Рабовладельческое государство: общая характеристика

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ «ЮРИДИЧЕСКИЙ КОЛЛЕДЖ БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА»

Кафедра общеправовых и гражданско-правовых дисциплин

Курсовая работа

Рабовладельческое государство: Общая характеристика

Выполнил:

учащийся 2 курса 192 группы

Юридического колледжа БГУ

отделения на основе общего базового образования

очной формы обучения

Кондратьев Максим Евгеньевич

Руководитель:

Калинин Сергей Артурович

профессор, кандидат юридических наук, доцент

Минск

2014

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ФОРМАЦИОННЫЙ ПОДХОД

ПОНЯТИЕ И ТИПЫ

Раздел 1.1 Теория общественно-экономических формаций

Раздел 1.2 Типы общественных формаций

ГЛАВА 2. РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКОЕ ГОСУДАРСТВО

Раздел 2.1 Характеристика государства рабовладельческого типа

Раздел 2.2 Древняя Греция

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

ВВЕДЕНИЕ

Тема рабовладельческого государства довольно разработанная, имеется достаточное количество литературы для глубокого исследования данного вопроса. Актуальность настоящей работы обусловлена, с одной стороны, большим интересом к теме в современной науке, с другой стороны, ее недостаточной разработанностью. Рассмотрение вопросов, связанных с данной тематикой, носит как теоретическую, так и практическую значимость.

Теоретическое значение изучения проблемы «Рабовладельческое государство: Общая характеристика» заключается в том, что избранная для рассмотрения проблематика находится на стыке сразу нескольких научных дисциплин. Так же актуальность изучения рабовладельческого государства и права обуславливается материалистическим подходом к анализу общественных явлений. Чтобы понимать, как развиваются государственно-правовые явления в настоящем и чтобы знать, какие нас ждут перспективы в будущем, необходимо знать их прошлое.

Целью данной курсовой работы является изучение темы «Рабовладельческое государство: Общая характеристика» на основании теории общественно-экономических формаций.

Для достижения поставленной цели нами было поставлен ряд задач:

Изучение самой теории Карла Маркса о общественно-экономических формациях, понятия «общественно-экономическая формация», а также исследование видов формаций.

Изучение рабовладельческого государства, причин его зарождения, экономического базиса, основных классов общественного строя, функций государства, механизма государственной власти, форм правления, характерных для государств рабовладельческого типа, а также причин упадка рабовладельческих государств.

В структуру курсовой работы входят: введение, 2 главы, 4 раздела, заключение и список использованных источников. Итого…

Объектом исследования является общественно-экономическая формация, предметом — рабовладельческое государство.

Анализируя литературу по рассматриваемой теме, мы определили, что существует множество трудов по описанию рабовладельческого государства и права, а также исследования теории К. Маркса о формациях, однако нами не было найдено ни одной работы, в которой бы тесно рассматривалась теория общественно-экономических формаций и рабовладельческое государство, вследствие чего остаётся неразрешённый вопрос о изучении государства рабовладельческого типа на основании теории общественно-экономических формаций. Данный вопрос будет рассматриваться в нашей работе.

ГЛАВА1. ФОРМАЦИОННЫЙ ПОДХОД: ПОНЯТИЕ И ТИПЫ

Раздел 1.1 Теория общественно-экономических формаций

Перед тем, как начать исследование теории общественно-экономической формации, нам хотелось бы подчеркнуть значимость данной теории и ее создателя, Карла Маркса, для истории человечества словами Фридриха Энгельса, сказанными над могилой Маркса: «Подобно тому, как Дарвин открыл закон развития органического мира, так Маркс открыл закон развития человеческой истории. Тот, до последнего времени скрытый под идеологическими наслоениями простой факт, что люди в первую очередь должны есть, пить, иметь жилище и одеваться, прежде чем быть в состоянии заниматься политикой, наукой, искусством, религией и т. д.; что, следовательно, производство непосредственных материальных средств к жизни и тем самым каждая данная ступень экономического развития народа или эпохи образуют основу, из которой развиваются государственные учреждения, правовые воззрения, искусство и даже религиозные представления данных людей и из которой они поэтому должны быть объяснены, — а не наоборот, как это делалось до сих пор» [4, стр. 477].

В ходе исследования теории общественно-экономической формации мы столкнулись с определенной трудностью, поскольку К. Маркс не излагает эту концепцию в какой-либо определенной работе или в цикле работ и все его замечания разбросаны по многим произведениям. Нами было определено, что в работах Маркса и Энгельса имеется около 40 фрагментов, в которых фигурирует термин «формация"("общественная формация», «общественно-экономическая формация», «экономическая формация», «формация общественного производства», «историческая формация»).

В работах Маркса и Энгельса нет чёткого определения понятия общественной формации. Поэтому мы рассмотрим мнения нескольких исследователей данной концепции, основанные на анализе содержании тех высказываний, всего теоретического контекста, в котором оно используется.

Вначале нам хотелось бы рассмотреть мнение В. И. Ленина, который подчёркивал, что общественно-экономическая формация представляет собой «, живой, находящийся в постоянном развитии особый социальный организм, находящийся всегда на конкретно-исторически определённой ступени развития, имеющий свои исторические законы функционирования, противоречивого развития, упадка и превращения в высшую форму, в другой социальный организм [7, с. 237].

В. Л. Иноземцев считал, что К. Маркс рассматривал первичную формацию именно как общественную, но не как экономическую. Термин «общественная формация» применяется в двух смыслах. Во-первых, в предельно широком значении, обозначая любую существенную фазу общественной эволюции вообще, и в этом смысле его можно рассматривать как фазу общественного развития, безотносительно к тому, какой именно его период является объектом исследования. Во-вторых, в сочетании с прилагательными («архаическая», «первичная», «вторичная» и т. д.), обозначая качественно определённые отрезки общественной эволюции. Поэтому, следуя духу и букве марксовых работ, наиболее правильным являлось бы толкование термина «общественная формация» в качестве собирательного, отражающего ступень развития общества, вычлененную в зависимости от наличия или отсутствия антагонистических классов, эксплуатации и частной собственности [3, с. 39].

По мнению Иноземцева, теория общественных формаций, положенная Карлом Марксом в основание системы периодизации социального прогресса, представляет собой завершенную научную концепцию, базирующуюся на на глубоком исследовании внутренних закономерностей общественного развития и исходящую из признания существования диалектической триады как формы прогресса любого целого [3, с. 51].

В. Г. Яковлев рассматривал общественно-экономическую формацию, как одну из основных категорий исторического материализма, как совокупность всех социальных явлений и их органической взаимосвязи в взаимодействии на основе способа производства, иначе говоря, — это общество на определённой ступени исторического развития [22, с. 26].

Г. А. Багатурия же определял общественно-экономическую формацию, как исторически определённую совокупность производственных отношений, экономическая структура общества, образующая основу общества, скелет его организации [18, с. 32].

Из вышесказанного мы можем заключить, что общественно-экономическая формация — это определённый этап развития общества, совокупность всех социальных явлений и их органической взаимосвязи в взаимодействии на основе способа производства, которая образует основу общества, скелет его организации. Также общественно-экономическая формация является одной из основных категорий исторического материализма.

В ходе анализа работ Маркса и Энгельса, мы выясняли, что все главные стороны и процессы в развитии определённой общественно-экономической формации определяет основной экономический закон. Действие этого закона обусловливается характером экономических, производственных отношений.

Марксизм учит, что одна общественно-экономическая формация неизбежно будет замещена другой, более высокой формацией. Эта смена представляет собой закономерный процесс, обусловленный развитием производительных сил. Новые производственные отношения представляют ту главную силу, которая даёт мощное развитие производительным силам. Отставшие производственные отношения в таком случае утрачивают роль главного двигателя производственных сил и превращаются в их тормоз. Однако не следует упускать из виду, как писал Карл Маркс, что «ни одна общественная формация не погибает раньше, чем разовьются все производительные силы, для которых она даёт достаточно простора, и новые, высшие производственные отношения никогда не появляются раньше, чем созреют материальные условия их существования в лоне самого старого общества» [8, с. 322].

Несоответствие, конфликт между устаревшими производственными отношениями и новыми производительными силами разрешается путём революционного свержения старого и утверждения нового общественного строя. Изучая текст «Карл Маркс и проблема социально-экономических формаций», мы определили, что социальная революция, посредством которой совершается переход от одной общественно-экономической формации к другой, — важнейший этап в общественном развитии, коренной поворот в жизни общества, означающий завоевание политической власти передовым, прогрессивным классом, который использует её для революционного преобразования всех сторон общественной жизни. [16, с. 58].

Раздел 1.2 Типы общественных формаций

Перейдем непосредственно к самим историческим типам общественно-экономических формаций.

Общественное развитие вовсе не должно всюду и везде обязательно проходить все исторические ступени: сначала, например, феодализм, а затем непременно капитализм и т. д. К. Маркс решительно выступал против стремления превратить его «исторический очерк возникновения капитализма в Западной Европе в историко-философскую теорию о всеобщем пути, по которому роковым образом обречены идти все народы, каковы бы ни были исторические обстоятельства, в которых они оказываются, — для того, чтобы прийти в конечном счёте к той экономической формации, которая обеспечивает, вместе с величайшим расцветом производительных сил общественного труда, наиболее полное развитие человека» [11, с. 315].

Многие народы миновали рабовладельческий строй, перейдя от первобытного общества к феодализму и далее к капитализму. Другие же не прошли стадии капитализма и осуществили переход к социализму, минуя капиталистическую общественно-экономическую формацию. В то же время, один и тот же тип производственных отношений имеет в разных странах свои отличительные особенности, порождённые историческими, национальными, географическими и другими условиями. Поэтому Карл Маркс говорил в одной из своих работ об азиатской разновидности общины, рабовладения, феодализма, а В. И. Ленин — об американском и о прусско-юнкерском пути развития капитализма в сельском хозяйстве. Маркс писал: «Таким образом, события, поразительно аналогичные, но происходящие в различной исторической обстановке, приводят к совершенно разным результатам. Изучая каждую из этих эволюций в отдельности и затем сопоставляя их, легко найти ключ к пониманию этого явления; но иногда нельзя достичь этого понимания, пользуясь универсальной отмычкой какой-нибудь общей историко-философской теории, наивысшая добродетель которой состоит в её надисторичности» [11, с. 316].

Итак, рассматривая развитие общества как естественноисторический процесс, можно выделить следующие общественно-экономические формации: первобытнообщинную, рабовладельческую, феодальную, капиталистическую и коммунистическую. Рассмотрим каждую формацию в общих чертах.

Первой общественно-экономической формацией в истории человечества был первобытнообщинный строй. Характерной особенностью этой формации являлась крайняя зависимость человека от природных условий. Сама трудовая деятельность человека сводилась вначале к простому собиранию злаков и плодов, поимке мелких животных, а несколько позже — к охоте и рыболовству. Лишь на более поздних ступенях возникает первобытное земледелие и животноводство.

Анализируя труд Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства», мы определили, что при первобытнообщинном строе население в высшей степени редкое, уплотняющееся только в местах жительства племени, вокруг которого широким поясом лежит область охоты. Разделение труда характеризуется чисто естественным происхождением и существует лишь между полами. Грубые каменные топоры и ножи, а затем копья, луки и стрелы, использовавшиеся в первобытном обществе, исключали возможность жить и бороться с природой в одиночку и делали необходимой работу сообща. Общий труд обусловливал общую коллективную собственность как на средства, так и на продукты производства. Основную производственную и общественную ячейку первобытного общества составлял сначала матриархат, а затем патриархат [21, с. 81].

Первобытнообщинный строй не знал деления общества на классы и эксплуатации человека, не имел ещё государства. Определённые общественные функции выполняли избранные всем населением люди. Никакими особами средствами принуждения, независимыми от родовой общины, племен, эти органы общественной власти не обладали.

Развитие производственных сил при первобытнообщинном строе вело к появлению и постепенному увеличению прибавочного продукта. Это создавало возможность эксплуатировать труд рабов, которые захватывались в вооружённых столкновениях между отдельными племенами. В этих условиях старые первобытнообщинные производственные отношения постепенно превращались в тормоз для дальнейшего развития производства. Прогрессирующее общественное разделение труда вызывало усиление обмена, что в свою очередь, неизбежно вело к возникновению частной собственности сначала на орудия труда, а затем на рабов и частично на землю. Так, в результате разложения первобытнообщинного строя, возник рабовладельческий строй, основанный на эксплуатации рабов, являвшихся собственностью рабовладельца.

Становление рабовладения означало зарождение классов и, следовательно, обусловило необходимость политической организации общества, создания органа диктатуры экономически господствующего класса — государства. Рабовладельческий строй — первая в истории классовая формация. Отличительной особенностью его производственных отношений являлась собственность рабовладельцев на средства производства и рабов.

Рабовладельческий строй был прогрессивным по сравнению с первобытнообщинным строем, но в дальнейшем своём развитии он превратился в тормоз для роста производительных сил. Основная производительная сила рабовладельческого общества — рабы не были заинтересованы в результатах своего труда, что позволяло применять лишь примитивные орудия труда. Из-за этого рабовладельческая общественно-экономическая формация уступило место феодализму.

Феодальный строй — это классовая общественно-экономическая формация, основанная на эксплуатации зависимых от феодала производителей материальных благ. При феодализме господствовала собственность феодала на землю. На определённом этапе феодальный строй обеспечивал более высокое, чем при предшествующих формациях, развитие производительных сил. Феодал использовал для ведения своего хозяйства лишь часть принадлежащей ему земли. Другую же часть он выделял в использование крестьянам. Будучи собственниками некоторых средств производства (орудия труда, скот) крестьяне обладали заинтересованностью в результатах своего труда. Путём внеэкономического принуждения, т. е. закрепощения, феодалы заставляли крепостных крестьян работать на себя. Для эпохи феодализма характерно натуральное хозяйство и крайне низкое, рутинное состояние техники.

Развитие производительных сил в недрах феодализма явилось материальной основой зарождения капиталистических общественных отношений и их укрепления. Это развитие было ускорено процессом первоначального накопления капитала. Буржуазные революции, совершённые народными массами и возглавляемые буржуазией в конце XVII, XVIII и начале XX века, покончили с феодализмом и утвердили господство капиталистической общественной формации.

Капиталистическая формация открыла неизмеримо более широкие возможности для развития производительных сил, чем любая предшествующая ей общественная формация. «Буржуазия менее чем за сто лет своего классового господства создала более многочисленные и более грандиозные производительные силы, чем все предшествовавшие поколения, вместе взятые. Покорение сил природы, машинное производство, применение химии в промышленности и земледелии, пароходство, железные дороги, электрический телеграф, освоение для земледелия целых частей света, приспособление рек для судоходства, целые, словно вызванные из-под земли, массы населения, — какое из прежних столетий могло подозревать, что такие производительные силы дремлют в недрах общественного труда!» [8, с. 439].

Капитализм представлял собой такой общественный строй, при котором средств производства принадлежат небольшому по своей численности классу лиц — капиталистам (буржуазии), а огромная масса непосредственных производителей составляет класс пролетариев, лишённых средств производства и существования и в силу этого вынужденных продавать свою рабочую силу, т. е. поступать в наёмные рабочие к капиталистам. Своим трудом на капиталистических предприятиях рабочие не только воспроизводят стоимость рабочей силы, но и создают прибавочную стоимость, присваиваемую капиталистами в форме прибыли.

Важнейшей формой основного противоречия капитализма, охватывающей все стороны капиталистического строя и определяющей весь путь его развития, являлось противоборство между трудом и капиталом, между пролетариатом и буржуазией. В этом противоборстве пролетариат представлял интерес свободного общественного развития, а буржуазия — силы, сковывающие её.

Между капиталистической общественно-экономической формацией и коммунистическим обществом лежит период революционного преобразования первой во второе. Ему соответствует и переходный период, в котором государство не может быть ничем другим, кроме как революционной диктатурой пролетариата.

Диктатура пролетариата есть «необходимая переходная ступень к уничтожению классовых различий вообще, к уничтожению всех производственных отношений, на которых покоятся эти различия, к уничтожению всех общественных отношений, соответствующих этим производственным отношениям, к перевороту во всех идеях, вытекающих из этих общественный отношений» [8, с. 499].

Для коммунизма характерным является всеобщая обязанность трудиться по способностям. Равная обязанность всех трудиться по своим способностям и равное право всех трудящихся получать за это достойное вознаграждение — вот что из себя представлял коммунизм. Для коммунистического общества также было характерно господство единой коммунистической идеологии, марксистско-ленинского мировоззрения.

Хотелось бы еще раз подчеркнуть, что с помощью теории о общественно-экономических формациях нельзя описать любое общество, любое государство, поскольку не все народы прошли через каждую формацию и не всегда изменения происходили исключительно путём революции. Данную отличительную черту формационного подхода можно отнести к минусам. Также минусами данной теории является то, что уделяется слишком много внимания экономическому фактору и слишком мало духовной, культурной жизни общества. Личности в истории почти никакой роли не играют. То есть, если обобщить, для теории общественно-экономической формации характерна недооценка всех неэкономических факторов.

К плюсам формационного подхода можно отнести продуктивность деления государств на основе социально-экономических факторов, которые оказывают существенное влияние на развитие общества. Для данной теории характерна логичность, теоретическая завершенность формационной схемы, при которой все прошлое человечества выглядит закономерным эволюционным процессом.

ГЛАВА 2. РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКОЕ ГОСУДАРСТВО

Раздел 2.1 Характеристика государства рабовладельческого типа

Согласно марксистско-ленинской теории государства и права, рабовладельческое государство — это политическая организация экономически господствующего класса рабовладельцев, организованная сила этого класса для подавления рабов [17, с. 1].

Мы определили, что государства рабовладельческого типа возникли позднее ранневосточных государств в результате появления частной собственности, имущественного расслоения и раскола общества на классы. Между классами началась ожесточённая классовая борьба, и для того чтобы удержать в повиновении рабов, подавить их сопротивление, рабовладельцам понадобилась специальная машина угнетения, машина подавления трудящихся масс. Такой машиной и было рабовладельческое государство. В. И. Ленин в своей лекции «О государстве» отмечал: «Лишь когда появилась первая форма деления общества на классы, когда появилось рабство, когда можно было известному классу людей, сосредоточившись на самых грубых формах земледельческого труда, производить некоторый излишек, когда этот излишек не абсолютно был необходим для самого нищенского существования раба и попадал в руки рабовладельца, когда, таким образом, упрочилось существование этого класса рабовладельцев, и чтобы оно упрочилось, необходимо было, чтобы явилось государство» [6, с. 441].

В ходе анализа трудов Маркса и Энгельса, мы поняли, что экономический базис рабовладельческого государства составляла собственность рабовладельцев не только на орудия и средства производства, но и на работников — рабов. Главные создатели материальных благ — рабы не обладали статусом субъектов права, а были, как любые вещи, объектом права и эксплуатации. В Риме их называли instrumentum vocale (говорящее орудие), а в Китае рабов называли «чу-минь», что в переводе означает «Скот и раб». Их подневольный труд обеспечивался главным образом внеэкономическим принуждением. Только при помощи прямого физического воздействия, постоянного бича надсмотрщика, можно было раба заставить работать на рабовладельца. Маркс написал в одной из своих работ: «…как вол не продает своей работы крестьянину, так и раб не продает своего труда рабовладельцу. Раб, вместе со своим трудом, раз навсегда, продан своему господину. Он — товар, который может переходить из рук одного собственника в руки другого. Сам он товар, но его труд не товар» [12, с. 423].

На основе прочитанного, мы смогли выделить два основных класса рабовладельческого общества: рабовладельцы и рабы. Рабы, в зависимости от отрасли труда, в которой его применяли, делились на сельских, городских и государственных рабов. Рабы всех категорий повергались жесточайшей эксплуатации без различия. Так же в рабовладельческом обществе существовали и другие социальные прослойки: ремесленники, мелкие земледельцы-крестьяне и люмпен-пролетарии. Они считались свободными, но неимущими и эксплуатировались рабовладельцами. Их права были открыто ограничены законами рабовладельческого общества. Они жестоко угнетались рабовладельцами, а при малейшем сопротивлении с их стороны, карались с невообразимой жестокостью. Между рабами и рабовладельцами возникали острые социальные противоречия. Рабы вели борьбу то в виде скрытого, пассивного сопротивления, то в форме открытых выступлений — восстаний (Восстание «Желтых повязок» в Китае в I в. н.э., восстание рабов в Сицилии во II в. до н.э., восстание Спартака в I в. до н.э. и др.).

Рабовладельческое государство было классовым, являлось по своей сущности орудием диктатуры рабовладельцев. Классовая сущность государства выражалась в его функциях. К внутренним функциям мы отнесли: 1) охрана частной собственности рабовладельцев на землю, на скот, на рабов и другое имущество, а так же создание условий для эксплуатации рабов и неимущих свободных; 2) подавление сопротивления рабов и других трудящихся классов методами жестокого насилия, нередко просто для устрашения и профилактики; 3) идеологическое воздействие в целях поддержания дисциплины и порядка, и создание древней культуры; в качестве самостоятельной внутренней функции можно выделить деятельность по организации общественных работ, которая в государствах Восточных Деспотий приобрела широкий размах и большее значение, чем в других рабовладельческих государствах, «…в силу особых условий общинной формы собственности» [15, с. 18].

Общесоциальные функции рабовладельческое государство осуществляло в той мере, в какой они соответствовали интересам господствующего класса.

Во внешней сфере рабовладельческое государство выполняло следующие функции: 1) оборона своей территории и осуществление мирных связей с другими государствами; 2) захват чужих территорий и пополнение армии рабов; 3) управление завоеванными территориями.

Далее мы рассмотрели механизм государств рабовладельческого типа. Главными частями механизма рабовладельческого типа были административно-чиновничьи органы и армия. Так же в него входили полиция, суды, жречество и другие организации класса рабовладельцев.

Армия играла важнейшую роль в государственном аппарате, так как вооруженные силы использовались рабовладельцами для подавления сопротивления трудящихся масс, а так же для доставления пополнения рабов в виде военнопленных. То есть, армия служила защитой как от внутренней, так и от внешней угрозы, и поддерживала жизнь и процветание рабовладельческого государства.

Не менее важной частью механизма рабовладельческого государства являлся административный аппарат чиновников. Он состоял из различных учреждений, ответственных за разные стороны управления. Должности в административном аппарате занимались лишь имущими. В каждом государстве они назывались по-разному (Сенат, магистратуры — в Риме, Тулия — в Хеттском государстве, Совет 500 — в Афинах и т. д.) и выполняли различные функции (законодательные, судебные, сбор налогов, административные и другие). То есть, они обеспечивали контроль и управление, столь необходимое для больших неповоротливых рабовладельческих государств с десятками тысяч рабов, ненавидящих существующий строй.

Мы так же выделили следующие черты, характерные для механизма рабовладельческого государства:

1)Антинародный характер механизма (государственные должности занимала только знатная часть населения, все должности были безвозмездными, и потому занимались только состоятельными людьми, имеющими стабильный доход. Рабы вообще не могли занимать никаких должностей, не могли служить в армии, чьи ряды пополнялись из неимущей земледельческой части свободного населения. Деятельность всех органов государственного аппарата была направлена только на защиту интересов рабовладельцев, а не народа).

2)Эксплуататорский характер (все органы государственного аппарата своей деятельностью закрепляли классовое неравенство и эксплуатировали рабов, а так же неимущих свободных людей).

3)Борьба с пережитками первобытнообщинного строя (однако некоторое время ещё сохранялись такие органы родового строя, как народные собрания, хоть содержание их изменилось, поскольку они уже охватывали только свободное мужское население и вопросы на обсуждение выносились избранными начальниками — магистрами, а не по инициативе самого населения, как было ранее).

4)Сравнительная простота государственного аппарата (К. Маркс выделил три ведомства: военное, финансовое и общественных работ [12, с. 347]. Согласно Н. Ф. Шилюку, несложность механизма рабовладельческого государства объясняется относительной однородностью класса рабовладельцев, поскольку среди господствующего класса не было еще организованных объединений, наподобие политических партий, которые вызывали бы потребность в новых органах, выражающих интересы различных слоев рабовладельческого класса. Классовые интересы всех рабовладельцев обеспечивались несложной системой органов, которая с помощью армии легко обеспечивает сохранение господства рабовладельцев [1, с. 120].

Так же можно выделить как самостоятельную черту отсутствие таких представительных органов, как буржуазный парламент, муниципалитет и другие, которые бы выражали волю народа. Их отсутствие объяснялось «открыто классовым характером диктатуры рабовладельцев» [15, с. 82].

Как писал Ленин в своей работе «О государстве»: «Государство есть машина для угнетения одного класса другим, машина, чтобы держать в повиновении одному классу прочие подчиненные классы. Форма этой машины бывает различна. В рабовладельческом государстве мы имеем монархию, аристократическую республику или даже демократическую республику. В действительности формы правления бывали чрезвычайно разнообразны, но суть дела оставалась одна и та же: рабы не имели никаких прав и оставались угнетенным классом, они не признавались за людей» [6, с. 443]. Как мы видим, формой организации рабовладельческой государственной власти были монархии, рабовладельческие аристократические республики и рабовладельческие демократические республики. Монархия, например, существовала в Древнем Риме. Она пришла на смену республиканской форме правления и долгое время несла на себе ее черты. Но в III в. Рим становится неограниченной монархией. Примером демократической республики являются Афины, где в выборах высших органов государства участвовало все свободное население. Аристократическая республика была, например, в Спарте, для которой характерно было то, что в выборах высших органов государственной власти принимали участие представители крупной военно-земельной аристократии.

Такое разнообразие форм государства рабовладельческого типа, несмотря на одинаковую экономическую основу и классовую природу, объяснялось рядом конкретно-исторических условий, различных для каждого государства: соотношение классовых сил в стране, внешняя обстановка, географические и климатические условия.

А сейчас рассмотрим рабовладельческое право. Согласно Карлу Марксу, рабовладельческое право — это возведенная в закон воля господствующего в рабовладельческом обществе класса рабовладельцев. [10, стр. 173]. Рабовладельческое право закрепляло социальное неравенство и закрепляло существующий строй, что давало рабовладельцам неограниченную власть. «Наиболее характерно рабовладельческое право отразилось в древнеримском законодательстве, достигшем апогея в юридическом упорядочении институтов рабства, частной собственности, договоров, вещного, обязательственного, семейного, наследственного и других» [2, с. 312]. В императорский период рабовладельческое право Рима достигло наивысшего развития. В это время расширялись торговые связи Рима, развивалось и совершенствовалось товарное производство. Для регулирования соответствующих отношений римскими юристами были разработаны многие правовые институты: собственности, вещного, обязательственного, семейного, наследственного права и др. Римское право стало классическим видом права, основанного на частной собственности. Оно пережило рабовладельческую эпоху и сейчас оказывает влияние на развитие частного права.

Несмотря на то, что рабовладельческое право кажется бесчеловечным и по сравнению с первобытнообщинным правом кажется шагом назад, при ближайшем исследовании мы установили, что рабовладельческое право давало важнейшее право человеку — право на жизнь, хоть и в качестве раба, что являлось прогрессивным явлением, так как до этого людей просто истребляли.

Пройдя период становления и развития, рабовладельческое государство вступило в полосу упадка и изживало себя. На то были определенные причины. Производственные отношения, базировавшиеся на труде рабов, превращались в оковы для дальнейшего развития производственных сил. Жестокая рабовладельческая эксплуатация разрушала главную производительную силу существующего строя — рабов. К тому же рабы не были заинтересованы в развитии производства, что полностью исключало какой-либо технический прогресс. Труд рабов постепенно вытеснял и разорял свободных крестьян и ремесленников, а вследствие этого падала военная мощь рабовладельческих государств, поскольку армия состояла в основном из мелких производителей-рабовладельцев. Подрыв военной мощи рабовладельческих государств привел к тому, что они начали проигрывать сражение за сражением. Не стало больше сил для ведения завоевательных войн. Резко сократился приток дешёвых рабов. Так же хотелось бы добавить цитату Марка Туллия Цицерона, которую также можно отнести к причинам упадка рабовладельческих государств: «Если [государство] будет руководиться случайностью, оно погибнет так же скоро, как погибнет корабль, если у кормила встанет рулевой, назначенный по жребию из числа едущих. Поэтому, если свободный народ выберет людей, чтобы вверить им себя, — а выберет он, если только заботиться о своём благе, только наилучших людей, — то благо государства, несомненно, будет вручено мудрости наилучших людей — тем более, что сама природа устроила так, что не только люди, превосходящие других своей доблестью и мужеством, должны главенствовать над более слабыми, но и эти последние охотно повинуются первым» [19, с. 42]. В данной цитате Цицерон хотел сказать, что государством должны управлять наилучшие и наимудрейшие люди, избранные всем свободным народом, а не людьми, накопившими прибавочный продукт (излишек сверх самого необходимого для жизни), и решившими, что они лучше и умнее, чем обычный народ.

Все это привело к упадку рабовладельческого способа производства во всех сторонах жизни рабовладельческого общества. Помимо этого, восстания рабов постепенно расшатывали рабовладельческий строй и привели к тому, что рабовладельцы вынуждены были искать новые формы эксплуатации: начинается отпускание рабов на волю и передача им небольших участков земли, на условиях, что они будут выполнять определенные повинности в пользу собственника земли. Эти бывшие рабы и мелкие землевладельцы прикреплялись к земле, которую они обрабатывали. Они назывались колонами и являлись предшественниками крепостных крестьян. Рабовладельческий способ производства шел к своей гибели и в его недрах зарождались элементы феодального строя. Одним из таких элементов был колонат, описанный нами выше.

Раздел 2.2 Древняя Греция

А сейчас нам хотелось бы рассмотреть рабовладельческое государство на конкретном примере. Возьмём для этого государства Древней Греции, являвшимися одними из наиболее классических рабовладельческих государств. Наибольший интерес в Древней Греции представляют два полиса: Афины и Спарта. В Афинах доминировал демократический режим, в Спарте — олигархия. Вначале необходимо сказать пару слов о полисе.

«По Аристотелю, полис — конечный результат развития семьи, селения, их объединения. Полис — это политическое объединение, граждане которого участвуют в законодательной и судебной власти» [5, с. 8]. Население полиса было малочисленным, не больше десяти тысяч человек. Полноправный член такого полиса считал себя ответственным за все дела гражданской общины, был социально активным патриотом своего города-государства. Он был обязан служить в ополчении, защищать общее дело полиса. Богатые граждане несли ещё и материальную повинность, устраивали за свой счёт литургию. Гражданское единство демократического полиса основывалось на согласии и формальном равенстве его членов. В это понятие входило равенство граждан перед законом и свобода слова для каждого. По внешним признакам полис казался почти идеальной общиной равных, но при внимательном анализе нами было обнаружено, что полис — это не просто большая община. Это был весьма устойчивый политический и социальный организм — основа античного строя.

Перейдём непосредственно к характеристике Древних Афин. Примечательно то, что Афины представляют самую чистую, наиболее классическую форму образования государства. «…здесь государство, — говорил Энгельс, — возникает непосредственно и преимущественно из классовых антагонизмов, развивающихся внутри самого общества"[21, с. 75].

Свободное население афинской общины было разделено на несколько социальных групп:

эвпатриды — родовая аристократия, владельцы крупных земельных участков;

геоморы — земледельцы, мелкие земельные собственники, постепенно попадавши в долговую зависимость к эвпатридам;

демиурги — ремесленники. Вместе с геоморами они составляли демос (народ); экономическая формация рабовладельческое

метэки — лично свободные, но лишённые политических и некоторых экономических прав, чужеземцы, постоянно проживающие в Афинах. У каждого метэка был свой простат — посредник между метэком и правительственными учреждениями;

рабы — разделялись на частных и государственных. Рабы частных лиц занимал положение вещи, поэтому не могли иметь собственности. За государственными рабами признавалась ограниченное право приобретать собственность и распоряжаться ею. Одним из источников античного рабства служила долговая зависимость, поскольку несостоятельные должники отвечали перед кредиторами не только своим имуществом, но и лично свободой, а также свободой членов своей земли.

Государственное устройство Афин можно охарактеризовать как политическую организацию свободных граждан, обеспечивавшую защиту их интересов и повиновение рабов. По форме правления оно представляло собой демократическую республику, в которой афинские граждане-мужчины пользовались равными правами и могли принимать активное участие в политической жизни.

Афинская демократия в V—IV вв. до н.э. представляла собой хорошо продуманную, тщательно разработанную политическую систему. Замещение государственных должностей строилось на принципах выборности, срочности, коллегиальности, подотчётности, первоначальной безвозмездности.

Основными органами управления Афинского государства являлись:

Народное собрание — верховный орган власти, обладавший полномочиями принимать законы, решать вопросы войны и мира, избирать должностных лиц, заслуживать отчёты магистров по окончанию сроков полномочий, обсуждать и утверждать бюджет.

Совет пятисот — рабочий орган народного собрания, контролировал исполнение постановлений народного собрания, деятельность всех должностных лиц, заслушивал их отчёты.

Коллегия стратегов — орган исполнительной власти, осуществлявший верховное руководство и командование всеми вооружёнными силами Афин.

Коллегия архонтов — орган исполнительной власти, к чьей компетенции относились религиозные и семейные дела, а также дела, касающиеся нравственности.

Суд присяжных — высший судебный орган, действовавший под руководство коллегии архонтов.

И в завершение хотелось бы рассмотреть рабовладельческое государство в Спарте.

Для Спартанского государства характерно классовое рабовладельческое общество, сохранившее пережитки первобытнообщинного строя и военную организацию общества.

Жители Спарты подразделялись на следующие социальные группы:

спартиаты — полноправные граждане, пользовавшиеся политическими правами. Спартиатам было запрещено заниматься торговлей, иметь в личном пользовании золото и серебро. Все законы были направлены на предотвращение имущественной дифференциации;

гипомейоны — исключённые из числа спартиатов вследствие имущественного неравенства, возникшего позднее среди спартиатов (некоторые граждане не могли делать взносы для организации общественных трапез);

периэки — лично свободные, но не имевшие гражданских и политических прав. Не смотря на это, периэки обладали правоспособностью, и в их руках сосредоточились ремесло и торговля. Со стороны государства над периэками был установлен надзор, осуществляемый специальными должностными лицами;

илоты — представители побеждённых племён, государственные рабы. Они не имели своей земли и работали на участке, предоставленном спартиату государством. У илотов были свои своё хозяйство и свои орудия производства. Они платили господину оброк, несли военную службу. Своё господство над илотами спартиаты поддерживали методами террора, устраивая ежегодные массовые истребления илотов. Иногда, однако, илоты могли быть отпущены на волю государством. Вместе с тем «Спарта, по крайней мере в лучшую свою эпоху, не знала домашних рабов, крепостные илоты жили обособленно в имениях» [21, с. 64].

По форме правления Спарта была аристократической рабовладельческой республикой, сохранявшая черты родоплеменного строя.

Основные органы управления Спарты:

Народное собрание — формальный верховный орган власти. Народное собрание решало такие вопросы, как избрание новых должностных лиц, выбор главы военного похода. Также этот орган власти участвовал в законотворческой деятельности, но он не обсуждал законы, а только принимал или отвергал.

Архагеты — двое царей, выполнявших функции военных вождей, верховных жрецов. Также ими осуществлялась судебная власть. Полномочия архагентов ограничивались герусией и коллегией эфоров.

Коллегия эфоров — орган спартанской аристократии, руководивший всеми сторонами жизни спартанского общества. Со временем их власть усилилась, распространяя своё влияние на все вопросы внешней политики и внутреннее управление страной.

Герусия — совет старейшин, орган власти, унаследованный от спартанской родоплеменной организации. Первоначально герусия рассматривала вопросы, выносившиеся на обсуждение Народного собрания, и тем самым направляла его деятельность. С усилением власти эфоров уменьшилось значение герусии.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В ходе данной курсовой работы мы ознакомились с формационным подходом, исследовали основные типы общественно-экономических формаций и определили место рабовладельческих государств в данной теории о формациях — рабовладельческие государства составляли рабовладельческую формацию, являющуюся первой классовой формацией. Мы установили сущность самого государства, основную причину его появления — необходимость подавления трудящихся масс рабовладельческим классом.

Мы выявили соотношение сил в рабовладельческом обществе, механизм управления государством, состоящий из административно-чиновничьих органов и армии, а также формы правления, характерные для рабовладельческих государств. В том числе мы ознакомились и рабовладельческим правом в общих чертах, раскрыли его значение и влияние на частное право нашего времени.

Рабовладельческое государство, входящее в рабовладельческую формацию, есть закономерное явление, которое сменило племенную общину, прошедшее период зарождения, расцвета и упадка, и которое было замещено на феодальное государство.

Рабовладельческое государство является противоречивым явлением.

С одной стороны, «Там, где рабство является господствующей формой производства, там труд становится рабской деятельностью, т. е. чем-то бесчестящим свободных людей. Благодаря этому закрывается выход из подобного способа производства, в то время как, с другой стороны, требуется устранение его, ибо для развития производства рабство является помехой. Всякое покоящееся на рабстве производство и всякое основывающееся на нём обществе гибнут от этого противоречия. Разрешение это даётся в большинстве случаев насильственным покорением гибнущего общества другими, более сильными (Греция была покорена Македонией, а позже Римом). До тех пор, пока эти последние, в свою очередь, имеют своей основой рабский труд, происходит лишь перемещение центра, и весь процесс повторяется на более высокой ступени, пока, наконец, не происходит завоевание таким народом, который вместо рабства вводит новый способ производства» [13, с. 643].

С другой стороны, «Только рабство сделано возможным в более крупном масштабе разделение труда между земледелием и промышленностью и таким путём создавало условия для расцвета культуры древнего мира — для греческой культуры. Без рабства не было бы греческого государства, греческого искусства и науки; без рабства не было бы и римского государства. А без того фундамента, который был заложен Грецией и Римом, не было бы и современной Европы» [20, с. 127].

Итак, как мы видим, в рабовладельческом строе можно выделить как плюсы, так и минусы.

Рабство бесчестит человека, возвышает одного над другим. Рабство тормозит развитие производства, приводит общество, являющееся её носителем к гибели. В то же время, без рабства не было бы всех тех достижений, которыми были так богаты Греция и Рим, без рабства не было бы всего того наследия, доставшегося нам от античных государств и являющегося фундаментом для многих современных общественных явлений и наук.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Вопросы политической организации рабовладельческого и феодального общества: межвуз. сб. науч. тр. / Свердл. юрид. ин-т; редкол.: Б. А. Стародубский, А. В. Игнатенко (отв. ред.) [и др.]. — Свердловск: СЮИ, 1984. — 136 с.

Дробязко, С. Г. Общая теория права: учеб. пособие / С. Г. Дробязко, В. С. Козлов. — 5-е изд. — Минск: Амалфея, 2011. — 499 с.

Иноземцев, В. Л. Очерки истории экономичеcкой общественной формации / В. Л. Иноземцев. — М.: Таурус Альфа, 1996. — 399 с.

Калхтахчян, С. Т. Хрестоматия по марксистско-ленинской философии: в 3 т. / С. Т. Калхтахчян. — М.: [Госполитиздат], 1961−1962. — Т. 1: К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин. — 1961. — 771 с.

Кечекьян, С. Ф. Государство и право Древней Греции / С. Ф. Кечекьян. — М.: Моск. гос. ун-т, 1963. — 72 с.

Ленин, В. И. Сочинения: [в 30 т.] / В. И. Ленин; под ред. В. В. Адоратского, В. М. Молотова, М. А. Савельева. — 3-е изд., перепеч. без изм. со 2-го испр. и доп. изд. — М.; Л.: Партиздат, 1935. — T. 29: Письма, 1911−1922. — 596 с.

Ленин, В. И. Сочинения: [в 30 т.] / В. И. Ленин; под ред. В. В. Адоратского, В. М. Молотова, М. А. Савельева. — 3-е изд., перепеч. без изм. со 2-го испр. и доп. изд. — М.; Л.: Партиздат, 1935. — T. 1: 1893−1896. — 535 с.

Маркс, К. Избранные произведения: в 2 т. / К. Маркс; Ин-т Маркса-Энгельса-Ленина при ЦК ВКП (б). — М.: Госполитиздат; Л.: Печ. двор, 1948. — Т. 2. — 516 с.

Маркс, К. Капитал. Критика политической экономии: [перевод: в 3 кн.] / К. Маркс; предисл. Ф. Энгельса. — М.: Политиздат, 1969−1970. — Т. 1, кн. 1: Процесс производства капиталла. — 1969. — 907 с.

Маркс, К. Манифест коммунистической партии / К. Маркс; Ин-т Маркса-Энгельса-Ленина при ЦК ВКП (б). — М.: Крас. пролетарий, 1938. — 196 с.

Маркс, К. Письма: [сб. избр. писем] / К. Маркс, Ф. Энгельс; пер., ред., предисл. и прим. В. В. Адоратского. — 3-е изд., перераб. — Л.; М.: Моск. рабочий, 1928. — 384 с.

Маркс, К. Сочинения: [в 30 т.] / К. Маркс, Ф. Энгельс; Ин-т К. Маркса и Ф. Энгельса. — М.; Л.: Гос. изд-во, 1928−1946. — Отд. 1: Публицистика. Философия. История, т. 9: Статьи и корреспонденции, 1852−1854 / под ред. В. В. Адоратского. — 1932. -770 с.

Маркс, К. Сочинения: [в 30 т.] / К. Маркс, Ф. Энгельс; Ин-т К. Маркса и Ф. Энгельса. — М.; Л.: Гос. изд-во, 1928−1946. — Отд. 3: Переписка, т. 21: Переписка, 1844−1853 / под ред. Д. Рязанова. — 1929. — 556 с.

Маркс, К. Сочинения: [в 30 т.] / К. Маркс, Ф. Энгельс; Ин-т К. Маркса и Ф. Энгельса. — М.; Л.: Гос. изд-во, 1928−1946. — Отд. 3: Переписка, т. 22: Переписка, 1854−1860 / под ред. Д. Рязанова. — 1929. — 594 с.

Михаляк, Я. С. Рабовладельческое государство и право: лекция / Я. С. Михаляк. — М.: Моск. гос. ун-т, 1960. — 35 с.

Пригожий, А. Г. Карл Маркс и проблема социально-экономических формаций: докл. на сес. ин-та истории Ком. акад. при ЦИК СССР в память 50-летия смерти К. Маркса, 23. 03. 1933 г. / А. Г. Пригожий; Гос. акад. истории матер. культуры, Ин-т истории ком. акад. при ЦИК СССР. — М.; Л.: Об-ние гос. книж. -журн. издательств, 1933. — 108 с.

Розин, Э. Л. Рабовладельческое государство и право: лекция / Э. Л. Розин. — М.: Всесоюз. юрид. заоч. ин-т, [1956]. — 36 с.

Теория общественно-экономической формации / Г. А. Багатурия [и др.] отв. ред. В. В. Денисов. — М.: Наука, 1983. — 357 с.

Цицерон, М. Т. Диалоги: пер. с лат. / М. Т. Цицерон; изд. подгот.: И. Н. Веселовский [и др.]. — М.: Наука, 1966. — 224 с.

Энгельс, Ф. Анти-Дюринг: переворот в науке, произведенный господином Евгением Дюрингом. — 6-е изд. — М.: Партиздат, 1933. — 301 с.

Энгельс, Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства: в савязи с исследованиями Л. Г. Моргана / Ф. Энгельс. — [М. ]: Партиздат, 1937. — 241 с.

Яковлев, В.Г. Общественно-экономическая формация / В. Г. Яковлев. — Алма-Ата: Каз. гос. ун-т, 1963. — 22 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой