Этнонациональные идеологии Северного Кавказа: Архетип и социальная сущность

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Социальная философия
Страниц:
221


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

АКТУАЛЬНОСТЬ ТЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. Преобразования в стране., начавшиеся в конце 80-х., вызвали активизацию этносоциальных процессов, При этом практика огосударствления этничности, сложившаяся ещё в первые годы Советской власти и заключавшаяся в создании государственных образований на территории СССР по национальному признаку, обусловила нарастание в этносоциальных процессах политического содержания. Логичным завершением этого процесса стадо функционирование регионально структурированного поля производства зтнонациональных идеологий.

В эти же годы одним из направлений политической борьбы реформаторов советской политической системы стало усиленное внедрение в общественное сознание идеи деидеологизации общества. Целью данной политической позиции, имевшей также четкую идеологическую направленность, являлось разрушение ментальноо-ти советского общества путем тотальной критики его идеологических постулатов. Однако расчищаемое либерально-демократическими деятелями от советского идейного наследия ментальное пространство, спонтанно занималось другим видом мобилизационных идеологий, а именно этнонациональными идеологическими конструкциями, усиленно разрабатывавшимися прежде всего в российских регионах, отличающихся высокой полиэтничностью населения.

Наращивание потенциала государственной власти, без чего невозможен выход из системного кризиса поразившего Россию, предполагает и формирование единого политике-идеологического пространства страны, Достижение данной практической цели требует., в свою очередь., глубокого теоретического анализа феномена э тнонационапьных идеологий. Особую актуальность в этом отношении приобретает изучение этнонациональных идеологий Северо-Кавказского региона. Именно на Северном Кавказе в силу целого ряда геополитических., социокультурных и прочих причин конфликтогенный и сепаратисткий потенциал э тнонационадизма проявился наиболее явно и сильно, в том числе и в идеологической сфере.

Анализ отдельных узлов этой борьбы с точки зрения возможности & quot-вписывания"- этнонациональных идеологий в единую гражданскую идеологию России обуславливает практическую востребованность избранной темы диссертационного исследования, поскольку позволит реконструировать отношение субъектов северокавказского поля идеологического производства к ряду актуальных проблем социальной действительности.

Не меньший интерес представляет исследование северокавказского поля производства этнонациональных идеологий и в теоретическом отношении., поскольку здесь анализ затрагивает проблему соотношения традиции и инновации. Содержательно этнонаци-ональные идеологии направлены на критику модернизационного проекта развития народов региона, рассматриваемого идеологами как путь вестернизации и утраты этнической идентичности. Общим местом идеологического дискурса стало требование оптимального сочетания инноваций и традиций, Однако на практике модернива-ционные теории этнонационалистов представляют собой не синтез модернизационного и традиционного начал., а поле их борьбы. Именно эти поля, конфигурация которых задается рамками конкретных идеологических конструкций этнонационалистоЕ, являются социокультурными и политическими реалиями современной идеологической ситуации на Северном Кавказе.

СТЕПЕНЬ РАЗРАБОТАННОСТИ ПРОБЛЕМЫ. Изучение феномена идеологии как составного элемента политической жизни уходит корнями в XIX в., в это время возникает само понятие идеологии, введенное в научный оборот Антуаном Тестютом де Траси. К идеологическим по своей сути проблемам, включающим как гносеологический, так и социально-политический аспект, обращаются такие мыслители, как Л. Фейербах, К. Маркс, Ф. Энгельс, Ф. Ницше. Так, Маркс и Энгельс в своей работе & quot-Немецкая идеология& quot- выделили социальные детерминанты феномена идеологии, его структуру, функции, а также наметили путь преодоления идеологического видения действительности.

Достижения мыслителей XIX века были творчески развиты известным немецким социологом К. Манхеймом. Однако в своих работах он доказывал обратный тезис: избавление от идеологии невозможно- общество способно лишь на преодоление ограниченности идеологий как частичного видения действительности путем их синтеза. В последующие десятилетия методологические постулаты К. Манхейма развивались или оппонировались в концепциях деидео-логизации или реидеологизации (С. Бжезинский, Д. Белл, Р. Арон и др.). Важно подчеркнуть то, что аксиомой политического дискурса западных стран являлось признание идеологического плюрализма общества, который выступал одним из незыблимых столпов западной демократии. Этим объясняется и факт научного анализа феномена идеологии в западной социологической науке и ее частного случая — национализма. В результате широкомасштабных специалъных исследований национализма (Э. Геллнер, Б. Андерсон, Э. Хобсбаум, П. Бирнбаум, Э. Ян, К. Оффе и др.), а также внимания, уделявшегося этому феномену в ходе изучения смежных проблем (Т. Парсонс, А. Лейпхарт и др.), & quot-только в европейском культурном ареале. довольно единодушно& quot- было выделено & quot-по крайней мере 8 самостоятельных типов националивма& quot-.

Иная политическая ситуация сложилась в СССР. Советская политическая система в качестве исходной политической предпосылки имела монополию коммунистической партии в сфере идеологического производства. Любое отклонение от государственной идеологии возможно было лишь как диссидентство. При этом сала коммунистическая идеология трактовалась как система научного мировоззрения и выводилась за пределы социологического и феноменологического анализа. Этнонациональные идеи не были оформлены в системном виде и не могли быть легализованы в советском збществе, поэтому не могли стать и объектом анализа. Данная проблематика отечественными учеными активно изучалась в отно-нении дореволюционной истории народов советского государства, а также в отношении национально-освободительной борьбы стран третьего мира (А.М. Васильев, А. А. Игнатенко, М. Т. Степанянц и

Ситуация изменилась в конце 80-х гг. Одной из первых за-зубежных работ, анализирующих феномен национализма, которая) ыла опубликована в СССР, стала работа Э. Геллнера & quot-Нации и национализм& quot-, в которой утверждалась идея о конструировании национальной идеи государством и отсутствии объективной (зтни-[еской) основы для национальной идеологии. Публикация данной & gt-аботы имела последствия как в научно-теоретической, так и в практически-политической сферах жизни российского общества, поскольку она вышла в свет в период нарастания активности этнонациональных движений и этнополитической нестабиль. ности. В профессиональных журналах развернулось острое обсуждение методологических проблем анализа природы этноса.

Процессы, происходящие в настоящее время в России, обострили восприятие отечественными исследователями идеологической проблематики и смежных с нею областей. Работы Ю, Г. Волкова, В, В, Ильина, Б, К, Капустина, А. С. Панарина и др. ознаменовали собой выход отечественного обществоведения на новый этап разработки таких проблем, как сочетание общечеловеческих и национальных ценностей- государственная идеология и национальные интересы-, модернизация и традиционализм и т. д.

Параллельно и на фоне разработки этих общеметодологических проблем изучаются и теоретические проблемы этнонациональных идеологий, Их анализ содержится в публикациях известных отечественных ученых: Р. Г. Абдулатипова, М. С. Джунусова, Д. В. Драгунского, А. Г. Здравомыслова, А. Б. Зубова, Э. А. Позднякова, А.М. иалмина, М. В. Иордана, А. А. Пископпеля, В. А. Тишкова. Целый ряд ученых изучают & quot-бытование"- этнонациональных идеологий в реальной политической практике России. Здесь можно указать работы М. Н. Губогло, Г. С. Котанджяна, Л. М. Дробижевой, Э. Х. Панеш, Г. У. Солдатовой и др. Востребованность этого анализа вытекает из этносоциальных процессов в России, вызвавших геополитические сдвиги на огромных евразийских пространствах. Региональному аспекту проявления этнополитических процессов в салом конф-ликтогенном регионе РФ — Северном Кавказе — посвящены работы В, А, Авксентьева, А. Б. Дзадзиева, Г. С, Денисовой, Ю. Г. Кульчикарачаевского движения начала 90-х гг. К. Чомаева, представителей адыгских научных кругов М. Б. Беджанова, Р. Ханаху, чеченского идеолога А. Дудаева., осетинского исследователя В. Д. Дзидзоева и др. Публикация данных работ, имеющих значительный резонанс в среде интеллигенции народов региона, достаточно разработанный теоретико-методологический аппарат анализа зтнонациональных идеологий и проделанная научно-исследовательская работа по изучению социальных характеристик современных зтнонациональных процессов в России — всё это позволяет поставить задачу исследования зтнонационализма на феноменологическом уровне.

Данный подход позволяет рассмотреть зтнонациональные идеологии, имеющие распространение в северокавказском регионе, исходя из их детерминированности историей, уровнем цивиливаци-онного развития, позицией в этнополе и региона, и России в целом. Иными словами, их содержание будет рассматриваться исходя ив функционирования этих идеологий прежде всего по отношению к этносу, как социальной общности, жизнедеятельность которой задает определенную политическую аранжировку зтнонациональных идей. Такой подход позволяет выявить и объяснить причины высокого мобилизационного потенциала зтнонациональных идеологий в политическом процессе конкретного региона России и проанализировать сам механизм этномобшшзации,

ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ. Целью данной работы является -анализ социальной сущности зтнонациональных идеологии в процессе трансформации социально-экономических условий функционирования традиционных этносов Северного Кавказа. Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач-

— проанализировать сложившиеся теоретические подходы к

— у ка, Э. А. Паина, Г. У. Солдатовой, Л. Л. Хопёрской, А. Шадже. Однако в трудах этих авторов собственно идеологическая проблематика затрагивается лишь косвенно, в связи с анализом динамики этно-политических процессов и их урегулирования.

Таким образом, за последнее время отечественными учеными была проделана огромная работа по теоретическому осмыслению природы феномена идеологии и ее частного проявления — этнона-циональной идеологии- а в регионах межэтнической напряженности был собран богатый эмпирический материал, на основании которого были проанализированы социальные причины процесса политизации этничности.

С другой стороны, развитие этнополитических процессов в разных регионах России, и особенно на Северном Кавказе, вызвало появление не только публицистических работ или политических программ различных этнополитических сил, в которых манифестируются этнонациональные идеи, но и работ теоретического уровня, систематизирующих и концептуально обосновывающих этнонаци-онализм. Следует отметить, что в таких работах происходит возврат к позициям теоретиков социал-демократии, высказанным ими в конце XIX-начале XX веков. Идеи В. И. Ленина, И. В. Сталина, представителей австромарксисткой школы (О. Бауэр, Р. Шпрингер), а также еврейских националистов (С. Дубнов, Б. -Ц. Динур), касающиеся проблем национальной государственности, сепаратизма, культурного автономизма и пр., стали настолько неотъемлемой частью отечественного этнонациюнального дискурса, что обращение к ним носит зачастую неотрефлексированный характер.

В северокавказском регионе к трудам теоретического плана по э тнонациональ ной проблематике можно отнести работы лидера карачаевского движения начала 90-х гг. К. Чомаева, представителей адыгских научных кругов М. Б. Беджанова, Р, Канаку, чеченского идеолога А. Дудаева, осетинского исследователя В. Д. Дзидзоева и др. Публикация данных работ, имеющих значительный резонанс в среде интеллигенции народов региона, достаточно разработанный теоретике-методалогический аппарат анализа этнонационалъных идеологий и проделанная научно-исследовательская работа по изучению социальных характеристик современных этнонационалъных процессов в России — всё это позволяет поставить задачу исследования этнонационализма на феноменологическом уровне.

Данный подход позволяет рассмотреть зтнонациональные идеологии, имеющие распространение в северокавказском регионе, исходя из их детерминированности историей, уровнем цивилизаци-онного развития, позицией в зтнополе и региона, и России в целом. Иными 0л0 В. зми, их содержание будет рассматриваться исходя из функционирования этих идеологий прежде всего по отношению к этносу, как социальной общности, жизнедеятельность которой задает определенную политическую аранжировку этнонационалъных идей. Такой подход позволяет выявить и объяснить причины высокого мобилизационного потенциала зтнонациональных идеологий в политическом процессе конкретного региона России и проанализировать сам механизм этномобилизации.

ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ. Целью данной работы является анализ социальной сущности зтнонациональных идеологии в процессе трансформации социально-экономических условий функционирования традиционных этносов Северного Кавказа. Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

— проанализировать сложившиеся теоретические подходы к

— 1 о анализу феномена идеологии о позиции оптимальных методов его анализа в условиях кризиса модернизационной парадигмы в культуре и производной от нее жесткой схемы социально-экономического детерминизма. -

— проанализировать базовый архетип зтнонациональных идеологий (чувство этничности), который выступает основой зтномо-билизации-

— выделить структуру зтнонациональных идеологий, проанализировав её нормативную, политическую, экономическую и ценностную подсистемы, гомологичные сферам реальной жизнедеятельности этнической общности-

— рассмотреть этнонациональные идеологии региона в контексте модернизационных процессов-

— выявить латентное этнонациональное содержание идеологической деятельности представителей научной и политической элит республиканского и российского масштабов, определяющих в последнее десятилетие вектор формирования российской государственности прежде всего на региональном уровне-

— проанализировать конфигурацию северокавказского поля производства зтнонациональных идеологий с целью определить степень возможности этнополитической интеграции народов Северного Кавказа как на региональном, так и на федеральном уровнях.

ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ. Объектом исследования является поле производства зтнонациональных идеологий народов Северного Кавказа в современных условиях. Предметом исследования выступают способы структурирования действительности и социальные функции идеологии, рассмотренные на примере творчеотва идеологов основных этнических групп Северного Кавказа.

МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЙ ОСНОВОЙ ИССЛЕДОВАНИЯ выступает структурно-функциональный подход. Элементы идеологической системы проанализированы, исходя из четырёхфунациональной парадигмы Т. Парсоноа, согласно которой любая институциональная структура, состоит ив интеграционной, целедостиженческой, адаптационной подсистем, а также подсистемы воспроизводства, образца.

Широкое распространение зтнонациональных идеологий в периоды резких социальных трансформаций приводит к совмещению в рамках одной идеологической конструкции диахронных пластов, один ив которых воспроизводит традицию, а другой инициирует новационное осмысление реальности. Поэтому анализ идеологических конструкций требует обращения к методике исследования полифонических текстов, разработанной М. М. Бахтиным.

Внутренняя противоречивость зтнонациональных идеологических конструкций предполагает также применение методов струк-туралиоткого анализа К. Леви-Строса, как способу описания идеологического феномена через представленную в нём систему оппозиций и корреляций реальных субъектов определённого поля социальных отношений.

При анализе зтнонациональных идеологических конструкций как социальных явлений особое внимание будет обращено на соблюдение двух важнейших принципов, разработанных в рамках марксисткой теории: принципа историзма и принципа конкретности. Изучение идеологической проблематики означает .и обращение к проблеме субъективного в социальном процессе, анализ которой также представлен в ряде работ К. Маркса, Ф. Энгельса и их последователей. В данном случае это означает учёт влияния на поле производства этнонациональных идеологий Северного Кавказа протекающих в регионе процессов социальной трансформации как объективных условий, способствующих активизации этнонационального сознания, а также учёт обратного влияния этой активизации в условиях усиливающейся тенденции этнонационального дискурса к автономизации.

Информационную базу, на основании которой проводится исследование, составляют политическая пресса Республики Адыгеи, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии, Республики Северной Осетии-Алании, Чеченской Республики Ичкерии, а также монографические работы представителей политической и научной элиты народов ОК.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА ИССЛЕДОВАНИЯ. Принципиально новым является предложенный подход к этнонациональным идеологиям, позволяющим рассмотреть их с точки зрения синхронной и диахронной структурированности. В содержательном плане научная новизна исследования заключается в следующем:

— показана необходимость при анализе феномена этнонациональ ной идеологии опираться не только на традиционные теоретические подходы (структурно-функциональный анализ, социально-экономический детерминизм), но и на методы глубинной психологии-

— прослежено использование чувства этничности, как базового архетипа э тнонациональ ных идеологий-

— аргументирована дифференциация понятий & quot-национальная"- и & quot-этнонациональная"- идеология-

— проанализированы нормативная, политическая, экономическая и ценностная подсистемы э тнонациональ ных идеологических конструкций о точки зрения их корреляции с процессом модернизации, получившим развитие в последние десятилетия в республиках Северного Кавказа-

— показана полифоничность зтнонациональных идеологий, порожденная сочетанием зтнонациональных и либерально-демократических интенций-

— определены принципы структурирования северокавказского поля производства зтнонациональных идеологий-

— выявлены основные идеологемы зтнонациональных идеологий региона-

— методом компаративного анализа идеологических конструкций представителей различных народов и республик аргументирован вывод о том, что Северный Кавказ представляет собой единое поле производства зтнонациональных идеологий определенного типа-

— впервые проанализировано идеологическое содержание монографических работ ряда крупных ученых республик Северо-Кавказского региона с точки зрения заложенных в них этнических архетипов.

НА ЗАЩИТУ ВЫНОСЯТСЯ СЛЕДУЮЩИЕ ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ:

— возникновение во второй половине XX века, нетрадиционных субъектов политики, структурированных по социально-биологическим характеристикам (возраст, гендер, этничность) приводит к относительной независимости их интересов от объективной ситуации, сложившейся в социуме, В основе этой автономии лежит архетип (образ коллективного бессознательного), в котором, сплавлены установка к действию, образ и эмоция, и он приводится в действие социальными причинами. Поэтому методология социально-экономического детерминивма недостаточна для анализа идеологий данных социальных субъектов-

— в российском поле производства идеологий следует различать национальную идеологию, утверждающую иерархию ценностей, исходя из социально-политических ориентаций общества и этнона-циональные идеологии, базовым элементом которых является чувство этичности и в которых обосновываются ценности и интересы этнических групп-

— главной функцией. зтнонациональных идеологий является обоснование традиции как ценности при одновременном стремлении к сопряжению традиции и модерна-

— в нормативной сфере это сопряжение осуществляется посредством генетической и менталитетной идеологам, постулирующих биологическое и ментальное единство членов этнической общности в условиях его размывания- в политической — посредством & quot-родовой"- и & quot-государственной"- идеологем, с помощью которых идеолог утверждает этатисткий потенциал своего этноса- в экономической сфере эксплуатируются идеологемы, касающиеся адаптационных возможностей трансформирующейся этнической общности с точки зрения использования & quot-вмещающего ландшафта& quot- и & quot-естественных характеристик& quot- самого этноса- в области аксиологии — посредством такого идеологического приёма, как & quot-коренизация всемирной истории& quot-, с помощью которого доказывается модернисткий потенциал традиционных этнических характеристик-

— попытки соединения в рамках одной идеологической конструкции традиционалисткого и модернисткого дискурсов приводят к возникновению полифонического эффекта, заключающегося прежде всего в наложении друг на друга зтнонациональных и либерально-демократических установок, При этом для этнонациональных идеологов характерен акцент на доминировании в этой полифонии традиционалисткой (этнической) составляющей-

— наличие в одних и тех же идеологических конструкциях вгаимоисключащих положений по ключевым вопросам жизнедеятельности этноса (политическим, экономическим, культурным) требует описания этнонациональных идеологий как & quot-систем оппозиций и корреляций& quot-, то есть как определённого материализованного в слове пространства социальных отношений. Базовыми в этой системе выступают позиции этих этносов в конкретном (региональном, федеральном) этнополе. Данная зависимость этнонациональных идеологических конструкций от характеристик соприкасающихся в этнополе этнических общностей, воспринимаемых как естественные, изначальные, способствует переводу политической и прочей актуальной проблематики в онтологический план, блокируя тем самым адекватную реакцию-

— воздействие на этнонационалъные архетипы осуществляется не только окрыто в публицистической оппозиционной прессе, но и латентно в монографиях многих квалифицированных ученых республик региона. Объективно они направлены на воспроизводство аск-риптивных ролей и укрепление сохранившихся традиционных отношений- тем самым идеологические конструкции данного типа выступают реакцией на вынужденные и сравнительно быстрые темпы перехода традиционных этносов к индустриальному типу социального функционирования.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ РАБОТЫ определяется потребностью осмысления этнополитических процессов, являющихся характерной чертой современной политической жизни России. Учитывая рост влияния этнического фактора на современную социально-политическую жизнь России, следует отметить важность анализа принципов функционирования идеологических конструкций, характеризующихся высоким мобилизационным потенциалом.

Результаты диссертационной работы открывают возможность для углубленного анализа ошибок и просчетов, допущенных представителями официальных органов власти в идеологической борьбе с идеологами этнонационализма, и могут быть использованы для разработки комплекса мер, направленных на диагностику и предупреждения межэтнической конфликтности на уровне общественного сознания.

Методология исследования зтнонациональных идеологий, примененная в диссертационной работе, может быть использована для разработки программ конкретных социологических исследований по проблемам идеологических процессов, формирования этнического самосознания, а также в преподавании курсов общественных наук (политологии, этносоциологии, регионологии).

АПРОБАЦИЯ РАБОТЫ. Основное содержание диссертации излагалось в научных статьях (общим объемом 2.0 п.л.) и докладывалось на конференциях регионального и республиканского уровней: научные чтения & quot-Зтнополитичеокий процесс на Северном Кавказе& quot- (Ростов-на-Дону, 1997) — & quot-Этнология в педагогическом образовании: проблемы и перспективы& quot- (Санкт-Петербург, 1999) — & quot-Государственное управление и местное самоуправление в полиэтнической социокультурной среде& quot- (Туапсе, 1999 ГОССТРУКТУРА ДИССЕРТАЦИИ. Диссертация состоит из введения, трех глав (включающих 10 параграфов), заключения и описка литературы.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведённый анализ этнонациональных идеологий Северного Кавказа позволил проследить на конкретном эмпирическом материале архетипическое содержание и социальную сущность последних. Так, чувство этничности, являющееся базовым элементом каждой из проанализированных идеологических конструкций и этнонацио-нальных движений вообще, представляет собой проявление в коллективном и индивидуальном поведении определённой психической универсалии, то есть архетипично по существу, И если период возникновения национализма до сих пор является проблемой для исследователей, то примордиальность чувства этничности во всех его прашормах (родовая, племенная и т, д.) и проявлениях не может быть оспорена,

Наличие этой психической универсалии, или чувства этничности как архетипа, подтверждается, в частности, лёгкостью перевода её на уровень этнических стереотипов, формированием на её основе такого вида установки, как этноцентрические убеждения, Однако универсализм чувства этничности не означает его автономности по отношению к социальной практике- актуализация архетипа этничности происходит прежде всего в периоды социальной трансформации, поскольку именно эти периоды характеризуются мобилизацией всех психологических ресурсов личности и общества, в том числе и чувства этнической принадлежности.

В качестве такого периода в работе был взят переход ряда северокавказских этносов с аграрной на индустриальную стадию развития в условиях происходящей трансформации российского общества в целом, Иначе говоря, этнонациональные идеологические конструкции Северного Кавказа являются результатом воздействия процессов трансформации этнических общностей региона на чувство этничности как архетип.

В работе было показано восприятие идеологами социальной жизни своего этноса через призму этничности, как аокриптивной характеристики. В нормативной части это требование сохранения генетического и менталитетного субстрата этноса в условиях трансформации последнего- эта главная для зтнонационалиотов социетальная норма трансформирующейся этнической общности может быть обозначена как императив этничности, В политической подсистеме главной целью идеологов выступает нахождение оптимального сочетания модернистких политических институтов, доставшихся самоопределяющимся политиям в наследство от советского времени, с властными институтами, сформировавшимися в дого-оударотвенный период этнической истории, Однако как показал опыт единственной северокавказской политии, сумевшей максимально проявить государственный потенциал своего титульного этноса — ЧР-И — главной проблемой в данном случае выступает не выход этнополитического творчества из-под контроля метрополии, а упрочение контр-модернистких характеристик исконно этнических институтов за счёт их сопряжения с насилием, концентрируемым политическими институтами модерна,

Внутренняя политическая борьба, стимулируемая трансплантацией в этнические организмы состязательных по сути своей модернистких политических институтов, породила столь же разрушительные последствия для этнического единства, как и политика северокавказской индустриализации с последующим постсоветским перераспределением собственности, Стремление идеологов смягчить последствия этих процессов отравилось в попытках сопряжения экономического действия с общинными (этническими), политическими (зтнонациональными) и моральными (прежде всего религиозными) императивами. Вместе с тем вовлечённость этносов региона в модернизационные процессы и прежде всего очевидная притягательность для большинства ряда атрибутов экономического модернизма обусловили нал, елейность идеологов на доказательство модернизационного потенциала вышеназванного императивного ряда,

Эту же направленность имеет такой методологический приём, как коренизации всемирной истории, представляющий собой компенсацию аксиологической интервенции, характерной для переживающих модернизационные сдвиги обществ, В результате проведения идеологом данного приёма модернисткие ценности оказываются в числе исконных ценностей конкретного этноса, обладавших в определённый период инновационным характером по отношению к аксиологии модерна.

Подобное стремление идеологов работать в модернистко-тра-диционалисткой парадигме зачастую приводит к наложению друг на друга обоих полюсов дихотомии «традиция-модерн», что порождает эффект полифонии. Внешне он выражается в сведении в рамки одной идеологической конструкций этнонационапистических и либерально-демократических, государственных и зтатиотких, традици-оналиотких и ревизионистких по отношению к традиции интенций. При этом сосуществование взшшоиоключающих положений не означает их равноправия: чувство этничности продолжает оставаться системообразующим фактором по отношению к любой этнонациональ-ной идеологической конструкции при всём полифонизме последней.

В эффекте полифонии, отражающем на идеологическом уровне процессы этнической трансформации и, как следствие, внутрилич-ноотный конфликт между ценностями архаики и модерна, заключается социальная сущность этнонациональных идеологий Сесерного Кавказа.

На основе чувства зтничности происходит дистанцирование зтнонационадьными идеологами своей этнической общности от других субъектов зтнополя в различных полях социума. Происходящее в результате этого рассмотрение этнополитичеоких разногласий как следствие примордиальных, а, значит, неизменных характеристик заинтересованных сторон отрицательно сказывается на снижении конфликтогенного потенциала региона.

Приведённый в работе материал позволяет утверждать, что однородность трансформационных процессов для этносов региона и психический универсализм чувства зтничности привели к возникновению поля производства этнонациональных идеологий Северного Кавказа как единого целого. Вне зависимости от степени компли-ментарности конкретных этносов по отношению к другим субъектам регионального и федерального этнополей, а также вне зависимости от степени политического радикализма самого идеологизирующего субъекта для рассмотренных в работе этнонациональных идеологических конструкций характерны следующие черты- манифестирование зтничности как базового принципа по отношению ко всем сферам этнической жизнедеятельности- стремление согласовать модернизационные сдвиги о традиционализмом этнических структур при наименьших отступлениях от последнего, а также тенденция к выстраиванию системы отношений своего этноса с другими этносами региона и РФ в целом, с её политическими институтами и с отступниками от этничности& quot- внутри собственной этнической общности., исходя ив характеристик последней., воспринимаемых как прнморднальные.

При этом единство поля производства этнонациональных идеологий Северного Кавказа не означает консолидации автохтонных народов региона в единый суперэтнос. Напротив, как было показано в 8,2, принцип межэтнического дистанцирования на региональном уровне является одной из конституирующих это поле характеристик, Таким образом, единство северокавказских этнона-ционалистов на уровне идеологического структурирования способствует воспроизводству дезинтеграции на уровне субъектов северокавказского этнополя. Этот момент является второй сущностной чертой социального плана этнонациональных идеологических конструкций Северного Кавказа,

Важным следствием функционирования поля производства этнонациональных идеологий Северного Кавказа является тенденция к его автономизации, причём дистанцирование от русского этноса и от России в целом как русской этнополитии является частным случаем рассмотренного выше принципа межэтнического дистанцирования. Хронологические рамки работы, верхняя граница которых в основном очерчена серединой 1994 года, не позволили широко ввести в неё материал, датируемый более поздним периодом. Впрочем, даже априорный анализ процессов, происходивших в регионе и в РФ в целом со второй половины 1994 года (прежде всего боевые действия в Чечне, прогрессирующий кризис центральной власти) позволяет предвидеть рост отчуждённости в северокавказском регионе по отношению к единому российскому политическому пространству. Однако данные тенденции, для которых политическая жизнь России последних пяти лет выступает катализатором, в боль. шей или меньшей степени содержатся уже в идеологических конструкциях предшествующего периода, проанализированных в данной работе, В работе было показано, какое место в них занимает Россия, а таете идейное наследие модерна, к которому регулярно обращаются етнонациональные идеологи. Попадая в поле производства этнонациональных идеологий, данные понятия теряют либо свои положительные коннотации, либо своё генерализацион-но-ценностное содержание, становясь средством для описания противоречащей этому содержанию практики.

Тем не менее наличие общего тезауруса у этнонационалистов Северного Кавказа и сторонников сохранения единого российского политического пространства позволяет рассчитывать на начало и продолжение конструктивного диалога между ними. Только в ходе такого диалога можно добиться артикулирования сторонами определённых взаимовыгодных позиций в зтнополитичеоких отношениях, вследствие чего отступление от них в ходе социальной практики было бы затруднено. Отказ от такого диалога, вызванный интеллекту алистким пренебрежением к феномену этнонациональных идеологий, чреват расширением этноцентрического монологизма во всероссийском масштабе,

ПоказатьСвернуть

Содержание

а яяяжжя*яажая*яжяяяа. лжяжажя*ж*яяжяяяжа a

Глава 1. Методология анализа зтнонациональннх ifjZ^er^C^sTlC/iErlLl^ I ЖЯЯЖЖЯЖЯЯЯЯЯЖЯЯЖЖЖЯЯЖЯЯЯЯЖЖ ЖЯЯЖЖЖЯЖЖ i. 1. Мешдотзичесте подходы к анализу феномена идеожжи.

1.2. Структура идеологических феноменов.

1.3. Оперщионализащя поняшя атнонациональная идеолотш. а) Мттомия зтничност.

6) Теореммесше подходы к определению понятия & quot-нация"-.

1.4. Структура эшюнаццональныж идеологий.

Глава Функции зтнонащональной идеоштш.

2. i. Ннтеврштвная

2.2. Функция цетдостижения,.

2.3. Функция адаптации.

2.4. Фуншщя воспроизводства образца.

Глава 3. Пришщпы структурирования шнонтщональных ж яяяяяжжажжжяаяжжяяяяяяжяжяяжяяяжяя

3.1. Пожфоничность идеолошчесжх текстов. 15?

3.2. Оппозиционность как принцип построения идеолоши.

Список литературы

1. Ильин М. В. Критерий современности в политике //' Полис. 1995. N1. 78. Импульс. 1993. 19 марта.

2. Интервью Аоатурова // Ичкерия. 1992, 2 июля.

3. Интервью Ш. Ахметдинова //Республика. 1992. 14 августа.

4. Интервью Дж. Дудаева // Ичкерия, 1994. 24 марта,

5. Интервью Генерального Прокурора ЧР-И З. Шариповой // Ичкерия. 1992. 15 августа,

6. Ирония судьбы, или. // Импульс. 1993. 19 марта.

7. Ислам гарант достойной жизни // Ичкерия. 1994. 26 февраля.

8. Ичкерия, 1994. 26 февраля, 86. Ичкерия. 1994. 29 марта.

9. Кавказ: Проблемы геополитики и национально-государо-твенных интересов России. Ростов-н/Д., 1998.

10. Кавказский дом. 1992, N24.

11. Кавказский круглый стол // Голос Чеченской республики, 1992. 5 сентября,

12. Капустин Б. Г. Современность как. предмет политической теории, М, 1998.

13. Касумов А. Каоумов X, Геноцид адыгов. Нальчик, 1992,

14. Каутский К, Национализм и интернационализм, Пг., 1918.

15. Когда, в товарищах согласья нет // Голос Чеченской республики. 1992. Июль.

16. Когда звёздная пыль на сапогах // Ичкерия. 1994. 17 марта.

17. Конт 0, Дух позитивной философии // Тексты по истории социологии XIX—XX вв.еков. М., 1995.

18. Конференция Этнического Союза ЧР-И // Ичкерия, 1992, 31 августа, 99, Коулмен Дж, Модернизация и социальное устроение общества /7 Сравнительное изучение цивилизаций, М, 1998.

19. Кто развязал кровавый конфликт в Чечне (Материалы комиссии С. Говорухина) /7 Правда. 1996. Февраль-март,

20. Кто такие оротхойцы? /7 Голос Чеченской республики, 1992, 28 ноября,

21. Куда плывёт наш корабль? /7 Голос Чеченской республики. 1992. 22 июля,

22. Ласки М, Утопия и революция /7 Утопия и утопическое мышление. М., 1991.

23. Лебон Г, Психология народов и масс. Спб, 1995.

24. Леви-Брюль Л. Сверхъестественное в первобытном мышлении. М., 1994,

25. Леви-Строе К. Неприрученная мысль // Первобытное мышление. М., 1994.

26. Леви-Строе К. Тотемизм сегодня /7 Первобытное мышление. М,& laquo- 1994,

27. Левые тысячи тонн /7 Ичкерия. 1992. 31 августа.

28. Лейпхарт А. Демократия в многосоставных обществах, М., 1997,110, Ленин В, И, и праве наций на самоопределение // Ленин В, И, Полное собрание сочинений, Т. £-5,111, Лурье 0, В, Историческая этнология, М, 1997,

29. Февр Л. Раннее французское Возрождение: четыре ракурса /7 Февр Л. Вой за историю. М., 1991.

30. Февр Л. Цивилизация- эволюция слова и группы идей // Февр Л. Бои за историю. М., 1991.

31. Фёдорова М. М. Традиционализм как антимодернизм // Полис. 1996, N2.

32. Фуко М. Порядок дискурса // Фуко М. Воля к истине. М, 1996.

33. Фуко М. Что такое автор? // Фуко М. Воля к истине. М., 1996.

34. Хаджиев С. Что делать? // Импульс. 1992. N27.

35. Хобобаум 3. Нации и национализм (после 1780 года). Спб., 1998.

Заполнить форму текущей работой