Ж.Ж. Дантон, Ж.-П. Марат, М. Робеспьер: образы в истории и массовом сознании

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Выпускная квалификационная работа

Ж.Ж. Дантон, Ж. -П. Марат, М. Робеспьер: образы в истории и массовом сознании

Введение

якобинский исторический революция буржуазный

Актуальность. Великая французская революция стала одним из самых ярких событий в человеческой истории, в результате которой пал монархический строй и была установлена республика. Ее лозунг — «Свобода, равенство, братство» — позволил Франции создать более передовое общество, которое боролось за демократические принципы. Но на пути к демократии, революции пришлось пройти через беззаконие, террор и диктатуру, общество насильственным путем уничтожало старые порядки на пути к светлому будущему. Нельзя не отметить влияние Великой французской революции на дальнейший ход истории. Снова и снова во Франции возводились баррикады, и каждый раз шли выступления за права и свободы. Она оказала весомое влияние на международную обстановку, распространив во всем мире прогрессивные идеи.

Разумные ценности Великой французской революции, отраженные в Декларации прав человека и гражданина 1789 г., необходимы и сегодня. По-прежнему существуют угнетение и бесправие. Гибель людей в результате революций и войн того времени не меркнет на фоне современных проблем терроризма и национализма. В то же время нас захлестывают иррационализм, религиозный фундаментализм, враждебное отношение к науке и прогрессу, варварство. Интерес современного общества к истории Великой французской революции обострился еще и под влиянием социальных проблем. Они существовали тогда, никуда не делись и сегодня. Опыт прошлого поможет нам рационально разобраться с сегодняшним и завтрашним днем.

Весомое значение в ходе революции играли ее лидеры, наиболее яркими из которых являлись Жорж-Жак Дантон, Жан-Поль Марат и Максимилиан Робеспьер. Каждый из них имел свою судьбу, принципы и идеалы, к которым они стремились. Но всех их объединяла одна цель — социальная справедливость. В итоге Ж. -П. Марат и М. Робеспьер ради ее достижения пошли по пути крайних мер — тотального террора, при котором шла опора на силовые ведомства. Они разошлись с Ж. Ж. Дантоном во взглядах, который выступал за уступки и умеренность, а также против радикализма в достижении цели.

В современном мире проблема силового внедрения политических решений аппарата власти не искоренена почти в любой стране мира. В международных отношениях самым ярким примером служат Соединенные Штаты Америки с их вмешательством в дела других государств. Политическая борьба внутри стран зачастую далеко переходит рамки гуманизма и либерализма.

Результаты работы историков и творчество мировых классиков в области культуры сыграли весомую роль в формировании мировоззрения последующих поколений в отношении к деятельности Ж. Ж. Дантона, Ж-П. Марата и М. Робеспьера. В массовом сознании каждый из них представлялся либо предводителем, осуществлявшим высшие принципы революции, либо отождествлялся с насилием и авторитаризмом.

На сегодняшний день изучение информационной политики, механизмов влияния на массы как никогда актуально. События, происходящие на территории Украины, и в связи с этим противостояние между Западом и Россией, являются ярким тому подтверждением.

Объектом данного исследования является деятельность Ж. Ж. Дантона, Ж. -П. Марата и М. Робеспьера и ее восприятие.

Предмет — процесс формирования образов лидеров якобинцев в исторических трудах и в массовом сознании.

Хронологические рамки работы обусловлены двумя составляющими: годы жизни Ж. Ж. Дантона (1759−1794), Ж. -П. Марата (1743−1793), М. Робеспьера (1758−1794) и период отражения их образов в истории и в массовом сознании. Таким образом, период начинает рассматриваться со второй половины XVIII в. и продолжается до наших дней.

Географические рамки исследования ограничены Францией, а также Российской империей, СССР и современной Россией.

Степень изученности темы. Исследовательский интерес к лидерам якобинской диктатуры возникает уже в годы Великой французской революции. Но в связи с последующей политической обстановкой интерес к ним постоянно менялся, а иногда и подвергался запрету. Тем не менее, образы Ж. Ж. Дантона, Ж. -П. Марата и М. Робеспьера хорошо раскрыты в исследовательских работах, хоть мнения о них сильно разнятся. В меньшей степени они рассмотрены в массовом сознании в течение исторического развития. Историография подразделяется на западную и отечественную.

На Западе изучение революции началось еще в годы ее начала. В 1790 г. Э. Берк выпустил «Размышления о революции во Франции», где он выступил ее ярым противником. По его мнению, приход к власти насильственным путем уже говорил о несостоятельности идеалов, к которым стремились в ходе революции: к власти в 1789 г. пришла диктатура, о правах и свободах говорить было невозможно.

Луи Блан в своей «Истории французской революции» преклоняется перед политикой, проводимой Максимилианом Робеспьером. На его взгляд, террор был вынужденной мерой для достижения принципов свободы и равенства.

Жюль Мишле говорит о том, что Франция конца XVIII в. стала примером раздела на мир старого порядка, в котором ведущее место занимали Бог и монарх, и на мир нового порядка, где должно господствовать право.

Алексис де Токвиль, напротив, выступил с мнением о том, что революция не создала нового мира. Она стала кульминацией старого режима. В итоге был установлен парламентский деспотизм, а не либерализм.

В первой четверти ХХ в. Альфонс Оляр и Альбер Матьез продолжили изучение первой французской революции. Первый был представителем либерализма, отсюда его герой — Ж. Ж. Дантон. Второй принадлежал к марксистской школе. Он возвеличивал деятельность М. Робеспьера. Для А. Оляра ход революционных событий был крайне противоречивым: провозглашенные принципы не состыковывались с реалиями. А. Матьез оправдывает политику М. Робеспьера, так как она была направлена против тех, кто ее не принял.

С середины ХХ в. в западной историографии начинает распространяться ревизионистский подход.

Франсуа Фюре не может найти оправданий для политики террора. Он расширяет рамки революции. По его мнению, она начинается в 1787 г., когда открылось собрание нотаблей, и продолжается до 1814 г. — отстранение Наполеона от власти. Времена якобинской диктатуры — отход от социальной политики к насилию.

Один из ведущих современных специалистов, изучающих Францию конца XVIII в. является Патрис Гениффе. По его мнению, система террора была построена не по вынужденным обстоятельствам, а нацелено.

В оценке деятельности Ж. Ж. Дантона, Ж. -П. Марата и М. Робеспьера в истории и в массовом сознании ценную информацию дал труд Э. Хобсбаума. В своей работе, посвященной двухсотлетию Великой французской революции, он рассматривает основные тенденции в изучении деятельности предводителей якобинского клуба, а также изучает их место в культуре и искусстве.

Среди работ, посвященных изучению политики памяти, можно отметить таких авторов, как П. Нора, П. Х. Хаттон.

В дореволюционной России лидеры якобинской диктатуры рассматривались революционными течениями, например, в кругу друзей Герцена. Широкой огласки они не имели. До 1870-х гг. не было ни одной конкретно-исторической работы, затрагивающей тему французской революции, в связи с жесткой цензурой.

Первым из отечественных историков, приступившим к целенаправленному изучению событий конца XVIII в. во Франции, стал В. И. Герье. В своей работе он признал закономерность революции и отметил весомое значение преобразований времен Учредительного собрания. Также ученый пытался доказать неизбежность преобразований в России. Только у нас в стране, по его мнению, они должны были идти мирным путем, в отличие от Франции, где произошла революция.

Еще один дореволюционный историк Н. И. Кареев считал, что якобинская диктатура, навязанная силой меньшинства, не могла долго удержаться во Франции. Решающую роль в ее падении сыграли народные массы.

Наибольший вклад в изучение деятельности Ж. Ж. Дантона, Ж. -П. Марата и М. Робеспьера был сделан в советский период. При этом значительную роль играла политическая идеология страны, о чем свидетельствует введение В. И. Лениным понятия «Великая французская революция». Поэтому к исследованиям советских авторов стоит подходить настороженно.

В работе Н. М. Лукина личность М. Робеспьера нивелирована на фоне якобинского клуба и народа. По мнению автора, он был лишь их предводителем, но не более. Н. М. Лукин не позиционировал свою работу как строго научную. В ней использован достаточно узкий набор документов и источников. Большая часть исследования построена не на доказательствах, а на рассуждениях.

С. Фрязинов в своей общей работе по Первой французской революции в научно-популярном виде дает картину событий конца XVIII в. во Франции для советского читателя. По его мнению, пролетариат не должен был забывать о своем прошлом. Поэтому он проводит параллели между Французской революцией и Октябрьской.

В работе Ц. С. Фридлянда дана наиболее основательная биография Ж. Ж. Дантона. В своем труде исследователь стремится разобраться с большим количеством противоречивых мнений о революционере. Автор не идеализирует образ Ж. Ж. Дантона, видит его недостатки и промахи в проводимой им политике. Но при этом отмечает его значительную роль во время событий конца XVIII в. во Франции, особенно во второй половине 1792 г.

Ц.С. Фридлянд посвятил свои исследования также и Ж. -П. Марату. Большой упор в его исследовании делается на публицистическую деятельность друга народа, рассматривая идейно-политическое наследие. Помимо того, автор стремится проследить роль Ж. -П. Марата в ходе революционных событий. В работе содержится обширная документальная база.

В одноименной работе А. Левандовский представил Ж. Ж. Дантона человеком, который действовал не ради принципов революции, а для собственного обогащения, преследуя корыстные цели. Он считал его изменником революции.

Один из ведущих специалистов по истории Великой французской революции А. З. Манфред в своем обобщающем труде говорит о якобинском терроре, как об ответной реакции на жирондистский, причем он поражал лишь врагов революции.

А.З. Манфред в описании портрета М. Робеспьера буквально вживается в его образ. Автор пытается разобраться в причинах бездействия революционера в последние недели его жизни. Исследователь приходит к мысли о том, что М. Робеспьер видел поражение революции. Она не смогла привести к равенству и процветанию общества после стольких жертв.

Во втором и в третьем томах в общей работе по французской литературе под редакцией И. И. Анисимова даны ценные сведения по истории написания произведений, посвященных деятелям первой французской революции.

В.Г. Сироткин в своей работе рассмотрел восприятие Великой французской революции и ее деятелей в течение исторического развития на Западе и в СССР. Также он обозначил основные этапы в истории изучения событий конца XVIII в. во Франции.

Информация об истории изучения деятелей Великой французской революции содержится в историографических обзорах Д. Ю. Бовыкина, А. Гордона.

В связи с началом Перестройки в отечественной историографии Великой французской революции начался отход от марксистского подхода.

Современная отечественная историография слилась с основными мировыми тенденциями в области изучения Первой французской революции.

Таким образом, анализируя степень изученности темы, мы можем сделать вывод, что комплексного исследования, посвященного образам Ж. Ж. Дантона, Ж. -П. Марата и М. Робеспьера в истории и в массовом сознании нет. Одни авторы специализируются на изучении Великой французской революции в целом, другие рассматривают деятельность революционеров в отдельности, третьи анализируют историографию, четвертые интересуются основными тенденциями в истории изучения событий конца XVIII в. во Франции, пятые исследуют роль предводителей якобинцев в культуре. В связи с этим, научная новизна работы заключается в сведении данных воедино.

Цель настоящего исследования — рассмотреть конструирование образов Ж. Ж. Дантона, Ж. -П. Марата и М. Робеспьера в истории и в массовом сознании.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

— изучить формирование политических воззрений Ж. Ж. Дантона;

— дать характеристику политического портрета Ж. -П. Марата;

— рассмотреть политические убеждения М. Робеспьера;

— исследовать особенности конструирования политики памяти во Франции и в отечественной истории;

— изучить образы руководителей якобинской диктатуры во французской и в отечественной историографии;

— определить место Ж. Ж. Дантона, Ж. -П. Марата и М. Робеспьера в массовом сознании на примере художественной литературы и кино;

— рассмотреть образы Ж. Ж. Дантона, Ж. -П. Марата и М. Робеспьера в массовом сознании на примере изобразительного искусства, скульптуры и топонимики.

Источниковая база исследования основывается на довольно обширном количестве опубликованных материалов. Источники содержат ценную информацию для анализа и характеристики развития образов Ж. Ж. Дантона, Ж. -П. Марата и М. Робеспьера в истории и в массовом сознании.

Материалы, находящиеся в нашем распоряжении, можно подразделить на несколько групп.

Первая — законодательные акты — представляет собой правовые документы, исходившие от верховной государственной власти. Они имели высшую юридическую силу. Официальные документы не нуждаются в проверке на достоверность.

Декларация прав человека и гражданина 1789 г. является одним из самых главных документов, принятых во время Великой французской революции во Франции. Она провозгласила демократические и гуманистические принципы революции. Декларация регламентировала для любого политического союза «обеспечение естественных и неотъемлемых прав человека», к которым относятся «свобода, собственность, безопасность и сопротивление угнетению». Она сыграла ключевую роль в борьбе с абсолютизмом и пережитками феодализма.

Декларация от 25 сентября 1792 г. о единстве и неделимости Французской республики и Декрет Конвента, устанавливающего смертную казнь всякому, кто предложит восстановление королевской власти 4 декабря 1792 г. провозглашали укрепление республиканского строя.

Вторая группа — речи и доклады революционных лидеров в Конвенте и в Якобинском клубе, а также их переписка Их особенность заключается в том, что им нельзя полностью доверять. Слова ораторов, которые говорились на публику или содержались в письме, могли быть далеки от их истинных воззрений.

В работе были использованы речи Ж. Ж. Дантона, М. Робеспьера, памфлеты Ж. -П. Марата, а также переписка Ж. -П. Марата и М. Робеспьера. В них отражены их взгляды на ход революции, призывы к действиям.

Третья группа — мемуары, описывающие личности революционных деятелей. В них в большей степени отражается сам автор, его мнение, нежели реальность. Мемуары отличаются высокой степенью субъективности. Поэтому их необходимо использовать с осторожностью. Но при этом мемуары позволяют понять долю общественного сознания непосредственно во время событий.

В работе были использованы мемуары участника революционных действий А. К Мерлена, а также сестры Максимилиана Робеспьера Шарлотты Робеспьер.

Четвертая группа — произведения культуры и искусства. Как правило, они наполнены глубокой художественностью, поэтому не всегда близки к реалиям, но при этом позволяют выделить точку зрения автора, а следовательно, и часть массового сознания, представляемой им эпохи, например, в произведении В. Гюго «Девяносто третий год» или в фильме Ж. Ренуара «Марсельеза».

Методология исследования. Методологическая база работы основывается на принципах историзма и объективности, которые являются основополагающими в историческом исследовании. Принцип историзма подразумевает рассмотрение всех общественных явлений в их изменении, от появления, становления и до конечного итога, а также обязательно в тесной связи с другими процессами и с конкретным опытом истории. В согласии с этим была сформирована структура исследования. Под принципом объективности предполагается беспристрастное и строго выверенное изложение собственной точки зрения на основе располагающейся в наших руках суммы достоверных исторических материалов, их рассмотрение в соответствии с установленной целью и поставленными задачами работы, ее предметом.

При обобщении и анализе исторического материала были использованы такие специально-исторические методы как хронологический, сравнительный, историко-генетический, системный. Они были обусловлены как характером обозначенных задач и общими методологическими принципами их решения, так и особенностями используемых источников.

Хронологический: события описываются по порядку, идет поэтапное рассмотрение тенденций формирования образов революционеров в истории и в массовом сознании.

Сравнительно-исторический: сопоставление позиций Ж. Ж. Дантона, Ж. -П. Марата и М. Робеспьера в политической деятельности, а также сравнение взглядов о них в массовом сознании.

Историко-генетический: показана эволюция мнений на счет лидеров якобинской диктатуры в истории и в массовом сознании.

Системный: взаимосвязь событий Великой французской революции, деятельности Ж. Ж. Дантона, Ж. -П. Марата и М. Робеспьера, а также отражения их образов в истории и в искусстве.

Перспектива изучения и прикладной характер исследования темы позволят понять значимость деятельности Ж. Ж. Дантона, Ж. -П. Марата и М. Робеспьера, выявить отношение последующих поколений к умеренной и радикальной политике. Отдельные положения работы могут быть использованы в качестве материалов к разработке лекций по истории революционного движения и ее лидеров, а также для описания культурного развития человечества.

Выпускная квалификационная работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

1. Политические портреты лидеров якобинского клуба

1. 1 Ж.Ж. Дантон

Жорж-Жак Дантон был рожден 26 октября 1759 г. в провинции Шампань. Его дед был преуспевающим земледельцем, дал детям престижное образование. Отец Ж. Ж. Дантона стал в итоге прокурором. Его мать появилась на свет в семье подрядчика строительных работ. После смерти отца в 1762 г. мать повторно вышла замуж за мастера ткача. В целом, семья была обеспеченной и не знала нужды.

Жорж-Жак был взбалмошным ребенком, мало уделял внимания учебе, в основном проводя время на улице или на природе. В 12 лет его отдали на обучение в Труа в колледж монастыря ораторианцев. Здесь основной упор делался на изучение античных авторов и риторики. Уже там он показал свой протестный пыл, был прозван «республиканцем». Во время восшествия на престол Людовика XVI в 1775 г., юноша присутствовал на коронации в Реймсе, городе, который оказал на него огромное впечатление. Затем Ж. Ж. Дантон вернулся обратно в школу, где продолжил свое образование. Его любимым автором стал Тит Ливий. В нем будущего революционера привлекал: «Торжественный тон древнего историка, в пышных словах зовущего к защите отечества, к борьбе с врагами родины». По окончании учебного заведения Ж. Ж. Дантон пошел по стопам отца и стал адвокатом.

В 21 год Жорж Жак в поисках лучшей жизни и самоутверждения отправился в Париж. Он остановился в местечке «Черный конь», куда приезжали все его земляки. На работу его принял прокурор господин Винот. Он начал читать «Энциклопедию», где трудились Вольтер, Ж. -Ж. Руссо, П. А. Гольбах, Г. Б. Мабли, Д. Дидро.

В различных кофейнях собирались люди, где они не только утоляли голод и жажду, но и обсуждали различные события города, страны. Среди различных слоев общества в Париже, особенно перед революцией, выделялась группировка адвокатов. Среди них активно вращался Ж. Ж. Дантон. Он стремился к блестящей карьере, рвался в королевский совет, что осуществил в 1787 г., приобретя должность. В своей адвокатской практике он защищал в основном права и притязания дворян.

К этому моменту Франция находилась в остром экономическом, политическом, социальном кризисе. Людовик XVI дискредитировал себя и монархический режим. Против него выдвинулось духовенство, третье сословие, крестьянство, а также часть аристократии. Генеральные штаты, которые начали свои заседания 5 мая 1789 г., лишь усугубили положение. Сословия требовали для себя больших прав. Вскоре Генеральные штаты были преобразованы в Национальное собрание, а 9 июля оно получило статус Учредительного собрания.

В тридцатилетнем возрасте Ж. Ж. Дантон встретил начало Великой французской революции. Он принадлежал к третьему сословию Парижа, был одним из его самых ярких представителей. Ж. Ж. Дантон вступил на путь преобразований. В связи с происходящими событиями он стал переосмысливать свои воззрения. Еще вчера Жорж Жак пользовался привилегиями абсолютизма, но шло время перемен. «Три дня сыграли особенно большую роль в выяснении дальнейшего пути Ж. Ж. Дантона. Двенадцатого июля он наблюдал и слушал. Тринадцатого — вмешался в ход событий. Четырнадцатого — твердо и окончательно определил в них свои позиции. А после четырнадцатого возврата к прежнему быть уже не могло ни для абсолютной монархии, ни для господина Ж. Ж. Дантона. Ибо в этот день великая революция нанесла старому миру первый сокрушительный удар».

14 июля пала Бастилия, революция началась. Какую роль сыграл в этом событии Ж. Ж. Дантон, подлинно неизвестно, но фактом является то, что он принимал участие, командовал отрядом. Революционный вихрь захватил и аполитичного буржуа. Ж. Ж. Дантон так отзывался о падении Бастилии: «Итак, его не существует более, исчез этот памятник исступления и деспотизма, этот гнусный вертеп, куда могущество сильных повергало несчастные жертвы ненависти и интриги…».

После взятия Бастилии была образована буржуазная по своему характеру Парижская коммуна. Был создан новый орган власти — Постоянный комитет в Ратуше. Основными действующими лицами в нем стали Жан Байи и маркиз де Лафайет, с которыми у Дантона сложилась личная неприязнь, перешедшая в ненависть. Причиной тому послужил неуважительный поступок будущего предводителя якобинского клуба над назначенным новой властью комендантом Бастилии.

В итоге победу одержала лишь небольшая часть общества, его верхушка. Но совершенно не были учтены интересы народа, подавляющего большинства жителей Франции. Национальное собрание было на стороне крупных собственников. Те, чьими руками была захвачена Бастилия, остались не у дел. Народ боялся заявить о себе. Он предпочел остаться в пассивном положении, нежели получить отпор оружием. А тем временем в одном из шестидесяти избирательных округов столицы Франции была образована группировка — дистрикт Кордельеров, в котором председательствовал Ж. Ж. Дантон. Там проводилась своя политика, целью которой была борьба за настоящие права. Революция не завершилась, она только начиналась. В деятельности дистрикта Кордельеров Ж. Ж. Дантон играл одну из главных ролей. Он зарекомендовал себя прекрасным оратором, выступающим на различных собраниях. Именно призыв Ж. Ж. Дантона подвигнул народ на поход к Версальскому дворцу.

Жорж-Жак часто посещал заседания Учредительного собрания. Он мог наблюдать за Ж. С. Байи и О.Г. Р. Мирабо, понимал, что те думают только о себе, о богатстве, о привилегиях. Но среди заседавших были и совершенно иные люди, например, Максимилиан Робеспьер, который мог идти один против всех. Также был Ж. -П. Марат — друг народа, который отказался от преуспевающей жизни буржуа. Дистрикт Кордельеров предоставляет убежище Ж. -П. Марату, когда против того было возбуждено дело за его публикации. Ж. Ж. Дантон организовал охрану во время осады возле дома № 39, дав время «преступнику» скрыться. Именно этот день (22 января 1790 г.) стал кульминацией противостояния Ратуши и дистрикта Кордельеров. Но Дантон не пошел на радикальные меры. Он опасался последующих категорических действий народа.

Причина уступок Ж. Ж. Дантона была в том, что он не хотел насилия. По его мнению, национальная гвардия выполняла лишь приказ Коммуны. Призыв толпы к активным действиям мог привести к гражданской войне. Подобное было недопустимым, т.к. одна часть революционеров противостояла бы другой части, что давало лишнюю возможность контрреволюционерам.

23 января Ж. Ж. Дантон вступил в ряды Коммуны. А после того, как против него было возбуждено дело, он и вовсе слился с общей массой ее деятелей. Ж. Ж. Дантону было запрещено являться членом дистрикта, на что яро отреагировал Г. Бабеф в своем письме: «Лучшие патриоты государства, против которых, как и против меня, развращенными аристократическими судами были изданы приказы о задержании, не могли быть из-за этого лишены своих прав гражданина. Г-н Дантон председатель дистрикта Кордельеров, против которого издал указ гнусный суд Шатле, остается, тем не менее, председателем дистрикта Кордельеров и украшением наиболее патриотических и достойных уважения собраний столицы». Но он был вынужден стать примерным чиновником. В июне 1790 г. дистрикты были заменены секциями. Дистрикт Кордельеров прекратил свое существование. На его месте появился «Клуб Кордельеров».

С мая 1790 г. Ж. Ж. Дантон начинает выступать в якобинском клубе, который в то время исповедовал умеренные взгляды. В клубе кордельеров его роль была уже не ведущей. Он был неугоден Ж. С. Байи, Ж. Лафайету в составе Коммуны, продолжал противостоять им. Те все прекрасно понимали. К 1791 г. буржуазия окончательно утвердила свои позиции, закрепив их в конституции 1791 г. Социальные низы остались не у дел, зачатки социального законодательства были отменены. 14 июня 1791 г. был издан закон против создания стачек и рабочих союзов.

С началом весны 1791 г. позиции Ж. Ж. Дантона постепенно левеют. Он стал сторонником установления республики, т. е. был за свержение короля. 18 апреля 1791 г. Людовик XVI предпринял попытку сбежать, но ему помешал батальон Кордельеров, среди которых был Ж. Ж. Дантон. В июне 1791 г. им была предпринята вторая попытка бегства. Но монарх вместе со свое семьей был схвачен.

23 июня 1791 г. Ж. Ж. Дантон следующим образом отозвался о попытке бегства правителя: «Человек, носящий звание французского короля, поклялся охранять конституцию, и после этого — бежал. И я с удивлением здесь слышу, что он не лишен своей короны». При этом Ж. Ж. Дантон являлся сторонником монархии, только уже ограниченной. 16 июля на Марсовом поле им была зачитана петиция, составленная якобинцами. Его речь о низложении короля законными средствами произвела большое впечатление на собравшуюся там толпу. Присутствующий народ не пошел на бунт. Но иначе восприняла информацию остальная часть революционеров и народа. Они хотели расправы над королем, желали не конституционной монархии, а республики. 17 июля подписали новую петицию, по которой Людовика XVI должен были свергнуть, предать суду. Но данному событию было не дано осуществиться. Муниципальные власти подавили все силой. Предводителем усмирителей толпы стал Ж. С. Байи. Ж. Ж. Дантон был провозглашен одним из зачинщиков. На время ему пришлось удалиться из столицы.

17 июля стало важной датой в ходе революции. Правящая буржуазия показала свое истинное лицо: провозглашенные права и свободы никто не собирался осуществлять. Именно в этот день произошел окончательный распад еще недавно существовавшего единого третьего сословия. Ж. Ж. Дантон недолго был в изгнании, 12 сентября 1791 г. он вернулся в Париж. Через два дня опубликовали декрет об амнистии политических заключенных. Его непримиримые враги, Ж. Лафайет, а затем и Ж. С. Байи покинули свои посты. 20 декабря в Ратуше он произносит речь, в которой стремится расположить к себе всех: правительство, фельянов, якобинцев, а главное, народ. Ж. Ж. Дантон говорит: «Я сдержу свои клятвы, исполню свои обязанности, всеми силами поддерживая конституцию, только конституцию, потому что это значит в одно и то же время защищать равенство, свободу и народ». Все поняли, что он ищет золотую середину.

Внутренние дела Франции находились в удручающем положении, поэтому было принято решение отвлечь население от борьбы друг с другом. В апреле 1792 г. монарх начал военные действия против Богемии и Венгрии. Затем началось наступление на Бельгию, которое завершилось полным провалом. Положение стало критическим.

30 июля секция Французского театра во главе с Ж. Ж. Дантоном опубликовала постановление, в котором население призывалось в ряды национальной гвардии. Также отменялась конституция, которая была принята в 1791 г. Такое решение стало популярным среди многих демократических течений того времени. 10 августа состоялось выступление народа. Толпа ворвалась в Лувр и начала громить все подряд. Произошла новая революция. Людовик XVI был отстранен от власти.

22 сентября 1792 г. Франция была провозглашена республикой. За день до того Ж. Ж. Дантон на собрании Национального конвента произнес следующие слова: «Прежде чем высказать свое мнение о том, с чего должно начать свою деятельность Национальное собрание, я прошу позволения сложить перед ним полномочия, вверенные мне Законодательным собранием. Я получил их под грохот орудий, которыми жители столицы громили деспотизм. Теперь, когда произошло соединение армий, когда произошло объединение представителей народа, я должен отказаться от своих прежних полномочий; теперь я только доверенный народа и в качестве такового я говорю сейчас с вами. Нам необходимо все пересмотреть, все переиздать, что и сама Декларация прав не совсем безупречная и что она должна подвергнуться пересмотру истинно свободного народа».

Основным политическим органом стал Национальный конвент. В него вошли монтаньяры, главными действующими лицами которых были Ж. Ж. Дантон, Ж. -П. Марат и М. Робеспьер (левые), жирондисты (правые), а также центристы.

Сам Ж. Ж. Дантон стал министром юстиции. Будучи человеком способным находить с толпой общий язык, подчинять ее себе, он стал фактически главным в министерстве благодаря своему влиянию. Первым делом Ж. Ж. Дантон собирался узаконить революционную власть, в том числе и свою. Он, занимая свою должность, произносит: «Пост, на который я был призван славным голосованием нации, куда я проник через брешь, образовавшуюся в замке Тюильри, под гром пушек, не изменил меня: на посту министра вы найдете меня таким же, каким я был во время председательства в секции Французского театра — секции, которая так много сделала во время революции 14 июля 1789 г. как дистрикт Кордельеров, а 10 августа как дистрикт Марселя. Суды Франции смогут убедиться, что я стремлюсь только к политической и личной свободе, охране законов и к общественному спокойствию, единству 83 департаментов, процветанию государства и расцвету французского народа, а не к химеричному и невозможному равенству имуществ, равенства прав и счастья».

25 сентября 1792 г. была издана Декларация о единстве и неделимости Французской республики, а в декабре приняли декрет об установлении смертной казни при попытке восстановления королевской власти.

Ж.Ж. Дантон пытался ограничить власть народа, но при этом понимал, что нельзя пренебрегать его интересами, ведь его правительство стояло перед опасностью в лице антиреволюционных сил. В обществе необходимо было единство. Он призывает к активной борьбе против Пруссии, которая подбиралась к границам Франции. В Законодательном собрании Ж. Ж. Дантон произносит следующие слова: «Чтобы победить их, господа, нам нужна смелость, смелость и еще раз смелость — и Франция будет спасена».

В декабре 1792 г. Ж. Ж. Дантон прибыл на фронт. Здесь он был среди рядов революционеров, освобождающих земли Франции от иностранных захватчиков. Там ему удалось почувствовать мощь народа, там осознал свою силу влияния на него. Теперь Ж. Ж. Дантон тяготел к монтаньярам. В январе следующего года он вернулся в столицу. Ему было понятно, что монарха уже не спасти, и высказался за его смерть: «Я голосую за смерть тирана». 21 января голова Людовика XVI пала. С того момента Дантон еще сильней сблизился с представителями народных интересов.

Тем временем Франция продолжала воевать. На внешнем фронте бои шли против Пруссии, Англии, Нидерландов, Испании. Внутри страны с марта 1793 г. начинает набирать обороты Вандейский мятеж, организованный роялистскими силами. В созданном Комитете общественного спасения Ж. Ж. Дантон играет ведущую роль. Он расширяет возможности революционного трибунала. По его мнению, в такие неспокойные времена правосудию следует быстро реагировать на происшествия, также оно должно принадлежать народу. Еще одним тезисом, выдвинутым им, чтобы подчинить народ, послужил набор в армию только тех лиц, которые не относились к привилегированным сословиям. Ж. Ж. Дантон попытался разбить жирондистов, склонить часть их на свою сторону. Его целью стала революция без жертв, переворот в правительстве. Ж. Ж. Дантон выступает в защиту Марата, когда того хотели арестовать и привлечь к ответственности. Теперь он был нацелен лишь на то, чтобы защитить свое государство, навести в нем порядок. Ж. Ж. Дантон принимает активное участие в разработке новой Декларации прав человека и гражданина. Он выступал за новую конституцию, в которой были бы отображены свобода, равенство и право на частную собственность. Дантон настаивал на обложении богатых значительными налогами, ведь тогда эти деньги пойдут на благо народа, на его процветание, а верхушка общества сохранит свои владения. Необходимы были жертвы, чтобы достичь компромисса. Он призывал к умеренности, но на нее жирондисты не пошли, а объявили ему войну.

31 мая 1793 г. часть жирондистов была арестована, другая ударилась в бегство. Ж. Ж. Дантон отреагировал на произошедшее следующими словами: «Настал момент, когда мы поистине создаем французскую свободу, давая Франции республиканскую конституцию». С 10 июня началась якобинская диктатура. Но на деле Ж. Ж. Дантон не был удовлетворен сложившимися обстоятельствами. Приход к власти народа не радовал его. В июне продолжали разрабатываться статьи будущей конституции. Вновь Ж. Ж. Дантон попытался занять промежуточное положение, теперь уже в вопросе закрытого или открытого голосования за баллотирующихся. Но прежнее рвение в нем отсутствовало. Он произносит следующие слова: «Мои коллеги видели, что я отдал вчера в Конвенте максимум моих сил. В настоящий момент я исчерпал всего себя». Этим Ж. Ж. Дантон подорвал свой авторитет среди якобинцев. Раньше он мог пойти на уступки, чтоб привязать к себе народ, получить его доверие и уже самому диктовать условия. Но со временем простолюдины стали гораздо разумнее. Прежняя тактика Ж. Ж. Дантона перестала работать. Также он видел чрезмерный радикализм М. Робеспьера. Еще в ноябре 1793 г. он заявил: «Народ требует — и он прав, чтобы террор был поставлен в порядок дня; но он хочет, чтобы террор был применен к действительным врагам Республики, т. е. к аристократам, эгоистам, заговорщикам и изменникам, друзьям иностранных правительств. Народ не хочет, чтобы дрожал от страха тот, кто родился без революционного пыла, но кто служит своей родине всеми доступными ему способами». А в январе 1794 Ж. Ж. Дантон подтвердил свои слова: «Революцию нельзя творить в геометрических формах. Честные люди, которые страдают за свободу, должны утешать себя этой великой и возвышенной идеей». Он стал противостоять М. Робеспьеру и его требованиям усилить хватку против зажиточной буржуазии. Ж. Ж. Дантон был за милосердие.

31 марта он и его единомышленники по приказу М. Робеспьера были схвачены, а 5 апреля они казнены. Так завершилась жизнь одного из лидеров Великой буржуазной революции.

Таким образом, Жорж Жак Дантон сыграл очень важную роль в истории Великой французской революции после того, как стал министром юстиции. Он руководил страной в условиях наступления интервентов, набирающей силу войны с роялистами внутри страны. Также Ж. Ж. Дантон шел по пути осуществления в жизнь прав, свобод и равенства, став отцом французской демократии. После установления якобинской диктатуры его взгляды оказались слишком либеральным, в результате чего он был отстранен от власти, а затем казнен.

1. 2 Ж. -П. Марат

Будущий «друг народа» был рожден 24 мая 1743 г. в Невшательском княжестве, которое на тот момент находилось под прусским господством. Отец занимался живописью, а затем стал преподавать иностранные языки. Мать происходила из семьи французских эмигрантов. С самого детства Ж. -П. Марат очень любил читать, много времени проводил в библиотеке. Он был слабым и болезненным ребенком, но при этом грезил о славе. «В пять лет я хотел быть школьным учителем, в пятнадцать — профессором, писателем — в восемнадцать, гением-изобретателем — в двадцать», — писал Ж. -П. Марат.

В шестнадцать лет он покидает родной дом и начинает скитаться по разным городам Европы. В Бордо он занимался преподаванием, а приехав в Англию, с 1769 г. начал заниматься медициной. Ему был выдан диплом университета Сент-Андре, который находился в Шотландии. Вскоре Ж. П. Марат был удостоен докторской степени. Каким образом ему удалось получить ее, точно неизвестно. Он начал врачебную практику, лечил больных из аристократических кругов. В 1777 г. Ж. -П. Марат переехал в Париж, где стал врачом графа д’Артуа.

Жан-Поль пробует себя в жанре сентиментального романа. На страницах своих произведений он сочувствует Польше, в которой идет гражданская война, критикует Екатерину II, рассуждает об абсолютизме в Европе. В 1774 г. в Англии выходит его работа «Цепи рабства» Здесь он дает критику парламентскому режиму Англии. Жан-Поль излагает идею «народного суверенитета и борьбы против феодального абсолютизма». По его мнению, легитимность власти (будь то выборная или наследственная) не может противостоять деспотизму. Рано или поздно настанет тирания. Постепенно Ж. -П. Марат приходит к мысли, что революция является спасением народа.

Еще одной крупной ранней работой, вышедшей в 1782 г. является «План уголовного законодательства». Дореволюционное издание не сохранилось, а осталось лишь 1790 г. выпуска. Здесь Ж. -П. Марат критикует монарха, обличая его в бедах государства.

Он подвергается влиянию Вольтера, Ж. -Ж. Руссо, Г. Б. Мабли, Ш. Монтескье, анализирует их идеи. Также Ж. -П. Марат начинает заниматься научной деятельностью. Он проводит опыты и ставит исследования по электричеству, свету, теплу. При этом Жан-Поль ведет борьбу с Французской Академией наук. Между ними было противостояние, о чем можно судить из письма Ж. -П. Марата к Н. Кондорсье: «Мне дали надежду, что доклад не заставит себя долго ждать; несколько раз фиксировали даже день, но, тем не менее, я прошу об этом и по сию пору. У меня еще нет никакого документа, закрепляющего плоды моих трудов».

К 1789 г. Ж. -П. Марат уже имел твердые взгляды, направленные против абсолютизма. Он стремился бороться за права и свободы. Происходившие вокруг события только подталкивали его к более решительным действиям и к агитации. Он стал яро отстаивать притязания третьего сословия. 23 августа 1789 г. Ж. -П. Марат написал письмо председателю Генеральных штатов, где он расписал недостатки английского законодательства и предостерег от создания подводных камней во французском правительстве.

С ходом революции его воззрения левеют. Он видел, что пришедшие к власти отстаивали только свои позиции, стремились закрепиться у власти. Но при этом мало уделяли внимания социальному законодательству.

После взятия Бастилии 14 июля 1789 г. Ж. -П. Марат составил проект «Декларации прав человека и гражданина, главным тезисом которого стало равенство прав. Причем он должен был быть выпущен в свет после новой революции. По его словам: «Революция была бы закончена и свобода укреплена навсегда, если бы 15 июля 10 тысяч парижан направились бы в Версаль и очистили бы Национальное собрание от дворян и попов, которые не имеют права заседать там». Он выступал за создание революционного трибунала, который мог бороться с контрреволюционными силами и отступниками от кардинальных перемен для всего общества.

Уже с 12 сентября 1789 г. начала выходить газета Ж. -П. Марата «Друг народа». В первых номерах он говорит о том, что депутатам ничто не должно мешать в их революционном законодательстве. Ж. -П. Марат выступает против права вето монарха, отвергает двухпалатный парламент. Он считал необходимым провести решительную чистку в органах власти.

С этого дня Ж. -П. Марат безостановочно ищет заговорщиков и предателей среди правительства. По его мнению, их было огромное количество. Меры наказаний для врагов народа должны были быть самыми суровыми. Ж. -П. Марат призывал убивать их самыми разными способами, а если не было такой возможности, то «отрезать им уши или отрубать большой палец на руке, чтоб потом было легче опознать». Жан-Поль как никто другой понял, что с помощью своей газеты он может влиять на умы читателей, и начал этим прекрасно пользоваться. Во второй редакции «Цепей рабства», вышедшей в 1790 г. он предрекает наступление якобинской диктатуры. Ее отличие от какой-либо другой Марат видел в том, что она добродетельная: способность «обеспечить справедливость наказания виновных и гарантировать, что человек, облеченный столь громадной властью, сложит ее в назначенный срок».

В январе 1790 г. Жан-Поль получил поддержку кордельеров после того, как против него ополчилась Коммуна за издательскую деятельность. Ему предоставили дом под № 39 для убежища. При этом Ж. -П. Марат резко осудил начальника парижской национальной милиции Ж. Лафайета в своем письме к нему: «Мне остается сделать вам одно очень серьезное замечание, всю вескость которого никто не в состоянии почувствовать лучше вас: а именно, что многочисленный отряд, которому поручено было нарушить мое убежище, вырвав меня из моего жилища, послан был уголовным Судом. Если Суд может без вашего распоряжения безнаказанно пускать в дело солдат отчества для угнетения граждан и делать их орудием своей мести, то кто же помешает ему направить национальные силы против публики». Дистрикт Кордельеров выступил, в первую очередь, против деспотизма муниципальных властей, при этом он желал лишь мирной демонстрации. Ж. -П. Марат продолжал настаивать на радикальных действиях, т. е. на восстании. Пик конфликта пришелся на 22 января, когда было осаждено место его проживания. Ж. -П. Марату повезло. В тот день он находился не у себя дома. В течение месяца ему приходилось скрываться в различных окрестностях Парижа, а в феврале он уехал в Англию, где пробыл до мая 1790 г., а затем вернулся обратно во Францию. Жан-Поль продолжил свою деятельность, выступая против Национального собрания и Коммуны.

Ж. -П. Марат высказывается против Ж. Неккера, в частности, против его проекта о налоговой реформе, по которому размер пошлины должен составлять четверть от годового дохода. По его мнению, в случае ввода пошлины, буржуазное правительство получало огромные деньги для продолжения своего курса политики. В письме Ж. Неккеру Ж. -П. Марат говорит: «Я выступлю великолепным врагом, защищайтесь и вы, как подобает храбрецу, повергните меня к вашим ногам, и примите заранее торжественное мое заявление, что если вы выйдите из поединка победителем, я первый оглашу свое поражение и ваше торжество».

Летом 1790 г. Ж. -П. Марат готовит проект по разрешению проблемы безработицы. Его предложение заключалось в том, чтоб отменить королевские мануфактуры, а на их месте создать государственные и муниципальные фабрики. Ж. -П. Марат указывает на то, что имущественный ценз лишает бедняков права голоса, что недопустимо. Именно его социальные идеи вознесли газету «Друг народа» на вершину в штормующей Франции.

В своей газете Ж. -П. Марат неоднократно говорил о слабости и трусости народных масс, что мешало в революционном деле. 21 июня 1791 г., на следующий день после попытки бегства Людовика XVI, Ж. -П. Марат писал: «Если король убежит от вас, тотчас же перебейте всех известных сообщников деспотизма, начиная с предателей национального собрания, главного штаба, муниципалитета, департамента, монархических клубов включительно». Вся ответственность за бегство короля возлагалась им на Национальное собрание. Теперь народ должен был восстать.

После того, как Людовик XVI предпринял попытку бегства, 10 августа 1792 г. он был отстранен от власти, а 21 сентября провозглашена республика. С этого момента большими шагами набирает ход контрреволюция. Теперь ее поддерживали не только монарх и его министры, а также аристократия с духовенством, но и крупные промышленники и финансисты. 2 июня 1793 г. удалось покончить с жирондистами, после чего была установлена та самая «добродетельная диктатура». По мнению Ж. -П. Марата: «Почетное право показать пример великодушной преданности общественному благу должно принадлежать исключительно тем незапятнанным людям, которые безотчетно посвятили себя защите свободы, людям, сердце которых всегда пламенело священной любовью к отечеству, людям, которых враги революции непрестанно преследовали как дезорганизаторов, анархистов, честолюбцев, кровопийц, жаждущих убийства и грабежа».

Но к тому моменту Ж. -П. Марат уже очень серьезно болел. Ему приходилось все больше проводить время дома. Он продолжал внимательно наблюдать за ходом революции. Но век Ж. -П. Марата был на исходе. 13 июля 1793 г. он был убит дворянкой по происхождению Шарлоттой Корде. Ж. Ж. Дантон в своей речи «На смерть Марата» сказал: «Марат был охвачен революционной лихорадкой; он был прав, так как он хорошо знал, на какие злодейства способны враги революции. Его смерть принесла еще больше пользы на дело свободы, нежели его жизнь, так как она показала, откуда нам грозят убийцы».

Тем самым, Ж. -П. Марат предстал перед нами человеком, прекрасно владеющим искусством слова. Его статьи и памфлеты поднимали на борьбу за права и свободы большие массы людей. Для достижения справедливости, по его мнению, следовало идти на любые жертвы, в том числе и на жесткую борьбу. Но в 1793 г. из-за своих радикальных взглядов он сам стал жертвой.

1.3 Робеспьер

Максимилиан Робеспьер был рожден 6 мая 1758 г. в небольшом городе Аррасе в провинции Артуа в северной части Франции. Его потомки по отцовской линии занимались юридической деятельностью. Семья была в достатке, имела прочные традиции. До 7 лет мальчик жил беззаботно. Но затем детство закончилось. Мать умерла, а отец через три года уехал из родного города, а затем и вовсе из страны. Максимилиана вместе с братьями и сестрами отдали под опеку деда.

В возрасте 11 лет М. Робеспьер уехал на учебу в Париж. Там он находился в течение двенадцати лет. В 1780 г. Максимилиан закончил юридический факультет Сорбонны. Он был беден, жил лишь на свою стипендию. М. Робеспьер в студенческие годы отличался от своих сверстников нелюдимостью и молчаливостью. Значительное количество времени он посвящал чтению книг. Особое место для него занимали произведения Жан-Жака Руссо.

В конце 1781 г. М. Робеспьер вернулся в родной город Аррас и стал адвокатом. Его сестра Ш. Робеспьер так отозвалась о нем в своих воспоминаниях: «Возвращение Максимилиана в свою семью, в лоне которой он хотел обосноваться, было праздничным днем для всех; наши друзья плакали вместе с нами от умиления. Мой брат был всеобщим любимцем. Все знали мягкость его характера и чистоту его сердца, и каждому горячо хотелось иметь его в числе своих друзей». Максимилиан быстро добился успехов. Его отличие состояло в том, что он не стремился жить в достатке. Главной целью для него было защищать слабых и невинных людей. Он вступает в ряды выдающихся деятелей Арраса, которые впоследствии станут рядом с ним во времена революции.

В 1788 г. было объявлено о созыве Генеральных штатов. М. Робеспьер выпускает брошюру, в которой говорит о кризисе, который существует в провинции Артуа, о бесчинствах, обличает налоговую систему, упоминает о бедственном положении крестьян. Он пишет наказ аррарских избирателей, где говорит о необходимости демократических свобод, о ликвидации сословий. При этом М. Робеспьер верит в то, что Людовик XVI и ведающий финансами Ж. Неккер способны во всем разобраться.

Весной 1789 г. Максимилиан стал депутатом Генеральных штатов и перебрался в Версаль. С первых дней он стал рьяно принимать участие в заседаниях. Но при этом его не жаловали вниманием. А. К. Мерлен писал в воспоминаниях, характеризуя М. Робеспьера: «В 1790 и 1791 годах ему весьма трудно было пробиться на трибуну, а если удавалось, то еще большего труда стоило ему быть услышанным — подчас он говорил слишком темно и сбивчиво, подчас слишком вяло и скучно». Но он отличался своей настойчивостью и уверенностью. Все было впереди.

Приближалось начало революции. 23 июня М. Робеспьер написал в письме: «Происходящая революция, мой друг, за последние несколько дней сделала нас свидетелями крупнейших событий, какие человеческая история когда-либо знала». Главную роль в осуществлении революции он видит в народе. М. Робеспьер сразу же начинает поддерживать радикальные способы борьбы. После взятия Бастилии Максимилиан прощается с мыслью об ограниченной монархии и становится революционером. По мнению А. З. Манфреда, главным для него становится защита народных масс.

На всех заседаниях Учредительного собрания он был против антидемократических проектов, упрекал Национальное собрание. М. Робеспьер яро отстаивает всеобщее избирательное право: «При нынешнем положении вещей политическое равенство уничтожено. Вы должны принять решение по этой важной жалобе. Мы обращаемся с ней к вашему чувству справедливости, к разуму, который вам продиктовал Декларацию прав человека». Но его мнение никто не желал знать. Но с 1790 г. его имя становится все более узнаваемым среди народа. В письме от 16 октября 1791 г., вернувшись в Аррас, он пишет: «…народ встретил меня изъявлениями такой преданности, что не в силах описать ее и не могу вспомнить о ней без умиления». Большая заслуга в этом Ж. -П. Марата, который не раз упоминал о М. Робеспьере в своей газете.

Но после Варенского кризиса, когда общество, казалось бы, стало готово к радикальным переменам, а именно идти по пути установления республики, М. Робеспьер начал колебаться. Он боялся, что республикой будет руководить буржуазия, делая все в своих интересах. Во время обсуждения закона о запрете демонстраций и забастовок Максимилиан не проронил ни слова.

1 октября 1791 г. начало свою работу Законодательное собрание. М. Робеспьер не мог войти в него, как и все остальные члены бывшего Учредительного собрания. На некоторое время он удаляется к себе на родину, но к зиме возвращается. Максимилиан выступает с резкой критикой внешней войны, в которую ввязалась Франция. Одна из сторонниц Робеспьера Госпожа де-Шалабр соглашается с ним в письме: «Слишком трудно предостеречь французов от сетей войны… Заблуждающимися патриотами называют тех, кто не хочет войны… Победить, имея исполнительную власть своим врагом, это значит остаться побежденным». По мнению Максимилиана, внешние военные действия играли за контрреволюцию. Он также не поддерживал мнение жирондистов — с помощью французского оружия поднять революционное движение в других государствах. Но его не послушали. В итоге началась война против Австрии. Франция начала терпеть поражения, общественное недовольство выросло еще больше. Теперь тревогу у народа вызывала не только неприемлемая для него социальная политика, но и угроза независимости государства.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой