Эволюция постиндустриальной экономики в коммуникационную

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Экономическая теория
Страниц:
137


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Актуальность исследования. В начале ХХ-го в. широкомасштабное использование радио, телефона и других средств коммуникаций привело к формированию индустриальной экономики в современном транснациональном масштабе. Инновации в области базовых технологий, микроэлектроники и вычислительной техники, развитие других направлений нового технологического уклада значительно изменили скорость социально-экономических отношений, доминирующие структуры и формы коммуникаций в экономике и обществе от письменных и машинных до электронно-виртуальных.

Телематические технологии играют существенную роль как инструмент формирования одновременно фрагментарной и глобальной экономики, обеспечивая экономических агентов адресными глобальными коммуникациями, наиболее важными в построении постиндустриального общества.

В современных условиях модернизируется понятие коммуникации, которое уже не сводится к коммуникативному действию в качестве нормативного вывода, к пониманию коммуникации как переносу информации, а дополняется значительным расширением консенсусных функций коммуникации. Под коммуникацией в широком смысле понимаются и система, в которой осуществляется взаимодействие, и процесс взаимодействия, и способы общения, позволяющие создавать, передавать и принимать разнообразную информацию. Для коммуникации исторически важно принуждение коммутанта к выполнению того или иного действия1. Такое принуждение закрепляются в консенсусных коммуникациях, направленных на формирование и развитие схем и форматов обмена информацией в соответствии с целями коммутантов. Именно такие коммуникации становятся важным

Л фактором, оказывающим влияние на социально-экономические отношения в

1 См.: Почепцов Г. Г. Теория коммуникации. М.: «Рефл-бук" — К.: & laquo-Ваклер»-, 2001. С. 14. постиндустриальной экономике, а структура и формы доминирующего типа коммуникаций опосредованно определяют динамику экономического развития.

Понимание коммуникации в качестве важного компонента производительных сил является основой создания теории экономического роста, в которой расширены производственные возможности и заданы более высокие темпы экономического роста, с учетом невещественных коммуникативных факторов. Схема адаптации информации в коммуникационном сообществе определяет его отношение к внешним социально-экономическим процессам. Это позволяет перейти к проактивному моделированию социальных и экономических структур, формировать новые точки развития экономики вне институциональных ограничений индустриальной модели. Такой подход подчеркивает фрагментарность нормативной интеграции людей в обществе, отражает отсутствие равновесной экономики.

Принимая во внимание эти обстоятельства, появляется возможность не сводить моделирование дальнейших перспектив развития России к простой экстраполяции современных тенденций и догоняющему постиндустриальному развитию, а рассматривать конкурентоспособность страны на основе теории постиндустриального общества с учетом возросшей роли информационно-коммуникационных технологий.

В связи с этим исследование экономики, основанной на коммуникациях, ее доминирующих форм и характеристик представляется актуальным не только с научной точки зрения, но и непосредственно практически значимым с позиции поиска наиболее оптимальных путей развития индустриальной экономики и формирования постиндустриальной экономики, основанной на коммуникациях.

Современное состояние проблемы. Изучение обозначенных выше вопросов имеет богатые традиции в постиндустриализме и постмодернизме. Основное внимание исследователей было направлено на изучение роли информации в постиндустриальном обществе и технических вопросов передачи данных (см. например, труды К. Шеннона, Л. Бриллюэна, Н. Винера, Р. Хартли,

С. Голдмана, У. Эшби). Г. Саймон, Дж. Стиглер, К. Эрроу и У. Боумоль исследовали поведение участников рынка и эффективность рынков в зависимости от количества информации.

С развитием информационных технологий предметом исследования экономической науки стали информационная революция и ее влияние на общественное развитие, информационное производство и ресурсы. Растущее значение информации как базового ресурса и продукта информационного общества отразилось в исследованиях А. Тоффлера, Д. Белла, Дж. Мартина, И. Масуды, М. Пората, П. Страссмана, Т. Стоуньера, У. Приеста, Ф. Хайека и др. Работы российских авторов представлены трудами А. И. Ракитова, В. Иноземцева, В. Тамбовцева, Д. С. Черешкина, И. Н. Курносова, Р. Нижегородцева, С. А. Дятлова, С. Паринова и др.

Несмотря на рост интереса к. проблемам и процессам становления постиндустриального общества, теоретические работы в этой области имеют противоречивый характер или сугубо специальный аспект. Полученный конструктивный материал недостаточно отражает доминирующий механизм социально-экономических трансформаций при формировании постиндустриальной экономики. Ряд положений существующих постиндустриальных теорий не подтверждается реальной экономикой. Расхождение теории и практики обуславливает необходимость теоретического переосмысления ведущей роли информации и знаний, противопоставления экономики товаров и экономики информации, доминирующей позиции технических специалистов, роли технологической культуры в развитии экономики, институциональной и социальной структур общества. Это требует изучения дополнительных категорий, введения в проблематику экономической науки гораздо более широкого спектра факторов, социально-экономических и культурных отношений.

Анализ нарастающих противоречий индустриальной экономики при формировании постиндустриальной модели экономики позволяет выявить значимые характеристики и возможности экономики, основанной на ведущей роли коммуникаций в повышении эффективности и конкурентоспособности экономики. При этом становление и развитие коммуникационной экономики неотрывно связано с существованием индустриальной экономики, не отменяет ее, а дополняет в части технологического обеспечения и материального производства. Таким образом, коммуникационная экономика формируется в русле постиндустриальной в ходе ее эволюции.

В современной экономике рамки общественного производства и потребления расширяются, фактически интегрируясь в единый процесс, охватывающий социально-экономические и культурные стороны деятельности человека. При этом акцент смещается на статусные аспекты и невещественное потребление. Для изучения указанных тенденций в диссертационном исследовании использованы методологические принципы постмодернизма, сформировавшегося как направление в 80-е гг. ХХ-го в. Применение принципов постмодернизма в экономической теории позволило отразить следующие аспекты современной экономики: глобальный и фрагментарный характер экономических отношений и общества, локальный иррационализм потребителей, доминанту технологической культуры, возрастающую роль кодифицированных языков в конкурентной борьбе, модернизацию социально-правовых институтов и возрастающее влияние коммуникационной инфраструктуры на социально-экономические процессы.

Выбор темы исследования, его цели и задач был определен отсутствием в настоящее время теоретических концепций, в полной мере описывающих коммуникационные аспекты экономической теории и практики, а именно: виртуализацию социально-экономических отношений, усиление знаково-семиотической составляющей в характере спроса и благосостояния, доминирующее развитие производства и потребления товаров короткого жизненного цикла, модернизацию социальной структуры и характера труда, иррационализацию социально-экономического поведения человека.

Цель диссертационной работы заключается в исследовании особенностей социально-экономических отношений в ходе эволюции постиндустриальной экономики в коммуникационную экономику. В соответствии с поставленной целью работа ориентирована на решение следующих задач:

1. Выявить и охарактеризовать сложившиеся противоречия в экономических и социальных отношениях при переходе к постиндустриальной экономике, основанной на коммуникациях.

2. Изучить характер и направления воздействия новых форм коммуникаций на экономические процессы в современном обществе.

3. Раскрыть взаимосвязь экономических и социальных процессов в условиях повышения значения технологической культуры и невещественных ценностей.

Предметом исследования в работе выступают макроэкономические аспекты структурных и институциональных изменений в процессе становления постиндустриальной экономики, основанной на коммуникациях.

Объектом исследования являются тенденции структурных и институциональных трансформаций в экономике, обусловленные развитием коммуникаций в современном обществе.

Методологической и теоретической базой исследования явились труды авторов постиндустриальных теорий и постмодернизма. В частности, теория игр, теория транзакционных издержек, новые модели и теории поведения отдельного человека, теория социального контроля, концепция рассеянного знания, теория глобальной экономической интеграции, теория социального познания, теория больших систем.

Информационно-эмпирическая база исследования представлена статистической, экономической информацией, материалами монографий, статей, диссертаций, научных конференций и круглых столов. В работе отражены данные авторских исследований инновационной сферы Чешской республики, Российской Федерации, Томской области.

В работе использованы концептуальные положения системного подхода и системного анализа в единстве функционально-структурного аспектов, а также метод восхождения от абстрактного к конкретному, единства логического и исторического, анализа и синтеза. Раскрыта диалектика становления постиндустриального общества в контексте методологического плюрализма. Значительное внимание уделено институционально-эволюционному подходу.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в теоретическом обобщении современных явлений и закономерностей эволюции социально-экономических процессов в постиндустриальном обществе, происходящих под влиянием развития коммуникаций и становления коммуникационной модели экономики. Научная новизна разработанных автором положений, выдвигаемых на защиту, может быть сформулирована следующим образом:

1. Систематизированы противоречия социально-экономических отношений, показаны пути их разрешения через формирование коммуникационной экономики, в которой доминирующие формы коммуникаций определяют направление развития и скорость социально-экономических процессов, а центральное значение приобретают структура информационно-коммуникационной сети и построенные на ее основе коммуникационные сообщества.

2. Выделена совокупность необходимых условий формирования коммуникационной экономики: достижение объективных границ экономического роста, связанных с ресурсными ограничениями индустриальной экономики- удовлетворение основных материальных потребностей общества- обладание стандартами и технологиями электронных коммуникаций- использование распределенных баз знаний- доминирование иррациональных императивов в потреблении, опережающее развитие невещественных и виртуальных потребностей- постоянное перепроизводство и взаимодействие крупных экономических агентов на рынке по принципу & laquo-согласия»-.

3. Доказано, что признаками эволюции постиндустриальной экономики в коммуникационную являются распространение & laquo-событийных»- товаров мгновенного потребления, развитый сектор виртуальной экономики, ориентация на распределенные знания и базы данных, развитие коллективных форм собственности на информацию, использование индивидуумами принципа ценности и удовольствия в оценке стоимости товаров, доминирование субконтрактных форм занятости, применение кодифицированных языков как инструмента конкурентной борьбы, одновременная фрагментарность и глобализация экономики.

4. Установлены социально-экономические причины и механизм формирования нового типа стратегического агента, востребованного коммуникационной экономикой, характеристиками которого являются проактивная регуляция коммуникаций, ориентация на игру и партнерские отношения, нестабильная целеустремленность, невещественный характер доминирующих потребностей, порука и толерантность в сообществе, доминанта локальных ценностей и внутренней ответственности над общими нормами.

Практическая значимость и апробация результатов исследования состоит в том, что предложенные в диссертации методологические принципы развития экономики на базе коммуникационных сообществ и информационно-коммуникационных сетей использованы при построении системы делового сотрудничества в инновационной сфере региона. В дальнейшем основные положения могут использоваться при разработке целевых программ и нормативных документов, определяющих направления социально-экономического развития Томской области, а также других регионов и корпоративных объединений.

Для органов статистики и Администрации Томской области разработаны практические рекомендации по совершенствованию статистического учета деятельности организаций инновационной сферы.

Положения диссертационной работы были представлены на V Международной научно-практической конференции (г. Томск, 2002), Третьей областной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых & laquo-Энергия молодых — экономике России& raquo-, (г. Томск, 2002), Всероссийском философском семинаре молодых ученых им. П. В- Копнина, (г. Томск, 2002), 13-ой международной конференции молодых ученых & laquo-Человек. Природа. Общество. Актуальные проблемы& raquo- (г. СПб., 2002), Международной конференции & laquo-Реализация инновационной стратегии Томской области: первые итоги& raquo- (г. Томск, 2003), VII Всесибирском инновационном форуме (г. Томск, 2004), Межрегиональной конференции & laquo-Развитие конкурентоспособности трудовых ресурсов как способ повышения благосостояния населения региона& raquo- (г. Томск, 2004), III Сибирском форуме образования (г. Томск, 2004), круглом столе Администрации Томской области (ATO) & laquo-Подготовка рабочих кадров для экономики области: опыт и проблемы& raquo- (г. Томск, 2004), научно-практическом семинаре ATO & laquo-Развитие инновационной инфраструктуры в регионе и стимулирование инновационных точек роста (кластеров)& raquo- (г. Томск, 2004), IV Сибирском форуме образования (г. Томск, 2005). Отдельные положения диссертации вынесены для ознакомления широкой общественности в ряде публикаций в СМИ по проблемам развития инновационной сферы Томской области и общественного сотрудничества в деловом еженедельнике & laquo-Есть дело& raquo- (№ 35 (43) от 29. 09. 03, с. 2- № 36 (44) от 06. 10. 03, с. 2), и опыте европейского сотрудничества в региональном приложении к газете & laquo-Аргументы и факты& raquo- (24. 12. 2004, с. 16), в журнале & laquo-Инновации. Регионы. Бизнес. Аналитика& raquo- (№ 1, 2005, с. 53−55).

Диссертационное исследование осуществлялось в русле федеральных и региональных программ развития инновационной экономики, международных программ расширения сотрудничества российских и зарубежных компаний. Результаты работы внесли теоретический и практический вклад в изучение и организацию исследований инновационной сферы Томской области. Основные итоги диссертации реализованы в & laquo-Концепции Мониторинга Региональной инновационной стратегии Томской области& raquo- (мониторинг проведен в 2002- 2004 гг.), Системе прогнозирования потребности в специалистах для инновационных предприятий (прогноз выполнен в 2003—2004 гг.), Концепции развития деятельности Томского политехнического университета в Европе (реализуется), Концепции компьютеризации ОАО & laquo-Манотомь»- (2001−2003 гг.), Системе удаленного контроля над ресурсами Maxima Union (Чехия, 2002−2003 гг., система внедрена).

Результаты диссертационного исследования могут быть использованы в учебном процессе для преподавания дисциплин & laquo-Национальная экономика& raquo-, & laquo-Институциональная экономика& raquo-.

Всего опубликовано 20 научных работ, в том числе по теме диссертации опубликовано 15 научных работ общим объемом 9,8 пл., из которых лично автору принадлежат 6,4 пл.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В исследовании выявлены источники трансформации индустриальной модели экономики, которые возникают в результате технической и социально-культурной эволюции. Однако состояние мировой экономической науки сегодня можно расценить как кризисное: на современном этапе модернизации социальной и экономической модели общества постиндустриальная теория не всегда адекватно отражает содержание такого процесса, ставя во главу угла проблемы технологического прогресса, теоретического знания в обществе и обладание информацией. При высоком уровне внимания к технологическим факторам и роли знаний (информации) авторы постиндустриальной теории не уделяют должного внимания изменениям в культуре общества, которая оказывает значительное воздействие на постиндустриальную экономику, на характер базового продукта и труда. Замещение социальной доминанты культурной и бурное развитие коммуникационных связей заменяют индустриальную целостность неустойчивостью и фрагментарностью коммуникационной экономики. Для анализа реальной экономики тенденцией развития экономического знания должны стать мультидисциплинарность и консолидации научных школ, развитие методологического плюрализма, провозглашенного М. Фридменом. В этом отношении методологические принципы заимствованы нами в теории постмодернизма, на базе которой целесообразно формировать новую парадигму современной экономической науки. В этой связи естественно активное включение в анализ современных социально-экономических процессов таких составляющих, как коммуникации, технологическая культура и иррациональность.

Вскрытые в исследовании противоречия развитой индустриальной экономики формируют механизмы экономики, основанной на коммуникациях. В основе изменения экономических отношений лежит увеличение скорости и модернизация форм коммуникационных процессов. В развитие теорий постиндустриального направления исследование показало, что доминирующая форма коммуникаций является отличительным признаком стадий развития экономики. В частности смена доминирующего типа письменно-рациональной коммуникации на электронно-иррациональную приведет к трансформации индустриальной экономики в коммуникационную. В таком аспекте доминирующие формы коммуникаций определяют систему социального контроля в обществе и структуру экономических отношений. В настоящее время такие доминанты являются результатом национальных, региональных и субрегиональных программ информатизации экономики и общества и корпоративных программ стимулирования невещественных потребностей.

Новая экономика представляется нам борьбой не вокруг накопления и за потребление благ, а вокруг их символического обращения, которое в своем предельном развитии становится виртуальным. В таких условиях происходит трансформация структуры стоимости товара, которая становится в значительной степени зависимой от следующих коммуникационных факторов:

— насыщенности коммуникационных связей в обществе, когда товар не обладает самостоятельной полезностью (или таковая стремится к нулю) вне коммуникационного сообщества-

— субъективной идентификации ценности товара, который приобретает черты & laquo-артефакта»-, а материальная ценность товара уменьшается-

— уникальность и ценность товара формируется не объективной составляющей, а маркетинговыми затратами производителя или сообщества производителей.

В отличие от ценового способа согласования деятельности в рыночных сообществах, или командной системы в иерархических организациях, в коммуникационных сообществах механизм координации основан на объединении частных ментальных моделей (субъективных идентичностей) участников в распределенную информационную коммуникационную среду, оперирующую с доминантой невещественных ценностей. Такая коллективная среда используется членами сообщества для моделирования возможных изменений в структуре их деятельности и будущих состояний системы, а также для коллективного выбора наилучшего варианта изменений текущего состояния. Таким образом, эволюционно-исторические модели заменяются фрагментарной сменой состояний в нелинейной динамике развития экономических систем.

В аспекте дискретности и субъективной идентичности для коммуникационной экономики доминирующими становятся товары с коротким жизненным циклом и в производстве, и в потреблении. Такие товары и услуги & laquo-стремятся»- к мгновенному потреблению и сокращению цикла & laquo-производство — потребление& raquo-, что активно поддерживается производителями через выпуск одноразовых продуктов и предоставление невещественных услуг (коммуникационных, информационных, событийных). Благодаря внедрению доминанты технологической культуры в современные товары корпорации решают главное противоречие индустриальной экономики между ограниченными возможностями и безграничным спросом через смещение потребления к невещественным товарам. Это переводит проблему ограниченности ресурсов в плоскость организации рационального производства жизненно необходимых продуктов с использованием материальных ресурсов. А безграничные потребности расширяются в сферу виртуальных товаров, где они могут быть удовлетворены. Таким образом, развитие коммуникационной экономики позволяет переходить к модели сбалансированного развития и рационального использования материальных ресурсов планеты.

Экономика, основанная на коммуникациях, обладает высокой зависимостью от культурных ценностей и технологической культуры, которые тесно интегрированы с современными технологиями. В этом проявляется единство современных технологий и коммуникационного направления в развитии экономики и социума. Внедрение новых технологий и формирование современной культуры — это интеграционный процесс, когда культурные ценности становятся товаром. В настоящих и перспективных программах новая экономика формируется на стыке изменений информационных технологий и форм коммуникаций, мотивации человека и технологической культуры. Центральным критерием такой трансформации экономики становятся не формы собственности, не базовый характер продукта и тип труда, а доминирующий характер социального контроля, выраженный через форму организации коммуникаций в обществе. Соответственно темпы и качество развития экономики зависят главным образом от соотношения скорости коммуникационных процессов и скорости стохастических изменений состояний систем & laquo-сообщества»-, члены которого принимают решения в результате обмена информацией. Если скорости изменений состояний можно интерпретировать на основании индустриальной экономики, то протекание коммуникаций различных типов — определяющая черта коммуникационной, которая формирует соответствующие положения государственной экономической политики и содержание корпоративной стратегии. Индустриальная компонента при этом естественным образом стимулирует инновации в области информационно-управленческих процессов и информационно-коммуникационных технологий, технологий новых материалов, ресурсосберегающих и ресурсопреобразующих технологий.

Не расширяющиеся возможности накопления и переработки информации как представлялось ранее, а новые формы опосредованной коммуникации оказывают важнейшие воздействие на экономику. Поэтому особое значение приобретает институционализация коммуникационного опыта, источником которой являются отношения в локально-профессиональных сообществах. Такие отношения снижают значимость права, в частности, стержня индустриальной системы, — института частной собственности. Тем самым поднимается вопрос создания неоинститутов, существующих вне нормативных рамок и оперирующих субъективными ценностями локальных сообществ.

В данном контексте функция институциональных структур сводится к формированию систем координат и соответствующих им проекций реальной экономики для конкретного сообщества. Такие проекции являются дополнительными подпространствами соглашений и технических средств коммуникации и могут быть сконструированы таким образом, что взаимодействия между действующими лицами становятся возможными в существенно более широких границах, чем в естественном пространстве индустриальных институтов. Неоинституциональные структуры задают подпространство взаимодействий, а также решают задачу распределения среди членов сообщества итогового результата их коллективного использования информационных ресурсов. Центральным аспектом развития экономики выступает создание обезличенных, универсальных гарантий выполнения условий контрактов. Такие гарантии осуществляются в рамках локальных соглашений, которые выступают одновременно источником индивидуализации, стабильности и дополнительной ценности участия в сообществе, а также с использованием компьютерных агентов, выполняющих бюрократические функции.

Результатом современного этапа развития экономики, трансформации социально-экономических институтов стала такая структура рынка рабочей силы, в которой основное место отводится субконтрактным формам и ремесленничеству в новой форме высокоспециализированного труда. В результате классовое расслоение постепенно отмирает, как и расслоение на базе знаний, и ведущую роль заменяет профессиональная компетенция и специализация. Это должно принципиально изменить систему образования: сократить базовый срок обучения, вынести это на самостоятельное обучение в рамках сообщества (или семьи) и значительно увеличить элементы компетентостно ориентированного образования, переходными формами которого являются проектно и проблемно ориентированное образование. С этой точки зрения, важно обеспечить навыки работы с распределенной информацией и кодифицированными языками, и такие дисциплины должны быть базовыми наравне с математикой и национальным языком. В отношении последнего следует занимать жесткую позицию, не допуская распространения мелких национальных языков, и приближая языковые конструкции к требованиям профессиональных кодифицированных языков. Это является важнейшим элементом стратегической борьбы на мировом рынке коммуникаций.

Основным принципом организации коммуникационной экономики является одновременно глобальность и фрагментарность, а более точно распределенный характер знаний, культуры, социальных и производственных отношений. Поэтому развитие современной проблематики экономической науки следует строить вокруг организации невещественного потребления в рамках коллективного взаимодействия локальных сообществ, использующих распределенные & laquo-общественные»- знания.

Доминирование коммуникационной составляющей в состоянии экономического развития открывает новые возможности экономического роста для индустриально развитого общества и, в частности, повышения национальной конкурентоспособности. Современной целью эффективной государственной экономической политики следует провозгласить создание спроса на знания, в котором осевым элементом должна стать модель коммуникационных процессов в обществе.

Предложенные в работе практические шаги и теоретическая концепция реализованы автором на региональном и международном уровнях. Так формирование локального профессионального сообщества и развитие кооперативных отношений позволило осуществить мониторинг инновационного развития Томской области в 2002—2004 гг., на базе разработанной автором концепции. Аналогичный подход реализован в прогнозировании потребности инновационных компаний в специалистах 2003−2004 гг., проведенном на принципах использования коммуникационной инфраструктуры. В международном масштабе решена задача создания системы удаленного контроля ресурсов для холдинга компаний с головным офисом в Праге (Чехия) в 2001—2004 гг. В этой работе основанием стала распределенная база знаний о макротехнологиях и ресурсах в широком понимании данного термина. Также в 2004 г. разработана и начата практическая реализация авторской & laquo-Концепции вхождения Томского политехнического университета в Европейское образовательное пространство на 2004−2009 гг. »-. Диссертант в качестве эксперта привлечен к работе региональной стратегической команды при Администрации Томской области в сфере инновационного развития и является постоянным участником круглых столов и конференций по проблемам регионального развития, что позволяет, использовать основные положения диссертации в практической экономике и непосредственно оценивать их эффективность.

Положения диссертационного исследования использованы при разработке системы оценки инновационного потенциала регионов Сибирского федерального округа. Это позволит в дальнейшем продолжить работу над теоретическим обоснованием и выявлением наиболее эффективных форм применения информационно-коммуникационных технологий для инновационного развития экономики.

ПоказатьСвернуть

Содержание

Глава 1. МОДЕРНИЗАЦИЯ ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОГО БАЗИСА

СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА.

1.1. Технологические факторы развития социально-экономических отношений.

1.2. Анализ репрезентации современных социально-экономических отношений в постиндустриальной теории.

1.3. Противоречия современных тенденций социально-экономического развития.

Глава 2. РАЗВИТИЕ ПРИЗНАКОВ КОММУНИКАЦИОННОЙ

ЭКОНОМИКИ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ.

2.1. Признаки коммуникационной экономики в современном обществе.

2.2. Роль коммуникаций в социально-экономических отношениях

2.3. Развитие производственной кооперации в современной экономике.

Список литературы

1. Алешина И. Постиндустриальное общество и международные коммуникации// Международное сотрудничество. 2000. — № 1. — С. 22.

2. Бачило И. Л. Потенциал законодательства в процессах становления информационного общества// Информационное общество. 1999. — № 3. — С. 40−43.

3. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. М.: Akademia, 1999.

4. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования/ Пер. с англ. 2 изд. — М.: Akademia, 2004. — 788 с.

5. Бессуднов А. Community building: перспективный бизнес и гражданское общество. Режим доступа: http: //internet. ru/article/articles/2000/10/03/4214. html. — Загл. с экрана.

6. Бодрийяр Ж. К критике политической экономии знака. — М.: & laquo-Библион — Русская книга& raquo-, 2004. 304 с.

7. Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть. М.: & laquo-Добросвет»-, 2000. -387 с.

8. Браун JI. Сможет ли Земля прокормить человечество?// За рубежом. — 1994. -№ 10. -С 61−67.

9. Будущее в цифрах: прогнозы на завтра // Deutschland. D 21 251 F. -1999. № 6 (декабрь/январь). — С. 52−53.

10. Веблен Т. Теория праздного класса. М., 1984.

11. Вершинская О. Н. Существующие модели построения информационного общества// Информационное общество. — 1999. — № 3. — С. 54.

12. Вютрих А., Филипп X. Виртуализация как возможный путь развития управления // Проблемы теории и практики управления. 1999. — № 5. — С. 5−19.

13. Гидденс Э. Последствия модернити // Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология / Под ред. JL Иноземцева. М.: Academia, 1999. -С. 105−106.

14. Грицаенко В. Социальный капитал и гражданское общество. — Режим доступа: http: //scd. centro. ru/dover. zip.

15. Громыко Ю. В. Системо-мыследеятельностный подход Г. П. Щедровицкого и теория коммуникативного действия Юргена Хабермаса. Точки соотнесения и несопоставимости// Седьмые чтения памяти Г. П. Щедровицкого. М., 2002.

16. Гуревич П. С. Закономерности и социальные перспективы научно-технического прогресса // Новая технократическая волна на Западе. — М., 1986. — С. 25−26.

17. Дибелл Дж. Конец виртуального сообщества? Режим доступа: http: //www. intellectualcapital. ru/iss3-l/icopinl-l. htm.

18. Доклад о мировом развитии 2000/2001 года. Наступление на бедность. -М.: Издательство & laquo-Весь мир& raquo-, Всемирный банк, 2001. 376с.

19. Дракер П. Посткапиталистическое общество // Новая постиндустриальная волна на Западе: Антология. — М.: Academia, 1990. — С. 95.

20. Дятлов С. А. Информационные аспекты анализа экономических явлений // Проблемы новой политической экономии. 1999. — № 1. — С. 37−50.

21. Дятлов С. А. Предмет и метод теории информационной экономики // Экономическая теория на пороге XXI века. М., 1998. — Т. 2. — С. 497−519.

22. Дятлов С. А., Добрынин А. И. Информационные основы цикличности // Вестник Российского гуманитарного научного фонда. — 1998. -№ 3. С. 76−84.

23. За пределами роста / Д. X. Медоуз, Д. JI. Медоуз, И. Ранд ере. — М., 1994. -338 с.

24. Землянова JI. М. Современная американская коммуникативистика: теоретические концепции, проблемы, прогнозы. М.: Изд-во МГУ, 1995. -С. 196−201.

25. Зиббер П. Управление сетью как ключевая компетенция предприятия. Режим доступа: http: //www. ptpu. ni/issues/300/l8300. htm.

26. Иванов Д. В. Виртуализация общества. СПб.: & laquo-Петербургское востоковедение& raquo-, 2000. — Режим доступа: http: //www. soc. pu. ru:8101 /publications/pts/divanov. html.

27. Иванов Д. В. Феномен компьютеризации как социологическая проблема. Информационное общество: фантом постиндустриальной эры. — Режим доступа: http: //www. soc. pu. ru:8101/publications/pts/divanov. html.

28. Иноземцев В. J1. За пределами экономического общества. — М.: «Academia» & laquo-Наука»-, 1998.

29. Иноземцев В. JI. За пределами экономического общества. Постиндустриальные теории и постэкономические тенденции в современном мире. М., 1998. -С. 147−149.

30. Иноземцев В. JI. Перспективы постиндустриальной теории в меняющемся мире // Новая постиндустриальная волна на Западе: Антология. -М.: Academia, 1990. С. 38.

31. Информационная технология и информатизация современного общества. Сводный реферат. М., 1989.

32. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура /Пер. с англ. под науч. ред. проф. О. И. Шкаратана. М.: ГУ ВШЭ, 2000. — 608 с.

33. Кастельс М. Становление общества сетевых структур // Новая постиндустриальная волна на Западе: Антология / Под ред. В. JI. Иноземцева. -М.: Academia, 1990. -494 с.

34. Козловски П. Культура постмодерна/Пер. с нем. JI. В. Федоровой. — М.: Республика, 1997. 238 с. (серия & laquo-Философия на пороге нового тысячелетия& raquo-).

35. Концептуальные основы и исторический опыт развития социального рыночного хозяйства/ А. Нестеренко, JI. Лыкова, JI. Дегтярь и др. — М.: Институт экономики РАН, 1998. — 34с.

36. Копылов Г. Сеть как организационный принцип. (Рецензия на книгу Charles М. Savage. 5th generation management: integrating enterprises through human networking, 1990) // Кентавр. 1992. — № 2. -(http: //www. isn. ru/econ/netorg. docy

37. Кравченко А. И. Социология труда в XX веке: Историко-критический очерк. -М., 1987.

38. Красильщиков В. А. Ориентиры грядущего: постиндустриальное общество и парадоксы истории // Общественные науки и современность. — 1993. -№ 2. -С. 172.

39. Кузнецов М. М. Философия Маршала Маклюэна и коммуникативные стратегии Интернета. Режим доступа: http: //www. isn. ru/info/seminar-doc/Mclw. doc.

40. Курносов И. Н. Информационное общество: планы и программы зарубежных стран. М., 1997.

41. Ламанов А. Отечественная кооперация: & laquo-перевернутая модель& raquo- в & laquo-перевернутой экономике& raquo- // Российское предпринимательство. 2002. — № 6. -С. 9−14, 22−26.

42. Левенчук А. Коммунивер: от средств массовой информации к инфраструктуре массовой коммуникации. Режим доступа: http: //www. inter. net. ru/15/5. html. — Загл. с экрана.

43. Луман Н. Решения в информационном обществе//Проблемы теоретической социологии / Под. ред. А. О. Бороноева. СПб., 1994. — С. 25−42.

44. Макрегор Д. Человеческий аспект предприятия 7/ Социология / Под ред. А. Кравченко. М., 1997.

45. Маркузе Г. Одномерный человек //Американская социологическая мысль. М., 1996. — С. 119−144. Текст адаптирован.

46. Маркузе Г. Эрос и цивилизация. М. :АСТ, 2002. — 526 с.

47. Мельвиль А. Категории политической науки. М. :РОССПЭН, 2002. 656 с.

48. Мероер Д. ИБМ: управление в самой преуспевающей корпорации мира. М.: Прогресс, 1991.

49. Модернизация статистики образования /решение коллегий Минобразования России и Госкомстата России от 12. 02. 2002 № 2/1−8.

50. Моисеев Н. Н. Цивилизация на переломе. Пути России. М., 1996. -1. С. 40.

51. Неформальная экономика и гибкий рынок труда: теория и практика в ФРГ. (Научно-аналитический обзор). -М.: ИНИОН, 1987.

52. Новая постиндустриальная волна на Западе: Антология. М.: Academia, 1999. — 640 с.

53. Олейник А. Дефицит Права (к критике политической экономии частной защиты) // Вопросы экономики. 2002. — № 8. — С. 23−45.

54. Олейник А. Институциональная экономика // Вопросы экономики. -1999. -№ 10. С. 133−158.

55. Олейник А. Управление и новые социальные формы. Модель сетевого капитализма // Вопросы экономики. 2003. — № 8. — С. 132−149.

56. Олсон М. Логика коллективных действий. Общественные блага и теория групп. М.: ФЭИ, 1995.

57. Паринов С. Онлайновые сообщества: методы исследования и практическое конструирование: Автореферат дис. д-ра техн. наук. — Новосибирск, 2000. 24 с.

58. Патнэм Р. Чтобы демократия сработала: Гражданские традиции в Современной Италии /пер. с англ. А. Захаров. М.: Ас1 Ма^тет, 1996. — 288 с.

59. Патюрель Р. Создание сетевых организационных структур. Режим доступа: http: //www. ptpu. ru/issues/397/15 397. htm.

60. Патюрель Р. Создание сетевых организационных структур // Проблемы теории и практики управления. — 1997. № 3. — С. 26−33.

61. Песков Д. Н. Интернет пространство: состояние премодерна? // Полис: Политические исследования. 2003. -№ 5. — С. 46−55.

62. Радаев В. Формирование новых российских рынков: трансакционные издержки, формы контроля и деловая этика. М.: Центр политических технологий, 1998. — 142 с.

63. Райсс М. Границы & laquo-безграничных»- предприятий: перспективы сетевых организаций // Проблемы теории и практики управления. — 1997. — № 1. — С. 1726.

64. Ракитов А. И. Будущее России общество высоких технологий //Проблемы информатизации. — 1995. — №№ 2,3. — С. 3−7.

65. Ракитов А. И. Информация, наука, технология в глобальных исторических изменениях. — М., 1998. — 104 с.

66. Ракитов А. И. Философия компьютерной революции. М.: Политиздат, 1991. -287 с.

67. Ракитов А. И. Философия компьютерной революции. М.: Политиздат, 1991. -С. 163−164.

68. Рюэгг-Штюрм И., Ахтенхаген JI. Сетевые организационно-управленческие формы мода или необходимость? // Проблемы теории и практики управления. — 2000. — № 6. — С. 35−45.

69. Скиден У. Глобальный вызов Бангеманна: о международной программе Европейской комиссии по интеграции городов в информационное общество//Информационное общество.- 1999. -№ 4. -С. 11−12.

70. Социализм в преспективе постиндустриализма / Под ред. канд. фил ос. наук Е. А. Самарской. М.: Эдиториал УРСС, 1999. — С. 233−247.

71. Сравнительная политология сегодня: Мировой обзор: Учебное пособие / Г. Алмонд, Дж. Пауэлл, К. Стром, Р. Далтон/ М.: Аспект Пресс, 2002.

72. Стандартизация и сертификация в машиностроении / ред. -сост. Г. П. Воронин- отв. ред. К. В. Фролов. М.: Машиностроение, 2002. — С. 664−671.

73. Степин B.C. Саморазвивающиеся системы и перспективы техногенной цивилизации // Синергетическая парадигма. Многообразие поисков и подходов. М.: Прогресс-Традиция, 2000. — С. 12−27.

74. Субконтрактинг как одна из стратегий развития промышленного производства/ С. Каменков, Е. Багрова, М. Буланова // Индустрия. — 2001. — № 2. -С. 21−29.

75. Сухарев О. С. Структурные изменения в экономике: философия, институты, инвестиции. Брянск: Изд-во БГИТА, 1998. — 287 с.

76. Тевено JI. Множественность способов координации: равновесие и рациональность в сложном мире// Вопросы экономики. — 1997. № 10. — С. 75−76.

77. Терин В. П. Массовая коммуникация. Социокультурные аспекты политического воздействия: исследование опыта Запада. М., 1999. — С. 111−137.

78. Терин В. П. Вспоминая Маршалла Маклуэна, 1999. Режим доступа: http: //wvAv. pr. ru/media/ms04/index. htm.

79. Тоффлер О. Раса, власть и культура /Пер. с англ. H. JI. Поляковой //Новая технократическая волна на Западе /Сб. пер. ст. зап. философов и социологов. -М.: Прогресс, 1986. С. 287, 280−286.

80. Тоффлер Э. Третья волна. -М.: ACT, 1999. С. 33−34.

81. Турен А. Способны ли мы жить вместе. Равные и различные // Новая постиндустриальная волна на Западе: Антология / Под ред. В. JI. Иноземцева. — М.: Academia, 1990. 494 с.

82. Чекунов А. Ю. Современные тенденции в методологии финансового анализа: деформирующее влияние онтологических и эпистемологических конструктов М., 2000. — 21 с. — Деп. в ВИНИТИ № 1767-В00.

83. Чекунов А. Ю. Создание и развитие региональных рейтинговых агентств // Экономическая теория преподаванию& raquo- (Лекции профессоров и выступления молодых ученых). — Томск: Изд-во & laquo-Водолей»-, 2000. — С. 90−93.

84. Чепов М. Третий сектор виртуальной реальности: проблемы и решения // Национальная конференция некоммерческих организаций России. — М., 2000. Режим доступа: http: //www. trainet. org/ news/conferencereport. htm.

85. Чернов А. А. Основные историко-теоретические этапы развития концепций глобального информационного общества // Сборник статей. Информация. Дипломатия. Психология. М.: Известия, 2002. — 616 с.

86. Чернов А. А. Проблемы и противоречия формирования глобального информационного общества // Электронный журнал «И. здание». -(http: //www. socom. ru/izdat/infomir/n02a02. shtml).

87. Чучкевич М. Основы управления сетевыми организациями. М., 1999.

88. Шадрин А. Трансформация экономических и социально-политических институтов в условиях перехода к информационному обществу // Информационное общество. Вып. 2. М., 1999. — (http: //www. ieie. nsc. ru/parinov/arteml. htm)

89. Шелюбская Н. Глобализация и региональная кооперация в сфере НИОКР //Проблемы теории и практики управления. 1999. -№ 6. — С. 56−67.

90. Шишков Ю. В. России в глобализируемой системе международных хозяйственных связей // РЭЖ. -1998. -№ 9−10. С. 79−87.

91. Шрадер X. Глобализация, цивилизация и мораль //Журнал социологии и социальной антропологии. 1999. — Т. Г. — № 2. — С. 81.

92. Этциони А. Масштабная повестка дня. Перестраивая Америку до XXI века // Новая технократическая волна на Западе. М., 1986. — С. ЗОЗ.

93. Эшби Р. Введение в кибернетику. М., 1959.

94. Ярцев Н. В. Современные концепции индустриализма и трансформации капитализма // пособие & laquo-Современные концепции экономической мысли& raquo-: Учебное пособие. — Издательство Алтайского госуниверситета, 2003. 623 с.

95. Ясперс К. Современная техника // Новая технократическая волна на западе. М., 1986. — С. 138−139.

96. Akamatsu К. A. Theory of unbalanced growth in the wold economy // Weltwirtschaftliche Arhive. 1961. — № 2. — P. 196−215.

97. Alien M. P. Management control in the large corporation: comment on Zeitlin. VAmerican journal of sociology. — 1976. — V 81. — P. 885−894.

98. Aliais M. Ce gui doit arriver arrive: la pensee de Jacgues Rueff et la crise d’aujoud’hui // Commentaire. -P. 1997. — V. 20. — № 77. — P. 15−24.

99. Almond G., Verba S. The Civic Culture. Political Attitudes and Democracy in Five Nations. Princeton, 1963.

100. Are transnational bigger then countries? UNCTAD. Press Release. TAD/PR/47,12/08/02/.

101. Bell D. The Coming of Post-Industrial Society. A Venture in Social Forecasting. N.Y.: Basic Books, Inc., 1973.

102. Bell D. The Cultural Contradictions of Capitalism. N.Y., 1978.

103. Belussi F. Benetton a case study of corporate strategy for innovation in traditional sectors // Dodgson M. (Ed.). Technology Strategy and the Firm: Management and Public Policy. London: Longman, 1989.

104. Beniger J.R. The Control Revolution. Technological and Economic Origins of the Information Society. London, 1986.

105. Biggart N.W. The Western Bias of Neoclassical Economics: On the Limits of a Firm-Based Theory to Explain Business Networks / Robert Eccles and Nitin Nohria (Eds.) Networks and Organizations. Boston, MA: Harvard Business School Press.

106. Boltanski L., Chiapello E. Le nouvel esprit du capitalisme. P.: Gallimard, 1999. -P. 157.

107. Castells M. Internet Galaxy. Oxford, 2002.

108. Coleman J.S. Social Capital in the Creation of Human Capital. -American Journal of Sociology Supplement 94. 1988. — P. 95−120.

109. Crystal D. Language and the Internet. Cambridge, 2001.

110. Dahrendorf R. Class and Class Conflict in Industrial Society. Stanford, 1959.

111. Davis B., Wessel D. Prosperity. N.Y., 1998.

112. Deleuze G., Guattari F. A Thousand Plateaus: Capitalism and Schizophrenia. Minneapolis, 1987.

113. Drucker P.F. Post-Capitalist Society. N.Y.: Harper-Collins Publ., 1995.

114. Drucker, P.F. Postcapitalist Society. N.Y.: Harper-Collins Publisher, 1995.

115. Economist. 1999. -31 December. -P. 94.

116. Feldman. M.S. Order Without Design: Information Processing and Policy Making. Stanford, Cal., 1989.

117. Feldmann M.S., March J. G. Information in Organizations as Signal and Symbol // Administrative Science Quarterly 26. 1981. — P. 171−186.

118. Fischer C.S., Hout M., Jankowski M.S., Lucas S.R., Swidler A., Voss K. Inequality by Design. Cracking the Bell Curve Myth. Princeton (NJ): Princeton Univ. Press. — 1996. — P. 132.

119. Francis Fukuyama. Social Capital and Civil Society The Institute of Public Policy. George Mason University. — 1999. — October 1.

120. Giddens A. Central Problems of Social Theory: Action, Structure, and Contradiction in Social Analysis. London: Macmillan, 1979.

121. Goddard J. Networks of Transactions // Times Higher Education Supplement. 1991. — February 22. — P.6.

122. Handy Ch. The Hungry Spirit. Beyond Capitalism A Quest for Purpose in the Modem World. — L., 1997. — P. 39−41.

123. Harvey D. The Condition of Postmodernity. Cambrige (Mass.) Oxford, 1990.

124. Jenkins, Clive, and Barrie Sherman. The Collapse of Work // London: Eyre Methuen, 1979.

125. Kahn H., Bruce-Briggs B. Things to Come. Thinking About the Seventies and Eighties. -N.Y., 1972. P. l 1.

126. Kahn H., Wiener A. The Next Thirty-Three Years: A Frame-Work for Speculation // Toward the Year 2000. Work in Progress / Ed. by D. Bell. Boston, 1968. -P. 75.

127. Kamarck E.C., Nye J.S. Democracy. Com: Governance in a Networked World. -N.Y., 1999.

128. Knowledge-based Economy: Report /OECD. Paris, 1996.

129. Kuttner R. Everything for Sale. The Virtues and Limits of Markets. -N.Y., 1997. -P. 86.

130. Lamberton D.M., The Information Revolution // Annals of the American Academy of Political and Social Science? Vol. 412. Philadelphia: American Academy of Political and Social Science, 1974.

131. Lash S. Another Modernity: A Different Rationality, Oxford, Maiden (Ma.). Blackwell Publishers, 1999.

132. Lash S. Critique of Information. London: Thousand Oaks (Ca.): Sage Publications, 2002. — P. 157.

133. Lash S. Sociology ofPost-Modernism. London: Routledge, 1990.

134. Lash S., Urry J. Economies of Signs and Space. London: Thousand Oaks (Ca.): Sage Publications, 1994.

135. Lash S., Uny J. The End of Organized Capitalism. Cambridge: Polity Press, 1987.

136. Lastowka F., Hunter G., Hunter D. The Laws of Virtual Worlds // California Law Review, 2004.

137. Lefebvre V. Algebra of Conscience. Dordrecht/Boston/London.: Kluwer Academic Publ., 2001.

138. Machlup F. Knowledge: Its Creation, Distribution, and Economics Significance. Vol.3. The Economics of Information and Human Capital. — Princeton (NJ), 1984.

139. Machlup F. The Production and Distribution of Knowledge in the United States- vol. I-III. Princeton: Princeton Univ. Press, 1962.

140. March J. G., Sproull L. S. Technology, Management and Competitive Advantage // Goodman P. S., Sproull L. S. Technology and Organizations. San Francisco. — 1990. — P. 144−173.

141. Masuda Y. The Information Society as Post-Industrial Society. -Washington, 1981.

142. Masuda Y. The Information Society as Postindustrial Society. Wash.: World Future Soc., 1983. — P. 29.

143. McLuhan M. The Gutenberg Galaxy. N.Y., 1962.

144. McLuhan M. Understanding media: The Extensions of Man. N.Y., 1967.

145. McLuhan M., Fiore Q. The Medium is the Message. N.Y., 1967.

146. McLuhan M., Fiore Q. War and Peace in the Global Village. -N.Y., 1968.

147. Mnookin J.L. Virtual (ly) Law: The Emergence of Law in an On-Line Community // Ludlow (ed.) P. Crypto Anarchy, Cyberstates, and Pirate Utopias. — Cambridge: MIT Press, 2001. P. 245−302.

148. Nora S., Mine A. The Computerization of Society. A Report to the President of France. Cambridge, L., 1980.

149. North D. Institutions and Economic Growth: A Historical Introduction. — World Development. 1989. -vol. 17. -№ 9. -P. 1321.

150. Nussbaum, M. and A. Sen, eds., The Quality of Life. Oxford: Clarendon, 1995.

151. OECD Workshop on the economics of information societies: Report on the Istanbul Workshop /OECD. Paris, 1996. — P. 97.

152. Porat M.U. The Information Economy: Definition and Measurement // Washington: Office of Telecommunications, U.S. Department of Commerce, 1977.

153. Porat M.U., Rubin M. The Information Economy: Development and Measurement. Wash., 1978.

154. Poster M. The Mode of Information: Poststructuralism and Social Context. Cambridge: Polity Press, 1990.

155. Rapoport A. Reflexion, Modeling, and Ethics / Wheeler, H. (Ed.): The Structure of Human Reflexion. — New York: Peter Lang, 1990.

156. Sakaiya T. The Knowledge-Value Revolution or A History of the Future. -Tokyo- N.Y., 1991.

157. Sen A. Commodities and Capabilities. Amsterdam: North Holland, 1985.

158. Sen A. The Concept of Development// Journal of Philosophy. 1985. -

159. Sen A. Well-being, Agency, and Freedom: the Dewey Lectures, 1984.

160. Senge P.M. The Fifth Discipline: The Art and Practice of the learning organization. N.Y., 1990.

161. Stewar, T.A. Intellectual Capital. The New Wealth of Organizations // N.Y. -L., 1997.

162. Stigler G J. The Economics of Information // Journal of Political Economy. June 1961. — Vol. LXIX. 9 3. — P. 213−205.

163. Stonier T. The Wealth of Information. A Profile of the Post-Industrial Economy. London, 1983.

164. Tapscott D., Agnew D. Quelle gouvernance pour l’economie numerique? // Problemes econ. P. — 2000. — № 2675. — P. 24−26.

165. The Study of Information / F. Machlup, U. Mansfield (Eds.). N.Y., 1983.

166. Toffler, Alvin. 1980. The Third Wave // New York: William Morrow.

167. Tonus В., Delamotte B. Internet: Quels changements pour et autour de l’entreprise? // Problemes econ. P. — 2000. — № 2667. — P. 1−3.

168. Van duyn J. The human factor in computer crime. Princeton (New Jersey), 1985.

169. Voge J. The Information economy and the restructuring of human organization // Prigonine I., Sanglier M. Laws of Nature and Human Conduck. -Brussel, 1987. -P. 237−244.

170. Von Goldhammer E., Kaehr R. Policontexturality: Theory of Living System Intelligent Control // Kotzmann E. (Hrsg.) Gotthard Genter — Technik, Logik, Technologie. — Munchen, 1994. — P. 208.

171. Washington ProFile. -26 Января 2004. Режим доступа: http: //www. weforum. org/pdfGlobalCompetitivenessReports/Reports/ GITR20022003/GITRRankings. pdf.

172. Weyrauch W. The «Basic Law» or «Constitution» of a Small Group // Journal of Social Issues. 1971. — Vol. 27. — № 2. — P. 59.

173. World Investment Report 2000. Режим доступа: www. un. org/russian/esa/economic/investment2004. pdf.

174. Zeitlin M. Corporate ownership and control: the large corporation and the capitalist classy // American journal of sociology. 1974. — V 79. — P. 1073−1119.

Заполнить форму текущей работой