Г.Г. Ягода - первый нарком НКВД СССР

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Реферат

Г. Г. Ягода — первый нарком НКВД СССР

нарком ягода госбезопасность

Введение

Генрих Григорьевич Ягода (1891−1938) с 1920 года стал членом президиума ВЧК, с 1924 года — заместителем председателя ОГПУ. Под его руководством строились величайшие объекты эпохи, на которых использовался рабский труд десятков миллионов заключенных, и создавалась бесчеловечная машина планомерного ареста и уничтожения людей с тем, чтобы к необходимому сроку на место погибших от непосильного труда встали новые тысячи заключенных.

В 1935 году ему, первому в стране, присвоили специальное звание генерального комиссара государственной безопасности, приравненное к воинскому званию Маршала Советского Союза. В 1936 году его назначили наркомом внутренних дел СССР.

В данном реферате пойдет речь о жизни и деятельности Г. Ягоды на посту Наркома НКВД СССР.

1. Генрих Григорьевич Ягода — жизнь и казнь

25 апреля 1930 приказом ОГПУ № 130/63 во исполнение постановления СНК СССР «Положение об исправительно-трудовых лагерях» от 7 апреля 1930 было организовано Управление лагерями ОГПУ (УЛАГ) (СУ СССР. 1930. № 22. С. 248). С ноября 1930 стало появляться название ГУЛАГ (Главное Управление исправительно-трудовых ЛАГерей ОГПУ). 10 июля 1934 в результате очередной реорганизации советских спецслужб был создан Народный комиссариат внутренних дел СССР, в состав которого вошли пять главных управлений. Одним из них было Главное управление лагерей (ГУЛАГ). В 1934 году Внутренней охране НКВД были переподчинены Конвойные войска СССР. 27 октября 1934 в ГУЛАГ перешли все исправительно-трудовые учреждения Наркомата юстиции РСФСР. «Крестным отцом» ГУЛАГа стал уроженец Рыбинска Генрих Ягода.

Генрих Григорьевич Ягода (наст. имя — Енон Гершонович (или Енох Гершенович) Иегуда)

Родился 07 (20) ноября 1891 года в Рыбинске. Расстрелян 15 марта 1938 года в Москве. Советский государственный и политический деятель, один из главных руководителей советских органов госбезопасности (ВЧК, ГПУ, ОГПУ, НКВД), нарком внутренних дел СССР (1934−1936).

Родился в еврейской ремесленной семье. Перед революцией жил в Нижнем Новгороде, там познакомился с Я. М. Свердловым. К предреволюционным годам относится знакомство Ягоды с Максимом Горьким, с которым они позже поддерживали дружеские отношения.

Был связан родственными отношениями с семьёй Свердловых. Отец Ягоды, Гирш Филиппович, приходился двоюродным братом Михаилу Израилевичу Свердлову, отцу Якова Свердлова. Впоследствии Ягода женился на Иде Леонидовне Авербах (дочери родной сестры Якова Свердлова Софьи Михайловны), своей троюродной племяннице. Братом Иды Авербах был известный советский литератор Леопольд Авербах.

В 1904—1905 гг. участвовал в работе подпольной типографии. В 1907 г. вступил в РСДРП. В 1911 г. был сослан на 2 года.

Уже в 17-летнем возрасте попал в поле зрения полиции, примкнув к нижегородской группе анархо-коммунистов (группой руководил тайный агент полиции), занялся перевозкой взрывчатки и подготовкой «экса» в городском банке. Арестовывался в 1911 и 1912, был выслан на два года в Симбирск под гласный надзор полиции. Был амнистирован в связи с юбилеем дома Романовых, переехал в Петербург, где работал статистиком в артели Союза городов, в больничной кассе Путиловского завода, в редакции журнала «Вопросы статистики». В 1914 женился на Иде Авербах — племяннице Я. М. Свердлова.

В 1930 году один из заместителей Ягоды — Трилиссер, старый член партии, отбывший десять лет на царской каторге, по собственной инициативе предпринял исследование биографии своего начальника. Автобиография Ягоды, написанная по требованию Оргбюро Ц К, оказалась лживой. Ягода писал, что он вступил в партию большевиков в 1907 году, в 1911 году был отправлен царским правительством в ссылку и в дальнейшем принимал активное участие в Октябрьской революции. Почти всё это было неправдой. На самом деле Ягода примкнул к партии только летом 1917 года, а до того не имел с большевиками ничего общего. — А.М. Орлов

С 1913 года работал на Путиловском заводе. В 1915 г. был призван в армию. Участвовал в Первой мировой войне, служил в 5-ом армейском корпусе, ефрейтор 20-го полка. Осенью 1916 г. получил ранение и вскоре был демобилизован. В 1917 г. сотрудничал в газете «Солдатская правда».

С 1918 года работал в Петроградской Ч К. В 1918—1919 гг. сотрудник Высшей Военной инспекции РККА. В 1919 году его заметили Я. М. Свердлов и Ф. Э. Дзержинский и перевели в Москву. В 1919—1920 гг. член коллегии Народного комиссариата внешней торговли. С 1920 член Президиума ВЧК, затем член коллегии ГПУ. С сентября 1923 года — 2-ой зам. председателя ОГПУ.

Очень точен, чрезмерно почтителен и совершенно безличен. Худой, с землистым цветом лица (он страдал туберкулёзом), с подстриженными усиками, в военном френче, он производил впечатление усердного ничтожества. — Л. Д. Троцкий о Г. Г. Ягоде

Во внутрипартийной борьбе поддержал И. В. Сталина. Руководил разгромом антисталинских демонстраций в октябре 1927 года. Один из организаторов раскулачивания. Руководил подавлением восстаний недовольных раскулачиванием крестьян в Поволжье, Украине, Средней Азии, Казахстане, Кавказе и др. При подавлении использовал самые жестокие методы (массовые расстрелы, депортации в концлагеря целых селений).

С начала 1930-х зам. председателя ОГПУ. Ягода фактически возглавлял это учреждение из-за болезни В. Р. Менжинского.

В июле 1934 г. был образован НКВД СССР. И новый наркомат, и Главное управление государственной безопасности (ГУГБ) возглавил Генрих Ягода.

Под руководством Ягоды был учреждён ГУЛАГ и увеличилась сеть советских исправительно-трудовых лагерей, началось строительство Беломоро-Балтийского канала силами заключённых. К освещению этой стройки Ягода и руководство ГУЛАГа привлекли видных писателей во главе с Максимом Горьким.

Генрих Ягода любил благодетельствовать писателям и художникам, организовывал у себя литературные вечера и салоны. Борьбу с беспризорностью вела знаменитая в те годы Болшевская трудовая коммуна ОГПУ, носившая имя ее высокого покровителя, не раз приезжавшего к детям. Среди организаторов строительства Беломоро-Балтийского канала (его строили заключенные находившегося в системе ОГПУ — НКВД знаменитого Гулага — Главного управления лагерей) видное место принадлежало руководителю чекистского ведомства. Оправдывая массовую гибель подневольных строителей задачами «выковывания нового человеческого материала», Ягода даже организовал для группы советских писателей во главе с А. М. Горьким ознакомительную поездку на эту стройку, итогом которой стала вышедшая в горьковской серии «истории фабрик и заводов» книга «Беломоро-Балтийский канал имени Сталина. История строительства».

Г. Г. Ягода официально носил титул «первого инициатора, организатора и идейного руководителя социалистической индустрии тайги и Севера». В честь заслуг Ягоды по организации лагерных строек был даже воздвигнут специальный памятник на последнем шлюзе Беломорско-Балтийского канала в виде тридцатиметровой пятиконечной звезды, внутри которой находился гигантский бронзовый бюст Ягоды.

Активно участвовал в организации судебных процессов над «убийцами» С. М. Кирова, «Кремлёвского дела» и др.

В 1935 году Ягоде первому было присвоено звание «Генеральный комиссар госбезопасности». В августе 1936 состоялся показательный Первый Московский процесс против Каменева и Зиновьева. В сентябре 1936 года снят с поста наркома внутренних дел и назначен наркомом связи. В апреле 1937 снят и с этого поста, исключён из ВКП (б).

05 апреля 1937 г. арестован НКВД «ввиду обнаружения антигосударственных и уголовных преступлений».

Опросом членов ЦК ВКП (б) от 31. 03 — 01. 04. 37 года решили:

О Ягоде. Утвердить следующее предложение Политбюро Ц К ВКП (б):

Ввиду обнаружения антигосударственных и уголовных преступлений Наркома связи Г. Г. Ягоды, совершённых в бытность его Наркомом внутренних дел, считать необходимым исключение его из партии и ЦК и санкционировать на его арест.

Против Ягоды выступили его главные сподвижники Я. С. Агранов, Л. М. Заковский, С. Г. Фирин, С. Ф. Реденс, Ф. И. Эйхманс, З. Б. Кацнельсон, И. М. Леплевский и др.

В письме А. Х. Артузова к Н. И. Ежову в 1937 году дается оценка Ягоде, как человека ограниченного, не достойного по всем параметрам тех постов, которые он занимал в ОГПУ. По характеру, по интеллектуальной силе, по культуре, по образованию, по знанию марксизма Ягода — антипод В. Р. Менжинского. — Б И. Гудзь

В феврале 1938 года Ягода предстал на Третьем Московском процессе как один из главных обвиняемых. На обвинение в шпионаже ответил: «Нет, в этом я не признаю себя виновным. Если бы я был шпионом, то уверяю вас, что десятки государств вынуждены были бы распустить свои разведки».

В ходе следствия среди предъявленных Ягоде обвинений было и отравление В. Менжинского, В. Куйбышева, М. Горького и М. Пешкова (сына Горького). Последнего он отравил якобы для того, что бы сблизиться с его красавицей-женой. Утверждали, что Ягода создал тайную лабораторию, где экспериментировал с ядами (в 1953 г. подобное обвинение было предъявлено и другому комиссару госбезопасности — Л. Берии). Б. Бажанов утверждает, что «Ягода вовсе не был фармацевтом, как гласили слухи, которые он о себе распространял, а подмастерьем в граверной мастерской старика Свердлова», отца Якова Свердлова, которого он позже ограбил (Бажанов Б. Г. Воспоминания бывшего секретаря Сталина. М. 1990. С. 96).

На рассвете 13 марта суд огласил приговор: подсудимый был признан виновным и приговаривался к расстрелу. Последней попыткой сохранить жизнь было прошение о помиловании, в котором Ягода писал: «Вина моя перед Родиной велика. Не искупить её в какой-либо мере. Тяжело умирать. Перед всем народом и партией стою на коленях и прошу помиловать меня, сохранив мне жизнь».

Центральный Исполнительный Комитет СССР прошение отклонил. Расстрелян 15 марта в Лубянской тюрьме НКВД. Была также расстреляна его жена Ида Леонидовна Авербах.

Вслед за наркомом Ягодой были казнены все восемнадцать его приближенных комиссаров госбезопасности 1-го и 2-го ранга (Викторов Б. Без грифа «секретно». Записки военного прокурора. Вып. 3. М., 1990. С. 270).

Среди прочих подсудимых он выделялся как минимум по трём признакам:

Ягода расстрелян отдельно от прочих обвиняемых, нет документов о месте его захоронения.

Ягода, единственный из осуждённых на этом процессе, не был реабилитирован ни при Хрущеве, ни позже. Причиной стало его участие в репрессиях.

Некоторые обвинения, предъявленные Ягоде, например участие в убийстве Кирова, отравлении Максима Горького, возможно, соответствовали действительности.

2. Деятельность Генриха Ягоды на посту наркома НКВД СССР

Имя Генриха Ягоды у всех бывших советских граждан ассоциируется с именами главных преступников сталинской эпохи, настолько глубоко в сознание людей впиталась ржавчина клеветы вокруг этого имени. О наркоме внутренних дел Г. Ягоде написаны сотни статей, в которых повторяется одно и то же утверждение, что Ягода был одним из главных создателей машины террора, при этом ему сознательно приписываются жертвы самого страшного из тех лет — 1937 года.

Преодолеть многолетние наговоры нелегко, почти невозможно, однако когда-то следует разорвать паутину, сотканную сотнями людей вокруг имени этого человека. Автор солидного труда о первых 13-ти наркомах внутренних дел В. Некрасов в очерке о Ягоде приводит выдержки из некоторых источников, справедливо называя их тон «разнузданно-развязным», а попытки «представить Г. Г. Ягоду как политического проходимца и авантюриста» — «несостоятельными». «Ленин лично знал Ягоду, подписывал ему удостоверения об утверждении членом коллегии ВЧК и Наркома внешней торговли».

Г. Г. Ягодой было сделано немало полезного для упрочения Советской власти, укрепления органов ВЧК-ГПУ-ОГПУ". В характеристике заместителя председателя Реввоенсовета СССР в Президиум ЦИК в декабре 1927 года говорится: «Одним из активных работников и ближайших помощников т. Дзержинского по созданию ВЧК-ОГПУ был т. Ягода Генрих Григорьевич, проявивший в самое трудное время редкую энергию, распорядительность и самоотверженность в деле борьбы с контрреволюцией. Одновременно в качестве начальника Особого отдела т. Ягода имеет большие заслуги в деле организации и поднятии боеспособности Красной армии». За эту деятельность Ягода был награждён орденом Красного знамени.

В 1931—1932 годах Ягода принимал активное участие в строительстве Беломорско-Балтийского канала, за что был награждён орденом Ленина. После его завершения работает на строительстве канала Москва-Волга. В приказе от 27 апреля 1936 года Ягода призывал к «большевистской сплочённости, железной дисциплине среди чекистов и инженеров и организованности среди каналоармейцев».

28 октября 1935 года ЦИК и СНК СССР принимают решение передать в НКВД Управление шоссейных дорог и автомобильного транспорта (Гушоссдор) вместе с пятью автодорожными институтами, 30 техникумами и семью рабфаками. Уже в 1936 году начинаются изыскательские работы по составлению проектов и смет на строительство главных автомагистралей страны. Безусловно, это была созидательная, нужная государству деятельность. Некрасов вынужден признать, что «в условиях военной угрозы эта работа приобретала особое значение».

Существует много приказов Наркома внутренних дел, направленных «на укрепление законности», например, приказ «О нарушении местными органами НКВД постановления СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 17 июня 1935 года о порядке производства арестов». 31 мая 1936 года за подписью Ягоды издаётся приказ «Об осуждении работников тюрьмы г. Орла за нарушение революционной законности». Некрасов приводит цифры привлечённых к уголовной ответственности работников милиции: в 1935 году — 13 715 человек, в 1936 году — 4568 человек., речь идёт о привлечении к уголовной ответственности работников милиции, нарушивших известные постановления, а не о расстрелах невинных людей.

Далее Некрасов выступает в обычной роли обвинителей Ягоды, которых сам только что критиковал: «Именно при Ягоде и под его непосредственным руководством начались беспрецедентные процессы, — пишет многолетний работник органов безопасности эту заведомую ложь, — в результате которых были осуждены и расстреляны много неповинных людей»

Некрасов явно вводит читателей в заблуждение, утверждая, что Ягода и Сталин обещали Каменеву и Зиновьеву сохранит жизнь. Эта — явная ложь, Ягода к обещаниям Сталина не имел никакого отношения.

Имеется множество свидетельских материалов о том, что Ягода не соглашался со многими политическими решениями Сталина, возражал против преследования троцкистов и вообще был против проведения процесса по делу Каменева и Зиновьева.

При подготовке этого процесса Сталин отстранил Ягоду от ведения следствия — тем более, что Ягода был не согласен с вынесением смертного приговора старым большевикам. Ягоду даже обвиняли в том, что он «прикрывал» И.Н. Смирнова", одного из обвиняемых на первом московском процессе. Об этом пишет Р. Конквест. Следствием этих настроений и симпатий явилось фактическая замена его Ежовым ещё до смещения Ягоды с поста председателя НКВД, которое произошло почти сразу по окончании первого московского процесса, и перевод в наркомат связи.

Более решительно Сталин начал подминать под себя карательные органы только после смерти Ф. Дзержинского в июле 1926 года.

В клевете на Ягоду преуспел и Аркадий Ваксберг, который бездумно приписывает евреям преступления, которые они не совершали. Несмотря факт наличия огромного аппарата подавления инакомыслия, созданного Сталиным, Ваксберг особо выделяет имена нескольких евреев, которых обвиняет без достаточных на то оснований. Вот пример одного из подобных заявлений Ваксберга: «Из первых руководителей созданного почти сразу после переворота репрессивного аппарата, наводившего ужас на всю страну ещё в образе ВЧК, а потом ГПУ, а потом НКВД, и так далее, — из всех из них наиболее близким к Сталину и полностью работавшим „на него“ оказался Генрих Ягода». В приведённой фразе Ваксберга содержатся не только исторические неточности и ляпсусы, но пропущен ленинский период существования ВЧК в составе органов советской власти

Назначая Ягоду на должность председателя НКВД, Сталин присваивает ему звание генерал-комиссара госбезопасности, разрешает поселиться в Кремле. Очевидно, этими почестями дальновидный Сталин хотел усыпить бдительность тщеславного Ягоды, чтобы использовать его имя в качестве ширмы для своих преступлений. На самом деле, фактически сразу после назначения Ягоды на эту должность, Сталин отстраняет председателя НКВД от самых важных дел, поручая их ведение Ежову. Однако само назначение Ягоды на важный государственный пост послужило поводом для создания многослойной лжи против евреев, которым воспользовались антисемиты, чтобы уменьшить впечатление от преступлений русских энкаведэшников во главе с Ежовым.

Неслучайно, Сталин и Жданов присылают из Сочи телеграмму Молотову 25 сентября 1936 года: «Мы считаем абсолютно необходимым и спешным, чтобы тов. Ежов был бы назначен на пост Народного комиссара внутренних дел. Ягода определённо показал себя явно неспособным в деле разоблачения троцкистско-зиновьевского блока. ОГПУ опоздало в этом деле на четыре года. Это замечено всеми партийными работниками и большинством представителей НКВД». Комментируя текст телеграммы, Хрущёв сказал на 20-м съезде, что «с партийными работниками Сталин не встречался и поэтому мнение их знать не мог».

Эту телеграмму Сталин посылает ровно через месяц после приведения смертного приговора 16-ти участникам процесса, в том числе Зиновьеву и Каменеву. Ясно, что, по мнению душегуба, Ягода не справлялся со своими обязанностями и уже давно подлежал замене. Нет сомнений, что Ягода находился в опале уже достаточно долгое время и не имел отношения к подготовке процесса над троцкистско-зиновьевском блоком. Мнения большинства партийных работников, на которые ссылается хитрец, выражают желание самого Сталина. Уже на следующий день, 26 сентября 1936 года, Ягода был снят с должности начальника ОГПУ, 30 сентября 1936 года сдаёт дела Ежову и назначается на должность наркома связи. Ягода пробыл на посту наркома НКВД меньше двух лет. В этот период Сталин с помощью Ежова старается внедрить в обязанность НКВД внесудебное преследование людей, превращённых во врагов государства и партии. Уничтожению подвергаются отдельные личности, но массовый террор ещё не был организован. Ягода явно противодействовал его началу, об этом же пишет в телеграмме Сталин: «оказался неспособным».

Через четыре месяца после снятия Ягоды с должности председателя НКВД, постановлением ЦИК СССР от 29 января 1937 года бывший генеральный комиссар госбезопасности был переведён в запас. Уже к 31 марта 1937 года Ежов собрал досье на Ягоду, а Политбюро направляет всем членам ЦК ВКП следующее заявление: «Ввиду обнаружения антигосударственных и уголовных преступлений наркома связи Ягоды, совершённых в бытность им наркомом внутренних дел, а также после перехода его в наркомат связи, Политбюро Ц К ВКП (б) считает необходимым исключение его из партии и немедленный его арест. Политбюро Ц К ВКП доводит до сведения членов ЦК ВКП, что ввиду опасности оставления Ягоды на воле хотя бы на один день, оно оказалось вынужденным дать распоряжение о немедленном аресте Ягоды. Политбюро Ц К ВКП просит членов ЦК ВКП санкционировать исключение Ягоды из партии и его арест. По поручению Политбюро Ц К ВКП Сталин».

Ягода был арестован 4 апреля 1937 года, а в начале марта 1938 года предстал перед судом по сфабрикованному Сталиным «делу Антисоветского Право-троцкистского блока» на третьем московском процессе в январе 1938 года. Сталин использовал созданные им же слухи, чтобы таким способом оправдать предъявленные Ягоде обвинения на третьем московском процессе в 1938 году в отравлении своего начальника В. Менжинского М. Горького, сына писателя Максима, который в конце апреля всю ночь проспал на скамейке в пьяном виде, простудился и умер, В. Куйбышева и даже пытался отравить Н. Ежова.

Рассказывая свою биографию на суде в «последнем слове», Ягода сказал: «Вот в двух словах моя жизнь: я с 14-ти лет работал в подпольной типографии наборщиком. Это была первая подпольная типография в г. Нижнем Новгороде. 15-ти лет я был в боевой дружине во время Сормовского восстания. 16−17-ти лет я вступил в партию, об этом знает нижегородская организация. В 1911 году я был арестован и послан в ссылку. В 1913—1914 году вернулся в Ленинград, работал на Путиловском заводе, в больничной кассе по вопросам страхования, вместе с Крестинским. Потом фронт, где я был ранен. Революция 1917 года застает меня в Ленинграде, где я формирую отряды Красной гвардии. 1918 год — Южный и Восточный фронты».

Ягода был расстрелян 15 марта 1938 года вместе с 16-ю другими обвиняемыми., были убиты 15 родственников из его семейства, в том числе жену Иду Альтшуллер, сестёр, их мужей, братьев, почти всех детей и даже престарелых родителей. Отцу Ягоды было 77 лет, матери — Марии Гавриловне — 73 года. Из пятерых детей случайно выжил младший сын Генрих, которому во время расстрела отца исполнилось 7 лет. Из всех расстрелянных и репрессированных родственников Ягоды была реабилитирована только сестра Розалия, которая умерла по дороге в Колыму в 1948 году после второго ареста. Другая сестра — Эсфирь была расстреляна 16 июня 1938 года.

Заключение

Заканчивая реферат, вкратце обозначим основные даты в жизни Генриха Ягоды.

Генрих Григорьевич Ягода (Енон Гершонович Иегуда) — советский государственный и политический деятель, один из руководителей советских органов госбезопасности (ВЧК, ГПУ, ОГПУ, НКВД), нарком внутренних дел СССР (1934−1936).

Генрих Ягода родился в Рыбинске в еврейской ремесленной семье.

Семья Ягоды была связана родственными отношениями с семьёй Свердловых.

Вскоре после рождения Енона семья переехала в Нижний Новгород, где отец работал подмастерьем у печатников.

В 1907 подростком примкнул к нижегородским анархистам-коммунистам.

В 1911 на Генриха Ягоду было возложено поручение: связаться с московской группой анархистов для совместного ограбления банка.

Летом 1912 Генриха Ягоду задержали в Москве: будучи евреем, он не имел права жить в Москве и поселился там по подложному паспорту, оформленному на имя некого Галушкина у своей сестры Розы — члена партии анархистов.

Суд приговорил его к двум годам ссылки в Симбирск, где у деда был свой дом.

Амнистия по случаю 300-летия дома Романовых сократила срок ссылки на год.

Это позволило Генриху Ягоде уже летом 1913 не только вернуться из ссылки, но и поселиться в Санкт-Петербурге. Для этого ему пришлось принять православие и формально отказаться от иудаизма.

С 1913 работал на Путиловском заводе. В 1915 Генриха Ягоду призвали в армию и отправили на поля сражений Первой мировой войны. Осенью 1916 получил ранение и вскоре был демобилизован. Вернулся в Санкт-Петербург.

Был участником Октябрьской революции в Петрограде.

С ноября 1917 по апрель 1918 — ответственный редактор газеты «Крестьянская беднота».

С 1918 работал в Петроградской Ч К. В 1918—1919 сотрудник Высшей Военной инспекции РККА. В 1919 году его заметили Я. М. Свердлов и Ф. Э. Дзержинский и перевели в Москву.

В 1919—1920 член коллегии Народного комиссариата внешней торговли. С 1920 член Президиума ВЧК, затем член коллегии ГПУ. С сентября 1923 — 2-ой заместитель председателя ОГПУ.

«Очень точен, чрезмерно почтителен и совершенно безличен. Худой, с землистым цветом лица, с подстриженными усиками, в военном френче, он производил впечатление усердного ничтожества» — Л. Д. Троцкий о Г. Г. Ягоде.

Во внутрипартийной борьбе поддержал И. Сталина. Руководил разгромом антисталинских демонстраций в октябре 1927.

С начала 1930-х заместитель председателя ОГПУ. В июле 1934 был образован НКВД СССР. И новый наркомат, и Главное управление государственной безопасности (ГУГБ) возглавил Генрих Ягода.

Под руководством Ягоды был учреждён ГУЛАГ (Главное управление исправительно-трудовых лагерей), началось строительство Беломоро-Балтийского канала силами заключённых.

Активно участвовал в организации судебных процессов над «убийцами» С. М. Кирова, «Кремлёвского дела» и других.

В 1935 Ягоде первому было присвоено звание «Генеральный комиссар госбезопасности».

В августе 1936 состоялся показательный Первый Московский процесс против Каменева и Зиновьева.

В сентябре 1936 снят с поста наркома внутренних дел и назначен наркомом связи.

5 апреля 1937 арестован НКВД «ввиду обнаружения антигосударственных и уголовных преступлений».

Первоначально Ягоду обвинили в совершении «антигосударственных и уголовных преступлений», затем ещё обвинили в «связях с Троцким, Бухариным и Рыковым, организации троцкистско-фашистского заговора в НКВД, подготовке покушения на Сталина и Ежова, подготовке государственного переворота и интервенции».

В феврале 1938 Ягода предстал на Третьем Московском процессе как один из главных обвиняемых.

На рассвете 13 марта 1938 суд огласил приговор: подсудимый был признан виновным и приговаривался к расстрелу.

Расстрелян Генрих Ягода 15 марта 1938 в Лубянской тюрьме НКВД.

В годы перестройки, при посмертной реабилитации осуждённых, Ягода реабилитирован не был.

Список литературы

1. Дугин А. Н. Сталинизм: легенды и факты // Слово. 2000. № 7.

2. История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории Советского государства. 2003

3. История политических репрессий и сопротивления несвободе и СССР. М.: Издательство объединения «Мосгорархив», 2002.

4. Лубянка, Сталин и ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД. Январь 1922-декабрь 1936. Документы. М.: Росспэн, 2003.

5. Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. 1937-1938. М., 2004.

6. Маслов В., Чистяков Н. Сталинские репрессии и советская юстиция // Коммунист. 1990. № 10.

7. Пшеничный А. П. Репрессии архивистов в 1930-х годах // Советские архивы. 1998. № 6.

8. Рассказов Л. П. Карательные органы в процессе формирования и функционирования административно-командной системы в советском государстве. Уфа, 2004.

9. Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв политических репрессий. Ч. 2. Курск: «Курск», 2009.

10. Соломон П. Советская юстиция при Сталине. М., 2008.

11. Шмелев Г. И. Коллективизация: на крутом переломе истории // Истоки. Вопросы истории народного хозяйства и экономической мысли.

12. Шубин A.B. Вожди и заговорщики. М" 2004.

13. Щетинов Ю. А. Режим личной власти Сталина: К истории формирования // Режим личной власти. К истории формирования. М.: МГУ, 2009

14. Романовская В. Б. Репрессивные органы и общественное правосознание в России XX в. (опыт философско-правового исследования). Дис. д-ра юрид. наук. СПб., 1997.

15. Старков Б. А. Утверждение режима личной власти И. В. Сталина и сопротивление в партии и государстве (итоги и уроки политической борьбы в 30-е годы). Дис. докт. ист. наук. СПб., 1992.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой