает спрашивать заблудившийся, как пройти ему туда-то, он указывает: вот там -большое дерево, вот там — овраг, вот тут — полянка, здесь — речушка или ручеёк. Указывает ему даже маршрут. Ясно, что даже не зная ни первого, ни второго, конечно, заблудившийся поверит второму, сомнений нет.

Вот теперь сами, с этой точки зрения, психологически вполне понятной, подойдите к этим двум мировоззрениям: религиозному и атеистическому. Что фактически они утверждают?

Религиозное мировоззрение утверждает существование Бога в мире и этим самым сразу же говорит человеку о том, что есть смысл человеческой жизни, не тьма, не заброшенность, а смысл есть. Этот смысл в чём или в ком? Пока скажем просто: в Боге. Ведь никто никогда не видел смысла жизни в смерти. Если есть вечная жизнь, значит есть и смысл.

Поэтому религия, забегая вперёд, лучше сказать — христианство, утверждает: верь, человек, есть для тебя вечная жизнь.

Что утверждает атеизм? Что он говорит? Нет ни Бога, ни вечности, ты действительно заброшен сюда, ты случайно появился и так же, как облачко, растворишься в этом мире. Атеизм говорит прямо: верь, человек, тебя ожидает вечная смерть!

Мне кажется, каждый живой человек содрогнется только от одного этого утверждения. Если нет Бога, нет вечности, если мы здесь появились случайно, и исчезнем неизвестно как, жизнь — в бессмыслицу превращается. Человек — мыльный пузырь.

Когда атеист утверждает «моя жизнь в других людях» — это всё равно, что сказать: моя жизнь в мыльных пузырях.

«Я — мыльный пузырь. Конечно, это я знаю. И смысл моей жизни в других мыльных пузырях». Красота!

Или также могут говорить: «Мой смысл жизни в моём сыне, дочери».

Если вы знаете, что всех людей ожидает вечная смерть, так зачем вы рожаете детей? Чтобы заранее приговорить их к гибели и с этим одновременно любить?

Апостол Павел говорил, что «мудрость мира сего есть безумие пред Богом». Что значит «пред Богом»? Перед истиной, даже просто перед трезвым взглядом. Действительно же, так оно и есть.

Мы подошли с вами к какому вопросу? Мы сказали о том, что заблудившийся человек должен избрать из двух что-то одно. Ведь мы с вами, фактически, стоим перед вероятностью. Где же вероятность того, что прав атеизм или права религия? Мы указали на один момент — психологический. С психологической точки зрения совершенно ясно, выход может быть только один — религиозный: здесь есть смысл, здесь открывается какое-то возможное решение, хотя может быть оно и неверно. Может никакого Бога, действительно, нет?

Но здесь есть какое-то решение. Здесь есть, что исследовать. Есть, что понять. Открывается смысл жизни. В атеизме — нет.

Вероятность

Но если говорить о вероятности, то можно сказать гораздо больше. Американский биолог Бен Хобринк привёл такой пример, говоря о происхождении человека и жизни, в частности. Вероятность того, что клетка, одна клетка, живая, вдруг возникнет сама собой из неживой материи (проще говоря — из камня или, вот например, кирпича), равна тому, как если бы обезьяна 400 раз без единой ошибки перепечатала бы Библию. Очень хорошее сравнение, очень меткое, сильное. Но вы не подумайте, что это демагогия. Это подсчёты, математические подсчёты. И даже ещё эта вероятность не совсем выражена точно. Может быть она гораздо сложнее. Современные математики утверждают, что вероятность возникновения живой клетки из неживой материи1 к 10256, т. е. это — абсолютно невероятно! Прибавьте к этому условия возникновения жизни. Элементарно, расстояние от Солнца до Земли — если приблизить или удалить нашу планету хотя бы на 1% к расстоянию до нашей с вами звезды, то из-за климатических условий существование жизни на Земле было бы невозможно. Прибавьте к этому влияние на Землю Луны. Поскольку, по отношению к Солнцу наша планета вместе с Луной представляет единую систему, то орбита «потерявшей» Луну Земли была бы ближе к палящему Солнцу, земной климат стал бы намного жарче и суше, а это — уже катастрофа. И всё это научные факты.

Оказывается, что если мы коснёмся такой простой вещи, как возникновение жизни, мы не говорим — человека, просто жизни, самых элементарных организмов, то здесь вероятность — невероятная. Недаром современные физики с большой силой и энергией говорят о, так называемом, антропном принципе, существующем в нашей вселенной. Антропный, от греческого слова «антропос» — человек. В данном случае речь идёт о чём? О потрясающей разумности и целесообразности устройства нашего мира. Мельчайшее изменение, ничтожнейшее изменение в самых элементарных частицах, если бы оно произошло — всё, вселенная наша не существовала бы, а о жизни говорить вообще нечего. Всё устроено идеально точно!

Возникает простой вопрос: да как же это может быть? Не слишком ли много случайностей в этом мире?

Ну, хорошо. В данном случае мы показали, что с точки зрения вероятности психологической, с точки зрения некоторых научных, то есть, очень многих научных данных: и физики, и биологии, и астрономии, — происходят поразительные вещи! Всё говорит о чем? Что наибольшая вероятность в том, что в нашем мире действует великий Разум.

Ведь недаром один из христианских святых писал: «Мы не спорим о словах. Не спорим. Не важно, как называют: Сила, Премудрость, Бог, Дух, Разум, — не важно. Мы не спорим о словах, мы понимаем, о чем и о ком мы говорим». Так вот, вероятность того, что Он, которого мы называем Богом, существует, неизмеримо превосходит всё то, что может предложить атеизм как таковой.

Это первое, о чем хотелось бы сказать.

Пришёл однажды атеист к старцу и начал говорить ему, что не верит в Бога. Он просто не мог поверить в некоего «Создателя», сотворившего Вселенную.

Пару дней спустя мудрец наведался к атеисту с ответным визитом и принёс с собой великолепную картину. Атеист был изумлён. Он ещё не видел более совершенного полотна!

— Какая прекрасная живопись. Скажите, кто это написал? Кто автор?

— Как кто? Никто. Лежал себе чистый холст, а над ним полка с красками. Они случайно опрокинулись, разлились — и вот вам результат.

— Зачем же так шутить? — засмеялся атеист. — Ведь это невозможно: прекрасная работа, точные линии, мазок и сочетания оттенков. За всем этим великолепием чувствуется и глубина замысла. Без автора в таком деле не обойтись!

Тогда мудрец улыбнулся и сказал:

— Вы не в состоянии поверить, что эта небольшая картина возникла случайно, без предварительного замысла создателя. И хотите, чтобы я поверил, что наш прекрасный мир — с лесами и горами, океанами и долинами, со сменой времён года, волшебными закатами и тихими лунными ночами — возник по воле слепого случая, без замысла Творца?

Христианская притча

Доказательства

Теперь второе.

Учитывая наше время и наш век, а наш век вы прекрасно знаете какой: пока не докажешь — не поверят, хотя и не знают, что такое «доказать». Это на счёт такого коварного вопроса, как доказательства. Вот об этом я и хочу вам сейчас рассказать.

Вопрос такой: а что значит «доказать»? Что это значит? Вот скажите, что вы просите? Слово то простое, а что за ним стоит, не всегда ясно.

Мы здесь ведём речь не о математических вещах. Там всё просто с доказательствами потому, что математика с реальными вещами не имеет дело — треугольники у неё не нормальные, ну в каком треугольнике вы найдёте, чтобы сумма углов у него равнялась двум прямым углам? Сколько не измеряйте — всегда или больше или меньше, на чуть-чуть. Тоже самое о других вещах: о кругах, о площадях, о трапециях и т. д.

А говорим мы о доказательствах в области нашей жизни. Поэтому, мы имеем в виду чуть-чуть другое представление о доказательствах. Ведь нас интересует, в данном случае, вопрос о существовании кого-то и, значит, вопрос стоит так: как доказать, что существует этот кто-то?

Приведём саркастический пример с жирафом. Оказывается, что с точки зрения науки это животное не может существовать. Это совершенно ясно каждому здравомыслящему человеку! Существовать не может по целым двум причинам. Причины обе очень серьёзные. Первая причина: поскольку шея (всё упирается в эту шею) очень длинная и голова находится очень высоко, то у этой скотины гипертония будет настолько сильная, что все её сосуды полопаются, и она не сможет существовать. Это же очевидно просто! Представляете, какое давление? Это первая причина. Даже, если бы что-то такое когда-то и родилось вдруг, то оно тут же погибло бы и всё. Такой вот «научный» аргумент. Второй, не менее сильный, «научный» аргумент — у жирафа головка, видели, какая маленькая? Зубов-то фактически никаких нет. А ноги: передние — длинные-предлинные, а задние — коротенькие совсем. А ведь там, где он живёт — в Африке, знаете, какая там борьба за существование в животном мире? Тут же эту шею ей перегрызли бы львы, конечно, в первую очередь. Она б не выдержала борьбы за существование. Поэтому, когда рассказывают сказки и говорят о том, что где-то в Африке водятся жирафы — ясно. Нельзя верить. Это просто чепуха, абсурд! Нет жирафов и быть не может!

Вот только кто-то может утвердить: «А я был в Африке, и сам видел!»

Что значит «доказать» существование кого-либо? Думаю, что картина немножко проясняется.

Доказать — это значит следующее: поверить тем, кто видел, если это люди, заслуживающие доверия. И если не один человек, а несколько, много людей, то, не правда ли, этот аргумент оказывается очень сильным. Но, учитывая наш скептический век, мне кажется, что одного этого аргумента не достаточно. Ну и пусть, что видел один, ну и два, и десять… Мало ли какие миражи бывают? Вот и ему привиделось. Может представиться? Может. А особенно от жары, и всяких прочих вещей.

Второй аргумент очень важный. Если мы хотим убедиться в чем-то, или нас кто-то хочет убедить в чем-то, то он должен представить нам реальный способ проверки этого утверждения. Проверки! Мы можем наговорить всё, что угодно, фантазии сочинить всякие. Например, в созвездии Раков кто водится? Раки, конечно. Почему и называется — созвездие Раков. Это же, само собой разумеется. Не верите? Ну, проверьте. А скептик заявит: «А вы сами проверьте, слетайте туда». Т. е. в данном случае можно утверждать всё, что угодно, только по той причине, что проверить это невозможно.

Доказательство только тогда принимается, когда человек предлагает реальную возможность проверки, а не фантастическую: слетать в созвездие Раков. Кто-то желает убедиться, всё-таки, что жирафы есть? Ну что же. Можем предложить Вам съездить в зоопарк. Ну, а если страсть научного познания настолько велика, да ещё есть деньги и интересно посмотреть на Африку, то можно слетать в Африку и убедиться самому.

Итак, доказать — это значит представить, во-первых, верных свидетелей, очевидцев. Во-вторых, указать реальный, действительный путь самому человеку проверить это утверждение, если он захочет. Вот что такое «доказать».

Повторим, что мы не о математике ведём речь. Когда мы говорим о существовании кого-либо, то вот два необходимейших аргумента, которые нужно иметь ввиду.

Если есть верные свидетели, если предлагается реальный путь проверки данного утверждения о существовании кого-то или чего-то, то мы можем сказать: «Считаем, что уже с формальной точки зрения, в данном случае, доказательство на лицо». Или вы верите свидетелям, или, если не верите, пожалуйста, проверьте сами. Пожалуйста! Реальный путь вам предложен. Не нужно лететь в созвездие.

С этой точки зрения посмотрите теперь на атеизм и религию. Что предлагает религия, в данном случае возьмём христианство.

Первое. Бесчисленное количество тех людей, которые не просто говорят: «Я думаю, что есть Бог» или «Я верю, что есть что-то». Нет. За такие вещи никто на смерть не пойдёт, а тем более на такую смерть, о которой мы знаем из истории христианства. Миллионы мучеников, миллионы отдали свою жизнь, причём не просто отдали жизнь, а в страшных истязаниях и мучениях за убеждение, что есть Бог. Это уже была не мысль, не предположение, не мечтание, а это свидетельство того, что они имели реальное убеждение существования Бога. Реальное! Т. е., перевести на наш обычный язык — они видели Бога. Видели не в смысле, как обычный предмет, речь идёт не об этом. Если бы они не видели Бога, если бы они не пережили, какое благо есть Бог — не возможно было бы вынести эти муки.

Может быть, знаете ли, скажут — мученики есть всюду. Согласны. Если за самые абсурдные вещи люди страдают, верно, сколько их? Сколько их? Раз, два и обчелся.

В истории человечества не было ни одного явления, по своим масштабам, подобного мученичеству в христианстве. Не было. В одних римских катакомбах захоронение миллиона — одних только мучеников. Это поражающее явление в истории человечества.

А если взять Россию. Посмотрите, что сделали в революцию 1917 года. Десятки миллионов уничтожено! Один слой поднимался вверх, заливая кровью другой, и делая его рабами. Когда власть захватили воры и убийцы, и когда предавали самым изощренным издевательствам крестьянство, духовенство и монашество, вообще лучших людей, почитайте, лучших людей. Это было время одного из жесточайших гонений христиан послеIV века н.э., которое благополучно забыто.

Могли же отречься! Достаточно было сказать: «Я отрекаюсь». И всё!"Ура!"

Живьём зарывали, на баржах топили, в диких лагерях сибирских и северных погибали — и не отрекались. Что это такое? Мы говорим, всюду есть мученики, за любую, абсурдную, подчас, идею люди могли страдать, но их единицы. Здесь же такое грандиозное явление, от которого действительно душа содрогнётся.

Это первое. Мы говорим о масштабах.

Летом 1921 года святителю Луке (Войно-Ясенецкому) пришлось публично выступить в суде, защищая профессора П. П Ситковского и его коллег от выдвинутого властями обвинения во «вредительстве». Тогда во главе ташкентского ЧК стоял латыш Петерс, решивший сделать суд показательным. Профессор С. А. Масумов вспоминает следующее:

«Великолепно задуманный и отрежиссированный спектакль пошёл насмарку, когда председательствующий вызвал в качестве эксперта профессора Войно-Ясенецкого:

— Скажите, поп и профессор Ясенецкий-Войно, как это вы ночью молитесь, а днём людей режете?

На самом деле святой Патриарх-исповедник Тихон, узнав о том, что профессор Войно-Ясенецкий принял священный сан, благословил ему продолжать заниматься хирургией. Отец Валентин не стал ничего объяснять Петерсу, а ответил:

— Я режу людей для их спасения, а во имя чего режете людей Вы, гражданин общественный обвинитель?

Зал встретил удачный ответ хохотом и аплодисментами. Все симпатии были теперь на стороне священника-хирурга. Ему аплодировали рабочие, и врачи. Следующий вопрос по расчётам Петерса должен был изменить настроение рабочей аудитории:

— Как это Вы верите в Бога, поп и профессор Ясенецкий-Войно? Разве Вы его видели, своего Бога?

— Бога я действительно не видел, гражданин общественный обвинитель. Но я много оперировал на мозге и, открывая черепную коробку, никогда не видел там также и ума. И совести там тоже не находил.

Колокольчик председателя потонул в долго не смолкавшем хохоте всего зала. «Дело врачей» с треском провалилось".

А если теперь мы возьмем самих людей, которые свидетельствуют, что они видели Бога. Посмотрите, что это за люди? Церковь называет их святыми. Что это значит? Мы говорим о святых по жизни людях, т. е. о тех, которые боялись даже в мыслях допустить какую-то ложь, какое-то лукавство, какое-то лицемерие, тем более в словах! Когда они говорили, что действительно видели Бога, опять повторим, что не этими глазами, когда они действительно пережили Бога, то сомневаться в их утверждении мы уже не имеем никаких оснований.

Ну, хорошо. Для скептика это не достаточно убедительно?

Христианство предлагает тщательно разработанный, тщательно проверенный, по полочкам, если хотите, по шагам, путь для человека, желающего убедиться в существовании Бога. Ты, человек, хочешь узнать сам, тебя всё-таки смущает, для тебя недостаточно ещё этих аргументов? Вот тебе путь, как нужно жить, измениться самому, для того чтобы убедиться, что есть Бог.

«Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5,8)

Христианство говорит о необходимости нравственного, духовного изменения человека, преображения человека, — только в таком состоянии он сможет раздвинуть завесу своих глаз и увидеть Бога. Есть факты, и есть путь проверки. С точки зрения формальных научных требований, если хотите, лучше сказать — теоретических требований, христианство предлагает доказательства бытия Бога.

А посмотрите на другую сторону, что предлагает атеизм? Есть у него какие-нибудь факты, подтверждающие небытие Бога? И вообще, даже, могут ли быть такие факты? Их нет. Их просто быть не может. И никто никогда не предлагал таких фактов. Атеизм не знает, что делать.

Так как же вы утверждаете, и на каком же основании тогда вы утверждаете, что Бога нет? Как же вы-то убедились, интересно? Не знают.

Атеизм — это удивительно антинаучное убеждение, поразительное просто: не имея никаких оснований для отрицания Бога, он утверждает. Это, я Вам скажу, такая вера — атеизм, которой может позавидовать любая религия. Потому что любая религия имеет какие-то аргументы, здесь — никаких аргументов. Верь, человек, и всё! Действует только одно — сила внушения.

Обратите внимание на этот тезис: наука доказала, что Бога нет. Какая наука доказала, что Бога нет? Это доходит до смешного: что, сопротивление материалов доказало, что Бога нет? Изумительно!

Наука — бесстрастная вещь, она констатирует факты, строит гипотезы, предлагает теории. Она бесстрастна, она вне мировоззрений. Поэтому мы видим и верующих учёных и неверующих. То есть сама по себе, оказывается, наука ещё не является мировоззрением, а вот научное мировоззрение — это совершенно другое. Научное мировоззрение может иметь, опять-таки, человек и верующий и неверующий, в зависимости от того, какую основу предлагает он для совокупности тех научных знаний, которыми располагает современный мир. Поэтому научное мировоззрение, оказывается, может быть у человека глубоко верующего в Бога и столь же сильно верующего в то, что Бога нет. Фактически, научное мировоззрение — это очень условное обозначение. Мировоззрение может быть религиозным, агностическим, атеистическим. Когда говорят о научном мировоззрении, то это не совсем точный термин. Но поскольку он употребляется, мы его в данном случае приводим.

С точки зрения религии, научное знание показывает премудрость Творца.

Вера — это высшая познавательная способность ума, высшее знание. Вера — то, что вселяет в человека подлинную, настоящую жизнь и только вера, её отсутствие или наличие, определяет уровень и качество жизни человека. С верой человеку открываются не какие-то второстепенные знания, которые человек может приобрести и с помощью своего рассудка, и с помощью логических построений, и просто в результате элементарного образования, которое уже накоплено и разработано в обществе. Нет!

Человек получает от Бога, своим преображённым верой умом, знания о самом главном: о Боге, о себе, о своей заданности, о том, кто такой человек, зачем человек, о других людях, кем являются люди для меня, и что такое жизнь, и что такое смерть.

Наука не знает ответа на эти вопросы. Это то, что разумом и рассудком не постижимо, это то, что лежит вне компетенции человеческого рассудка. Это подвластно и вместимо человеческим умом, но только другой, более высшей познавательной его способностью — верой.

Неверующих людей нет. Каждый человек личность религиозная, обладающая мощнейшей религиозной потребностью. Религиозная потребность требует своего удовлетворения. И даже те, кого мы называем атеистами — это люди верующие, это их способ удовлетворить свою религиозную потребность. Гораздо тяжелее по своим последствиям не даже не атеизм, а то, что мы называем неверием. Неверие — это одна из разновидностей безбожия, которая сейчас как раз является господствующей. Когда человек знает, что Бог есть, но при этом в его жизни ничего не меняется. Вот это — самое ужасное по своим последствиям.

Итак, я Вам хотел сказать, что, когда мы стоим перед вопросом о доказательстве, то очень важно иметь ввиду, что доказывается то, что имеет факты и то, что может быть проверено. Религия с этой точки зрения удовлетворяет обоим требованиям.

Вот так мы с Вами немножко разобрали первый барьер. Этот самый простой.

2. О чудесах Божиих

Материалисты категорически отвергают возможность чудес Божиих в мире. Они утверждают, что чудо противоречит законам природы. «Чудо, — говорят они, — несовместимо с научной истиной о строгой закономерности всех явлений природы».

Так ли это? Постараемся ответить.

Проф. С. Л. Франк говорит: «Механика Галилея учит, что все тела, независимо от их удельного веса, падают на землю с одинаковой быстротой и ускорением; «противоречит» ли этому закону общеизвестный факт, что пушинка падает на землю гораздо медленнее, чем железная гиря, или что в воде дерево совсем не падает? «Нарушается» ли этот закон тем, что аэроплан вообще не падает, а способен подниматься вверх и лететь над землей? Очевидно нет.

Ибо закон Галилея, подобно всем законам природы, содержит молчаливую оговорку: «при прочих равных условиях», или «если отвлечься от всяких посторонних влияний».

Отвлеченно установленное соотношение между землей и телом, ею притягиваемым, нисколько не нарушается, и лишь конкретный итог явлений видоизменяется или усложняется от вмешательства новой, еще не учтенной в законе, посторонней силы: в первом случае — силы сопротивления воздуха или воды, во втором — силы мотора, заставляющей пропеллер вращаться и врезываться в воздух.

Методологически совершенно так же дело обстоит и с тем видоизменением хода явлений, которое имеет место при чуде с той только разницей, что там дополнительной, изменяющей общий эффект силой является уже не другая сила природы, а сверхприродная сила.

Если Христос, как передает Евангелие, ходил по воде, как по земле, то этот факт так же мало «нарушает» закон тяготения, как и факт полета аэроплана над землей, или плавания в воде тела боле легкого, чем вода. Только в последних случаях действие закона тяготения, не будучи «нарушено», превозмогается силой мотора или сопротивлением воды, а в первом случае оно совершенно так же превозмогается силою Божественной Личности Христа.

Если человек выздоравливает от смертельной болезни после горячей молитвы к Богу (своей или чужой), то это чудо так же мало «нарушает» установленное медициной естественное течение болезни, как мало ее нарушает удачное оперативное вмешательство врача; только в последнем случае болезнь прекращается через механическое изменение ее условий, а в первом — через воздействие на эти условия высшей Божественной силы".

«Если человек, — говорит прот. о. Герасим Шорец, — благодаря своей свободной воле, имеет возможность влиять на природу, то неужели же Бог этой возможности не имеет, Он, создавший законы природы?»

«Можно, — продолжает он, — делать интересные наблюдения над людьми, отрицающими чудеса. Многие из тех, которые насмехаются над библейскими чудесами и на каждого верящего в их истинность, смотрят, как на отсталого человека, сами верят самым пошлым и нелепым вещам: верят в несчастливые встречи, в 13 число, в перебежавшего дорогу зайца и тому подобную ерунду.

Многие из тех, которые с гордостью указывают на науку, чтобы доказать невозможность чудес, сами верят в чудеса, в 20 раз менее заслуживающие доверия, чем библейские чудеса, удостоверенные многими достойными уважения людьми, большая часть которых с радостью приняла бы смерть за истинность своего утверждения.

Отрицатели чудес сами верят только в те чудеса, которые случились (по их же указаниям) миллионы лет назад и не были никем наблюдаемы.

Они не верят в сотворение Богом мира, но верят в произвольное зарождение, или падение на землю зародышей органической жизни из неизвестных миров.

Они не верят, что Христос мог воскресить человека, т. е. вновь оживить бывший ранее живым организм, но верят, что некогда из мертвой материи возникли живые организмы.

Они не верят, что Бог, создавший огонь и людей, сделал на несколько мгновений троих отроков несгораемыми, но верят тому, что зародыши организмов выдержали в течение миллионов лет пребывание среди раскаленного мирового тумана и расплавленного гранита… «

Нет, не серьезная истинная наука возражает против чудес, на которую ссылаются материалисты, а только предположения — гипотезы и натур-философские теории, т. е., другими словами, своя материалистическая вера.

Таким образом, отвергающие чудеса Божии, на основе якобы науки, являются или невежественными в вопросах науки, или полуобразованными, или недостаточно философски образованными или сознательными противниками веры в Бога.

Советское время. Рушат церкви, выносят иконы, бросают на землю. Люди молча стоят вокруг. «Ну что? — закричал комиссар и начал топтать икону. — Почему меня Бог не наказал?» — «Уже наказал, — сказал один человек. — Ум отнял».

Христианская притча

О стариках

Когда жизнь пошла за вторую половину, на закат, это возраст 60 и более лет, человек начинает подводить итоги своей жизни, вольно или невольно, хочет он этого или не хочет, это всё равно с ним происходит. Так Бог устроил человека, в этом возрасте человек вспоминает всё, что было с ним раньше. А к 70 годам это просто удивительная вещь, этот феномен достоин особого изучения! Когда люди переживают свою жизнь заново, всю, в красках, в деталях, в цвете, со всеми интонациями голоса, который они слышали с теми, с кем встречались в своей жизни, вспоминают людей, которых они уже давно забыли. И жизнь всплывает в памяти в таких нюансах, что человек просто заново живёт свою жизнь, он смотрит свою жизнь как кино, ему это очень интересно. И нам иногда кажется, что бабушка или дедушка, которые сидят на скамеечке возле подъезда и как-бы тупо смотрят в одну точку, они: «ну всё, ну что, маразмируют потихонечку, уже ничего не интересно». Это мы такие активные, нам всё интересно, весело, всё ярко, впечатлений очень много. Ничего подобного!

Их жизнь может быть даже интереснее, чем у молодёжи, потому что она внутри их переживается. Происходит мощнейшая душевная работа, и хочет или не хочет — человек будет подводить итоги своей жизни, потому что всё, что он вспоминает — он уже оценивает с высоты своего теперешнего возраста и жизненного опыта, и значит, обязательно даёт другую, новую оценку всему тому, что было в жизни. И состояние душевного здоровья человека в этом возрасте чуть ли не на 100% определяется тем, какую оценку даёт человек своей жизни, какие выводы он делает из тех размышлений, которые навеяны человеческой памятью.

И всё будет хорошо, и человеческое здоровье будет сохранено, и может быть даже поправлено, если оно было расстроено в активный период человеческой жизни, если человек сделает верные выводы из того, что с ним происходит в его душе, в его уме, памяти, воображении. Если человек увидит, что очень многое из того, что он делал в жизни — он делал не так, не правильно, и что в жизни было очень много заблуждений, в жизни было очень много грехов. И если в этот момент жизни человек встретит Бога, встретит в том смысле, что поверит в него, Бог — станет для человека очевидностью. То тогда человек будет утешен Богом. Человек увидит Божью милость, безграничную любовь Бога к человеку согрешающему, но кающемуся. И тогда можно будет сказать, что всё это было не зря, не напрасно, вся жизнь была не напрасна — со всеми её заблуждениями, со всеми её катаклизмами, со всеми утратами, скорбями, страданиями, болезнями — всё было не напрасно, всё было для этой встречи, чтобы человек увидел, что он никогда не был один. Что с ним всегда был Бог, который вёл человека к себе, к этой встрече, когда у человека раскрылись глаза на Бога и он его увидел. И обнаружил, что без Бога человек ничто. А вот сейчас, когда это стало очевидностью, — более радостного, чем осознание того, что ты не один, а с Богом, и что ты призван для того, чтобы быть с Богом всегда, бесконечно, бесконечно радоваться в общении с ним — вот это и делает жизнь наших стариков радостной, осмысленной и наполненной по-настоящему.

Но, если человек из всего этого делает другие выводы, и если человек озлобляется, ожесточается, когда он считает, что во всех его нынешних проблемах: в маленькой пенсии (когда он считает копейки, чтобы дожить до следующей пенсии), в испорченном здоровье, в невнимании молодёжи, в чёрствости и скупости на любовь родственников; когда он обвиняет в этом всех и вся: и страну, и государство, и общество, и внешних каких-то врагов, и жидомассонов. Когда он не видит причины скорбных своих переживаний — в себе самом, и не начинает каяться, вот тогда происходит серьёзная невротизация личности. Человек разрушается, запускается процесс саморазрушения человека.

Бог ждёт человека, которому он дал дожить до этого возраста — даёт возможность увидеть себя самого, всеми этими обстоятельствами, в которые человек помещён. Бог как бы говорит: «ну посмотри, нет, никого не осталось кроме Меня. Смотри, вот Я. Это всё Я, это всё от Меня, и только со Мной ты будешь счастлив, и спасёшься».

Вот если глаза человека, духовные очи его не раскроются, не узнает человек в этом во всём своего Создателя, то человеческая жизнь может закончиться трагедией, невротизация примет необратимый характер. Человек будет ожесточаться, ожесточаться, он будет психопатизироваться до формирования настоящего бреда, когда у человека возникают настоящие бредовые установки, разубедить его практически невозможно. Формируется шизоидный тип личности. Шизоидный в том смысле, что человек уже адекватно не воспринимает и не оценивает ничего из того, что его окружает. На это наслаиваются и естественные телесные болезни: атеросклероз, гипертония, ишемическая болезнь, сахарный диабет… И у человека всё меньше и меньше остаётся шансов на то, чтобы вразумиться и покаяться.

Поэтому в этом возрасте очень важно побыть наедине с самим собой и попытаться осмыслить и переосмыслить всю свою жизнь. И оставшееся время здесь, на земле, провести с максимальной пользой для своей бессмертной души.

Как-то раз одному человеку приснился сон. Ему снилось, будто он идёт песчаным берегом, а рядом с ним — Господь. На небе мелькали картины из его жизни, и после каждой из них он замечал на песке две цепочки следов: одну — от его ног, другую — от ног Господа.

Когда перед ним промелькнула последняя картина из его жизни, он оглянулся на следы на песке. И увидел, что часто вдоль его жизненного пути тянулась лишь одна цепочка следов. Заметил он также, что это были самые тяжёлые и несчастные времена в его жизни.

Он сильно опечалился и стал спрашивать Господа:

— Не Ты ли говорил мне: если последую путём Твоим, Ты не оставишь меня. Но я заметил, что в самые трудные времена моей жизни лишь одна цепочка следов тянулась по песку. Почему же Ты покидал меня, когда я больше всего нуждался в Тебе?

Господь отвечал:

— Мое милое, милое дитя. Я люблю тебя и никогда тебя не покину. Когда были в твоей жизни горе и испытания, лишь одна цепочка следов тянулась по дороге. Потому что в те времена Я нёс тебя на руках.

Христианская притча

Мы подошли с вами ко второму барьеру.

Ну, хорошо. Атеизм не годится. А какая религия?

Один журналист написал: «В мире тысячи религий». Другой его поправил: «Да нет, их всего немного». Религий, по крайней мере, до недавнего времени было не много. И вообще, по существу, религий очень мало, просто очень много разновидностей одного и того же религиозного направления. Очень много! Возьмите христианство сейчас: и православные христиане, и католические, и лютеранские, и баптистские, и методистские, и англиканские, и епископальные. Очень много. Но речь идет уже не только о ветвях одной религии, здесь нужно иметь ввиду и нечто другое, что появляется в наше время. В настоящее время очень много, так называемых, синкретических религий. Синкретические — это те религии, которые создаются энтузиазмом какого-нибудь человека или нескольких человек. Каким образом они создаются? Вот в желудок кладётся разная пища, а получается одно… Так вот и здесь. Слышат и принимают, Бог знает что — отовсюду, и в их голове, как в желудке, всё это перемалывается, и выплёвывается, наконец, какой-нибудь там саентолог («Саентология» — система верований и практик, состоящая из скомпилированных разного рода околонаучных и религиозных идей). Порой, «мировоззрение» такого человека может смешивать в себе совершенно несовместимые идеи и концепции.

И ведь выплёвывается нечто новое. Если посмотрите на это новое, то оказывается, чего Вы только там не найдёте. По истине, «всякой твари по паре». И потом начинается: что это — христианская ли эта секта? Индуистская? Или буддистская? Или иудейская? Или квазирелигия?

Квазирелигия (англ. quasi-religion) -- понятие (термин), которое используется для описания совокупности возникающих в обществе, под влиянием секуляризации, новых образований, феноменов или форм сознания, внешне обладающих некоторыми признаками религии, но в сущности таковой не являющимися. Квазирелигия с самого своего зарождения вступает в противоборство с классической религией и стремится её заместить.

Голову ломают! Ещё бы не сломать, когда тут действительно всего полно.

Жил в городе человек, похвалявшийся своей мудростью. Один человек решил испытать его и говорит:

— Признаю тебя мудрецом, если ты будешь спокойно переносить оскорбления и брань. После чего бранил и оскорблял его, покуда не устал делать это.

— Теперь-то ты веришь, что я действительно мудрец?

На это испытующий ответил:

— Я бы поверил, если бы ты промолчал.

Христианская притча

Так вот, если говорить о таких религиях, которые имеют вполне конкретные корни, определённую историю происхождения, и уже устоявшуюся традицию, то их совсем немного. Это следующие мировые религии: христианство, мусульманство (которое хотя и возникло спустя шесть с половиной веков после христианства, но приобрело очень большой размах), иудаизм (хотя религия по числу своих верующих очень мала, но имеющая древнюю историю; только не смешивайте иудаизм с ветхозаветной религией, — это совершенно разные вещи; Ветхий Завет весь жил Мессией, Христом, как предсказывали пророки -Он пришёл, но иудаизм отверг Мессию — Христа, поэтому там произошли радикальные изменения, искажения ветхозаветной религии), буддизм (который существует две с половиной тысячи лет) и, я бы назвал ещё одно направление, уже имеющее множество разновидностей — это, так называемые, естественные религии. Термины тут разные: натуралистические религии, естественные религии, языческие религии. Это одно и то же. Наилучший, пожалуй, термин — это естественные религии. Хотя буддизм входит в категорию естественных религий, но по масштабам распространения и значимости может быть поставлен отдельно. Вот и всё.

3. Какая же религия истинная?

Мы сейчас назовём одну вещь, которую стоит запомнить и на которую стоит обратить внимание. Вы знаете, что только христианство имеет аргументы, подтверждающие его истинность? Если Вам придется вести разговоры с представителями других религий, спросите: «А какие у вас есть аргументы, подтверждающие истинность вашей веры?» Вы не представляете, насколько это серьезный и убийственный вопрос для всех религий, за исключением христианства. Христианство имеет целый ряд объективных, подчеркиваем, объективных аргументов, свидетельствующих о нём, как о религии истинной.

Когда мы говорим «объективных», то говорим о следующем: речь идет уже не просто о внутренних переживаниях, на которые Вам сошлется представитель любой религии. Речь идет совсем не об этом, зачем об этом говорить? Это все имеют. Пожалуйста…

Христианство имеет объективные доказательства, аргументы, своей истинности.

Один из этих аргументов мы затронули, но говорили о другой его стороне, поэтому вы могли не обратить внимания. Речь идет о мученичестве.

Само по себе мученичество, как понять, почему это аргумент? Давайте с Вами посмотрим, при каком условии могло произойти это явление — гигантское по своим масштабам явление мученичества в истории христианства. О чем оно говорит? Оно говорит о том, что переживание Бога как величайшего блага, блага перед которым всё земное, в том числе страдания и пытки, оказываются ничтожными. Такое переживание свидетельствует ни о чем ином, как об истинном Боге, открывающемся человеку. О Боге, который действительно действует в этом человеке, и который дает ему подобное мужество. Вообще, тот, кто изучал это явление, представляет, каким мукам подвергали христиан.

История так же сообщает, что были отпадшие, т. е. христиане, которые отрекались, их было тоже очень много. Вы думаете, что все христиане так пострадали до смерти? Нет. История Церкви говорит об отпадших, были специальные каноны приёма обратно отпадших, они же отрекались от Бога. Специальное время было на покаяние, на особые подвиги. Не отрекались от Христа те, кто своей праведной жизнью (праведной, т. е. правильной жизнью) делал себя способным к переживанию Бога, к вхождению Бога в его душу. Вот кто не отпадал от Бога. По существу, что это за люди? Это люди, действительно, с чистым сердцем, т. е. не лукавые. Это очень важно. Второе, важнейшее, что это люди- смиренные.

«Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (1Пет. 5: 5)

Смирение -- моральное качество, характеризующее отношение человека к самому себе. Это -- «скромность духа; отсутствие гордыни; кротость». Смиренный человек «скромный в душе; не гордый». Он «вежливый и почтительный». Смирение не является трусостью, или слабостью. На самом деле, гордость отражает слабость, в то время как проявление смирения часто требует мужества и силы.

У дороги стоял нищий и просил подаяния. Всадник, проезжавший мимо, ударил нищего по лицу плетью. Тот, глядя вслед удаляющемуся всаднику, сказал:

— Будь счастлив.

Крестьянин, видевший происшедшее, услышав эти слова, спросил:

— Неужто ты такой смиренный?

— Нет, — ответил нищий, — просто, если бы всадник был счастлив, он бы не стал бить меня по лицу.

Христианская притча

Вот — эта категория чистоты. С одной стороны чистоты, целомудрия; с другой стороны, смирения, — оно делало способными людей к восприятию Бога. Они были способны на эти страдания, потому что-то благо, та радость, которую им давал Бог в их душу, всё покрывало. Великомученик Евстратий, когда с него сдирали кожу железными скребками, вдруг неожиданно для своих мучителей воскликнул: «Мучение это — радость рабам Твоим!"Они были потрясены: потоки крови текут по его спине, и вдруг он произносит такие слова. Возможно, Евстратий говорил не только про себя, но и про своих мучителей. К слову сказать, слово «раб» тогда не имело унизительного оттенка, а выражение обозначает человека — как существо, созданное Богом. Подобные же слова произнесла одна из мучениц (Вера, Надежда, Любовь). Ещё девочка, и такие слова! И сколько таких случаев!

С горячей верой, Бог даёт человеку такую радость, такое переживание, перед которым, действительно, всё земное становится ничто. Один из аргументов истинности христианства заключается в том, что оно, христианство, показало беспрецедентное свидетельство мученичества. Такое свидетельство, которое не имела ни одна религия мира.

Посмотрите, как развивалось христианство, в каких условиях? Начальник нашего спасения (так называет апостол Павел — Христа) жесточайше убит, распят. Все Его ученики погибли, за исключением Иоанна Богослова, в жестоких муках. «Христиан ко львам!»

Император Диоклитиан (284−305 гг.) издал четыре эдикта против христиан, один другого жесточе, с целью истребить христианство. Первый эдикт: — Богослужебные собрания христиан запрещаются; - Христианские храмы разрушаются; - Книги Священного писания отбираются и сжигаются; - Христиане лишаются своего имущества и гражданских прав; - Христиане-рабы навсегда теряют возможность освобождения; - Во время суда, христиан можно пытать и не принимаются со стороны их никакие жалобы. Второй эдикт: — Все духовные лица заключаются в тюрьму, как политические преступники. Третий эдикт: — От всех заключенных в темницу христиан, требовать, чтобы они принесли жертву идолам; - Кто принесет, тех освободить от заключения, а кто откажется, тех мучить жестокими пытками. Четвертый эдикт: — Все христиане, абсолютно все, осуждаются на пытки и мучения, с целью принудить их к отречению от христианства.

Самым страшным было последнее гонение на христиан при императоре Диоклитиане. Это гонение продолжалось с 303 г. до 313 г. по Р. Хр. Тогда убивали сотни тысяч христиан, с самыми разнообразными видами мучений. При этом гонении книги Священного Писания отнимались и сжигались.

Современник гонений, известный христианский писатель и учитель философии в Никомидии, Лактанций пишет: «если бы у меня были сотни уст и железная грудь, то и тогда я не мог бы исчислить всех родов мучений, претерпенных верующими».

Мучили в одном месте от десяти до ста человек в день; многих измученных и изувеченных снова лечили, чтобы опять мучить. Мучили христиан без различия пола и возраста. «Я сам был очевидцем этого», пишет историк Евсевий, «так, что железо притуплялось и ломалось, и сами убийцы, утомившись, поочередно сменяли друг друга».

Но страдания и подвиги мучеников укрепляли и распространяли веру Христову среди других людей. Многие язычники, видя веру и подвиги христианских мучеников и чудеса, бывшие при этом, сами убеждались в истинности Христовой веры, и принимали христианство. Чем больше гнали и мучили христиан, тем больше вера христианская укреплялась.

И вдруг, несмотря на это… Вы представьте себе, государственная власть издает закон, само имя христиан вне закона. Каждый должен быть уничтожен, и не просто уничтожен, а «ко львам христиан!»

Скажите, сколько времени может существовать такая религия? Сколько? Год? Не знаю… Два? Очень скоро должна быть уничтожена.

А что мы видим в истории? Триста лет бесчеловечных гонений окончились победой! Это не понятно. Христианство, в силу логики нашей жизни, должно было быть уничтожено в первые же несколько лет своего существования. На это и рассчитывали. А вместо этого торжество христианства.

Мы говорим об исторических фактах. Что это такое? Пусть ответят, пусть объяснят. Интересно, чем объяснят.

Это один из очень ярких, объективных аргументов, объективных, т. е. тех, на которые человек может посмотреть, верит он или не верит, христианин он или другой веры. Этот момент свидетельствует о том, что христианство живет не человеческой идеей, не просто философским убеждением, что Господь Иисус Христос — Бог, Спаситель, это не мнение о том, что христианство, «пожалуй», истинно. Нет. Потому что за мнение пойдут единицы на смерть, а миллионы — никогда.

Обратим внимание на другие моменты. Христианство вовсе не уводит человека от всех жизненных проблем, в царство иллюзий и мира идеального. Христианство как раз открывает человеку возможности правильного подхода к этим проблемам. Оно дает ясный ответ на все самые фундаментальные и жизненно важные вопросы человеческого существования. Христианство дает цельное мировоззрение человеку, причем такое мировоззрение, которое не отвлекает человека от всех жизненно необходимых проблем и задач этой жизни; оно дает человеку необычайное мужество, радость и силу. Вы только вдумайтесь в эту идею — «Бог есть любовь», — что это значит? Это значит, что все то, что совершается со мной (мы не говорим о том положительном, что совершается, — это мы с удовольствием принимаем, — мы говорим о том отрицательном, когда нас ругают, обижают, оскорбляют и т. д.), — все это совершается не потому, что этот человек, эти люди такие злодеи, им Бог Судья, для меня это совершается потому, что мне это полезно. Все это совершается по премудрому и любвеобильному промыслу Божьему, т. е. для меня совершается какое-то благо; то, что я принимаю как очень неприятное, нехорошее, тяжелое, скорбное, страдательное, на самом деле — благо. Об этом отдельно поговорим немного позже.

Cтоит также отметить, что с чисто формальной точки зрения христианство не содержит в себе никаких положений в учении, которые противоречили бы совести человеческой, или разумному отношению к жизни человеческой, напротив, христианство призывает именно к жизни по совести (совесть — это голос Бога в человеке), более того, возводит нравственное начало в человеке на такой высокий уровень, что даже люди, очень далекие от христианства сознаются в том, что более замечательного образа в истории, более совершенного образа, нежели образ Евангельского Иисуса, не встречали нигде. Это образ совершенного человека. Вот Он какой идеал человека, вот на Кого надо ориентироваться. Христианство вне времени.

Этот аргумент, скорее, этический, который прямо говорит о том, что христианство — религия, против которой мы ничего не может сказать дурного. А как оно проявляло себя в истории, и как оно осуществляло и осуществляет себя в конкретных людях, это вопрос уже другой. Тут мы видим разное, от потрясающих вершин святости и любви, до Иуд и им подобных. Но это вопрос уже другого порядка. Само же христианство действительно удивляет каждого, кто бесстрастно начинает с ним знакомиться, своим величием и нравственным и умозрительным, просто величием как таковым.

Существует ещё несколько очень серьезных аргументов. Заключаются они в следующем, их целая совокупность.

Христианство предлагает такое учение о Боге, такое учение о спасении, которого во всю эпоху дохристианского существования человечества ни в одной религии и ни в одной философской системе не было. Вы скажете: ну и что из этого? Новая религия, так новая система… А вот, что из этого.

Кто явился родоначальником христианства? Иисус Христос — даже не учился, вот где и откуда Он всё знает, если не учился? Не профессор был, не монах, не архиерей. Никто, простой необразованный странник. Апостолы (ученики и последователи Христа) — рыбаки, а мы знаем, кто такие рыбаки в ту то эпоху.

У Н. Бора (известный физик, один из создателей квантовой механики) есть различение двух видов суждений: тривиальные и нетривиальные суждения. Тривиальные — это те суждения, противоположные которым являются просто ложными. Например, белое — черное, мужество-трусость. Можем найти сколько угодно противоположных суждений и утверждений. Это тривиальные суждения, т. е. обычные.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой