Авторитаризм, султанизм и неоавторитаризм: сущности недемократического режима в Беларуси

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Политология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

1. Проблема определения белорусского режима в политической науке

1.1 Характеристика белорусского политического режима в официальной политической науке

1. 2 Взгляды, подходы и определения белорусского режима в независимой науке

2. Авторитаризм, султанизм и неоавторитаризм: сущности недемократического режима в Беларуси

2. 1 Государственная идеология

2. 2 Государственный контроль и репрессии

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Политическая история независимой Беларуси практически полностью связана с правлением Александра Лукашенко и с тем политическим режимом, который установился в середине 90-х годов. Этот режим был сформирован в результате быстрого сворачивания демократических процессов и возвращения к авторитарным методам политического управления государством и обществом.

Белорусский политический режим единственный недемократический режим в Центральной и Восточной Европе, который имеет широкую поддержку среди белорусского населения и успешно противостоит внутренним и внешним попыткам демократизации политической системы. Надежды и прогнозы относительно того, что режим Лукашенко падет под давлением белорусского и международного сообщества не оправдались. Более того, как оказалось режим обладает политической и экономической устойчивостью и способен эффективно противодействовать экономическим кризисам.

Устойчивость и эффективность политического режима, его успешное противостояние внешним и внутренним угрозам позволяет утверждать, что в Беларуси сформировался особый тип политического режима, который можно охарактеризовать как не авторитарный.

Целью курсовой работы является изучение политического режима Белоруссии.

Задачами работы являются:

— изучить проблему определения белорусского режима в политической науке;

— изучить взгляды, подходы и определения белорусского режима в независимой науке;

— изучить авторитаризм, султанизм и неоавторитаризм: сущности недемократического режима в Беларуси.

1. Проблема определения белорусского режима в политической науке

1.1 Характеристика белорусского политического режима в официальной политической науке

Белорусский политический режим, представляет своего рода политический феномен, в основе которого лежит и советская традиция, элементы и институты, свойственные демократии и собственно белорусский традиционный тип политической культуры и сознания.

По этой причине, существует множество различных, иногда противоречащих друг другу, политологических концепций и теорий, которые пытаются определить и объяснить специфику белорусского политического режима.

Изучая, существующий в Беларуси политический режим, было бы не справедливо не обратить внимание на то, как характеризуется этот режим в официальной белорусской науке.

В отечественной официальной политологии, нынешний политический режим в целом рассматривается как демократический. Естественно, нельзя игнорировать того факта, что в последнее время, академическая наука

Беларуси очень сильно политизирована и идеологизирована. Когда речь идет о проблемах, связанных с существующим политическим устройством республике, границы между идеологией и наукой практически стираются. Можно сказать, что наука стала инструментом идеологии, а сами «официальные интеллектуалы» обеспечивают идеологическую легитимность существующей власти, обслуживая ее интересы_, а не интересы общества История политико-правовых учений /Под ред. А. Н. Хорошилова. — М.: ЮНИТИ, 2011. — С. 58.

Тем не менее, даже в официальной политологии можно обнаружить своего рода плюрализм в определении белорусского режима. Основное различие в официальных определениях лежит в понимании того, на каком уровне развития находится демократия в Беларуси.

Так, одна группа политологов, которых можно назвать сторонниками концепции «политического режима ограниченной демократии» утверждают, что белорусский режим является режимом переходным не достаточно демократичным и, который еще находится в процессе внутренней трансформации. Н. Антонович, беря во внимание присутствие в белорусском режиме как демократических, так и авторитарных методов управления характеризует его как гибридный режим. Мангейм Дж., Рич Р. в своем учебнике по политологии пишут, что для некоторых государств Восточной Европы (при этом на прямую не указывая на Беларусь) характерным является прогрессивный (новый) авторитаризм. Сущностью этой модели является, «сохранение практически неограниченной исполнительной власти и в активном использовании поступательных методов (в сравнении с либерализмом) в переходе к рыночной экономики». Согласно с мнением авторов, сохранение авторитарных методов управления способствует эффективному разрешению социально и экономических проблем на переходном этапе, что вполне соответствуют интересам общества, которое не приучено жить в условиях реальной демократии Мангейм Дж., Рич Р. Политология. Методы исследования. — М.: Весь мир, 2007. — С. 107.

Точки зрения того, что белорусскому режиму свойственно идеальное сочетание авторитаризма и демократии, придерживаются и некоторые российские авторы, утверждая, что авторитаризм и демократия в Беларуси гармонично сосуществуют. Так, Кретов Б. И. пишет: «Оценивая состояние политической системы Республики Беларусь необходимо отметить, что сегодня её основой является не авторитаризм, не парламентаризм, а сочетание элементов авторитаризма в руководстве, элитаризма в государственном управлении и особой роли плебисцитарности. Авторитарное начало воплощено в институте президентства. Элитарное начало представлено в институте парламентаризма, администрации главы государства. Демократическое — проявляется в принципе большинства, в выборности, открытости власти для критики. Институт президентства пронизан демократическим началом, так как власть президента ограничена во времени и пространстве. Полномочия президента определены сроком избрания. В политической системе Республики Беларусь соперничают и сдерживают друг друга авторитарное и демократическое начало» Кретов Б. И. Современные западные концепции лидерства //Социально-гуманитарные знания, 2010, № 3. — С. 73−79.

Тем не менее, остается неясным, в каком направлении осуществляется этот переход и трансформация, от демократии к автократии или наоборот, и когда этот этап закончится.

Другая группа белорусских официальных политологов утверждает, что переходный этап в Беларуси завершен. На конечном этапе этого перехода, «был закончен процесс строительства белорусского государства», и демократической политической системы, в которой доминирующую роль играет президент Беларуси. По мнению авторов, демократичность белорусского политического режима выражается в следующем: непосредственной власти народа, которая проявляется через выборы, политическом плюрализме, функционировании избирательной системы и разделении органов государственной власти.

Для белорусских исследователей, наличие избирательных механизмов, механического выборного процесса, который, как известно, имеют скорее формальное значение, является основанием для утверждения того, что белорусский режим является демократическим. Характеризуя политический режим в Беларуси, политолог Здравомыслов А. Г. пишет: «По форме политического режима Республика Беларусь является демократическим государством. В основе его принцип участия граждан в формировании органов государственной власти, местного управления и самоуправления, в признании их легитимности, в формировании проводимой государством политики и в контроле над ее осуществлением» Здравомыслов А. Г. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве. — М.: Аспект Пресс, 2009. — С. 132.

Таким образом, согласно утверждениям белорусских официальных политологов, белорусскому политическому режиму свойственны черты демократического режима. Проявление определенной централизации и авторитарности, которые носят исключительно позитивные характеристики, происходит только на основе конституционных норм и поддержке народа.

1.2 Взгляды, подходы и определения белорусского режима в независимой науке

Абсолютно противоположной точки зрения, и это естественно, придерживаются независимые белорусские и зарубежные политологи.

Изучением белорусского режима, также занимается большая группа бывших политиков, аналитиков и журналистов, среди которых Арон Р., Глухова А. В., Карасев В. И. и др.

Следует отметить, что оценка ситуации и самого политического режима независимыми учеными и исследователями также противоречива. Неофициальной белорусской политической мысли, так же как и официальной политологии, не удалось избежать определенного идеологизированного подхода к оценке политического режима. Очень часто, дефиниции и характеристики белорусского режима становятся не результатом глубоких исследований, а скорее рефлексией на тему, происходящих в стране процессов и опосредовано эмоциональным отношением к самой персоне Лукашенко. Отношение же к самому Лукашенко изначально носит негативный характер.

Результатом таких рефлексий стала «демонизация» режима Лукашенко конструирование общих определений и дефиниций, как например «колхозная диктатура», «колхозный бонапартизм» или «красно-коричневый стиль управления», и так далее. Однако, за такими дефинициями скрывается стремление их авторов показать, что режим Лукашенко плохой, просто потому, что он плохой, а не желание проанализировать его с точки зрения политологии. Поэтому, очень часто белорусский режим анализируется на основе рассмотрения некоторых психологических особенностей фигуры самого Лукашенко, при этом не берутся во внимание все остальные элементы функции режима в целом.

Одним из наиболее популярных определений белорусского политического режима, который давно закрепился в среде белорусских независимых аналитиков, является — «Лукашизм».

Данный подход, в изучении белорусского режима можно назвать психолого — политическим. Это означает, что режим является ничем иным, как только отражением психологических черт, политической воли Александра Лукашенко. Сторонники данной концепции подчеркивают тот факт, что белорусский режим это — «персоналистский режим, „левой“ консервативно- популистической ориентации», выстроенным исключительно самим Лукашенко, став при этом, результатом его «маниакальной жажды власти». Как правило, выводами такого рассмотрения является проведение параллелей между белорусским режимом, фашизмом и сталинизмом. Так, бывший спикер белорусского парламента С. Шарецкий пишет: «Лукашизм — это рецидив диктаторского режима в современных европейских условиях, это смесь фашизма, сталинизма сдобренного махровым популизмом» Карасев В. И. Феномен политического лидерства. — Воронеж, МОДЭК. 2010. — С. 57.

Также некоторые западные политологи, считают, что основой формирования, существующего режима в Беларуси, стали сильные патримониальные и персоналистские традиции, в реализации политики. Исходя из этого, американские исследователи С. Экам и Т. Кузе, используя терминологию Х. Линца, определяют белорусский политический режим как султанистский. Авторы приводят семь характеристик, свойственных султанизму и, которые, по их мнению, отчетливо проявляются в белорусском режиме.

1. Экстремальный патримонализм, при котором судьба государства близко связана с судьбой лидера, что выражается в насаждении культа лидера в Беларуси;

2. Полное слияние частной и государственной собственности, что в свою очередь, является причиной коррупции в Беларуси;

3. Отсутствие правящей идеологии. Панславизм определен как государственная идеология Беларуси;

4. Низкий уровень институционализации и законодательства, что позволяет правителю действовать по собственному усмотрению;

5. Неприятие плюрализма;

6. Доступ к власти, к политическим и социальным благам обеспечивается благодаря режиму;

7. Султанистские режимы слабы и рушатся в результате свержения, так как они не в состоянии пойти на политические изменения мирным путем. При нынешней ситуации, которая сложилась в Беларуси, этот режим будет свергнут насильственным путем" Радугин А. А., Радугин К. А. Политология. Учеб. Пособие для вузов /Под ред. А. А. Радугина. — М.: Центр, 2009. — С. 129.

Конечно, трудно не согласиться с тем фактом, что роль Лукашенко в создании нынешнего политического режима в Беларуси велика, однако, нельзя при этом забывать об объективных, социально-экономических и политических факторах, которые создали благоприятные условия для формирования и консолидации этого режима. А в функционировании белорусского режима можно найти такие аспекты, которые позволяют применить по отношению к нему концепцию султанизма, прежде всего, это касается концентрации власти в руках президента страны его решающего голосов во многих вопросах. Тем не менее, ряд утверждений вызывают сомнения, например, относительно того, что политический режим неустойчив, нестабильный и стоит перед угрозой свержения. Анализируя данное мнение, как и концепцию султанизма, необходимо учитывать, что статья С. Экама и Т. Кузе была написана в 2000 году, незадолго до президентских выборов в Беларуси. С этими выборами связывались надежды на изменение политической ситуации, прежде всего, путем революции, так как в кругах оппозиции господствовало мнение, что режим Лукашенко слабый. Однако, как показали события и сами выборы 2001 года, режим довольно эффективно справился с возможными внутренними угрозами и еще более консолидировался, начав уверенное наступление на гражданские права и свободы.

Кроме всего прочего, приверженцы концепции султанизма упускают из виду один существенный момент, который отличает белорусский режим, от султанистского. Дело в том, что неэффективность социально-экономической политики султанистского режима приводит к снижению его популярности среди населения. Х. Линц, рассматривал этот факт, как один из центральных аспектов в формировании и функционировании султанистского режима. «Очень часто султанистские правители приходят к власти благодаря поддержке значительной группы населения. Однако, по мере того, как режим становится султанистским, они теряют значительную часть своей социальной поддержки и начинают полагаться исключительно на использование методов управления, состоящих из смеси страха и вознаграждения». Другими словами, теряя свою легитимность в глазах общества, по причине неэффективной политики и узурпации власти, сутлтанистские режимы начинают опираться исключительно на силу, которая направлена на сохранение собственной власти Арон Р. Этапы развития политической мысли. — М., 2003. — С. 51.

Если же говорить о режиме Лукашенко, то его социальная база на протяжении вот уже многих лет остается неизменной и более или менее стабильной. Кроме всего прочего, значительная часть населения позитивно оценивает не только саму фигуру президента, но и политический режим, а также его внутреннюю социально- экономическую политику в целом. Так согласно социологическим опросам, проведенным «Независимым институтом социально-политических и экономических исследований» (НИСЭПИ), на май 2007 года, президенту доверяло 56. 9% населения, правительству 50. 9%, армии 60. 4%, суду 45. 5%. В начале 2008 года, 50,2% граждан Беларуси были уверены в том, что ситуация в стране развивается в правильном направлении, и около 34,5%, утверждало, что не в правильном. Если сравнить положение вещей, с предыдущими годами, то по данным того — же института, негативная динамика изменений отношения населения к режиму, не смотря на некоторые непопулярные решения руководства страны, практически отсутствовала. Так, в сентябре 2005 года 53. 3% населения утверждало, что ситуация в стране развивается в правильном направлении, а 30. 2% - в неправильном.

Таким образом, с одной стороны политический режим обладает широким социальным ресурсом, позволяющим ему стабильно функционировать, а с другой, сохранение широкой социальной поддержки свидетельствует о его мобилизационных возможностях, которые и способствуют сохранению этой базы, а соответственно легитимности белорусского режима.

Также, необходимо отметить, что сама внутренняя структура и механизмы функционирования политического режима в Беларуси, претерпевают серьезные внутренние изменения, которые также влияют на его устойчивость. За последние восемь лет в структуре белорусского режима появился целый ряд новых элементов. Быстрыми темпами идет разработка и внедрение государственной идеологии, усилилась мобилизация и политизация общества, расширился политический контроль, и увеличилось давление на гражданское общество. Политическая оппозиция окончательно утратила какие-либо возможности противодействия властям и влияния на общества, а возможность широких социальных протестов свелась к минимуму.

Некоторые белорусские авторы, исходя из нового состояния политического режима, специфики функционирования белорусской политической системы, стали прибегать к использованию таких определений, как «тоталитарная диктатура», «тоталитаризм», «неокоммунизм». Так, А. Санников в своей статье «Белорусский тоталитаризм — реальность», анализируя изменения в структуре белорусского режима, и усиление его давления на общество, пишет: «Если проанализировать белорусскую ситуацию с точки зрения формы правления, то можно отметить, что в ней присутствуют практически все общепризнанные признаки тоталитаризма за исключением единой массовой политической партии… Однако, тенденции последних лет, которые ведут к жесткому контролю власти над обществом, позволяют сделать вывод о том, что в Беларуси произошел переход от авторитаризма к тоталитаризму… Лукашенко эффективно воспользовался той „серой зоной“, которая образовалась в результате распада СССР на всем постсоветском пространстве именно для того, чтобы воссоздать в Беларуси тоталитарную систему».

Такой точки зрения придерживается Глухова А. В., которая определяет белорусский режим, как «неокоммунистический». Не смотря на то, что в Беларуси отсутствует коммунистическая идеология и тотальный контроль над обществом, Глухова А. В. утверждает, что, «Беларусь снова встала на путь коммунистической диктатуры» Глухова А. В. Типология политических конфликтов. — М.: Наука, 2007. -С. 86.

Однако, говоря о белорусском тоталитаризме или неокоммунизме, не следует забывать об одной очень важной черте характерной для данного типа режимов, а именно, массовом терроре, не только против противников режима, но и всего населения, всеобщего контроля и тотальной идеологизации общества. Если же говорить о белорусском политическом режиме, то, не смотря на репрессии и расширенный контроль государства над обществом, он допускает существование и открытые действия оппозиции, а в тоталитаризме просто «нет пространства для организованной демократической оппозиции и для посредников режима».

Поэтому белорусский режим далек от того, чтобы быть классифицированным как тоталитарный или коммунистический режим, пусть даже эти определения используются с добавлением прилагательного «новый».

Хотя, с одной стороны, рассмотрение и отождествление режима с крайними формами недемократического правления является в определенной степени гиперболизацией в описании политической ситуации в республике, но с другой, подчеркивают необходимость детального рассмотрения, тем не менее, они свидетельствуют о необходимости поиска новых подходов и концепций в изучении политического режима в Беларуси.

2. Авторитаризм, султанизм и неоавторитаризм: сущности недемократического режима в Беларуси

Формирование и функционирование политического режима в Беларуси представляется настолько уникальным, что позволяет применить к нему любую теорию или политологическую концепцию режимов, начиная от султанизма, заканчивая тоталитаризмом. Тем не менее, теоретическое рассмотрение данных режимов, и сопоставление их характеристик с белорусским режимом позволяет говорить о том, что в Беларуси сформировался иной тип политического режима.

Этот режим значительно «мягче» чем тоталитаризм, но в то же самое время, существенно отличается от такого политического режима, который может быть классифицирован как «султанистский». По сравнению с режимом султанистским, белорусский режим, является более консолидированным, бюрократизированным, и обладает широкой социальной поддержкой. Белорусский политический режим занимает пространство между султанистким и (нео)тоталитарным режимом. Это пространство «принадлежит» авторитарному режиму.

К сожалению, концепция авторитаризма стала универсальной, обобщающей характеристикой всех недемократических режимов. Многие политологи, также рассматривают султанизм как разновидность авторитаризма, который характеризуется доминирующей ролью личной власти, либо вовсе отождествляют эти два понятия. Однако, не смотря на некоторую схожесть авторитаризма и султанизма, которую можно обнаружить в силу того, что оба эти режима недемократические и используют одинаковый набор политических инструментов, необходимых для удержания политической власти, между этими режимами существуют определенные различия.

Х. Линц, который и разработал категорию султанизма, для определения некоторых недемократических режимов в Латинской Америке, Юго-восточной Азии, которые, по его мнению, отличаются от авторитарных режимов, выделяет четыре типа недемократических режима: авторитаризм, тоталитаризм, пост-тоталитаризм и султанизм. «Идеальный тип султанистского режима может быть идентифицирован следующим образом. Он опирается на персональное управление, однако лояльность в отношении к правителю не мотивируется тем, что он выражает или артикулирует какую-нибудь идеологию, или тем, что он воплощает в себе миссию, не его харизматическими характеристиками, а посредством смешенного использования страха и вознаграждения для тех, кто сотрудничает с правителем».

Авторитарный режим, в отличие от султанистского, характеризуется наличием законодательных норм, более или менее развитых государственных институтов управления, бюрократической системы, ограниченным функционированием политической оппозиции. «Авторитарный режим это политическая система с ограниченным, не внушающим доверие политическим плюрализмом, без разработанной и ведущей идеологии, но с различимым менталитетом, без интенсивной или экстенсивной политической мобилизации, за исключением отдельных моментов в их развитии, и в которых лидер или небольшая политическая группа реализует власть в недостаточно ясно очерченных формальных границах, но более или менее предсказуемых» Политический словарь /Под ред В. Ф. Халитова. — М.: Высшая школа, 2009. — С. 46.

О том, что Беларуси сформировалось авторитарное государство, еще 90-х годах отмечали белорусские политологи, так В. Чернов писал: «Современный политический строй в Беларуси — это авторитарный режим, проделавший стремительную эволюцию от олигархической системы правления к открытой президентской диктатуре с крайне ограниченными реформаторскими возможностями».

Конечно же, идеальная дефиниция авторитаризма также не встраивается существующую белорусскую политическую модель, особенно если принимать во внимание появление новых элементов в структуре политического режима, государственную идеологию, политизацию общественной жизни, растущий контроль государства над политическими и социальными процессами и т. д. Кроме того, белорусский политический режим активно использует демократические механизмы и методы в управлении обществом и собственной легитимизации.

Естественно, что при рассмотрении политического режима, который установился в Республике Беларусь, также необходимо принимать и общие историко-политические факторы, условия в которых этот режим формировался. Белорусский режим быстро адаптировался к новым политическим и экономическим, внешним и внутренним условиям и вызовам, а скорее успешно использовал авторитарные механизмы господства для формирования устойчивой системы власти. Не вызывает сомнения тот факт, что в Беларуси сформировался качественно новая модель недемократического политического режима. Можно говорить о своего рода модернизированном недемократическом авторитарном режиме, так как в современных политических и экономических условиях консервативный недемократический режим не был бы в состоянии эффективно функционировать.

Для того, чтобы классифицировать белорусский режим, проведем общий сравнительный анализ, структурных характеристик и механизмов функционирования недемократических режимов, на основе исследований Х. Линца и А. Стефана.

Таблица 2. 1

Сравнительный анализ структурных характеристик и механизмов функционирования недемократических режимов

Структурные характеристики и механизмы функционирования политического режима

Тоталитарный режим

Авторитарный режим

Султанистский режим

Белорусский режим

Идеология

Хорошо разработана и носит все охватывающий характер.

Идеология не разработана, но существует ярко выраженная ментальность

Высокая манипулятивность символами и восхваление лидера. Разработанная идеология отсутствует.

Существует государственная идеология, нацеленная на рациональное объяснение происходящих в стране процессов.

Мобилизация и политизация

Экстенсивная мобилизация за счет сознанных государством массовых организаций

Экстенсивная и интенсивная мобилизация отсутствует за исключение определенных моментов в развитии.

Низкая мобилизация, носящая случайный характер церемониального типа без постоянной организации.

Организованная и постоянная мобилизация, в том числе и за счет созданных прогосударственных организаций.

Социальная поддержка

Всеобщая и безоговорочная поддержка режима.

В целом население аполитично, что дает возможность режиму обеспечить себе необходимую социальную базу

Социальная база режима очень узка и поддержка обеспечивается за счет «страха и вознаграждения» и деятельности парамилитарных групп.

Режиму удается сохранить устойчивую социальную базу и поддержку большинства общества за счет мобилизации и эффективной социально- экономической политики.

Государственный контроль

Полный, тотальный государственный контроль над всеми сферами жизнедеятельности общества.

Сильный политический контроль при социальной и экономической автономии общества.

Государственный контроль не устойчивый, режим не в состоянии контролировать все стороны общественной и политической жизни

Государственный контроль устойчивый как в политике, так и в экономике, при необходимости государство может расширять или сужать сферу общественной автономии.

Политический плюрализм и оппозиция

Оппозиция отсутствует полностью.

Оппозиция функционирует в формальных границах дозволенных режимом.

Режим не в состоянии подавить протестные настроения в обществе. Существует широкое оппозиционное сопротивление, в том числе и вооруженное.

Оппозиция существует в рамках отведенных режимом, не в состоянии организовать широкого сопротивления.

Политическое лидерство

Тоталитарного лидера не ограничивают никакие формальные границы.

Лидер действует в плохо очерченных, но достаточно стабильных формальных границах.

Крайне персонализированный, нет рациональных или легальных сдержек. Сильная династическая традиция.

Сильная роль лидера в политической жизни общества. Опора на административно- бюрократический аппарат.

Социально- экономическая политика

Плановая экономика при государственном распределении социальных благ.

Экономическая и конкурентная экономика, при слабой системе социального обеспечения.

Эгоистический режим, стремится к обеспечению материальных интересов исключительно правящей группы и ее приверженцев.

Использование механизмов смешенной экономики, при устойчивом обеспечении необходимых социальных гарантий и благ для населения.

В отличие от других недемократических режимов, структура и функции белорусского режима многомерны. Его устойчивость и эффективность обеспечивается за счет целого ряда ресурсов: идеологических, социально-политических, экономических и административно-бюрократических, а также долгосрочной стратегии политического развития, цель которой выявлять потенциальные угрозы для режима и ликвидировать их.

Стоит более подробно рассмотреть некоторые важные элементы белорусского политического режима, которые делают его уникальным среди современных недемократических режимов.

2.1 Государственная идеология

С 2003 года в Беларуси началась разработка и внедрение так называемой, «Государственной идеологии Республики Беларусь». Белорусская идеология не является целостной ценностно-философской системой верований, что характерно для тоталитарных идеологий, являющихся «светской политико-социальной религией», которая культивирует правдивых поклонников и верующих, направленной на установление «единомыслия» в обществе. Однако, она не являет «творчеством» лидера, как это свойственно псевдо идеологиям султанистских режимов, лидеры которых занимаются собственным самовосхвалением. Ее можно обозначить как идеологию «своего пути», одной из целей, которой является рациональное объяснение преимущества белорусской политической и экономической модели. Для создания этой доктрины был задействованы представители академических кругов: политологи, историки, философы из Белорусской Академии Наук, Белорусского Государственного Университета, Академии Управления при Администрации Президента Р Б и др.

Их задачей являлось всесторонне обоснование необходимости разработки и изучения белорусской идеологии, а также создание своего рода академическо-научного и учебного курса, который был бы внедрен в учебный процесс в Беларуси с 2003 года. Создание и внедрение государственной идеологии носит скорее функциональный, а не мировоззренческий характер. Функционализм заключается в том, чтобы заставить интеллектуалов работать на режим, обслуживать и укреплять его. «Отсутствие внятных, содержательных идей, эклектизм и наличие многочисленных противоречий свидетельствуют о том, что главной причиной нынешней идеологической кампании является не столько сама „идеология“, сколько „идеологическая работа“ как таковая». Параллельно с идеологией шло создание так называемой идеологической вертикали, которая на сегодняшний день пронизывает не только государственный, управленческий аппарат, но и все государственные учреждения Глухова А. В. Политические процессы и политические процедуры. -М.: Наука, 2010. — С. 68.

В обслуживании идеологии задействован целый штат работников, которые проходят специальную подготовку в Академии управления при Администрации президента РБ. Основными функциями идеологических работников являются: идеологическое обеспечение выборов, выявление инакомыслящих в трудящихся или учебных коллективах, проведение профилактических бесед с теми, кто не разделяет позиций властей.

Государственная идеология также является одним из механизмов, занимающее важное место в процессе мобилизации и политизации общества, хотя основная нагрузка в осуществлении этих задач ложиться на прогосударственные массовые организации: «Белорусский Патриотический Союз Молодежи» (БРСМ) (355 тыс. членов), «Пионерскую организацию» (482 тыс. членов, в основном молодежь школьного возраста) и в перспективе псевдо партийную организацию «Белая Русь». Создание таких организаций свидетельствует о планомерной долгосрочной именно политической работе с населением и отдельными социальными группами.

Структуры БРСМ на сегодняшний день находятся во всех государственных учреждениях и также выполняют идеологическую, контрольную и мобилизационную функции. Хотя членство в организациях подобного типа необязательно, тем не менее, руководство стремиться к максимальному включению, особенно молодых людей, в свои структуры. Основная цель деятельности молодежных про-государственных массовых организаций, это, конечно же, идеологическая и политическая обработка молодежи, «снижение уровня политического экстремизма в молодежной среде, повышение электоральной активности молодых граждан; консолидация общественного молодежного движения в целях построения сильной и процветающей Беларуси».

Кроме всего прочего, одним из значимых инструментов для белорусского режима, который используется для политической мобилизации и политизации общества, является православная церковь. Данный аспект также является важным, но очень часто выпускается из виду при анализе белорусского режима. При режиме Лукашенко православная церковь занимает привилегированное положение, чего нельзя наблюдать в иных типах недемократических режимов, когда речь идет об отношениях между государством церковью. В режимах тоталитарных церковь полностью исключена из общественной системы, в режимах султанистских церковь, как правило, представляет собой одну из оппозиционных сил, противостоящих режиму. В Беларуси православная церковь, является одним из институтов, на который государственная власть не только опирается, но и использует в качестве механизма собственного укоренения в сознании граждан. По данными НИСЕ-ПИ, на декабрь 2007 года Православной церкви доверяло 68. 1% населения. В 2003 году государство и православная церковь подписали «Соглашение о сотрудничестве между Республикой Беларусь и Белорусской Православной Церковью» что еще больше укрепило позиции церкви в государстве позиции политического режима в обществе. О значимости Православной церкви в структуре государственной системы и политики неоднократно повторял Лукашенко А. Г., так, во время рождественского богослужения в Свято-Духовом кафедральном соборе г. Минска, он заявил: «Но самое главное, что характеризует нашу Церковь, -- это патриотизм. Церковь никогда не была непатриотичной. Церковь -- самое патриотичное образование, структура в нашем государстве. Особенно Православная Церковь, -- потому что она всегда была с народом и всегда защищала свое Отечество. Поэтому я хочу еще раз, традиционно уже, по истечении еще одного года, после которого мы стали взрослее, поблагодарить Вас, Владыка, поблагодарить всех священнослужителей нашего государства -- от настоятеля самой маленькой любимой мною деревянной церквушки до большого храма -- за эту преданность нашему Отечеству».

2.2 Государственный контроль и репрессии

В отличие от султанистского и классического авторитарных режимов, белорусский недемократический режим осуществляет расширенный контроль над всеми сферами жизнедеятельности общества. Сущность расширенного контроля заключается в том, что государство контролирует не только политическую сферу, но также регламентирует и контролирует экономическую деятельность граждан.

Если говорить об экономике, то контроль государства распространяется не только на большие государственные предприятия, при помощи так называемой «золотой акции» (отменена в 2008 г.), но и на средний и мелкий частный бизнес. Однако, целью контроля частного бизнеса является не его ликвидация, как экономического явления, что было сделано при тоталитарном коммунстическом режиме (на 2006 год в Беларуси осуществляло деятельность 37 660 частных предприятий), а пополнение государственного бюджета дополнительными финансовыми средствами за счет наложение разного рода штрафов. Контроль осуществляется при помощи различного рода государственных надзорных служб (Комитетом Государственного Контроля, пожарными, органами санитарно-эпидемиологического надзора) по нескольку раз в год. Наличие целой системы требований, правил, указов ведения бизнеса облегчает контролирующим органам возможность оштрафовать практически любого предпринимателя. «Чрезмерные полномочия инспекторов и отсутствие понятной процедуры проведения -- наиболее серьезные проблемы при проведении проверок для бизнеса. Предпринимателю легче заплатить штраф, чем выполнить требования, так как их соблюдение зачастую приведет к убыточности бизнеса».

Также за последнее время ужесточились репрессии против представителей демократического оппозиционного движения. Однако, режим не ставит целью полное уничтожение оппозиции, но стремиться максимально ее ослабить, с тем, чтобы избежать каких-либо угроз с ее стороны для стабильности власти. Для этого используются различные методы давления на активистов оппозиции, вплоть до продолжительных тюремных заключений. Однако режим отошел от практики физического устранения лидеров оппозиции, как это было в конце 90-х годов, что, скорее всего, было связано в то время с реальной угрозой для еще слабой власти Лукашенко. Сегодняшний режим обладает прочным запасом стойкости, а оппозиция не представляет собой серьезной угрозы, и существует не по причине слабости политического режима, а потому, что режим позволяет оппозиции существовать. Также, следует учитывать фактор международного давления на белорусскую власть, с которым режим должен в той или иной мере считаться. Можно предположить, что при отсутствии последнего фактора, белорусская оппозиция, как политическое явление, перестала бы существовать Мангейм Дж., Рич Р. Политология. Методы исследования. — М.: Весь мир, 2007. — С. 148.

На сегодняшнем этапе развития, государственная власть использует превентивные меры для устранения возможных угроз со стороны оппозиции, особенно в период выборов. Основная задача репрессионных органов (в основном КГБ), это разрушение оппозиционных структур, дискредитация представителей оппозиции, их максимальная изоляция от основной массы населения. Вместе с этим режим использует и правовые основания для преследования оппозиции.

Так, в канун президентских выборов 2006 года в срочном порядке были приняты поправки в УПК РБ, например, ст. 193−1: «незаконная организация деятельности общественного объединения, фонда либо участие в их деятельности» -- предусматривает наказание в виде лишения свободы до двух лет; ст. 369−1: «Дискредитация Республики Беларусь», т. е. предоставление иностранному государству, иностранной или международной организации заведомо ложных сведений о политическом, экономическом, социальном, военном или международном положении Республики Беларусь, правовом положении граждан в Республике Беларусь, дискредитирующих Республику Беларусь или ее органы власти -- предусматривает наказание в виде лишения свободы до пяти лет.

Таким образом политический режим осуществляет, при помощи отлаженного репрессивного механизма, систематический и расширенный контроль над теми сферами жизнедеятельности общества, которые могли бы в перспективе быть потенциальной угрозой для него.

Однако, вместе с тем, было бы ошибочно полагать, что устойчивость политического режима в Беларуси обеспечивается только при помощи репрессий, подавления гражданского сопротивления и «промывки мозгов» за счет идеологии и пропаганды. Опираясь исключительно только на эти механизмы, режим Лукашенко не смог бы просуществовать так долго. Стабильность всей политической системы обеспечивается благодаря деятельности всех институтов государственно-бюрократического аппарата, эффективной государственной политике, обеспечивающей достаточно высокий уровень жизни населения. Хотя, ряд белорусских политологов и аналитиков, еще в период становления белорусского режима ошибочно утверждало, что: «сформированная в стране социально-экономическая модель не способна функционировать в нормальном режиме, т. е. саморазвиваться, самонастраиваться естественным образом», и что «нынешний политический режим исторически обреченный строй, у него нет будущего. Смена такого режима является лишь вопросом времени». Тем не менее, режим Лукашенко не только устоял, но показал определенный успехи в социально-экономической политике.

Кроме того, как уже отмечалось выше, белорусский режим способен быстро реагировать на определенные экономические угрозы, концентрировать или перераспределять необходимые ресурсы, для стабилизации всей социально-экономической системы, что также свойственно авторитарным режимам. Примером такой политики, может служить реакция белорусской центральной власти на повышение цен на энергоносители, что не могло не сказаться на всей экономике Беларуси. Многие независимые и зарубежные аналитики предсказывали крах социально-экономической системе, которая развивалась, по их мнению, за счет низких цен на газ и нефть. Тем не менее, этого не произошло, режим стал искать новые формы управления экономикой, например, приступил к приватизации отдельных государственных предприятий. При этом, сохраняя государственную монополию на предприятия, которые носят стратегически важное значение для Беларуси Радугин А. А., Радугин К. А. Политология. Учеб. Пособие для вузов /Под ред. А. А. Радугина. — М.: Центр, 2009. — С. 41.

Таким образом, беря во внимание структуру, функционирование политического режима в республике Беларусь, учитывая определенные специфические черты, характерные для белорусского режима в частности, этот режим можно идентифицировать как неоавторитарный политический режим. белорусский политический режим авторитаризм

Таким образом, белорусский неоавторитарный режим это особая форма организации государственной власти, с высоким уровнем мобилизационных возможностей, опирающийся на широкую социальную поддержку населения, которая стремится обеспечить контроль и управление обществом за счет использования различных средств и механизмов воздействия (информационных, идеологических, репрессионных) при сохранении политических и общественных институтов свойственных демократических государствам.

Заключение

Неоавторитарный режим, который установился в Республике Беларуси, является примером успешной детрансформации, отхода от демократических преобразований и установления консолидированного недемократического режима. В отличие от других недемократических режимов, сформированных на постсоветском пространстве, белорусский режим отличается высоким уровнем мобилизационных способностей и пользуется устойчивым доверием со стороны значительной части общества. Это связано также с проведением успешной внутренней социально-экономической политикой, которая обеспечило стабилизацию в общественных и экономических отношениях, укрепило чувство безопасности и защищенности населения. Вместе с тем, за счет средств государственной идеологии и пропаганды, население убеждается в том, что любые радикальные изменения и смена власти может привести к потере стабильности и экономического благополучия. Тем не менее, режим не находится в статическом состоянии и оставляет за собой право проводить определенные социально-экономические реформы и управляемую государством трансформацию экономической сферы. Одним из показателей определенной динамики политического режима, это его частичная либерализация. В марте 2008 года декретом президента была отменена «золотая акция», позволявшая государству контролировать практически весь индустриальный сектор белорусской экономики. Такие действия правящей элиты стали результатом резкого ухудшения экономического положения, связанного, прежде всего, с повышением Россией цен на энергоносители. Однако, либерализация совершенно не повлияла на политические процессы в стране, и не стали основой для демократизации, более того, степень давления государства на общество усилилась.

Белорусский неоавторитарный режим характеризуется высокой степенью консолидированности, это позволяет говорить о том, что на сегодняшний день для него не существует реальных политических угроз в нутрии общества, которые могли бы стать причиной смены государственного устройства в Республики Беларусь и привести к демократическим преобразованиям.

Список использованной литературы

1. Арон Р. Этапы развития политической мысли. — М., 2003. — 272 с.

2. Глухова А. В. Политические процессы и политические процедуры. -М.: Наука, 2010. — 194 с.

3. Глухова А. В. Типология политических конфликтов. — М.: Наука, 2007. -151 с.

4. Здравомыслов А. Г. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве. — М.: Аспект Пресс, 2009. — 286 с.

5. История политико-правовых учений /Под ред. А. Н. Хорошилова. — М.: ЮНИТИ, 2011. — 344 с.

6. Карасев В. И. Феномен политического лидерства. — Воронеж, МОДЭК. 2010. — 176 с.

7. Кретов Б. И. Современные западные концепции лидерства //Социально-гуманитарные знания, 2010, № 3. — С. 73−79.

8. Мангейм Дж., Рич Р. Политология. Методы исследования. — М.: Весь мир, 2007. — 542 с.

9. Политический словарь /Под ред В. Ф. Халитова. — М.: Высшая школа, 2009. — 254 с.

10. Радугин А. А., Радугин К. А. Политология. Учеб. Пособие для вузов /Под ред. А. А. Радугина. — М.: Центр, 2009. — 295 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой