"Внешкольная" общественная деятельность учительства в социокультурной жизни провинции в СССР

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

«Внешкольная» общественная деятельность учительства в социокультурной жизни провинции в СССР

Образование, как процесс обучения, просвещения, усвоения совокупности знаний, приобщения к культуре, в широком смысле слова является важным фактором развития цивилизованного общества и государства. Экономическое состояние общества, социально-политическая ситуация, ценностные ориентации, господствующая мораль и идеология в числе основных факторов оказывают мощное воздействие на функционирование и развитие системы формирования личности. В любом государстве и обществе существует определённый эталон нужного ему человека. Идеологическая направленность всей работы школы диктовала свои определенные требования к деятельности учителя, как на уроках, так и во внеурочное время.

Практически все учителя были классными руководителями, осуществляли как учебную, так и внеклассную работу. Из воспоминаний Суворова Андрея Андреевича, учителя истории Ореховской средней школы Костромской области: «Большая роль принадлежала классному руководителю. Он подводил итоги учебы класса, отчитывался перед администрацией. В плане урока была воспитательная минутка, где прослеживалась связь с районом, областью. Под его руководством, а так же учкома и комитета комсомола, в школе выходили стенгазеты. Отстающих учеников рисовали в виде черепахи и выдавали им знамя из рогожи». 1

У заинтересованных и подготовленных к работе учителей были достаточно интересные методы внеурочной работы по своим предметам. Преподаватели географии практиковали «путешествия по карте», например, из Кирова до Сталинграда, с заданием рассказать — какая встречалась погода на пути, какой климат и т. п. Осуществлялось практическое ознакомление учащихся с глазомерной съемкой местности: применялось умение пользоваться топографическим планом, ориентацией на местности по компасу, солнцу и полярной звезде. Проводились экскурсии на природу, учащиеся посещали метеорологическую станцию, где знакомились с приборами для изучения природы. Это позволяло увидеть применение знаний на практике. Учителя организовывали классические экскурсии с целью изучения истории областных и районных центров. Только Ярославль в течение 1949 г. посетило 113 групп школьников из различных районов области.

Во внеурочное время учителя вместе с учениками изготовляли наглядные пособия (например, формы рельефа земной поверхности), организовывали просмотры кинофильмов на исторические темы. Преподаватели составляли головоломки, шарады, географические задачи, которые ученики решали на проводившихся олимпиадах. Были организованы совместные выпуски художественно оформленных научных викторин. Часто проходили практикумы по пению, рисованию, физкультуре. Учащиеся делали доклады и контрольные работы по темам: «Природные богатства Украины», «Города Поволжья», «Черты сходства и различия в экономике Севера и Юга США», «Поездки на пароходе от Ярославля до Астрахани», которые зачитывались и обсуждались на школьных и межшкольных конференциях.

В некоторых районах возникали свои традиции в работе, например, в школах Нейского и Парфеньевского районов Костромской области ежегодно проводили «Неделю сада». 3

Ярославские учителя также использовали разнообразные формы и виды внеурочной деятельности: составление хронологических карточек, словарных плакатов, активно развивалась краеведческая работа, индивидуальная работа с отстающими и одаренными учениками.4 Там, где учителя подходили к своей работе творчески, внеклассная деятельность преподавателей носила гораздо более совершенный характер. Учителя школы № 11 г. Щербакова организовывали сильных учеников на помощь отстающим, которые среди пионеров осуществляли контроль выполнения домашних заданий. Преподаватели совместно с учениками выпускали школьную газету «Рупор школы», в которой освещали политическую жизнь страны и международное положение в мире, знакомили с успеваемостью в классах и внеклассной работой, проводимой в школе, развивали критику, отмечали знаменательные даты, связанные с выдающимися событиями, с великими именами политических деятелей, ученых' и т. п.

В большинстве школ существовали свои газеты, это была настенная печать. Для некоторых учеников это был важный источник информации, т.к. в большинстве семей не было ни радио, ни газет. В Костроме и Ярославле постоянно проходили смотры лучших школьных стенных газет городов и районов соседних областей. В Ярославле в 1950 г. провели не просто смотр, а пригласили работников газеты «Северный рабочий», которые для членов школьных редколлегий прочитали курс лекций: «Как должна работать школьная редколлегия?», «Что должна отражать газета школы?», «Какие положительные и отрицательные стороны имеют представленные на выставку газеты школ?"2 и т. п.

Нужно отметить, что такая работа значительно раздвигала рамки школы, способствовала сближению учителей и учеников, формировала умения взаимодействовать с разными людьми, активность и неравнодушие учащихся. Учитель в этой ситуации был связующим звеном между школой и обществом, как в широком, так и в узком смысле.

Внеклассная работа велась, прежде всего, через кружки. В маленьком Кадыйском районе Костромской области из 2222 учащихся в 49 кружках 31 школы было занято 807 человек:

Всего же в 14 районах Костромской области из 43 229 человек в 1946 г. в кружках участвовало 14 483 человека. Хоровые и драматические кружки обеспечивали выступлениями не только школьные праздники, но и почти все концерты в городских и сельских клубах, приуроченные к датам «красного календаря». Конечно, о профессиональном обучении пению и драматическому искусству здесь речь не идет, так как учителя-руководители не являлись специалистами. Часто они лишь направляли детскую самодеятельность, причем музыкальные инструменты в этих кружках были лишь в школах г. Костромы, да и то не во всех. Художественные кружки иногда было проще бы назвать кружками чтения. На них собирались после уроков, где учителя сами зачитывали отрывки из тех или иных произведений. Это было близко к внеклассному чтению и служило углубленному изучению программного материала. Похожая ситуация возникала и на исторических, географических и других кружках, которые создавались по предметам школьной программы. 1

В Ярославской области работа в кружках по предметам тоже носила продуктивный и насыщенный характер. Учительница математики средней школы № 43 г. Ярославля Осипова в математическом кружке, для учащихся 7-х классов, организовала решение занимательных задач и разработку познавательных докладов на такие темы: «Числовые суеверия», «Великие математики», «Примеры занимательной математики» и т. п. Она регулярно организовывала математические вечера. Как сообщалось в отчете об итогах работы школ Ярославской области за 1-е полугодие 1946−47 учебного года аналогичные мероприятия учителями физики, химии, истории, географии школ Ярославля и области «…проводилась регулярно и плодотворно». 1

В Костромской области можно особо отметить деятельность кружков юннатов. Учащиеся средних школ Сусанинского района, посещавшие этот кружок, знакомились с уходом за плодовыми садами, собирали семена яблок на пришкольных участках и, засеяв их, выращивали новые деревья. Ребята собирали гербарии дико растущих трав, гербарии по морфологии цветковых растений, культурных злаков. Весной ученики под руководством учителей выращивали рассаду для школьного цветника, засаживали участки яровизированного картофеля, голозерного ячменя и овса. За посевами велся уход и наблюдение. 2

Внешкольная деятельность учителей и учащихся часто была направлена на конкретные результаты. Реальную помощь Костромскому лесхозу оказывали две бригады школьников, которые ухаживали за лесокультурными посадками на площади-35 га. 3

Учителя сельской местности вместе с учащимися оказывали большую помощь колхозам. В 1948 году учителя Нейского района за лето выработали 1627 трудодней, выжато вручную площадь 27 га.4 Под руководством учителей в некоторых районах пионеры брали шефство над животноводческими фермами, где за каждым был закреплен свой питомец. 5

В г. Ярославле в 1949 г., при Дворце пионеров, был организован «Клуб любознательных ребят», руководителями которого были лучшие учителя города. Цель клуба — поднять интерес учащихся к науке, искусству, технике, литературе, краеведению. В школы рассылались вопросы-задания, чтобы выполнить их, необходимо было прочитать много литературы, провести беседы с пожилыми людьми о прошлом своей области, города, колхоза, приложить немало усилий для изготовления той или иной «самоделки» и т. п. Численность Клуба на март 1948 г. составляла 5513 человек. 1

Одной из форм внеклассной работы учителей с учащимися были лектории, которые устраивались как в школе, так и в Доме пионеров. Темы лекций -разные: научного, исторического, литературного и другого характера. Их посещало в среднем от 100 до 300 человек. К конкретным датам и юбилеям организовывались школьные вечера, осуществлялся просмотр кинокартин и театральных постановок с последующим их обсуждением.

При школах №№ 18, 26, 31 г. Костромы были созданы три туристических отряда, которые периодически совершали походы за пределы Костромы и включились во всесоюзное движение под девизом: «Путешествие по родному краю».2 Большое внимание уделялось развитию физкультуры и спорта. Часто спортивные и другие мероприятия проходили в каникулы на базе клуба «Красный ткач"3.

Активное участие принимали учителя и в библиотечной работе. Правда, библиотекари имелись только в крупных школах города. В остальных же учебных заведениях учетом и выдачей книг занимались сами преподаватели. Работа была не из легких. В 1949 г. в школах Костромской области насчитывалась 941 библиотека с книжным фондом в 91 250 экземпляров. По статистике один ученик читал в среднем за год до 30 книг. Помимо обслуживания и учета читателей, учителя, занятые библиотечным делом, регулярно проводили читательские конференции с обсуждением прочитанных книг.4 Внеурочная работа была очень важна, поскольку в послевоенное время остро стояла проблема детской беспризорности. Данная работа учительской интеллигенции способствовала нормализации и стабилизации послевоенного провинциального общества.

Учителя обязаны были вести постоянную работу с родителями. От них требовали добиваться того, чтобы родители постоянно контролировали своих детей, проверяли их дневники, как можно чаще сами встречались с преподавателями и классными руководителями.1 У некоторых учителей работа, в основном, сводилась к родительским собраниям, темы могли быть такие: «Поведение взрослых — пример для ребенка», «Сознательная дисциплина и пути ее воспитания», «Воспитание моральных качеств» и др. Более опытные классные руководители знакомили родителей с инструкцией по экзаменам и проверочным испытаниям, анализировали состояние успеваемости, посещение уроков и дисциплину в классе, рассказали родителям об их детях.

В обязанности классных руководителей входило посещение семей учащихся, знакомство с условиями их жизни. В некоторых школах учителя были обязаны писать характеристики семейного воспитания на каждого ученика сво-его класса. Если у учеников были проблемы в школе, то с родителями проводились беседы с целью исправить положение (например, изменить отношение к учебе, а если ученик не посещает школу, то вернуть его туда).3 Но чаще всего индивидуальная работа с родителями ограничивалась вызовом к директору с требованиями «исправления» ученика.

В сельских школах Костромской и Ярославской областей учителя при помощи сельсоветов по местному радио, если такая возможность существовала, проводили передачи для родителей, они носили воспитательный, идейно-пропагандистский характер.5 Кроме этого, через печать и радио, накануне учебного года учителя вели активную пропагандистскую деятельность, выступая с докладами и сообщениями просветительского характера: «Труд советского учителя», «Задачи педагогических учебных заведений», «О значении профессии учителя» и т. п.

С 1950 года стали появляться родительские комитеты, это еще больше сближало школу с социумом, способствовало активному взаимодействию учительского, ученического и родительского коллективов. Учителя выступили здесь связующим звеном между родителями и детьми, стали организаторами совместных дел, направленных как на развитие образования, так и на обустройство жизни в своих городах, селах и деревнях.

Классные руководители были не только в школах, но и в педагогических училищах. Нами был найден документ с обязанностями классного руководителя, принятый решением Костромского областного совещания заместителей директоров по учебной части и преподавателей педагогических училищ 12−13 августа 1947 г. Неудивительно, что на первом месте, стояла идейно-политическая работа, поскольку речь шла о подготовке будущих учителей.1 Правда, принять можно было любое решение. Какова была степень выполнения его, сказать трудно. Многое зависело от личных качеств преподавателя, условий работы, то есть, наряду с объективными обстоятельствами почти всегда присутствовал и субъективный фактор.

Учительская интеллигенция принимала самое активное участие во всех важных общественных мероприятиях. В первые послевоенные годы актуальной была проблема детской беспризорности. Над ее решением работали не только органы власти, правоохранительные органы, но и педагоги, вовлекая неохваченных учебой детей в школы-интернаты, детские колонии, ведомственные детские дома. Работа шла непросто. На основании приказа Министерства просвещения РСФСР от 12 мая 1947 г. за № 273, изданного для исполнения Постановления Совета Министров от 19 апреля 1947 г. за № 204 «Об улучшении работы детских домов"2, были проведены массовые проверки состояния детских домов.

В селе Петрилове Костромской области выявили массу недостатков. Директор детского дома В. В. Ванчиков, как отмечалось по итогам проверки, «…имеет высшее образование, но руководит плохо, заботы о детях не проявляет, перед облоно ни разу не поставил вопрос о бедственном положении детского дома. Обращает на себя внимание то, что т. Ванчиков за время своего заведования, с августа по январь, купил себе и жене золотые часы, шубу на лисьем меху, аккордеон. Зато в спальных комнатах детского дома клопы, на кухне обилие тараканов. Меры к их уничтожению не применяются, все полотенца грязные. У детей чесотка, трое больны туберкулезом. Помещение для кухни не приспособлено и мало по площади. На стенах висит верхняя одежда поваров и рабочих. Идейно-политическое воспитание обслуживающего персонала поставлено плохо. Сам директор уже 4-й месяц изучает первую главу «Краткого курса истории ВКП (б)». В свою очередь воспитатели, в процессе учебно-воспитательной работы, могли на всю неделю запланировать только «чтение книг» и всё. А в плане работы по организации детей ставят целью -«…готовить детский коллектив для защиты своих интересов от директора».1 По итогам проверки, были сделаны следующие выводы: один из самых существенных недостатков работы детских домов и школ, где обучались воспитанники детских домов — это неудовлетворительное состояние учебно-воспитательной работы. Чаще всего это объяснялось слабым руководством и контролем со стороны облоно и районных отделений народного образования, а также непродуманным подбором руководящих кадров детских домов и наличием большого количества воспитателей без соответствующего образования.

С апреля по май 1947 г. в Костромской области из 78 директоров детских домов было сменено 14, из которых 10 — за профессиональную непригодность, за бытовое разложение и хищения. Два директора, совершивших хищение ценностей, скрылись, а три директора — отданы под суд.2 Качество подготовки администрации детских домов было не всегда удовлетворительным. По не уточненным данным Костромского Облоно из 78 директоров с высшим образованием было всего 6 человек, а из 53 завучей — только четверо были с высшим образованием. У воспитателей высшее педагогическое образование из 477 человек имел лишь 21 человек, тогда как треть воспитателей работало с незаконченным средним образованием. 1

С начала 1950-х гг. ситуация как в Костромской, так и в Ярославской областях начинает постепенно выправляться в лучшую сторону. Количественно персонал детских домов возрастает, а качественно — улучшается. Это можно увидеть в ежегодных отчетах отделов народного образования всех уровней.2 Этому способствовало появление специальных отделений в педагогических училищах, как в Костромской, так и в Ярославской областях.

Другим решением этой проблемы стало патронирование детей-сирот. Часто, благодаря учителям, они находили приемные семьи. Например, в Пыщугском районе Костромской области в 1946 г. руководители школ должны были проводить переучет всех детей, оставшихся без родителей. Особо нуждающиеся дети были зачислены на патронаж. Они ежемесячно получали через роно по 50 руб. и обеспечивались сельсоветами по 400 г. хлеба. На учет было поставлено 25 детей. С 1 февраля 1947 года на патронирование было взято уже 35 детей-сирот.

Еще одной формой внешкольной работы педагогов являлась идейно-политическая и агитационная работа учителей с взрослым населением. Преподаватели, закреплённые за конкретным населённым пунктом, бригадой, фермой информировали людей о ходе восстановительных работ, распространяли облигации государственного займа3 и т. п. Конечно же, что самое важное, они формировали культуру не только детей, но и взрослых, особенно на селе. Исходные позиции для такой работы в это время были неоднозначны. С одной стороны -моральный фактор победы, способствовал росту национальной гордости, появлению пафосных произведений, что создавало впечатление благополучия. С другой — серьезные материальные вопросы, отсутствие электричества, радио и др. Но, несмотря на это, многие проблемы решались именно учительством, которое было связующим звеном между взрослыми и детьми. МИ. Калинин, которого называли «всесоюзным старостой», писал, что: «советский учитель должен нести свои знания в народные массы, повседневно участвовать в общественной жизни и тем самым помогать большевистской партии в коммунистическом воспитании нашего народа».1 Многие сельские учителя не просто агитировали среди детей и взрослых, а на практике включались в общеколхозную деятельность, вместе с учениками летом, в каникулы работали в колхозах, помогая им выполнять план. В Костромской области организовывалась работа не только осенью, но и в летний период. Проявили себя в такой форме деятельно-сти учителя и ученики и Ярославской области.

Другая сфера внешкольной деятельности учителей — ликвидация неграмотности и малограмотности взрослого населения. Эта проблема, вопреки утверждениям, прежде всего агитационно-пропагандистского характера, не была решена к концу 1930-х гг. В годы Великой Отечественной войны, в силу объективных причин, решением проблемы на государственном уровне комплексно не занимались. После окончания войны задача завершения ликвидации неграмотности стала очень актуальной. Костромские и ярославские учителя, особенно в сельской местности, организовывали при сельсоветах «кружки помощи» для неграмотных и малограмотных колхозников.4 Учителя занимались со взрослыми индивидуально, по вечерам посещая дома тех, с кем установлено было заниматься по определенному графику. Особое внимание уделялось подготовке допризывников. 5

Часто школа была самым образцовым и культурным учреждением в районе. Интересный опыт культурно-воспитательной работы школ освещался в печати, обсуждался на совещаниях разного уровня. В 1947 г. опыт работы учителей школы в селе Сереново Ярославской области обсуждался на совещании учителей сельских школ, проводимом Министерством просвещения РСФСР 11−12 июля. Директор школы тов. Лисенкова рассказала о работе с родителями-колхозниками. Она отметила, что учителя поставили задачу повысить знания колхозников, «направить родителей на правильное воспитание детей», помочь колхозникам поднять сельское хозяйство. Каждое воскресенье в школу сходились колхозники-активисты, матери детей для того, чтобы послушать лекции на медицинские, агрономические, педагогические и политические темы. После лекций показывали кино или концерт — либо силами школы, либо силами коллективов художественной самодеятельности, приглашенных из Ярославля. Проводились занятия по русскому языку и арифметике для председателей колхозов, бригадиров, кладовщиков и других колхозников, не имеющих достаточной общей грамотности. В течение двух лет учителя занимались с несколькими группами по общеобразовательным предметам. Большая работа проводилась по доведению до родителей «Правил для учащихся». Совместными усилиями с колхозом и райкомом партии была получена возможность электрифицировать село, что способствовало активизации работы клуба, чаще стали показывать научные и художественные фильмы. 1

Более подробно знакомство с этой школой и ее деятельностью, учительская общественность того времени получила из статьи в журнале «Семья и школа» № 11 за 1947 г. Корреспондент Кононенко очень ярко и образно описывает увиденное: «Эта школа стала подлинным центром культуры. По инициативе народных учителей и при их участии решены в колхозе такие великие задачи, как электрификация, радиофикация, кинофикация!» Автор статьи отмечает исключительную воспитанность, вежливость, учтивость учеников. Обращается внимание на то, что «в дореволюционной деревне дети не говорили „пожалуйста“, не использовали носовых платков, не были знакомы с зубной щеткой, не мылись утром до пояса, не занимались гимнастикой», а здесь все это есть. Приятно удивил корреспондентку внешний вид учащихся: красивые стрижки и косы, одежда городского покроя. 1

В Костромской области преподаватели обязаны были ходить на сессии сельского совета, правление колхоза, собрания колхозников. Они выступали главными источниками информации там, где не было радио, принимали активное участие в художественной самодеятельности. Учителя Самыловской семилетней школы Мантуровского района вели активную агитационную работу. Они информировали население о ходе восстановительных работ, распространяли облигации государственного займа. Каждый учитель был закреплён за насе-ленным пунктом, бригадой, фермой. «В колхозе имени Кирова Шарьинского района, — сообщается в „Северной правде“ учитель В. И. Панов читает политические доклады, организует читки газет, ведет семинары с колхозниками». 3

Здесь нужно подчеркнуть роль учителя на селе. Как уже говорилось, часто это был один из главных источников информации. От его настроения, позиции зависело отношение людей к определенным вопросам. Учителей уважали, на них равнялись, с них брали пример. Учителя отличались от остальных своей внешностью, прической, аккуратной одеждой. По воспоминаниям ученика послевоенного времени Лебедева Анатолия Александровича, родившегося 24 января 1935 г., уроженца деревни Плетюково Антроповского района: «Одевались учителя хорошо. Обычно в деревне они выделялись из общей массы молодежи своей модой одежды и манерами поведения"4

А вот взгляд ученицы: «Одежда была из ситца, но старались выглядеть нарядными, одевались по моде. Все были подтянутыми, аккуратными. Подавали пример своим поведением».

Нарядным и аккуратным было достаточно сложно, но общее впечатление складывалось не только по внешнему виду, но и по отношению к своему делу, мировосприятию.

Значительной была роль учителя в работе комсомольской и пионерской организаций. На первом месте здесь были классные руководители и учителя-комсомольцы, члены ВКП (б). В Постановлении августовского совещания 1950 г. «О работе комсомольской и пионерской организаций в школе» записано: «Учительское совещание отмечает, что работе школьных комсомольских и пионерских организаций недостаточно уделяется внимания со стороны РК ВЖСМ, директоров и завучей школ». Совещание постановило: всю работу школ, учительских комсомольских организаций, работу школьных комсомольских и пионерских организаций направить на решение следующих задач:

повышение успеваемости учащихся;

повышение идейно-политического воспитания;

проведение в жизнь правил для учащихся;

организация общественно-полезной работы учащихся;

организация школьной стенной печати.

Костромские и ярославские учителя организовывали и принимали участие в различных пионерских и комсомольских слетах, приуроченных к значимым событиям и датам. Важной частью внеклассной общественно-политической деятельности учителей было торжественное принятие учеников в пионеры и комсомольцы. 1

С начала 50-х гг. пионерские и комсомольские организации Костромской и Ярославской областей под руководством учителей принимали активное участие в оказании тимуровской помощи инвалидам Великой Отечественной войны, старикам, которые остались без попечения, больным и т. п.

Работа учителя рассматривалась комплексно. Хороший учитель — предметник, как правило, был и хорошим классным руководителем, общественником, пропагандистам. Таких учителей поощряли благодарностями, грамотами, государственными наградами, часто о них писали в газетах. «Учитель истории в Кадыйской средней школе Анна Ивановна Левина. Уроки проходят интересно, работает исторический кружок. На экзаменах по истории из 18 учеников большинство получило „4“ и „5“. Она не только учит, но и сама все время учится. Является одной из активнейших общественниц и агитатором. Часто беседует с людьми о событиях в стране и за рубежом», — это выдержка из областной газеты «Северная правда». 1

Каждый год лучшие учителя представлялись к наградам. В 1950 г. в Костромской обком ВКП (б) из областного отдела народного образования были направлены данные на учителей, представленных к награде «Заслуженный учитель школы РСФСР». Это были 18 учителей из Вохомского, Островского, Костромского, Нерехтского, Парфеньевского, Поназыревского и Нейского районов. 2

Таким образом, внешкольная, общественно-полезная и внеурочная деятельность костромских и ярославских педагогов была достаточно разнообразной. Учителя изыскивали новые методические приемы, активно участвовали в работе кружков и клубов. Практически все преподаватели, будучи классными руководителями, много времени отдавали индивидуальной работе с учениками и родителями, несли в массы культуру, воспитание и образование. Многие учителя выступали в качестве пропагандистов, организаторов праздников, различных политических мероприятий, участвовали в помощи колхозам и т. д. Конечно, нельзя все идеализировать и абсолютизировать. Встречались и нерадивые учителя, сами плохо образованные, не желающие выйти за рамки учебного плана. Многие элементы внеклассной и внешкольной деятельности, как и весь учебно-воспитательный процесс, были идеологизированы, что было характерным явлением той эпохи. Но, все-таки, анализ источников показывает, что этот вид деятельности костромской и ярославской учительской интеллигенции был очень плодотворным, общественно полезным и способствовал стабилизации послевоенного общества.

Профессиональная и общественная деятельность учительской интеллигенции была направлена на обучение и воспитание подрастающего поколения. В контексте рассматриваемого периода, эта деятельность шла в жестких идейно-политических рамках. Общественные организации способствовали включению всех детей в определенное идеологическое русло. Принцип «подчинения меньшинства большинству» не способствовал формированию собственного мнения и принятию самостоятельных решений на всех уровнях. Но нельзя не отметить, что именно в этих организациях проходила социализация учащихся, они получали опыт конкретной деятельности, направленной на благо микросоциума (своей деревни, села, города) и страны в целом. Роль учительства в этом направлении была очень велика. Часто именно от него зависело, насколько реально значима будет деятельность детей, или это будет просто фарс.

Во внешкольной и внеурочной деятельности проявилось влияние учительства на все сферы общественной жизни послевоенного общества: экономику, политику, социальную и, в первую очередь, сферу культуры. Учительство являлось связующим звеном между различными социальными слоями, между поколениями, между обществом и властью в том числе. Как показывает исследование источников, роль учительства в это время была очень значима.

Литература

образование внеурочный патронирование учитель

1. Веселов В. Р. Еще раз о преемственности истории интеллигенции и ее изучения. // Интеллигенция России: традиции и новации. Тезисы докладов межгосударственной научно-практической конференции — Иваново, 1987. — С. 27−29.

2. Веселов В. Р. О конкретно-историческом подходе к понятию «интеллигенция». // Российская интеллигенция: XX век. Тезисы докладов и сообщений научной конференции. — Екатеринбург, 1994. — С. 29−30.

3. Веселов В. Р. Русская интеллигенция и революция. // Интеллигенция и политика. Тезисы докладов межгосударственной научно-практической конференции. — Иваново, 1991. — С. 7−8.

4. Волков Д. А., Миловидов В. Л. Российская интеллигенция как объект изучения: некоторые итоги и проблемы. // Провинция России: тенденции, факторы и перспективы социокультурной динамики. — Москва — Кострома, 1998. -С. 57.

5. Зак Л. М. Вопросы культурного строительства в советской исторической литературе. // Культурная революция в СССР. — М., 1967. — С. 393−423.

6. Зак Л. М. Процесс формирования советской интеллигенции в современной историографии. // История СССР. -1968. — № 2.

7. Иванов А. И. Ярославский педагогический институт. // Ученые записки ЯГПИ. -1958. Вып. 33.

8. Кафтанникова Е. Кустовые методические объединения. // Народное образование. — 1950. № 1. — С. 28−30.

9. Кононенко Н Передовая школа. // Семья и школа. -1947.- № 11. -С. 16 17.

10. Краев С И., Фильченкова Э. М. Партийное руководство развитием системы заочного педагогического образования в период четвертой пятилетки. //В кн.: Партийное руководство становлением и развитием заочного педагогического образования в период социалистического строительства. — М., Московский гос. пед. ин-т, 1984. -С. 89−90.

11. О задачах школ во втором полугодии 1953−1954 учебного года. // Народное образование. — 1953. — № 12. — СЮ.

12. Панкратова A.M. Идейно-политическое воспитание в преподавании истории. // Народное образование. -1947. — № 9. — С15.

13. Погребенский В. И. Исторические корни современных противоречий и трудностей педагогического образования. // Педагогическое образование: опыт, проблемы, перспективы. Сборник научных трудов АПН СССР. — М., 1989.

14. Работать с широким кругом людей, опираясь на опыт коллектива. // Народное образование. -1953. — № 9. — С.4.

15. Разводов Б., Лузгин Д. Из опыта работы кустового методического объединения. // Народное образование. -1948. — № 1. — С. 28−32.

16. Рябинин А. Н. Учительство Верхнего Поволжья в пропаганде идей Новой экономической политики. // Интеллигенция в политической истории XX века. С. 132−134.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой