"Вам мат!" или Закон о запрете употребления нецензурной лексики

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

«Вам мат!» или Закон о запрете употребления нецензурной лексики

Паршакова П.

«Крепкое словцо, вовремя и к месту сказанное, облегчает душу. Частая ругань лишает ругательство смысла. Примечание: ругань не сделает карты хорошими, а ветер — попутным«.

Джек Лондон, «Ночь на Гобото», 1911 г.

В недалеком прошлом, а именно 27 марта 2013 года, Владимир Путин подписал Федеральный закон «О внесении изменений в статью 4 Закона Российской Федерации „О средствах массовой информации“ и статью 13. 21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

Суть данных нововведений состоит в появлении штрафов за изготовление или распространение продукции СМИ, содержащей нецензурную брань. Для граждан штраф устанавливается в размере от 2 тысяч до 3 тысяч, на должностных лиц — от 5 до 20 тысяч, а на юридических лиц — от 20 тысяч до 200 тысяч рублей. Помимо этого, производится обязательная конфискация предмета административного правонарушения — сам источник недопустимой лексики.

Не совсем однозначный закон породил множество разногласий, споров и дискуссий. Он был негативно воспринят в обществе, его не приняли в журналисткой среде и даже правительство выступило с критикой, но это не помешало Государственной Думе принять его.

Теперь СМИ должны очень осторожно относиться к любым репликам, которые появляются на их страницах, ведь всего лишь два нарушения нового закона будет достаточным основанием для закрытия любого издания. Интересно, что уже действующий закон обладает недостатком, который касается самого понятия «ненормативной лексики», определение которому до сих пор не дано. Не понятно, за что конкретно будут штрафовать и закрывать СМИ, если данное понятие может быть настолько широким, что под него могут попасть и вполне безобидные слова. Такая недосказанность сводит на нет все усилия властей по наведению лексического порядка, ведь толковать понятие «нецензурную брань» можно по-разному.

К примеру, если относить к нецензурной брани четыре главных матерных слова со всеми вариантами на их тему, сохраняющими корневую основу, -- тогда это один набор. Но если, скажем, в корне слова изменяются одна-две буквы или заменяются точками -- тогда это что? Брань или не уже брань? И что вообще такое брань?

Известно, что издревле матерщина в русском народе именуется сквернословием — от слова скверна. Так в словаре Даля, сказано: «скверна — мерзость, гадость, пакость, все гнусное, противное, отвратительное, непотребное, что мерзит плотски и духовно, нечистота, грязь и гниль, тление, мертвечина, извержения, кал: смрад, вонь: непотребство, разврат, нравственное растление; все богопротивное».

В русском народе издавна матершинников именовали богохульниками. Матерный язык есть, согласно мнению ряда исследователей, наследие языческих времен, когда славянские племена еще не соединились в единый русский народ, создавший великую культуру, сформированную православным воспитанием. В определенный период древней языческой Руси, матерные ругательства, скорее всего, являлись своего рода заклинаниями, с которыми непросвещенные христианством люди, обращались к идолам. В древности у многих народов существовал культ плодородия, олицетворением которого нередко являлись женские и мужские половые органы. Он был развит в различных фаллических культах Древнего Востока, начиная с темных бездн разврата в честь Ваала, Астарты и прочих. Проявлялся он и в суеверных обычаях древних греков и римлян. Чтобы оградить себя от враждебных демонов и дурного глаза, они навешивали на себя изображение божества fascinus (фаллический амулет), культ которого был возложен на девственниц весталок и состоял в непристойных словах, движениях, и в изображение фаллоса (символ — кукиш). Рекомендовалось также «сплюнуть на сторону» или три раза себе в пазуху или выразиться крепко с упоминание срамного божества.

Таким образом, бранные слова изначально использовались для защиты от злых сил. С течением времени, однако они изменили свое «предназначение» под влиянием социокультурных факторов.

Так, во времена Пушкина у мата была сфера бытового употребления (общение между мужчинами) и была сфера литературного употребления (непечатная, письменная, неофициальная литература). Дальше происходит все большее и большее табуирование мата, он уходит из приемлемых форм литературы в литературу уже совсем низовую, которая перестает быть литературой как таковой. Это, видимо, происходит уже к началу XX века. А после революции и Второй мировой войны, когда в географическом и социальном пространстве смешались разные классы, -- все сидели, всех выпустили, все живут рядом, и инженеры и шпана, -- происходит утрата функциональной дифференциации мата.

Сегодня ситуация такова: могут материться и женщины в присутствии мужчин, и мужчины в присутствии женщин, и женщины в присутствии друг друга, то есть сложилась ситуация, совершенно не представимая, скажем, в пушкинскую эпоху. С другой стороны, мат проникает и в литературу, в том числе и в настоящую литературу (произведения Алешковского, наверное, самый яркий пример, но, скажем, эвфемистическое присутствие мата -- в формах типа фуй -- есть, как известно, и у Солженицына). То есть в неподцензурной литературе и отчасти в подцензурной мат есть. А после развала Советского Союза печатаются Барков, пушкинская «Тень Баркова» и так далее.

И вот на фоне этой динамики сейчас наблюдается откат, причем совершенно неестественный. Культура -- это набор дифференциаций, набор предписанных функций, которыми нужно владеть, которые можно использовать в своих целях. Почему нужно есть вилкой и ножом, хотя вам, может быть, было бы удобнее лакать? Ну вот потому, что так устроена культура. Кто умеет есть вилкой и ножом, того принимают в хорошем обществе, а кто умеет только лакать из лоханки, того не принимают в хорошем обществе -- никакой другой «обязаловки» здесь нет.

И у нас проблема в том, что почти никто уже, так сказать, не умеет есть ножом и вилкой, а, грубо говоря, только лакают из лоханки. Мужики матерятся при бабах, бабы -- при мужиках, по-настоящему красиво материться, чтоб дух захватывало, никто уже не умеет… А тут нам говорят, что, пожалуйста, в быту выражайтесь как хотите, а вот в литературе, в том числе и в журнальной, то есть повседневной литературе, которая находится между искусством и бытом, закон этого не разрешает.

Однако сможет ли пара законов и поправок искоренить мат и поднять культурный уровень в целом? На мой взгляд, нет. Запрет зачастую, если не всегда вызывает желание его нарушить. Другое дело — использование личностных мотивов в данном вопросе. Например, анализ последствий и воздействий на конкретного человека, использующего скверные слова день ото дня.

На сегодняшний день известно много результатов различных исследований, проводимых как в России, так и за рубежом. Вот некоторые из них: в течение ряда лет ученый и несколько его единомышленников вели наблюдение за двумя группами. Первая из них состояла из людей, в разговоре не обходившихся без матерщины, вторая — принципиально не использующих в обиходе «крепких» словечек. И вот что показали многолетние наблюдения. У «матерщинников» очень быстро появлялись возрастные изменения на клеточном уровне и различные хронические заболевания. Во второй группе, наоборот, общее состояние организма было на 5, 10, а порой и 15 лет моложе их официального возраста.

Американская ассоциация психотерапевтов опубликовала данные многолетних исследований здоровья тысяч верующих и атеистов. Медики пришли к выводу, что человек, регулярно молящийся, живет дольше. При этом верующие гораздо реже болеют так называемыми болезнями века: раком, гипертонией, диабетом.

К такому же выводу пришли ученые из Красноярского центра медицинских технологий при Сибирском отделении наук. Их исследования подтвердили влияние словесной информации на иммунную систему человека. Специалисты объективно показали, что правы были наши предки, использовавшие при лечении заговоры и молитвы.

«Добрая лексика», которую стали применять красноярские медики на своих психотерапевтических сеансах, не только поднимала настроение больных, она еще и реально меняла состав их крови: повышала ее энергетическую емкость, клеточный иммунитет.

Происходили изменения и в структуре ДНК. У больных, приходивших в Красноярский центр, с помощью «словотерапии» стали быстрее зарубцовываться гнойные абсцессы. Больные простудными заболеваниями выздоравливали на 5−7 дней раньше, чем принимавшие лекарства. Особенно сильное воздействие оказывали на людей такие слова, как «любовь», «надежда», «вера», «доброта». нецензурный брань матерный язык

Выходит, затрагивая личностные интересы людей, есть шанс снижения употребления матерных слов даже в бытовой сфере общения, в то же время повышая культурный уровень населения в целом.

Тем не менее, правительство рассудило иначе и возложило весь труд по улучшению нравственного состояния своего народа на плечи формального запрета, который так толком и не объясняет «новые правила игры». Законом не предписаны конкретные цели, а уж тем более результаты, которых стремиться добиться государство. Таким образом, многие вопросы все еще остаются открытыми: людям непонятно зачем было вводить закон, что хотят им добиться, а главное как он будет действовать и с какой проблемой бороться.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой