Древние антропогенные структуры Восточного Крыма: Геоинформационный и историко-картографический аспекты

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Всеобщая история
Страниц:
262


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Одним из приоритетов современной исторической науки является комплексный подход к анализу событий прошлого, опирающийся не только на традиционные — письменные и археологические источники, но и на использование естественнонаучных методов и информационных технологий.

История Боспорского царства — одно из важных направлений исследований для специалистов, занимающихся изучением античного периода на юге России и Украины. Как политическая, так и хозяйственная жизнь этого региона, рассматривается во многих работах. Однако анализа «пространственно-временной» организации антропогенных структур античного времени на его территории и, в частности, в Восточном Крыму, включающего их локализацию, классификацию и обследование с применением естественнонаучных и, в первую очередь, дистанционных методов, сделано еще не было. Этому вопросу и посвящена предлагаемая диссертация.

По мере углубления наших знаний об истории Боспорского царства, все большее значение приобретают обнаружение новых памятников и точность их локализации. Разброс в определении координат в сто метров может расположить памятник по иную сторону естественной природной границы или искусственного оборонительного рубежа и, соответственно, повлиять на исторические выводы. Здесь на помощь исследователю приходят два новых средства в области информационного обеспечения, получившие бурное развитие в последнее десятилетие — глобальная система спутниковой навигации GPS и новый класс программных средств — геоинформационные системы (ГИС). Давая возможность находить новые объекты, устраняя неточности в локализации объектов уже известных, ГИС-технологии -казалось бы, в общем, более совокупность технических приемов, чем метод исследования, позволяют делать новые исторические заключения.

Применение геоинформационных систем позволяет на качественно более высоком уровне осуществлять синтез географической, исторической и археологической информации о территории. Важными источниками данных при таком синтезе выступают материалы дистанционных исследований (аэро и космических) и точные топографические карты. Хотя при создании карт не ставилось в большинстве случаев специальных задач по локализации древних археологических объектов, однако человеческая деятельность не протяжении столетий неминуемо оставляет свои следы на Земной поверхности, и эти следы фиксируются при проведении топографических работ. Задачей исследователя является выделение из всего множества объектов, зафиксированных на карте, тех из них, которые могут соответствовать следам человеческой деятельности в тот или иной период времени. Сопоставление выделенного множества объектов с множеством структур, известных по археологическим данным и данным дистанционного зондирования позволяет подтвердить, или опровергнуть справедливость такого выделения. Для корректности проводимых пространственных сопоставлений необходима точная координатная привязка выделяемых объектов при помощи GPS.

Темой исследования являются древние антропогенные структуры Восточного Крыма. Знания об этих структурах структуры могут существенно дополнить информацию об истории развития территории в древности.

Целью исследования являлось изучение различных антропогенных образований, в первую очередь следов землеустроительных работ, и определение особенностей территориально-организационного устройства земельных владений в античном Боспорском государстве.

Вопрос о земельных владениях полисов Боспора был поставлен еще в 30-е годы прошлого века С. А. Жебелевым, рассматривался далее в работах В. Д. Блаватского, В. Ф. Гайдукевича, И. Т. Кругликовой, А. А. Масленникова (отметим здесь лишь некоторые обобщающие статьи и монографии [Жебелев, 1934,1953- Блаватский В. Д, 1953- Гайдукевич, 1949- Кругликова, 1975- Масленников, 1998]). Однако данную тему нельзя еще считать исчерпанной и появляющиеся (или становящиеся доступными) новые информационные ресурсы и технические средства дают возможность, опираясь на полученные ранее результаты дополнить и расширить наши знания об истории Боспора.

Использование материалов аэрофотосъемки также не является новым в исторических и археологических исследованиях для определения границ и структуры земельных наделов. Временем начала подобных работ можно назвать 1923 год, когда английский археолог Осберт Гай Кроуфорд выступил с лекцией & laquo-Аэронаблюдения и воздушная археология& raquo-, в которой он рассказал о видимых на аэрофотоснимках & laquo-кельтских валах& raquo-, образовавшихся на склонах холмов вследствие долгой обработки земли [Crawford, 1923, с. 11]. Широкое распространение получили аэрометоды при выявлении римских центуриаций в Северной Африке, Италии, Испании, Франции [Blanc 1953. с. 35−42- Bradford, 1947, с. 74−83- Блаватский, 1976, с. 23- Trousset, 1977 с. 175−207, 1978, с. 125−178]. Известны работы по применению аэрофотоснимков для выявления античных систем земельного размежевания в Греции [Bradford, 1956а, р. 57−69- 1956b р. 172−180]. В Советском Союзе использование аэрофотосъемки при исследовании структуры древнего землепользования было впервые применено в 1934 году в Хорезмском оазисе при изучении средневековых оросительных каналов в низовьях Амударьи. А с 1959 г. в Хорезмской экспедиции проводилась систематическая плановая аэрофотосъемка археологических памятников [Андрианов Б.В. 1965, с. 15−41].

Хотя опыт использования аэрофотосъемки российскими археологами имеет уже более чем полувековую историю, применительно к территории Восточного Крыма многие материалы картографии и аэрофотосъемки были рассекречены и стали доступными для систематического изучения только в недавнее время. Широкомасштабное изучение этих материалов стало технически реальным также только в самые последние годы, благодаря развитию вычислительной техники и компьютерных методов обработки изображений. Многие из древних антропогенных структур (к каковым относятся и земельные наделы), имеют большие пространственных размеры, но весьма слабо выражены на местности, и могут быть обнаружены только на основании отражения этих слабых признаков на значительных территориях. Дать такую информацию могут лишь результаты дистанционного исследования — аэро и космоснимки и картографические материалы.

После распада СССР и значительного сокращения территорий, бывших закрытыми зонами, для гражданского использования открываются многие ранее недоступные районы. Размах современной хозяйственной деятельности и особенно возделывания земель, создает угрозу утраты многих памятников материальной культуры, в том числе не только традиционных археологических объектов (поселений, некрополей), но и следов древних дорог, валов, рвов, границ земельного размежевания.

Таким образом, актуальность исследования определяется с одной стороны необходимостью скорейшего выявления и изучения существующих древних антропогенных структур в Восточном Крыму, с другой стороны тем, что возникли условия для проведения такого рода изысканий — достигли соответствующего уровня информационные технологии, и стали доступны для широкомасштабного использования материалы дистанционных исследований (аэро и космические снимки) и точные топографические карты, позволяющие выявлять структуры, практически не видимые при наземных разведках.

Для достижения поставленной цели исследования было необходимо создать информационную систему, включающую как исторические, так и топографические данные по археологическим памятникам Восточного Крыма- провести изучение аэрофотосъемки и картографических материалов- сопоставить полученные результаты с археологической информацией- провести на местности работы (визуальное обследование, GPS-картирование, магнитная разведка) по проверке выводов, сделанных на основании камерального анализа аэрофотосъемки, карт и литературных источников.

Отметим, что создание информационной системы и разработка методик работы с картами, GPS съемок, магнитного картирования не являлось целью данной работы, поэтому все эти вопросы вынесены в приложения, а в основном тексте приводятся лишь готовые историко-археологические карты. Также, по большей части, исключены из основного текста, детали работы с базой данных и геоинформационной системой. Однако без создания данной системы принципиально невозможно было достижение цели исследования, особенно это, касается проверки полученных результатов на местности, где необходимо сначала теоретическое вычисление (по картам и фотосъемке) а затем нахождение в степной местности, где расстояние до ближайших ориентиров несколько километров, точек с точностью в единицы метров.

На основании вышеизложенного задачи работы могут быть сформулировать следующим образом:

1. Разработка структуры информационной системы и наполнение ее данными по археологическим памятникам Восточного Крыма.

2. Подбор и перевод в компьютерную форму картографических и аэрофотоматериалов по территории Восточного Крыма.

3. Выявление по картографическим материалам и аэрофотосъемкам территории Восточного Крыма квазиантропогенных структур, которые могут быть соотнесены с различными типами деятельности человека в древности. К таким структурам могут быть отнесены как структуры, имеющие значительные линейные размеры (валы, рвы, стены, следы земельного размежевания, дороги) так и точечные в масштабе карт структуры (курганы, отдельные строения).

4. Частичная проверка наличия обнаруженных структур на местности.

5. Соотнесение полученных результатов с данными исторических и археологических исследований, материалами письменной традиции.

Объектом исследования являются земельные отношения на Боспоре в античное время, а предметом исследования следы разграничения земельных владения и другие древние антропогенные объекты, локализуемые на картах и материалах аэрофотосъемки.

Методы исследований. В работе использованы теоретические и эмпирические методы исследований. Теоретические методы основаны на использовании системного анализа, математической статистики, и теории баз данных. Эмпирические методы исследований включают визуальные наблюдения, GPS картирование, геомагнитное картирование археологических памятников, сравнительный анализ картографических и аэрофотоматериалов преобразованных в компьютерную форму.

Географические рамки работы определены границами европейской части Бопорского царства в период его предполагаемой максимальной территориальной экспансии — включают Керченский полуостров и восточную часть современного Кировского района Крыма, т. е. область восточнее 35° восточной долготы.

Хронологические рамки работы с VI в. до н.э. по VI в. н. э., определены периодом от начала греческой колонизации до конца существования Боспорского государства. Столь широкие рамки связаны с самой природой главного предмета: границы земельного размежеваний, дороги, валы выполняли свои функции в течение длительного периода времени.

В VI вв. до н.э. происходит основание греческих городов-колоний на северном побережье Черного моря. В начале V в. до н.э. разрозненные греческие колонии объединяются вокруг Пантикапея.

Период IV — начала III вв. период расцвета Боспорского царства как независимого государства и его территориальной экспансии. В это время закладываются основы пространственного разделения земель в Европейской части Боспора, которые определили границы межевания сельскохозяйственных угодий не только на период существования Боспорского царства, но во многом на последующее столетия, вплоть до настоящего времени. На территории хоры появляются многочисленные неукрепленные греческие усадьбы и варварские селища. С конца первой половины III в. до н.э. начинается период & laquo-старения»- государства. Территориальная экспансия уступает место обороне и отстаиванию захваченных ранее территорий. Около середины III в. до н.э. многие поселения и селища боспорской хоры северо-западной части Боспора погибают, что исследователи связывают с военно-политической катастрофой, имевшей место как на Боспоре, так и в Северном Причерноморье в связи с сарматскими завоеваниями [Масленников, 1998, с. 207, 208], или с серьезным ухудшением климата [Stolba, 2003, с. 81]. Со второй половины III в. до н.э. сельская территория полуострова частично возрождается, но только в Приазовье. В организационной структуре сельской территории1 неукрепленные поселения сменяются укрепленными усадьбами. Селища при этом не восстанавливаются и новые селища, судя по данным археологического обследований территорий на сегодняшний день, не появляются.

1 Слова & laquo-организационная структура сельской (сельскохозяйственной) территории& raquo- в рамках данной работы, объединяют понятия о физических границах земельных участков, отношениях прав собственности, характере поселений и характере сельскохозяйственного использования.

На рубеже II—I вв. до н.э. Боспорское царство вступило в полосу нового кризиса, обусловленного как экономическими противоречиями, связанными с концентрацией собственности (и в первую очередь земель) в руках зажиточных граждан, так и политическими причинами: необходимостью перестройки характера земельных отношений и соответственно перехода от тиранической полисной формы правления к эллинистическим методам властных отношений [Сапрыкин, 2002, с. 1416]. Такой переход произошел после передачи власти Перисадом V Митридату Евпатору. Боспорское царство оказалось вовлечено в орбиту понтийского влияния, что обеспечило некоторый экономический подъем, однако весьма незначительный и вскоре сведенный на нет войнами Митридата. После смерти Митридата Евпатора в 63 г. до н. э. и вплоть до падения под ударами готского нашествия на границе III—IV вв. Боспорское царство, как и другие государства Северного Причерноморья, находится под влиянием Римской империи. Примерно со второй половины I в. до н.э., возможно, при Асандре [Масленников, 1998, с. 216], начинается этап относительной стабильности в истории боспорской хоры. Построенные в это время довольно многочисленные поселения существуют до VI в. н.э. Все они занимают восточную часть Керченского полуострова, начиная от Узунларского вала, никогда не выходя за пределы огораживаемой им территории. По-видимому, в это же время сформировалась структура сельскохозяйственной территории, которая уже не претерпевала значительных изменений вплоть до гибели Боспорского царства.

Особое внимание уделено IV в. до н. э, когда происходит расширение земельных владений Боспора после победы Левкона I в войне с Феодосией, и захваченные территории вводятся в сельскохозяйственный оборот Боспорского царства.

Научная новизна работы состоит в объединении на основе геоинформационных технологий результатов аэрофотографических, картографических, археологических, геофизических исследований и GPS съемки, для воссоздания структуры системы земельных владений, дорог и защитных рубежей Боспорского царства.

Практическая ценность работы заключается в непосредственно полученных в ходе ее выполнения новых данных, подготовленных материалах, разработанных методиках и рекомендациях для археологов, краеведов и работников органов охраны памятников культуры:

• отработана методика использования GPS при проведении археологических исследований, учитывающая особенности различных типов памятников и видов археологических работ-

• получены данные о точных географических координатах большого количества историко-археологических объектов античного времени на территории Восточного Крыма-

• преобразованы в цифровую форму и введены в широкий научный оборот путем издания на компакт-диске картографические материалы XVIII — начала XX вв. южных областей европейской части России и Крыма-

• преобразованы в цифровую форму, геокодированы и введены в научный оборот материалы аэрофотосъемки значительной части территории Восточного Крыма-

• создана информационная система по археологическим памятникам Керченского полуострова, включающая данные более чем по 400 объектам-

• получена новая информация о древней системе землепользования и землевладения, дорогах и оборонительных валах Боспорского Царства.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. На территории Боспора можно выделить несколько типов достаточно протяженных антропогенных структур, связанных, скорее всего, с античным временем. Наиболее значительные из них — следы древнего землепользования и остатки оборонительных валов.

2. На европейском Боспоре существуют, по крайней мере, четыре типа пространственной организации земельных владений.

2.1. Территории со сплошным ортогональным размежеванием.

2.2. «-Ближние земли поселений& raquo-, отличающиеся сложной структурой участков и, зачастую, несущие следы нескольких перепланировок различного времени. Эти земли находились на расстоянии в пределах 1,5−2 км от соответствующих поселений, расположенных, главным образом, вдоль берега моря.

2.3. Территории, характеризующиеся отсутствием регулярного земельного размежевания и наличием поселений типа селищ, где, вероятно, проживало преимущественно варварское население,

2.4. & laquo-Длинные поля& raquo- - система длинных, узких террас, тянущихся перпендикулярно склонам холмов. Она занимает пространства близ северного побережья Керченского полуострова на запад и восток от озера Чокрак. В меридиональном направлении начинается на расстоянии 1−1,5 км и заканчивается на расстоянии 5−6 км от берега моря. Протяженность в широтном направлении около 30 км.

3. В европейской части Боспора имеется не менее трех районов сплошного ортогонального земельного размежевания (клеры2).

3.1. Южная часть Керченского полуострова от мыса Чауда до Узунларского озера.

2 Употребляя термин & laquo-клеры»- (K^rjpoq — жребий), здесь и далее мы подразумеваем большие группы примерно равных земельных участков, с регулярной планировкой расположенных в пределах одного района. Изначально выделение таких участков подразумевало обеспечение равенства прав граждан государства. В отношении прочего земельных деления, предполагаемые следы которых исследуются в настоящей работе мы будем просто говорить как о земельных & laquo-участках»-, либо & laquo-наделах»-.

3.2. Средняя часть Керченского полуострова от дер. Тасуново к Чурбашскому озеру.

3.3. Район к северу от Керчи по направлению к Темир-горе и дер. Глазовке.

4. Межевание клеров происходило, вероятно, в IV в. до н. э. при Левконе I, после присоединения Феодосии к Боспору и носило характер общегосударственной акции.

5. Положение оборонительных рубежей Боспорского государства в северо-западной части Керченского полуострова (Акмонайский перешеек) не было неизменным. Существовало, возможно, в разное время и разных местах до 8 погранично-защитных линий.

Внедрение результатов работы. Диссертационная работа выполнялась в Тульском государственном педагогическом университете им. JI. Н. Толстого в 2004—2005 гг. Полученные при этом практические результаты и созданные методики применялись при проведении исследований по грантам ФЦП & laquo-Интеграция»- №№ 326. 24, В0038, РФФИ № 05−06−8009, вошли в лекционный курс по геоинформационным системам (ГИС), чтение которого планируется в Балтийском государственном техническом университете & laquo-Военмех»- (Санкт-Петербург). Данные определений координат, накопленный цифровой банк картографического материала используются в Институте Археологии РАН, Институте истории материальной культуры РАН, Крымском филиале Института археологии НАН Украины, Керченском историко-археологическом музее-заповеднике при планировании исследовательской и охранной деятельности на археологических памятниках.

Разработанные методики выявления антропогенных археологических объектов использовалась автором при работе в археологических экспедициях на территории Германии, Греции, Дании, Египта, Норвегии, Турции.

Апробация работы. Основные результаты диссертационной работы докладывались и обсуждались в отделе античной археологии Института археологии РАН, в Институте истории материальной культуры РАН, Крымском филиале Института археологии НАНУ, на научных семинарах кафедры физики БГТУ, а также представлялись на научных конференциях и конгрессах: конференция «VI чтения памяти профессора В. Д. Блаватского& raquo-, Москва, 1999- международная конференция & laquo-Боспорский феномен: греческая культура на периферии античного мира& raquo-, Санкт-Петербург, 1999, 2001, 2004- международная конференция & laquo-Клады: состав, хронология, интерпретация& raquo-, Санкт-Петербург, 2002- международный конгресс & laquo-Археология и этнология Восточной Европы: шаг молодежи в XXI век& raquo-, Одесса, 2002- круглый стол & laquo-Геоинформационные технологии в археологических исследованиях& raquo-, Москва, 2003,2004- международная конференция & laquo-Системные проблемы качества, математического моделирования, информационных, электронных и лазерных технологий& raquo-, Сочи, 2003- международная конференция & laquo-Археометаллургия в Европе& raquo-, Милан, 2003, международная конференции & laquo-Боспорские чтения& raquo-, Керчь 2004, 2005. Результаты работы представлены также в интернете на сайте автора www. archmap. narod. ru.

Публикации. По материалам диссертации опубликовано 25 научных работ из них одна монография, отражающих основные результаты выполненных исследований.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка (186 наименования), списка сокращений, иллюстративной части (60 рисунка) и пяти приложений. Общий объем работы 262 страницы. Основной текст изложен на 127 страницах машинописного текста. В приложениях представлен список

Заключение.

На территории Европейского Боспора нами выявлено три района сплошного ортогонального земельного размежевания. Разведками В. В. Веселова и исследованиями И. Т. Кругликовой и других археологов здесь было обнаружено большое количество поселений, датирующихся IV—III вв. до н.э. Зачастую поселения примыкают к границам выявленных клеров. Не исключено, что часть из этих пунктов являлись усадьбами на участках, и тогда, вероятно, можно считать, что последние возникли в IV в. до н.э. Некоторые из этих поселений продолжают существовать и в первых веках н.э., но их единицы. Налицо рост масштабов использования земель и товарный характер сельскохозяйственного производства в IV в. до н.э. В III в. до н.э. по каким-то причинам происходит обратный процесс — переход от товарного производства к более узкому, направленному на удовлетворение потребностей внутреннего рынка. Одним из возможных объяснений произошедших резких перемен может быть нарушение природного равновесия в регионе. Действительно, в IV—III вв. до н.э. в результате размежевания, огромные, прежде целинные, территории Керченского полуострова оказались распаханными, а деревья и кустарники вырубленными. Кроме того, если в VI—IV вв. до н.э. здесь господствовал достаточно влажный климат, то затем, в III в. до н.э., он сменился сухим и жарким. Вполне вероятно, что сочетание климатической перемены и фактора незадернованности больших площадей привести к экологическим трудностям или, даже, катастрофе, если иметь в виду очень высокую вероятность засух, пыльных бурь и нарушения плодородного почвенного покрова на пашне (Винокуров, 2005, с. 61).

Центральная часть последнего из рассмотренных районов ортогонального размежевания представляет собой довольно плоскую равнину, но здесь же находится и небезызвестная Темир-гора, и гора Хрони, проходит глубокая и разветвленная Булганакская балка. Иными словами, встает вопрос, как и зачем проводилось межевание в условиях столь пересеченного рельефа в этой части полуострова, равно как и на других, не менее сложных в отношении рельефа, территорий? На это можно ответить, что склоны холмов являлись лучшими участками для устроения на них виноградников, поэтому данные территории входили в особо ценимый земельный фонд и, соответственно, подвергались межеванию [Винокуров, 1999, с. 85]. Только верхние, скалистые кряжи были исключены из хозяйственного использования. Что касается способов прокладывания границ полей, то следует отметить поразительную точность и параллельность проведенных прямых & laquo-широтных»- линий, и строгую ортогональность по отношению к & laquo-меридиональным»- границам участков.

Должно сказать, что долгая последующая & laquo-жизнь»- античной системы размежевания земель, это не исключительный, а, скорее, нормальный факт. Нечто подобное наблюдается и в Греции, в Аттике, недалеко от Афин, и в Этрурии, где глобальные изменения ландшафта начались только после 20-х гг. прошедшего века. Тогда же или с несколько более позднего времени можно говорить и о крупномасштабном товарном производстве зерна на Керченском полуострове. Но новые поля нередко были разбиты в старых границах, опираясь на сеть старых дорог там, где те и другие сохранились.

При сравнении всех трех рассмотренных ортогональных систем первое, что бросается в глаза — абсолютное равенство площадей отдельных участков в разных частях полуострова. Это говорит, по крайней мере, о том, что на Боспоре существовала единая система мер и обмера земельных участков. Возможно, в различных городских (полисных центрах, а их т.о. выделяется всего три — четыре (Пантикапей, Феодосия, Нимфей и может быть, Китей), права, а главное нормы граждан на землю были одинаковыми. По греческим понятиям это были вполне средние наделы. Примечательно, что на азиатском берегу Боспора, возле Патрея, зафиксирована обширная & laquo-внешняя»- межевая система, расстояние между основными линиями которой составляет также примерно 340 м, что, соответствует 1000 футам (Гарбузов, Лисецкий, Галеусов. 2004, с. 114).

В настоящее время, благодаря изданию прекрасного атласа древнего мира (Barrington Atlas of the Greek and Roman World, Richard J.A. Talbert (ed.), Princeton University Press, 2000), удается найти довольно большое количество аналогий предполагаемой системе клеров Феодосийской хоры. Обычно подобные ортогональные системы почти квадратных земельных наделов располагаются по прибрежным и речным долинам. Среди районов греческого и римского мира, охваченных делением на клеры, следует назвать район Нарбонны и к северу от него (карты 15−17 в Баррингтоновском атласе), в западной части Испании, в Септимании (карта 25), Карфагена и к югу от него (карты 32, 33), в Нумидии (карта 34), в северной Италии, Лагобардинии, Венеции, Этрурии (карты 19, 39−42), в Калабрии и Кампании (карты 4344).

Вместе с тем, такое единообразие может иметь и иное объяснение. Если предположить, что в первом случае мы действительно имеем дело с дальней хорой Феодосии, можно было бы допустить, что это размежевание случилось после присоединения города к Боспорскому царству. Но, возможно, городская (полисная) традиция (одинаковые нормы на землю) здесь совсем ни при чём. Всё вышесказанное в гораздо большей степени свидетельствует о некоем едином замысле, воле и общегосударственной организации. Думается, это произошло уже при Левконе I (389/8 — 349/8 гг. до н.э.) (или его ближайших преемниках), известном как своими территориальными приобретениями, так и широким масштабом заморской хлебной торговли. Как известно, во время правления его правления Боспор превратился в могущественную державу, включающую в себя города, расположенные по обеим

9 S сторонам Боспора Киммерийского. Правители Боспора, Спартокиды, считались собственниками всей земли и сами были крупнейшими землевладельцами. Из свидетельства Демосфена следует, что весь хлеб, отвозившийся в Аттику с Боспора, шел от имени его правителей. При Левконе I ежегодный вывоз составлял 400 000 медимнов, или 16 800 тонн зерна. [Demosth., adv. Lept. 31, 33]. По расчетам В. Д. Блаватского, для производства такого количества зерна потребовалась бы территория около 5000 кв. км, что равно основной территории Боспорского государства после земельных приобретений при Левконе I [Блаватский, 1953, с. 179−180]. Далее, мы располагаем важным сообщением Страбона о случае единичного вывоза Левконом I из Феодосии 2 100 000 медимнов или 88 200 тонн хлеба [Strab., VII, 4, 6]. Вполне возможно, что часть этого огромного количества зерна была закуплена боспорским царем у местных земледельческих племен, не входивших в Боспорское государство, обитавшим к северо-западу от Феодосии. Поселения оседлых земледельцев эллинистического времени открыты здесь С. Г. Колтуховым и А. В. Гавриловым [Колтухов, 2004, Гаврилов, 20 046].

25 Можно дополнить сведения, которые приводит В. Д. Блаватский о бюджете столь решительных действий, проводившихся Левконом I [Блаватский, 1953, с. 201−204]. Захватнические войны и освоение новых земель (в том числе, вероятно, и их размежевание), требовали больших денежных затрат, которые, в основном, пополнялись за счет международной торговли зерном, но в условиях исключительно импортных поставок драгоценных металлов на Боспор пришлось изыскивать и другие источники дополнительных средств. Так, именно образование сильного территориального государства сделало возможным введение в денежное обращение Боспора первых монет условной стоимости: после полутораста лет чеканки одного лишь серебра, появляются параллельные выпуски серебра и меди, а затем и золота. Этот характер чеканки сохранялся на Боспоре вплоть до конца II в. до н.э. Примечательно, что имеется литературное свидетельство о выпуске первых монет условной стоимости. Так, по сообщению Полиена [Polyaen. Strat. VI. 9.1. ], боспорский царь Левкон вынужден был изъять старую монету, объявив ее недействительной, и перечеканить ее новыми штемпелями, удвоив номинальную стоимость новых монет. Половину денежных средств была возвращена их владельцам, а половину предприимчивый царь оставил у себя. Исследователи считают, что монеты Левкона I фигурирующие в этом сюжете — это последняя серия боспорского серебра до начала чеканки золота [Болдырев С.И., Завойкин А. А., 2000, с. 7−9], а именно: монеты с изображением головы сатира / льва и головы сатира / протомы льва [Зограф А.Н., 1951, табл. XL, 1, 2]. Подобную операцию царь Левкон I мог проделать с монетами, которые служили для расчетов только внутри государства. На международном рынке необходимо было расплачиваться полновесными кизикинами, а позднее чеканить для этого золотые статеры.

Такие закупки могли стать возможными для Боспора, вероятно, только после захвата Феодосии.

В качестве верховного собственника правитель Боспорского государства мог распоряжаться землей по своему усмотрению, и единовременное размежевание земель — пример такой операции. О датировке IV в. до н.э. свидетельствуют практически весь археологический материал с возможных усадеб на клерах, а также результаты раскопок у Михайловки. В таком случае объяснимы (отчасти) безусадебные поля вдалеке от основных городских центров, их общая планировка и площадь. Но тут же неминуемо встают новые вопросы. И среди них — основные: характер соответствующих поземельных отношений (т.е. отношений собственности) и источники рабочей силы. И в этой связи вновь нельзя не вернуться к проблеме о соотношении поселенческих (и отчасти погребальных) и землеустроительных структур на данной территории. Иными словами: сотен варварских селищ-деревень с соседними (их?) курганными могильниками IV—III вв. до н.э. (условно & laquo-округляем»- даты) и сотен же одинаковых полей-участков. Может быть, перед нами вовсе не клеры граждан, а нечто другое. Например, общинно — административные участки, специально выделенные центральной властью местным, осевшим на землю & laquo-скифам»-.

Однако всё же создаётся впечатление, что основные районы & laquo-размежевания»- и наибольшей концентрации варварских селищ не совпадают, что ещё более симптоматично и вроде бы даже естественно.

В таком случае мы имеем гораздо более логически выдержанную и понятную схему территориально-организационного устройства земельных владений в античном Боспорском государстве.

Во-первых, это или & laquo-ближние земли& raquo- (относительно небольшая зона традиционного античного землеустройства и землепользования как вблизи городов-полисов, (например хора Нимфея и Китея), так и вблизи более мелких поселений. На рассмотренных нами территориях к & laquo-ближние землям& raquo- относятся участки, непосредственно примыкающие к Азовскому побережью в пределах 1,5−2 км от берега моря, рассмотренные системы размежевания хоры Китея, иррегулярные наделы близ поселения Чурбашское Южное, участки, примыкающие к поселению Чокракский мыс. Этот тип размежевания характеризуется относительно небольшими размерами земельных участков и их неупорядоченной планировкой, сообразной рельефу, наличием во многих случаях следов нескольких перекрывающихся систем размежевания. В поселенческо — демографическом плане для данных территорий характерно или полное отсутствие всяких усадеб или их & laquo-кустовое»- (иногда даже единоблочное) расположение, причём как бы на & laquo-пограничных»- территориях.

Во вторых, — некие пространства явно не варварских и не поделённых на равные наделы земель с редкими, но весьма примечательными во всех отношениях поселениями — усадебными комплексами типа Генеральского-западного (Крымское Приазовье). Это, быть может, личный & laquo-домен»- правящего дома Спартокидов. Неделимый (а зачем?) корпоративный и особым образом обустроенный массив наиболее плодородных (и подчеркнём, рентабельных, товарно ориентированных угодий с интенсивными формами хозяйствования и максимально возможным развитием специализации, торговых связей и денежных отношений). Для & laquo-царской хоры& raquo- характерно отсутствие дробления земли на отдельные участки, а ее структура определяется особенностями рельефа (& laquo-длинные поля& raquo-). По-видимому, обрабатывалась данная территория жителями поселений азовского побережья. Образование & laquo-царской хоры& raquo- по-видимому, синхронно проведению деления клеров, т. е. проходило в IV в. до н.э. На это указывает тот факт, что большинство поселений Азовского побережья, расположенные в непосредственной близости & laquo-царской хоры& raquo- датируются не ранее IV в. до н.э. [Масленников, 1998, с. 34−35].

Затем (в третьих) это менее плодородные, но равнинные пространства, поделённые на равные участки. Возможно, мы имеем смешение полисно-гражданских и каких-то иных традиций и правовых норм. Зерновая (монокультурная) хозяйственная ориентация здесь очевидна. Возможно, она сдавалась равными & laquo-долями»- или числилась за кем-то. Система организации работ и жизни здесь нам менее всего известны. Именно эти земли истощались под пашнями наиболее интенсивно. И именно отсюда (вот для чего прямые дороги к морю!) вывозилась (в урожайные годы) основная масса собственно боспорского хлеба. Для определенности можно называть эти земли & laquo-дальней хорой& raquo- для соответствующих поселений (Феодосии, Нимфея, Пантикапея?). Три выявленные нами системы равных, ортогональных участков-клеров занимают общую площадь не менее 600 км или 20% Керченского полуострова. Межевание столь значительных пространств требовало широкомасштабных работ, что свидетельствует о государственном характере этого мероприятия, имевшего место, возможно, при Левконе I. В таком случае, собственником клеров оставалась верховная власть в лице правящей династии. Но они могли считаться и & laquo-государственными»- и, соответственно, распределяться между новыми гражданами, земли которым выделялись на основе принципа равенства. Впрочем, уже тогда это могли быть и & laquo-подданные»- - эпимелеты, распоряжавшиеся некими «сёлами» и местным населением [Polyaen. Strateg., VI, 9, 3]. Производство сельскохозяйственной продукции на площадях, занятых клерами, имело товарную направленность и, вероятно, регламентировалось некоторыми обязательствами перед государством. По всей видимости, в основе его лежало экстенсивное хлебопашество.

Ну и, наконец, (в четвертых) — территории с явно выраженными варварскими традициями в домостроении, погребальном обряде могильников и некотором другом. Это достаточно удобные для обитания (и ведения примитивного хозяйства, включавшего и земледелие и скотоводство) пространства, расположенные условно к востоку и северу от Парпачского хребта и далее к северо-западу, в сторону центрального степного Крыма. (Там это т.н. дальняя округа Феодосии.) Здесь практически нет следов наделов, нет поселений античного типа, зато масса курганов с захоронениями именно рассматриваемого времени и уже отмечавшихся селищ.

Изучение курганов Керченского полуострова позволяет выделить административные границы Боспорского царства как территориального образования на Керченском полуострове. По-видимому, они, начали складываться в IV в. до н.э.

Первоначально таковыми могли быть Парпачский гребень, а северо-восточнее и восточнее — естественные природные препятствия: хребты и балки близ района, где позднее в первой трети III в. до н. э. был построен Узунларский вал. В последующий период на территории севернее и южнее Парпачского хребта (и западнее Узунларского вала) возникали новые погранично-защитные рубежи, общим количеством до восьми. Судить о датах их обустройства сложно, отметим лишь, что позднейшие из валов могли сооружаться даже при Рискупориде III (210/11−226/227 гг.). Определенно можно сказать только о времени строительства (или реконструкции) стены Асандра (47 — 17 гг. до н.э.), которую мы попытались связать с укреплениями, на Парпачском гребне.

Характерные цепочки курганов позволяют сделать предположения об устойчивых путях миграций варварского населения по территории Восточного Крыма и о границах хоры отдельных городов.

В результате выполненных работ достигнута цель диссертационного исследования, однако процесс реконструкции системы территориально-организационного устройства сельскохозяйственной территории и рубежей обороны городов Боспора нельзя считать завершенным. Для дальнейших поисков будут подключены данные космической и аэрофотосъемки из архивов научно-исследовательских отечественных и зарубежных институтов. Кроме этого, будут продолжаться наземные разведки, в том числе и с применением магнитной съемки для идентификации остатков клеров и принадлежащих им усадеб. Надеемся, что будут открыты новые системы клеров, на землях, не охваченных пока нашим реконструкциями. Действительно, мы вправе ожидать, что вся территория европейского Боспора была освоена земледельцами. Новые территориальные завоевания понадобились боспорским правителям в IV в. до н.э. после полного освоения уже имеющихся земель, то есть, когда вся земля в прежних границах уже была поделена. С помощью описанного комплексного метода исследования мы надеемся увидеть и реконструировать эти земельные кадастры по всей боспорской территории.

ПоказатьСвернуть

Содержание

1. Карты Крыма XVIII — начала XX веков и материалы аэрофотосъемки как исторический источник.

1.1 История картографии Крыма XVIII — начала XX в. и возможности использование старых карт в исторических исследованиях. ^

1.2. Опыт использования аэрофотосъемки при изучении

• археологических памятников Крыма и Таманского полуострова.

2. Древние антропогенные структуры Восточного Крыма.

2.1. Природно-географические особенности территории.

2.2. Классификация древних антропогенных структур Восточного Крыма.

2.3. Выявления следов древних землеустроительных работ.

2.3.1. Методика проведения исследований.

2.3.2. Результаты исследований следов древних землеустроительных работ.

Клеры на мысе Чауда.

Клеры в средней части Керченского полуострова.

Клеры близ Темир-Горы.

Земельные наделы на южном берегу Азовского моря

Караларское побережье).

Длинные поля& raquo- близ Караларского побережья.

Наделы у поселения Чокракский Мыс.

Блжние земли& raquo- Китея.

Земельные наделы у Октябрьское.

2.4. Валы, курганные цепочки, и дороги Восточного Крыма как линии политических и административных границ.

Список литературы

1. Абакаров А. И. Археологическая карта Дагестана / А. И Абакаров, О. М. Давудов. М.: Наука, 1993. — 325 с.

2. Агбунов М. В. Античная география северного Причерноморья. М.: Наука, 1992. -240 с.

3. АДИТ. Объединенный стандарт (рекомендации по созданию и внедрению единой этикетки) // Экспертный Семинар & laquo-Стандарты описания объектов культурного наследия& raquo- (Горки Ленинские, 16−18 Февраля 2001 г.). http: //future. museum. ru/part06/gorky, 2001.

4. Андрианов Б. В. Дешифрование аэроснимков при изучении древних оросительных систем // Археология и естественные науки, М., 1965. -С. 15−41.

5. Андрусов Н. Геологические исследования в западной половине Керченского полуострова, произведенные летом 1884 г. // Записки Новороссийского Общества Естествоиспытателей. 1885. — Т. XI, вып. 2. -С. 69−116.

6. Андрусов Н. Геотектоника Керченского полуострова // Материалы по географии России. Санкт-Петербург: Имп. Минералогическое общество, 1893. — Т. XVI. — С. 63−335.

7. Андрусов Н. И. Избранные труды. М.: Изд-во АН СССР, 1961. -Т. 1. -712 с.

8. Анучин Д. Н. К вопросу о составлении легенд к археологической карте России. 1884.

9. Археологическая карта России. Смоленская область. М.: Ин-т археологии РАН, 1997.

10. Археологические карты Карелии // Куркиёкский Краеведческий центр. — http: //www. kirjazh. spb. ru.

11. Афанасьев А. Е. Древности Кисловодской котловины /

12. А. Е. Афанасьев, С. Н. Савенко, Д. С. Коробов. М.: Научный мир, 2004. -240с.

13. Багров JI.C. Перечень древних карт черного моря. Петроград, 1914.

14. Багров J1.C. История географической карты. Очерк и указатель литературы. Петроград, 1917.

15. Багров JI. История картографии.- М.: Центрполиграф, 2004. 319 с.

16. БегрЛ.С. Очерки истории русской географической науки // Труды комиссии по истории знаний. Л.: Изд-во АН СССР, 1929.

17. Бетев. Топографическая карта полуострова Крыма. 1: 42 000. СПб.: Военно-топографическое депо, 1855−1857.

18. Блаватский В. Д. Земледелие в античных государствах Северного Причерноморья. М., 1953. — 208 с.

19. Блаватский В. Д. Природа и античное общество. М.: Наука, 1976. -79 с.

20. Болдырев С. И. Реформа Левкона I / С. И. Болдырев, А. А. Завойкин // Тез. докл. Восьмой всерос. нумизматической конф. М., 2000. — С. 79.

21. Болтрик Ю. В. Сухопутные комуникации Скифии // СА. 1990. — № 4. — С. 30−44.

22. Быковский Н. М. Картография, Исторический очерк. Петроград, М.: Государственное изд-во, 1923.

23. Васильев С. А. База данных Arcsites 3.5.1 для учета археологических памятников на территории Волго-Камского региона в ананьинскую эпоху. http: //www. archaeology. ru/sci metods/computer 00. html, 2001.

24. Веселов В. В. Сводная ведомость результатов археологических разведок на Керченском и Таманском полуостровах в 1949—1964 гг. -Москва, 2005. -264 с.

25. Виноградов Ю. А. Некоторые дискуссионные проблемы греческой колонизации Боспора Киммерийского // ВДИ. 1995. — № 3. — С. 153−154.

26. Винокуров Н. И. Археологические памятники урочища Артезиан в Крымском Приазовье. М., 1998. — 152 с.

27. Винокуров Н. И. Виноделие античного Боспора. М., 1999. — 192 с.

28. Винокуров Н. И. Агротехника древнего виноградарства в Северном Причерноморье (античные агротехнические сооружения и мероприятия на виноградниках) // Боспорские исследования. -Симферополь-Керчь, 2005. Т. IX. — С. 43−64.

29. Воеводский JI. Карта древних поселений на юге России. Одесса, 1884.

30. Военная энциклопедия. Знаки условные // Военная энциклопедия. -СПб.: Т-воИ. Д. Сытина, 1912.

31. Владимиров В. В. Навигационное использование приемоиндикатора NT-200 псевдодальномерной спутниковой навигационной системы & laquo-НАВСТАР»- / Владимиров В. В., Маричев И. В. Новороссийск: НГМА, 1999. -48 с.

32. Габлиц К. И. Географические известия служащие к объяснению прежнего состояния нынешней Таврической Губернии собранные из разных древних и средних времен писателей с тремя картами. СПб., 1803.

33. Гаврилов А. В. Округа античной Феодосии. Симферополь: Азбука, 2004а. -368 с.

34. Гаврилов А. В. Античное селище Узун-Сырт (Подножье) в юго-Восточном Крыму // У Понта Евксинского (памяти П.Н. Шульца). -Симферополь, 20 046. С. 199−211.

35. Гайдукевич В. Ф. Боспорское царство. M. -JI.: Изд-во АН СССР, 1949. -625 с.

36. Гарбузов Г. П. Древняя система землеустройства у пос. Гаркуша (Таманский полуостров) / Г. П. Гарбузов, Ф. Н. Лисецкий,

37. П. В. Галеусов // Древности Боспора. М., 2004. — № 7. — С. 100 116.

38. Гарднер Ж. -К. Теоретическая археология. М.: Прогресс, 1983. -296 с.

39. Глушков В. В. Корпус военных топографов русской армии в годы первой мировой войны / В. В. Глушков, Е. И. Долгов, А. А Шаравин. -М.: Институт политического и военного анализа, 1999. 232 с.

40. Городцов В. А. Материалы для археологической карты долины и берегов р. Оки // Тр. XII Археологического Съезда. 1905. — Т. 1. — С. 515−672.

41. ГОСТ 20 886–85. Организация данных в системах обработки данных. Термины и определения. М.: Издательство стандартов, 1985. — 11 С.

42. ГОСТ 28 441–99. Картография цифровая. Термины и определения. -М.: Издательство стандартов, 2000. 15с

43. ГОСТ 7. 70−96. Описание баз данных и машиночитаемых информационных массивов. Состав и обозначение характеристик. -М.: Издательство стандартов, 1996. 50 с.

44. Археология СССР. Античные государства Северного Причерноморья / Под ред. Г. А. Кошеленко, И. Т. Кругликовой, B.C. Долгорукова. М.: Наука, 1984. — 392 с.

45. Гражданников Е. Д. Системная классификация социологических и археологических понятий / Е. Д. Гражданников, Е. П. Холюшкин. -Новосибирск: Наука, 1990. 183 с.

46. Гусев С. В. Археологическое наследие России: опыт анализа состояния памятников в 1966, 1997, 1998 гг. //Мониторинг археологического наследия и земельный кадастр. М.: Институт наследия, 2000. — 233 с.

47. Гусев С. В. Формат геоинформационного описания для памятников археологии // Культура: политика модернизации. Псков-Москва, 2001. -Вып. 2. — С. 75−83.

48. Дмитриева В. А. Технологии баз данных в исторических исследованиях: творчество без расчета на будущее / В. А. Дмитриева, Ю. А. Святец // Тр. IV конференции Ассоциации & laquo-История и компьютер& raquo-. М., 1997.

49. Дойель JI. Полет в прошлое. М.: Наука, 1979. — 296 с.

50. Драган Н. А. Почвенные ресурсы Крыма. — Симферополь: Доля, 2004. 208 с.

51. Дюбрюкс П. Описание развалин и следов древних городов и укреплений. // Записки Одесского общества истории и древностей. — 1858. -Т. 4, ч. 1. -С. 4−84.

52. Жаров Г. Археологическая карта Чернигова. -http: //archeology. narod. ru/MAP/mapg l-ru. htm, 2000.

53. Жебелев С. А. Основные линии экономического развития Боспорского государства // Известия Академии наук. 1934. — № 8. — С. 122−124- № 9. — С. 595−596,

54. Жебелев С. А. Северное Причерноморье. M. -JL: Изд-во АН СССР, 1953. -388 с.

55. Загний Г. Ф. Археовековые вариации геомагнитного геомагнитного поля в юго-западной части СССР / Г. Ф. Загний, О. М. Русаков. -Киев: Наукова думка, 1982. 128 с.

56. Закон РСФСР от 15. 12. 78 & laquo-Об охране и использовании памятников истории и культуры& raquo- (в ред. Указа Президиума В С РФ от 18. 01. 85).

57. Закон & laquo-Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации& raquo- от 25 июня 2002 года № 73-ФЗ. Принят Государственной Думой 24 мая 2002 г. Одобрен Советом Федерации 14 июня 2002 года.

58. Зинько В. Н. Хора боспорского города Нимфея // Боспорские исследования. Симферополь-Керчь, 2003. — Т. IV. — 320 с.

59. Зинько В. Н. Поселения VI в. до н. э. Европейского побережья Боспора Киммерийского//Боспорские исследования. Симферополь-Керчь, 2004. -Т. V. -C. 19−26.

60. Зограф А. Н. Античные монеты//Материалы и исследования по археологии СССР. — M. -JI.: Изд-во Академии наук, 1951. №. 16. -263 с.

61. Зондерван Г. Географическая карта, ее история, составление, воспроизведение. СПб., 1909.

62. Зубарев В. Г. Историческая география Северного Причерноморья по данным античной письменной традиции. М.: Языки славянской культуры, 2005. — 504 с.

63. Ильин А. Карта Таврической губернии. 1: 840 000. СПб.: Картографическое зав. А. Ильина.

64. Инструкция по топографической съемке в масштабах 1: 5000, 1: 2000, 1: 1000 и 1: 500. ГКИНП-02−033−82. М.: Недра, 1985.- 152 с.

65. Карта, 1774. Полуостров Крым с пограничными землями. 17 681 774.

66. Карта, 1847. Генеральная карта полуострова Крым. 1: 630 000. Составлена и гравирована в Военно-Топографическом депо 1847. -СПб., 1847.

67. Карта, 1876. Военно-топографическая карта Таврической губернии 1862−1876 гг. Масштаб 1: 126 000. М.: Картографический отдел Корпуса военных топографов, 1920 (переиздание).

68. Карта, 1890. Карта Таврической губернии. Масштаб 1: 42 000. -Петроград: Военно-Топографический отдел, 1917−1920 (переиздание).

69. Карта, 1932. Сборный лист сухопутных карт Крыма масштабов 1: 42 000 и 1: 84 000. М.: Картографический отдел корпуса военных топографов, 1932.

70. Карта, 1989. Карты территории Украины Генштаба СССР, масштаб 1: 100 000, — www. velotourism. ru.

71. Катюшин Е. А. Феодосия, Каффа, Кефе. Феодосия, 1998. — 159 с.

72. Кеппен П. И. Карта Южного Крыма, принадлежащая к Крымскому сборнику Петра Кеппена. СПб, 1836.

73. Кириллов И. К. Атлас Всероссийской Истории. JL: АН СССР, 1959.

74. Клейн JI.C. Археологическая типология. JI, 1991. — 448 с.

75. Клюкин А. А. Крымское Приазовье. Казантип. Каралар. Чокракское озеро. Булганакские вулканы. Арабатская стрелка / А. А. Клюкин, В. В. Корженевский. Симферополь, 2004. — 119 с.

76. Клюшин Е. Б. Инженерная геодезия / Е. Б. Клюшин, М. И. Киселев, Д. Ш. Михелев, В. Д. Фельдман. М.: Высш. шк., 2001. — 464 с.

77. Колтухов С. Г. Укрепления Крымской Скифии. Симферополь: Сонат, 1999. -221 с.

78. Колтухов С. Г. Варварские поселения классического и раннеэллинистического времени в Восточном и Юго-Восточном Крыму // Древности Боспора. М., 2004. — № 7. — С. 217−237.

79. Конвенция об охране всемирного культурного и природного наследия//Материалы Генеральная конференция Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры 17 октября 21 ноября 1972 г. -http: //nasledie. org. ru/conven. html.

80. Корд В. Материалы по истории русской картографии. Киев, 1899. -Вып. I.

81. Корд В. Материалы по истории картографии Украины. Киев, 1931. -Ч. I.

82. Коробов Д. С. Географо-информационная система & laquo-Археологические памятники Кисловодской котловины& raquo-. http: //archaeology. kiev. ua/ research/gis. htm, 2001.

83. Коробов Д. С. База данных & laquo-Археологические памятники кисловодской котловины& raquo- // Информационный бюллетень Ассоциации & laquo-История и компьютер& raquo-. М., 2002. — № 30.

84. Котляревский А. О. О погребальных обычаях славян. М., 1868.

85. Кошеленко Г. А. Греческая колонизация Боспора / Г. А. Кошеленко, В. Д. Кузнецов // Очерки археологии и истории Боспора. М., 1992.

86. Кругликова И. Т. Сельское хозяйство Боспора. М.: Наука, 1975. -300 с.

87. Кузнецов С. Тенденции в мире систем управления базами данных. -http: //www. inreco. ru/docs/Databases/Theory/Dbms. html, 2002.

88. Лапшин В. А. Археологическая карта Ленинградской области. Западные районы. Л.: ЛВВИСУ, 1990. — Ч. 1. — 127 с.

89. Лапшин В. А. Археологическая карта Ленинградской области. Восточные и северные районы. СПб.: СПбГУ, 1995. — Ч. 2. — 232 с.

90. Лбова Л. В. Археологическое картирование: проблемы и опыт// Методические проблемы реконструкции в археологии и палеоэкологии. Новосибирск: Наука, 1989. — С. 181−190.

91. Лентовский В. В. Анализ историко-археологической информации на картах Керченского полуострова XIX в. средствами геоинформационной системы /В.В. Лентовский, С. Л Смекалов

92. Археология и геоинформатика. М.: Ин-т археологии РАН, 2005. -Вып. 2. — Компакт-диск.

93. Манганари Е. Карта части северного берега Черного моря от мыса Херсонеса до Тамани, описи Капитан-Лейтенанта Е. Манганари. -Черноморское Гидрографическое депо, 1836.

94. Мансуров А. А. Методика составления археологической карты. М.: Наркомпрос РСФСР, 1939. — 62 с.

95. Маркевич A. TAURICA. Опыт указателя сочинений, касающихся Крыма и Таврической губернии вообще. Симферополь, 1984.

96. Марков С. Принципы работы системы GPS и ее использование. — Киев: НВЦ & laquo-Геоматика»-, 2003.

97. Масленников А. А. Эллинская хора на краю Ойкумены. М.: Индрик, 1998. -304 с.

98. Масленников А. А. Сельские поселения европейского Боспора (Некоторые проблемы и итоги следований) // Боспорские исследования. Симферополь, 2001. — Т.1. — С. 75−100.

99. Масленников А. А. Древние земляные погранично-оборонительные сооружения Восточного Крыма. М: Ин-т археологии РАН., 2003. -280 с.

100. Масленников А. А. Земельные наделы античного времени в Крымском Приазовье / А. А. Масленников, И. М Безрученко // Краткие сообщения института Археологии. М.: Наука, 1991. — № 204. -С. 37−45.

101. Масленников А. А. Новые памятники античного времени на северном побережье Керченского полуострова / А. А. Масленников, О. Д. Чевелев // Краткие сообщения института Археологии. -М.: Наука, 1981.- № 168.- С. 77−85.

102. Мельникова Т. Н. О математической основе русских карт XVIII века // Географический сборник III. Географическое общество СССР, 1954.

103. Медушевская О. М. Картографические источники первой половины XIX века. М.: Московский гос. Историко-архивный ин-т, 1959.

104. Месарович М. Общая теория систем: математические основы / М. Месарович, Я. Такахара. М: Мир, 1978. — 312 с.

105. Молев Е. А. Политическая история Боспора VI—IV вв. до н.э. -Нижний Новгород: Изд-во Нижегородского ун-та, 1997. 118 с.

106. Монгайт A. JI. Задачи и возможности археологической картографии //СА.- 1963.- № 1.- С. 19−43.

107. Мыц В. JI. Укрепления Таврики X—IV вв. Киев: Наукова думка, 1991.- 164 с.

108. Николаенко Г. М. Размежевание полей Херсонесской хоры//КСИА. 1985. -№ 182. -С. 11−15.

109. Новокшанова-Соколовская З. К. Картографические и геодезические работы в России в XIX начале XX в. — М.: Наука, 1967. — 265 с.

110. Паромов Я. М. Основные этапы освоения Таманского полуострова в античную эпоху//Автореф. дисс.. канд ист. наук. СПб., 1994. -25 с.

111. Паромов Я. М. Главные дороги Таманского полуострова // Древности Боспора. М., 1998. — № 1. — С. 216−225.

112. Паромов Я. М. О земельных наделах античного времени на Таманском полуострове//Археологические Вести. СПб., 2000. -№ 7. — С. 309−319.

113. ПавловаН.Н. Ландшафты степного Крыма //Автореф. дисс.. канд. геогр. наук. Л., 1954.

114. Паллас П. С. Наблюдения, сделанные во время путешествия по южным наместничествам Русского государства в 1793—1794 годах. -М.: Наука, 1999. -246 с.

115. Петере Б. Г. Михайловское городище античного времени// Проблемы советской археологии. М., 1978.

116. Правила. Картографические материалы // Правила составления библиографического описания. М.: Междуведомственная каталогизационная комиссия при Гос. Библиотеке СССР, 1990. -Ч. III.

117. Прозоров П. Систематический указатель книг и статей по греческой филологии, напечатанных в России с XVII столетия по 1892 год. СПб.: Императорская академия наук, 1898.

118. Рыбаков Б. А. Геродотова Скифия. М: 1979, Наука. — 248с.

119. Сапрыкин С. Ю. Боспорское царство на рубеже двух эпох. М.: Наука, 2002. -271 с.

120. Семенов С. А. Разведки на Керченском полуострове / С. А. Семенов, В. Э. Кунин // Археология и история Боспора. Симферополь, 1962, -Т. II. -С. 259.

121. Серапинас Б. Б. Основы спутникового позиционирования. М.: МГУ, 1998. -84 с.

122. Соловьев Ю. А. Системы спутниковой навигации. М.: Эко-Трендз, 2000. -268 с.

123. Смекалов С. JI. Географические координаты археологических памятников Керченского полуострова / C. JI. Смекалов, А. А. Масленников // VI чтения памяти профессора В. Д. Блаватского. К 100-летию со дня рождения. М, 1999. — С. 103−104.

124. Смекалов C. JI. Измерения координат археологических памятников Керченского полуострова при помощи GPS. // Боспорский феномен: греческая культура на периферии античного мира. СПб., 1999, -С. 365−366.

125. Смекалов C. JI. GPS for archaeology. www. archmap. narod. ru, 2000.

126. Смекалов C. JI. Измерение координат археологических памятников Керченского полуострова при помощи GPS в 2000 г. // Боспорский феномен: колонизация региона, формирование полисов, образование государства. СПб., 2001. — Ч. 2. — С. 249−253.

127. Смекалов C. JI. Крым на картах XVIII-XX столетий. СПб.: Дискус Медиа, 2004а. — Компакт-диск.

128. Смекалов C. JI. Информационная система по археологическим памятникам региона // Информация и Космос, 20 046. № 2. — С. 4651- - № 3. — С. 74−78.

129. Смекалов C. JI. Информационная система по археологическим памятникам региона // Круглый стол & laquo-Геоинформационныетехнологии в археологических исследованиях& raquo- (Москва, 2 апреля 2003 г.). М.: Ин-т археологии РАН, 2004 В. — Компакт-диск.

130. Смекалов С. JI. Распознавание подповерхностных объектов по аномалиям Земного магнитного поля / C. J1. Смекалов, Т. Н Смекалова, Д. Л. Федоров //Информация и Космос. СПб., 2004. — № 4. — С. 3742.

131. Смекалов С. Л. Особенности построения геоинформационных систем для археологических исследований / С. Л. Смекалов, Д. Л Федоров // Информация и Космос. СПб., 2004. — № 1. — С. 50−54.

132. Смекалов С. Л. Геоинформационные технологии в археологических исследованиях / С. Л. Смекалов, Д. Л. Федоров. СПб.: Балтийский, гос. техн. ун-т, 20 046. — 104 с.

133. Спицин А. А. Археологические разведки. СПб., 1908.

134. Спицин А. А. Разведки памятников материальной культуры. JL, 1927.

135. Треблева Г. В. Оборона территории Азиатского Боспора в первые века нашей эры: историческое моделирование на основе ГИС-технологий // Дисс. канд. ист. наук. М., 2005.

136. Тункина И. В. Русская наука о классических древностях юга России (XVIII середина XIX в.). — СПб.: Наука, 2002. — 676 с.

137. Федосеев Н. Ф. Еще раз о переправе через Боспор Киммерийский //Археология и история Боспора. Керчь, 1999. — Т. 3. — С. 61−102.

138. Федосеев Н. Ф. Переправа через Боспор Киммерийский // Вестник Древней истории. М, 1997. — № 4. — С. 100−110.

139. Цветаева Г. А. Курганный некрополь Пантикапея // Материалы по истории и археологии СССР. М. 1957. — № 56. — С. 225−250.

140. Цветков В. Я. Геоинформационные системы и технологии. М.: Финансы и статистика, 1998. — 224 с.

141. Чебан А. А. Мореходная астрономия. СПб.: Судостроение, 2001. -384 с.

142. Черный Ф. Генеральная Карта Крыма, сочиненная по новейшим наблюдениям Адъюнктом Федором Черным 1790 года.

143. Шепко Л. Г. Земельные отношения на боспоре V—III вв. до н.э. // В1сник Донецького ушверситету. Cepifl Б. Гуманггарш науки. -Донецк, 2000. № 2. — С. 132−138.

144. ШерА.Я. К характеристике понятия & laquo-археологический факт& raquo- // Проблемы реконструкции в археологии. Новосибирск: Наука, 1985. -С. 5−16.

145. Шилик К. К. Транспортные пути античного Северного Причерноморья // Материалы II Всесоюзн. симпоз. по древней истории Причерноморья в эпоху Великой греческой колонизации (VII-V в. до н. э). Тбилиси, 1979.

146. Шилик К. К. Локализация античной Акры, как пример комплексного анализа в историко географических исследованиях // Тез. докл. совещ. Комплексные методы в изучении истории с древнейших времен до наших дней. М., 1984. — С. 22.

147. Шмит Я. Ф. Карта, представляющая Крым и Степь Крымскую из новейших известий Сочиненная при акад. Наук Я. Ф. Шмитом 1777. -СПб., 1777.

148. Шорбан Е. А Краткое описание недвижимого памятника культуры: информационно-лингвистическое обеспечение / Е. А. Шорбан, В. И. Колесникова, В. И. Плужников. -http: //www. future. museum. ru/part03/30 100. htm, 2002.

149. Щеглов А. Н. Северо-Западный Крым в античную эпоху. -Л.: Наука, 1978.- 160 с.

150. Щеглов А. Н. Основные структурные элементы античной межевой системы на Маячном полуострове (Юго-Западный Крым) // История и археология Юго-Западного Крыма. Симферополь, 1993.

151. Barrington Atlas of the Greek and Roman World / Richard J.A. Talbert (ed.). Princeton University Press, 2000.

152. Blanc S. Les traces de centuriation romaine et les origines de la cite de Valence // Rivista di Studi Liguri. -1953. -V. 19. S. 35−42.

153. Bradford J. Burried landscape in in Sousern Italy // Antiquity. -1947, June. -P. 74−83.

154. Bradford J. Fieldwork on aerial discoveries in Attica and Rhodes. Part I. Тне town plan of clasical Rhodees // The Antiquaries Journal. 1956a. -V. XXXVI. -№ 1,2. — P. 57−69.

155. Bradford J. Fieldwork on aerial discoveries in Attica and Rhodes. Part II. Ancient field systems on Mt. Hymettos, near Athens // The Antiquaries Journal. 1956b. -V. XXXVI. — № 3, 4. -P. 172−180.

156. Convention for the Protection of the Architectural Heritage of Europe, Granada, 3.X. l985 Council of Europe Treaties ETS No. 121. 1985.

157. Convention for the Protection of the Archaeological Heritage of Europe (revised), Valletta, 16.1. 1992, Council of Europe Treaties ETS No. 143. -1992.

158. Core Data Standard for Archaeological Sites and Monuments // Documenting the Cultural Heritage. Editors Robin Thornes John Bold. -The J. Paul Getty Trust, 1998.

159. Crawford O.G.S. Air Photos Show Celtic Fields on Palimpsest of English Soil // Christian Science Monitor. 1923, 14 Dec. — P. 11.

160. Dietz S. Kalydon by // Danske museer. 2003. — № 6.

161. Dilke O.A.W. Greec and Roman maps. London: Cornell University Press, 1985. -224 c.

162. Dyggve E. Das Laphrion. Der Tempelbezirk von Kalydon. Kobenhavn, 1948. -368 c.

163. European Space Imaging. www. euspaceimaging. com, 2005.

164. Globe Explorer. www. terraserver. com, 2005.

165. Hum J. Differential GPS Explaned. Trimble Navigation, USA, 1993.

166. Johnson I. Understanding Mapinfo. A structured Guide. Sydney: University of Sydney, Australia, 1996.

167. Magellan GPS 2000XL Sattelite Navigator. User Manual. Magellan System Corporation, USA, 1997.

168. Maslennikov A.A. Studying of historical landscape in Easten Crimea / A.A. Maslennikov, T.N. Smekalova, S.L. Smekalov // Annales Geophysicae (European Geophysical Society). 1996. — Part 1, Supplemennt 1 to Volume 14. — P. 171.

169. NADB. National Archeological Database/ http: //www. cast. uark. edu/ other/nps/nadb.

170. Risb0l O. Kultuminner og kuiltumilj0 i Grafjell Regionfelt 0stlandet, Amot kommune i Uedmark / O. Risbol, T. Risan, R. Bjornstad., S. Fretheim, В. Hakon, E. Rygh // Arkeologiske registreringen 2002, faze 4., NUKU 125, NINA-NIKU, 2002, Oslo, 2003.

171. Sholl Т. Archaeological Map of Nymphaion, (Crimea) / T. Sholl, V. Zin’ko. Warsaw: Institute of Arhaeology and Ethnology Polish Academy of Sciences, 1999.

172. Slot-Carlsen Jan. Opmaling GPS // Arkaeologisk felthandbog. -Denmark: Det Arkaeologiske Nasvn, 1998. № E 42.1. — P. 23−26.

173. Smekalova T. Opsporing af arkaeologiske anlaeg ved hjaelp af magnetisk kortlaegning / T. Smekalova, S. Smekalov, O. Voss // Danske Museer. -2003,-№ 5. -P. 4−9.

174. Smekalova T. Magnetometric investigations of stone constructions within large ancient barrows of Denmark and Crimea / T. Smekalova, O. Voss, S. Smekalov, V. Myts, S. Koltukhov // Geoarchaeology. -2005. Vol. 20. — № 5. -P. 465−482.

175. Stolba V. Monetary crises in the early Hellenistic poleis of Olbia, Chersonesos and Pantikapaion. A re-assessment // Abstracts of papars. 13th International Numismatique Congress. Madrid, 2003. — P. 81.

176. Thellier. Nouveax resultats sur la du champ magnetique terrestre dans le passe historique // Journal of Geomagnetism and Geoelecnricity. 1954. -V. 6. -N4.

177. Trousset P. Nouvelles observations sur la centuriation romaina a Test d’el jem //Antiquites africanes. 1977. — Т. 11. — P. 175−207.

178. Trousset P. Les bornes du bled segui nouveaux арегфш sur la centuriation romaine du sud tunisien //Antiquites africanes. 1978. -T. 12. -P. 125−178.1. Перечень сокращений.1. А К Археологическая карта

179. АДИТ Ассоциация по документации и информационным технологиям в музеях

180. БАН Библиотека Российской Академии наук в Санкт-Петербурге1. Б Д База данных1. БнД Банк данныхвтд Военно-топографическое Депо

181. ГИС Геоинформационная система

182. ГЛОНАСС ГЛОбальная НАвигационная Спутниковая Система -российская спутниковая навигационная система

183. ИАНАНУ Институт археологии Национальной Академии Наук Украины

184. ИА РАН Институт археологии Российской Академии Наук

185. ИИМК РАН Институт истории материальной культуры Российской Академии Наук

186. РНБ Российская национальная библиотека

187. СК42 Советская система географических координат 1942 года

188. СУБД Система управления базами данных

189. ФЦП Федеральная целевая программа

190. CASE Computed Aided Software Engineering- автоматизированные компьютерные системы для разработки баз данных

191. CIDOC International Committee for Documentation of the International Council of Museums (ICOM) — Международный комитет по документации Междкнародного Совета музеев

192. DGPS Differential GPS дифференциальный метод позиционирования при помощи GPSdpi Dots per inch- количество точек на дюйм при воспроизведении изображений

193. GPS Global Positioning System- глобальная система спутниковой навигации

194. NAVSTAR NAVigation Sattelite providing Time And Range- навигационная система, обеспечивающая измерение времени и местоположения — другое название для системы GPS

195. SA Selective availability режим работы системы GPS, при котором преднамеренно снижена ее точность

196. UTM Universal Transvere Merkator географическая система координат в которой значения координаты измеряются в метрах

197. WGS84 World Geodetic Survey 84 наиболее распространенная система координат, используемая в GPS1. Иллюстрации

198. Рис. 1. Географические границы европейской части Боспорского царства.

199. Рис. 2. Фрагмент карты & quot-Полуостров Крым с пограничными землями& quot- (1768−1774 гг.).

200. Рис. 3. Фрагмент карты Я. Ф. Шмита (1777 г.). J

201. Рис. 5. Фрагмент карты К. И. Таблица & quot-Карта Полуострова Таврического и Около лежащих мест Сочиненная по известиям Греческих писателей. "- (1803 г.).

202. Рис. 6. Северо-восточная часть Керченского полуострова. Фрагмент карты С. А. Мухина 1817 г. 152v«-Htij>-i// iyMl Я ww*t /at *ддшццш1. С утл г*1Ц iMntJu’luV ftM. HtOc1. Paj. }"tWilli b J. tUff, 1. H. tu

203. Рис. 7. Юго-восточная часть Керченского полуострова. Фрагмент карты ВТД 1842 г. 153шШк

204. Рис. 8. Западная часть Керченского полуострова. Фрагмент карты ВТД 1865−1876 гг. (& quot-трехверстка"-).

205. Рис. 9. Мыс Чауда. Фрагмент листа XIII-26 карты ВТД 1896 г. (& quot-верстовка"-). 155

206. Рис. 10. Фрагмент карты & quot-северного берега Черного моря& quot- Е. Манганари (1836 г.). $ 1ЛШЪ. hl-HtiMi ВщюнЮ11. и*ш'-- «, 4 ni Mnort J--a 3 p n ч e^-1. О JT у О С 'Гml -Soj)cmhv *i -, у5& gt- Л’ирлДжк

Заполнить форму текущей работой