Дюнообразование как индикатор природных процессов перигляциальной зоны Восточно-Европейской равнины: На примере междуречья Оки и Клязьмы

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Геоморфология и эволюционная география
Страниц:
148


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Актуальность. Древние материковые дюны широко распространены в пределах перигляциальной зоны Русской равнины. Их формирование определялось особенностями природных условий, существовавших в перигляциальной зоне за краем ледниковых покровов (Величко, 1973). К этим условиям в первую очередь относятся: разреженный растительный покров и сильные ветры, с выраженным преобладанием преимущественно одного, реже двух направлений. В настоящее время такие дюны, находясь уже в закрепленном состоянии, содержат существенную информацию о циркуляции атмосферы, дополняющую общие представления о структуре перигляциальной зоны в эпохи дюнообразования. Изучение дюн позволяет сделать палеогеографические реконструкции природных условий времени их формирования.

Исследования древних материковых дюн имеют многолетнюю историю. В нашей стране первые публикации о древних материковых дюнах относятся к концу XIX — началу XX веков (Соколов, 1884- Мушкетов, 1888- Тутковский, 1910- Обручев, 1951.). Эоловым образованиям Европейской части России уделял внимание в своих исследованиях К. К. Марков (1928, 1951). Им было доказано, что дугообразные эоловые гряды Европы — отнюдь не барханы, как предполагалось П. А. Тутковским, а параболические дюны. В южных районах с позиций рационального землепользования эоловые образования изучал А. И. Гаель (1930, 1932). Начиная с 60 г. г. особенно активно проблема дюнообразования рассматривается в работах зарубежных исследователей: Польши (Dylikova, 1968- Grzybowsky, Heikkinen, 1981- Nowaczyk, 1986- Kozarski, Nowaczyk, 1995), Голландии (Koster 1982- Vandenberghe, 1995- Koster, Castel et al., 1993), Скандинавии (Seppala, 1972- Bergqvist, 1981-), Германии (Meyer, 1981- Bose, 1991), Венгрии

Borsy, 1991), Дании (Kolstrup, 1991), Ирландии (Wilson, Bateman, 1987) США и Канаде (Reeves, 1965- Smith, 1965- David, 1981- Ahlbrandt, Swinehart et al., 1983). Эти исследования показали, что основной этап дюнообразования приходился на холодные фазы позд-неледниковья. При этом, в большинстве районов выделяются фазы активного проявления эоловых процессов относящиеся к раннему дриасу (13 800−13 000 л.н.), среднему дриасу (12 300−11 800 л.н.) и позднему дриасу (11 000 — 10 500 л. н) (Dylikova, 1968- Novaczyk, 1986 и др.). В некоторых работах время формирования дюн определяется одним довольно продолжительным интервалом от 15 до 8,5 тыс. лет назад (Reeves, 1965). Иногда же фиксируется только последняя фаза 10,5 -8,5 тыс. лет назад (David, 1981). Установлено также, что в позднем голоцене многие эоловые образования подверглись вторичному пере-веванию и причиной этому могли быть как естественные (прежде всего климатические), так и антропогенные факторы (Seppala, 1972).

На Восточно-Европейской равнине исследования, специально посвященные древним материковым дюнам как элементу перигляци-альной зоны, после работ К. К. Маркова долгое время не проводились. Лишь начиная с 80х годов XX в. в лаборатории эволюционной географии ИГ РАН в рамках комплексных исследований перигляциаль-ной зоны, проводимых под руководством А. А. Величко, автором были осуществлены работы по изучению дюн центральных районов Восточно-Европейской равнины (Дренова, 1994, Величко, Грибченко, Дренова и др., 1997). Поэтому детальные исследования параболических дюн с использованием различных палеогеографических методов, призваны восполнить существенный пробел в познании динамики природных условий восточноевропейской перигляциальной зоны, а также дают возможность определить направление преобладающих ветров в эпоху дюнообразования и оценить их скорость.

Цель работы. Цель работы состояла в реконструкции условий формирования материковых дюн позднечетвертичного времени в пе-ригляциальной зоне Восточной Европы. В качестве района исследований был избран бассейн Средней Оки, так как именно для данного района характерно распространение обширных песчаных пространств на которых формируются дюны.

В соответствии с поставленной целью предусматривалось решение следующих задач:

— установление времени первичного дюнообразования-

— выяснения роли климатического фактора в динамике процессов перевевания песков и формирования дюн, включая реконструкцию направления и оценку пороговых скоростей дюноформирующих ветров-

-выявление периодов вторичного перевевания отдельных дюнных массивов и причин их вызвавших, а так же мест, в пределах которых существует опасность развевания дюнных массивов в случае уничтожения растительного покрова, так как в данной ситуации образуются незакрепленные пески, требующие трудоемких работ по их фиксации.

Исходные данные. Фактический материал был собран автором в период с 1988 по 1993 г. г. в ходе выполнения плановых работ лаборатории эволюционной географии во время полевых исследований и в камеральный период. Для решения поставленных задач изучались дюнные массивы (их местоположение, ориентировка, строение), содержащие погребенные почвы или горизонты с включением угля и углистой массы. К ним, в первую очередь, относятся дюны, расположенные в бассейне Средней Оки: 1) к западу от пос. Белопесоцк (первая и вторая надпойменная террасы Оки), 2) в устье р. Киржач (первая надпойменная терраса р. Клязьмы), 3) к С-В от пос. Белоомут третья надпойменная терраса р. Оки) и 4) на восточной окраине д. Поиовка (первая надпойменная терраса р. Оки). Для получения сравнительного материала, исследовались также дюнные массивы в бассейне Днепра (вторая надпойменная терраса его притока реки Рось) и на правобережье средней Десны (окрестности с. Пушкари).

Методы исследования. При проведении исследований в полевых условиях использовались геоморфологический, литологический и хроностратиграфические методы. С их помощью устанавливался тип эоловой формы, ее ориентировка, особенности рельефа и геологического строения. Проводился отбор образцов на гранулометрический анализ и морфоскопию, а так же материала пригодного для радиоуглеродного датирования. В камеральных условиях для создания карты-схемы ориентировки и распространения дюнных массивов использовались аэрофотоснимки, проводилось изучение фондовых и литературных материалов. Радиоуглеродное датирование с помощью которого определялся возраст дюн проводилось в лабораториях Института географии и Геологического института РАН. Гранулометрический анализ, проводившийся автором, использовался для определения пороговых скоростей дюноформирующих ветров по значениям средневзвешенного диаметра песчаных зерен, слагающих дюны. Методика определения была освоена автором в Институте Четвертичных исследований (г. Познань, Польша) под руководст-вом проф. Б. Новачика. Данные по морфоскопии кварцевых зерен из дюнных песков (анализы проводились С.Н. Тимиревой) использовались автором для оценки роли эолового генезиса и уточнения условий переноса и седиментации песчаных частиц.

Научная новизна. В предлагаемой работе впервые для Восточной Европы было установлено время формирования древних материковых дюн, широко распространенных на аллювиальных террасах и на поверхностях, сложенных озерно-ледниковыми, озерно-аллювиальными и флювиогляциальными отложениями. Реконструированы направление и скорость дюноформирующих ветров. Получены дополнительные характеристики ландшафтно-климатических условий, благоприятсвующих формированию дюн. Рассмотрены причины и время образования гумусированных осадков во внутридюн-ных понижениях и вовлечения дюн во вторичное перевевание. Проведена типизация участков по степени их уязвимости в отношении возобновления развевания эоловых песков. Полученные данные служат существенным дополнением исследований, касающихся реконструкции условий природной среды и климата, проводимых на Русской равнине.

Практическое применение. Данная работа позволяет выявить причины разрушения растительного покрова на дюнах и возникновения незакрепленных песков (Дренова, Лобанов, 1990), а также благодаря этому дать некоторые рекомендации по предупреждению подобных негативных явлений. Выявление наиболее уязвимых для развевания песков участков позволяет более рационально планировать вырубку лесов и выбор пастбищ для выпаса скота, избегать в местах повышенной уязвимости усиления антропогенных нагрузок (строительства жилых поселков и предприятий, прокладки дорог для автотранспорта).

Заключение.

Подводя итог следует еще раз подчеркнуть, что возникновение полей древних материковых дюн, широко распространенных в пределах перигляциальной зоны, является характерной чертой природных условий позднеледниковья. не только Западной и Восточной Европы, но и всего Северного полушария (Вайтонене, 1975- Волков, 1997- Иванов, 1966- Илларионов, 1989- Колпаков, 1982- Коржуев, 1960- Тимофеев, 1970- Чичагов, 1980, 1999- Drenova, Velichko, 1998). Развитие процессов дюнообразования непосредственно связано с условиями окружающей среды, что позволяет на базе их изучения сделать ряд выводов о некоторых характеристиках природных обстановок позднелениковья и голоцена.

1. Процессы первичного дюнообразования на территории Восточной Европы происходили, как и в странах Западной Европы, главным образом в эпохи дриаса и пребореала. Условиями предопределявшими развитие этих процессов явились: разреженный растительный покров- широкое распространение песчаных поверхностей флювиогляциального, озерно-ледникового, озерно-аллювиального и аллювиального генезиса- наличие сильных, имевших преимущественно одно или два направления, ветров и аридные климатические условия.

2. Направление наиболее постоянных и сильных (дюноформирующих) ветров на территории междуречья Ока-Клязьма было несколько отличным от современных. Так в позднеледниковье, в период благоприятный для перевевания песков, они были, преимущественно, северо-западными западными и лишь на юго-востоке территории к ним присоединялись юг — юго-восточные ветра. В настоящее же время, в этот период, наиболее часты ветра из западного — юго-западного сектора, реже из юго-юго-западного. При этом режим ветров позднеледниковья отличался большей однонаправленностью чем сейчас.

3. Скорости дюноформирующих ветров были значительно выше современных: в позднеледниковье их значения должны были быть не ниже 6,8−7,2 м/сек.- в настоящее же время среднемесячные скорости в период с мая по октябрь не превышают значений 4,5 м/сек.

4. Древние материковые дюны несут в себе информацию не только об эпохах аридного климата с сильными ветрами и разреженной растительностью, но и о периодах, когда происходило поднятие уровня грунтовых вод и формировались маломощные торфяники во внутридюнных котловинах.

5. В пределах исследуемой территории в позднем голоцене происходило вторичное перевевание отдельных дюнных массивов, причем основной причиной было не изменение климатических условий, а нарушение растительного покрова, хозяйственной деятельностью человека. Однако скорости ветра в тот период были также несколько выше современных — 5−6 м/сек.

6. Интенсивная хозяйственная деятельность в пределах распространения дюнных массивов как в прошлом, так и в настоящем приводит к возникновению незакрепленных песков. Зная факторы, способствующие вторичному перевеванию дюн, можно выявить опасные районы, где оно может возникнуть.

ПоказатьСвернуть

Содержание

Главы:

1. Геолого-геоморфологическая характеристика района.

2. Методы исследований.

3. Строение дюн, состав и возраст слагающих их отложений.

4. Реконструкция направления и скорости ветров в период дюнообразования.

5. Вторичного перевевание дюнных массивов, его причины и прогнозирование вероятности возобновления.

Список литературы

1. Аристархова Л. Б. Процессы аридного рельефообразования. // М., МГУ, 1971. С. 179.

2. Асеев А. А. Палеогеография долины средней и нижней Оки в четвертичный период. // М. Изд-во АН СССР, 1959. С. 201.

3. Асеев А. А., Веденская Н. Э. Развитие рельефа Мещерской низменности. // М. Изд-во АН СССР, 1962. С. 128.

4. Бадер О. Н. Проблема смещения ландшафтных зон в голоцене и археология. // Первобытный человек, его материальная культура и природная среда в плейстоцене и голоцене. АН СССР, ИГ, М., 1974. С. 225−231

5. Бигарелла Дж. Эоловые обстановки осадконакопления: характерные особенности, методы их распознавания и значение. // Сб. Условия древнего осадконакопления и их распознование. Изд. Мир, М., 1974. С. 13−22.

6. Борисова O.K. Климат позднего дриаса внетропической области Северного полушария. // Известия А Н СССР, сер. геогр., 1990, N3, С. 66−74.

7. Боруцкий Е. В. Общий очерк водоемов Мещерской низменности // Труды Косинской биол. станции Московского общества испытателей природы, вып. 7−8, М., 1928. С. 7−23.

8. Ботвинкина Л. Н. Методическое руководство по изучению слоистости. // Труды Геологического института АН СССР, вып. 119, М., Наука, 1965. 259 с.

9. Вайтонене Р. В. Древние материковые дюны Дзукийского массива (геоморфологический анализ) // Автореферат на соискание степени кандидата географических наук. Вильнюский Гос. университет, 1975. 41с.

10. Величко А. А. Природный процесс в плейстоцене // & quot-Наука"-, Москва, 1973. 254 с.

11. Величко А. А., Бердников В. В., Нечаев В. П. Реконструкция зоны многолетней мерзлоты и этапов ее развития // Палеогеография Европы за последние сто тысяч лет. М., Н., 1982. С. 74−81.

12. Величко А. А., Грибченко Ю. Н., Дренова А. Н., Морозова Т. Д., Тимирева С. Н. Ключевой участок Пушкари-Лесконоги

13. Лессово-почвенная формация Восточно-Европейской равнины. Издание Института географии РАН, Москва, 1997. С. 43−59.

14. Волков И. А. Эоловый современный, эоловый четвертичный рельеф. // Проблемы экзогенного рельефообразования. Кн. 1, М., Наука, 1976. С. 264−288.

15. Гаель А. Г. Руководство к исследованию песков. // Изд. Сельхозгиз, М-Л., 1930. 135 с.

16. Гаель А. Г. Пески верхнего Дона. // Известия государственного географического общества, t. LXIV, вып. 1, 1932. С. 1−50.

17. Герасимов Д. А. Некоторые данные о строении озер Кобелевского торфяника // & quot-Изв. Науч. -эксперимент. Торфяного ин-та", М., 1922, N 2. С. 83−98.

18. Гольц С. И. Четвертичная история среднего течения р. Клязьмы в пределах Мещеры. // Землеведение, МОИП, новая серия, т. 6(46), изд. МГУ, 1963. С. 142−152.

19. Грехова JI.B., Полякова Г. Ф., Раушенбах В. М., Цветкова И. К. Карта памятников палеолита, мезолита и неолита в Окском бассейне. // Окский бассейн в эпоху камня и бронзы. Госуд. Историч. музей, изд-во & quot-Советская Россия& quot-, М., 1970. 264 с.

20. Гричук В. П. Палеогеография Северной Евразии в позднем плейстоцене и голоцене. // Последний Европейский ледниковый покров, М., Наука, 1965. С. 166−202.

21. Даныпин Б. М. Геологическое строение и полезные ископаемые Москвы и ее окрестностей. // Изд. Моск. общества исп. природы, М., 1947. 308 с.

22. Добрин Л. Г. Основные закономерности динамики бархана и их практическое значение (автореферат на соискание ученой степени к.г.н.). //Институт пустынь АН ТССР, Ашхабад, 1965. 27с.

23. Добрин Л. Г., Прищепа А. В. Карта интенсивности ветроэрозионных процессов Туркменской ССР (масштаб 1: 3 000 000). // М., ГУГК, 1982.

24. Дренова А. Н. Идентификация и изучение древних материковых дюн// Известия Академии наук СССР, сер. географическая. М., 1994. С. 99−103.

25. Дренова А. Н. Процессы дюнообразования в конце плейстоцена и голоцене. // Короткопериодные и резкие ландшафтно-климатические изменения за последние 15 000 лет. Издание института географии РАН, М., 1994. С. 104−112.

26. А. Н. Дренова Реконструкция режима дюноформирующих ветров на Русской равнине в позднеледниковье. // Экосистемныеперестройки и эволюция биосферы, вып.З. Издание палеонтологического института РАН, М., 1998. С. 126−131

27. Дренова А. Н., Лобанов А. И. Активизация позднеплейстоценовых дюн Русской равнины в голоцене в результате антропогенного воздействия // Тез. докл. симпозиума & quot-Четвертичная стратиграфия и события Евр. и Тихоокеанского региона& quot-, 4. 1, Якутск, 1990.

28. Дылик Я. Деятельность ветра в последнюю ледниковую эпоху. // Лесс-перигляциал-палеолит на территории Средней и Восточной Европы (для УШ-го Конгресса ИНКВА, Париж, 1969) Гл. ред. И. П. Герасимов, М. 1969. С. 335−345.

29. Жуков В. А. Очерк геологического строения и полезных ископаемых Спас-Клепиковского района // Геология и полезные ископаемые районов Московской области. Изд-во Мособлисполкома, М., 1933.

30. Зеликсон Э. М, Моносзон М. М. Флора и растительность бассейна Оки в интерстадиальные эпохи среднего плейстоцена // Вопросы палеогеографии плейстоцена ледниковых и перигляциальных областей. М.: Наука, 1981. С. 91−109.

31. Зонов Н. Т., Константинович А. Э. Геологическое строение,. полезные ископаемые и подземные воды Егорьевского,

32. Шатурского, Коробовского и Куровского районов Московской области (Труды Моск. районного геолого-развед. Упр. Серия 1. Геология, вып. 2) // Изд-во Наркомата тяжелой промышленности, М. 1933. 80 с.

33. Иванов А. Д. Эоловые пески Западного Забайкалья и Прибайкалья. // Улан-Удэ, Бурятское книжное изд-во, 1966. 230 с.

34. Илларионов А. Г. Проявление эоловых процессов в плейстоцене на юге Западной Сибири и их геоморфологические последствия. //Ж. Геомофология. 1989, № 3. С. 65−71.

35. Климанов В. А. Некоторые проблемы изучения региональных палеоклиматов голоцена. // Палеоклиматы голоцена

36. Европейской территории СССР. М., 1987. С. 3−5.

37. Климанов В. А. Климат Ярославской области в позднеледниковьеи голоцене// Тр. Всерос. науч. конференция, посвящения 300-летнему юбилею отечественного флота. Переславль Залесский, 1992, вып.З. С. 10−15.

38. Климанов В. А. Особенности изменения климата Северной Евразии в позднеледниковье и голоцене// Бюлл. МОИП, отд. геологии, 1994, т. 69, вып.1. С. 58−63.

39. Колпаков В. В. Эоловые четвертичные отложения Приленской Якутии. // Бюлл. комисс. по изуч. четвертич. периода, N 52, 1982. С. 123−131.

40. Коржуев С. С. Речные дюны и условия их образования (на примере дюн долины Лены). // Происхождение песчаного рельефа и лесса. М., Изд. АН СССР, 1960. С. 3−29.

41. Кравцов А. Е., Лозовский В. М., Спиридонова Е. А. Материалы к обоснованию возраста стоянки Черная-1. // Древности Оки. Труды Государственного Исторического музея, вып. 85, М., 1994. С. 117−131.

42. Кригер Н. И., Копосов Е. В. История долин бассейна реки Оки// Н. Новгород, 1996. 339с.

43. Крубер А. А. Болота и озера Богородского уезда Московской губернии и северо-западной части Рязанской губернии // & quot-Землеведение"-, т. 4, кн. 3−4, М., 1897. С. 116−130.

44. Лазаренко А. А. Литология аллювия равнинных рек гумидной зоны (на примере Днепра, Десны и Оки). // М., Н., 1964. 234 с.

45. Леонов В. Озера бассейна рек Пры, Поля и Ялмы в Рязанской губ. // & quot-Землеведение"-, т. 4, кн. 3−4, М., 1897.

46. Марков К. К. Древние материковые дюны северо-западной части Ленинградской губернии. // ДАН СССР, 1928.

47. Марков К. К. Древние материковые дюны Европы. // Сб. Очерки по геогрфии четвертичного периода, Гос. Изд. Геогрфической литературы, М., 1955. С. 3−27.

48. Маркова А. К. Плейстоценовые грызуны Русской равнины (их значение для палеогеографии и стратиграфии). // М., Н., 1982. 186 с.

49. Мейер К. И. Альгологическое исследование озер Петровско-Кобелевской дачи. // Изв. Научно-экперимент. торфяного ин-та, N 2, М., 1922.

50. Мещеряков Д. П. Природные условия мелиорации приозерной Мещеры // К использованию естественно-производительных сил Мещерского края (Труды Об-ва исследователей Рязанского края), Рязань, 1930.

51. Мушкетов И. В. Геологическая деятельность атмосферы и воды. // Физическая геология, ч. 2, СПб., 1888. 620с.

52. Научно-прикладной справочник по климатам СССР. // Гидрометиздат, Серия 3, Ч. 1−6, вып. 29, С-Петербург, 1992.

53. Никитин С. Н. Общая геологическая карта России. Лист 57. Москва, Корчева, Юрьев, Боровск, Егорьевск. // Спб., (Труды Геол. Комитета, т. 5, N 1), 1890.

54. Обедиентова Г. В. Материалы по геоморфологии и палеогеографии Южной Мещеры. // Труды Ин-та геогр. АН

55. СССР, вып. 42 (Материалы по геоморфол. и палеогеогр. СССР, вып. 1). М., 1948. С. 178−202.

56. Обручев В. А. Пески и лесс. // Избранные работы по географии Азии, т. З, М., Географгиз., 1951. 391с. 56. .А. В. Прищепа, А. Н. Дренова & quot-Почему движутся пески в Каракумах& quot- // Ж. Евразия, № 1(38), 1997. С. 13−15.

57. Серебрянный JI.P. Лабораторный анализ в геоморфологии и четвертичной палеогеографии. // Итоги науки и техники, сер. геоморфология. Гос. Ком. Совета министров СССР по науке и технике, АН СССР, ВИНИТИ, М., 1980. 152 с.

58. Сибирцев Н. М. Общая геологическая карта России. Лист 72. Нижний Новгород, Муром. // Геол. Исслед. в Окско-Клязь-минском бассейне. Спб., (Труды Геол. Ком., т. 15, N 2), 1896.

59. Соколов Н. А. Дюны, их образование, развитие и внутреннее строение. // СПб., 1884. 289 с.

60. Тимофеев Д. А. Эоловые формы песчаного рельефа на аллювиальных и озерных равнинах бассейна Амура. // Сибирск. географич. сборник. Вып. 6. Л., Наука, 1970. С. 110−136.

61. Тимофеев Д. А. Терминология аридного и эолового рельефообразования. // Материалы по геоморфологической терминологии, М., Н., 1980. 163 с.

62. Тутковский П. А. Ископаемые пустыни северного полушария// М., 1910. 373 с.

63. Фаустова М. А. Особенности гляциодинамики в северной части Окско-Донской равнины и фациальные разновидности морены. // Вопросы палеогеографии плейстоцена ледниковых и перигляциальных областей. М.: Наука, 1981. С. 35−58.

64. Федорович Б. А. Зональность эолового рельефо образования. // Развитие и преобразование географической среды, М., Н., 1964. С. 92−110.

65. Федорович Б. А. Динамика и закономерности рельефо-образования пустынь. // М.: Наука, 1983. 236с.

66. Хотинский Н. А. Палеоэкологические реконструкции природной среды голоцена. // Палеогеография Европы за последние сто тысяч лет. М.: Наука, 1982. С. 123−126.

67. Хотинский Н. А., Алешинская З. В., Гуман М. А., Климанов В.

68. А., Черкинский А. Е. Новая схема периодизации ландшафтно-климатических изменений в голоцене // Изв. АН СССР. Сер. геогр. № 3, 1991. С. 30−42.

69. Хотинский Н. А., Фоломеев Б. А., Гуман М. А. Археолого-палеогеографические исследования на Средней Оке./ Советская археология. Наука, М., 1979, N°3.

70. Чичагов В. П. Уроган 1980 года в Восточной Монголии Издание Института геогрфии РАН, М., 1998. 204 с.

71. Чичагов В. П. Эоловый рельеф Восточной Монголии. // Институт географии РАН, М., 1999. 269 с.

72. Шанцер Е. В. Аллювий равнинных рек умеренного пояса и его значение для познания закономерностей строения и формирования аллювиальных свит. // Тр. ГИН. Вып. 135. М. Изд-во АН СССР, 1951. 271 с.

73. Щукин И. С. Общая геоморфология. // М., Изд. МГУ, 1974, т. III. С. 380.

74. Ahlbrandt Т., Svinehart J., Maroney D. The dynamic Holocene dune fields of Greate Plains and Rocky Mountain basins, USA. // «Eolian Sediments and Processes». Amsterdam e.a., 1983. P. 379−406.

75. Bergqvist E. Svenska inlandsdyner. Oversilet och forslag till dynreservat. // Naturgeografiska Institutionen Uppsala Universitet, 1981. P. 1−109.

76. Borowka R. K, Gonera R, Kostrzewski A., Nowaczyk В., Zbigniev Z. Stratigraphy of eolian deposits in Wolin Island and the surrounding area, North-West Poland // Boreas, N 15, 1986. P. 301−309.

77. Bose M. A paleoclimatic interpretation of frost wedg casts and aeolian sand deposits in the lowlands between Rhine and Vistula in the Upper Pleniglacial and Late Glacial. // Z. Geomorph.N.F., Suppl-Bd. 90, Berlin-Stuttgart, September 1991. P. 15−28.

78. Castel I., Koster E., Slotboom R. Morphogenetic aspects and age of Late Holocene eolian drift sands in Northwest Europe. // Z. Geo-morph.N.F., Suppl-Bd. 33, Berlin-Stuttgart, Marz 1989. P. 1−26

79. David P. Stabilized dune ridges in northen S. -n. // Canadian Journal of Earth Sciences. 1981, vol. 18 № 2, P. 286−310.

80. Drenova A.N., Timireva S.N., Chikolini N.I. Late glacial dune-building in the Russian plain. // Quaternary International, Vol. 41/42, 1997. P. 59−66.

81. Drenova A.N., Velichko A.A. Dynamics of eolian processes (таре, scale 1: 100 000 000). // Resources and Environment World Atlas -Moscow- Vienna: Ed. Holzel, IG RAS, 1998. P. ll.

82. Dylikowa A. Fazy rozwoju wydm w srodkowej Polsce w schylkowym plejstocenie. // Follia Quaternaria, N29, 1968. P. 119−126.

83. Folk R.L., Ward W.C. Brazos River bar: a study in the significance of grain sand parametres. // Jurnal Sed. Petrol., N. 27. P. 3−26.

84. Grzybowsky J., Heikkinen 0. Eolian activity during the last thousand years, climatic conditions and the development of human economic activity in NE Poland and Finland. // Quaestiones geographicae. 1981, № 7. P. 35−45.

85. Kolstrup E. Cover sands southern Yutland (Danmark). // Permafrost Fourth International Conference/ PROCCEEDINGS/ Washington, 1983. P. 639−644.

86. Koneska-Betley K. Late Vistulian and Holocene fossil soils developed from aeolian and alluvial sediments of Warsaw Basin. // Z. Geomorph.N.F., Suppl-Bd. 90, Berlin-Stuttgart, September 1991. P. 99−105.

87. Koster E.A. and modern cold-climate aeolian sand deposition: a review. // Journal of Quaternary Science, 1988 3(1). P. 69−83.

88. Kozarski S., Nowaczyk B. The Late Quaternary climate and human impact on aeolian processes in Poland. // Z. Geomorph.N.F., Suppl-Bd. 90, Berlin-Stuttgart, September 1991. P. 23−30.

89. Krinsley D.H., Doornkamp D.C. Atlas of quartz sand surface textures. // Cambridge. University press, 1973. P. 1−91.

90. Nowaczyk B. Wiek wydm w Polsce/ Wydawnictwo Naukowe UAM, Poznan, 1986. 245 p.

91. Manikowska B. Vistulian and Holocene aeolian activity, pedostratigraphy and relief evolution in Central Poland. // Z. Geomorph.N.F., Suppl-Bd. 90, Berlin-Stuttgart, September 1991. P. 131−141.

92. Mainguet M. A classification of based on aeolian dynamics and the sand budget. // Deserts and arid lands. Ed. Farouk El-Bas. Martinus Nijhoff Publishers, The Hague, 1984. P. 31−58.

93. Meyer H. -H. Zur klimastratigraphischen und morphogenetischen Auswertbarheit von Flugdesksandprofilen im norddeutschen

94. Altmiranengebieterlatert an Beispielen aus der Kellenberg-Endmorane. // Bochumer Geographische Arbeiten, N 40, 1981. P. 21−30.

95. Nowaczyk B. The age of dunes in Poland selected problems. //Quaestiones geographicae. 1995, special issue, № 4. P. 233−239.

96. Panin A.V., Sidorchuk A. YU., Chernov A.V. Historical background to floodplain morphology: examples from the East European Plain. // Floodplains: Interdisciplinary Approaches. Geological Society, London, 1999. P. 217−229.

97. Reeves C.C. Chronology of west Texas pluvial lake dunes. // The journal of geology, 1965, vol. 73 № 4. P. 504−508.

98. Russel K.D., Taylor R.E. Roundness and shape of Mississipi River sands// J. Geol., 1937, vol. 45. P. 225−267

99. Schwan J. Palaeowetness indicators in a Weichselian Late Glacial to Holocene aeolian succession in the southwestern Netherlands. Z. Geomorph.N.F., Suppl-Bd. 90, Berlin-Stuttgart, September 1991. P. 155−169.

100. Seppala M. Location, morphology and orientation of inland dunes in Northern Sweden. // Geografiska annaler., vol. 54, № 1,1972. P. 85 104.

101. Smith H.T. Dune morphology and chronology in central and western Nebraska. //The journal of geology. 1965, vol. 73, № 4. P. 557−578.

102. Solger F. Geologie der Dunen. // в сб. «Dunenbuch», Stuttgart, 1910.

103. Vandenberghe J. The climate of the Younger Dryas in the Netherlands. Geologie en Mijnbouw, 1995, № 74. P. 245−249.

104. Velichko A.A., Andreev A.A., Klimanov V.A. Climate and vegetation dynamics in the tundra and forest zone during the late glacial and holocene //Quaternary International, Vols 41/42, 1997. P. 71−95.

105. Velichko A.A., Drenova A.N. Quoternary deposits (land), таре scale 1: 60 000 000. // Resources and Environment World Atlas Moscow- Vienna: Ed. Holzel, IG RAS, 1998. P. 33.

106. Wilson P., Colerain and R.M. Bateman. Pedogenic and geomorphic evolution of a buried dune palaeocatena at Magilligan Foreland, Northern Ireland. // Catena, vol. 14, Braunschweig, 1987. P. 501−517. t’itry- i'1- '" л % ' v!: '* «• 1941- i-oi

Заполнить форму текущей работой