Авторская колонка как журналистский жанр (на примере авторской колонки Дмитрия Быкова в "Новой газете")

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Журналистика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Авторская колонка как журналистский жанр (на примере авторской колонки Дмитрия Быкова в «Новой газете»)

Курсовая работа

Содержание

Введение

Глава 1. Авторская колонка: от рубрики к жанру

1.1 Теоретико-методологические основы исследования жанра «колонка»

1.2 Жанровая природа колонки. Синкретизм жанров

Глава 2. Специфика авторской колонки Дмитрия Быкова в «Новой газете»

2.1 Д. Быков: биографическая справка

2.2 Этапы творческого пути Д. Быкова

Глава 3. Авторский стиль Д. Быкова-колумниста: опыт качественного анализа Д. Л. Быкова

3.1 Анализ синтаксических средств создания выразительности

3.2 Анализ лексико-семантических средств создания выразительности

Заключение

Список использованной литературы

Приложения

Введение

Подходы к жанрообразованию в журналистике на рубеже тысячелетий подвергались изменениям. С одной стороны мы видим тенденцию к его усложнению, и, соответственно, к усложнению жанровой структуры. С другой стороны — к упрощению системы журналистских жанров. Для решения конкретной задачи журналист достаточно часто пользуется элементами практически всех известных ему жанров. Происходит так называемая «гибридизация» жанров, рождаются даже относительно устойчивые «гибридные» формы. Сегодня не выработано единое понятие того, что же такое «авторская колонка»: мнения расходятся. Мы хотим вывести рабочее определение, ведь колонки (а вместе с ними и блоги) все активнее развиваются, привлекая большое количество читателей: этим обусловлена актуальность темы исследования.

Целью данной работы является выявление и изучение особенностей авторской колонки Д. Л. Быкова на примере опубликованных текстов в «Новой газете».

Для достижения этой цели необходимо выполнить несколько задач:

· обозначить теоретико-методологические основы исследования авторской колонки как жанра журналистики;

· вывести наиболее объективное определение для термина «колонка»

· выявить стилистические особенности текстов Д. Быкова- колумниста

· провести контент-анализ, проанализировав наиболее часто употребляемые средства художественной выразительности, которые использует в своих текстах Д. Быков.

· сделать выводы на основе полученных данных.

Объектом исследования является авторская колонка как часть номера периодического издания.

Предметом исследования выступают технологии и приемы создания авторской колонки (на примере текстов Дмитрия Быкова в «Новой газете»).

Практическая значимость данного исследования заключается в том, что в работе рассмотрены языковые особенности авторского стиля Дмитрия Быкова, то есть результаты исследования могут явиться примером для практической части учебников и учебных пособий по журналистскому мастерству, читателями которых являются не только студенты, но и опытные журналисты. Материалы Д. Быкова в настоящее время не изучаются исследователями на предмет употребления языковых средств выразительности в стиле автора (или по иным параметрам), поэтому работа обладает научной новизной.

При написании работы для осуществления поставленных задач использовались такие методы исследования как исторический, структурный, сравнительный, метод контент-анализа, а также структурный.

Можно выявить некоторые признаки колонки, основываясь на чертах других аналитических жанров как-то рецензия, комментарий. Характеристика этих единиц журналистики представлена в книге А. А. Тертычного «Жанры периодической печати».

Теоретической основой послужили труды как-то сборник статей под редакцией С. Г. Корконосенко, в одном из разделов которого Л. Е. Кройчик дает такое определение жанру: «Колонка — это всегда прямой диалог с аудиторией, соло, рассчитанное на контакт со слушателями, живое, образное слово, сориентированное на сочувственный отклик тех, к кому оно обращено (по крайней мере — на понимание)» Основы творческой деятельности журналиста / Ред. — сост. С. Г. Корконосенко. -СПб.: Знание, СПбИВЭСЭП, 2000. — С. 142. Кстати, раздел именно в этой книге является фундаментальной работой, рассказывающей об авторской колонке.

В материале, датированном февралем 2006 года, журналист Леонид Бершидский пишет: «Колумнист пишет так хорошо, что приобретает право на субъективное мнение. С другой стороны, он пишет так хорошо, что уже не важно, что именно он пишет» Бершидский Л. Почему Карл Иванович Шустерлинг скорее аналитик, чем колумнист / Леонид Бершидский // Ведомости. — 2006. — 17 фев. — С. 15.

Профессор Мадридского университета Мария Иисус Касальс рассматривает колонку, углубляясь в исторический контекст: «Советская публицистика не отличалась наличием авторской оппозиции- государство всегда было правым. В настоящее время развитие информационных технологий позволило вести блоги, а онлайн- СМИ позволяют высказывать авторам личную точку зрения даже в жестких формулировках. Именно развитая площадка информационного пространства дало толчок к новому подходу развитию авторской колонки как журналистского жанра».

Данная работа состоит из введения, двух теоретических глав, одна из которых рассказывает об эволюции жанра авторской колонки и роли в сегодняшней прессе, в то время как вторая повествует о Дмитрии Быкове, публицисте, выступающем в роле комментатора происходящих процессов. В структуру работы входят также практическая часть, заключение, список литературы и приложения. Во введении обозначены цель, задача, объект и предмет исследования, сформулирована актуальность темы и практическая значимость, проведен анализ литературы вопроса. В заключении подведены итоги проведенной работы, сделаны выводы из полученных результатов, и намечено дальнейшее направление нашей работы. Приложения включают в себя одно из стихотворений Дмитрия Быкова, диаграмму, отражающую тематику публикаций, таблицу с данными, полученными в результате контент-анализа, тексты, наиболее ярко отражающие общую тематику публикаций, а также выдержки из интервью с Д. Быковым.

В нашей работе будут рассмотрены различные подходы к определению авторской колонки, а также ее особенности в творчестве Д. Л. Быкова. Данная проблема нова для исследований во многом потому, что степень научной разработанности в данной области сравнительно невелика.

Глава 1. Авторская колонка: от рубрики к жанру

1.1. Теоретико-методологические основы исследования жанра «колонка»

Создание журналистского произведения всегда обусловлено рядом взаимозависимых процессов, к которым можно отнести поиск темы будущей публикации, формирование и разработку замысла конкретного материала, определение его идейной стороны. На этих этапах решаются вопросы, связанные и с выбором объекта будущего отображения, и с накоплением жизненных впечатлений, и с планировкой будущего материала, и с его идейной направленностью, что в конечном итоге сказывается на всей последующей работе журналиста по реализации замысла конкретного произведения. До сих пор не выработано единое определение жанра, ведутся споры о его сущности, природе. Если анализировать жанровую классификацию газетных текстов, то нельзя не заметить, что исследователи выделяют разное количество жанров, по-разному называя их. В творческой практике наблюдается постоянное видоизменение, взаимодействие жанров друг с другом. На границах традиционных жанров создаются новые типы газетных текстов. Поэтому в классификациях появляются «жанры-гибриды» типа «информационное интервью», «корреспонденция-раздумье» и т. п. Тенденция к размыванию жанровых границ заметно усилилась. Советские исследователи процессов жанрообразования говорили о том, что «все смешалось в системе жанров отечественной журналистики». Сегодня наряду с советской, уже явно не классической, системой жанров появились, нашли своих сторонников и развиваются подходы, предложенные профессорами Прониным, Кройчиком, Тертычным. Отличительной чертой является и понятие гибридизации: жанры не просто умирают и рождаются, они органично используют друг друга, производя на свет такие жанровые симбиозы, что даже опытный исследователь не может их идентифицировать. Говоря о тенденциях развития современных отечественных массмедиа, стоит отметить и еще одну расширение зоны влияния западных форм журналистики. Благодаря проникновению в отечественную медиасреду западноевропейских и американских (англо-саксонских, «островных») моделей журналистики, в том числе и жанровых форм, в обиходе и теоретиков, и практиков появились новые определения для таких понятий как «колонка», «журналистское расследование». О них, вслед за западными коллегами, заговорили как об особых текстовых структурах. Еще пятнадцать лет назад колонка была знакома российским читателям лишь на примере частного случая, а именно в виде «колонки редактора» какого-либо издания. Но тенденции изменения российского информационного поля, а также общемировые, в том числе постмодернистские тенденции, привели к тому, что сегодня колонкa- одна из самых востребованных на страницах российских СМИ текстовых форм.

Рубеж XX- XXI вв. входит в историю как эпоха эссеизации публицистики: от персонификации повествования до перевода субъекта высказывания в действующее лицо исторического процесса. Мир и субъект, этот мир воспринимающий, в равной степени становятся предметом исследования. Публицист является не сторонним наблюдателем описываемых процессов, а равноправным их участником. Автор предлагает аудитории текст, который перестает быть равновеликим жанру. В поисках форм актуального влияния печатного слова как на мышление отдельного индивида или социальной группы людей, так и на массовое сознание, журналисты все чаще используют такие жанровые ее разновидности, как авторская колонка. Имидж периодического издания находится в прямой зависимости от уровня авторитета и образованности авторов колонок, их прогрессивного мышления и коммуникативной компетенции, речевой культуры и мастерства, психологического воздействия на реципиента. Кроме того, на всесторонне осведомленного приглашенного автора еще и негласно возлагаются обязанности эксперта, «общественного надзирателя» за уровнем объективности оценок событий. Появление такого жанра, как авторская колонка можно объяснить психологическими факторами, в частности особенностями ментальности российского читателя, которому очень важно, в отличие от зарубежного- западного или североамериканского — читателя, узнать авторскую характеристику отраженных событий, чтобы сравнить с собственной или же сформировать свою шкалу оценок.

У современной отечественной колонки в 1920-е гг. был предшественник — фельетон-комментарий, в жанре которого работали молодые тогда М. Кольцов, В. Катаев, М. Булгаков, И. Ильф и Е. Петров. Сегодняшняя колонка носит не только иронико-комический характер: она служит и журналисту-политологу, и экономисту, и социологу, и театральному или кинокритику. Именно колумнистика наиболее полно отражает процессы, происходящие в современном информационном пространстве.

Первоначально в отдельной колонке-рубрике печатались самые разнообразные тексты. Со временем сложилась практика публиковать под рубрикой «колонка» тексты, тяготеющие к жанрам с сильным авторским началом (эссе, комментарий, обозрение, рецензия), а затем из этого корпуса выделилась группа текстов, явно схожих между собой и очевидно объединенных совершенно новой жанровой формой — колонкой. Сначала в крайней колонке печаталась информация, на которую редакция газеты хотела обратить внимание. Это могли быть объявления, экстренные новости, официальные сообщения, однако постепенно содержание колонки смещается в сторону частной жизни. В XIX веке большим интересом читателей пользуются колонки сплетен, где публикуются сообщения о текущей жизни горожан — рождениях, свадьбах, помолвках, смертях, поездках, отпусках и проч. Колонка становится местом на полосе, где из регулярно публикуемых фрагментов формируется картина жизни частного человека, и выполняет некую бытописательскую функцию. Затем в колонке-рубрике начинают концентрироваться тексты жанров с ярко выраженным авторским началом. А затем под влиянием процессов жанровой диффузии, изменения самосознания автора и читателя, а также новых тенденций в публицистике, когда интерес к отдельной личности усилился настолько, что стало возможным появление в прессе дневниковых жанров — формируется жанр колонки, фиксирующий переживания автора по тому или иному поводу в максимально личном, интимном, биографическом тексте.

Современные колонки генетически связаны с жанром передовой статьи — неизменным атрибутом прессы советской эпохи. Ее отмечали «призывная, менторский стилистика» «публицистичность», «ярко определенные политические ориентиры», полная или почти полное отсутствие авторского «я» и обязательная публикация на первой полосе. Как указывает исследователь современных информационных и аналитических жанров М. Василенко, «во времена тоталитарной системы передовая статья могла быть и часто выполняла функции методической разработки, квалифицированного советчика, мини-справочника, по которому партийный пропагандист готовился к выступлению» Василенко, М. К. Динамика развития информационных и аналитических жанров в украинской прессе: Монография / М. К. Василенко. — Киев: Издательство КНУ имени Т. Г. Шевченко, 2006. — С. 36.

Колонка получила широкое распространение только в постперестроечный период российской журналистики. В газетно- журнальную практику она пришла вместе с модой на западные формы подачи аналитики. На полосе колонку легко распознать формально. Тексты колумнистов (так на западный манер называют авторов колонок в каком-либо издании, от англ. сolumn- колонка) выходят регулярно, на одном и том же месте, имеют, как правило, постоянный объем до 200 строк. Ещё в 1926 году в США была издана книга «Колонка» (англ. «The Column»), в которой подробно описаны особенности этого ремесла. Колумнист необязательно работает штатным журналистом, обладает самостоятельным мнением. В 2002 году читатели «Известий» обогатили свой словарный арсенал довольно редким словом «колумнист», когда под «Колонкой обозревателя» прочли фразу «Мнения колумнистов могут не совпадать с точкой зрения редакции». Образ автора в колонке может быть интересен публике благодаря авторитету колумниста (на Западе эта роль крайне почетна и предоставляется исключительно ведущим сотрудникам редакции, а также признанным политикам, экономистам, ученым, культурологам) либо благодаря избранной им «маске».

Колумнистика — чаще всего атрибут качественной прессы, которая оказывает свое влияние на общество информированностью, аналитичностью, способностью предвидеть будущее, а не громадными тиражами. Кроме того, качественная пресса способна влиять на умонастроения элиты, принимающей важные решения.

В последнее время в американской прессе идет активная дискуссия по поводу исчезновения колумнистики, ее исчезновения именно в ежедневной городской газете, в которой колумнист — есть голос и совесть гражданского общества.

Говоря о появлении колумнистики в российской публицистике, в первую очередь стоит сказать о тех изменениях современного информационного поля, которые пережила Россия в начале 1990-х. Наиболее полную характеристику этих изменений мы находим у Л. Е. Кройчика. Так, он говорит о существенном отличии постсоветской журналистики от ее предшественницы: «Во-первых, на смену директивной, одноцветно идеологизированной прессе пришла публицистика более раскованная по мысли и стилю. Во-вторых, современная публицистика все отчетливее персонифицируется. Автор перестает быть обезличенным ретранслятором передаваемой информации — он все явственнее становится ее интерпретатором. Точка зрения конкретного лица интересна сегодня сама по себе…» Основы творческой деятельности журналиста / Ред. — сост. С. Г. Корконосенко. -СПб.: Знание, СПбИВЭСЭП, 2000. — С. 127.

Персонификация текста вызвана к жизни не только общим процессом демократизации постсоветского общества, но и тем, что в условиях существующего ныне рынка информации товаром становится не просто новость, а новость, «упакованная» в публицистический текст. Публицистический текст, как известно, напоминает двугорбого верблюда: первый горб — факт, второй — отношение автора к факту. Спрос на личностную журналистику в условиях растущей конкуренции СМИ создал прецедент выбора. Публицист откликается на этот спрос предложением собственного имени. Имя (в широком смысле этого слова) становится знаком издания или канала, представляющих это имя.

Согласно Л. Е. Кройчику, современная российская пресса — «работает в режиме диалога с аудиторией. Диалогичность рождает многоголосие, возникает эффект субъективности; полифонизм звучащих голосов, предлагающих различные точки зрения, побуждает аудиторию к самостоятельному определению собственной позиции. Учитывая это, настраиваясь на волну ожиданий аудитории, пресса одновременно ориентируется и на более занимательную, более остроумную форму подачи материала. Диалог с аудиторией предполагает ее отклик на предложенный текст, интерес к нему. Интерес возможен тогда, когда публицист не просто предлагает факты, заслуживающие, с его точки зрения, внимания, но и сообщает о них в яркой, воздействующей на эмоции аудитории форме».

Четвертая особенность современной публицистики — «возросшая роль приема в обработке материала. Текст приобретает черты литературности: меняется его стилистика, слово становится более экспрессивным, более эмоциональным и остроумным» Основы творческой деятельности журналиста / Ред. — сост. С. Г. Корконосенко. -СПб.: Знание, СПбИВЭСЭП, 2000. — С. 129.

Если проанализировать эти выводы в контексте нашего исследования, то можно немного переиначить слова Л. Е. Кройчика, заметить, что все это дает возможность для развития не только эссеистики и фельетона, но и для колонки. Поскольку колонка как раз и берет свое начало с одной стороны с сугубо практического оформительского момента, а с другой — ее родоначальниками во всем мире являются как раз жанры эссе, фельетона, комментария.

Итак, жанр категория устойчивая, но изменяющаяся; с течением времени жанры могут умирать, рождаться новые, могут появляться гибридные формы. Значит, можно выделить новый жанр, если он отвечает определенной классификации или определенным категориям. Количественное соотношение текстов различных жанров на страницах газет, которое может свидетельствовать об устаревании одних жанров, актуализации других в связи с изменением языкового вкуса, переосмыслением роли печати в обществе и другими экстралингвистическими факторами. С появлением Интернета лишь небольшое время отделяло нас от того момента, когда колумнисты получили возможность публиковаться в глобальной «паутине». Объединившись, колонка и Интернет подарили миру блоги. Именно они дают возможность получить в сети информацию о том, как относятся к этим фактам те, чье мнение по многим вопросам совпадает с вашим собственным.

1.2 Жанровая природа колонки. Синкретизм жанров

Колонка совмещает в себе элементы нескольких жанров журналистики как-то рецензия, комментарий, обозрение, обзор. Таким образом, можно сделать вывод о том, что авторская колонка- всегда собирательный жанр. По мнению Марии Иисус Касальс Карро, «советская публицистика не отличалась наличием авторской оппозиции- государство всегда было правым. В настоящее время развитие информационных технологий позволило вести блоги, а онлайн- СМИ позволяют высказывать авторам личную точку зрения даже в жестких формулировках. Именно развитая площадка информационного пространства дало толчок к новому подходу развитию авторской колонки как журналистского жанра».

Колонка не привязана к непосредственной актуальности. Часто ее заботят те случаи или проблемы, которые не являются новостями, потому что остались вне круга внимания; в другие разы она достает факты, которые уже остались в прошлом среди информационной быстротечности, но ценны своим индивидуальным содержанием; также возможен личный анализ — идеологический, эмоциональный — дел минувших. Или просто внутренняя рефлексия, литературное развлечение, упражнение на проверку принципов и убеждений. При анализе колонок современных авторов мы можем отметить, что значительная группа текстов, написанных под рубрикой колонки, обладает сходными признаками, что позволяет говорить о возможности объединения этих текстов неким особым, новым жанром публицистики. И хотя говорить о существовании полноправного жанра колонки пока еще рано, есть все основания утверждать, что формирование этого жанра уже началось, и что культурно-историческая ситуация, сложившаяся в стране, способствует появлению новой жанровой формы.

Таким образом, подчеркивая, что колонка еще не устоялась как жанр в системе жанров отечественных СМИ, можно предположить, что в настоящее время идет процесс ее становления, есть все предпосылки к появлению нового жанра. Все чаще, разворачивая газету или открывая журнал, читатель имеет возможность ознакомиться с оригинальными текстами, где в лаконичной форме представляют отзыв редакционного коллектива или известной личности на ту или иную насущную проблему, помогают ему сформировать собственную оценку актуальных событий, выбрать тип общественного поведения. Качественно новый жанр, призванный к жизни запросами суток и массовой аудитории, путем модификации известных жанровых форм все увереннее утверждает себя на ниве журналистики.

Одни исследователи теории журналистики говорят о том, что колонка — строго определенная количеством строк вертикаль на газетной странице — является рубрикой: «Говоря о колонке, имеют в виду рубрику, закрепленную в газете либо в журнале за тем или иным постоянным автором, а под колумнистикой, в отличие от других форм эссеистики, понимают авторские высказывания по злободневным (и не только) темам, с определенной регулярностью появляющиеся в одном и том же издании и размещающиеся, как правило, в одном и том же месте очередного газетного (или журнального) выпуска» Колумнистика [Электронный ресурс] / Журнальный зал Русский толстый журнал как эстетический феномен; С. И. Чупринин. — Режим доступа: http: //magazines. russ. ru/, свободный. — Загл. с экрана., другие — о том, что она является видом комментария, третьи называют ее разновидностью эссе: «Колонка- это рубрика, персонально закрепленная за конкретным журналистом, по сути своей — авторское высказывание, близкое по жанру к эссе. Поэтому анонимный текст без авторской позиции- не колонка. „Именная“, но разовая публикация — тоже не колонка, так как вторым условием является постоянное присутствие колумниста на страницах издания» Времена не выбирают. Авторский жанр [Электронный ресурс] / F5. ru; А. Малатов.- Режим доступа: http: //f5. ru/malatov/, свободный.- Загл. с экрана., четвертые замечают, что колумнистики как таковой у нас в стране вообще не существует: «В американской прессе в последние годы идет активная дискуссия по поводу исчезновения колумнистики, исчезновения именно в крупных ежедневных газетах, когда колумнист есть голос и совесть гражданского общества. Многие, как Дейв Либер, колумнист «Fort Worth Star-Telegram» и председатель ежегодного съезда Национального Общества Газетных Комментаторов, винят в этом самих колумнистов, которые стали «ленивыми, неактивными, неострыми». Дэн Гилмор, бывший колумнист, автор книги «We, The Media», говорит об изменении самого информационного поля, когда на место привычной городской колумнистике приходит «мини-колумнистика», когда «Золотой век колумнистики» прошел, не стало талантливых журналистов прошлого (среди которых называют Майка Ройко, Хёрба Кэна, Джимми Бреслина), а голоса тех, кто остался, «уже недостаточно сильны, чтобы перекричать пятьсот телевизионных каналов» Ярцева, С. С. Американская колумнистика: возможна ли журналистика мнений в глобальном обществе? // Журналистика в 2007 году. СМИ в условиях глобальной трансформации социальной среды. Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции. — М.: МГУ, 2008. — С. 136., пятые называют авторскую колумнистику последним оплотом свободной политической мысли и совестью нации: «Колонки — это территория свободы. Я сторонник четкого отделения репортинга и аналитики от мнений и поэтому всегда мешал репортерам ВЫСКАЗЫВАТЬСЯ в заметках. В колонке возможны и репортинг, и аналитика, и мнения. Собственно, если тебе дали колонку, это значит, что твое мнение интересно хотя бы редактору. Но такая вольность не освобождает автора от такой химеры, как совесть» Бершидский, Л. [Электронный ресурс] / Л. Бершидский. — Интернет-блог «Живой журнал». — Режим доступа: http: //www. livejournal. com, свободный.

Дать толкование термину «колонка» можно, рассматривая его с разных сторон и беря за основополагающий признак форму или содержание. Профессор факультета журналистики Мадридского университета Мария Карро: «Слово „колонка“ — неологизм, образовавшийся в результате метонимии (переноса части — места на газетной полосе — на целое: разделение на колонки журналистских текстов вошло в практику с XVIII века). Этим неологизмом обозначается подписанная (авторская) статья, которая публикуется с определенной регулярностью и занимает определенное место в газете. Одна из главных характеристик колонки — это ее разнообразие во всех проявлениях. В любом случае, колонка стоит то, что стоит ее подпись, и это выражается в зависимости от таланта личности. Колонка — это статья-мнение, которая может быть размышляющей или наоборот, неразмышляющей; направляющей или загадочной; аналитичной или страстной, осуждающей или предписывающей, всегда оценивающей, субъективной, потому что она не может быть другой».

Термин «колонка» сегодня используется в журналистской практике в трех значениях: во-первых, как особым образом оформленный столбец на газетной полосе, являющийся существенным приемом выделения материала при решении конкретных тактических задач — подборка информационных материалов, статистические сведения, цитаты, опросы и т. п.

Второе значение термина «колонка» — авторская рубрика. В данном случае колонка выполняет уже стратегические задачи — она вводит на газетную полосу имя автора, привлекающего внимание аудитории. Важнейшая задача колонки такого рода — закрепить интерес определенного сегмента аудитории за автором как носителем определенной информации.

Третье значение термина «колонка» — особый жанр, формирующийся сегодня на наших глазах и актуализирующий личные переживания автора по конкретному поводу в виде демонстрации точки зрения субъекта высказывания.

Американская энциклопедия писателя определяет колонку так: «короткий газетный или журнальный материал, посвященный какому-то узкому кругу интересов или обстоятельствам в широком смысле слова, написанный ясно и лаконично, имеющий объем в 350−500 слов и появляющийся регулярно (ежедневно, еженедельно и т. д.) с обязательным указанием имени автора».

В немецкой журналистике под колонкой понимается «короткое выражение мнения, которое не занимает больше одной газетной колонки. Такие колонки в большинстве своем появляются регулярно на одном и том же месте с одинаковым названием или как именные колонки одного автора. Колонка похожа на реплику и комментарий».

Испанцы, у которых теория журналистики, в отличие от их англоязычных коллег, разработана достаточно серьезно, уделяют колонке много места не только на газетных и журнальных полосах, но и в учебниках по журналистике и научных статьях.

Анализируя тексты современных колумнистов, а также различные определения, которые дают колонке российские и зарубежные исследователи, мы приходим к выводу, что значительная часть текстов колумнистов не вписывается в рамки известных нам жанров. Более того, рассматривая комментарий и эссе как жанры, наиболее близкие колонке, мы видим, что колонка не описывается жанрообразующими признаками ни того, ни другого, и что в этом месте между аналитическими жанрами и художественно-публицистическими есть некий «зазор», который может быть заполнен каким-то новым жанром.

Колонка — это всегда прямой диалог с аудиторией, соло, рассчитанное на контакт со слушателями, живое, образное слово, сориентированное на сочувственный отклик тех, к кому оно обращено. Если в комментарии такая связь публициста и аудитории факультативна, то в колонке обязательна. Колонка — монолог публициста, предлагающего в образно-эмоциональной форме свою оценку фактов и явлений действительности.

В жанровом плане колонка может включать элементы эссе (главное жанровое требование к колонке — «содержать лишь одну точку зрения, характеризоваться своим „голосом“ и стилем»; фельетона (критический, ироничный тон колонки). Колонка может быть произведением, полностью написанным в каком-либо аналитическом (рецензия, обозрение, комментарий) или художественно-публицистическом (эссе, фельетон) жанрах, что затрудняет жанровый анализ колонки. Если попытаться обобщить свойства различных текстов, публикуемых под рубрикой «колонка», становится очевидным, что часть из них обладает совершенно определенными признаками, общими для всей группы и в то же время нехарактерными для других известных жанров.

Предмет колонки — личное переживание по конкретному поводу: «Колонка — это жанр, когда человек рассказывает о том, что его беспокоит» Уткин, В. Играть по счету или платить? Заинтересованный взгляд на телевизионное будущее российского футбола / Василий Уткин // Советский спорт. — 2009.- 17 янв. — С. 10. , — такое определение дает футбольный комментатор и колумнист нескольких спортивных изданий Василий Уткин. Уткин не теоретик, однако в своем образном определении он передает смысловой стержень колонки: беспокойство автора. Информационным поводом к написанию колонки может быть и единичный факт, и событие, и явление, и судьба, и характер, однако на первом месте всегда стоит именно то, как колумнист осмысливает этот повод, то, какие чувства и мысли рождает в нем тот или иной факт. Таким образом, предметом исследования в колонке опосредованно является сам субъект высказывания, ход его рассуждений, его мыслительный процесс.

Функцией авторской колонки является демонстрация точки зрения субъекта социальной практики в связи с возникшей ситуацией с целью обратить внимание аудитории не только на саму ситуацию, но и на характер ее оценки. В колонке «Я» становится объектом исследования. Именно личность колумниста является основным смысловым ядром всего жанра — этим обусловлена такая особенность колумнистики, что колонку ведет, как правило, человек с именем — либо человек известный (писатель, политик), специалист в определенной области, чье мнение интересно само по себе, либо автор, обладающий ярким талантом говорить интересно обо всем- в таком случае на первый план выступает сам процесс демонстрации мнения.

Метод, с помощью которого создается текст- образный анализ, то есть сочетание анализа (выявление взаимосвязей предмета, причин, следствий, их оценка, прогноз их развития) и художественного обобщения. В этом смысле колонка занимает пограничную позицию между аналитическими и художественно-публицистическими жанрами в традиционной классификации, либо входит в группу исследовательско-образных жанров по классификации Л. Е. Кройчика.

По содержанию колонка — это цепочка фактов, событий или явлений, с которыми автор соприкасается непосредственно или которые представляются ему актуальными в данный момент, и рассуждений, которые рождают у него эти факты, события. В колонке автор избегает вымысла, он пишет лишь о том, что произошло на самом деле. Публицист предлагает нам свою точку зрения на окружающую действительность, а его материалы таким образом превращаются в неопровержимые свидетельства эпохи и одновременно оригинальные художественные произведения. Так как на первом плане выступает не факт, а отношение автора к нему, колонка становится жанром максимально интимным, где автор не боится самого себя сделать участником событий, рассказывая о глубоко личном опыте, личных впечатлениях и демонстрируя личное мнение.

По своей форме колонка — это свободное повествование, вбирающее в себя элементы самых различных жанров, от заметки до эссе. Однако все эти элементы включены в повествование для того, чтобы усилить аргументацию, авторскую манеру письма, сохраняющуюся от колонки к колонке, максимально интимизировать повествование и, ведя читателя за ходом своих мыслей, сделать его соучастником повествования, собеседником. Ряд исследователей называет в качестве жанрообразующих факторов также и языковые средства, используемые в тексте, либо форму авторского присутствия, однако, как нам кажется, эти факторы так или иначе входят в понятие формы и содержания.

Автор выступает в качестве героя-повествователя или персонажа-маски (в комическом варианте колонки), чья точка зрения является предметом исследования. В этом отношении колонка близка эссе. Автор вводится в повествование как лицо размышляющее и переживающее. Колонка как оперативный отклик на происшедшее (или — происходящее) по своей тональности полемична. Этим она и отличается от комментария, в котором мнение публициста далеко не всегда содержит оппозицию описываемому факту. Поскольку в колонке, как правило, взгляд автора не совпадает с общепринятой точкой зрения, он предлагает новое представление о ситуации. Персональная точка зрения — смысловое ядро колонки.

Тип, концепция, творческая стратегия периодических изданий отражаются на специфике редакторских и авторских комментариев и колонок. Обязательными атрибутами подачи текста этого жанра является помещение цветного портрета автора в левом углу перед названием. Под ней фиксируются его имя и фамилия с указанием должности. По композиционной структуре, фактологической основе, злободневности содержания, языково-стилистическому оформлению и субъективности оценок, авторские колонки тяготеют к публицистической проблемной статьи. Субъективное авторское «я», для которого характерны лиричность, и заключенное в ироническую форму созерцания мира, пронизывают всю структуру произведений: от заголовков и механизма отбора и компоновки фактов и «переодевания» их в одежды образа к моделированию композиции и подачи фотографии художника.

В настоящее время в ансамбле основных типов журналистских текстов авторская колонка занимает важное место. Пожалуй, как ни один другой аналитический жанр, он позволяет прессе чутко реагировать на всевозможные события. Колумнист оперативно выражает отношение к актуальным событиям. От информационных жанров колонка отличается именно наличием анализа. От статьи, обозрения, обзора и прочих аналитических жанров корреспонденции отличается прежде всего тем, что в нем обычно рассматривается какое-то явление, о котором уже рассказывалось на страницах изданий, в теле- и радиоэфире, а поэтому, в той или иной мере известное аудитории. Причем известными аудитории могут представляться не только существующие, но будущие события, если о них уже шла речь в СМИ.

Исходя из вышесказанного, можно утверждать, что авторская колонка становится всё более важным жанром в сегодняшней прессе, оперативно реагируя на происходящие в стране и мире процессы. Авторское начало- одна из главных характеристик колонки. Научное изучение жанра, который сегодня рождается, утверждается, находится на этапе его осмысления. Однако любое явление даже в зачаточном состоянии требует изучения с тем, чтобы прогнозировать пути его развития, направить их в русло аккумуляции мирового опыта и продолжения и обновления национальных традиций.

Следовательно, рассмотрение жанра колонки в системе модифицированных форм передовой статьи дало нам возможность выяснить его специфические признаки и функции. Авторская колонка писателя выделяется из всех других сложным переплетением жанровых форм, афористичностью речи, поучительным характером, ироничным содержанием, парадоксальностью оценок фактов, осложненным проявлением авторского «я». Ораторский пафос и пропагандистский смысл передовой статьи в авторской колонке сменились доверительный тон пастора и проповедника.

Среди журналистов, выступающих в качестве колумнистов в различных средствах массовой информации, известны имена Андрея Колесникова («Новая газета»), Александра Минкина «Московский комсомолец»), Марины Королевой («Российская газета»), Леонида Радзиховского (журнал «Огонек»). Одной из ярких фигур в колумнистике нового столетия является Дмитрий Быков, журналист, поэт и активный блогер, о котором пойдет речь в Главе II настоящей работы.

жанровый колонка журналистика быков

Глава 2. Специфика авторской колонки Дмитрия Быкова в «Новой газете»

2.1 Д. Быков: биографическая справка

Дмитрий Львович Быков- русский писатель, журналист, поэт, прозаик, кинокритик, сценарист, член Союза российских писателей, биограф Бориса Пастернака и Булата Окуджавы- родился 20 декабря 1967 в Москве в семье Льва Моисеевича Зильбельтруда и Натальи Иосифовны Быковой, учителя словесности. Вскоре родители развелись: Дмитрия воспитывала мать, учительница русского языка и литературы в школе № 1214 г. Москвы. Быков окончил школу с золотой медалью в 1984 году и факультет журналистики МГУ (кафедра литературной критики) с красным дипломом в 1991 году. В 1987−89 гг. служил в советской армии. С 1991 года является членом Союза писателей СССР, он выпустил шесть романов: в 2001 году — «Оправдание», в 2003-м — «Орфография», в 2005-м сразу две книги — плутовской роман о Ленине «Правда» (совместно с Максимом Чертановым) и роман «Эвакуатор», а в 2006 году — роман «ЖД». Быков также издал шесть стихотворных сборников и три книжки статей и сказок, а его сборник сатирических миниатюр, изданный в том же 2005 году, назывался «Как Путин стал президентом США: новые русские сказки».

Дмитрий Быков — лауреат нескольких престижных литературных премий, в частности, в 2004 году он получил международную литературную премию имени братьев Стругацких за роман «Орфография», в 2006 году — сразу три премии: снова — премию Стругацких за роман «Эвакуатор», премию «Национальный бестселлер» за книгу «Борис Пастернак» и за неё же — первую национальную премию «Большая Книга». Д. Быков отмечен премиями Союза журналистов России, входил в лонг-лист «Букера». Преподает в средней школе русский язык и литературу. Жена- Ирина Лукьянова, прозаик и переводчик, колумнист газеты «Собеседник». В соавторстве с мужем написаны две книги: «Зверьки и зверюши» (АСТ, 2010) и «В мире животиков» (2001). Марина Леско презентовала этот тандем на страницах «Крестьянки». Как автор трёх книг прозы- И. Лукьянова также входила в лонг-лист «Букера» и «Национального бестселлера».

В одном из интервью Быков говорит и о канувшем в лету СССР: «Советский Союз, это — умозрительная конструкция, которая вошла в довольно резкое противоречие с национальной матрицей русской, кое-чем от нее заразилась, а кое в чем на нее повлияла. Знаете, вот если у вас есть дача, то вы можете там наблюдать, как заплывают быстро, зарастают сорняками, заваливаются землей все попытки человека влиять на природу. Советская власть была антиприрода, контрприрода, но это был проект, который очень сильно повлиял на природу русскую в том числе, я сейчас имею в виду не русские березки, а природу человеческую конечно. Это было пространство непрерывного насилия над человеческой личностью. И это насилия давало очень интересные результаты: оно и угнетало, оно вызывало и страх, и трусость и приспособленчество. А вместе с тем, оно приводило иногда и к сверхчеловеческим результатам. Советская власть хороша для людей, которые не любят жить и любят работать — для таких людей, как я. Ну и во многих отношениях, это сложное взаимопроникновение, взаимное влияние русского и советского определяло тот удивительный разнонаправленный, многовекторный мир, в котором мы жили в семидесятые, в шестидесятые годы».

Журналист задает следующий вопрос Дмитрию Львовичу: «Значит, вы не согласны, что нулевые — начало эпохи вырождения?», на что колумнист отвечает: «Если только так: вырождения одних и возрождения других. Ведь что еще мы видим сейчас? Помимо разрыва между лучшими и худшими, поумнения умных и поглупления глупых, что, наверное, естественно для любой революции, в России идет и иной процесс — выхода народа из-под государства. Словно огромная Индия выбирается из-под маленькой Британии. У нас роль метрополии играют Кремль и Рублевка, колонии — оставшаяся Россия. Власть полагает, будто всем рулит, хотя в действительности этого нет. Идет постепенное выстраивание альтернативной, горизонтальной страны, где вертикальные связи отсутствуют напрочь. Хорошо это или плохо? Любой, кто бывал в Индии, знает: там все организовано очень тонко. Внешний хаос при внутреннем порядке: кастовое общество, жесточайшие запреты, четкая и мобильная система подчинения. Но мы-то с вами явно не индийцы. Фазиль Искандер, например, считает, что нынешняя ситуация ведет к кризису взаимной ответственности в России. Мы не отчитываемся перед государством, оно — перед обществом. Долго ли так может продолжаться? Конечно, здорово, что ни одна сволочь не лезет в твои дела, а главной сетью, управляющей страной, оказывается сайт «Одноклассники. ru». Нужно достать лекарства ребенку — без проблем, найти хорошего врача или продать подержанную машину — только брось клич. И так далее. Когда пустили под откос «Невский экспресс», я был в Питере и собирался в Москву. Все поезда отменили, никакой информации о произошедшем и последующем не поступало. И тут на уровне горизонтальной самоорганизации какая-то женщина позвонила знакомым: через десять минут к вокзалу подъехал автобус, согласившиеся заплатить водителю за проезд сели и отправились в Москву. А городские власти ничего еще не сделали. Здорово? Да, но на этом пути заложена мина: такие горизонтали не легитимны. Не уверен, что во взрывоопасной ситуации не дойдет до суда Линча. После пожара в Перми своими глазами наблюдал: там к этому подобрались совсем близко. На месте трагедии мигом возник комитет родственников жертв, потребовавший арестовать имущество владельцев «Хромой лошади» и разделить его между пострадавшими. Это ведь тоже форма народной самоорганизации, хотя не скажу, что приветствую ее. Государство как та училка, что худо-бедно защищает меня от местной шпаны. Не будь ее, кто отгонит хулиганье? Учительницу с указкой хоть побаиваются по старой памяти… «

В другом интервью, датированным осенью 2011 года, Дмитрий Львович признается: «Никакой „совестью нации“ этот продукт у нас не является. Он выдаёт комические стилизации. Это совсем не тяжело, и, если бы это было необходимо, я бы чаще это делал, потому что мысли приходят… „Гражданин поэт“ — самое необременительное из моих занятий. Тяжело два раза в неделю, по четвергам и пятницам, выдавать вещи, которые удерживали бы в повиновении достаточно сложный класс. Это тяжело физически, как Вы знаете. Практика преподавания? во многом практика гипнотическая. Сделать так, чтобы они а) слушали и б) думали? это сложно. Школа выматывает, как пробежка, как полезная вещь. Сочинять стихи по сравнению с этим — это занятие весёлое, жизнерадостное. Как сказал мне однажды Лев Анненский, говорите им всем, что нам очень трудно, просто чтобы они не завидовали» Кирр Зах [Электронный ресурс] / Зах Кирр. — Интернет-блог «Живой журнал». — Режим доступа: http: //www. livejournal. com, свободный.

2.2 Этапы творческого пути Д. Быкова

Сотрудничал или печатался почти во всех московских еженедельниках и нескольких ежедневных газетах. Регулярно выступает в качестве колумниста в таких изданиях как «Огонёк» (1997- 2007 гг.), «Вечерний клуб», «Столица», «Общая Газета», «Новая газета», «Труд», с 1985 года работает в «Собеседнике», «Профиль» (с 2008 года), «Компания» (2005--2008), «Русская жизнь». Осенью 1996 года был фигурантом уголовного дела и привлекался к суду из-за своей профессиональной деятельности: по факту издания им «нецензурной» газеты «Мать».

Дебютировал на телевидении в 1992 году в программе Киры Прошутинской. Участвовал в ТВ-проекте Сергея Лисовского в качестве ведущего и автора программ. На ATV вёл собственную программу «Хорошо БЫков» и работал соведущим программы «Времечко». В 2009 году был приглашённым ведущим в программе «Рождённые в СССР» (канал «Ностальгия»). Ведёт программу «Сити шоу с Дмитрием Быковым» на радио Сити-FM.

В 2005--2006 годах был одним из ведущих вечернего шоу на радиостанции «Юность» (ВГТРК). С 2006 по 2008 годы -- главный редактор арт-проекта «Moulin Rouge». В 2003--2006 годы вёл мастер-класс «Журналистское мастерство» в Институте Журналистики и Литературного Творчества (ИЖЛТ). В 2008 году вышел документальный фильм «Девственность», сценарий которого был написан Быковым в соавторстве с Виталием Манским.

C 2010 года по январь 2011 года вёл телевизионное ток-шоу «Картина маслом» на Пятом канале. С 2010 года читает лекции авторского цикла «Календарь». Прочёл лекции о Бернарде Шоу, Борисе Пастернаке и о Михаиле Евграфовиче Салтыкове-Щедрине.

Дважды отказался от персонального приглашения на встречу деятелей культуры с Владимиром Путиным 7 октября 2009 и 29 апреля 2011. 10 декабря 2011 -- принял участие и выступал на митинге протеста на Болотной площади против фальсификации результатов выборов в Госдуму Р Ф шестого созыва. Вошёл в оргкомитет следующих манифестаций. Свою активизацию мотивировал тем, что «надоело такое ощущение власти и такая атмосфера в стране». На «прямую линию» Владимира Путина, запомнившуюся телезрителям репликой о бандерлогах, откликнулся сатирическими стихами «Свежий закон джунглей», прозвучавшими 19 декабря в эфире радиостанции «Эхо Москвы» (см. Приложение № 1). По результатам интернет-голосования на странице Facebook вошёл в топ-10, кого граждане хотят видеть и слушать на протестном митинге на проспекте Сахарова 24 декабря 2011. В своём выступлении на митинге Быков предсказал скорое появление новой политической элиты, а завершил речь словами «История поставила на нас -- и положила на них».

В январе 2012 стал одним из учредителей Лиги избирателей. 4 февраля 2012 принял участие в оппозиционном протестном митинге на Болотной площади, где присоединился к требованию освободить всех политзаключённых.

В 2011—2012 гг. принимал участие в телевизионном проекте «Поэт и гражданин» (теперь «Гражданин поэт» на «Эхо Москвы»), который был запущен в феврале 2011 года продюсерским центром Андрея Васильева и телеканалом «Дождь». Первый выпуск показали 19 февраля. В передаче актер Михаил Ефремов читает стихи на актуальные темы, написанные Дмитрием Быковым и стилизованные под стихи классиков — от Грибоедова до Евтушенко. В эфир вышло 5 выпусков: «Стих о женской доле», «Арабский вариант», «Горе от ума», «Ворона и лисица» и «Тряслися грозно Пиренеи». Шестой выпуск — «Тандем в России больше, чем тандем» — «Дождь» снял с эфира. Генеральный директор телеканала Наталья Синдеева позже объяснила это тем, что в стихотворении «есть фразы, которые способны обидеть не политика, а человека» Общество сильно истосковалось по сатире [Электронный ресурс] / Газета. ru Лященко, В. / Владимир Лященко. — Режим доступа: http: //www. gazeta. ru/culture/2011/04/12/a_3 582 177. shtml, свободный. Через несколько дней после отмены эфира видео стало доступно в интернете. На право аудиотрансляции передачи претендовала радиостанция «Эхо Москвы»: 10 апреля главный редактор «Эха» Алексей Венедиктов объявил о намерении купить соответствующие права у производителей передачи. Именно это СМИ и стало транслировать проект «Гражданин поэт». 11 апреля 2011 стало известно, что права на видеотрансляцию собирается купить медиагруппа «Живи!». На вопрос журналиста Владимира Лященко о личном отношении автора стихотворений к проекту и его значимости, Быков отвечает: «Для меня это интересный стилистический вызов, поскольку стилизоваться под крупного классика — это довольно интересный и остроумный способ проникнуть в сознание читателя. Кроме того, это еще одна возможность довольно оперативно реагировать на происходящее сегодня и расширять площадку, потому что аудитория сетевого телеканала гипотетически больше, чем аудитория газеты, и в перспективе может становиться еще больше» Там же.

Далее Быков повествует о проекте «Гражданин поэт»: «Это чистая аналитика, он абсолютно не революционный, ничего не изменяющий, это стилистическое упражнение и то, что людям действительно уже не страшно, а смешно смотреть на все эти вертикали и прочие радости, это, конечно, важный показатель, но появился этот проект, клянусь вам, чисто случайно, и то, только потому, что я преподаю в школе и мы с Васильевым поговорили: „А как же ты детям объясняешь про поэтов?“ А я говорю: „Вот, оказывается, все наши русские поэты, типа Некрасова, они всю жизнь писали про то же самое. И если Некрасова сегодня почитать, то это будет звучать очень злободневно“. „О! Давай, мы это и сделаем“, — говорит он. Так появился этот проект».

Дмитрий Быков много гастролирует, однако подобный образ жизни не чужд ему. В одном из интервью он говорит: «Журналист? это бродячая профессия. Мне тяжело было ездить в период от 30-ти до 35. Тогда мы с моим постоянным фотографом Максимом Бурлаком ездили по 3−4 раза в месяц. Это было очень напряжённо, но мы наработали себе на квартиры, и с тех пор можно ездить куда хочется». Журналист открыто высказывает личную позицию на события, происходящие в России: «Сегодня очень сильно деградировала страна. Деградировала прежде всего потому что в ее сознании, в ее памяти очень недолго удерживаются факты. Может быть это сетевое сознание, клиповое, но если вы хотите произвести впечатление на страну, вы должны действовать в последний момент, может быть поэтому Дмитрий Анатольевич так оттягивает свое решение, потому что сейчас ничто долгосрочное не помнится больше двух недель. Знаете, есть такая болезнь у детей — дефицит внимания, СДВГ — синдром дефицита внимания с гиперактивностью, вот у страны сейчас именно это, только с гиперактивностью плохо. Я знаю, что есть такие классы, я же все-таки преподаватель со стажем, где дети плохо запоминают. И вот, чтобы они запоминали, им нужно это через шок подавать или натаскивать их непосредственно перед экзаменом, поэтому я думаю, что все самое главное случится непосредственно перед выборами».

«Сочинять политические фельетоны в стихах я начал, когда мне надоело делать это в прозе. Вероятно, это было как-то связано с отсутствием ротации в русской политике, или с дефицитом живых и ярких персонажей в ней, или с повторяемостью ее событий: как справедливо писал Слуцкий, поэзия делает интересным даже то, что в прозе уже категорически не звучит».

Постепенно фельетоны стали еженедельными и начали собираться в книжки. Читателю, наверное, приятно вспомнить, как все это было. Может быть, зарифмованная реальность приятней, эстетичней обыкновенной. Я надеюсь, что читать стихи будет хоть вполовину так же весело, как писать".

Размышляя о слове «журналист» Быков признается: «Мне всегда нравилось, когда меня называли „журналюга“, — говорит он. — Журналюга — это тот, кого ненавидят, а настоящий журналист должен вызывать ненависть и раздражение. Если после публикаций или передач остается благостное впечатление, это плохой журналист — он „не цепляет“ аудиторию».

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой