Царские реформы в Казахстане во второй половине XIX в. Проникновение капиталистических отношений

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования и науки Республике Казахстан

Карагандинский государственный технический университет

Кафедра социально-гуманитарных дисциплин

Контрольная работа № 1

по Истории Казахстана

Тема: Царские реформы в Казахстане во второй половине XIX в.

Проникновение капиталистических отношений

Выполнила:

  • ст-ка гр. Э-07у
  • Мусатаева Диана
  • шифр 017
  • Караганда 2007

Содержание

  • 1. Административные, судебные и аграрные реформы в Казахстане
    • 2. Проникновение капиталистических отношений
    • 3. Рост торгово-ростовщического капитала, ярмарки в Казахстане
  • Список использованной литературы

1. Административные, судебные и аграрные реформы в Казахстане

Завершение присоединения Казахстана совпало с реформами в самой России. Отмена крепостного права, меры, направленные на развитие капиталистических общественных отношений, не могли не затронуть Казахстана. Он испытывал на себе активный процесс колонизации. Чтобы придать ему целенаправленный и систематический характер, царское правительство решило создать в Казахстане административное управление, приближенное к российской системе и максимально отвечающее интересам метрополии. Главной задачей реформы было «добиться постепенного слияния киргизских степей с прочими частями. России». Например, в труде «Россия. Полное географическое описание нашего Отечества» под редакций П. Семенова в XVIII томе «Киргизский край» говорилось: «Киргизы далеки от русского народа. Если они свободно будут кочевать по степным просторам, то их подчинение нам будет пустое слово». Таким образом, с момента присоединения Старшего жуза встал вопрос о создании новой системы управления колониальной территорией путем слияния ее с Россией. Главная причина реформ — это интенсивная колонизация казахских земель, освоение богатых источников сырья и рынка сбыта. Также Россия стремилась создать на основе Казахстана плацдарм для своего дальнейшего продвижения на территорию Средней Азии. Для подготовки реформ в 1865 году была образована специальная Степная комиссия, в которую вошли представители министерства внутренних дел, военного министерства, местные представители. В задачи" комиссии входила выработка проекта реформ. В 1865-- 1866 годах был составлен проект по управлению казахской степью, оформленный в виде двух документов. 11 июля 1867 года Александр II подписал «Временное положение об управлении в Семиреченской и Сырдарьинской областях», а 21 октября 1868 года «Временное положение об управлении в степных областях Оренбургского и Западно-Сибирского генерал-губернаторства».

Согласно реформе вся территория Казахстана делилась на три генерал-губернаторства: Туркестанское, Оренбургское и Западносибирское. По сути дела, территория Казахстана оказалась практически разделенной по жузам. Причем центры управления были соответственно в Ташкенте, Оренбурге, Омске, которые со временем оказались за пределами Казахстана, Вся полнота военной и гражданской власти, сосредотачивалась в руках генерал-губернатора, а туркестанский генерал-губернатор вдобавок имел право вести дипломатические переговоры с Китаем и Ираном. Система управления носила военный характер. Генерал-губернаторства состояли из областей. В Оренбургское генерал-губернаторство входили Уральская и Тургайская; в Западносибирское — Акмолинская и Семипалатинская; в Туркестанское — Семиреченская и Сырдарьинская. Территория бывшего Букеевского ханства в 1872 году была включена в состав Астраханской губернии.

Особое значение придавалось полуострову Мангышлак, так как он имел важное военно-стратегическое значение. Через Каспий с ним граничила Россия, на юге — Хива, на западе — Кавказ. По «Временному положению 1868 года» полуостров был выделен в Мангышлакское, приставство в составе Уральской области Оренбургского генерал-губернаторства. Здесь, в отличие от других мест, волостные управители, аульные старшины назначались колониальной администрацией, а, в других частях Казахстана они хотя бы формально избирались. По предложению оренбургского генерал-губернатора учреждались должности двух помощников мангышлакского пристава «из киргиз для сохранения спокойствия и удобства в управлении» с жалованием, 400 руб. серебром каждому. К тому же здесь жили непокорные адайцы. На этот счет можно привести такой факт: генерал-адъютант, Н. Крыжановский доносил царю: «…адаевцы до настоящего времени только насильно подчинялись нашему подданству и не только русская власть к ним не могла проникнуть, но даже султан — правитель Западной части не решался идти к этим инородцам, несмотря на то, что в его распоряжении состоял казачий отряд из 150 человек. В течение 20 лет адаевцы платили дань неисправно и произвольно и только в 10 тыс. кибиток, тогда, как положительно известно, что адаевский род состоит, по крайней мере, из числа кибиток вдвое больше». М. Олкотт в своей книге «Казахи» подчеркивала, что «адаевцы проявили себя как непокорные субъекты».

Дальнейшая судьба полуострова Мангышлак такова. 2 февраля 1870 года под угрозой восстания специальным указом Мангышлакское приставство из Уральской области было передано в ведение командующего Дагестанской областью и было введено военное правление. По принятому в марте 1874 года «Временному положению об управлении Закаспийским краем» Мангышлакское приставство передавалось в Закаспийский военный отдел в составе Кавказского военного округа. 6 мая 1881 года императорским указом была образована Закаспийская область, в нее вошли Кавказский военный округ. Ахалтекинский оазис (часть Туркмении) и Мангышлакский уезд. Так Мангышлак оказался вообще оторванным от Казахстана.

Областные правления подчинялись военным губернаторам, которые являлись командующими военными округами и одновременно наказными атаманами казачьих войск, расположенных на территории области. Это Оренбургское, Уральское, Сибирское и Семиреченское казачьи войска. Областные правления состояли из трех отделов: распорядительного, хозяйственного и судебного. Председателем правления был вице-губернатор, он имел советников, отделы правления возглавляли старшие советники. Пограничные области — Семиреченская и Сырдарьинская занимались пограничными делами. Области делились на уезды, их было 34. Уезды возглавляли уездные начальники офицеры, которые назначались генерал-губернатором по представлению военных губернаторов областей. Уездный начальник имел помощников — старшего и младшего.

Уездному начальнику подчинялись полиция, военные части. Уезды делились на волости по территориальному принципу. Волости делились на административные аулы, состоявшие из хозяйственных аулов. В административные аулы входило от 100 до 200 кибиток; в волости — от 1 тыс. до 2 тыс., иногда до 3 тыс. кибиток. Волостные управители и аульные старшины избирались каждые три года тайным голосованием и утверждались вышестоящим начальством. Султаны обеспечивались пожизненной пенсией и освобождались от всяких налогов.

По реформе судебное устройство в Казахстане имело несколько уровней. Сохранились суды биев и казиев на основе адата и шариата.

Они функционировали на уровне аула. Уездный, военный суды действовали на основе общеимперских законов и занимались такими делами, как государственная измена, сопротивление властям, порча государственного имущества, убийство должностных лиц и т. п.

Реформы устанавливали ежегодный денежный покибиточный сбор на скотоводов, в Туркестанском генерал-губернаторстве 2 руб. 75 коп; в Оренбургском и Западносибирском — 3 руб. Для оседлого земледельческого населения сохранялся традиционный налог -- одна десятая часть урожая натурой или деньгами. Устанавливались различные повинности по содержанию местной администрации, почтовых дорог, мостов, школ, больниц, обеспечение подводами военных частей и т. п. Перепись кибиток проводилась каждые три года. Ограничивались права Мусульманского духовенства, например, выборного муллу, утверждал губернатор. Согласно реформе, в уездных городах предполагалось открыть одну общую школу и медпункт. Положения 1867−1868 годов были «временными», поскольку царское правительство рассчитывало ввести их в течение двух лет. Однако они встретили решительное сопротивление со стороны местного населения, понимавшего, что эта реформа окончательно превращает Казахстан в колонию Российской империи, и этот процесс растянулся на 20 лет.

Самым тяжким последствием реформы было объявление земли Казахстана государственной собственностью Российской империи. А 26 марта 1893 года вышел царский указ, согласно которому государственной собственностью России становились и воды Каспийского моря. Территориальный принцип административного устройства нарушал традиционное землепользование, тяжелым бременем легли налоги и повинности, ущемлялась в своих правах и местная знать.

Казахи отказались принимать новые порядки.

2. Проникновение капиталистических отношений

реформа казахстан торговля промышленность

Капиталистические отношения оказывали существенное влияние на развитие торговли. Основным объектом торговли являлся скот. Например, из Акмолинского, Каркаралинского, Сарысуского уездов ежегодно в Россию перегонялось до 60 тыс. голов крупного рогатого скота и до 200 тыс. голов овец.

Кроме того, в конце XIX века из Казахстана стал вывозиться хлеб — зерно, мука. Крупными центрами торговли хлебом стали Уральск, Оренбург, Семипалатинск, куда хлеб свозили из Кустанайского, Актюбинского, Уральского, Тургайского уездов. Часть хлеба вывозилась в Фергану, Ташкент, Бухару.

Проникновение капиталистических отношений в Казахстан влекло за собой разложение кочевого и полукочевого скотоводства и традиционных отношений в ауле. К концу XIX века кочевое хозяйство сохранилось в степных районах по Сырдарье, в Центральном Казахстане, в Бетпак-Дале, на Мангышлаке, в Семипалатинской и Акмолинской областях. Скотоводческое хозяйство стало приспосабливаться к нуждам рынка. Например, в связи со спросом на говядину и ограничением кочевий уменьшилось количество лошадей и соответственно увеличилось поголовье крупного рогатого скота. Сужение сферы скотоводства способствовало увеличению доли земледелия в экономике края. Усиливалась социальная дифференциация казахского общества. Разорившиеся скотоводы, лишившись возможности кочевать. пополняли ряды жатаков — источник сельских и промышленных наемных рабочих. Особенно сильным было жатачество в северных и восточных уездах Казахстана. Так, в Кокчетавском уезде жатаки составляли 4,6%, а в Атбасарском — от 5,3 до 7,9% общего количества казахских хозяйств. Жатаки нанимались на работу к баям, зажиточным переселенцам, на промыслы и промышленные предприятия. Они все больше и больше теряли связь с аулом. Наем рабочей силы в большинстве случаев производился вербовщиками.

С развитием промышленности формировался местный отряд наемных рабочих. Например, в горной промышленности Казахстана в 1855 году было 1353 рабочих; в 1865 году — 1848; в 1875 году — 4156; в 1885 году- 7750; в 1895 году — 8960; в 1900 году- 11 225. Основная масса квалифицированных рабочих прибывала из России.

Казахи же в подавляющем большинстве были заняты на самых тяжелых, низкооплачиваемых работах, на некоторых предприятиях они составляли 60−70% от общего числа занятых. Широко использовался дешевый женский и детский труд. Например, на рудниках доля детского труда (до 16 лет) составляла в конце XIX века 14%. Средняя заработная плата рабочих в промышленности Казахстана была в два — три раза ниже, чем на аналогичных предприятиях России.

Рабочие выражали протест в связи, со своим тяжелым положением, это были пассивные формы — неявки на работу, побеги с предприятий. Не явившихся и беглецов возвращали силой, заставляли работать, а в 90-е годы их подвергали аресту до трех месяцев. Затем рабочие, перешли к активным формам протеста — стачкам и забастовкам. Одна из первых забастовок произошла на Мариинских золотых приисках Кокчетавского горного округа в октябре 1849 года, когда рабочих этого прииска, вооружившись кайлами, лопатами, ломами, топорами, прекратили работу и потребовали у управляющего расчета, В 1887, 1891 годах произошли волнения рабочих на золотых приисках Усть-Каменогорского уезда Семипалатинской области. Такие выступления подавлялись силой, бастующих пороли розгами. Штрафовали, увольняли. Рабочие, выступившие на Зыряновских медных рудниках 5 марта 1898 года, требовали увеличения заработной платы, улучшения условий труда. В 1893,1895,1899 годах прошли забастовки, рабочих Западносибирской железной дороги. Это были первые выступления наемных рабочих Казахстана за свои права.

3. Рост торгово-ростовщического капитала, ярмарки в Казахстане

Постепенное вовлечение Казахского края в сферу капиталистических отношений внесло немало изменений в экономическую жизнь населения, в частности, в формы и содержание торговли.

Внутренняя торговля осуществлялась в двух формах: меновой и денежной. Если последняя производилась преимущественно русско-украинским крестьянским населением и казачьими станицами, разбросанными по всему краю, то меновая -- преимущественно кочевниками.

В силу географической расположенности центрами меновой торговли по-прежнему являлись бывшие окружные приказы в Среднем жузе, прилинейные экономические очаги в Младшем жузе, вновь создаваемые города, многолюдные селения Жетысу и Южного Казахстана, которым отводилась посредническая роль между кочевниками и оседлыми жителями в условиях явной тенденции к ослаблению хозяйственной изолированности казахского аула. «Обмен сырых продуктов киргизских степей, а частью изделий среднеазиатской промышленности на продукты русской производительности составляли главный объект меновой торговли. При этом обороты таких традиционных центров обменного торга, как Оренбург, Троицк, Петропавловск, Верный, Семипалатинск еще в конце 50-х годов достигали солидных размеров и доходили до несколько миллионов рублей. С проведением административных реформ 60-х годов, активизацией правительственной политики расширения хозяйственного освоения богатых природными ресурсами Центрального и Северного Казахстана возникают новые центры оживления экономической жизни, в частности, Акмола, Павлодар, Каркаралинск, Баянаул, Казалинск, Жаркент. Обменная торговля осуществлялась не в самом городе, как это было в истории Петропавловска, Оренбурга, Семипалатинска до середины XIX в., а на значительном расстоянии, за пределами упомянутых поселений. К примеру, в Акмолинске торговля скотом располагалась в 1−2 верст за городом, в южной стороне; большие массы скота в интересах получения свежего корма «обыкновенно» паслись на довольно почтительном расстоянии от городской черты.

Становление промышленности по переработке животноводческого сырья, известное разделение сферы деятельности на таких предприятиях ускоряло появление в городе, или в непосредственной близости крупных поселений, аналогий современных базаров, с условиями, функционирования которых скотопромышленник был досконально знаком. Так, в том же Акмолинске животноводческое сырье сосредоточивалось на кожевенном базаре, где размещались склады для хранения товаров; а в обширном дворе располагались амбары; в других же городах, например, в Павлодаре, торговцы в погоне за прибылью, поддерживая постоянные по сезонам хозяйственные контакты с близко расположенными казахскими аулами, доставляли те товары, потребности в которых номадов росли из года в год -- сукно, бархат, ситец, шерстяные изделия, железная, медная посуда, сахар, чай и т. п. . Когда р. Иртыш в середине ноября покрывалась льдом, из степи на верблюдах приходило «множество киргизов для продолжения так называемой сатовки»; у горожан они приобретали, вернее обменивали большей частью муку. Остальная часть торговых сделок продолжала производиться на городской Николаевской ярмарке, и сумма оборота ее еще в конце 60-х годов XIX в. достигала внушительных размеров — до 250 000 рублей. Сравнительно небольшие масштабы торговли во вновь зарождающихся экономических центрах Степного Казахстана были понятны и вполне закономерны ввиду реальной конкуренции со стороны таких гигантов торговли, как Петропавловск и Семипалатинск.

В южных регионах ввиду недостаточной хозяйственной оживленности и в целом сохранения более устойчивой замкнутости аульной общины, новые хозяйственные поселения во внутренней торговле достигли поразительных успехов.

Центром торгово-экономической жизни «Русского Туркестана» стал г. Казалинск, по своим показателям опередив Перовск, Туркестан, Чимкент. Через него в Россию вывезено товаров на сумму 3 561 300 руб. Ввоз на территорию области — 1 100 000, вывоз из нее -- до 400 000 руб. Свидетельством бурного подъема торговли явилось развитие г. Жаркента, об оборотах которого можно судить по собранным местной таможней сведениям за 1898 год: мануфактурная, оптовая торговля на сумму 26 000 руб., то же самое -- розничная на 480 000 руб., в ассортименте товаров: бакалейные — на 121 000 руб., галантерейные -- 55 000, смешанные -- 220 000, мелочные -- 6000; железные — 80 000, мясные в розничной торговле -- 119 100, продукты животноводства -- 23 000; более того, на городском базаре, торговых точках казахами продано лошадей — 4165 голов, на 83 360 руб., другого скота -- 3448 -- 51 720, ишаков — 515 — 2060, баранов и коз — 34 264 — 102 792 руб.

Зримый рост внутренней торговли отмечен также по уездным центрам Тургайской области. Торговые обороты в 1896 году по г. Актюбинску доходили до 300 000 руб., по г. Иргизу и поселку Карабутак — 500 000, по г. Тургаю -- 200 000, во всех оседлых пунктах -- 1 612 154 руб.

В районах, где большое распространение получило земледелие, хотя выращенный хлеб употреблялся в основном для «своих надобностей», однако некоторый избыток, к примеру, по Усть-Каменогорскому уезду, поступал на рынок, или обменивался казахами; при этом они реализовывали хлеб по 30--40 коп. за пуд; местное население Аягузского и Кокпектинского округов, кочевавшее около Тарбагатайских гор, от избытка урожая снабжало русских за деньги и в обмен на вещи.

Заметных успехов в торговле достиг Иссык-Кульский уезд в составе Семиреченской области: за 1883 год — через Нарын-Каракол прошло 209 караванов, везших товары на сумму -- 471 586 руб. Постоянно росла продажа казахами скота на городских рынках, базарах: динамику ее можно проследить по Сырдарьинской области: в 1886 г. наличного скота (в тыс.) — 2456,2, продано — 206,8; в 1893 году — 9 988;6 — 615,6; в 1895 году-5 185,2- 1645,0.

Внутренняя торговля все более охватывала глубинные степные районы, все чаще переходя в денежную форму, значительно обогащала казну в виде специальных средств, взимавшихся с торговых свидетельств. Так, по той же Сырдарьинской области в 1891 году денежный сбор за торговлю составил 59 927 руб., в 1892 году — 59 280, в 1894 году — 60 482,86, в 1895 году — 70 607,13, в 1896 году — 81 903,25. Заметно выросло число торговцев, обосновавшихся в относительно крупных поселениях. Об этом говорят данные за 1898 г.: в Павлодаре купцов 1 гильдии -- 1 человек, 11- 63; в Усть-Каменогорске — 1 -- 1, 11 — 35; в Семипалатинске — 1 — 4, 11 — 92; в Каркаралах вообще купцов — 21, в Зайсане — 32, в Омске — 1 — 5,11 — 73, Верном — 1 — 6,11 — 56.

Несмотря на значительные масштабы внутренней торговли, «убийственное состояние» дорог заставляло торговцев перевозить клади в основном двумя традиционными способами: арбовым (тележным) и вьючным; нормальный груз, накладываемый на верблюда — 16 пудов, на сильное же животное при отправлении в недалекий путь --17−18, обычный же верблюжий вьюк, к примеру, в Туркестанском районе, равнялся 8 пудам.

С давних пор территориальная близость Казахстана с Монголией, Синьцзяном открывала широкие возможности для расширения внешней торговли с зарубежными странами. Транзитная роль казахской степи в развитии торговли России с Монголией способствовала усилению посреднических функций пограничных районов.

В 1860 г. в Урге (Улан-Батор) была учреждена первая русская коммерческая фирма, с которой вскоре установили контакты купцы Усть-Каменогорска через такие селения, как Ульбинская, Алтайская, Бухтарминская. В Монголию пролегал Бухтарминский тракт, через который и доставляли товары.

Развитию русско-монгольской торговли через Казахстан во многом содействовала московская компания «Савва Морозов и его сыновья» В 1872 г. по ее инициативе был снаряжен караван с товарами на сумму 45 000 руб. «на 92 верблюдах и 30 лошадях».

Однако, поощрительные меры России относительно развития торговли с Монголией не приносили желаемых результатов. В 1873 г., по сведениям

Ургинского консульства, вывоз товаров из Бийска в Монголию не превышал суммы в 16 700 руб., и бийский маршрут «не подавал надежды на улучшение». В данной связи основной объем русско-монгольской торговли стал провозиться через Зайсан, Семипалатинск и Усть-Каменогорск, хотя в самом Бийске проживало немало купцов из Казахстана, торговавших «на окраинах Западной Монголии». В результате принятых мер, торговля с Монголией через города и таможни Казахстана заметно превышала вывоз товаров из Бийска.

По Петербургскому договору 1881 г. с Китаем Россия добилась права на l беспошлинную торговлю на всей территории Монголии и учреждение консульств в Кобдо и Улясутае. Товары из России в Монголию доставлялись по четырем маршрутам: 1 -- из Усть-Каменогорска и Семипалатинска на Кобдо; 2 — из Бийска по Чуйскому тракту на Кобдо и Улясутай; 3 -- из Минусинска в Урянхай; 4 — через Забайкалье и Амурский край на Кяхту. Таким образом, один из маршрутов вел купеческие караваны в торговые центры Монголии, пролегал через Усть-Каменогорск и Семипалатинск, что имело стимулирующее значение как для российских купцов, проживающих в этих городах или приезжавших из центральных губерний, так и для казахских торговцев, производивших торг через доверенных лиц.

Ввиду зависимости Монголии от маньчжуро-цинских правителей и отсутствия официальных договорных основ, регулирующих экономические взаимосвязи Казахстана с Монголией, торговля не могла достигнуть сколько-нибудь желаемых результатов.

Одним из условий развития торговли Казахстана с соседним Китаем явилась смежность территории, а также подписание Петербургского договора 1881 г. между Цинской империей и Россией. Такие города и поселения, как Верный, Семипалатинск, Зайсан, а также Катон-Карагайский, Хоргосский и другие таможенные пункты по-прежнему сохраняли значение торговых центров.

В первой половине 1882 г. только лишь в Семипалатинске разным лицам было выдано 335 листов (против 32 в 1881 г.) для вывоза в Китай товаров на сумму 305 464 руб. 36коп. (против 255 198 руб в 1881 г.). Заметно возросло и число российских торговцев в городах Синьцзяна, большая часть которых вела торговлю в Чугучаке и годовые обороты которых достигали 200 000 руб. Оживлением была охвачена торговля в Кульдже. «Российский элемент» заметен и значителен и по количеству природных ресурсов русских торговцев, и по их капиталам", — записано в отчете степного генерал-губернатора за 1882 год. Российские подданные вывозили из Цинского Китая кожу, шерсть, серебро в слитках и особенно чай.

По ведениям российского консула в Кульдже, представленным в Азиатский Апартамент Министерства иностранных дел, в 1882 г. ими вывезено из Синьцзяна: 12 000 овчин, конских и вербльюжих кож, 45 000 мерлушек, 600 пудов конских волос, 400 пудов козьего пуха, 8500 пудов обыкновенной шерсти, Шкур лисиц, 200 соболей.

Несмотря на соперничество и происки англичан, торговые связи России с Синьцзяном через Жетысу и Восточный Казахстан набирали темпы, и в этом немаловажная роль принадлежала казахским торговцам, обстоятельно изучавшим условия торговли в китайских пределах: с 1 января по 1 мая 1891 г. в Синьцзян было отправлено 29 караванов, часть которых принадлежала казахским купцам.

Так, Богыш Шаянбаев с четырьмя работниками вез товар на 6400 руб., кокпектинский купец Т. Жандыбаев -- мануфактурные товары и кожи на 2660 руб., семипалатинский купец Мухамед Шакиров — разные мелкие товары и железные изделия на 7899 руб., Жетыков -- разнообразные товары на 1150 руб., а в 1891 г. казахскими и другими торговцами импортировано из Синьцзяна (через Сергиопольский участок Семиреченской области) товаров на 283 824 руб. 32 коп., экспорт же через этот район составил 327 109 руб 15 коп.

В торговле с городами Цинской империи принимали участие крестьяне и казаки Урджара, Маканчи и других населенных пунктов. Они вывозили преимущественно пшеницу. С 1 января по апрель 1891 г. через укрепление Вахты и селение Захарьевск в Синьцзян проследовали 106 торговцев, из них 65 крестьян и казаков. В 1895 г. было ввезено значительное количество китайских товаров. Так, через Зайсанскую таможню — на 315 475 руб. 64 коп., через Алкабек -- 119 203 руб., Катон-Карагай -- 42 666 руб; всего на 560 206 руб. 25 коп.; вывезено же (через названные пункты) товаров на 607 554 руб. 45 коп.

В 80-х годах XIX века наметилась тенденция роста торговых контактов с Синьцзяном через Семиреченский край. По сведениям начальника Жаркентского таможенного участка с 15 мая по 15 июня 1893 г. через Каркаринскую ярмарку в Западный Китай проследовал 171 торговец, стоимость вывоза составляла 435 433 руб. К числу проданного скота начальник участка прибавляет 629 лошадей на сумму 12 300 руб., крупного рогатого скота -400 голов — 4000 руб., 500 овец на 12 000 руб.

Главной статьей китайского экспорта в Казахстан становится чай. Казахи, как основные потребители китайского чая, проявляли постоянную заинтересованность в привозе этого товара по всей приграничной полосе.

Однако изоляционистская политика цинского двора в сочетании с произволом маньчжурских чиновников негативно сказывались на расширении торговых контактов. Но и тот незначительный объем казахско-китайской торговли России с Цинской империей через приграничные пункты оказался весьма важным в оживлении традиционных караванных путей и благотворно сказывался на установлении дружеских, деловых контактов между городами Казахстана, России, Китая и Монголии.

Ярмарки. Составной частью определяющих факторов экономического развития Казахстана явились ярмарки, которые, как и в середине XIX в., осуществляли посреднические функции между кочевым и сельским населением. Чем же можно объяснить стабильность ярмарочной торговли. Прежде всего, недостаточным развитием путей сообщения, препятствовавшим установлению более устойчивых торговых контактов между главным" поставщиками скота -- казахами и скотопромышленниками; во-вторых, это объясняется сложившимися традициями ярмарочной торговли, с условиями которой кочевник был достаточно знаком; в-третьих, как отмечалось статистике той эпохи, кочевым образом жизни коренных обитателей степи; в-четвертых, на ярмарке можно было приобрести товары широкого потребления, в которых кочевое население испытывало острую нужду.

Крупными ярмарками, притягивавшими к себе торговцев из России, среднеазиатских владений Сибири, Алтая, Южного Урала, а также Цинской империи, Монголии, разных регионов Казахстана были: Куяндинская-Ботовская -- в Каркаралинском уезде, Константиновская-Еленовская в Акмолинском, Петровская -- в Атбасаре, Уильская -- в Актюбинском, одноименная -- в Аулие-Ате, Таиныши-Кульская -- в Петропавловском, Карка-ринская -- в Верненском, Джаркентская -- в г. Жаркенте, Чарская -- в Семипалатинском уезде и др. По количеству ярмарок, разделявшихся на летние и осенние, Акмолинская область занимала ведущее положение -- 40, затем следует Семипалатинская (к концу 90-х годов) -- 14 ярмарок. Самая крупная ярмарка пореформенного периода -- Куяндинская (или Ботовская по имени ее основателя) была учреждена в 1848 г., размещалась в 52 верстах от Каркаралинска, действовала с 1 июня по 1 июля, занимала площадь до двух верст. На ярмарке функционировали отделение Государственного банка, почта, телеграф.

Одной из крупных, правда, открытых в самом конце XIX в., явилась Каркаринская, которая начала действовать по указу «государя императора» с 29 января 1893 г. на р. Каркара Семиреченской области, время функционирования -- с 15 мая по 15 июля, первоначально с «освобождением торгующих на оной от платежных пошлин». Изучив ассортимент товаров, доставляющихся купцами на ярмарки независимо от региональной принадлежности, можно было бы разделить предметы торговли на следующие категории: скот, сырье, обработанные на месте «произведения» животноводства -- кожи, овчины, шерсти, волос, войлок и т. п.; товары европейского происхождения -- халаты, деревянная посуда, мука, чай, сахар, свечи, мыло, фарфоровые и железные изделия; азиатские товары -- халаты, ковры, шелковые и бумажные материи, седельные наборы, сушеные плоды. Говоря о времени функционирования ярмарок, следует иметь в виду почти редкое совпадение фактического начала и конца их деятельности, зависевшее от целого ряда факторов и, главным образом, от того, в каких условиях провел зиму скот и успел ли после зимовки оправиться.

Все же источники единодушно обращают внимание на скот, как на доминирующий товар продажи и покупки почти на всех степных ярмарках. Приведем сравнительные данные по двум относительно крупным ярмаркам Акмолинской области: Таиныши-Кульской и Константиновской. В 1871 г. для продажи было пригнано скота: в первую -- лошадей 5000, крупного рогатого скота 30 000, баранов 78 000; во вторую — лошадей 880, крупного рогатого скота 1232, баранов 76 746.

При сопоставлении доходов по ярмаркам бросается в глаза быстрый рост продажи мелкого скота, в основном для местного потребления: Чарская ярмарка только от продажи скота в 1891 г. выручила 151 940 руб., Екатерининская в станице Сельярской Семипалатинского уезда -- 91 090 руб., Нарынско-Сергиопольская в 1900 г. — 28 000 руб.

Ввиду предназначенности ярмарок, прежде всего для номадов, располагавшие достоверной информацией об условиях их деятельности, местонахождении, генерал-губернаторы, следившие за исполнением инструкций правительства, не поощряли перевода сезонных ярмарок или изменения их месторасположения «без особенных чрезвычайных причин … и не допускалось заменить по произволу…».

Ярмарки привлекали кочевников — жителей дальних аулов не только возможностью приобретать отсутствующие в волостях продукты, изделия фабрично-заводской промышленности, заводить тамырство (знакомства), но и как известные временные поселения для демонстрации лучших музыкальных и спортивных традиций народа: курес (борьба), байге (конские бега) гимнастические упражнения, поэтические состязания -- айтысы акынов оживляли жизнь приезжих. Здесь собирались замечательные ремесленники, златорукие народные ювелиры (зергеры), талантливые композиторы — Ахансере, Балуан Шолак, Жаяу Муса Байжанулы; чуть позже покорила степь знаменитая певица Майра Уаликызы Шамсутдинова и т. п. В молодые годы известную Куяндинскую ярмарку часто посещал выдающийся певец Амре Кашаубаев.

Итак, в 80−90-х годах XIX века ярмарки все более втягивали Казахстан в систему рыночных отношений, использовали в товарных отношениях значительную часть скота, неуклонно существенно меняя всю структуру торговли, еще более оживляя экономическую жизнь степи.

Промыслы и промышленность. Непривычные условия жизни, вызванные проникновением капитализма во все сферы жизни аула, побудили номадов с учетом природно-географических условий заниматься сенокошением, рыболовством, охотой, огородничеством.

Накашивая довольно много сена, казахи с прибылью продавали его оренбургским, петропавловским гуртовщикам, возделывали капусту и картофель. К примеру, в Перовске местное население, выращивая капусту, выгодно продавало ее русским жителям; пуд картофеля стоил 20--40 коп. С 1888 г. в южных уездах Семипалатинской области, где плодородная почва вообще благоприятствовала огородничеству, казахи под влиянием переселенцев начали выращивать арбузы и дыни: в Усть-Каменогорском уезде 5469 штук, в Семипалатинском — 3054, в Павлодарском — 2030, в Зайсанском -- 180; всего по области 10 733 штук. В южных регионах огородничество процветало повсеместно как продолжение старинной традиции.

Среди местных видов промысла следует отметить «зверопромышленность», о чем, в частности, можно судить по количеству проданных на ярмарках шкур зверей. Так, в 1897 г. на Константиновской ярмарке звериных шкур было продано: волчьих — 3700, лисьих -- 2500, корсачьих — 7000, барсучьих — 11 000, куниц — 1100, всего на сумму 59 325 руб.

Чрезвычайное обилие продуктов животноводства, таких как шерсть, волос, сало и прочее, а также это сырье в обработанном виде, например, войлок, армячина, волосяные веревки, стимулировало развитие аульных, своеобразных, покибиточных промыслов, изделия которых также сбывались на ярмарках.

В южных районах из отборной шерсти изготавливали белые головные уборы (ак калпак), с характерной остроконечной формой с поднятыми вверх разрезами, с полями спереди, составлявших непременный атрибут летней одежды номада, предохранявший от знойной жары юга. Доверенные лица оренбургских купеческих фирм организовывали в Аулие-Ате скупку и мойку скупленной шерсти, которая затем отправлялась на сибирские суконные фабрики; только в 1887 году шерсти был закуплено более 7000 пудов.

Одним из широко распространенных промыслов являлось рыболовство. Аральское море с двумя полноводными тогда артериями привлекало переселенцев рыбными богатствами, этот промысел сосредоточивался на полуострове Кок-Арал; рыболовством в основном занимались жители Каза-линского, Перовского уездов, а также в долине Иргиз, на озере Камыш-Балык. Рыбный промысел в низовьях р. Сырдарьи начался еще в 60-х годах XIX в., когда первые колонисты-казаки организовали небольшую рыболовную компанию; в 1861 г. было добыто 3000 пудов, в 1862 г. — 2600; сырдарьинские балыки успешно конкурировали с уральскими и волжскими' икра продавалась в Москве. Рыболовством также занимались уральские казаки; вяленый лещ в количестве нескольких миллионов штук, вылавливаемый в низовьях Сырдарьи, транспортировался в европейскую Россию, находя устойчивый и довольно прибыльный сбыт.

Промышленность. Составной частью разно отраслевой экономики колониального Казахстана являлась местная промышленность, неравномерный, переходный, прежде всего мелкотоварный уровень и сущность которой породили ряд диаметрально противоположных суждений.

В смысле современного понимания этой отрасли, заводы и фабрики той эпохи по величине производительности, объему выпускаемой продукции, скорее всего можно было бы отнести к разряду ремесленных заведений. Карликовые по своим размерам, несложному устройству, а также по количеству занятых на них рабочих эти «заводы» явились, по существу, примитивными зачатками промышленности, начавшей вбирать в себя общепринятые свойства лишь в самом конце XIX -- начале XX вв.

Основными очагами первых предприятий по обработке животноводческого сырья явились Акмолинская и Семипалатинская области.

По данным, собранным местными учреждениями, первые очаги таких заведений возникли еще в середине XIX в. в Акмолинской области. В 1888 г. в Семипалатинской области находилось 63 «завода» -- 13 кожевенных, 9 мыловаренных, 1 винокуренный, 1 салотопенный, 23 кирпичных, 2 пивоваренных и 4 прочих с 262 рабочими, с общей выработанной продукцией на 230 147 руб. К тому же предприятия по обработке животноводческого сырья в основном располагались в уездных центрах, постоянно притягивая к новым экономическим процессам степных обитателей. При этом по мере увеличения пуска в оборот сырья производительность отдельных предприятий, в основном связанных с обустройством крупных поселений, достигла значительного масштаба. В 1890 г. объем производства только двух кирпичных заводов в Усть-Каменогорске составлял 20 тыс. штук обожженого, сырцового кирпича, в то же время в Зайсане действовало 3 кожевенных, 1 шубный заводы, в Павлодаре — 2 салотопенных, 2 мыловаренных, 2 кирпичных, пивоваренного заводов; в Кокпектах, в Семипалатинске, Павлодаре находилось 13 салотопенных, свечных, 23 кожевенных, овчинных «заводов».

С 80-х годов XIX в. обрабатывающая промышленность начала набирать темпы роста и в Сырдарьинской области за 1887 г. итоговая сумма «фабрично заводских и кустарных заведений» достигла 1 482 500 руб.; к этому следует причислить стоимость выпущенной продукции по хлопковому производству — до 860 000 руб., шелковому — 450 000, табаководству — 20 000, рыболовству и т. п., всего в 1 720 000 руб.

Материалы по Сырдарьинской области позволяют дифференцировать удельный вес принадлежности предприятий местным этническим группам русским жителям принадлежало 30 разно профильных предприятий, с годовым оборотом в 839 000 руб. (данные включают по городам: Ташкент Ходжент, Чимкент, Аулие-Ата, Казалинск); добыча каменного угля до 60 000 руб., хлопководство, табаководство; всего на 1 079 000 руб., что составляет 34% всей промышленности области, в то же время русское население составляло 1,5% общего числа жителей.

На севере, где основная территория входила в состав Тургайской области, в 1898 г. насчитывалось 272 «промышленных заведения», сумма произведенных товаров — 99 090 руб. Обращает на себя внимание обрабатывающий характер производства: кожевенные, овчинные, салотопенные, мыловаренные — 42, мельницы, маслобойные — 202; медеплавильный -1, нефтяной — 1 завод, по числу доходности ведущее положение принадлежало мельницам.

К концу XIX в. в связи с бурным подъемом индустриальной мощи центральных губерний России, Урала, Западной Сибири и испытывая воздействие промышленного роста в смежных регионах, обширный край не мог оставаться вне происходящих перемен.

Постепенно формирующийся промышленный облик чрезвычайно богатого природными ресурсами Казахстана в первую очередь определялся горнозаводской отраслью. Громадные запасы медных руд, угля, благородных металлов в Центральном Казахстане уже в 80-х гг. XIX в. обусловили создание довольно перспективных очагов добывающей промышленности: золотые прииски в Кокчетавском уезде, каменноугольная копь в Карагандинском бассейне и другие подобные отрасли в немалой степени предопределяли перспективу региона как особо важной экономической области.

В начале 1898 г. в Павлодарском уезде Семипалатинской области образовалось Воскресенское Горнопромышленное общество, имевшее своей целью разработку богатейших залежей каменного угля и медной руды, обнаруженных в степной зоне Павлодарского уезда. Владельцы копей и рудников охотно пользовались услугами казахов, хотя их труд на первых порах и не был таким производительным и оплачивался гораздо дешевле, чем труд русских рабочих, это обстоятельство оказалось весьма значимым и в деле формирования рабочих кадров. Все же техническая оснащенность многих горнодобывающих предприятий оставалось на низком уровне. Центром горного промысла оставался Каркаралинский уезд, и на заводе, построенном известным предпринимателем С. А. Поповым в 1888 г., было протравлено всего 904 пуда серебросвинцовых руд, получено 24 фунта (1 фунт — 0,4536 кг) чистого серебра.

Рудные месторождения вводились в оборот разными способами — с помощью штолен, шахт, разрезов. В 1890 г. на 27 разрабатывающихся медных рудниках было 7 шахт, 6 разрезов, 2 разноса, 1 штольня, 59 шурфов.

В горнодобывающей отрасли были предприятия, оснащенные техническими новинками того времени, успешно применявшимися в этой сфере: Николаевский (Богословский) медеплавительный завод в Каркаралинском уезде; Александровский свинцово-серебро-медный завод Поповых в урочище Канды Семипалатинской области; Козьмо-Демьяновский свиницово-серебро-медный рудник в урочище Жалгыз-Карагай в Акмолинской области; Спасские рудники, Успенские заводы, Карагандинские, Саранские угольные копи, Зыряновские рудники и т. п.

Рост объема, совершенствование технического оборудования заводов, фабрик, доставка на ярмарки массы изделий, товаров, в более растущем объеме сырья -- этот взаимообусловленный процесс испытывал зависимость от темпов, направления строительства железнодорожных линий, главное значение в котором сыграла Транссибирская магистраль, создавшая предпосылки для ускоренного освоения и колонизации края; в 1896 г., было возбуждено ходатайство о расширении Оренбургской железной дороги к Ташкенту, которая соединила бы юг Казахстана с европейской Россией.

Железнодорожные ветки Сибирской магистрали быстро увеличивали объем перевозимых товаров. В начале XX в. со станции Петропавловск, Омск, Исиль-Куль было отправлено 37 215 голов скота, в том числе 37 071 вывезено в Петербург и 144 в Москву.

Железнодорожное строительство ускорило формирование кадров рабочих, в основном из числа казахов, которые, находя в этой сфере постоянный заработок (средняя помесячная плата от 4 руб. 50 коп. до 7 руб. 50 коп.), расселялись ближе к железнодорожным линиям, а зимой — вблизи станций. Число рабочих за разные годы менялось во взаимной обусловленности от экономической конъюнктуры, объема производства, степени технической оснащенности, процесса имущественной дифференциации в аульной общине и т. п.

В целом, исследователь С. Игибаев определяет число рабочих с приблизительной динамикой роста следующим образом: в 1892 г. — 3396 человек, 1895 — 3902,1898 — 4576, что кажется несколько заниженным, если учесть сезонность производственного цикла многих городских и других предприятий, неточность статистики той поры.

Список использованной литературы

1. Козыбаев М. К. «История и современность»; Алматы, 1991 г.

2. Абылхожин Ж. Б. «Традиционная структура Казахстана»; Алматы, 1991 г.

3. История Казахстана (с древнейших времён до наших дней). В пяти томах. — Алматы: «Атамура», 2000 г.

4. Кузембайулы А. Абиль Е. А. История Казахстана: Учебник для вузов. 7-е изд. Соларт, 2004 г.

5. История Казахстана (с древнейших времен до наших дней). В пяти томах. Том 3. — Алматы: «Атамура», 2000

6. Артыкбаев Ж. О. Казахское общество: традиции и инновации. Караганда, 1993 г.

7. История Казахстана с древнейших времен до наших дней.т.2. Алмата., 1998 г.

8. История Казахстана с древнейших времен до наших дней, Очерк, Алмата 1993 г.

9. Абдакимов А. А. История Казахстана. Алматы, 1994 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой