Хаменеи: биография и становления как личность

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

Введение

Глава 1. Хаменеи: биография и становления как личность

1.1 Жизнь Сейед Али Хаменеи

1.2 С. А. Хаменеи — соратник и продолжатель идеи Р. Хомейни

1.3 Религиозно — философские и общественно-политические взгляды аятоллы С.А. Хаменеи

Глава 2. Иран при лидерстве аятоллы Хаменеи

2.1 Избрание аятоллы Хаменеи «рахбаром» и религиозно политический курс Ирана

2.2 Президентское правление А. Х. Рафсанджани и сохранение консервативных тенденций в общественно- политическом и социально-экономическом развитии Ирана (1989 — 1997 гг.)

2.3 Позитивные изменение и противоречия в общественно-политическом и социально-экономическом развитии Ирана при президентстве С. М Хатами (1997−2003 гг.)

Заключение

Библиография

Введение

Окончание войны дало возможность правительству Исламской Республики Иран приступить к восстановлению страны. Поэтому имам Хомейни незамедлительно назначил комиссию по выработке общих направлений экономической политики. Иностранные средства массовой информации стали раздувать тему того, что имам Хомейни, приняв резолюцию ООН, отказался от своих революционных принципов. Они полагали, что Иран в недалеком будущем пойдет на стратегический компромисс с западными государствами, в частности с США.

Событие, получившее большое политическое, культурное и социальное отражение в исламском мире и на мировом уровне, стала фетва имама Хомейни в отношении Салмана Рушди. После публикации книги английского писателя индийского происхождения Рушди «Сатанинские стихи» английские мусульмане на своих массовых митингах в различных городах, в частности в Бредфорде, высказались за запрещение этого романа. Их жалоба не была удовлетворена английским судом. В Пакистане и Индии прошли массовые демонстрации мусульман против этой книги.

Учитывая происходящее и ознакомившись с содержанием книги Рушди, имам Хомейни издал фетву, согласно которой Рушди был признан ренегатом вследствие оскорбительных выпадов в адрес Пророка ислама, что согласно исламским нормам налагает на мусульман обязанность казнить этого человека.

Книга Рушди была средством испытания чувствительности мксульман к подобному осквернению святынь, которое предприняли некоторые западные или сионистские круги. Этот символический вызов, спровоцированный Западом, провел к фетве имама Хомейни. Имам понимал, что речь идет не просто о книге, а о начале политического наступления на мусульман, что ставит под вопрос достоинство и существование ислама. Поэтому следовало пресечь это движение в зародыше.

Эта фетва подняла мощную пропагандисткою волну против имама Хомейни в качестве лидера антизападно настроенных фундаменталистов. Европейские страны выступили с резкими заявлениями по поводу фетвы и отозвали своих послов из Ирана. Но в исламском мире имаму была оказана массовая поддержка. Даже организация Исламская конференция подтвердила, что Рушди- ренегат. Твердая и последовательная позиция имама Хомейни привела к тому, что западные страны через некоторое время одна за другой вернули своих послов в Тегеран, потерпев поражение и в этой символической борьбе. В конце этого этапа имам Хомейни, который уже чувствовал в себе признаки болезни, принимая во внимание трудности, вызванные применением имеющейся Конституции ИРИ, назначил комиссию по подготовке предложений по изменению текста Конституции. Конституция была написана в атмосфере революции, сразу после ее победу. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в результате десятилетнего применения ее возникли возможности для превращения Конституции в более эффективный инструмент прав. Комиссия внесла в Конституцию ряд изменений, одним из которых было устранение положения о том, что духовным лидером страны может быть только высшее духовное лицо, имеющее титул «марджае таклид». Затем текст новой Конституции был утвержден на всенародном референдуме.

Одним из основных изменений, внесенных в текст Основного закона, стало создание нового органа — Ассамблеи по определению государственной целесообразности Согласно статье 112 Конституции, эта ассамблея собирается по решению Лидера революции в случае, если совет по охране Конституции признает принятые Меджлисом законы противоречащими положениям шариата или Конституции, а Меджлис не согласится с этим определением, ссылаясь на государственную целесообразность, а также в других случаях, установленных законом. Отличительной особенностью этой ассамблеи является возможность вывода из тупика ситуации, когда возникает противоречие между принятыми меджлисом законами и мнением Совета по охране Конституции. В то же время создание этого органа свидетельствует о том, что государственный строй ИРИ не только создает в своем составе необходимые конституционные органы, но и демократизирует их деятельность.

Многие группировки политической оппозиции и западные государства полагали, что со смертью имама исламский строй утратит свою опору и что после этого в стране начнется ожесточенная борьба за власть даже между религиозными деятелями страны. За время болезни имама было опубликовано множество статей и карикатур на эту тему. Но сразу же после кончины имама Ассамблея экспертов на своем семичасовом заседании избрала Лидером страны аятоллу Хаменеи, который за прошедшие годы доказал, что обладает достаточными способностями, твердостью и политической подготовкой для того, чтобы занять этот пост. Затем все политические течения признали его руководителем страны и заявили о своей готовности продолжать идти по пути предначертанному имамом Хомейни. Мир и стабильность сохранившиеся в обществе после смерти имама, привели всех в удивление. Это стало следствием осознания всеми социально-политическими силами существующего положения, приверженности народа сохранению национального единства, эффективного руководства и глубокого понимания вопросов жизни страны со стороны аятоллы Хаменеи в управлении обществом и политическими силами страны.

Направив все свои силы и знания на построение исламского общества, в котором отношения между людьми строятся по канонам шиитской общины, Хаменеи удалось в течение двадцати лет на практике доказывать, что созданная в Исламской Республике Иран форма правления есть не что иное, как одна из разновидностей власти. Причем, по его мнению, эта власть более гуманна по сравнению с западными демократиями, так как предоставляет населению страны апробированные веками принципы мусульманского общежития, которые помогают человеку не терять своего облика, быть законопослушным гражданином своей страны, высоконравственным и терпимым по отношению к другим людям независимо от их вероисповедания, национальной и культурной принадлежности. Агаев С. Л. Иран между прошлым и будущим. События. Люди. Идеи. М., 1987

Современный Иран: Справочник. М., 1993

Вскоре на пост президента ИРИ был избран господин Хашеми Рафсанджани, который принял управление правительством из рук Мир Хосейна Мусави, который в течение 8 лет войны достойно управлял страной. Рафсанджани приступил к выполнению планов восстановления экономики и развития, принципы которых были заложены еще при жизни имама Хомейни.

Рафсанджани за время своего президентства старался улучшить отношения с арабским миром и с Западом, использовать мировые финансовые ресурсы, делать инвестиции в крупные проекты (строительство водохранилищ и плотин, развитие электрической промышленности, производство стали и в нефтяную промышленность). Иран занял порядка 30 млрд. долларов у иностранных государств. Рафсанджани обращал особое внимание на достижение промышленного роста, который ежегодно составлял 3%. Хотя Рафсанджани пришлось на полпути приостановить некоторые программы и заняться сбалансированием экономики, он надеялся, что это позволит заложить прочные основы для фундаментального роста независимой иранской экономики.

Достигнутыми на этом этапе успехами иранский народ обязаны прежде всего мудрому руководству аятоллы Хаменеи, который в свое время в течение смелой политике Хашеми Рафсанджани.

Избрание на пост президента Хатами на всенародных выборах с участием 40 млн. человек, стало замечательным событием. Президентские выборы и расширение свободы в сфере книгоиздания, прессы и политической критики привели иностранных аналитиков к выводу о том, что Иран становится самой стабильной демократической страной на Ближнем и Среднем Востоке. Это конечно, привело в замешательство врагов Исламской революции. Оппозиция, проживавшая вне страны и бойкотировавшая выборы, столкнулась с самыми большими сложностями в своей жизни. активное участие в выборах всего народа, даже тех иранцев, которые никогда ранее не голосовали, поставило под вопрос теоретические построения оппозиции. которая сама перестала верить в то, что говорит. Эта группировка понимает. Что глубокий философский подход Хатами к проблеме свободы не оставляет места в жизни общества для их протенциозных лозунгов и что расширение иранского политического пространства приведет к политической смерти этих группировок. Многие активисты Национального совета сопротивления вышли из его состава, были закрыты многие его печатные издания. Многие зарубежные иранцы, которые покинули родину только из-за культурных трений либо просто в поисках лучших материальных условий жизни, к сожалению, долгое время находились вне сферы внимания правительства ИРИ, занятого решением серьезных политических и экономических проблем. Проблемы развития стран современного Ближнего и Среднего Востока: Иран, Пакистан, Турция. М., 1981

Хатами выступил на международной арене в качестве инициатора идеи «диалога между цивилизациями» вместо «межцивилизационного конфликта», о котором говорил Сэмюэль Хантингтон. Хатами с самого начала своего президентства заявлял, что конфликт между цивилизациями во имя устранения взаимного непонимания и работы над вопросами, общими для всех стран.

Актуальность темы исследования. В конце 1980-х годов в политическом руководстве Ирана возникла трещина между реформаторами, желавшими восстановить контакты с Западом, и консерваторами, выступавшими против проведения такой политики. В результате ИПР стала быстро терять свою эффективность как орудие политической борьбы и в 1987 была распущена. На выборах в меджлис, проведенных в апреле и мае 1988, реформаторы получили большинство. Правительство стало отходить от исламского радикализма внутри страны и от агрессивного курса в международных делах.

Рафсанджани обещал за 10 лет восстановить разрушенное хозяйство, устранить недостатки в управлении экономикой и приватизировать крупные отрасли промышленности. В 1990—1991 произошли массовые выступления против повышения цен. Тем не менее на выборах в меджлис, проведенных в апреле и мае 1992, сторонники Рафсанджани получили более 70% голосов. После агрессии против Кувейта в августе 1990 Ирак пошел на заключение мирного договора с Ираном, признав все его претензии, за чем последовало восстановление двусторонних дипломатических отношений. Иран осудил вторжение в Кувейт и соблюдал санкции ООН против Ирака, но в то же время высказался против развертывания многонациональных сил во главе с США в зоне Персидского залива и настаивал на выводе из региона всех войск западных стран. После освобождения Кувейта в начале 1991 вновь произошло осложнение отношений Ирана с Ираком.

Вместе с тем Рафсанджани достиг успеха в поисках путей расширения контактов с Западом. В июне 1991 США возобновили импорт иранской нефти, но продолжили курс на ограничение продаж Ирану новой военной техники. Отношения с государствами Персидского залива оставались напряженными ввиду продолжавшегося спора из-за трех островов в заливе (Абу-Муса, Томбе-Бозорг и Томбе-Кучек). Противникам Рафсанджани удалось расстроить планы правительства по проведению экономических, финансовых и административных реформ, в том числе касающихся приватизации. Осложнения на дипломатическом фронте и активное противодействие со стороны США стали препятствием на пути иностранных инвестиций, необходимых для восстановления экономики. Во время второго президентского срока Рафсанджани (1993−1997) правительству пришлось иметь дело с теми же политическими и экономическими проблемами. Исламская государственная система стала подвергаться критике со стороны представителей не только светских, но и религиозных кругов. Подобные настроения особенно распространились среди молодежи и женщин, что способствовало победе на президентских выборах в мае 1997 аятоллы Сейеда Мохаммеда Хатами — сторонника реформ и улучшения отношений с Западом. Падение мировых цен на нефть в 1997—1998 усугубило экономические проблемы Ирана, включая проблему внешнего долга. В последние годы отношения между консервативными и реформаторскими силами в обществе достигли критической точки. Политическая власть принадлежит духовенству, которое преобладает в парламенте, контролирует судебные органы, финансовые институты, вооруженные силы.

Даже если Америка и решится сделать шаг навстречу Ирану, дальнейшее развитие событий будет зависеть от того, ответит ли любезностью на любезность Тегеран. Позиция же Ирана по этому деликатному вопросу зависит, по сути, от одного человека: духовного лидера страны аятоллы Али Хаменеи. Сохранивший приверженность фундаменталистским идеалам исламской революции, сегодня он ведет свою войну с обоими президентами — и с Бушем, и с Хатами. Хаменеи не выбирает выражений и не оглядывается на последствия. На его счету — призывы уничтожить израильское государство, для чего он советовал исламским группировкам «Хамас» и «Исламский джихад» скоординировать свои действия и объединиться с радикальным крылом партии Арафата «Фатх».

В ответ на придание американцами Ирану статуса «кандидата» на вхождение в «ось зла» и определение страны как «рая для террористов» (по данным Белого дома, высокопоставленные члены «Аль-Каиды» нашли убежище в Иране) Хаменеи лишь вновь назвал Америку «Великим Сатаной» и пригрозил, что США «пожалеют, если решат начать агрессию против Ирана». С Западом и странами, которые поддерживают Израиль, он планировал бороться не только карающим мечом исламской революции, но и долларом, призвав исламские нефтепроизводящие страны прекратить экспорт топлива Западу, как это уже было в 1973 году, — тот энергетический кризис стал самым масштабным в истории.

Главная опора Хаменеи — Корпус стражей исламской революции — непримиримая, консервативная вооруженная структура, которая блюдет в стране мусульманский порядок. В его составе ВВС, ВМС, сухопутные воска и народное ополчение. За главным внутренним врагом Хаменеи, либеральным президентом Хатами, — большинство населения, склонного воспринять ценности модернизации, — молодежь, бизнесмены, интеллигенция. Жесткость Хаменеи объяснима. Наследственный богослов, он положил жизнь на то, чтобы стать преемником лидера исламской революции, легендарного аятоллы Хомейни, и даже сидел в тюрьме за борьбу с шахским режимом. Нынешнее сопротивление Америке и либерально настроенному президенту Хатами — для него дело чести, от которого он вряд ли отступится. В нынешний ситуации такой сценарий для аятоллы, наверно, наиболее предпочтительный: если Вашингтон не будет протягивать руку, Хаменеи не придется размышлять над тем, как избежать нежелательного рукопожатия. 11 // «Политбюро» № 22, 9 июня 2003 г.

Президент Хатами принадлежит к религиозной элите. Но никто другой возглавить государство в сложившихся не сегодняшний день обстоятельствах не может. Но в конечном итоге, принятие любого серьезного решения зависит от Хаменеи, наследника «вождя исламской революции» аятоллы Хомейни. Иран не президентская республика в буквальном смысле слова. Формально президент руководит, принимает послов и делает все что полагается. Но решающее слово имеет Хаменеи. В какой-то степени это напоминает СССР: глава государства Калинин, а руководит Сталин.

Хаменеи — вождь, выдвинутый сугубо ортодоксальной, крайне твердолобой частью консерваторов. Какое-то косметическое реформирование даже он считает уместным. «Полиции нравов» следящей, застегнута ли у тебя верхняя пуговица на рубашке, на улицах больше нет. Но с девушкой на улице не заговоришь — схватят, и плохо придется. Хаменеи понимает, что, вынув один камешек из фундамента системы — рассыплется весь режим. Нельзя идти на уступки — будут требовать больше и больше, дашь палец- откусят руку, и власть клерикалов рухнет.

Хатами исходит из другой позиции. Он считает, что если проводить бескомпромиссный курс, будет взрыв, что нужны реформы в общественной жизни, и пора приоткрыть клапан и выпустить пар. Кроме того, не стоит обрекать Иран на изоляцию, давно необходимо вывести его из «Оси зла». Хаменеи не согласен, но знает, что Иран входит в пресловутую «ось зла» и это может кончиться плохо. Внутренняя либерализация и попытка выйти из изоляции с западным миром приводят в принципиальному разногласию с Хаменеи. Есть несколько аятолл, которые поддерживают Хатами. Их загнали в угол, они сидят в своем священном городе Кум и влияния не имеют. Нет и руководителей оппозиции. Молодежь и студенты уповают на Хатами. Но достаточно ли он силен, чтобы противостоять клерикалам? В стране все решает в конечном итоге не меджлис (парламент), а высший совет улемов. Он может отменить и законы, и указы президента. Хаменеи и высший совет улемов может отменить все достижения Хатами, как только почувствует опасность. Обе стороны надеются, что до этого дело не дойдет. Хатами понимает, что у него пока нет сил, а, Хаменеи понимает, что молодежь, бизнесмены и интеллигенция — то есть те, на ком стоит государство — не на его стороне. Сохраняется неустойчивое равновесие. На западе делают ставку на Хатами. Хаменеи стремится удерживать ситуацию под контролем.

К тому же нельзя не учитывать антиамериканских настроений, пронизывающих общество, и антиизраильских настроений, которые пропитали его насквозь. Хесболла, антиизраильская организация, стреляющая через границу — шиитская организация, ее создали в Иране, подпитывают через Сирию израильским оружием. Для Израиля враг номер один после палестинцев — Хусейн, враг номер два — Иран. Американцы не могут от этого отмахнуться.

Линия Хатами — внутренняя либерализация, и постепенное сокращение помощи антисионистским силам. Запад был бы счастлив, если бы победила его линия. Исключения Ирана из их «оси зла» было бы для США очень важно. Если в военном отношении Ирак еще может как-то сойти с рук, то Иран — нет. США пойдут и на то, чтобы надавить на Израиль, а что касается Ирана, то предпочтут пока с ним не ссориться.

В отношении Ирана нужно различать внешнюю и внутреннюю составляющую проблем этой страны. Внутри Ирана происходят процессы, которые идут и в других исламских странах: а именно, общества пытаются сбалансировать влияние исламистское и светское. Тунис, например, проходит примерно через такие же вещи. В Иране в последние годы происходят изменения в сторону того, чтобы умерить прыть сторонников исключительно исламской формы правления, ряду представителей элиты хочется сделать светский фасад государства, и это вполне объяснимо: там ведь сторонники религиозной организации государства явно перегнули палку.

Интеллигенция, образованные люди приветствуют перемены, и с каждым годом все смелее требуют их от руководства страны. И в этом плане очень даже умно сделали представители исламской и неисламской элиты, когда объединились, и теперь вместе превращают эту богатую и сильную страну в государство, которое стремится в цивилизованное общество. Без всякого влияния извне иранцы сами нашли свою модель развития, которая учитывает и светские формы развития. Иран становится примером для стран исламского мира. Когда-то там фетишизировалась исламская составляющая, теперь Иран стал выделяться своей активностью в поиске собственной модели дальнейшего развития.

Внешняя часть проблемы Ирана очевидна. Иран воевал с Ираком — но это была борьба арабского мира с неарабской сильной страной. Однако время шло, и акценты изменились. Глобалистика США фактически приводит к тому, что страны в регионах объединяются в поиске общей формы противодействия. Иранцы понимают, что как только завтра захватят Ирак (а Ирак не устоит), и Саудовская Аравия, и Иран могут стать следующими мишенями. Поэтому у иранского руководства начались переоценки и своей внешнеполитической концепции.

Антиамериканская направленность легко объясняется намерением США развязать войну. В Америке в то же время, прекрасно знают, что Иран меняется. Но США, в результате своей политики, однажды нарисованной старой концепции Ирана противоречить не могут. И возможность диалога они оставляют «на потом». Американцы все учитывают, и анализируют все. Но научная аналитическая оценка расходится с внешнеполитической концепцией США. Они все время «держат бронепоезд на запасном пути», чтобы потом можно было бы во имя внешнеполитических интересов США предъявить к Ирану свои вчерашние претензии. Иран, Ирак и их соседи представляют добычу для хищника, питающегося нефтью. Понятно, что не по объективным, а по субъективным устремлениям США не хотят видеть происходящих в Иране перемен.

А перемены идут, и достаточно быстро. Группы, условно можно назвать их «партиями», группировки, которые когда-то добивались своего места под солнцем, вышли на это место. Во главе процесса перемен в Иране действуют те, кто добивался этого последние 10−15 лет. То, что они дебатируют, предлагают что-то нации и всему миру — это очень хороший знак. Имея дело с такой страной, как Иран, лучше не называть фамилий и имен лидеров, с которыми зачастую так соблазнительно связать те или иные направления иранской общественной мысли и политические модели. Практически, еще лет 10−20 только с этими людьми и будут иметь дело. И будет неэтично сейчас называть фамилии, хотя бы потому, что иранские лидеры очень чувствительны ко всякого рода попыткам приклеить к ним ярлык того или иного политического течения. Все они — в поиске.

Они — крупное государство с богатой историей и культурой, и хотя некоторые группы будут оспаривать модели, предлагаемые обществом, на преодоление их сопротивления уйдет лет 5, не больше. Куда идет Иран? Сложно сказать. Им может оказаться симпатична индийская модель, где партии к власти приходят разные, а суть государства не меняется. Они на правильном пути. Иранский менталитет, как таковой, это сосуществование между светскостью и религиозностью. Сейчас несколько побеждает религиозность, но они не хотят, чтобы это над ними довлело, чтобы все общество без конца молилось и кого-то славило. Лица-символы будут строить погоду в политической и общественной жизни Ирака. Но не все они сами еще окончательно определились со своими позициями. Таким образом все выше сказанное свидетельствует о том, что углубленное изучение данного вопроса является достаточно актуальным, и не достаточно освещенным в исторической науке.

Основной источниковой базой послужили труды авторов Арабаджяна З. А. Иран: власть, реформы, революции (ХIХ-ХХ вв), Агаев С. Л. Иран в прошлом и настоящем, Аятоллы Хаменеи. Свет исламской культуры, Кузнецова Н. А. Историография Ирана новое и новейшее время, журналы: Азия и Африка, Ближний Восток и современность, Эхо планеты, периодические издания: Независимая газета, Казахстанская правда, Московские новости, а также многочисленные статьи и материалы периодической печати.

Цель дипломной работы состоит в том, чтобы попытаться проанализировать события конца 80- гг. ХХ и начала XXI вв. Проследить тенденции общественно-политического развития Ирана при правлении лидеров ислама аятоллы Хаменеи, Рафсанджани и Хатами.

Исходя из выше описанной цели, в дипломной работе были поставлены следующие задачи:

— раскрыть тенденции социально-политического и экономического развития Ирана в конце ХХ в.

— рассмотреть жизнь и деятельность аятоллы Хаменеи

— проанализировать общественно-политические взгляды Хаменеи

— исследовать изменения в Иране, после прихода к власти Хаменеи

— изучить изменение и противоречия в общественно-политическом и социально-экономическом развитии Ирана при президентстве С. М. Хатами (1997−2003 гг.) и др.

Методологической основой написания дипломной работы являются такие методы исследования как объективно-исторический, метод системного анализа, сравнительно-сопоставительный.

Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, где раскрывается актуальность темы исследования, ставятся цели и задачи по исследуемой теме, приводится историография вопроса; двух глав- первая глава подразделена на три параграфа в зависимости от приводимого названия главы, вторая глава состоит также из трех параграфов, заключения, где делаются основные выводы и итоги по проделанной работе, а также список использованной литературы.

Глава 1. Хаменеи: биография и становления как личность

1. 1 Жизнь Сейед Али Хаменеи

Аятолла Хадж Сейед Али Хосейни Хаменеи, родился в 1939 году (в 1317 по солнечной хиджре) в городе Мешхеде, расположенном в иранской провинции Харосан, в семье священнослужителя. Его отец, аятолла Хадж Сейед Джавад, был одним из известных улемов Мешхеда, а мать — дочерью знаменитого мешхедского священника Сеида Хашема Наджафабани.

После окончания в 1957 году медресе в Мешхеде Хаменеи отправился в Ирак — в священный город Неджеф.

Там он пробыл всего несколько месяцев и в конце 1957 года по семейным обстоятельствам вынужден был вернуться в Иран. Несмотря на столь короткое время пребывания в Ираке, он успел побывать на выступлениях таких великих аятолл, как Хаким, Хои, Шахруди, Занджани и Боруджерди.

В начале 1958 года Хаменеи уезжает для продолжения образования в главный религиозный центр — город Кум, где начинает изучать мусульманское право, принципы религии (осул) и философию у известных аятолл Боруджерди, Хаэри и имама Хомейни.

Особенно сильно повлияла на всю последующую жизнь Хаменеи встреча с Хомейни, который в то время был уже аятоллой. Именно под влиянием его революционных идей он встает на путь борьбы с шахским режимом. Он обучался на высших ступенях религиозного образования до 1964 года в религиозной семинарии Кума, а затем до 1975 года, до достижения 31 года — в Мешхеде.

Руководитель Исламской эволюции в годы правления шахского режима был одним из близких учеников великого лидера Исламской революции имама Хомейни и одним из самых известных и авторитетных предводителей борьбы мусульманского народа Ирана. Эта борьба приобрела новые формы в 1962 году в рамках движения имама Хомейни.

Кроме обычных постоянных обязанностей, которые в основном сложились на плечи молодых революционеров, в те годы Хаменеи получил и первое личное задание: он должен был передать послание имама Хомейни аятолле Милани и улемам Хорасана. В послании говорилось о плане организации и выступления против режима шаха в 1963 году. Кроме того, он должен был поехать в Бирджанд для выполнения указанного плана, который предполагалось реализовать одновременно во всех частях страны. Именно во время этой поездки Хаменеи впервые был арестован шахской политической полицией (CABAK). 15 хордада 1342 года, что соответствует 5 июня 1963 года, его схватили, отправили в Мешхед и заключили под стражу в изоляторе мешхедского гарнизона.

После освобождения из тюрьмы Хаменеи вернулся в Кум и совместно со своими наставниками принял участие в создании тайной политической организации, которую однако вскоре раскрыли. Последовали аресты ее членов. Хаменеи был вынужден скрываться, но в начале 1964 года его арестовали в Захедане, куда он приехал для налаживания революционной работы. Оттуда он был конвоирован уже в тегеранскую тюрьму «Кызылка».

Освободившись из тюрьмы в конце 1964 года, Хаменеи вернулся в Мешхеди, продолжая повышать свое религиозное образование, стал

преподавать высшую ступень богословия и комментарии к Корану.

В последние годы он много внимания уделял воспитательной работе с молодежью. Его многочисленные лекции по комментированию Корана, исламской мысли и богословской дисциплине «хадик» пользовались огромной популярностью не только среди талибов, но и сановных богословов. За свои лекции. В которых он следовал призывам имама Хомейни к свержению шахского режима, его в период между 1967 и 1970 годами неоднократно бросали в шахские застенки. //Зайнабитдинов Е. «Азия и Африка сегодня». № 6., с. 12−13

В 1971 году Хаменеи в пятый раз попал в тюрьму. Жестокое обращение с ним САВАК свидетельствовало о том, что правящий режим, озабоченный ростом революционного движения в стране. Рассматривал пропагандисткою деятельность Хаменеи в Мешхеде и Тегеране как призыв к вооруженной борьбе против шахской династии Пехлеви Арабаджян З. А. Иран: власть, реформы, революция. М., 1991.

Несмотря на угрозы и запугивания, после освобождения Хаменеи вновь активно включается в революционную работу: расширяет легальную преподавательскую деятельность и тайно проводит идеологическое воспитание революционных кадров.

К 1974 году при непосредственном участии Хаменеи три мешхедские мечети — Карамат, имама Хасана и Мирзы Джафара — становятся важными очагами борьбы иранского духовенства против шахского режима. Во время выступлений на еженедельных пятничных молениях Хаменеи знакомил тысячи людей с революционным исламским мировоззрением, побуждая их к жертвенной борьбе. Именно поэтому САВАК приостановил работу этих мечетей.

Однако в ответ на действия шахской тайной полиции Хаменеи и его сторонники создали хорошо законспирированную сеть подпольных кружков по всей провниции Хорасан. Они начали выпускать печатную пропагандистскую литературу. Особую известность приобрела брошюра под названием «Луч света Надж-оль-Балаге», в которой высказывания имама Али подавались с коментариями шиитского духовенства.

Пламя революционной борьбы, зажженное имамом Хомейни и его союзниками. среди которых был Хаменеи, стало распространяться по всему Ирану.

Мешхедское отделение шахской тайной полиции САВАК не могло смириться с «подрывной» деятельностью Хаменеи. Около дома, где он проживал, и на пути его следования постоянно находились агенты охранки. Многие соратники Хаменеи по борьбе были арестованы. шахские власти тщательно отслеживали все его связи, особенно с теми богословами, которые выступали против правящего режима. В конце концов, в январе 1975 они ворвались в его дом, изъяли многие записи и письменные работы, а самого «вольнодумца» арестовали.

Как пишет в своих воспоминаниях сам Хаменеи, это был шестой и самый трудный арест. Его отвезли в тегеранскую тюрьму объединенного комитета полиции. Долгое время он находился в камере в самых стесненных условиях, которые усугублялись тяжелыми постоянными допросами. На это раз САВАК обращался с Хаменеи еще более жестоко и цинично, так как руководство этой организации имело на руках реальные доказательства того, что он имеет прямое отношение к тайной революционной борьбе антишахских сил, их сплочению и мобилизации.

Осенью 1975 года Хаменеи вышел на свободу и вернулся в Мешхед. Шахские власти запретили ему организовывать собрания и проводить какие — либо публичные выступления и лекции, а также выезжать из страны.

В 1977 году, когда имам Хомейни находился в изгнании во Франции, Хаменеи вместе со своими соратниками Тегерана и кума, составил план организации «Общества борющегося духовенства», которое стало основой будущей партии исламской республики.

Узнав об этом агенты шахской охранки САВАК в начале 1978 года вновь арестовали Хаменеи, а затем выслали его в город Ираншахр. Однако в середине 1978 года в связи с ростом массовых народных выступлений эта ссылка для Хамени закончилась. Вернувшись в Мешхед, он вновь встал в первые ряды борцов с шахским режимом. В конце января 1979 года по указанию лидера исламской революции аятоллы Хомейни Хаменеи был вызван в тегеран и назначен членом Революционного совета.

В конце февраля 1979 года Хаменеи вместе с четырьмя соратниками объявил о создании Партии исламской республики, многие члены которой ныне находятся у руля правления в Иране. Он возглавлял Центральный совет партии, занимал пост заместителя министры обороны и представителя Революционного совета в этом министерстве, курировал Корпус стражей исламской революции, был имамом пятничной молитвы в Тегеране.

27 июня 1981 г. после гибели обстоятельной речи в Меджлисе Исламского совета, приведшей к отстранению Бани Садра от обязанностей Президента ИРИ, господин Хаменеи подвергся нападению группировки лицемеров в тот момент, когда он по окончании общего намаза говорил с жителями одного из бедных районов Тегерана. Он получил серьезные ранения в области предплечья и груди. В атмосфере всеобщего сочувствия и волнения его доставили в больницу, и он чудом смог спастись от смерти. Но до сих пор его рука полностью не восстановилась.

Аятолла Хаменеи был избран Советом экспертов Руководителем Исламской Респблики Иран в июне 1989 года после печальной кончины великого Лидера Исламской революции имама Хомейни. Его избрание было полностью поддержано улемами, шейхами и другими лидерами исламского мира и широкими слоями народных масс // Марджайат. Хозрат Алэйх Хаменеи. Иран., 1983.

Во время пребывания на посту президента ИРИ С. А. Хаменеи совершил поездки в страны Азии, Африки и Европы, два раза участвовал в работе международных форумов, во время которых разъяснял ясные и твердые цели и позиции Исламской Республики Иран, основанные на принципах «Ни Запад, ни Восток» и отрицании гегемонизма. В первый раз он в сентябре 1986 г. на 8-й конференции стран-участниц Движения неприсоединения в Хараре призвал присутствовавших там. глав государств к пересмотру принципов Движения неприсоединения и реальному воплощению в жизнь этих принципов. Второй раз он участвовал в работе 42-й ГА ООН в Нью-Йорке (сентябрь 1987 года).

На этих двух международных форумах господин Хаменеи в своих исторических и эмоционально окрашенных выступлениях, встреченных с особым вниманием, рассказал о достижениях Исламской революции и о заговорах мировых высокомерных сил против героического Иранского народа и изложил смелые и решительные позиции Исламской республики Иран по таким важнейшим международным вопросам, как: отрицание гегемонизма, зашита прав чернокожего населения США, практическое содействие прифронтовым государствам в их борьбе против апартеида, воссоздание фонда помощи чернокожему населению Южной Африки, поддержка справедливой борьбы палестинцев, ливанцев, народов Афганистана и Намибии; осуждение неприкрытой агрессии и бесчеловечных действий марионеточного режима Южной Африки, оккупационного сионистского режима, агрессивных правителей Ирака. В выступлениях господина Хаменеи были затронуты и другие проблемы мировой политики. Он также призвал государства мира к соблюдению прав народов и принципов духовности, а также к следованию Божественным заповедям.

Аятолла Хаменеи в годы работы на посту Президента ИРИ выполнял и другие государственные обязанности, занимая такие посты, как: председатель Высшего совета обороны, председатель Высшего совета культурной революции, председатель Ассамблеи по определению государственной

целесообразности, председатель Высшего совета военного обеспечения и председатель Высшего совета планирования восстановления страны (четыре последних из вышеупомянутых советов были созданы по указу имама Хомейни). Когда началась война, господин Хаменеи лично неоднократно совершал поездки на различные участки фронта и на передовые позиции и постоянно рассматривал вопросы организации вооруженных сил. Два раза он побывал на фронте в самый разгар агрессии иракского режима против Исламской Республики Иран.

Руководитель Исламской революции Ирана аятолла Хаменеи имеет 6 детей — 2 дочери и 4 сына

Весь жизненный путь Хаменеи свидетельствует о его искренней убежденности в том, что и в наши дни религия, если она отвечает потребностям времени, играет большую роль в судьбах людей и государства.

Направив все свои знания и силы на построение исламского общества, в котором отношения между людьми строятся по канонам шиитской общины, Хаменеи удалось в течение двадцати лет на практике доказывать, что созданная в Исламской Республике Иран форма правления есть не что иное, как одна из разновидностей власти. Причем, по его мнению, эта власть более гуманна по сравнению с западными демократиями, так как предоставляет населению страны апробированные веками принципы мусульманского общежития, которые помогают человеку не терять своего облика, быть законопослушным гражданином своей страны, высоконравственным и терпимым по отношению к другим людям независимо от их вероисповедания, национальной и культурной принадлежности.1 // Сатин В. Независимая газета. 2000 г. от 8 апреля., с. 6.

1. 2 Хаменеи — соратник и продолжатель идеи Хомейни

Аятолла Хаменеи был учеником имама Хомейни, который был символом научного новаторства и глубокого знания богословия и принципов веры.

Важнейшей чертой имама было его благочестие. Во-первых, друзья и враги, иранцы и иностранцы, мусульмане и не мусульмане высоко отзывались об этом великом человеке. Его величие очевидно для всех, но такие восхваления носят общий характер. Наше новое поколение, которое сейчас энергично идет по пути, который проложил имам Хомейни.

Ученики имама и люди, знавшие его, говорят о нем с большой любовью и нежностью, но их отзывы о нем не проистекают из этой любви. Дело в том, что сама эта любовь берет свое начало в тех качествах характера и души, которые присутствовали у имама. Во-вторых, он был многогранной личностью и никогда не спешил показать каждому всю свою душевную красоту. Каждый раз, когда религиозный долг вынуждал его что-то сделать, проявлялась новая сторона его личности.

Если взять 1958 год. В том году Хаменеи впервые попал в Кум и увидел там имама Хомейни. Впрочем, до этого в Мешхеде были наслышаны о том, что в Куме есть великий учитель, который любит молодежь и обладает выдающимися качествами. Молодой семинарист, приезжающий в Кум, обычно ищет себе учителя. В исламских духовных семинариях никто не навязывает студенту выбор учителя. Каждый делает свой выбор по своему вкусу и желанию. Но с самого начала всех студентов привлекал к себе учитель, которого студенты звали тогда Хадж Ага Рухолла. На его занятия собирались сведущие, прилежные и заинтересованные студенты. Вот в это время он и приехал в Кум.

Любимый учитель был символом научного новаторства и глубокого знания богословия и принципов веры. До него у него был в Мешхеде замечательный учитель аятолла Милани, выдающийся богослов. В то время главой Кумской семинарии был великий аятолла Боруджерди, наставник имама Хомейни. Там были и другие замечательные преподаватели.

Но уроки имама по богословию и принципам ислама привлекали особенно большое число пытливых умов и нажима со стороны режима, к расстрелам и убийствам. Тогда имам явился как солнце на небосклоне надежд иранского народа. Он показал себя как самоотверженный борец и как политический вулкан. В нем было все необходимое для того, чтобы стать исламской фигурой мирового и национального уровня. У него была необходимая смелость и бесстрашие, великая сила слова и убеждений.

За 14−15 лет ему удалось, во-первых, глубоко внедрить в народное сознание идеи ислама и исламского движения; во-вторых, рапространить эти идеи на все общество, привлечь к ним внимание молодежи и создать основу для великой Исламской революции.

Черты характера, которые проявились в имаме после победы Исламской революции, представляются Хаманеи величественными и важными. В этот период имам предстал перед Хаменеи в двух ракурсах: как лидер и глава государственного строя, как религиозный мистик и аскет. Больше он не встречал сочетание этих двух сторон человеческой личности, разве только у таких пророков, как Давуд и Сулейман, а также у Пророка ислама. Это истины, которые иранский народ ощущал на протяжении долгих лет. Это называется исламским, кораническим воспитанием. Именно к этому имам призывал и остльных граждан, чтобы установить в стране исламский строй. И он сам был наивысшим символом этого строя. И народ выбрал Исламскую республику, которая и была создана.

Насколько Хаменеи знал, все выдающиеся качества разных правителей мира, их отличительные особенности, соединились в имаме и образовали единое целое. Он был сведущ, дальновиден, осторожен и бдителен в отношении врагов. Он доверял друзьям, но если выходил на бой с врагом, то первый наносил решающий удар. Все качества, которые необходимы человеку, чтобы работать на важном и ответственном посту, в соответствии со своей совестью и Божьей волей, сполна присутствовали в нем.

Имам доверял народу, когда победила революция, имам мог провозгласить Исламскую республику в качестве государственного строя Ирана и не обращаться к народу с просьбой высказать свое мнение. Никто бы не стал протестовать. Но имам не стал так поступать. Он провел референдум по вопросу определения нового государственного строя, дабы народ смог высказать свое мнение по этому вопросу. И народ выбрал Исламскую республику.

Руководитель Исламской революции аятолла Хаменеи выступил на встрече с иностранными гостями и участниками специальных караванов, прибывших в Тегеран из самых отдаленных районов страны. В своей речи он подчеркнул необходимость продолжить усилия направленные на установления полного и настоящего правления ислама на основе высоких идей и идеалов имама Хомейни. Он заявил, что у ислама и иранского народа впереди светлое будущее. Прежде всего, чтобы почтить память об имаме Хомейни. Хотя в течение всех последних десяти лет народ помнил имама и чтил его память.

Ислам дает народам свободу и независимость: как свободу внутри своей страны от диктаторских и деспотических режимов, предрассудков и невежества, догматического фанатизма и искажения истины, так и свободу от экономического господства и политического давления со стороны высокомерных держав. Ислам дает народам благосостояние, одновременно отстаивает социальную справедливость.

В исламе речь не идет о том экономическом прогрессе, который создает пропасть между различными классами общества. Ведь рецепт, который западные страны активно навязывают народам мира, способствует обогащению определенных классов. Дорого обходятся обществу рекомендации Запада, ибо они способствуют обнищанию целых слоев общества. Экономическое благосостояние может быть обеспечена только вместе со справедливостью и братства под сенью ислама.

В чем состоят сегодняшние проблемы и трудности исламских народов мира? Это прежде всего, страны, претендующие на неограниченное господства, страны, которые, находясь на огромном расстоянии от мусульманских стран пытаются им диктовать. Вмешиваются в их жизнь, держат в нищете, слабости, создают внутренние противоречия, а также неправедно используют их богатства. Отсутствие независимости и свободы, человеческого достоинства, научное отставание- все эти проблемы решаются в процессе возвращения к исламу, благодаря деятельности в соответствии с исламом и установлению исламского правления.

Иранский народ дальше твердо пойдет по тому пути, который великий имам, оставил свое Завещание, утвердил великое наследство мусульман всего мира.

Имам живет в сознании каждого человека и в реальной жизни общества в качестве образца для подражания, учителя и вождя. Физически его нет, но его мысль жива. Его путь и его наставления, в которых нуждался и нуждается как иранский народ, так и все мусульмане мира. А потому учение имама живо, имам по-прежнему всем показывает, куда следует идти. Если попытаться представить это учение в кратком виде, следует выделить мысль о возвращении к чистому исламу, который может дать народам все, в чем они нуждаются. 11 Агаев С. Л. Иран в прошлом и настоящем. М., 1981

Великим талантом Хаменеи было то, что он сумел разрушить перегородки между разными слоями общества, превращавшие одно большое свободное пространство в маленькие клетки и норы. Он уничтожил эти разграничения, вернул обществу его общее пространство и позволил сердцам сблизиться друг с другом. Всех призвал к единству, и это нашло свое воплощение в его словах и делах. Сохранил единство, это стало проявлением уважения.

1. 3 Религиозно-философские и общественно-политические взгляды аятоллы С.А. Хаменеи

Руководитель Исламской революции и Главнокомандующий вооруженными силами ИРИ аятолла Хаменеи 16 сентября 1999 г. выступив на встрече с многочисленными представителями руководящего и командного состава Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) заявил: «Несмотря на усилия врагов и предвзятую враждебную пропаганду, иранский народ по-прежнему будет, защищать революцию, как Божественное благо и что-то светлое и притягательное. Он и дальше всеми силами пойдет вперед по пути, несущему счастье»

А. Хаменеи, родившийся в 1939 году, является одним из наиболее молодых представителей правящего иранского духовенства. Он на пять лет моложе Х. Рафсанджани, на 20 лет аятоллы Монтазеры и на 30 лет-аятоллы Язди.

Духовный лидер ИРИ в отличие от большинства членов высшего религиозно-политического руководства Ирана родившихся в селской местности происходит из городской семьи, проживавшей в городе Хой.

Несмотря на то что Руководитель Ирана был одним из лучших учеников аятоллы Р. Хомейни, он никогда не пользовался таким авторитетом как аятоллы Монтазери, Мотахарри и др. А. Хаменеи обладает обширными знаниями в области мусульманского права, хотя ряд авторитетных деятелей Кумского теологического центра и не признают его полезную компетентность в данной сфере. Этот факт во многом объясняется тем обстоятельством, что А. Хаменеи получил религиозное образование в семинарии города Мешхед, в то время как основное большинство представителей высшего руководства ИРИ являются учениками кумских аятолл. 11 Аятолла Хаменеи. Свет исламской революции. М., 2000 г.

А. Хамени имеет многочисленных сторонников среди учащихся религиозных центров в городах Мешхед и Кум. Его поддерживает значительная часть командования КСИР, представители крупной торговой буржуазии, подавляющее большинство пятничных имамов.

Избрание А. Хаменеи Руководителем страны в 1989 году во многом было обусловлено поддержкой лидеров общества борющегося духовенства Х. Рафсанджани и Ахмада Хомейни. Вместе с тем избрание А. Хаменеи на пост руководителя страны устраивало лидеров основных политических течений и влиятельных группировок в государственной элите. Х Рафсанджани, ставший к тому времени президентом страны, рассчитывал на его содействие, в том числе в деле ликвидации должности премьер-министра с целью расширения полномочий главы, исполнительной власти. Консервативно настроенные представители религиозно-политического руководства, в свою очередь, полагали, что А. Хаменеи не пользующийся непререкаемым авторитетом, будет находится под их влиянием.

Заняв высший пост в государстве А. Хамени до 1997 года последовательного толка в политическом руководстве страны. Он не оказывал видимой поддержки Х. Рафсанджани, это было обусловлено тем, что А. Хамени опасался критики со стороны влиятельных религиозных деятелей Кумского теологического центра, которые контролировали Совет экспертов и имели возможность поставить под вопрос его соответствия предъявляемым к Руководителю страны требованиям.

Накануне парламентских выборов 1992 года в ходе консультаций А. Хаменеи с членами руководства общества борющегося духовенства, а также Х. Рафсанджани и А. Хаменеи было принято решение не допустить создания в меджлисе четвертого созыва левого большинства. В результате такие видные деятели этого политического течения, как М. Хоениха и М. Корруби, не смогли получить депутатских мандатов. Консервативно настроенные члены парламента образовали мощную фракцию, А. Хаменеи под давлением консерваторв также неоднократно подвергал критике действия президента, в том числе по таким важным вопросам, как развитие сотрудничества с Саудовской Аравией, частичная нормализация отношений с США, создание Партии служителей создания.

Руководитель Исламской революции указал на необходимость размышления над событиями прошлого, подчеркнув, что «ни один достойный и мудрый народ не должен забывать свое прошлое. В этом отношении для нынешних и будущих поколений, особенно подростков и молодежи, очень полезно и поучительно было бы изучить историю КСИР, процесс его образования и развития в качестве духовно-военной организации».

Военная организация в Иране возникла под вдохновением от религиозного долга, чувства ответственности и осознания потребностей времени. Она стала привлекать необходимые кадры из правоверной молодежи, достигла расцвета и в самые ответственные моменты столь успешно выполняла свои обязанности; что привело в изумление внутренних и зарубежных наблюдателей. Она шла вперед твердо, точно и размеренно по прямому курсу, который себе установила, а молодежь, входившая в ее состав, принимала решение с мудростью старших поколений, но действовала с молодым задором.

Ни один мудрый народ не должен забывать свое прошлое и не забывает его. Завоеватели на ранних исторических этапах пытались поработить народы, но прежде всего старались разорвать связь этих народов с их прошлым.

И в настоящее время по прошествии многих лет, наполненных событиями, взлетами и падениями, в Корпусе стражей те же особенности, те же направления движения, созидательный потенциал.

В настоящее время структуры, которые возникли во имя служения возвышенным исламским и революционным целям и нашей, находятся в том же положении. В них есть большая необходимость, и они с полной решимостью, сознанием своей миссии и упованием на Всевышнего идут по своему пути. КСИР — это структура, которая сегодня необходима народу Ирана для достижения высоких целей, которые наш народ поставил перед собой. КСИР — это не только военная структура, ибо чисто военная структура может быть по-разному организована, иметь разные задачи. Впрочем, милостью Божьей, сегодня в Исламской Республике все силовые структуры носят также духовно-религиозный характер, преследуя исламские цели. Это относится как к армии, так и к внутренним войскам. Несомненно, таким же является и КСИР, который именно на этой основе и создавался. Однако у каждой из упомянутых военных структур есть свои особенности.

КСИР возник во имя защиты революции в противоборстве с врагами. Какие бы ни были у революции враги, они всегда самым естественным образом объединялись в борьбе с Корпусом стражей, ибо он защищал завоевания народа. Все духовные, интеллектуальные и нравственные силы, заключенные в Богоданной природе революции, в ее законах и исламских традициях были направленные на защиту революции и правоты ислама.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой